На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат Классический психоанализ Зигмунда Фрейда

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Классический психоанализ  Зигмунда Фрейда  
 
Основатель психоанализа — Зигмунд Фрейд — один из первых психологов, обративших внимание на проблему изучения детства. Изначально психоанализ развивался как исключительно практическое направление, как метод лечения, но вскоре он стал богатым источником психологических фактов. Нельзя было не заметить огромную роль детства, детских переживаний во всей дальнейшей жизни человека. Последующие исследования и теоретические разработки привели Фрейда к тому, что эти детские переживания имеют сексуальную окраску, и этот опыт оказывает неосознанное влияние на поведение и жизнь взрослого человека. По Фрейду, неосознанный опыт является содержанием одной из трех компонент человеческой личности — бессознательного или “Оно”. “Оно” — иррациональное начало в человеке, подчиняющееся принципу удовольствия. Две другие компоненты — это “Сверх-Я” и “Я”. “Сверх-Я” — ограничивает влечения бессознательного, являясь носителем моральных норм, а “Я” следует принципу реальности и помогает субъекту действовать адекватно внешней ситуации. Содержанием “Оно” и “Сверх-Я” наполняются в детстве. Как сказано выше, “Оно” представляет бессознательные влечения, детерминированные детскими переживаниями. “Сверх-Я” — родительское начало, цензура, критика, представление о нормах, запретах, табу. “Сверх-Я” также закладывается в детстве  
 
Каждый человек проходит в своем развитии следующие стадии:  
 
 
Оральная стадия (0 – 1 год). В этот период внимание ребенка сконцентрировано на ротовой области (она считается основной эрогенной зоной), связанной с кормлением. На этапе оральной стадии Фрейд выделял две подстадии — раннюю и позднюю. На ранней подстадии сексуальным проявлением ребенка является сосание, а на более поздней к нему добавляется укус. На данной стадии закрепляются основные, самые глубинные инстинкты “Оно”. “Я”, изначально отсутствующее у ребенка, начинает выделяться из “Оно”, лишь на втором полугодии жизни ребенка. На этой стадии инстанция “Сверх-Я” еще отсутствует.  
 
Анальная стадия (1 – 3 года). На этой стадии либидинозная энергия концентрируется вокруг ануса. По мнению Фрейда, детская сексуальность теперь удовлетворяется при помощи овладения процессами выделения. На этой стадии “Я” личности ребенка уже полностью сформировано, оно начинает контролировать импульсы бессознательного. Под влиянием таких сил, как страх потерять родителей, страх наказания, социальное принуждение, начинает постепенно формироваться инстанция “Сверх-Я”.  
 
Генитальная стадия (3 – 5 лет). Как считал Фрейд, это высшая ступень детской сексуальности. На этой ступени развития ребенка важнейшей эрогенной зоной становятся генитальные органы. Сексуальность перестает быть аутоэротичной. Дети, перешедшие на эту фазу развития, начинают испытывать сексуальную привязанность к взрослым людям. По мнению Фрейда, именно на этой стадии, формируется Эдипов комплекс у мальчиков и комплекс Электры у девочек — суть их заключается в сексуальной привязанности ребенка к родителю противоположенного пола и восприятия второго родителя как соперника. По Фрейду, при нормальном развитии разрешение этого комплекса, происходит под влиянием страха кастрации, который заставляет мальчика отказаться от сексуального влечения к матери и идентифицировать себя с отцом. Три инстанции личности человека заканчивают свое формирование именно на этой стадии.  
 
Латентная стадия (5 – 12 лет). На этой стадии "Я" полностью контролирует "Оно", что обуславливает снижение полового интереса ребенка. Энергия либидо находит другие пути реализации — она переносится на освоение человеческого опыта, общение со сверстниками и взрослыми и т. п.  
 
Генитальная стадия (12 – 18 лет). В этот период повышается сексуальный интерес ребенка. По мнению Фрейда, на данной стадии нормальный подросток стремится к одной цели — нормальному сексуальному общению. Может наблюдаться регресс или фиксация на одной из предыдущих стадиях развития в случае затруднений в реализации этой цели. На данном этапе "Я" должно сдерживать особенно агрессивные проявления и импульсы "Оно".  
Когда ребенок взрослеет (Фрейд не выделял такой стадии), его характер определяется развитием и взаимодействием трех основных инстанций. По мнению Фрейда, при правильном развитии их нормальное взаимодействие может осуществляться с помощью защитного механизма сублимации. Как писал впоследствии Э. Эриксон, правильная и уместная сублимация необходима личности, чтобы нормально развиваться — это одно из важнейших и наиболее смелых положения теории Фрейда. Патологическое развитие характеризуется наличием таких защитных механизмов, как регрессия, рационализация, вытеснение и т. п.  
 
Зигмунд Фрейд, в основном, работал со взрослыми пациентами. Однако иногда он занимался и детьми. Фобия маленького Ганса (описанная в работе под названием "Анализ фобии пятилетнего мальчика") — один из наиболее известных, хрестоматийных примеров детского психоанализа у Фрейда. Рассмотрим кратко этот случай в качестве примера работы с ребенком в классическом психоанализе.  
 
Фрейд замечает в своей работе, что различного рода страхи — очень распространенное проявление неврозов. Болезнь мальчика заключалась в том, что он "обнаруживает весьма специфический страх, что его укусит белая лошадь". В своей книге Фрейд пишет, что различные фобии могут быть проявлением разнообразных неврозов, однако наиболее часто (как и в случае с Гансом) — это так называемая "истерия страха". Эта истерия страха, как правило, перерастает в фобию. Исключение составляют лишь те случаи, когда вытесненная энергия либидо конвертируется, а не остается свободной в виде страха. Для излечения от истерии страха пригоден лишь психоаналитический метод. Именно он позволяет открыть доступ к вытесненным желаниям ребенка и, таким образом, помочь ему. В своей работе Фрейд достаточно подробно описывает ход болезни мальчика и процедуру аналитической работы с ним. Можно выделить следующие приемы, используемые в данном случае (как мы увидим в дальнейшем, эти приемы получили свое развитие в работах А. Фрейд).  
 
Изучение сведений, сообщаемых родителями — они помогают понять возможные причины невроза, найти патогенные ситуации в прошлой жизни ребенка.  
 
Анализ и интерпретация детских фантазий. Фрейд очень активно и смело интерпретирует все фантазии и высказывания мальчика, его поведение и поступки.  
 
Во время работы аналитик приходит к пониманию причин болезни своего маленького пациента. Причина эта — Эдипов комплекс. Фрейд приходит к выводу, что белая лошадь для него символизирует отца, которого он на самом деле боится. Причина этого страха — в подавляемом сексуальном влечении к матери. Влечение это обостряется после рождения сестры — в результате этого маленькому Гансу мать начинает уделять меньше времени. До определенного момента нереализованная энергия либидо находит свой выход, сублимируется: мальчик возится с другими детьми на даче, представляя, что это его собственные дети. После переезда в город выход энергии закрывается — и, как результат, возникает фобия. Фрейд постепенно подводит Ганса к осознанию причин своей болезни в ходе работы с ним.  
 
Итак, в своей достаточно обширной теории, Зигмунд Фрейд довольно подробно описал свои взгляды на развитие ребенка. Перейдем теперь к рассмотрению точки зрения его наследницы (и в прямом, и в переносном смысле) — Анны Фрейд, которая сумела развить психоанализ именно в направлении детства, воплотив на практике теорию Зигмунда Фрейда.
 

Теория "детского психоанализа" Анны Фрейд  
 
Одним из последователей Фрейда, развивавших направление детского психоанализа, является его дочь Анна Фрейд. Она полностью сосредоточила свое внимание на проблемах и методах психоанализа, применяемого к детям. В своих лекциях, вышедших в последствии в виде отдельной книги "Введение в детский психоанализ", она рассмотрела следующие проблемы.  
 
Ребенок, в отличие от взрослого, никогда не является инициатором начала анализа — решение о необходимости анализа всегда принимают его родители или другие окружающие люди. По словам Анны Фрейд, некоторые детские психоаналитики (например Мелания Клейн) не считают это серьезным препятствием в работе, однако, по ее мнению, вполне целесообразно постараться каким-нибудь образом вызвать в ребенке заинтересованность, готовность и согласие на лечение. Эту часть психоаналитической работы она выделяет в отдельный период детского психоанализа — подготовительный. В течение этого периода непосредственно аналитической работы не ведется, просто происходит "перевод определенного нежелательного состояния в другое желательное состояние с помощью всех средств, которыми располагает взрослый в отношении к ребенку". Автор выделяет три предварительных условия, необходимые для начала анализа: осознание болезни, доверие к аналитику и решение на анализ.  
Таким образом, по мнению Анны Фрейд, первым и немаловажным отличием детского психоанализа от классической его формы является наличие особой, подготовительной стадии, на которой ребенок должен признать свою проблему и принять решение на анализ. По словам автора, "у маленького запущенного невротика вместо сознания болезни... возникает чувство испорченности, которое становится... мотивом для проведения анализа".  
 
 
Что касается толкования сновидений, то здесь, по мнению Анны Фрейд, вполне применимы те же приемы, что используются в работе со взрослыми людьми. Частота сновидений у ребенка не меньше, чем у взрослого. Анна рассказывает, что в работе она сообщает малышу, что "само сновидение ничего не может сделать, каждую свою часть оно откуда-нибудь да взяло", а затем они вместе "отправляются на поиски". В эту же группу приемов выделяется анализ "снов наяву", мечты детей, которыми они делятся более охотно, чем взрослые пациенты. В книге приводится несколько ярких примеров таких детских фантазий, в которых очень явно просматривается связь с какой-то (тоже "просвечивающей") проблемой. Встречаются также "сны наяву с продолжением" — фантазии, связанные по сюжету, которые ребенок рассказывает от сеанса к сеансу. В самых удачных случаях, аналитик может войти с ребенком в настолько тесный контакт в самом начале анализа, что он (ребенок) будет рассказывать ежедневно продолжение своего сна наяву, что является очень удобным и достоверным источником информации об актуальном внутреннем состоянии ребенка. Еще один специфический для детского психоанализа прием — это изучение и толкование рисунков детей. Дети охотно и много рисуют и, подчас, проявляют бессознательные желания, чувства именно в рисунках.  
 
Касаясь метода свободных ассоциаций, Анна Фрейд замечает, что у ребенка, как правило, отсутствует готовность к ассоциированию. Именно поэтому, по ее мнению, детский анализ считается (на момент написания книги) особенно трудной областью применения учения Зигмунда Фрейда. Однако, иногда можно "спровоцировать" ребенка давать некоторые ассоциации. Так, например, в практике автора был случай, когда удалось разрешить проблему, используя метод свободных ассоциаций, когда девочку просили "сесть на корточки с закрытыми глазами и прислушаться к тому, что происходило в ней". Девочка, обладая (что важно) прекрасной зрительной памятью, охотно выполняла эту инструкцию и рассказывала все, что "приходило на ум ". Уже в то время были попытки заменить свободные ассоциации игрой (доктор Гельмут, Мелания Клейн). Как мы увидим ниже, эти методы получили широкое развитие, например, его активно применял в своей практике Эрик Эриксон.  
 
Отдельное внимание уделяет Анна Фрейд роли переноса (или перенесения) как технического приема в детском психоанализе. Первое, что обращает на себя внимание, это то, что необходимо заинтересовать ребенка перед началом анализа, это означает, в переводе на аналитическую терминологию, создать положительное перенесение. Таким образом, положительное перенесение является необходимым условием с самого начала работы. Отрицательные же перенесения при детском анализе являются, по словам автора, прежде всего, препятствием, т. к. нормальная и продуктивная психоаналитическая работа с детьми возможна только при наличии положительного перенесения. Отрицательные же, сколь много материала они не давали, в детском анализе следует разрушать. Все элементы перенесения у ребенка, продолжает Анна, остаются лишь элементами, невроз перенесения как таковой у ребенка не возникает. Это обусловливается прежде всего тем, что ребенок, в отличие от взрослого, еще не разорвал теснейших отношений с родителями и, по сути дела, ему незачем переносить свои отношения к родителям на другого человека. Кроме того, аналитик при работе с детьми не должен оставаться безличным, как в классическом психоанализе, он, как уже неоднократно упоминалось, должен быть интересным, симпатичным ребенку. Это создает реакцию перенесения искусственно, а ничто искусственное не может стать по-настоящему реальным.  
 
 
современные представления психоаналитиков о развитии ребенка.

Познание детской  психики с помощью психоанализа и игровой техники расширило  представления об эмоциональной  жизни маленьких детей, углубило понимание самых ранних стадий развития и их долговременного вклада в  нормальное или патологическое развитие психики во взрослые периоды жизни.
Детский психоаналитик  Дж. Боулби рассматривал прежде всего эмоциональное развитие детей. Его теория привязанности основана на синтезе современных биологических (этологических) и психологических данных и традиционных психоаналитических представлений о развитии.
Ключевая идея теории Боулби состоит в том, что мать важна не только потому, что она удовлетворяет первичные органические потребности ребенка, в частности утоляет голод, но главное — она создает ребенку первое чувство привязанности. В первые месяцы жизни крики и улыбки ребенка гарантируют ему материнскую заботу, внешнюю безопасность и защищенность. Эмоционально защищенный ребенок более эффективен в своем исследовательском поведении, ему открыты пути здорового психического развития. Разнообразные нарушения первичной эмоциональной связи между матерью и ребенком, «расстройства привязанности» создают риск возникновения личностных проблем и психических заболеваний (например, депрессивных состояний).
Идеи Боулби сразу нашли применение и начиная с 1950-х гг. привели к практической реорганизации системы больничного режима для маленьких детей, позволившей не отрывать ребенка от матери.
Р. Шпиц подчеркивает, что взаимоотношения между ребенком и матерью в самом раннем возрасте оказывают влияние на формирование его личности в последующем. Очень показательными для психоаналитического подхода к исследованию и коррекции развития в детском возрасте являются такие понятия, как «привязанность», «безопасность», установление близких взаимоотношений детей и взрослых, создание условий для налаживания взаимодействия детей и родителей в первые часы после рождения.
Широкую известность  получила позиция Э. Фромма по вопросу о роли матери и отца в воспитании детей, об особенностях материнской и отцовской любви.
Материнская безусловна: ребенок любим просто за то, что  он есть. Сама мать должна иметь веру в жизнь, не быть тревожной, только тогда  она сможет передать ребенку ощущение безопасности. «В идеальном случае материнская любовь не пытается помешать ребенку взрослеть, не пытается назначить награду за беспомощность». Отцовская любовь — по большей части это обусловленная любовь, ее нужно и, что важно, можно заслужить — достижениями, выполнением обязанностей, порядком в делах, соответствием ожиданиям, дисциплиной. Зрелый человек строит образы родителей внутри себя: «В этом развитии от матерински - центрированной к отцовски - центрированной привязанности и их окончательном синтезе состоит основа духовного здоровья и зрелости».
Представитель психоаналитической педагогики К. Бютнер обращает внимание на то, что традиционная для психоанализа сфера семейного воспитания дополняется и даже вступает в конкурентные, противоречивые отношения с системой институционального, внесемейного воспитания. Влияние видеофильмов, мультфильмов, игр, индустрии игрушек на внутренний мир детей постоянно растет, и часто оно может быть оценено резко негативно.
Представительница Парижской школы фрейдизма Ф. Дольто рассматривает прохождение детьми символических этапов становления личности. В своих книгах «На стороне ребенка», «На стороне подростка» она анализирует с психоаналитической точки зрения многочисленные проблемы: характер воспоминаний детства, самочувствие ребенка в детском саду и школе, отношение к деньгам и наказаниям, воспитание в неполной семье, норма и патология родительско - детских отношений, зачатие в пробирке.
Детский психоанализ  оказал немалое влияние на организацию  работы с детьми в образовательной  и социальной сферах, на работу с  родителями. На его основе созданы многочисленные программы раннего вмешательства, варианты терапии взаимоотношений «родители — ребенок», «отец — мать — ребенок» для родителей и детей «групп риска». В настоящее время существует немало центров психоаналитической терапии детей. Однако, по словам одного из видных представителей этого направления С. Лебовичи, «и по сей день нелегко с точностью определить, что именно представляет собой психоанализ у ребенка». Цели современной длительной психоаналитической терапии ребенка формулируются в весьма широком диапазоне: от устранения невротических симптомов, облегчения бремени тревоги, улучшения поведения до изменений в организации умственной деятельности или возобновления динамичной эволюции психических процессов развития. 

Использование психоаналитической теории детства в  педагогике.
1. Биогенетический  принцип психологии
Педагогика беспрерывно  обращалась к детской психологии с вопросами, что же такое процесс  детского развития и каковы его основные законы. Попытки объяснения этого  процесса, делавшиеся детской психологией, всегда были обусловлены общим уровнем  психологических знаний. Сначала  детская психология была описательной наукой, еще не способной раскрыть внутренние законы развития. Постепенно психология, равно как и медицина, переходила от симптомов к синдромам, а затем и к настоящему причинному объяснению процесса. Изменения в  представлениях о психическом развитии ребенка были всегда связаны с  разработкой новых методов исследования. "Проблема метода есть начало и основа, альфа и омега всей истории  культурного развития ребенка", –  писал Л.С.Выготский. И далее: "... Опереться по-настоящему на метод, понять его отношение к другим методам, установить его сильные и слабые стороны, понять его принципиальное обоснование и выработать к нему верное отношение – значит, в известной мере, выработать правильный и научный подход ко всему дальнейшему изложению важнейших проблем детской психологии в аспекте культурного развития" [35, с. 42]. Важно подчеркнуть, что речь идет именно о методе, ибо конкретная методика, по мысли Л.С.Выготского, может принимать разнообразные формы в зависимости от содержания частной проблемы, от характера исследования, от личности испытуемого.
Большое влияние  на возникновение первых концепций  детского развития оказала теория Ч.Дарвина, впервые четко сформулировавшая идею о том, что развитие, генезис, подчиняется определенному закону. В дальнейшем любая крупная психологическая  концепция всегда была связана с  поиском законов детского развития.
К числу ранних психологических теорий относится  концепция рекапитуляции. Э.Геккель сформулировал биогенетический закон в отношении эмбриогенеза: онтогенез есть краткое и быстрое повторение филогенеза. Этот закон был перенесен на процесс онтогенетического развития ребенка. Американский психолог Ст.Холл считал, что ребенок в своем развитии кратко повторяет развитие человеческого рода. По его мнению, дети часто просыпаются ночью в страхе, даже в ужасе и после долго не могут уснуть. Он объяснял это атавизмом: ребенок попадает в давно прошедшую эпоху, когда человек один спал в лесу, подвергаясь всяким опасностям, и внезапно пробуждался. Ст.Холл считал, что игра ребенка – это необходимое упражнение для полной утраты рудиментарных и теперь уже бесполезных функций; ребенок упражняется в них подобно головастику, который непрерывно двигает своим хвостом, чтобы он отвалился. Ст.Холл предполагал также, что развитие детского рисунка отражает те стадии, которые проходило изобразительное творчество в истории человечества.
Эти положения  Ст.Холла, естественно, вызвали критику у многих психологов. Так, С.Л.Рубинштейн подчеркивал, что подобные аналогии несостоятельны: взрослый человек, как бы примитивен он ни был, вступает в отношения с природой, в борьбу за существование как готовый, созревший индивид; у ребенка совсем другие отношения с окружающей действительностью. Поэтому то, что кажется похожим, вызвано другими причинами, представляет собой другой феномен [135]. "Было бы антиэволюционно заставлять ребенка переживать все заблуждения человеческого интеллекта," – остроумно заметил другой ученый, П.П.Блонский [14]. Однако под влиянием работ Ст.Холла изучение детской психологии приняло необычайно широкие масштабы и увлекло многих. "В Америке любят все делать широко!" – писал швейцарский психолог Э.Клапаред. Чтобы быстрее достичь желаемой цели и получить большой фактический материал, началась разработка разнообразных анкет, польза которых часто была весьма сомнительной. Учителя не успевали отвечать на опросные листы, рассылаемые педагогическими журналами, и за это их порицали, считая отсталыми. "Но наука не создается так быстро, как строятся города, даже в Америке, и ошибки этой лихорадочной и искусственной деятельности скоро дали себя знать," – сразу же констатировал Э.Клапаред [79].
Теоретическая несостоятельность концепции рекапитуляции  в психологии была выявлена раньше, чем появилось критическое отношение  к этой концепции в эмбриологии. И.И.Шмальгаузен показал, что в  филогенезе происходит решающая перестройка  всего эмбриогенеза в целом, происходит спускание вниз решающих моментов развития [171]. Критика Э.Геккеля, основанная на громадном фактическом материале, поднимает проблему истории эмбриогенеза.
Несмотря на ограниченность и наивность концепции  рекапитуляции, биогенетический принцип  в психологии интересен тем, что  это был поиск закона. Как подчеркивал  Д.Б.Эльконин, это была неверная теоретическая концепция, но это была именно теоретическая концепция. И если бы ее не было, еще долго не было бы и других теоретических концепций. В концепции Ст.Холла впервые была сделана попытка показать, что между историческим и индивидуальным развитием существует связь, которая до сих пор недостаточно прослежена [56].
Теория рекапитуляции  недолго оставалась в центре внимания ученых, но идеи Ст.Холла оказали значительное влияние на детскую психологию через исследования двух его знаменитых учеников – А.Гезелла и Л.Термена.
2. Нормативный подход  к исследованию  детского развития
А.Гезелл, как и многие другие крупные психологи, получил педагогическое и медицинское образование и затем более тридцати лет работал в Йельской психоклинике, на основе которой позже был создан теперь хорошо известный Гезелловский институт детского развития. Там по сей день изучается онтогенез психики, проводятся клинические и педагогические исследования. Значителен вклад А.Гезелла в детскую психологию. Он разработал практическую систему диагностики психического развития ребенка от рождения до юношеского возраста, которая базируется на систематических сравнительных исследованиях (нормы и разных форм патологии) с применением кино-фоторегистрации возрастных изменений моторной активности, речи, приспособительных реакций и социальных контактов ребенка. Для объективности наблюдений им впервые было использовано полупроницаемое стекло (знаменитое "зеркало Гезелла").
А.Гезелл ввел в психологию метод лонгитюдинального, продольного изучения психического развития одних и тех же детей от рождения до подросткового возраста. Он изучал монозиготных близнецов и одним из первых использовал близнецовый метод для анализа отношений между созреванием и научением. В последние годы жизни А.Гезелл исследовал психическое развитие слепого ребенка для того, чтобы более глубоко понять особенности нормального развития. В клинической практике широко применяется составленный А.Гезеллом Атлас поведения младенца, содержащий 3200 (!) фотографий, фиксирующих двигательную активность и социальное поведение ребенка от рождения до двух лет. Однако в своих исследованиях А.Гезелл ограничивался чисто количественным изучением сравнительных срезов детского развития, сводя развитие к простому увеличению, "приросту поведения", не анализируя качественных преобразований при переходе от одной ступени развития к другой, подчеркивал зависимость развития лишь от созревания организма. Пытаясь сформулировать общий закон детского развития, А.Гезелл обратил внимание на снижение темпа развития с возрастом: чем моложе ребенок, тем быстрее происходят изменения в его поведении [50]. Но что скрывается за изменением темпа развития? В работах А.Гезелла трудно найти ответ на этот вопрос. Это и понятно, ибо следствием применяемых им срезовых (поперечных и продольных) методов исследования было отождествление развития и роста [50].
Работы А.Гезелла были критически проанализированы Л.С.Выготским, который назвал концепцию А.Гезелла "теорией эмпирического эволюционизма", раскрывающей социальное развитие ребенка как простую разновидность биологического, как приспособление ребенка к своей среде. Однако призыв А.Гезелла к необходимости контроля за нормальным ходом психического развития ребенка и созданная им феноменология развития (роста) от рождения до 16 лет не потеряли своего значения до сих пор.
Л.Термен в 1916 году стандартизировал на американских детях тесты А.Бине и, расширив шкалу, создал новый вариант тестов для измерения умственных способностей, ввел понятие коэффициента интеллектуальности (IQ) и попытался на основе фактов обосновать положение о том, что он остается постоянным на протяжении жизни. С помощью тестов им была получена кривая нормального распределения способностей в популяции и начаты многочисленные корреляционные исследования, которые ставили своей задачей выявить зависимость параметров интеллекта от возраста, пола, порядка рождения, расы, социоэкономического статуса семьи, образования родителей. Л.Термен осуществил одно из самых длительных в психологии лонгитюдинальных исследований, которое продолжалось в течение пятидесяти лет. В 1921 г. Л.Термен отобрал 1500 одаренных детей, коэффициент интеллекта которых был 140 и выше, и проследил их развитие. Исследование закончилось в середине 70-х годов уже после смерти Л.Термена. Вопреки ожиданиям, ни к чему существенному, кроме самых тривиальных выводов, это исследование не привело. По мнению Л.Термена, "гений" ассоциируется с лучшим здоровьем, более высокой умственной работоспособностью и более высокими достижениями в области образования, чем в остальной популяции.
Вклад А.Гезелла и Л.Термена в детскую психологию состоит в том, что они положили начало становлению детской психологии как нормативной дисциплины, которая описывает достижения ребенка в процессе роста и развития и на их основе строит разнообразные психологические шкалы. Отмечая важные результаты исследований этих ученых, необходимо подчеркнуть, что основной упор они делали на роль наследственного фактора для объяснения возрастных изменений.
Нормативный подход в исследовании детского развития составляет, по существу, классическое американское направление в изучении детства. В рамках нормативной традиции следует  искать истоки интереса американской психологии к проблемам "принятие роли" и "развитие личности", так, в ней были впервые проведены  исследования таких важных условий  развития, как пол ребенка и  порядок рождения. В 40-х и 50-х годах  были начаты нормативные исследования эмоциональных реакций у детей (А.Джерсилд и др.).
Новый интерес  к нормативному изучению детей разного  пола возник в середине 70-х годов (Е.Маккоби и К.Жаклин). Всемирно известные исследования интеллектуального развития ребенка, проведенные Ж.Пиаже на протяжении нескольких десятилетий, проверялись, осмысливались и ассимилировались в рамках американской нормативной традиции (Дж.Брунер, Г.Бейлин, И.Вулвилл, М.Лорандо, А.Пинар, Дж.Флейвелл, Д.Элкинд, Б.Уайт и др.).
В 60-е годы в  нормативных исследованиях произошли  новые изменения. Если раньше ученые были направлены на поиск ответа на вопрос: "Как ребенок себя ведет?", то теперь встали новые вопросы: "При каких условиях ?", "Каковы следствия развития?" Изменение аспектов исследования, постановка новых вопросов повлекли за собой развертывание эмпирических исследований, которые привели к открытию новых феноменов развития ребенка. Так были описаны индивидуальные вариации последовательности появления поведенческих актов, феномены визуального внимания у новорожденных и младенцев, роль стимуляции в повышении и замедлении познавательной активности. Были изучены отношения между матерью и младенцем не только у человека, но и у животных (обезьян). Но обилие новых фактов до сих пор не привело к решению основных нормативных вопросов: Как и при каких условиях происходит психическое развитие ребенка? По мнению самих американских психологов, вопросы стали еще более неразрешимыми, в их решении, по словам Р.Сирса, не было видно просвета [252].
Подходы к анализу внутренних причин психического развития ребенка
В отличие от американской психологии, которая, по существу, остается психологией научения, европейские психологи (З.Фрейд, Ж.Пиаже, К.Левин, А.Валлон, X.Вернер) разрабатывали на основе созданных ими оригинальных методов исследования новые подходы к пониманию психического развития как качественного процесса, подчиняющегося внутренним законам самодвижения.
Жан Пиаже и  его последователи создали одно из наиболее плодотворных направлений  в изучении психического развития ребенка  – Женевскую школу генетической психологии. Как известно, психологи  этой школы изучают происхождение  и развитие интеллекта у ребенка. Для них важно понять механизмы  познавательной деятельности ребенка, которые скрыты за внешней картиной его поведения. Для этой цели в  качестве основного метода используется известный прием Ж.Пиаже, который  ориентирован не на фиксации внешних  особенностей поведения ребенка  и поверхностного содержания его  высказываний, а на те скрытые умственные процессы, которые приводят к возникновению внешне наблюдаемых феноменов. Работы Ж.Пиаже и его учеников показали, что развитие интеллекта ребенка состоит в переходе от эгоцентризма (центрации) через децентрацию к объективной позиции ребенка по отношению к внешнему миру и себе самому.
Своеобразие развития психики ребенка психологи Женевской  школы связывают с теми структурами  интеллекта, которые формируются  при жизни благодаря действию ребенка с предметами. Внешние  материальные действия ребенка (до двух лет) первоначально выполняются  развернуто и последовательно. Благодаря  повторению в разных ситуациях действия схематизируются и с помощью  символических средств (имитация, игра, речь и др.) уже в дошкольном возрасте переносятся во внутренний план. В  младшем школьном возрасте системы  взаимосвязанных действий превращаются в умственные операции. Порядок формирования фундаментальных структур мышления постоянен, но сроки их достижения могут  варьировать в зависимости от внешних и внутренних факторов и, прежде всего, от социальной и культурной среды, в которой живет ребенок. Согласно Ж.Пиаже, законы познавательного  развития универсальны, они действуют  как в процессе развития мышления ребенка, так и в ходе научного познания.
Современник Ж.Пиаже  и его постоянный оппонент, французский  психолог Анри Валлон высоко ценил  его работы за то, что в них  была сделана попытка преодолеть традиционный, чисто описательный подход к психическому развитию ребенка  и было предложено генетическое объяснение ярких феноменов детского развития. Ж.Пиаже отказался рассматривать  ощущения в качестве элемента психической  жизни. По его мнению, таким элементом  должно стать движение, точнее, действие. Эти представления легли в  основу создания нового направления  в исследовании развития психики  ребенка.
Однако это  направление в психологии, естественно, не могло решить всех проблем и во многих отношениях было ограниченным. Это заметил А.Валлон. Он не нашел в концепции Ж.Пиаже ответа на вопрос: как и когда в ходе развития ребенка движения, моторные схемы превращаются в сознание, хотя, как известно, Ж.Пиаже пытался ответить и на этот вопрос. Он наметил последовательность стадий развития от простых рефлекторных движений до сложных интеллектуальных операций. Фактически он руководствовался принципом "после этого – значит, по причине этого". Ошибку сразу же заметил А.Валлон: увидеть в генетическом процессе его этапы – еще не означает объяснить сам процесс. Кроме того, в концепции Ж.Пиаже моторные схемы и связи между ними соотносились с лобическими системами, а они, как заметил А.Валлон, отражают господствующие идеи какой-либо научной школы или исторической эпохи. Недостатки теории Ж.Пиаже, по мнению А.Валлона, – недостатки любой психологии, которая ограничивается изучением отдельного индивида вне конкретных условий его жизни. По убеждению А.Валлона, трудности традиционной психологии нельзя преодолеть, если факторы психической жизни искать только в индивиде.
Принципиальная  методологическая установка А.Валлона  – необходимость изучения конфликтов, противоречий, антиномий в ходе развития ребенка, ибо "познание с самого начала и по своему существу должно сталкиваться с противоречиями и преодолевать их" [21, с. 26]. Поэтому, с точки зрения А.Валлона, при изучении развития психики  важно акцентировать внимание не столько на сходстве и подобии  процессов, сколько на различиях  между ними. Более того, для разрешения противоречий важно даже углубить различия между явлениями, чтобы лучше  понять причины и условия их взаимосвязи  и переходов от одного состояния  к другому.
Одно из ключевых противоречий психического развития состоит  в том, как соотносятся душа и  тело, биологическое, органическое, телесное и психическое, как происходит переход от органического к психическому? По мысли А.Валлона, психика не может быть сведена к органике и в то же время не может быть объяснена без нее. Для того, чтобы объяснить, каким образом органическое становится психическим, А.Валлон рассматривает четыре понятия: "эмоция", "моторика", "подражание", "социум".
Подобно либидо у З.Фрейда, эмоции у А.Валлона  в генезисе психической жизни  появляются раньше всего остального. Ребенок способен к психической  жизни только благодаря эмоциям. Именно эмоции объединяют ребенка с  его социальным окружением, через  эмоции ребенок обретает опору для  своей биологии, в эмоции осуществляется симбиоз органического и психического, происходит как бы "переливание" одного в другое. Так, например, крик новорожденного – первоначально  физиологическая реакция. Под влиянием взрослых социальное как бы "перехватывает" физиологическое, чтобы оно стало  психическим. То же самое можно сказать  и об улыбке младенца. Будучи первоначально  проявлением "вегетативного благополучия" ребенка, она связывает ребенка  с его окружением и, прежде всего, с матерью. Она соответствует  потребностям, возникающим между  ними, будучи их "непосредственным органом".
В концепции  А.Валлона понятие "эмоция" тесно  связано с понятием "движение". У маленького, еще не говорящего ребенка движения тела уже могут  свидетельствовать о психической  жизни. По мнению А.Валлона, среди разных форм или функций движения одна прямо  касается выражения эмоций – это  тоническая или постуральная функция. Другая функция движения – кинетическая, или клоническая, направленная на внешний мир. Благодаря ей осуществляются локомоции, схватывание, манипуляции. В отличие от кинетических реакций, тонус, который проявляется в позах – это экспрессивное средство выражения собственных переживаний ребенка и его отношения к другим людям. Период чистой импульсивности, недифференцированности движений ребенка сменяется эмоциональной стадией, когда, по образному выражению А.Валлона, самодвижение есть экстериоризированная эмоция. Дифференциация моторных функций наступает под влиянием поведения взрослого, удовлетворяющего потребности ребенка. Анализ дифференциации и координации движений как сложной системы взаимодействия моторных функций позволил А.Валлону выделить психомоторные типы развития ребенка, что составило основу дифференциальной психологии. Связь эмоции с движением показывает, что психика рождается из органических реакций благодаря социальным запечатлениям.
Другой большой  переход в онтогенезе псих
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.