На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Доказательства и доказывание в уголовном судопроизводстве

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 16.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Семинар. Уголовный процесс.
 
Тема: Доказательства и доказывание в уголовном судопроизводстве.
 
1.       Назначение уголовного судопроизводства и доказательственное право.
Понятие и содержание доказательственного права. 
 
Процесс доказывания – осуществляемая в предусмотрен­ном законом порядке деятельность органов расследования, прокурора и суда по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью установления истины по уголовным делам, представляющая собой частный случай при­менения теории познания.
 
Назначение уголовного судопроизводства, связанно с
-защитой прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений,
-за­щитой личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод,
-уголовным преследованием и назначением виновным справедливого наказания,
-отказом от уголовного преследования невиновных,
-реабилитацией каждого, кто необоснованно подвергся уго­ловному преследованию (ст. 6 УПК),     может быть успешно реализовано только при условии установления истины по уголовным делам.
 
Доказыванию, как одной из разновидностей процесса познания, прису­щи особенности, отличающие его от иных видов познавательной деятель­ности. Они обусловлены прежде всего целью доказывания. Специфичен и объект, на познание которого направлено доказывание в уголовном про­цессе. Он представляет собой всегда событие прошлого - виновно совер­шенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания.
Исходя из особенностей целей и объекта познания по уголовным делам, закон определяет:
?       назначение судопроизводства в целом (ст. 6 УПК);
?       об­стоятельства, подлежащие доказыванию по каждому уголовному делу(ст.73 УПК);
?       средства доказывания и требования, которым они должны отвечать (ст. 74 УПК);
?       субъекты доказывания и их правовое положение (ст. 29-55 УПК);
?       правовые формы, в которых реализуется доказывание (ст. 85-90 УПК);
?       пространственно-временные рамки доказывания (ст. 2—4, 128-129, 162, 233 УПК).
 
От правильности построения процесса доказывания прямо зависит, выполнит ли уголовное судопроизводство предназначение, которое на него возлагает законодатель (ст. 6 УПК). О роли и значении доказыва­ния в судопроизводстве свидетельствует и судебная практика, согласно которой пробелы и недостатки в доказывании являются одним из наиболее распространенных оснований отмены вышестоящими судами при­говоров с направлениями дел на новое рассмотрение, а также их пре­кращения.
 
Совокупность норм уголовно-процессуального закона, регулирующих цели, предмет, пределы, средства, порядок доказывания по уголовным де­лам, обязанности и права субъектов, его осуществляющих и в нем участ­вующих, именуют доказательственным правом. Процесс доказывания и нормы закона, его регулирующие, изучает теория доказательств, являю­щаяся частью науки уголовного процесса.
Основа процесса доказывания - чувственное и рациональное познание.
Чувственное познание в процессе доказывания. Свойства, стороны, свя­зи обстоятельств и фактов, образующих преступление, отражаются в дей­ствительности. Доступные для органов чувств, они могут быть отчасти восприняты непосредственно следователем и судьями, что имеет место, например, при производстве осмотра. Однако в большинстве случаев их восприятие осуществляется другими людьми, которые становятся свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми, обвиняемыми.
Чувственное познание находит выражение в таких формах, как ощуще­ние, восприятие и представление. Они формируются в сознании следовате­ля и судей, когда эти лица, собирая доказательства (ч. 1 ст. 86 УПК), произ­водят, например, осмотр предметов, служивших орудиями совершения пре­ступления, и непосредственно (своими органами чувств) воспринимают их свойства и состояния, относимые к делу, и на основе полученных чувственных данных создают образы этих предметов. При этом схема получения знания выглядит следующим образом:
событие преступления - факт (об­стоятельство), являющийся его составной частью и продолжающий суще­ствовать на момент производства следственного или судебного действия,
- восприятие его следователем, судьей
- формирование в их сознании мыс­ленных образов, представлений о данном факте (обстоятельстве).
Представления, образы обстоятельств и фактов могут формироваться в сознании следователей и судей не только на основе их непосредственного чувственного восприятия, но и опосредствованным путем. Если область непосредственного чувственного познания в уголовном процессе незначи­тельна, то область опосредствованного чувственного познания охватывает значительную его часть.
Опосредствованное чувственное познание имеет место при проведении таких следственных и судебных действий по собиранию доказательств, как допрос свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, истребова­ние документов.
Например, следователь (судья), воспринимая в ходе до­проса сведения о фактах, имеющих значение для дела, на их основе воссоз­дает в своем сознании образы и представления о них. При этом схема про­цесса формирования знания будет выглядеть так:
событие преступления (факт, являющийся его составной частью и существующий на момент вос­приятия)
- чувственное восприятие лицом данного факта
- формирование в сознании этого лица мысленного представления о воспринятом факте - сообщение в ходе допроса следователю или судье лицом, вызванным в ка­честве свидетеля, сведений о данном факте, хранящихся в его сознании,
-чувственное восприятие этих сведений следователем или судьей
- форми­рование в сознании следователя, судьи на основе этих сведений мысленных представлений (образов) о факте, бывшем предметом непосредственного восприятия свидетеля.
И в такой ситуации основой опосредствованного чувственного познания следователя и судей является непосредственное чувственное восприятие лицом фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
В ходе собирания доказательств - производства следственных и судеб­ных действий - следователь и судьи получают возможность для непосред­ственного и опосредствованного чувственного познания обстоятельств и фактов, имеющих значение для дела, и создания на этой основе в своем сознании образов и представлений о них. Чувственное непосредственное и опосредствованное познание частично имеет место и при проверке доказа­тельств, когда качество уже полученных доказательств устанавливается путем собирания новых доказательств, связанных с проверяемыми через отображаемые факты (ст. 87 УПК).
Чувственное познание, имеющее место при собирании и проверке дока­зательств, способно верно отразить действительность, но лишь частично. Его непосредственная связь с объективной действительностью не позволя­ет отделить знание общего от единичного, объективного от субъективного. Оно не дает знаний о сущности фактов, связей, отношений и процессов, скрытых за поверхностью явлений, доступных чувственному восприятию. Посредством только чувственного познания в явлениях и предметах невоз­можно выявить и исследовать необходимые связи и отношения, отделить их от случайных. Разумеется, оно не игнорирует эти связи, однако отража­ет только те из них, которые являются лишь формами проявления скры­вающихся за ними существенных связей и отношений. Причем эти внеш­ние формы, связи, отношения могут в определенной мере правильно отра­жать лежащие за ними существенные, необходимые, но могут и затемнять, и даже искажать их. Поэтому одного чувственного познания недостаточно для установления истины по уголовным делам, а следовательно, и решения задач уголовного судопроизводства.
 
Рациональное (логическое) познание в процессе доказывания. Установление общественно-правовой сущности преступления, т. е. достижение истины по уголовному делу, недоступное для чувственного познания, осуществляет­ся с помощью рациональной формы познания на логическом уровне. Данно­му уровню познания в доказывании соответствует то, что в уголовном процессе подразумевают под оценкой (ст. 88 УПК) и частично проверкой доказательств. Но лишь посредством рационального познания субъект доказыва­ния получает возможность воссоздать в мышлении не одностороннюю, не  фрагментарную, не застывшую картину преступления, а его целостную картину в развитии, во всей полноте общественно-правовой сущности.
Переход в процессе доказывания от чувств к разуму, от чувственного уровня познания к логическому носит диалектический характер. В ходе доказывания этот переход происходит именно на этапе проверки доказа­тельств, хотя взаимодействие чувственного и рационального познания, но в иных формах и соотношениях, имеет место и на предыдущих, и на после­дующих этапах доказывания.
Исходя из учета возможности на логическом уровне познания проникать в сущность связей, отношений, явлений и фактов, вполне последова­тельно будет относить цель установления истины по уголовному делу именно на заключительный этап доказывания - оценку всей совокупности собранных и проверенных доказательств (ч. 1 ст. 88 УПК).
 
2. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. Понятие и возможности использования в доказывании общеизвестных фактов и преюдиций. Доказательственные факты, понятие значение.
 
Предмет доказывания — совокупность обстоятельств, кото­рые должны быть установлены для правильного разрешения уголовного дела. Он включает обстоятельства, установление которых должно иметь место в процессе доказывания по каждому уголовному делу (ст. 73 УПК). В него входят все обстоятельства дела, имеющие уголовно-правовое и уго­ловно-процессуальное значение.
Предмет доказывания имеет методологическое значение для органов расследования и суда, позволяя им осуществлять доказывание целенаправ­ленно, не отвлекаясь на не имеющие значения для уголовного дела факты и обстоятельства. Он важен и для всех других субъектов уголовно-процес­суальной деятельности. Опираясь на соответствующие факты и обстоя­тельства, они могут отстаивать свои законные интересы в уголовном про­цессе, защищать нарушенные преступлением права, заявлять ходатайства, приносить жалобы и т. п. В соответствии с ч. 1 ст. 73 УПК при производст­ве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде доказыванию подлежат следующие обстоятельства:
             
1. Событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), т. е. предусмотренное УК РФ общественно опасное деяние (или отсутствие такового). Событие преступления - доста­точно сложное понятие, включающее в себя время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК). Степень конкретизации события преступления во времени и пространстве в процес­се доказывания для различных уголовных дел неодинакова. В одних случа­ях событие преступления должно быть установлено с точностью, измеряе­мой минутами и сантиметрами, а в других - достаточно установить день совершения преступления и населенный пункт, где оно произошло.
В характеристику события преступления закон включает и способ его совершения. Способ совершения преступления - это организованная по­следовательность действий, приводящая к преступному результату. Знание способа совершения преступления в одних случаях необходимо для пра­вильной его квалификации, в других - для установления обстоятельств, отягчающих наказание.
Перечень обстоятельств, перечисленных в п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК, является открытым. Закон предписывает кроме места, времени и способа соверше­ния преступления доказывать и другие обстоятельства, которые образуют событие преступления. Они могут относиться к характеру преступных дей­ствий, последующим действиям по сокрытию следов преступления, т. e. касаться всего круга обстоятельств, определяющих общественную опас­ность преступления и его последствия.
 
2. Виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мо­тивы (п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК). Согласно данному требованию закона в процес­се доказывания должно быть установлено лицо, совершившее преступление, его виновность в содеянном преступлении, форма вины и мотивы.
Установление лица, совершившего преступление, предполагает выясне­ние с достоверностью данных, удостоверяющих его личность: фамилии, имени, отчества, даты и места рождения, места работы и др. При этом под­лежат доказыванию и обстоятельства, характеризующие обвиняемого как субъекта совершения конкретного преступления: достижение возраста уго­ловной ответственности, вменяемость, занятие определенной должности, принадлежность к специальному субъекту и т. п.
Наряду с установлением лица, совершившего преступление, доказыва­нию подлежат наличие умысла или неосторожности в его действиях, кон­кретные формы, в которых они реализовались. В случае умышленного со­вершения преступления доказыванию подлежат мотив и цель преступле­ния, без установления которых невозможно правильно квалифицировать преступление, назначить обвиняемому соразмерную меру наказания.
Мотив преступления включен в круг обстоятельств, подлежащих дока­зыванию по каждому уголовному делу, вне зависимости от того, входит ли он в состав соответствующего преступления или нет. Этой позиции при­держивается и судебная практика.
Закон не указывает цели преступления среди обстоятельств, подлежа­щих доказыванию. В отличие от мотива цель преступления - это тот ре­зультат, достигнуть которого стремится лицо, совершающее преступление. Если мотив - это побуждение, то цель - желаемый конкретный результат преступной деятельности. Обычно цель усматривается из самого характера умышленно совершенного деяния. Если этого сделать нельзя, цель подле­жит доказыванию.
 
3.Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК). К ним прежде всего относятся обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание. Перечень смягчающих наказание обстоя­тельств законодатель оставил открытым (ст. 61 УК). Предусмотренные за­коном обстоятельства, отягчающие наказание, расширительному толкова­нию не подлежат (ст. 63 УК).
Подлежат доказыванию и обстоятельства, свидетельствующие о необ­ходимости: назначения виновному более мягкого наказания, чем преду­смотрено за данное деяние (ст. 64 УК);
применения к виновному условного осуждения (ст. 73 УК);
освобождения виновного от уголовной ответствен­ности (ст. 75-78 УК);
освобождения лица от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК);
отсрочки отбывания наказания (ст. 82 УК).
К иным обстоятельствам, характеризующим личность обвиняемого и также подлежащим доказыванию, относятся, в частности, семейное поло­жение обвиняемого, его отношение к общественному долгу, поведение в быту и т. п.
Все указанные обстоятельства находятся вне пределов конкретных со­ставов преступления. Их установление в процессе доказывания необходимо для обеспечения индивидуализации уголовной ответственности, реализа­ции принципа справедливости наказания.
 
4. Характер и размер вреда, причиненного преступлением (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК). К данной группе обстоятельств относятся те, знание которых необходимо для вывода о наличии или отсутствии вреда, причиненного преступлением (включая его характер и размер). К данным обстоятельствам относят:
-наличие действия, которым был причинен вред;
-существова­ние причинной связи между указанным действием и причиненным вредом; -совершение этого действия обвиняемым;
-предвидение обвиняемым по­следствий своих действий, связанных с вредом.
Доказывание этих обстоятельств позволяет осуществить правильную уголовно-правовую квалификацию действий обвиняемого, оценить обще­ственную опасность содеянного им, назначить соразмерную меру наказания, принять надлежащие меры для обеспечения законные интересов по­терпевших.
В случае причинения преступлением вреда здоровью потерпевшего в процессе доказывания должны быть установлены степень тяжести вреда, наступившие последствия, включая степень расстройства психической дея­тельности, если оно имело место, а также расходы, затраченные на уход, лечение и т. п.
По делам о преступлениях, результатом которых является имущественный вред, к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, в частности, должны относиться реальная стоимость похищенного имущества (исчис­ляемая по существующим расценкам), факторы, характеризующие субъек­тивную ценность данного имущества для потерпевшего, а также последст­вия (наступившие или могущие наступить).
При определении размера компенсации за моральный вред, причинен­ный преступлением, следует учитывать характер страданий, причиненных потерпевшему, степень вины обвиняемого, его материальное положение и другие обстоятельства.
 
5. Обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК). В ряде случаев деяние внешне может быть схожим с преступлением, однако наличие определенных обстоятельств лишает его признаков преступления. УК РФ предусмотрено шесть обстоятельств, ис­ключающих преступность деяния:
-необходимая оборона,
-причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление,
-крайняя необходимость,
-физическое или психическое принуждение,
-обоснованный риск,
-исполнение приказа или распоряжения.
Социально-правовая природа пере­численных обстоятельств такова, что они не только исключают преступность деяния, но и делают соответствующее деяние правомерным, общественно полезным.
 
6. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК).
Данные обстоятельства конкретизируются уголовным законом. Они характеризуют совершенное виновным преступление, его личность и в си­лу этого способны повлиять на вид и меру назначаемого наказания. Об­стоятельства, смягчающие наказание, регулируются ч. 1 ст. 61 УК РФ. Их перечень не является исчерпывающим, и при производстве по уголовному делу возможно установление и других обстоятельства, не указанных в ч. 1 ст. 61 УК РФ, которые при назначении наказания должны учитываться в качестве смягчающих наказание. Перечень обстоятельств, отягчающих на­казание, приведенный в ч. 1 ст. 63 УК РФ, является исчерпывающим и рас­ширительному толкованию не подлежит.
Если обстоятельство, указанное в ч. 1 ст. 61 и в ч. 1 ст. 63 УК РФ, пре­дусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.
 
7. Обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК). Следует учи­тывать, что уголовный закон проводит различие между освобождением от уголовной ответственности (гл. 11 УК РФ) и освобождением от наказания (гл. 12 УК РФ).
Предусмотрено пять видов освобождения от уголовной ответственности:
- в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего пре­ступление;
- в связи с примирением лица, совершившего преступление, с потерпевшим;
- в связи с изменением обстановки;
- в связи с истечением сро­ков давности;
- в связи с амнистией,
а также шесть видов освобождения от наказания:
- условно-досрочное;
- замена неотбытой части наказания более мягким наказанием;
- в связи с болезнью;
- отсрочка отбывания наказания бет ременным женщинам, имеющим малолетних детей; - в связи с истечением срока давности обвинительного приговора;
- вследствие помилования.
Каж­дому из видов освобождения от уголовной ответственности и наказания соответствует установление определенных обстоятельств.
В соответствии с законом в предмет доказывания входят также обстоя­тельства, способствовавшие совершению преступления, которые подлежат выявлению (ч. 2 ст. 73 УПК).
Принимая во внимание дополнительное значение обстоятельств, спо­собствовавших совершению преступления, по отношению к обстоятельствам, перечисленным в ч. 1 ст. 73 УПК, законодатель устанавливает необхо­димость их выявления, а не доказывания посредством доказательств.
 
Среди обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу (ст. 73 УПК), принято выделять те, совокупность которых образует так называемый главный факт. Главный факт включает событие преступления, лицо, совершившее преступление, виновность данного лица. Он образует основу предмета доказывания. Совокупность данных обстоятельств составляет основной вопрос, который решается в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства. Выделение в предмете доказывания обстоятельств, составляющих главный факт, имеет практическое значение, позволяя рационально построить процесс доказывания, определить среди обстоятельств, подлежащих доказыванию, те, которые следует устанавливать в первую очередь. Понятие главного факта используется, в частности, при собирании, проверке и оценке прямых и косвенных доказательств.
За пределами обстоятельств, входящих в предмет доказывания, находятся так называемые побочные факты (иногда их именуют промежуточными, доказательственными), которые имеют значение для дела и подлежат установлению. Побочные факты прямо или косвенно (через другие побочные факты) связаны с обстоятельствами предмета доказывания. Через познание побочных фактов можно устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Такого рода побочные факты образуют содержание косвенных, доказательств. Отдельную группу побочных фактов образуют факты, установ­ление которых имеет значение для собирания доказательств их правильной проверки и оценки, принятия решений, направленных на обеспечение надле­жащего порядка расследования и рассмотрения дела в суде.
 
Преюдиция означает обязательность для всех судов, рас­сматривающих дело, а также для прокуроров, следователей, дознавателей, в производстве которых находится уголовное дело, принять без проверки и оценки доказательств обстоятельства, ранее установленные вступившим в законную силу приговором суда по какому-либо другому делу. Согласно закону такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участво­вавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. Преюдициальная сила обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором суда, не распространяется на те из них, которые вызывают сомнение у суда, в производстве которого находится уголовное дело (ст. 90 УПК).
Придание преюдициальной силы обстоятельствам, установленным вступившим в законную силу приговором суда, направлено на исключение противоречий между актами правосудия, способствует экономии сил и средств органов расследования и судов, укреплению принципа законности в судопроизводстве.
Возникающие на практике возможные противоречия между преюдици­альным значением установленных обстоятельств по одному делу и внут­ренним убеждением прокуроров, следователей, дознавателей относительно этих же обстоятельств при производстве по другим уголовным делам должны решаться в пользу преюдиции, если они не касаются виновности лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.
Другими словами, до отмены приговора, имеющего преюдициальное значение, но неправильного с точки зрения прокурора, следователя, дознавателя, осуще­ствляющих производство по другому делу, они не вправе вынести решение по своему внутреннему убеждению. Данное положение не распространяет­ся на суд. Если обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, вызывают сомнения у суда, в производстве которого находится уголовное дело, он вправе сделать по ним иные выводы, полу­ченные в результате оценки совокупности собранных и проверенных им доказательств. Преюдициальное значение предыдущего приговора суда может утратить силу и при пересмотре вступившего в законную силу при­говора суда по вновь открывшимся обстоятельствам.
Вступившее в законную силу решение суда по гражданскому делу должно быть обязательно для суда, прокурора, следователя и дознавателя при производстве по уголовному делу в части, касающейся установления обстоятельств, если они не вызывают сомнений у суда. Такое решение не может предрешать выводы о виновности или невиновности подсудимого. Например, когда решением суда по гражданскому делу доказаны опреде­ленные события или определенные действия, то в дальнейшем, если они войдут в предмет доказывания по уголовному делу, прокурору, следовате­лю и дознавателю их следует рассматривать как уже установленные. Это касается, в частности, иска о возмещении вреда, причиненного преступле­нием, рассмотренном и удовлетворенном в порядке гражданского судопро­изводства до расследования и рассмотрения в суде уголовного дела. Точно так же должен решаться вопрос и в случае отказа в иске в порядке граж­данского судопроизводства, если он в дальнейшем вторично предъявлен по уголовному делу.
Положение закона о том, что вступившее в законную силу решение суда по гражданскому делу не может предрешать выводы властных субъектов уголовного процесса о виновности или невиновности подсудимого, учиты­вает то обстоятельство, что события и действия при производстве по делам устанавливаются не абстрактно (не вообще) а с учетом их гражданско- или уголовно-правовой природы, которые не совпадают. Кроме того, причинитель вреда в гражданском процессе не пользуется процессуальными права­ми обвиняемого, которые шире прав ответчика по гражданскому делу. По­этому можно констатировать, что преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу для уголовного судопроизводства ограничено.
 
3. Пределы доказывания и правила их определения при производстве по делу.
Пределы доказывания - совокупность доказательств, достаточная для достоверного установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию. Если предмет определяет конечную цель доказывания- обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, то пределы очерчивают совокупность доказательств, которая необходима для доказывания указан­ных обстоятельств.
 
4. Понятие доказательства; признаки и свойства доказательств.
Понятие недопустимости доказательств и
последствия признания доказательств недопустимыми.
 
              Под доказательством в уголовном процессе понимаются любые сведения (фактические данные), содержащиеся в предусмотренных законом источниках, на основе которых в определенном законом порядке, дознаватель, следователь, прокурор и суд устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для пра­вильного разрешения дела.
Эти данные устанавливаются: показаниями подозреваемого и обвиняе­мого, показаниями потерпевшего и свидетеля, заключением и показаниями эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами (ч. 2 ст. 74 УПК).
Доказательство - это всегда единство объективного содержания (отра­женного факта, обстоятельства) и субъективной формы (отражения в сознании конкретного субъекта). Объективность содержания доказательства обусловлена его связью с преступлением - обстоятельствами и фактами, подлежащими установлению по уголовному делу, содержание которых в конечном счете не должно зависеть от познающего субъекта. Субъективная форма доказательства связана с тем, что источником доказательства (сведений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела) всегда выступает человек (субъект), от которого исходит доказательство, т. е. лицо, занимающее (могущее занять) соответствующее правовое поло­жение и сообщившее в установленном законом порядке относимые к делу данные.
 
Доказательство в уголовном процессе должно отвечать двум требовани­ям, предъявляемым соответственно к его содержанию и форме - относимости и допустимости.
Относимость - правовое требование, обращенное к содержанию дока­зательства. Оно означает связь содержания доказательства с обстоятельст­вами и фактами, имеющими значение для уголовного дела, или, другими словами, способность доказательства со стороны содержания служить средством установления истины по уголовному делу. Относимыми будут доказательства, содержание которых как указывает на существование об­стоятельств, подлежащих доказыванию, так и свидетельствует об их отсут­ствии. Требование относимости в общем виде сформулировано в ч. 1 ст. 74 УПК. Определяя относимость доказательств, формируемых в ходе произ­водства следственных и судебных действий, соответствующий субъект должен руководствоваться и положениями ст. 73 УПК, устанавливающими обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, другими статьями, регулирующими предмет допроса обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, заключения эксперта и т. п. При этом также не­обходимо учитывать диспозицию статей УК РФ, по которым возбуждено уголовное дело, и особенности конкретного уголовного дела. Не имеющие значение для уголовного дела сведения не могут служить средством дока­зывания устанавливаемых по делу фактов, не отвечают требованию отно­симости, а следовательно, не являются доказательствами.
Допустимость - правовое требование, предъявляемое законом к фор­ме доказательства - источнику фактических данных (ч. 2 ст. 74 УПК) и способу его собирания (формирования) - соответствующему следствен­ному или судебному действию (ст. 164-170, 173-174, 176-184, 186-207, 275-290 УПК).
Доказательствами являются только те фактические данные, которые со­держатся в законном источнике. Отступление от требований, предъявляе­мых законом к источнику фактических данных, лишает сведения, содер­жащиеся в нем, доказательственного значения, даже если они имеют значе­ние для дела. Недопустимыми будут, например, относимые к делу сведе­ния, полученные из анонимных источников.
              О признании исключительной важности соблюдения требования допус­тимости для формирования доброкачественных судебных доказательств, соблюдения законности, обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном процессе свидетельствует содержащийся в Конституции Рос­сийской Федерации запрет на использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50). Указанный запрет воспроизведен и конкретизирован в ст. 75 УПК, согласно которой доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми, не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказыва­ния любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. Перечень недопустимых доказательств содержится в ч. 2 ст. 75 УПК.
 
Необходимо различать такие понятия как источник доказательства и ис­точник фактических данных (сведений).
Источником любого вида доказа­тельств всегда выступает человек - субъект, занимающий (могущий занять) соответствующее правовое положение, от которого исходит доказательство. Источниками доказательств являются свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый, эксперт, дознаватель, следователь, судья, автор иного документа, т. е. то лицо, от которого исходят относимые к делу сведения. Допустимыми доказательствами следует считать только те све­дения (фактические данные), которые содержатся в законном источнике (ч. 2 ст. 74 УПК).                                                                                                                                                                                                                                                                                                           
Особенностью источников фактических данных, свойственных показаниям свидетеля и потерпевшего, показаниям подозреваемого и обвиняемого, является устная форма сообщения относимых к делу данных. Особенность источников фактических данных, присущих заключению эксперта, вещественным доказательствам, протоколам следственных действий и судебного заседания, иным документам, заключается в том, что для них ха­рактерна письменная форма сообщения относимых к делу данных. Указан­ные особенности должны учитываться на практике.
Доказательств в уголовно-процессуальном смысле (как относимых к делу сведений или, что то же самое, фактических данных, полученных из установленных в законе источников и в преду­смотренном законом порядке) в готовом виде ни в природе, ни в обществе не существует. Необходима предметно-практическая уголовно-процес­суальная деятельность, позволяющая включить в процесс доказывания ту часть объективной и субъективной реальности, в которой отразилось пре­ступление. Именно по мере осуществления такой деятельности (производ­ства предусмотренных законом следственных и судебных действий, являющихся способами собирания доказательств) формируются доказатель­ства, как сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уго­ловного дела. Прежде чем относимые к делу сведения, составляющие со» держание доказательств, станут достоянием органов расследования, проку­рора и суда, других субъектов уголовного процесса, принимающих участив в доказывании, они должны быть собраны (сформированы).
Недопустимо отождествлять с доказательствами результаты оператив­но-розыскной деятельности. Они могут отвечать требованию относимости, т. е. содержать сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела. Но они не соответствуют требованию допустимости, так как получены из источников и способами, не предусмотренными уго­ловно-процессуальным законом. Результаты оперативно-розыскной дея­тельности правомерно рассматривать лишь в качестве основы, на которой в уголовном Процессе могут быть сформированы доказательства.
 
При осуществлении правосудия не допускается использова­ние доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Данное положение Конституции РФ (ч. 2 ст. 50) конкретизируется в целом ряде норм уголовно-процессуального закона (ч. 3 ст. 75, ч. 2-4 ст. 88, ч. 2 ст. 229, ч. 5 Ч..234, ст. 235, ч. 4 ст. 236, ст. 271, ч. 4 ст. 292, ч. 5-6 ст. 335, ч. 3 ст. 336 УПК).
Под недопустимыми доказательствами следует понимать доказатель­ства, полученные с нарушением требований закона, предъявляемых к их источнику и способу собирания (формирования).
Законодатель предельно широко формулирует основания признания дока­зательств недопустимыми, устанавливая, что таковыми являются наруше­ния требований УПК при их получении (ч. 3 ст. 7; ч. 1, п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК).
 
Как основания для признания доказательств недопустимыми следует рассматривать любое нарушение предусмотренных законом условий и порядка проведения следственного или судебного действия, а именно:
- получение доказательств до возбуждения уголовного дела (кроме случа­ев, предусмотренных законом);
- собирание доказательств путем производ­ства следственных и судебных действий, не предусмотренных законом;
- получение доказательств в результате производства следственных и су­дебных действий ненадлежащими субъектами;
- осуществление следствен­ных или судебных действий при отсутствии законных оснований для их производства;
- отсутствие судебного решения, необходимого для прове­дения следственного действия;
- получение доказательства из источника, не предусмотренного законом;
- нарушение установленного законом по­рядка производства и оформления следственного или судебного действия (ч. 2 ст. 74 УПК).
 
К нарушениям такого рода также относятся:
- производство следственно­го действия в отсутствие одного или нескольких субъектов, участие кото­рых обязательно (в частности, производство обыска с одним понятым, до­прос свидетеля в возрасте до четырнадцати лет без участия педагога и г. п.);
- проведение следственного действия в ночное время, когда отсутствуют данные, указывающие на наличие обстоятельств, не терпящих отлагательства;
- несвоевременное разъяснение, неразъяснение или неправильное разъяснение участникам следственных и судебных действий их прав, обя­занностей, ответственности и порядка производства следственного действия;
- применение технических средств без предупреждения об этом участников следственного действия;
- нарушение установленной законом последовательности проведения следственного действия (например, при первом допросе вместо выяснения у обвиняемого, признает ли он себя виновным, ему предлагается дать показания по существу предъявленного обвинения и т. п.);
- нарушение установленного законом порядка составления протокола следственного действия (например, составление протокола спустя несколько дней после окончания следственного действия, отражение в протоколе действий, которые не производились, и результатов, которые не получались);
- нарушение установленного законом порядка ознакомления участников следственного действия с протоколом и внесения в него замечаний, дополнений и исправлений (ознакомление с частою протокола, отказ внести в него замечания, дополнения, исправления);
- отсутствие в протоколе подписей кого-либо из участников следственного действия без соответст­вующей записи об этом.
 
К числу недопустимых доказательств закон прямо относит:
o            показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника, включая случаи отказа от защит­ника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
o            показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
o            иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК (ч. 2 ст. 75).
 
Порядок признания доказательств недопустимыми включает установ­ление дознавателем, следователем, прокурором, судом предусмотренных законом оснований признания доказательств недопустимыми и принятие ими соответствующего решения.
Чем быстрее доказательство, полученное с нарушением требований закона, будет признано недопустимым, тем благоприятнее это скажется на защите прав и законных интересов участников уголовного процесса, скорейшем решении задач по конкретному делу, связанных с назначением уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК). Доказательство, признанное не­допустимым, должно оставаться в уголовном деле.
Доказательство может быть признано недопустимым по инициативе властных субъектов уголовного процесса или по ходатайству сторон.
Прокурор, следователь, дознаватель при наличии соответствующих оснований обязаны признать доказательство недопустимым по собственной инициативе (ч. 2 ст. 88 УПК) или по ходатайству подозреваемого, обвиняемого (ч. 3 ст. 88 УПК). Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе, в порядке ус­тановленном ст. 234 и 235 (ч. 4 ст. 88 УПК).
На досудебных стадиях закон ограничивает возможности сторон в заяв­лении ходатайств о признании доказательств недопустимыми, предоставив его только подозреваемому и обвиняемому (ч. 3 ст. 88 УПК). В стадиях предварительного слушания и судебного разбирательства такое право сто­рон ничем не ограничено (ст. 235, 271 УПК).
Ходатайство стороны о признании доказательства недопустимым может быть заявлено в письменной или устной форме. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное заносится в протокол следственно­го действия или судебного заседания (ст. 120 УПК).
В ходатайстве должно быть указано на доказательство, об исключении которого заявлено, приве­дены основания для исключения доказательства, предусмотренные зако­ном, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство - сведения о фактах и обстоятельствах, свидетельствующих о недопустимости доказательства (ч. 2 ст. 235 УПК). Данное ходатайство заявляется дознавателю, следовате­лю, прокурору либо в суд (ч. 2 ст. 119 УПК).
Ходатайство о признании доказательства недопустимым подлежит рас­смотрению и разрешению непосредственно после его заявления. Когда не­медленное рассмотрение и разрешение ходатайства, заявленного в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления (ст. 121 УПК). Решение по хода­тайству может быть обжаловано прокурору (ст. 124 УПК), либо в суд (ст. 125 УПК).
Прокурор, следователь, дознаватель решение о недопустимости дока­зательства принимают в форме мотивированного постановления (п. 24 ст. 5 УПК).
 
Последствия признания доказательств недопустимыми.
Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из об­стоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК.
Недопустимые доказательства не могут быть положены в основу любых решений, принимаемых по уго­ловному делу, а те решения, которые уже были приняты с использованием недопустимых доказательств, подлежат проверке.
Это может выразиться, например,
*   в возврате к собиранию доказательства (если это возможно),
* перепроверке уже собранных доказательств, связанных с недопустимым через отображаемые факты,
*  к переоценке всех доказательств, лежащих в основе промежуточных или итоговых решений по делу, при принятии которых было использовано недопустимое доказательство.
Вопрос о влия­нии недопустимого доказательства на содержание решений, принятых по уголовному делу, должен решаться каждый раз индивидуально в зависимо­сти от места и роли данного доказательства в системе имеющихся доказательств. Пересмотр решений при этом должен осуществляться в соответст­вующих формах, предусмотренных законом.
В решении вопроса о признании доказательства недопустимым суд не связан отрицательным решением по нему, имевшим место в стадии предва­рительного расследования. Будучи самостоятельным и независимым субъ­ектом уголовно-процессуальной деятельности, он может признать соответ­ствующее ходатайство, ранее отклоненное органами расследования и вновь возобновленное перед судом, законным и обоснованным и удовлетворить его. Более того, доказательство, признанное ранее недопустимым, суд мо­жет при рассмотрении дела по существу по ходатайству стороны признать допустимым (ч. 7 ст. 235 УПК).
 
5. Классификация доказательств и ее практическое значение
при оценке и использовании доказательств.
 
В теории в зависимости от основания деления доказательст­ва принято классифицировать на:
1)  обвинительные и оправдательные;
2)  первоначальные и производные;
3)  прямые и косвенные;
 
Обвинительными являются доказательства, содержание которых указы­вает на виновность обвиняемого (подозреваемого) или обстоятельства, отя­гощающие ответственность.
Оправдательными следует считать те доказательства, содержание кото­рых свидетельствует о невинности обвиняемого, подозреваемого, ставит под сомнение обвинение (подозрение) или указывает на обстоятельства, смягчающее ответственность.
Деление доказательств на обвинительные и оправдательные постоянно используется на практике при определении характера сведений, образую­щих содержание собираемых доказательств, их связи с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу.
Особое значение рас­сматриваемая классификация приобретает
?       при проверке доказательств, по­ложенных в основу обвинительных или оправдательных версий,
?       принятии процессуальных решений, связанных с избранием мер пересечения,
?       при­влечением в качестве обвиняемого,
?       составлением и утверждением обвини­тельного заключения,
?       вынесением приговора,
?       прекращением уголовного дела.
 
Доказательства, источник которых первичен, именуются первоначаль­ными. Таковыми будут показания свидетеля, лично наблюдавшего факты, о которых он сообщил на допросе, оригинал документа. Производными счи­таются доказательства, источник которых не является первичным. К произ­водным доказательствам относят, например, показания свидетеля, сооб­щившего на допросе сведения о фактах, которые ему стали известны от другого лица, слепок, сделанный с вдавленного следа, копия документа.
Первоначальное доказательство обычно полнее, точнее отражает иско­мые по делу факты. Производные доказательства в силу опосредствованного отражения ими значимых для дела фактов часто содержат фактическую ин­формацию в меньшем объеме и преображенном виде. Осуществлять доказы­вание по этим причинам предпочтительнее с помощью первоначальных до­казательств, и органы расследования, суды должны стремиться к этому. Это не означает, что производные доказательства «хуже» первоначаль­ных или могут использоваться в процессе доказывания только при наличии таковых. Производные доказательства имеют самостоятельную ценность как средство доказывания и в качестве такового могут использоваться даже то­гда, когда получение первоначального доказательства невозможно. Напри­мер, в случаях утраты оригинала документа, отказа свидетеля-очевидца да­вать показания или его смерти. Нередко на практике производные доказа­тельства собираются раньше первоначальных, позволяя обнаружить и прове­рить их. Одним из действенных способов проверки как производных, так и первоначальных доказательств является их сопоставление между собой.
 
Доказательства, содержание которых указывает на существование или отсутствие главного факта, его части, являются прямыми. Таковыми будут доказательства, отражающие наличие события преступления, лицо, его со­вершившее, виновность этого лица или свидетельствующее об отсутствии события преступления, невинности лица (п. 1,2 ч. 1 ст. 73 УПК). Содержа­ние прямого доказательства прямо указывает на обстоятельства, образую­щие главный факт или его часть, а следовательно, позволяет сделать одно­значный вывод относительно их наличия или отсутствия.
При проверке прямых доказательств основное внимание должно быть сосредоточено на исследовании соответствия заключенных в них сведений о преступлении действительности. Необходимо учитывать, что ошибки в оценке достоверности прямых доказательств всегда чреваты серьезными просчетами в выводах по уголовному делу (о существовании, отсутствии главного факта или его части).
Косвенные доказательства указывают на побочные факты, которые на­ходятся в причинной или иной связи с главным фактом, его частью. Со­держание косвенных доказательств может отражать разнообразные факты, предметы, находящиеся в различных объективных связях с главным фак­том или его частью, например:
?       действия лица (подозреваемого, обвиняемого), указывающие на воз­можную подготовку к совершению преступления (ознакомление с местом, где в последующем было совершено преступление);
?       факт нахождения лица (подозреваемого, обвиняемого) на месте со­вершения преступления во время, когда оно было совершено;
?       предметы, обнаруженные на месте совершения преступления и при­надлежащие лицу (подозреваемому, обвиняемому);
?       обнаруженные у лица (подозреваемого, обвиняемого) предметы, бывшие объектами преступного посягательства (похищенная картина и т. п.);
?       деятельность лица (обвиняемого, подозреваемого) по сокрытию сле­дов преступления (смытие следов крови с одежды и т. п.)
 
Нельзя считать косвенными доказательствами фактические данные, ха­рактеризующие:
?       сходство в способе совершения расследуемого преступления со спо­собами совершения других подобных преступлений;
?       поведение (подозреваемого, обвиняемого) на предварительном рас­следовании или в суде (волнение при даче показаний, явный интерес к ре­зультатам следственных и судебных действий и т. п.);
?       личность подозреваемого, обвиняемого, например, его аморальное по­ведение, наличие судимости и т. п.
В случаях отсутствия прямых доказательств косвенные доказательства становятся единственным средством раскрытия преступления, установле­ния истины по уголовным делам. Особенности косвенных доказательств долж­ны учитываться в ходе их собирания, проверки и оценки.
При косвенном пути доказывания сначала на основе совокупности со­бранных и проверенных косвенных доказательств устанавливается существование тех побочных фактов, сведения о которых заключены в этих доказательствах. Потом на основе установленных побочных фактов может быть сделан достоверный вывод о главном факте или его части. Таким образом, косвенный путь доказывания как минимум носит двухступенчатый характер.
 
Теория и практика оперирования косвенными доказательствами выра­ботали ряд рекомендаций, которые следует учитывать при косвенном пути доказывания:
+ содержание косвенных доказательств через побочные факты должно находиться в объективных связях с главным фактом (его частью);
+ каждое косвенное доказательство, прежде чем оно будет использовано для выводов о главном факте (его части), должно быть подвергнуто тща­тельной проверке, в ходе которой необходимо установить его достовер­ность;
+ в основу вывода о главном факте (его части) может быть положена только совокупность (система) косвенных доказательств;
+ совокупность (система) косвенных доказательств должна представ­лять органическое целое, быть внутренне согласованной и непротиворе­чивой;
+ из совокупности (системы) косвенных доказательств должен следо­вать только один (однозначный) вывод о главном факте, исключающий возможность других выводов.
 
6. Виды доказательств и их характеристика.
Деление доказательств на виды представляет собой такую классификацию, в соответствии с которой они распределяются исходя из специфических и наиболее существенных особенностей их формы и со­держания. Самостоятельные виды образуют такие доказательства, форме и содержанию которых присущи существенные особенности, определяющие только им свойственный процессуальный режим получения и использова­ния в уголовном процессе. Эти особенности касаются:
1) источника фактических данных доказательства. Будучи существен­ным, но не единственным элементом уголовно-процессуальной формы до­казательств, источник фактических данных не может рассматриваться вне связи с другими элементами доказательства;
2) способа собирания доказательства- следственного или судебного дей­ствия с установленными для него законом основаниями, участниками, поряд­ком проведения и процессуального оформления. Каждому самостоятельному виду доказательств присущ строго определенный способ собирания;
3) процессуального положения источника доказательства- совокупно­сти прав, обязанностей (а в ряде случаев и ответственности) лиц, дающих показания, производящих следственные и судебные действия, экспертов, авторов иных документов;
4) содержания доказательства — характера и объема сведений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для дела, свойственных различным видам доказательств. Именно исходя из особенностей содержания в законе определяется предмет допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, по­терпевшего, предмет экспертизы, выделяется специфика содержания веще­ственных доказательств, проводится разграничение между протоколами следственных (судебных) действий и иными документами.
С учетом перечисленных особенностей содержания и формы доказа­тельства в уголовном процессе делятся на шесть видов:
I   показания обви­няемого и подозреваемого;
  II   показания свидетеля и потерпевшего;
III   заключе­ние эксперта;
IV   вещественные доказательства;
VI   протоколы следственных и судебных действий;
VII   иные документы.
Понятие вида доказательств выступает звеном между общим понятием до­казательства, данным в законе (ст. 74 УПК), и единичным доказательством.
Уяснение понятия вида доказательств позволяет при собирании, про­верке и оценке доказательств применять соответствующие процессуальные режимы, учитывающие особенности формы и содержания, свойственные различным видам доказательств. Их соблюдение способствует формирова­нию доброкачественных доказательств, обеспечению прав, свобод и закон­ных интересов участников уголовного судопроизводства, повышению эф­фективности следственных и судебных действий.
 
I. Показания обвиняемого и подозреваемого
Показания обвиняемого и подозреваемого - разновидности одного и того же вида доказательств, представляющих собой устное сооб­щение лиц, привлеченных в качестве обвиняемых (подозреваемых) по кон­кретному уголовному делу, о подлежащих доказыванию обстоятельствах, данных добровольно в установленном законом порядке на допросе.
Существенные особенности их содержания и формы состоят в следую­щем.
Источником фактических данных рассматриваемого вида доказа­тельств является устное сообщение указанных лиц.
Способом собирания - допрос соответственно обвиняемого, подозреваемого.
Специфика содержа­ния этого вида доказательств - характера и объема сведений о преступле­нии, которые они несут, - состоит в том, что они, как правило, относятся к преступным действиям самих обвиняемых, подозреваемых по данному де­лу, и по своей полноте в отражении преступления обычно значительно пре­восходят содержание других видов доказательств. В случаях, когда обви­няемый (подозреваемый) действительно виновен в совершении преступле­ния, он может сообщить о нем все или почти все.
 
Показания обвиняемого - устное сообщение лица, привлеченного в ка­честве обвиняемого по уголовному делу, о подлежащих доказыванию об­стоятельствах, данное добровольно в установленном законом порядке на допросе.
Источником доказательства применительно к показаниям обвиняемого выступает лицо, привлеченное по делу в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 47 УПК). Процессуальное положение обвиняемого как самостоятельного уча­стника уголовного процесса, имеющего личную заинтересованность в ис­ходе дела, учитывается законодателем при регулировании его прав и обя­занностей, связанных с дачей показаний (п. 3, 6-8 ч. 4 ст. 47, ст. 173, 174, 187, 190, 275 УПК), определении содержания и формы его показаний, уста­новлении порядка вызова на допрос, его проведения и оформления (ст. 77, 173, 187-190, 275, 276 УПК).
Дача показаний - право обвиняемого (п. 6 ч. 4 ст. 47 УПК), одно из важных средств защиты его процессуальных интересов, которым он распоряжался по своему усмотрению. Обвиняемый не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.
Предмет показаний обвиняемого очерчен в законе весьма широко. В не­го входят обстоятельства, связанные с предъявленным ему обвинением (п. 3 ч. 4 ст. 47, ч. 2 ст. 173 УПК), все иные известные ему обстоятельства по делу, а равно имеющиеся в деле доказательства.
Содержание показаний обвиняемого составляют не только сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела. Обвиняемый вправе давать объяснения данным фактам. Пока­зания обвиняемого и его объяснения представляют единое целое и являют­ся доказательством, которое должно быть получено на допросе в предусмотренном законом порядке. Объяснения обвиняемого, как и его показа­ния, подлежат обязательной проверке. Невнимание к объяснениям обви­няемого и тем более их игнорирование является источником судебных оши­бок и как следствие - причиной отмены приговора.
Исходя из содержания показания обвиняемого принято делить на три группы:
1.      признание обвиняемым своей вины,
2.      отрицание обвиняемым своей вины,
3.      показания обвиняемых в отношении других лиц.
 
1. Признание обвиняемым своей вины будет доказательством, когда он на допросе, признав себя виновным в предъявленном ему обвинении, сообщит сведения о фактах своей преступной деятельности. Не является доказатель­ством голословное признание обвиняемым своей вины, сделанное, напри­мер, в форме таких ответов, как «вину признаю», «да, виновен». В них от­сутствуют фактические данные, образующие содержание доказательств, на основе которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела. Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления, может быть положено в основу обвине­ния лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК).
Нельзя переоценивать значение признания обвиняемым своей вины; оно не имеет преимущества перед другими доказательствами. На практике не­редки случаи ложного или ошибочного признания обвиняемым своей вины. Это может быть обусловлено разными причинами, например стремлением избавить близкого человека от уголовной ответственности или умалить его вину; желанием скрыть совершение более тяжкого преступления; угрозами со стороны действительных преступников; применением в ходе допроса насилия, угроз и иных незаконных мер; неправильным пониманием обви­няемым предъявленного ему обвинения и т. п.
Доказательственное значение признания обвиняемого, как и других ви­дов доказательств, зависит от конкретности, полноты, внутренней непроти­воречивости содержащихся в них относимых к делу сведений, их соответ­ствия собранным по делу доказательствам. В основу обвинения не может быть положено только лишь одно признание обвиняемого, сколь бы убеди­тельным оно само по себе ни выглядело.
Закрепленное в законе положение о добровольности дачи показаний обвиняемым не означает, что органы пред­варительного расследования должны быть пассивными в их получении. Признание обвиняемым своей вины, кроме того, что в нем, как правило, содержатся сведения, касающиеся важных обстоятельств дела, может сви­детельствовать о его раскаянии в содеянном, стремлении загладить причи­ненный вред, способствовать органам расследования в установлении об­стоятельств совершенного преступления.
 
2. Отрицание обвиняемым своей вины будет оправдательным доказательст­вом, когда обвиняемый на допросе, отрицая свою виновность, сообщит све­дения о фактах и обстоятельствах, свидетельствующих о его непричастности к совершению преступления, вменяемого ему в вину. Не является оправда­тельным доказательством голосовое отрицание обвиняемым своей вины типа «я невиновен», поскольку оно не содержит относимых к делу фактических данных, составляющих содержание любого доказательства. Однако до тех пор, пока такое отрицание не будет опровергнуто совокупностью собранных по делу доказательств, обвиняемый не может быть признан виновным.
Обвиняемый может отрицать свою вину, будучи в действительности как невиновным, так и виновным. В обоих случаях требуется тщательная про­верка его показаний. Она позволяет подтвердить или опровергнуть отрица­ние обвиняемым своей вины. Достоверность показаний обвиняемого, при­знающего свою вину, должна проверяться столь же тщательно, как и обви­няемого, отрицающего виновность.
Значение признания обвиняемым своей вины, равно как и отрицание ви­ны, нельзя преуменьшать или преувеличивать. Принижение доказательст­венного значения признания вины обвиняемым, и тем более его полное от­рицание, не согласуются с содержанием ряда принципов уголовного процес­са: полноты и объективности; состязательности и равноправия сторон. Это всегда ведет к существенным трудностям и ошибкам в доказывании. Недо­пустимо и преувеличение признания обвиняемым своей вины, придание ему значения самого лучшего доказательства (царицы доказательств). На практи­ке получение таких показаний любой ценой приводило к нарушению прав и свобод граждан, грубейшим ошибкам при осуществлении правосудия, при­влечению к уголовной ответственности невиновных.
Отрицание обвиняемым своей вины, сообщаемые им при этом фактиче­ские данные всегда должны рассматриваться как реализация обвиняемым права на защиту, тщательно проверяться и оцениваться со всеми другими собранными доказательствами. Если при этом будет установлено их несо­ответствие действительности, то в итоговых процессуальных документах (обвинительном заключении, приговоре) должно быть указано, какими до­казательствами они опровергнуты. Сам по себе отказ обвиняемого от дачи показаний или установление ложности его показаний не могут расцени­ваться как косвенное доказательство его виновности.
 
3. Показания обвиняемого в отношении других лиц представляют собой данное им на допросе устное сообщение о фактах и обстоятельствах пре­ступной или непреступной деятельности других лиц, связанное с тем пре­ступлением, в совершении которого он обвиняется. Когда обвиняемый со­общает сведения, имеющие значение для установления фактов и обстоя­тельств, не связанных с его делом, а подлежащих доказыванию по другому делу, их следует рассматривать как показания свидетеля. В этом случае он должен быть допрошен в качестве свидетеля, но уже по другому уголовно­му делу.
Показания обвиняемого в отношении других лиц будут доказательст­вом, если он на допросе сообщит о фактах и обстоятельствах преступной или неприступной деятельности других лиц, связанных с преступлением, в совершении которого он обвиняется.
Показания одного обвиняемого в отношении другого обвиняемого под­лежат тщательной проверке, особенно если имеются основания полагать, что они даны в целях избежать или смягчить свою ответственность или скрыть действительных соучастников преступления. Судебная практика признает приговор необоснованным, если в его основу положены противо­речивые, недостоверные показания одного обвиняемого в отношении дру­гого обвиняемого. Недопустимо основывать обвинение на одних лишь показаниях заинтересованного в исходе дела обвиняемого в отношении другого обвиняемого, если эти показания не подкреплены другими доказа­тельствами.
К числу недопустимых доказательств закон прямо отнес показания по­дозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника, включая случаи отказа от защит­ника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК).
В случае изменения на допросе обвиняемым ранее данных им показа­ний необходимо выяснить причины такого изменения, проверить их, в том числе путем собирания новых доказательств. В зависимости от результатов проверки в качестве достоверных следует считать те показания обвиняемо­го, содержание которых найдет подтверждение в других доказательствах. Особое внимание при проверке показаний обвиняемого обращается на со­блюдение его прав и законных интересов, связанных с дачей показаний. Малейшие нарушения закона, допущенные при этом, влекут недопусти­мость показаний.
Окончательно вопрос о достоверности показаний обвиняемого может быть решен только при их оценке в совокупности со всеми собранными и проверенными доказательствами по уголовному делу (ч. 1 ст. 88 УПК). На предварительном расследовании это реализуется, в частности, в обвини­тельном заключении, на суде - в приговоре. Показания обвиняемого оце­ниваются по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств. Дознаватель, следователь, прокурор, суд руководствуются при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17, ч. 1 ст. 88 УПК). Показания обвиняемого, как и другие доказательства, не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК),
 
Показания подозреваемого - устное сообщение лица, признанного подозреваемым по уголовному делу, о подлежащих доказыванию об­стоятельствах, данное добровольно в установленном законом порядке на допросе.
Будучи разновидностью одного вида доказательств, показания подозре­ваемого имеют много общего с показаниями обвиняемого.
Источником доказательств применительно к показаниям высту­пает лицо, привлеченное по конкретному делу в качестве подозреваемого (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК). Процессуальное положение подозреваемого - само­стоятельного (хотя и кратковременного) участника уголовного процесса, имеющего личную заинтересованность в деле, принимается во внимание законодателем при определении его прав и обязанностей, связанных с да­чей показаний, регулировании содержания и формы исходящих от него показаний, установлении порядка вызова на допрос, его проведения и оформления (п. 2, 4, 6-8 ст. 46, ст. 188-190 УПК). В этой части процессу­альный режим получения показаний подозреваемого аналогичен процес­суальному режиму, предназначенному для собирания показаний обви­няемого.
Дача показаний для подозреваемого- это его право, а не обязанность, используемое им по своему усмотрению в качестве важного средства защиты от возникшего в отношении него подозрения. Наряду с этим допрос подозреваемого является и одним из эффективных способов проверки возникшего подозрения. Именно перечисленные об­стоятельства объясняют требования закона к органам расследования о до­просе подозреваемого не позднее 24 часов с момента: вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, за исключением случаев, когда ме­сто нахождения подозреваемого не установлено; фактического его задер­жания (п. 1 и 2 ч. 2 ст. 46 УПК). Обязанность органов расследования до­просить подозреваемого, выступает и своеобразной дополнительной гаран­тией реализации им права на защиту от возникшего в отношении него по­дозрения.
Содержание показаний подозреваемого составляют не только сообщенные им на допросе сведения об обстоятельствах, послу­живших основанием для возбуждения в отношении него уголовного дела, его задержания или применения в отношении него меры пресечения (ч. 1 ст. 46 УПК), иных известных ему обстоятельств по делу, но и его объясне­ния этих обстоятельств (п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК). Показания и объяснения по­дозреваемого составляют единое целое.
Принадлежность показания подозреваемого и обвиняемого к одному виду доказательств предопределяет их схожесть, но не исключает и разли­чий между ними, которые проявляются в следующем:
-  показания подозреваемого могут быть получены только в течение де­сяти суток с момента появления подозреваемого в уголовном деле и только в стадии предварительного расследования;
- как правило, объем относимых к делу сведений, содержащихся в по­казаниях подозреваемого, уже объема сведений, исходящих на допросах от обвиняемого, и с точки зрения содержания они обычно касаются об­стоятельств и фактов, связанных с возбуждением в отношении него уго­ловного дела, его задержанием или избранием в отношении него меры пресечения.
Предмет показания подозреваемого обычно ограничен теми обстоятель­ствами и фактами, сведения о которых послужили основанием для возбуж­дения в отношении него уголовного дела или для его задержания, или при­менения в отношении него меры пресечения до предъявления обвинения. Вместе с тем подозреваемый в показаниях может сообщить и любые иные относимые к делу сведения о преступлении, в совершении которого он по­дозревается.
Недопустимо допрашивать подозреваемого в качестве свидетеля, по­скольку это связано с прямым ограничением его права на защиту, искажает уголовно-процессуальную природу исходящих от него показаний, проти­воречит положению ст. 51 Конституции РФ, освобождающему от обязан­ности свидетельствовать против себя самого.
Показания подозреваемого сохраняют свое доказательственное значе­ние и после предъявления подозреваемому обвинения и его допроса в каче­стве обвиняемого.
В своих показаниях подозреваемый может признавать или отрицать возникшее в отношении него подозрение, сообщать о совершении преступления другими лицами. Их доказательственное значение не следует недо­оценивать или переоценивать. Они могут быть использованы для собира­ния новых доказательств, проверки имеющихся в деле доказательств, их оценки, а следовательно, способствовать:
-быстрому и полному раскрытию преступлений;
-законному и обоснованному решению вопросов об избрании меры пресечения, предъявлении обвинения самому подозреваемому или другим лицам;
-снятию подозрений, ошибочно возведенных на подозревае­мого, других лиц;
-объективному исследованию обстоятельств уголовного дела;
-предотвращению и пресечению других преступлений и т. п.
Показания подозреваемого, как и другие доказательства, подлежат все­сторонней, и объективной проверке и оценке. Оцениваются они по внут­реннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголов­ном деле доказательств. При этом дознаватель, следователь, прокурор, суд руководствуются законом и совестью (ч. 1 ст. 17, ч. 1 ст. 88 УПК). Как и другие доказательства, показания подозреваемого не* имеют заранее уста­новленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК).
 
II.   Показания свидетеля и потерпевшего
Показания свидетеля и потерпевшего являются разновидно­стями одного и того же вида доказательств - показаний лиц, не привлечен­ных к уголовной ответственности, и это характеризует специфику свойст­венного им процессуального положения источника доказательства.
Осо­бенность источника - это устное сообщение указанных лиц.
Способом собирания показаний является допрос соответственно свидетеля и потер­певшего.
Специфика содержания показаний свидетеля и потерпевшего-характера и объема исходящих от них сведений об обстоятельствах пред­мета доказывания и побочных фактах - проявляется в том, что они отно­сятся к предмету обвинения других лиц и ограничены возможностями вос­приятия органов чувств свидетеля, потерпевшего, лиц, от которых они уз­нали относимые к делу сведения.
 
Показания свидетеля - доказательство, представляющее собой устное сообщение лица, не привлеченного по данному делу в качестве обвиняемо­го, подозреваемого или потерпевшего, о фактах и обстоятельствах, имею­щих значение для уголовного дела, воспринятых им лично или со слов дру­гих лиц, полученное на допросе в установленном законом порядке.
В качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имею­щие значение для расследования и разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 56 УПК).
Согласно закону (ч. 3 ст. 56 УПК) не подлежат допросу в качестве сви­детелей:
1) судья, присяжный заседатель- об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному делу;
2) защитник подозреваемого, обвиняемого - об обстоятельствах, кото­рые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу;
3) адвокат - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;
4) священнослужитель- об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;
5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их со­гласия - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осущест­влением ими своих полномочий.
Участие в деле законных представителей потерпевшего, подозреваемо­го, обвиняемого не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей.
Закон не содержит возрастных ограничений для свидетелей, допускает­ся возможность допроса малолетних и несовершеннолетних.
Допустим допрос в качестве свидетелей оперативных работников о фак­тах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, восприня­тых им в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий при усло­вии, что при этом не будут разглашены данные, составляющие государст­венную тайну. При необходимости как свидетели могут быть допрошены и лица, оказывающие на конфиденциальной основе содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, о фактах и обстоя­тельствах, имеющих значение для дела, воспринятых ими при участии в ОРД. В этом случае должно быть получено письменное согласие указанных лиц на предание гласности сведений о них, приняты меры, обеспечиваю­щие их безопасность и неразглашение данных, составляющих государст­венную тайну. В случае необходимости для уточнения обстоятельств про­изводства обыска, осмотра и других следственных действий, правомерен допрос в качестве свидетелей понятых.
Свидетель незаменим. Именно это обстоятельство в значительной ме­ре объясняет позицию законодателя, расценивающего в качестве безус­ловного основания для отвода судьи, прокурора, следователя, лица, про­изводящего дознание, секретаря судебного заседания, переводчика, экс­перта, специалиста, защитника, представителя потерпевшего, граждан­ского истца или гражданского ответчика от участия в деле, если им известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данно­му делу (ст. 61-72 УПК).
Процессуальное положение свидетеля выражается в установленных за­коном обязанностях, правах и ответственности. Они подчинены цели получения от свидетеля соответствующих действительности показаний и выступают в качестве гарантий его интересов, связанных с недопустимостью искажения данных им показаний, за правдивость которых он несет ответст­венность.
Согласно ч. 6 ст. 56 УПК свидетель не вправе:
1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд;
2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи пока­заний;
3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему из­вестными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК.
 
Свидетель также обязан:
+ подвергнуться при определенных условиях освидетельствованию (ч. 1 ст. 179 УПК);                                                                                                                                                                                                                                                      
+ дать образцы для сравнительного исследования, когда этого требует закон (ч. 1 ст. 202 УПК);
+ соблюдать установленный законом порядок производства следствен­ных и судебных действий (ч. 1 ст. 258 УПК).
Для обеспечения своевременной явки свидетеля у него может быть взя­то обязательство о явке (ч. 1 ст. 112 УПК).
Предмет свидетельских показаний выражен в ч. 2 ст. 79 УПК, из кото­рой следует, что свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями. К предмету свидетельских показаний могут относиться и обстоятельства, позволяющие правильно проверить и оценить не только показания самого свидетеля, но и все другие доказательства, связанные с ними через отобра­жаемые факты.
Содержание свидетельских показания составляют только сведения о фактах и обстоятельствах, воспринятых свидетелем лично или со слов дру­гих лиц. Не являются доказательством сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности, равно как и данные, в основе которых лежат его предположения, догадки, слухи (ч. 2 ст. 75 УПК). В ряде случаев оценочные суждения, содержащиеся в свиде­тельских показаниях, могут быть признаны доказательствами, если в их подтверждение свидетель привел конкретные фактические данные, осно­ванные на результатах его непосредственного восприятия, личного опыта. Например, когда свидетель, по профессии водитель, сообщает свое мнение о скорости движения автомобиля.
 
Не имеют доказательственного значения показания свидетеля, не отра­жающие время (хотя бы примерно), место, другие обстоятельства события, о котором идет речь.
Надлежащему исполнению свидетелем возложенных на него обязанно­стей служат предоставленные ему права, к которым относятся:
?   право знать свои права, обязанности и ответственность (ч. 10 ст. 166 УПК);
?       право на свободную дачу показаний. Принуждение свидетеля к даче показаний путем применения насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для его жизни и здоровья недопустимо (ч. 4 ст. 164 УПК). Принуждение свидетеля к даче ложных показаний, а равно принуждение его к уклонению от дачи показаний преследуется по закону (ст. 302, 309 УК);
?       право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супру­га (своей супруги) и других близких родственников, круг которых опреде­лен п. 4 ст. 5 УПК. При согласии свидетеля в этих случаях дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть исполь­зованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в слу­чае его последующего отказа от этих показаний (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК);
?       право давать показания на родном языке или языке, которым он вла­деет (п. 2 ч. 4 ст. 56 УПК);
?       право пользоваться помощью переводчика бесплатно (п. 3 ч. 4 ст. 56 УПК);
?       право заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе (п. 4 ч. 4 ст. 56 УПК);
?       право заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездей­ствие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (п. 5 ч. 4 ст. 56, ст. 123 УПК);
?       право являться на допрос с адвокатом в соответствии с ч. 5 ст. 189 УПК (п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК);
?       право ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмот­ренных ч. 3 ст. 11 УПК (п. 7 ч. 4 ст. 56 УПК);
?       право пользоваться письменными заметками (когда его показания от­носятся к цифровым и другим данным, которые трудно запомнить), про­чтения имеющихся у него документов, относящихся к данному им показа­нию (ч. 3 ст. 189, ст. 279 УПК);
?       право написания своих показаний собственноручно после их дачи в устной форме;
?       право задавать вопросы другому участнику очной ставки (ч. 2 ст. 192 УПК);
?       право ознакомления с записью своих показаний в протоколе допроса (ч. 6 ст. 190 УПК), внесения в него замечаний, дополнений или уточнений (ч. 6 ст. 166, ч. 6 ст. 190 УПК);
?       право подписания протокола допроса (ч. 7 ст. 166, ч. 8 ст. 190 УПК);
?       право на возмещение расходов, связанных с явкой к месту производ­ства процессуальных действий и проживанием (п. 1, 2 ч. 2 ст. 131 УПК);
?       право на вознаграждение за отвлечение от обычных занятий - для лиц, не имеющих постоянной заработной платы (п. 3 ч. 2 ст. 131 УПК).
В случае невыполнения возложенных на свидетеля обязанностей (в за­висимости от характера допущенного им нарушения) он может быть под­вергнут приводу, на него может быть наложено денежное взыскание (п. 3 ч. 2 ст. 111, ст. 117 УПК) или поставлен вопрос о его привлечении к уго­ловной ответственности. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу (ч. 7 ст. 56 УПК). За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свиде­тель несет ответственность в соответствии со ст. 307 и 308 УК РФ (ч. 8 ст. 56 УПК). Возбуждение уголовного дела в отношении свидетеля в этом случае может иметь место лишь одновременно с постановлением пригово­ра по тому делу, по которому он дал заведомо ложные показания. Свиде­тель освобождается от уголовной ответственности, если он добровольно в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства до решения суда заявит о заведомой ложности данных им показаний (приме­чание к ст. 307 УК). В случае нарушения свидетелем обязанности не раз­глашать данные предварительного расследования, которая была оформлена соответствующей подпиской с соблюдением требований ст. 161 УПК, он может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК.
Получаемые в ходе допроса показания свидетеля, прежде чем лечь в ос­нову промежуточных и конечных выводов по уголовному делу, должны быть проверены и оценены (ст. 78 и 88 УПК).
Способами проверки служат анализ и синтез показания свидетеля, со­поставление его содержания с уже имеющимися доказательствами, собира­ние новых доказательств (ст. 87 УПК).
Наиболее полное и точное знание как о самом показании свидетеля, так и об отображенных в нем фактах можно получить только посредством его оценки. Показания свидетеля оцениваются дознавателем, следователем, прокурором, судом по внутреннему убеждению, основанному на совокуп­ности имеющихся в уголовном деле доказательств. Субъекты доказывания обязаны при этом руководствоваться законом и совестью (ч. 1 ст. 17, ч. 1 ст. 88 УПК). Как и другие доказательства, показания свидетеля не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК).
              Анализ судебной практики позволяет сделать следующие обобщения, касающиеся оценки показаний свидетелей. Обвинение не может быть ос­новано на:
o        показаниях свидетелей, опровергнутых другими доказательствами;
o        показаниях свидетелей, не являющихся очевидцами преступления и сообщивших сведения, известные им по неопределенным и непроверенным слухам;
o        неконкретных показаниях свидетелей;
o        показаниях заинтересованных в исходе дела свидетелей, опровергае­мых показаниями других свидетелей;
o        противоречивых показаниях одного свидетеля, имевшего личные сче­ты с подсудимым, при наличии в деле других доказательств, опровергаю­щих показания этого свидетеля;
o        противоречивых показаниях свидетелей, не подтвержденных другими объективными данными;
o        показаниях свидетелей, объективность которых вызывает сомнения;
o        предположениях и умозаключениях свидетелей.
 
Показания потерпевшего -
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.