На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа История отечественных служб принуждения

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 17.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение.

     Актуальность  данной темы обусловлена человеческой природой и природой государства, а  точнее их конфронтацией. Любая групповая  человеческая деятельность регламентируется нормами права, требующими соблюдения прав других людей в ущерб своим  желаниям. Для обеспечения соблюдения этих прав, а больше для обеспечения  выполнения вышеуказанной деятельности, человека приходится принуждать. Суть порядка заключается в необходимости  его исполнения, ключ к исполнению порядка – принуждение. Государство и является гарантом исполнения порядка.
     Изучаемой проблеме в научной литературе уделено сравнительно мало внимания, поскольку российская правовая наука последних десятилетий в эпоху СССР базировалась на классовых догмах, развитых Ф.Энгельсом, которые в ряде аспектов были основаны на ошибочных положениях. Труды современных авторов также в значительной мере не раскрывают эту тему в силу новизны вопроса, «освобожденного» от железных рамок социалистического мировоззрения лишь на рубеже XX-XXI веков. Роль мер принуждения до этого являлась завышенной и обосновывалась с точки зрения господствующей государственной идеологии. В 30 - 40-е годы ХХ века в правоведении нашло отражение увеличение роли принуждения. Это ясно видно из того, что долгое время в юридической науке преобладал взгляд на принуждение при определении права как на множество норм, реализация которых гарантируется государственной принудительной силой. Вопрос изучался такими учеными-юристами как Б.Т. Базылев, М. Д. Шаргородский, О.Э. Лейст и другие, однако в силу изменений в обществе и новизны вопроса в постоянно изменяющихся условиях данная тема подлежит дальнейшему, глубокому и детальному изучению с разделением направлений.
     Проблема  исследования состоит в сути государственного принуждения.
     Объектом  исследования являются принуждение  в человеческом обществе и история  институтов принуждения в России.
     Целью исследования является раскрытие понятий, определение взаимосвязи государства  и принуждения, причин необходимости  государственного принуждения.
     К задачам исследования отнесём изучение понятия принуждения, функций государства, выявление видов принуждения, характеристику принуждения, историю государственного принуждения.
     Выдвигаемая гипотеза состоит в том, что принуждение  является необходимой для поддержания  общественного порядка деятельностью, развивающийся вместе с государством.
     Поставленные  в работе задачи решались при помощи теоретического анализа литературных и нормативно-правовых источников, логического анализа и анализа  исторических данных.
     Практическая  ценность работы заключается в специфике  точки зрения на рассматриваемую  проблему, использовании не только теоретических данных, но и исторических фактов.
     Структурно  исследование состоит из введения; 2 частей: первая из 4 глав, вторая –  из 7; заключения, списка использованных источников.

I. Суть государственного принуждения.

Введение  в понятие принуждения.

     Принуждение само по себе является актом насилия  над волей объекта для обеспечения  выполнения или не выполнения им какого-либо действия. Существование индивида в  коллективе невозможно представить  без принуждения, так как воля индивида, часто противоречит воле коллектива. Отсутствие принуждения  возможно лишь в случае отсутствия контактов индивида с сообществом  его биологического вида. Так стайные животные, скажем, волки, имеют чёткую организацию, строгие правила, обязательные для исполнения каждым членом стаи (например, порядок дележа добычи, направление миграции и т.д.), в то же время животные, живущие в одиночестве, например, кошки, полностью предоставлены сами себе, удовлетворяя все свои нужды как они считают необходимым тогда, когда есть возможность и необходимость.
     Сам смысл коллективизации состоит в отказе от определённых желаний в пользу определённых преимуществ. Обеспечить поддержание этого отказа возможно было бы его поощрением, но в таком случае ценность этого поощрения со временем становится не заметной, так как это поощрение имели бы все члены общества, а отмена поощрения в отношении какого-либо члена общества расценилось бы как акт насилия, акт принуждения. Именно поэтому более рациональным и действенным является принуждение.
     Таким образом, любой коллектив принуждает своих участников к выполнению определённых норм и правил, обеспечивающих его  существование и стабильность, применяя в противном случае определённых санкций к нарушителям, вплоть до смертной казни или изгнания. Поскольку все виды, склонные к коллективизации, не являются жизнеспособными в одиночку, каждый член коллектива своим членством дорожит, так же как и заботится об его численности (чем коллектив многочисленнее, тем он жизнеспособнее). Именно поэтому практикуется именно принуждение, а не изгнание за любое нарушение правил.
     Членом  сообщества может быть не выгодна  и политика другого сообщества, в  этом случае есть несколько способов решения этой проблемы, один из которых  впоследствии трансформировался в  межгосударственное принуждение. Выражаться оно может по-разному, например, при  помощи военного вмешательства или  шантажа.
     Для социальных видов характерно физическое и психологическое внутриколлективное принуждение. Физическое – воздействие на организм индивида, сводящееся, как правило, к причинению боли, исключению из коллектива или ограничению естественных свобод. Психологическое – информационное воздействие на сознание особи, представляющее собой угрозу применения физического насилия. Очевидно, что под силой психологического принуждения любой член любого коллектива находится постоянно. И, разумеется, стоит отметить, что психологическое принуждение усиливается на весь коллектив всякий раз, когда к какому-либо его члену применяется физическое (не случайно практикуются публичные суды и казни).
     В любом коллективе принуждением ведают особые органы, имеющие на то компетенцию. В дикой природе определяют нормы  сообщества, следят за их исполнением  и применяют санкции вожаки стаи. В современном человеческом обществе этими функциями ведает государственный аппарат. Так или иначе, именно эти функции входят в основные функции власти.
     Государство – организация публичной суверенной власти, действующая на правовых началах  на своей территории в интересах  населения. Как видно из определения, по большому счёту, это – разновидность коллектива, а как выяснилось ранее, принуждение свойственно любому коллективу. Интересные нам функции власти были выделены в прошлом абзаце. Право – свобода действий, но свобода действия каждого отдельного индивида сталкивается со свободами другого, что в коллективе недопустимо. Именно поэтому, как принято считать частью историков, создались государства – для уравновешивания взаимных важнейших прав граждан при отказе от части менее важных, и поддержания этого баланса любой ценой, таким образом, соблюдение прав обеспечивается принуждением со стороны государства. Это и является, на мой взгляд, одним из первичных интересов населения.
       Как видим, при анализе определения  государства, выявляется то, что почти каждое его слово ссылается на принуждение, из чего делаем вывод что государство и принуждение – неделимые понятия.
     Итак, государственное принуждение – основная, постоянная социальная функция общего характера, заключающаяся во внешнем воздействии на поведение людей, основанное на организованной силе государства и обеспечивающее безусловное утверждение воли государства. Осуществляется требованиями, запретами, охраной и репрессивными методами органами исполнительной, отчасти судебной и контрольной власти.

 Поводы  для осуществления государственного принуждения.

     В прошлой главе уже было выяснено, что принуждение является важным атрибутом любого коллектива, в том  числе и государства. Попробуем конкретнее рассмотреть основные поводы для осуществления принуждения в самом государстве.
     Итак, государство подразумевает под  собой наличие населения, объединённого  одной властью. Человеку свойственен  эгоизм, поэтому, согласно теории Фрейда, воля каждого члена общества вступает в конфронтацию с волей самого общества. Для обеспечения нормального  функционирования общества и государства, необходимо его поддерживать, так  как в некоторых ситуациях  объект принуждения не способен или  не желает справиться со своей волей, осуществляется государственное принуждение. В целом, оно осуществляется для:
      1) пресечения правонарушения, как правило, это законные насильственные действия по прекращению противоправного поведения, такого как арест преступника, изъятие у него орудий преступления, задержание правонарушителей и т.д.;
      2) предупреждения правонарушений и других неугодных для общества и личности действий, проведение различных организационно-правовых действий - эвакуацию из районов стихийного бедствия, осмотр неисправных механизмов и приостановление их эксплуатации, и др.;
      3) осуществления юридической ответственности, которая заключается в возложении на правонарушителя определённых лишений, к примеру, ограничений либо лишения свободы, наложение штрафа и др.;
      4) правовосстановления, то есть восстановления прав гражданина, нарушенных ранее. Например, возвращение имущества, восстановление доброго имени и др.
      В числе мер государственного принуждения, не связанных с реализацией юридической ответственности, которая будет рассмотрена в следующей главе, можно назвать следующие:
      реквизицию имущества, изымаемого у собственников по решению государственных органов в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий и иных обстоятельств, носящих чрезвычайный характер;
      меры, проводимые в профилактических, предупредительных целях (проверка документов у водителей транспортных средств, надзор за состоянием противопожарной безопасности на предприятиях, в организациях и учреждениях, санитарно-эпидемиологический, таможенный надзор, ограничение движения транспортных средств и пешеходов в связи с проведением каких-либо массовых мероприятий);
      принудительные меры, применяемые в целях пресечения противоправных деяний и их вредных последствий (административное задержание правонарушителя, принудительные меры медицинского характера, назначаемые судом к лицам, совершившим противоправные деяния в состоянии невменяемости; истребование собственником имущества у добросовестного приобретателя, который не знал и не мог знать о том, что приобретает имущество у лица, не имеющего права его отчуждать).
      Итак, существует несколько поводов к  государственному принуждению. Среди  них особенно выделяется ответственность, так как она применяется только при наличии совершенного правонарушения и влечёт за собой более суровые санкции со стороны государства. Ответственность носит ретроспективный характер, поскольку представляет собой реакцию государства на прошлое и только противоправное виновное деяние. Реквизиция, меры предупредительного, профилактического характера проводятся по причинам, не связанным с реакцией государства на правонарушителей и поэтому справедливо не рассматриваются как вид юридической ответственности. Равным образом нельзя рассматривать в качестве юридической ответственности меры принудительного медицинского характера, применяемые к неделиктоспособным лицам, страдающим психическим расстройством, так как это противоречило бы основным принципам современного права. Именно потому, что невменяемые не могут привлекаться к ответственности, уголовное законодательство и предусматривает особый институт государственного принуждения к лицам, которые совершают общественно опасные деяния, но не могут нести ответственность в общем порядке.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Ответственность и государственное принуждение.

     Как мы уже выяснили, государственное  принуждение является многосторонним, но наиболее интересным для нас является такой повод для его осуществления, как ответственность. Это связано с тем, что право носит ретроспективный характер, и, как следствие, наиболее частые и важные акты государственного принуждения вызваны именно ответственностью.
     Для существования коллектива каждому его члену необходимо отказываться от части желаний, противоречащих воле остальных. Эти жертвы определяют такие источники, как мораль, этикет, законы, религия. Это нормы, которые определяют поведение каждого гражданина, но есть и особые, предусмотренные только для определённых коллективов, например уставы, кодексы и т.п. Каждый из этих источников подразумевает выполнение определённых правил, но если нарушение одних вызывает лишь общественное порицание и эмоциональный дискомфорт (например, муки совести), то другие влекут за собой ответственность. Так, нарушение уголовного кодекса чревато уголовной ответственностью нарушителя. Это ретроспективная ответственность. По сути, порицание за нарушение норм этикета тоже является ретроспективной ответственностью, но государство наказывает нарушителя своих нормативно-правовых актов более сурово.
     В соответствии с законодательством  Российской Федерации, существуют следующие  виды ответственности:
    Уголовная;
    Дисциплинарная;
    Административно-правовая;
    Гражданско-правовая.
     Согласно  этому делению, выделяются виды принуждения: физическое; психическое, о которых  уже упоминалось ранее; имущественное; организационно-правовое. Последние два характерны исключительно для человеческого общества и только после появления частной собственности и неравенства, то есть в государственный период истории.
     Согласно  конституции Российской Федерации, например, каждый гражданин этого  государства имеет основные права, которые принято делить на:
    Личные (право на жизнь, защиту чести и доброго имени, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность личной жизни, жилища, свободу мысли и слова и т.д.);
    Политические (равный доступ к государственной службе, свобода собраний и митингов, избирательное право и т.д.). Эти права предусмотрены только для граждан Российской Федерации;
    Социально-экономические (право частной собственности, свободного распоряжения им, на свободную экономическую деятельность, на труд, на отдых, на образование и т.д.);
     Конституция Российской Федерации предусматривает  гарантию соблюдения этих прав, кроме  случаев, предусмотренных законодательством, наказывая людей, нарушивших чьи-либо права на её территории, нарушением их прав. Таким образом, имеем парадокс: организация, гарантирующая соблюдение прав, монополизировала их нарушение. Конечно, следует заметить, что это нарушение должно происходить в конечном итоге в интересах общества.
      Ответственность сочетается с государственным осуждением, порицанием поведения правонарушителя. Именно государственное осуждение помогает вызвать такие чувства, которые могут оказать существенное воспитательное воздействие на лиц, допустивших противоправное деяние. Например, помещение больного в психиатрическую больницу или таможенный досмотр лиц, пересекающих границы государств, или изъятие имущества его собственником у добросовестного приобретателя не сопровождаются осуждением, порицанием этих лиц, хотя и носят не совсем благоприятный для них характер.
      Среди признаков ретроспективной юридической ответственности можно выделить:
      - обязательное наличие правонарушения как основание для наступления юридической ответственности;
      - осуждение (порицание) поведения  правонарушителя; 
      - причинение правонарушителю страдания:  морального, физического, имущественного (материального);
     - использование механизмов государственного  принуждения.
     Ответственность возникает только вследствие наличия  правонарушения и доказанности вины объекта.
      Психологические меры выражаются в осуждении государством поведения правонарушителя. Отрицательная оценка выражается в признании его виновным в совершении противоправного деяния и определении ему конкретной меры ответственности, которая в ряде случаев может ограничиваться мерами психологического порядка — предупреждением, объявлением замечания или выговора. Негативные последствия выражаются в переживаниях правонарушителем данных мер и самого факта привлечения к юридической ответственности. В то же время его имущественные и иные права остаются неизменными, такими, как они сложились до принятия решения о применении ответственности.
     Лишения имущественного плана, которые вынужден претерпевать правонарушитель, могут  выражаться в уплате им штрафа, пени, неустойки, отбытии исправительных работ, лишении конфискованного  имущества. Организационно-правовые и физические меры сводятся к ограничению прав и свобод правонарушителя. Это, в частности, может быть административный арест, лишение специального права, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение свободы на определенный срок или пожизненно.
     Использование механизмов государственного принуждения  в реализации юридической ретроспективной ответственности подразумевает, что только государство имеет право применять санкции по отношению к правонарушителю.
      Суть  юридической ретроспективной ответственности как лишения, ограничения прав и интересов правонарушителей состоит в их штрафном характере. Лицо не имело бы этих последствий, если бы его действия были правомерны. Благодаря применению юридической ответственности правонарушитель не только ничего не приобретает, а, наоборот, утрачивает большие ценности по сравнению с благом, приобретенным незаконным путем.
     Но  существует ещё и перспективная  ответственность. Это осознание того, что нарушение общественных норм повлечёт за собой определённое наказание. Большинство людей при должном воспитании, а в ряде моментов и на рефлективном уровне, знают что «хорошо», а что «плохо», поэтому стараются подавлять в себе некоторые инстинкты. Считается, что именно воспитание, перспективная ответственность и подсознательные ограничители формируют гражданскую сознательность, свойственную человеку.
     В то же время, однажды наказав невиновного, мы получим деформацию правового  сознания в виде протестной модели поведения, озлобленности, обиды. Поставленная цель принесет обратный эффект – из законопуслушного гражданина мы, скорее всего, получим асоциально настроенного типа.
     Важным  инструментом перспективной ответственности  являются СМИ и публичность. Во-первых, они способствуют юридической грамотности  населения (указывая на правонарушение), а во-вторых, формируют страх и  осторожность (указывая на наказание). Система ретроспективной ответственности  в основном и направлена на проявление перспективной ответственности  как у ранее приговорённых, так и у ранее не судимых, конечной целью имея не наказание, а воспитание законопослушного гражданина и добропорядочного члена общества. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Общая история государства  и принуждения.

       Итак, принуждение – многостороннее  явление, а значит, рационально  было бы создать несколько  институтов принуждения в зависимости  от способа принуждения, повода  к нему. Попробуем проследить  развитие институтов принуждения  и человеческого общества.
     Человекоподобные  существа появились на Земле более 2 миллионов лет назад. В биологии принято считать, что человек произошёл от приматов, а примат – коллективное животное, следовательно, если принять во внимание эти факты и тот факт, что современный человек так же является членом общества, можно сделать умозаключение, что и в интервале между выделением вида и современностью человек также стремился к коллективности, а значит, находился под давлением принуждения.
     Итак, в период становления первобытного строя люди жили малыми родственными группами по 20-30 человек, основные источники  провианта – собирательство и  охота, что вызывает частые миграции, постепенно происходят мутации, формирующие  речь, прямохождение и обособленный большой палец рук, позволяющий использовать подручные предметы. В это время главой группы является вожак, выявленный на основе биологических законов как в дикой природе (сильнейший и становился вожаком), но его функционал включает в основном руководство охотой, деление провизии и выбор путей миграции и т.п.
     Следует отметить, что человеческому обществу свойственно не столько доминирование  физической или умственной силы для  завоевания авторитета, сколько психологической. Издревле и до сих пор власть как  проявление иерархических законов  кроется в агрессивности, что  сыграло положительную роль: физические стычки заменились стычками психологическими, в которых побеждает более  устойчивый психологически. Доминантная личность подавляет других, после чего навязывает им конфликты, в которых и выстраивается иерархическая пирамида, в которой каждый знает своё место.
       Регламента поведения особи в  коллективе пока не предусмотрено,  принуждение осуществляет весь  род и сводится оно к лишению  пищи, избиению, казни или изгнанию.
     В период родовой общины  происходят важные изменения: переход к животноводству и земледелию, что со временем привело  к оседлости, объединению родов  в общины, специализации и, как  следствие, обмену. Надо отметить, что  частной собственности пока что  не существует. В это время во главе общин становятся старейшины родов, жрецы и советы войнов, а впоследствии выделяются главы общин – вожди. Принуждение осуществлял каждый из  вышеназванных аппаратов, каждый – своим способом, но все – заручившись поддержкой остальных, стоявших ниже в иерархической пирамиде.
     Всё это способствовало накоплению ресурсов и, как следствие, возникновению  частной собственности и неравенства. Общины расширяются, глава социального образования отходит от участия в производственном труде, сосредотачиваясь на организационном и обрастая аппаратом приспешников, который впоследствии делится по специализациям. Так, согласно со мнением многих историков, возникают древние государства. В государстве и возникают самостоятельные органы принуждения (палачи, дружина, войско и т.п.). Религиозный институт также имел сильное принуждающее влияние, как бы даже не большее чем светское, но в отличие от государственных институтов, преимущество отдавалось психологическому, а не физическому принуждению.
     Далее появляются античные государства, в  которых возникают нормативно-правовые акты, регламентирующие жизнь каждого  члена общества. Они определяют правонарушения и ответственность за них, что выделяет новый этап развития принуждения. Теперь выделяется новый институт принуждения – суд, гарантирующий каждому свободному члену общества соблюдение его чётко установленных прав и вносит психологический элемент в светское принуждение. Ответственность дискриминируется в зависимости от характера правонарушения. Таким образом, отныне имеем разделение принуждения на общество, суд, исполнение и религия. Совокупность этих инстанций на данный момент гарантирует наилучшее принуждение. Такое деление сохранилось до сих пор.
     В средние века значительно усиливается  церковь, теперь религиозные нормы  – основной источник права. Кроме  психологического элемента, церковь  берёт на вооружение физический элемент  принуждения, во имя бога устраиваются жестокие пытки и казни.
     В эпоху возрождения происходит возвращение  к античным нормам, церковь вновь  отходит на второй план, светская власть вновь – главный институт принуждения, которое регламентируется государственными правовыми источниками.
     В новое время широко распространяются специальные органы государственной  власти, узко специализирующиеся исключительно  на исполнении внутригосударственного принуждения (полиция, спецслужбы и  т.п.). Переход от монархических форм правления к республиканским добавляет гласности судебным разбирательствам, что, на мой взгляд, является усилением психологического фактора принуждения за счёт физического (о чём будет сказано позднее).
     С тех пор по настоящее время  значительного изменения институтов принуждения, как и государственного аппарата, мной не наблюдается.
     Исходя  из всего вышесказанного, в той  или иной степени фактически все  органы государственной власти являются органами осуществления принуждения. Что и не удивительно, ведь власть подразумевает под собой способность  к принуждению, и, как следствие, реализацию этого потенциала, иначе  смысл наличия власти автоматически  теряется.
     Таким образом, мы проследили эволюцию государства, институтов и методов принуждения  от зачаточного состояния по настоящее  время. Следует обратить внимание на то, что любое важное изменение  государственного уклада влечёт за собой  изменение аппаратов и типов  принуждения, что доказывает их взаимосвязь  с государственной властью. Особенно интересна с точки зрения истории  государства и права Российская Федерация и её исторические предшественницы, как государство с часто меняющимися  формами правления, устройства и  политическими режимами.   
 
 
 
 
 
 
 
 

II. История отечественных служб принуждения.

До 18 века.

     Изначально  функции принуждения на Руси выполнялись ополчением во главе с тысяцким (в период феодальной раздробленности и ранее), позже огнищанами («княжьи мужи»). Сводились они, в основном, к исполнению наказания и поддержанию правопорядка.
     Первым  предком российской полиции можно  считать совокупность созданных  в Московском государстве так  называемых приказов (государственных  органов с самостоятельными структурными подразделениями, четким кругом решаемых задач, с установленными формами  делопроизводства и внутренней иерархией, эволюционировавших из «изб» и «дворов»), к которым относились Разбойный, Земский, Холопий и Судный.  Их деятельность регламентировалась  «Судебником» 1497 года и «Уставными книгами».
     Приказ  Холопьего суда ведал делами о  поступлении в холопство, судом  о кабальном холопстве и т.д., первое упоминание о нём датируется 1571 годом в связи с ограничением перехода крестьян, Холопий приказ расширил свою компетенцию на поиск  беглых крестьян. Однако, известно, что  он существовал и до 1500 года.
     В 1555 году была составлена  «Уставная  книга Разбойного приказа», в этом же году был учреждён и сам приказ. Разбойный приказ утверждал в должности губных старост, целовальников и дьяков во всём государстве, санкционировал приговоры губных органов, являлся второй инстанцией для рассмотрения разбойных и татиных (воровских) дел на территории всего государства, кроме Москвы и Московского уезда, в которых вопросами безопасности и порядка, борьбы с кормчеством и пожарами, содержания в чистоте улиц ведал Земский приказ (первое упоминание в 1564 году).
     На  местах функции принуждения в первый этап существования приказной системы осуществляли городовые приказчики (в основном, исполняли наказание за налоговые преступления), городничие и кормленщики, которые были в 1555 году заменены специальными губными органами, призванными преследовать, ловить и казнить преступников в пределах своей «губы» (полицейский округ). В каждой губе из дворян или детей боярских выбирался губной староста, имевший в своем распоряжении аппарат из старост, десятских и «лучших людей», впоследствии заменённый на нескольких целовальников, избираемых из крестьянской и посадской верхушки, и губного дьяка, заведовавшего делопроизводством. Оперативные мероприятия осуществлялись с опорой на сотских, пятидесятских и десятских. Исполнителей полицейских функций называли «ярыжками».
     Со  временем, ведение губных старост  расширилось и содержало уже  дела о татях, убийствах и заведование  тюрьмами.
     С 1649 года деятельность органов принуждения регламентируется «Судебником» и «Наказом о градском благочинии».
     В 1655 году возникает Приказ тайных дел (был упразднён в 1676 году), рассматривавший  политические дела различной важности.
     В 17 веке возникает Поместный приказ, который, помимо прочих функций, осуществлял  борьбу с побегами феодальнозависимых крестьян.  Он имел представительства в большинстве крупных городов государства.
     В это же время для караульной и  полицейской служб стали привлекать стрельцов. В крупных городах  функции принуждения воевод принимали на себя городничие (бывшие городовые приказчики). Смертная казнь и физические наказания в качестве наказания замещают популярные ранее штрафы, для получения признаний активно использовались пытки, стали финансово поощряться доносы.
     С 1696 года Преображенский приказ начинает ведать политическими делами, а так  же охраной порядка в Москве, борьбой  с правонарушителями. Просуществовал до 1729 года.
     Эта эпоха заканчивалась массой крестьянских бунтов, необходимы были перемены, в  том числе и органов принуждения, не способных справиться с массовыми беспорядками. Кроме того, появляется необходимость в органе принуждения, занимающимся политическими делами. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Первая  четверть 18 века.

     С 1701 года по указу Петра I Стрелецкий приказ переформировывается в Приказ земских дел, наследовавший функции принуждения упразднённого Земского приказа.
     Кроме того, Пётр Великий в 1713 году ввёл ряд  временных розыскных канцелярий, выполнявших всё те же функции, одна из которых – Тайная канцелярия, в 1718 году стала постоянной. Занималась она так же политическими делами, но в 1726 году упразднилась.
     В начале 18  века на местах воеводы  делятся функциями принуждения с губернаторами, ландрихтерами (помощники губернаторов), земскими комиссарами (глава округа) и бурмистрами (выборная должность из числа посадского населения). Кроме того, в каждой провинции существовали канцелярии розыскных дел, а в Санкт-Петербурге канцелярия полицеймейстерских дел. 7 июня 1718 года петербуржская канцелярия была переименована в Главную полицию. С этого момента началась история российской полиции как основного органа принуждения.
     Во  главе Главной полиции стоял  генерал-полицеймейстер, первым главой новой структуры стал генерал-адъютант Девиер. Первоначально штат полиции состоял из заместителя генерал-полицеймейстера, 4 офицеров и 36 нижних чинов. Делопроизводство в Главной полицеймейстерской канцелярии вели дьяк и десять подьячих. Полиция не только следила за порядком в городе, но и выполняла ряд хозяйственных функций, занималась благоустройством города — мощением улиц, осушением болотистых мест, уборкой мусора и т. п.
     19 января 1722 года была учреждена полиция в Москве во главе с обер-полицеймейстером. 10 декабря 1722 года была издана «Полицеймейстерская инструкция», состоящая из 40 пунктов.
     В своей деятельности эти органы опирались  на старост улиц и десятских, в  остальных городах и провинциях полиция ещё не отделилась от администрации (губернаторы следили за правопорядком).
     На  местах в 1723-1724 годах были созданы  ратуши в небольших городах и  городовые магистраты в крупных, состоявшие из президента, 2-4 бурмистров и 2-8 ратманов, и заменившие бурмистрские избы. Местная полицейская администрация всё ещё плохо справлялась со своими обязанностями, включавшими функции принуждения, так как низшая единица охватывала слишком значительную территорию (1500-2000 дворов) при малом количестве служащих (земский комиссар, 2-4 подьячих, 4-8 солдат и рассыльных). Для помощи в охране правопорядка с каждых 10 дворов в порядке повинности отряжался человек (квартальный поручик), а для осуществления контроля над ними – сотник, избираемый с каждых 100 дворов.
     Оперативниками  до сих пор являлись, хоть и не годные к полевой службе, но военнослужащие, которые для получения «искреннего» признания всё ещё использовали пытки. В экстремальных условиях (для поимки дезертиров и бандитских шаек, например) нередко привлекались воинские подразделения.
     По-прежнему функции принуждения выполнялись несколькими структурами, компетенция которых до сих пор не была строго разграничена, часто возникали дублирующие должности. Несмотря на появление полицейского института, профессиональна и компетентна была только его администрация, да и та представлялась воинским офицерством, следственный процесс всё ещё осуществлялся по средневековым нормам. 

Эпоха дворцовых переворотов.

     Для нужд исполнения наказания в 1727 году была создана Доимочная канцелярия, а в 1729 Канцелярия конфискации недвижимого имущества.
     «Инструкция» 1728 года ограничивала компетенцию воевод и губернаторов конкретными задачами, в том числе и полицейскими: ловить беглых крепостных, рекрутов, солдат, вести борьбу с разбоем, содержать  тюрьмы, выколачивать недоимки. Кроме  того, этот регламент устанавливал чёткий иерархический порядок административных служащих. По нему, местная администрация  в лице воевод не была даже в косвенном  подчинении Главной полиции.
       В 1730 году для улучшения организации  борьбы с преступностью, восстанавливается  Сыскной приказ.
     В 1731 году возникает Тайная розыскных  дел коллегия, упразднённая в 1762 году (на смену ей пришла Тайная экспедиция Сената, распущенная в 1801 году). В  её юрисдикцию попали дела, ранее принадлежащие  Тайной канцелярии и Преображенскому  приказу, во главе структуры стоял  А.И. Ушаков. После примыкания её к  Сенату, во главе стал генерал-прокурор Глебов и сенатор Панин. В 1764 году Глебова сменил А.А. Вяземский. Обе  эти организации были уже достаточно сильны и опытны, активно использовалась агентура и доносы, при отделениях почты появляются перлюстрационные отделы.
     В губерниях к тому моменту уже  были созданы полицеймейстерские конторы, возглавляемые полицеймейстерами из числа офицеров местного гарнизона, но их функции сводились к содержанию порядка и «благочиния» в городе: соблюдению тишины, чистоты, противопожарных мер и т.д. В начале 60-х годов эти конторы и вовсе попали в подчинение воеводам и губернаторам, а Главная полиция сохранила за собой право лишь штрафовать полицеймейстеров.
     В 1775 году усилилась роль дворянского  и городского самоуправления. Теперь во главе регионов стояли генерал-губернаторы, которые благодаря расплывчатым формулировкам «Учреждения о  губерниях» имели фактически неограниченные полномочия в том числе и по принуждению. Функции принуждения на местах осуществлялись: в губерниях губернатором (стоявшего во главе губернского правления), губернским правлением и приказом общественного призрения; в уездах исправником, нижним земским судом и городничими.
     Губернское  правление доводило до сведения администрации  указания с верхних эшелонов власти, побуждало к исполнению. Приказ общественного призрения определял «праздно шатающихся» в «работные» и «смирительные» дома, ведал состоянием тюрем. Нижний земский суд исполнял распоряжения вышестоящих властей в том числе и по полицейским делам, призван сохранять в уезде «благочиние, добронравие и порядок». Охраной «тишины и спокойствия» в уездном городе занимался городничий, выполнявший функции земского исправника.
     8 апреля 1782 года был утверждён  «Устав благочиния или полицейский». Отныне сохранение «благочиния,  добронравия и порядка» возлагалось  в городах на городскую полицию  и её органы. В столицах во  главе полиции стоял обер-полицейместер, являвшийся начальником управы благочиния. Она могла проводить предварительное следствие и суд по мелким уголовным делам. Что характерно, в её состав входили выборные члены от купечества - ратманы, так как эта структура так же заведовала городским благоустройством и торговлей.
     Компетенция управ благочиния была расширена  по сравнению с ранее существовавшими органами принуждения. Им теперь вменялось в обязанность знать занятия и источники доходов всех жителей, причем не только постоянных, но и временно проживающих, контролировать общественные организации, общества, товарищества и братства, а также религиозные секты и масонские ложи, которые могли образовываться только с разрешения полиции. Характерно, что общая полиция была децентрализована, полицейские органы в губерниях всецело подчинялись губернаторам, а Генерал-полицеймейстер фактически руководил лишь столичной петербургской полицией. Правда, в XVIII в. делались попытки превратить Генерал-полицеймейстера в руководителя всей полиции империи, но они не имели успеха. Общая полиция так и осталась децентрализованной.
     В губернских городах управу благочиния возглавлял полицеймейстер или обер-комендант. Город, насчитывавший более 4000 дворов, делился на части во главе с частным приставом. Центром части была канцелярия частного пристава – «часть», «частный» или «съезжий» дом. Полицейская часть следила за охраной правопорядка на вверенной территории, исполняла государственное принуждение, боролась с пожарами (при ней к концу века нередко создавались пожарные команды во главе с брандмейстерами) и т.д. Полицейские части являлись отныне основными исполнителями судебных решений. Части делились на кварталы, полицейский надзор в которых осуществлял квартальный надзиратель и его помощник – квартальный поручик.
     «Устав  благочиния» содержал «Наказ управе благочиния», который по сути был собранием нравственных афоризмов, которыми должна была руководствоваться полиция («с пути сошедшему укажи путь», «буде и скотина злодея споткнётся, подними её» и т.д.), давая полиции неограниченное право на вмешательство в общественную и частную жизнь городского населения.
     В 1797 году управы благочиния были повсеместно  закрыты, вместо них были введены  ратгаусы, - по сути слившиеся полицейские органы и городское сословное управление. Им подчинялись ратуши и городовые магистраты.
     Указами императора Павла I в Петербург и Москву были назначены военные губернаторы, а в важнейшие губернские города — военные коменданты, которым и подчинена была полиция. Радикальной реорганизации подверглась столичная полиция. Новая ее организационная структура закреплялась в особых правовых актах: «Уставе столичного города Санкт-Петербурга», утвержденном императором Павлом I 12 сентября 1798 года, и «Уставе столичного города Москвы», утвержденном императором 17 января 1799 года.
     Городовые должны были постоянно дежурить в  своих кварталах в особых полицейских  будках, имевших специальную окраску, выделявшуюся издалека (косыми белыми и черными полосами). Контроль за дежурствами городовых возлагался на квартальных унтер-инспекторов.
     Учреждение  института городовых положило начало регулярной патрульно-постовой службе в полиции. Аналогичная реформа полиции была проведена и в Москве. Важным элементом реформы явилось образование как в Санкт-Петербурге, так и в Москве специальных следственных органов, так называемых «юстицких криминальных дел департаментов» при городских правлениях. До реформы расследование преступлений проводили частные приставы, околоточные надзиратели или чиновники полицеймейстерской канцелярии по поручению полицеймейстера. Теперь же в столичной полиции следствие было выделено из полиции и сосредоточено в специальных следственных органах, которые проводили расследования как по делам, направляемым из канцелярии военного губернатора, так и по делам, поступившим из судов и иных присутственных мест, а также по предложениям генерал-прокурора. Следует отметить, что «юстицкие криминальных дел департаменты» являлись не только следственными, но и судебными органами, судившими за мелкие уголовные преступления и административные правонарушения (в том числе нарушение установленной для того или иного сословия формы одежды, прически и т.д.). Поэтому в состав указанных департаментов были включены по два члена городских правлений (бургейместера) и по два выборных от городского сословия (ратсгера).
     Завершилась реформа созданием в столичной  полиции воинской команды «из способных и здоровых кавалерийских полков солдат», в непосредственном ведении военного губернатора и обер-полицеймейстера. Из состава этой команды в каждую часть города в оперативное подчинение частных инспекторов были переданы особые команды: конные в составе четырех унтер-офицеров и 24 драгун и пешие по 4 унтер-офицера и 20 рядовых солдат. Они предназначались как резерв для усиления патрулирования, для подавления возможных массовых беспорядков, захвата вооруженных преступников и т.д. Практически это были полицейские отряды особого назначения (предтечи будущего ОМОНа).
     С 1799 года во всех губернских и уездных  городах стали открываться ордонансгаузы – военно-полицейские управления, возглавляемые полицеймейстером, городничим и комендантом и имевшие военный суд и тюрьму. Компетенция полиции расширяется посредством возложения на нее функций контроля за исправным несением службы чиновниками, исполнения ими предписаний властей. Для усиления эффективности работы полиции на губернаторов, комендантов, полицеймейстеров возлагалась материальная ответственность за нераскрытые хищения и кражи государственного имущества.
     В удельных волостях крестьяне под  руководством чиновников избирали сельский приказ, исполнявший функции принуждения, возглавляемый головой, избираемым на волостном сходе, сотские и десятские избирались на сельском сходе из наиболее зажиточных крестьян.
     Как и прежде инквизиционный процесс  продолжает доминировать. Но телесные наказания уже практически не применяются. Но от подследственного прежде всего стали требовать раскаяния, превратившимся в высшую форму признания виновности под воздействием религиозного чувства. Следствие, особенно по политическим делам, протекало в обстановке большой секретности: у подследственных брались подписки о неразглашении ставших известными им следственных обстоятельств.
     Государственное принуждение выходит на новый  уровень именно в эпоху дворцовых  переворотов. Частые перевороты вынуждали главу государства принуждать своё подчинение, – дворянство, к порядку. Сначала для этого использовался метод «пряника» - улучшение положения, дарование массы прав и свобод, а потом метод «кнута» - отбирание этих прав, усиление полицейского надзора. Оба этих способа успеха не принесли и привели к перевороту. Появляется необходимость в реорганизации органов государственного принуждения. 
 
 
 
 

Первая  половина 19 века.

     Манифестом 8 сентября 1802 года в Россииской Империи создавались первые восемь министерств, среди которых было и министерство внутренних дел. Во главе каждого из них стоял министр, ответственный лишь перед императором, которому предписывалось создать канцелярию и иметь товарища. Первым министром внутренних дел стал граф В. Кочубей, член негласного комитета, а его товарищем – П. Строганов.
     В ведении этого министерства кроме  карательных функций, направленных на пресечение нарушений «тишины  и благоустройства», оказались и  некоторые административно-хозяйственные  дела. В его ведомство попали разнообразные  учреждения: местные административно-полицейские  учреждения и сословные органы дворянства и городских сословий, органы благотворительности, управление иностранными поселенцами, продовольственное дело, Медицинская  коллегия, Главное почтовое управление, управление некоторыми отраслями промышленности. В 1803 году по инициативе министра они  были упразднены и создан построенный  на принципе единоначалия департамент.
     Важную  роль играла особенная канцелярия, созданная в 1805 году – орган политического  сыска, осуществлявший борьбу с общественными  движениями, цензуру, расследование  важнейших уголовных дел, а также  функцию контрразведки. В 1807 году он преобразован в Комитет для рассмотрения дел по преступлениям, клонящимся к нарушению общего спокойствия. В его состав вошли министры юстиции и внутренних дел и несколько сенаторов. Комитет рассматривал дела и решал их, а сыск вела общая полиция.
     Третье  отделение – орган политического государственного принуждения, созданный по записке генерала А. Бенкендорфа («Проект об устройстве высшей полиции»). Его учреждением были ликвидированы организации, дублирующие соответствующие функции: Комитет 13 января 1807 года «для рассмотрения дел по преступлениям, клонящимся к нарушению общественного спокойствия», Особенная канцелярия Министерства внутренних дел, органы политического сыска при штабе Гвардейского корпуса, командующего южных военных поселений, главнокомандующего Петербурга.
     Третье  отделение имело широкую компетенцию, распределенную между пятью экспедициями. Первая ведала организацией политического  сыска и следствия, вела наблюдение за революционерами и организациями, общественными деятелями, деятелями  культуры. Осуществляла следствие по политическим делам, ссылку и заключение, ежегодные отчёты перед Императором. Вторая занималась расколом и сектантством, должностными и уголовными преступлениями, а так же содержание некоторых  общеполитических тюрем. Третья наблюдала  за проживающими в Российской Империи  иностранцами, позднее осуществляла контроль и за передвижениями российских подданных, чему способствовало принятие «Свода уставов о паспортах и беглых» в 1833 году.  Четвертая рассматривала крестьянские дела, в том числе борьбу с крестьянским движением и вела архив всех происшествий в государстве (пожары, бандитизм и т.д.).
     17 августа 1810 года по проекту  М. Сперанского из него выделилось  Министерство полиции, состоявшее  из министра и трёх департаментов  и двух канцелярий (общей и  особенной). Новый орган, кроме всего прочего, следил и за исполнением законов всеми другими государственными учреждениями и принуждал их к исполнению.
     В первую четверть XIX в. существовало несколько органов политической полиции: Комитет высшей полиции, «особенная канцелярия» Министерства внутренних дел, секретные службы гвардейского корпуса и Управления военных поселений и, наконец, секретная часть петербургского градоначальства. Все они были независимы друг от друга и соперничали между собой. Одновременно усиливаются воинские части в губерниях и крупных городах, предназначенные для обеспечения общественной безопасности. С этой целью в 1817 году учреждается корпус внутренней стражи, который в административном отношении, а также в вопросах финансирования и снабжения был подчинен военному министерству. Но его подразделения, расквартированные в губерниях (гарнизонные батальоны и уездные воинские команды), в оперативном отношении подчинялись губернаторам и уездным исправникам.
     В 1819 году Министерство полиции вновь  включается в состав Министерства внутренних дел, в 30-40 годах в нем проводится ряд организационных мер, направленных на усиление полицейско-принудительных функций за счёт сокращения хозяйственных, а особенная канцелярия упраздняется в 1826 году в связи с существованием Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии.
     В 1828 году при Третьем отделении  создаётся должность цензора и его помощника, на которого возлагается функция театрального ценза.
     Исполнительным  органом Третьего отделения с 1828 года были органы и воинские соединения корпуса жандармов, преобразованного 1 июля 1836 года «Учреждением» в отдельный корпус жандармов. Главный начальник Третьего отделения был одновременно и шефом корпуса жандармов. Эти должности исполняли: граф А.Х. Бенкендорф (1826- 1844), граф А.Ф. Орлов (1844-1856), граф  В.А. Долгоруков (1856-1866), П.А. Шувалов (1866-1874), А.Л. Потапов (1874-1876), Н.В. Мезенцов (1876-1878), А.Р. Дрентельн (1878-1880), П.А. Червин (1880).
     Аппарат отдельного корпуса жандармов состоял  из штаба, нескольких окружных жандармских  генералов, подчинённых им жандармских  офицеров, жандармских дивизионов в Санкт-Петербурге, Москве и Варшаве, 126 команд, расквартированных по всем губерниям, жандармского полка и лейб-гвардии полуэскадрона в армии. Корпус имел чисто военную организацию в административном, строевом и хозяйственном отношении.
     Вся деятельность Третьего отделения и жандармерии обобщалась в ежегодных «отчётах о действиях». Они часто сопровождались «Нравственно-политическими» обозрениями, в которых освещались вопросы политического состояния России, настроения различных классов и групп населения. Вело оно контроль и за Министерством внутренних дел, поэтому оно было независимо от местных властей, в том числе и от губернаторов, а начальник Третьего отделения и корпуса жандармов подчинялся только Императору.
     Надзор  за общественно-политическим движением  осуществлялся с помощью таких  источников информации, как сообщения  с мест жандармскими офицерами, материалов, изъятых при обысках, показаний  арестованных, перлюстрации писем и  таких источников как «толки и  слухи». Существовала агентура в России и заграницей.
     Третье  отделение вело «безгласно» следствие  по некоторым делам, оглашение которых  в общих делах подрывало авторитет  существующего строя. Фактически, оно  стояло над всем правительственным  аппаратом России, было органом внесудебной  расправы. 
     Местные органы жандармерии примыкали к  органам администрации и полиции. С 1827 года вся страна была разделена  на 5 жандармских округов, во главе  каждого из которых стоял жандармский  генерал. Округ делился на «отделения», во главе которых стоял жандармский  штаб-офицер, в подчинении у которого находились жандармские части. Жандармы приводили в исполнении законы и  приговоры суда, посылались на поимку беглых крестьян и воров, на «рассеяние законом запрещённых скопищ», на препровождение особо важных преступников и арестантов, а так же осуществляли организацию правопорядка на ярмарках, гуляниях, парадах.
     Политическая  полиция того времени начинает активно  использовать возможности агентуры. Тайный агент И.В. Шервуд-Верный вскрыл подготовку заговора декабристов, П.Д. Антонелли (студент Петербургского университета) способствовал разоблачению кружка М.В. Буташевича-Петрашевского.
       Производство по уголовным делам  тогда подразделялось на три  этапа: следствие, суд, исполнение  приговора. Кроме осуществления  следствия и исполнения приговора,  на полицию возлагались также  и судебные функции, правда по незначительным, маловажным правонарушениям. Следствие как этап производства по уголовному делу дифференцировалось на предварительную и формальную стадии.
     Предварительное следствие начиналось по жалобе потерпевшего, донесению прокуроров, явке с повинной, а также по собственному усмотрению полиции. В ходе его полиция должна была установить, действительно ли имели место деяния, заключавшие  в себе признаки преступления, и  провести необходимые розыскные  действия.
     На  формальной стадии устанавливались  личность преступника и обстоятельства преступления. Доказательства фиксировались  в протоколах, подписываемых лицом, производящим следствие, и обвиняемым. На этой стадии следствия допускалось  присутствие депутатов от сословий для наблюдения за правомерностью следственных действий. Важное значение в процессе расследования придавалось получению собственного признания подозреваемого, но пытки уже в 1801 году были запрещены законодательно.
     В уездах во главе полиции стоял  уездный исправник, при котором  находилось полицейское управление, называемое земским судом, в состав которого входили 4-5 дворянских заседателей, а так же с 30-х годов, два заседателя от государственных крестьян. Канцелярия земского суда возглавлялась секретарём и состояла из двух столов: исполнительного  и следственного. До 1837 года уезд являлся  мельчайшей административной единицей, но впоследствии были учреждены станы, делившие уезды.
     В каждый стан губернатором назначался становый пристав, опиравшийся на выборную полицию удельных и государственных крестьян – сотских и десятских, а так же на вотчинную полицию помещиков.
     В городах охрана правопорядка возлагалась  на полицию, сохранившую устройство, данное «Уставом благочиния», но существовали и исключения: в ряде городов сохранились  комендантские управления и орданансгаузы, в торговых городах функции полицеймейстера получали градоначальники, имевшие больше полномочий.
     В 1842 году при Третьем отделении создаётся пятая экспедиция,  наблюдавшая за периодическими изданиями. В 1848 году создаётся орган надзора за пятой экспедицией Третьего отделения – секретный комитет 2 апреля 1848 года.

     Недовольство  дворянского класса общества ощущалось  всё сильнее и для предотвращения повторения декабрьского восстания  органы государственного принуждения  продолжают эволюционировать.

Вторая  половина 19 века.

     В 60-70 годах произошла реорганизация Третьего отделения, начавшаяся с перераспределением компетенций между экспедициями. Теперь первая экспедиция вела дела, связанные с оскорблением Его Императорского Величества и членов его семьи, а так же следствия по государственным преступлениям, вторая заведовала штатом Третьего отделения, собирала сведения о религиозных сектах, изобретениях, культурно-просветительских, экономических и страховых обществах, фальшивомонетчиках, третья руководила всеми карательными мерами по борьбе с массовым движениям крестьян, наблюдением за общественным и революционным движением, за деятельностью революционных организаций, за общественным мнением, давала распоряжения о высылке, ссылке и заключение под стражу. Здесь составлялись обозрения общественно-политической жизни страны. Существовавшая до 1872 года четвёртая экспедиция сохраняла весь свой прошлый функционал, а так же руководила борьбой с контрабандой, собирала сведения о злоупотреблении местных властей, о «беспорядках в городах». Дела пятой экспедиции в 1865 году поступили в Главное управление по делам печати Министерства внутренних дел. Исполнительным органом Третьего отделения оставался аппарат Корпуса жандармов.
     После 1861 года административно-хозяйственные  задачи Министерства внутренних дел  оттесняются задачами принуждения. Основную роль стали играть такие учреждения, как департаменты полиции и общих дел, главное управление по делам печати и тюремное.
     На  местах органы Министерства внутренних дел по-прежнему подчинялись  губернатору  и его канцелярии, который, в свою очередь, подчинялся самому Министерству. Управление полицией губернатор осуществлял  через второе отделение губернского  правления.
     В уездах во главе полиции стоял  уездный исправник, при котором  находилось полицейское управление, называемое земским судом, в состав которого входили 4-5 дворянских заседателей, а так же с 30-х годов, два заседателя от государственных крестьян. Канцелярия земского суда возглавлялась секретарём и состояла из двух столов: исполнительного  и следственного. До 1837 года уезд являлся  мельчайшей административной единицей, но впоследствии были учреждены станы, делившие уезды.
     В каждый стан губернатором назначался становый пристав, опиравшийся на выборную полицию удельных и государственных крестьян – сотских и десятских, а так же на вотчинную полицию помещиков.
     В городах охрана правопорядка возлагалась  на полицию, сохранившую устройство, данное «Уставом благочиния», но существовали и исключения: в ряде городов сохранились  комендантские управления и орданансгаузы, в торговых городах функции полицеймейстера получали градоначальники, имевшие больше полномочий.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.