На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Виды экономических стратегий

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 18.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Московская Академия  Образования  Натальи  Нестеровой. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

КУРСОВАЯ  РАБОТА
по теме: Виды экономических стратегий 
 
 
 
 
 
 

                               
                                                                        
 
 

        Выполнила:
                                                                               Студентка 5 курса  
                                                                               гр.Э5 К2                
                                          Очно-заочного отделения
         Шадская Е.А. 

           Проверил:
           Степанина 
 
 
 

                                              Москва 2012 г.             

Содержание:
1.Введение 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    В отличие от тактики, стратегия оказалась довольно общим понятием, и проникла не только в сферу боевых взаимодействий, но также и в несколько сопряженных областей: политику, бизнес, экономику. К сожалению, механистическое перенесение положений одной области знаний на другую не прошло безболезненно, смысл понятия «стратегия» размылся, потерял свою завершенность.
     В современном мире нам могут встречаться «стратегия продажи пончиков лотошником», «стратегия игры в гольф», «стратегия планирования семьи». И еще множество других столь же удивительных словосочетаний, в которых слово «стратегия» используется в значении «рациональный метод поведения». Не желая углубляться в философию обо всем, мы вынуждены отметить, что подобное расширительное использование чревато, прежде всего, потерей «границ применимости» стратегических парадигм. Например, «принцип сосредоточения ресурсов на главном направлении» можно сформулировать в каждой из вышеперечисленных «стратегий». Но вот только работать он ни в одной корректно не будет.
    Поставив в заголовке нашей работы «Экономические стратегии», мы указали, что областью нашего исследования станут высшие формы деятельности в экономике и бизнесе. Поэтому важно указать рамки применимости наших построений и очертить круг задач, которые мы будем решать. 

     Итак, мы настаиваем на ограничения понятия стратегия. Мы отнесем к стратегии, прежде всего, «учение о лучшем расположении и употреблении всех сил и средств больших социальных групп или сложных систем». Мы не будем относить к стратегии конкретные техники биржевой игры (типа «стратегии покрытого опциона»), считая их относящимися к области тактики.  

      Вообще, конкретные правила использования одного из возможных ресурсов всегда — тактика. К примеру, все так называемые «маркетинговые стратегии» относятся к области тактики. Предметом стратегии для фирмы, работающим на некотором рынке должен быть не вопрос о том, как продать заданный продукт X или серию продуктов Y (хотя может быть вопрос захвата определенных позиций на рынке товаров X, об этом мы поговорим несколько позже). На всякий случай отметим, что «стратегия, которая не опирается на конкретные тактические успехи, обречена на бесплодность». То есть, исключая из области рассмотрения экономические тактики, мы постоянно обязаны помнить о том, что наши построения в своем фундаменте опираются на них.
    Одним из виновников «раздвоения» понятия стратегии является, безусловно, математическая теория игр, которая определяет стратегию как «возможный в соответствии с правилами стратегической игры способ действия игрока или коалиции», смешивая, таким образом, тактику и стратегию.  Первой задачей, которую мы решаем, будет корректное построение «стратегического пространства». Только после построения стратегического пространства мы перейдем к собственно содержанию нашей работы — к стратегиям.
  
 

2. Стратегическое  пространство. 

Мы ограничиваем область стратегии «большими» организациями  или структурами: государствами, государственными образованиями, регионами, крупными корпорациями, предприятиями. Смысл подобного  условия довольно прост — стратегия  требует от объекта стратегии  наличия так называемой «стратегической  позиции», то есть встроенность в систему  глобальных отношений в заданной области, так называемом «театре  военных действий». К примеру, «продавец  пончиков» не имеет стратегической позиции на рынке пончиков. А вот  санэпиднадзор вполне может занимать на этом рынке стратегическую позицию.  

Сделаем небольшое  отступление по поводу «театра военных  действий». Понятно, что всякая деятельность должна иметь некоторые физические и информационные рамки. Совокупность всех доступных для деятельности рассматриваемой структуры физических объектов мы можем трактовать как  «совокупность театров военных  действий этой структуры». Таким образом, мы можем понимать ТВД как глобальный рынок, рынок какого-то региона, и даже отрасль в каком-то регионе. 

Всякий ТВД  имеет «ландшафт», то есть сложившуюся  систему обустройства (для рынка  необходимо учитывать территории, людей  их населяющих, законы и обычаи, принятые на данных территориях). Для ведения  какой-то деятельности ТВД должен быть оборудован инфраструктурой, то есть системой, обеспечивающей взаимодействие участников. Стратегия включает в себя методы и приемы создания и разрушения инфраструктуры. К инфраструктуре рынка следует  отнести коммуникации и государственные  органы, обеспечивающие работу на рынке. 

Отметим, что  ландшафт условно можно разделить  на объективную (территория, дороги, провода) и знаковую (законы, обычаи, сети) части. Считается, что для военной стратегии  первая часть — топография —  имеет больше значение, но экономическая  стратегия имеет дело с отношениями  между людьми, для которых знаковый ландшафт представляет значительно  большую ценность. Объекты ландшафта  можно условно разделить на две  категории: не поддающиеся управлению (такие, как географические и этические  особенности, государственное устройство) и доступные для изменения (в  военной стратегии это прежде всего коммуникации, а для экономической  — контакты и связи).  

  

В предыдущем пункте мы описали свойства объекта стратегии (занимать стратегическую позицию на ТВД), но субъектом стратегии (то есть теми структурами, которые, собственно и вырабатывают стратегии) могут  быть далеко не все объекты стратегии. Кроме стратегической позиции требуется  еще наличие стратегического  управления, то есть возможность существенно  менять стратегическую позицию. 

К примеру, церковь, доминирующая на некотором ландшафте, почти всегда является объектом стратегии  на заданном ТВД. Ее влияние на маркетинг  отмечалось в целом ряде работ. Но изменить свою стратегическую позицию  на этом ТВД церковь практически  не способна. Несколько случаев, когда церковь пыталась оказать влияние на рынок (и, прежде всего, это требования запретить тот или иной товар) убеждают нас, что эти попытки являются крайне редкими и почти не изменяют структуры рынка. 

Далеко не все  субъекты стратегии имеют свои собственные  стратегии. Довольно часто можно  наблюдать компанию/регион/государство, которое в своей деятельности опирается лишь на нужды текущего момента и не ставит перед собой  задачу изменения своей стратегической позиции. Итак, последняя компонента стратегии — это воля к стратегическому  мышлению, готовность использовать свои ресурсы для действий на ТВД. 

В большей части  экономических стратегий государство, хотя и является субъектом стратегии, не имеет стратегической воли и поэтому  используется другими участниками  для достижения их целей (к примеру, через лоббирование своих интересов). 

Военная стратегия, как и экономическая стратегия, требует волевого усилия некоторых  людей для ее претворения в  жизнь, поэтому разумным будет рассмотреть  устройство управления системами, подвергающимися  стратегическому управлению.  

Прежде всего, для таких систем характерно выделение  управляющей и управляемой подсистем, причем уровень взаимного пересечения  этих структур незначителен. Действительно, управленцы и работники на крупном  предприятии или государственной  структуре редко входят в единую социальную группу. Еще реже между  ними есть какие-то иные формы отношений, кроме установленных структурно. А значит решения, которые принимает  управляющая система, никогда не оказывает прямого «самодействия».  

Здесь, кстати, можно  показать еще одно отличие между  стратегией и тактикой: в тактической  ситуации управляющая и управляемые  системы пересекаются. Продавец пончиков управляет прежде всего собой, трейдер  на бирже самостоятельно принимает  решение о движении находящихся  у него акций.  

А вот директор предприятия, контролируя работу тысяч  сотрудников, может разве что  увеличить/уменьшить себе зарплату, да и то, подобные «фокусы» имеют  малое отношение к «управлению».  

Таким образом, в экономике мы всегда можем указать  тот орган, который ответственен за принятие той или иной стратегии. Деятельность управляющего органа, может  быть рассмотрена в рамках организационно-деятельностной триады: во-первых, задание стратегических рамок, или же постановка целей/задач  деятельности структуры и ограничений  на эту деятельность. Во-вторых, планирование, или же решение на способ достижения целей и постановка задач структурам младшего уровня. В-третьих, контроль за проведением плана в действие (в том числе и оперативный  отклик на изменившиеся внешние условия). Рассмотрим их отдельно.
3. Целеполагание 

Никакая человеческая деятельность не может считаться  разумной, если она не имеет ограничений. В иерархической системе управления (такой какой является государственное  учреждение или крупная фирма), рамки  подразделениям ставят более высшие структуры, сообразуясь со своими нуждами  и задачами. К сожалению, иерархическая  система принципиально ограничена «сверху», причем «сверху» у такой  системы находится структура, ответственная  за стратегическое управление. 

В рамках военной  стратегии выделяют так называемую «большую стратегию», то есть такую  деятельность, которая направлена на установление рамок и целей деятельности армии. Типичный пример «большой стратегии» — принятие решения на ведение (не ведение) военных действий, выбор  противника, союзников. Эти задачи «включены» в политическую жизнь государства, поэтому есть возможность взять  хотя бы часть рамок оттуда. 

В экономической  же стратегии, субъект управления не всегда может рассчитывать на наличие  высшего уровня, с которым можно  соотнестись, что усложняет задачу на порядок.  

       С другой стороны, экономическая деятельность, в отличие от военной, имеет несколько явно заданных характеристик эффективности (к примеру, полученная прибыль в «условных единицах»), которые часто можно помыслить как объективные критерии качества управления. По-видимому, наилучшей иллюстрацией этого тезиса может служить история предприятия Форда.
   «Сколько людей уверено, что важнее всего устройство фабрики, сбыт, финансовые средства, деловое руководство, — удивлялся Форд. — Важнее всего самый продукт, и всякое форсирование продукции до того, как продукт усовершенствован, означает трату сил». Форд не признавал никакого управления, кроме целенаправленного движения по пути увеличения объемов производства и снижения издержек. Единственный критерий эффективности управления это норма прибыли, которая вся вкладывается в производство. 

Подход Форда  нельзя однозначно считать некорректным, ведь множество фирм и компаний пользуются в своей деятельности именно им. Проблема в том, что таким образом  поставленная стратегическая рамка  на самом деле «убивает» стратегию, вынуждая в каждом конкретном случае искать решение с максимумом прибыли. Именно поэтому прибыль не может  быть самоцелью в случае стратегического  управления, то есть управления вещами «поважнее, чем деньги».  

С другой стороны, требование прибыльности является очень  хорошей рамкой для экономической  деятельности. В начале 90-х многие компании из IT отрасли США (особенно на рынке интернет-услуг, такие как Yahoo! или Amazon) приняли схему деятельности, при которой прибыльность не являлась критерием успеха, поскольку экспоненциально  возраставший объем инвестиций позволял покрыть любые издержки. Результатом  стал тяжелейший кризис 1999-2001, когда  до трети компаний в этой сфере  обанкротилось, еще треть находится  на грани ликвидации, а суммарный  индекс технологических компаний упал в три раза. 

Отсутствие рамки  прибыльности характеризует многочисленные «пирамиды» (МММ-подобные образования), открывает путь к стратегии «кадавра профессора Выбегаллы», который «загребет  все материальные ценности, до которых  сможет дотянуться, а потом свернет  пространство, закуклится и остановит  время». 

Итак, экономическая  деятельность, которая неспособна приносить  прибыль, а направлена на вовлечение исключительно внешних ресурсов должна быть отвергнута установлением  «рамки прибыльности». В качестве небольшого вывода отметим, что рамка прибыльности влечет за собой так называемую рамку  «выживания на следующем ходу». Несложно получить прибыль в текущем году, продав все недвижимое имущество, но только вот на следующий год продавать  будет нечего.  

Кроме того, существует ряд субъектов экономики, которые  могут вырабатывать стратегию, но для  которых денежная прибыльность не определена изначально. Это, прежде всего, государственные  структуры (но не государственные предприятия), партии и социальные образования. Для  них рамка прибыльности должна быть переформулирована как «эффективное функционирование», что означает, в  общем, что такие структуры должны производить полезную работу, хотя бы с точки зрения «пользователя». 

  

Мы уже сделали  первый шаг к экономическому целеполаганию  в предположении, что это целеполагание  осуществляется управляющей структурой. Но можно ли делать такое предположение? Что будет, если какая-то компания/учреждение откажется от прерогативы выработки  своих целей, но и не поставит прибыльность во главу угла? Как тогда будут  выработаны цели и рамки? 

Отметим, что  не зависимо от преходящих условий, целеполагание  у сложных систем будет осуществлено независимо от воли управляющей структуры. Только вместо рационального, возможно отрефлексированного, решения, цели и  рамки будут получены нерациональным, случайным методом из трансцендентных  установок лиц, обязанных к принятию решения. Зачастую, эти установки заключены всего лишь в личном самообогащении. Цель личного самообогащения владельца фирмы (директора предприятия) ничем не хуже любой другой поставленной перед системой, более того, решить такую задачу системе зачастую проще, чем обеспечить прибыльность. 

В конце концов, капитализация любого современного предприятия, компании, государственной  структуры на порядки превышает  запросы обычного руководителя. То есть при снятии рамки прибыльности, задача личного обогащения банальна. Интересно, когда поставленная задача совместна с рамкой прибыльности. В таком случае обычно решение  следует искать на пути получения  «сверхприбылей». Дело в том, что  при нормальной структуре прибылей, пользователь не может изымать заметную часть прибыли в свою пользу, в  противном случае уже на следующем  витке экономической машины система  окажется в худшем по сравнению с  конкурентами положении. 

Итак, сверхприбыли в современном мире могут быть получены двумя путями: преступной деятельностью и открытием нового рынка. Второй пункт мы обсудим немного  позднее, а вот преступная деятельность является типичным способом решения  задачи самообогащения при сохранении рамки прибыльности структуры. 

Коррупция и  мафия вполне могут описываться  как экономические структуры, выбравшие  в качестве цели самообогащение. Отметим, что обогащение не влечет за собой  непосредственного нарушения законов  и обычаев общества, оно лишь способствует возникновению ситуаций, в которых  пользователю удобнее нарушать законы.
      Отношение к законам и обычаям образуют вторую рамку. Понятно, что государственные институты или крупные корпорации вполне в состоянии оказывать давление на законодателей с целью изменения действующих законов. Но все-таки, принятие общепризнанных «правил игры» будет действительным разделением. Существующий «легендарный» образ мафии включал в себя некоторые «законы мафии», которые не были никем приняты и самозародились, но которым следовало следовать. Нарушение же каралось. Упрощенно, такой же подход можно применить и к нормальным законам.
    А теперь вернемся к монополии. Тема монополий и сверхприбылей крайне непроста, особенно учитывая огромные возможности, сосредоточенные в руках монополистов, по «искривлению информационного пространства в свою пользу». Стратегию монополизации мы обсудим в аналитических стратегиях, отметим здесь, что монополия не может быть самоцелью, поскольку монополия всегда ограничена во времени. Это одна из стратегий, причем не идеальная (с учетом эмоционально неоднозначного восприятия монополиста окружающими).
     Третья рамка, которую зачастую можно видеть установленной на месте цели, это рамка «развития». Неоднократно мы читаем, что «главная задача: повышение уровня X» (не важно какого именно X, главное повышение). В принципе, как и в двух других случаях, такое целеполагание не является безусловно фатальным, и структура начнет развиваться в указанном направлении. Особенно, если это развитие удачно дополнено монополизацией какого-то сегмента рынка.
    Противоположной целью, кстати, является требование безусловного сохранение достигнутого уровня (скажем, «уровня продаж», или доли рынка). Опять же, некоторое время и эту задачу можно решать.
      Проблема со всеми динамическими целями только в одном: рост никогда не бывает постоянным, на некотором этапе все возможности роста оказываются подорванными. И тогда нужно либо отказываться отстратегической цели в пользу чего-то еще (а что мешало сделать это заранее, не вкладывая массу усилий на не нужный уже «рост»), либо сталкиваться с кризисом (например, типичная ситуация XIX века — кризис перепроизводства — относится к этой ситуации).
      Сохранение же достигнутых успехов есть задача негативная (она поясняет, что именно делать нельзя), причем тормозящая возможности роста. В результате вместо сохранения достигнутых уровней всегда получается медленное сползание в кризис.  

В принципе, рамка  развития (сохранения) может быть поставлена. Но даже по сравнению с предыдущими  рамками она «слабая», зачастую стратегия  заставляет отказываться от столь обобщенных категорий в пользу конкретной тактической  выгоды. 

  

Итак, структурные  рамки могут восприниматься как  цели стратегии, но приветствовать такой  подход нельзя. Внутри системы других целей не может возникнуть (разве  что «поддержание достойного существования  пользователя», такая своеобразная социальная гарантия владельцу завода, и то, она есть объединение второй и третьей). Цели стратегии все  равно придется выбирать извне экономической  системы, возможно административным решением. Возможно, что внешнее давление поставит структуру в такие условия, что  выживание из рамки станет целью. Правда, возможны альтернативы целеполаганию. 

Последнее время  стало модным и полезным приемом  выработка «миссии фирмы», то есть системы из общественно-полезной цели существования фирмы, конкретных тактических  целей и системы ценностей  сотрудников (можно назвать миссию фирмы ее трансценденцией, то есть принятую на веру систему недоказуемых, но полагаемых верными, утверждений). Миссия фирмы  есть внешняя данность (она, теоретически, вырабатывается руководством или даже группой привлеченных экспертов), что  позволяет избежать ошибки в целеполагании  изнутри. Сама по себе идея миссии, однако, снижает тактическую подвижность, и для нужд стратегии разумным было бы оставить только когнитивную  составляющую, то есть «проявление  новой идентичности» по отношению  к фирме.  

К примеру, многие в России знают, что ксерокс есть товарный знак компании с тем же названием, но традиционно называют ксероксом любую светокопировальную машину. Что означает, что Ксерокс  обладает некоторой идентификацией себя в обществе. В качестве цели существования любого экономического субъекта можно полагать создание такой  вот идентичности. 

Неприятной особенностью «миссионерского» подхода следует  считать его простоту. То есть негибкость. Если структурные рамки при необходимости  можно снять (и такое следует  делать в кризисе — скажем, отказаться от прибыльности), после чего возвращение  в данные рамки становится локальной  целью стратегии, то рамки трансценденции снять нельзя.
       
             Глава 2. Стратегии 

4. Основы стратегий  в экономике 

Построив стратегическое пространство, мы получили возможность  рассматривать стратегии как  некоторую деятельность, заданную стратегическими  рамками и направляемую волей  к решению поставленных задач (упрощая, достьижению заданной цели). Это  дает нам возможность производить  классификацию стратегий и, прежде всего, рассматривать стратегии  с позиции субъекта стратегии, планирующего органа. 

Стратегия это  всегда задача с множеством неизвестных, часть из которых первостепенной важности. Само по себе это увеличивает  значимость разведки и аналитики, однако стоит подчеркнуть, что и разведывательная, и аналитическая деятельности никогда  не приводят к конструктивному решению  поставленных задач, они только создают  базис для такого решения.  

Само же решение  происходит в рамках оперативного управления ресурсами, то есть в виде последовательности действий и контрдействий, расположенных  во времени и связанных единством  замысла и результата. То есть в  рамках «операций».  

Классификация операций может происходить по множеству  признаков, однако первичным признаком  мы полагаем базис аналитичности  — неаналитичности. Этот базис возникает  из банального противоречия между необходимостью заранее предугадывать и просчитывать все возможные варианты развития событий и неопределенностью  начальных данных. Управляющий вынужден делать выбор между ними хотя бы потому, что только исходя из этой категории  можно ответить на вопрос о том, отвечает ли выбранная стратегия рамке прибыльности и, даже, рамке выживания.  

Если мы встанем  на позиции аналитичности, то мы гарантируем  выживаемость и, возможно, способны оценить  соотношение прибыльности/убыточности  наших планов, способны оценить все  риски и «сдемпфировать» их. Но при этом наши действия будут не всегда эффективны, планы, предусматривающие  многочисленные развилки (если а то, иначе), будут тяжелы для понимания. Неаналитическая стратегия дает более простой алгоритм достижения прибыльности, но не дает гарантии. Риск в неаналитической стратегии  всегда не равен нулю, а размер ожидаемого выигрыша зависит от риска.
     Еще раз отметим, что мы разделили стратегии на аналитические и неаналитические даже не столько по принципу просчитываемости вариантов или интуитивного управления системой, но прежде всего по отношению к трактовке понятия самосохранения, можно полагать выбор по оси аналитичность/неаналитичность дает калибровочные оценки применению всех остальных рамочных требований. Можно сказать, что граница проходит по категориальной сущности: должны ли суждения быть бинарными (выиграл или проиграл) или «вероятностными» (с такой вероятностью выиграл, с такой — проиграл). Причем понятно, что ответ на этот вопрос каждая управляющая структура все равно должна дать, осознанно или неосознано. 

5. Аналитические  стратегии 

На войне мерилом  успешности любой стратегии является бой. Только в бою определяется, насколько  хорошо подготовлены войска, сколь  высок их боевой дух и сколь  грамотным были построенные планы. Бой — это акт измерения, который  наглядно демонстрирует все сильные/слабые места стратегии. 

Но в экономической  стратегии нет места бою. Никакому событию нельзя поставить в соответствие это «максимальное, запредельное напряжение всех сил». Пользуясь военной аналогией, экономика есть беспрестанное маневрирование без столкновения. Тактика увиливающего маневрирования нашла свою уничижительную критику у генералиссимуса Суворова, который полагал, что на войне главное — бой. Однако с середины XX века военная стратегия тоже потеряла акт измерения на поле боя. В связи с появлением ядерного оружия и понимания тотальности разрушений, которое оно производит, сверхдержавы были вынуждены перейти к стратегии сдерживания.
    Без акта измерения аналитические стратегии теряют почву существования. Фактически, из всего ряда аналитических стратегий остаются только те, которые изначально были рассчитаны на пассивного противника (или на создания такой ситуации, при которой противник пассивен).
     Итак, мы можем рассмотреть стратегии непрямого действия, среди которых выделим: темпы операций (или темподинамические стратегии), геометродинамические и информационные стратегии. Все эти стратегии изначально роднит только факт «отхода» от прямого столкновения с противником в пользу применения действий, направленных на создание ситуаций, когда противник «абстрактно», должен сдаться. Можно обобщить, сказав, что всякая аналитическая стратегия вынуждена искать «рычаг», при помощи которого она «перевернет мир». Причем рычаг в такой стратегии может быть в одном из трех внешних ресурсов: времени, физическом ландшафте или информационном ландшафте.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.