На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Диаспора и ее роль в социализации

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?19
 
СОДЕРЖАНИЕ
 
Введение…………………………………………………………………………...3
1. Понятие диаспоры в социологическом дискурсе.............................................5
2. Особенности национальных диаспор на постсоветском пространстве…...11
Заключение ………………………………………………………………………18
Список литературы…………..……......................................................................19
 
 


Введение
 
В современном мире наблюдаются массовые перемещения населения. По мере развертывания глобализационных процессов, возникновения новых государств или развертывания локальных конфликтов и войн эти процессы могут усиливаться. Содействует перемещению больших групп людей и экономическое неравенство между странами и регионами. Поэтому в перспективе следует ожидать увеличения числа людей, проживающих за пределами мест своего традиционного обитания. Во множестве случаев переселенцы образуют в принимающих обществах новые сообщества, которые меняют этническую картину данных стран и регионов. Многие из образовавшихся групп способны к длительному воспроизведению и создают собственные культурные среды. Для принимающих обществ изучение этих новых сообществ представляет как научный, так и практический интерес. Новые процессы необходимо должным образом отразить в понятийном аппарате науки.
Термин «диаспора» пока не получил в социологии своего точного определения. Его используют с большим разбросом: от очень узкого понимания, когда под диаспорами понимаются только классические диаспоры - еврейская и армянская, до самого широкого, когда им обозначаются любые этнические и религиозные меньшинства. Самое узкое определение диаспоры не имеет смысла из-за наличия всего двух случаев для его употребления. Оно подчеркивает уникальность данного явления. Конечно, и еврейская и армянская диаспоры имеют неповторимые уникальные черты и условия своего возникновения, но эта уникальность все же искусственно преувеличивается, и существует множество этнических групп, возникновение и воспроизводство которых имеет общие черты с этими двумя случаями. Если акцентировать внимание на этой похожести, а не на отличиях, понятием «диаспора» можно будет обозначать довольно широкий круг явлений. Одновременно необходимо отойти и от самого широкого значения, так как такое употребление понятия утрачивает специфику описываемых явлений и делает его синонимом уже определенных и устоявшихся в науке терминов.
Целью данной работы является изучение диаспоры и ее роль в социализации.
При этом были поставлены следующие задачи:
1.                              Рассмотреть понятие диаспоры в социологическом дискурсе;
2.                              Охарактеризовать особенности национальных диаспор на постсоветском пространстве.
 


1. Понятие диаспоры в социологическом дискурсе
 
Чтобы выявить признаки, с помощью которых можно будет описывать понятием «диаспора» современные реалии, необходимо вернуться к истории его возникновения. Прежде всего, надо отметить, что понятие возникает для обозначения совершенно определенного исторического сюжета - рассеяния евреев среди язычников. Если мы расширим его использование в отношении других исторических сюжетов, это все равно определит невысокий уровень абстрактности данного понятия. Попытки повысить уровень абстрактности, по- видимому, и приводят к размыванию его содержания и делают его непригодным для описания реальных ситуаций.
Существительное «диаспора» впервые встречается в Септуагинте. Греческое «диаспора» означает рассеяние, что закладывает определенный смысл: группа образуется в результате перемещения и разделения прежде единой группы. Это означает проживание вне своей страны. Здесь очень важен фактор перемещения. Если его ввести как обязательный критерий, то понятием диаспора можно будет обозначать только группы, образовавшиеся в результате миграционных процессов. Например, датчане в Германии и немцы в Дании проживают вне своих государств, но никуда не перемещались и тогда диаспорами считаться не могут. В зонах контактов этносов представители соприкасающихся народов живут обычно чересполосно. Проведение политических границ неизбежно приводит к появлению этнических групп, живущих вне основного ареала своего этноса[1].
В силу разных причин этот ареал может быть также просто разделен между соседними государствами или часть его присоединена к соседнему государству. Проживающие в данном ареале этнические группы являются автохтонными для данного региона, местности, то есть коренными. В таком случае армяне, проживающие в Турции, не должны быть причислены к армянской диаспоре, так как не покидали этнической родины.
Для описания таких случаев в социологии широко используется понятие «этнические меньшинства». Тем более, понятие диаспора не должно применяться к коренным народам какой-либо страны, традиционно проживающим в ее отдельных ареалах. Не следует говорить, как о диаспорах, о российских чувашах, марийцах, татарах и других коренных народах. Итак, говоря о диаспорах, речь ведется о группах мигрантов из других обществ. Не углубляясь в дискуссию о том, что такое общество, здесь и далее под ним понимается сообщество в пределах границ национального государства. В перспективе оно может утратить обществообразующие признаки, но это достаточно отдаленная перспектива, которой в настоящее время можно пренебречь[2].
Изменение государственных границ может иметь следствием и другие сложные ситуации. Например, русские в Эстонии. Часть из них - мигранты, а часть - коренные жители данного ареала.
Рассеяние предполагает также, что представители данной этнической группы в настоящее время проживают в среде людей другой национальности или национальностей, на «чужой» территории. В этнической социологии и этнологии пространственный аспект может быть описан как дисперсное или компактное (локальное) проживание этнической группы. Понятие «дисперсный» предполагает, что представители какой-то этнической или религиозной группы не образуют районов, где они составляют большинство населения. Представители этнодисперсных групп тоже как бы «рассеяны» в массе основного населения. Разница как бы в направлении, на которое указывают понятия. «Этнодисперсная группа» - это всегда «внутри»: общества, страны, региона, поселения. Понятие «диаспора» указывает вовне: это за пределами основного места проживания своего этноса. Например, все этнические меньшинства в Нижнем Новгороде проживают дисперсно, но в пределах Нижегородской области некоторые из них имеют места компактного проживания. Таким образом, понятие «диаспора» имеет пространственный критерий, но в него вкладывается иной смысл, чем в понятие «этнодисперсная группа».
В современном иврите еврейская диаспора обозначается словом «галут». Там оно имеет отрицательную коннотацию[3]. Существуют предложения включить в содержание термина «диаспора» указания на вынужденность миграции под влиянием неблагоприятных обстоятельств (война, голод, депортация, изгнание). Однако группы, сформировавшиеся под влиянием исключительно этих причин, редки. Даже классическая еврейская диаспора не отвечает этому требованию на протяжении всей истории своего существования. Проблема существования в чужих культурах становится чрезвычайно актуальной для иудеев еще до римского запрета на проживание в Палестине. Проживание иудейского населения за пределами Палестины носило не только вынужденный, но и добровольный характер и было следствием экономических причин. До греков торговые пути шли через Палестину, и иудейское население активно занималось международной торговлей. С развитием греческой цивилизации торговые пути идут через Средиземное море, и еврейское население перебирается в новые торговые центры. В первом веке до н.э. в каждом греческом городе Малой Азии имелось значительное иудейское население. Одной из самых больших общин была александрийская в Египте. Из пяти городских кварталов два были заселены преимущественно иудеями. Инициатором перевода Ветхого Завета на греческий язык был библиотекарь Александрийской библиотеки. Александрийская иудейская диаспора была первой читающей публикой этого перевода, так как некоторые говорили уже только по-гречески[4].
Требование учета негативного опыта миграции как следствие предполагает также наличие психологической травмы, унижения, обиды, мифа об исторической родине и возвращении на нее через цепь переселений, восприятия рассеяния как изгнания и даже наказания свыше. Все это придает понятию духовно-эмо­циональную окраску. Представляется, что подобный опыт может быть спецификой некоторых диаспор, но не общим признаком.
Таким образом, к диаспорам следует причислять группы мигрантов, принадлежащих к неавтохтонным для данного общества этносам. Но такое определение тоже является слишком широким. Понятие диаспора здесь легко можно заменить словосочетаниями: коренные (автохтонные) и некоренные этнические меньшинства.
Интересной представляется идея определять диаспору как некую модель сообщества, обладающего некоторой целостностью и воспроизводящегося длительное время в принимающем обществе[5]. Таким образом, от диаспоры будет требоваться наличие специфической структуры. В этом случае в диаспору не будут входить люди, ориентированные на ассимиляцию или просто не участвующие в этнических сетях и структурах. Мигранты как этническое меньшинство будут скорее номинальной группой, в то время как диаспора обязательно предполагает внутреннее взаимодействие. Отсутствие такого взаимодействия и специфических структур означает, что диаспора либо еще не сформировалась, либо находится в стадии распада.
К специфическим структурам диаспоры можно отнести прежде всего общины. Диаспора не является неким «протяженным телом». Она состоит из отдельных общин, в рамках которых и организуется большая часть этнических сетей. Большая часть организаций, информационных сетей, средств массовой информации создается и функционирует также в пределах отдельных общин. В.Д. Попков относит общины к базовым элементам диаспоры, ее неделимым элементам, существование которых, однако, невозможно без сети коммуникаций между множеством общин диаспоры[6]. Это требование - логичное продолжение тезиса о том, что диаспора есть целостное социальное образование. Но это же означает, что прежде чем применить к какой-либо этнической группе понятие «диаспора», необходимо убедиться, что эта группа структурирована, что она представлена общинами и что между этими общинами существует устойчивое взаимодействие, без которого эти общины существовать не смогут. Установление последнего факта при помощи «общего взгляда», без специального исследования вряд ли возможно. Это существенно снижает возможности употребления данного понятия.
Сомнительно также, что требованию целостности будут отвечать многие из мигрантских сообществ. Вполне возможно, что удастся установить относительную целостность таких групп, внутри принимающих их обществ, некоторые из них будут иметь контакты с аналогичными группами в других странах, но вместе с ними никакой целостности образовывать не будут.
Кроме того, все социальные структуры подвижны. Диаспору можно рассмотреть не только как состояние, но и как процесс. З.И. Левин предлагает выделять четыре стадии существования диаспоры[7]. Процесс начинается с аморфной совокупности людей. Контакты случайны и определяются силой обстоятельств. Большинство мигрантов определяют выбор страны и города переселения возможностями получения информации об условиях жизни, рынке труда, жилья и т.п. Источниками информации являются переехавшие ранее родственники, соседи, знакомые. На этой стадии еще нет специфических организаций, но формируются личные сети с этнически окрашенной коммуникацией.
На второй стадии идет образование общины. Накопление иммигрантской массы сопровождается ее структурированием и появлением специфических институтов. Возможно появление анклавов компактного проживания. Появляется бизнес для обслуживания нужд общины. Переселение на этой стадии идет массово и уже из разных мест исхода: возможно возникновение нескольких общин в принимающей стране. Внутри общин складываются земляческие, клановые, благотворительные, конфессиональные ассоциации.
Третья стадия - стадия зрелой диаспоры. Развитая инфраструктура делает ее самодостаточной. Нередко работу и все необходимое для жизни человек находит в пределах своей общины и даже в пределах района, заселенного мигрантами. На стадии развитой диаспоры между общинами существуют постоянные контакты, возможно создание организаций, совещательных органов, общих информационных средств (издательства, радиостудии, телеканалы или адресные телепрограммы). Появляется менталитет, отличный от менталитета исходной группы. Чем крупнее диаспора, тем стабильнее она воспроизводится.
На четвертой стадии происходит упадок диаспоры. Многие структуры, обслуживавшие общины, расширяют круг клиентов и утрачивают специфику. Сокращается культурная дистанция с основным населением. Национальные школы теряют перспективы, так как учреждения образовательной системы принимающего общества дают лучшие шансы для продолжения образования и трудоустройства. Иммигрант все менее нуждается в защите общины. Увеличивается число межэтнических браков.
Таким образом, требование целостности выдерживает диаспора только на развитой стадии. Представляется, что понятием «диаспора» можно обозначать этнические сообщества мигрантов, у которых существуют национально- культурные, религиозные и прочие организации. Это вполне достаточная «заявка» на возникновение диаспоры, которая к тому же легко фиксируется эмпирически. Разумеется, возможно, что данные группы не достигнут развитой стадии и будут поглощены принимающим обществом.
 
 
2. Особенности национальных диаспор на постсоветском пространстве
 
По словам Ж.Т. Тощенко, этнические процессы в нашей стране на рубеже XX и XXI веков представляют собой сложную, противоречивую картину. Используемые в настоящее время для их описания и анализа понятия: «нация», «народность», «этнос», «национальное меньшинство», «этническая группа или общность» и др., не охватывают всего многообразия и многоаспектности национального развития[8].
Одним из просчетов национальной политики России автор считает забвение и неадекватность анализа одного из фундаментальных явлений реальной практики - жизни диаспоры, приобретшей чрезвычайную значимость и переживающей, на наш взгляд, «второе» рождение.
Дезинтеграция СССР резко высветила проблемы диаспор, которые в советский период по ряду объективных и субъективных причин не были столь актуальными. Поэтому представляется важным рассмотрение особенностей национальных диаспор на постсоветском пространстве.
Территориальное рассеяние народов было характерно для российской, а затем и советской империи. Ее этническая карта складывалась в результате как присоединения к славянскому ядру империи земель, населенных другими народами, так и последующих миграций представителей разных этнических общностей внутри страны или за ее пределы. Эти миграции (иногда добровольные, иногда вынужденные, иногда полудобровольные-полувынужденные) стали особенно значительными во второй половине XIX и в XX веке и привели к существенному перемешиванию этносов и отрыву расселения многих из них от прежних традиционных территорий.
Новая и новейшая история внесла новую страницу: диаспоры стали появляться в связи с экономическими преобразованиями, потребовавшими значительные трудовые ресурсы (США, Канада, Латинская Америка, Индия, ЮАР. Австралия). Поводом для образования диаспор вне своей исторической Родины для ряда наций стало также аграрное перенаселение, потребность в иной сфере приложения рабочих рук, притеснения и ограничения в общественной жизни, которые могли трактоваться как этническое преследование (поляки, ирландцы, немцы, итальянцы и др.)[9].
В настоящее время в России наблюдается процесс роста, укрупнения и организационного укрепления старых диаспор (см. таблицу 1):
Таблица 1
Соотношение диаспор на территории современной России
Диаспора
Численность
Еврейская
536,8 тыс.
Армянская
532,4 тыс.
Татарская
3,7 млн.
Греческая
91,7 тыс.

 
Другой тенденцией современного развития диаспор на постсоветском пространстве является организационное оформление диаспор таких народов, которые возникли в основном только потому, что образовались самостоятельные государства - Украина, Казахстан, Киргизия, Молдавия и др. В рамках СССР живущие на территории России представители этих народов не испытывали особой необходимости в организационном оформлении своих интересов. После же провозглашения независимости акценты серьезно изменились и приезжающие из этих республик работники стали рассматриваться уже как «гастарбайтеры», то есть как иностранные рабочие со всеми вытекающими отсюда последствиями. В изменившихся условиях ценность национальной культуры, значимость национального самосознания толкают этих людей к различным формам консолидации как в сфере социально-экономических, так и политических и духовных отношений, считает Ж.Т. Тощенко[10].
Ещё одним направлением возникновения на территории Российской Федерации национальных диаспор считается появление диаспор как результат неурядиц, гражданских войн, межнациональной напряженности. Именно эти конфликты породили (или возродили) грузинскую (30 тыс.), азербайджанскую (от 200 до 300 тыс.), таджикскую (10 тыс.) и другие диаспоры народов бывших союзных республик. Эти диаспоры представляют часто слепок с тех противоречий, которые характерны для данных независимых государств, и поэтому их (диаспор) деятельность неоднозначна. Одни из них стали основой для консолидации сил по сохранению национальной культуры, другие - по усилению связей со своей исторической Родиной, третьи вступили в политическое и общественное противостояние по отношению к правящим слоям в своей стране.
Кроме того, на постсоветском пространстве стали образовываться диаспоры, представляющие собственно народы России. Это характерно для Москвы, ряда других городов или регионов страны и касается таких республик, как Дагестан, Чечня, Чувашия, Бурятия и некоторые другие.
И, наконец, следует отметить особую группу диаспор, существующих в полуоформленном, зачаточном состоянии, которые отражают некоторые в прошлом и настоящем сложные политические процессы. Это касается корейской диаспоры (население которой было выселено с Дальнего Востока), афганской диаспоры (за счет эмигрировавших или детей, выросших в СССР и России), болгарской диаспоры (как продолжающих трудиться на освоении лесных и нефтегазоносных богатств Севера и после разрыва советско-болгарских связей), месхетинской диаспоры (которая после насильственного выселения этого народа из Грузии почти 40 лет жила в Узбекистане, и, пережив ферганскую трагедию 1989 г., ее представители до сих пор не могут вернуться на свою родину).
В качестве основных функций, которые реализуют диаспоры на постсоветском пространстве, исследователи называют такие[11]:
1. Участие диаспоры в развитии и укреплении духовной культуры своего народа, в культивировании национальных традиций и обычаев, в поддержании культурных связей со своей исторической Родиной. Особое место в связи с этим занимает сохранение родного языка. Общеизвестно, что язык в полной мере реализуется в компактной среде обитания, а в условиях дисперсного проживания может утратить свою коммуникативную роль. И как правило, полноценное функционирование языка зависит от его статуса в том или ином государстве. Формирующаяся диаспора обычно использует родной язык в неформальном общении и очень редко в преподавании в школе, в делопроизводстве, в средствах массовой информации и т.д. Как раз за достижение этого ей и приходится бороться. Родной язык является ретранслятором национальной культуры, и утрата его оказывает прямое воздействие на некоторые ее компоненты, прежде всего в духовной сфере (обычаи, традиции, самосознание). Тем не менее в реальности нередка ситуация, когда многие, отколовшиеся от своего этноса части, утратив частично или полностью родной язык, продолжают функционировать в качестве диаспоры (например, немецкая, корейская, ассирийская, чувашская и т.д.). Так, 54,5% ассирийцев в Москве русским языком владеют лучше, чем ассирийским; 40,3% владеют обоими языками в равной мере [44, 21]. Другой пример. К XVII в. существовавшая с XI столетия львовская армянская община давно утратила армянский язык, перейдя на польский и тюркский. Точно также утратили свой язык армяне в Стамбуле, Сирии, Египте. Но от этого они не перестали быть армянами, не растворились среди окружавших их народов, как не растворилась и часть забывших свой язык евреев [44, 22]. Следовательно, сохранение родного языка иногда не является определяющим признаком диаспоры. Тем не менее, его постепенная утрата свидетельствует о развитии ассимиляционных процессов. Такое положение может усугубляться близостью культурной дистанции между этносами - титульными и диаспоричными. И если не существует других признаков, сплачивающих этническую общность, или они также утрачены, близок ее распад в результате ассимиляции.
2. Сохранение представителями диаспоры своей этнической культуры, под которой понимаются компоненты материальной, духовной и соционормативной деятельности, отличающиеся в той или иной степени от иноэтнической и надэтнической культуры. Наиболее четко этническая культура проявляется в литературе, искусстве, в этнической символике, традициях, некоторых формах материальной культуры (особенно в питании, одежде), фольклоре. Сохранение этнической культуры безусловно является признаком диаспоры. Однако по истечению некоторого срока, этническая культура диаспоры уже не является идентичной культуре этноса, от которого откололась этническая общность. На нее накладывает отпечаток культура иноэтнического окружения, а в результате возможной потери связи с материнским этносом утрачивается преемственность культурных традиций. Ситуация усугубляется трудностью сохранения этнической культуры в урбанизированной среде, где распространены стандартизованные эталоны материальной и духовной культуры. Сохранение этнической культуры во многом зависит от культурной дистанции между диаспорой и иноэтническим окружением, толерантности государства и, наконец, желания самой группы сохранить свою культуру.
3. Защита социальных прав представителей данного народа. Как уже выше упоминалось, это связано с регулированием миграционных потоков, занятости, помощи в профессиональном самоопределении, участии в жизни своей республики или принявшей страны. Социальные функции затрагивают и проблемы гражданства, сохранения того позитивного, что имелось в СССР, когда народы жили вместе. Сюда также относят усилия диаспор по преодолению различных проявлений шовинизма, антисемитизма, так называемой идеологии «лиц кавказской национальности» и т.п., ибо здесь коренятся истоки взаимного недоверия, отчужденности и даже вражды.
4. Экономическая функция. Речь идет о развитии таких форм экономической деятельности, в которых реализуются специфические виды производства народных ремесел, товаров народного потребления. Это обогащает жизнь не только представителей данной диаспоры, но и жизнь людей других национальностей. Предпринятые, например, татарской диаспорой попытки организовать в Москве, Подмосковье, ряде регионов России производство товаров широкого потребления, специальных продуктов питания, напитков способствовали более полнокровной жизни как самих татар, так и всех других национальностей, в первую очередь русских. Ряд мер по возрождению ремесел украинского народа предпринимает и украинская диаспора в Москве.
5. Политические функции. Реализация данных функций заключается в том, что, во-первых, они лоббируют возможность получения дополнительных прав и возможностей для своих республик (своего народа), получения особых гарантий для их эффективного развития, расширения их полномочий как внутри России, так и на международной арене. Во-вторых, диаспоры, вернее, ряд их организаций (таджикская, узбекская, туркменская) выступают как оппозиция правящему режиму, организуя все возможные силы - от издания газет до организации общественного мнения - для борьбы с неприемлемыми им политическими силами. В-третьих, диаспоры непосредственно воздействуют и на международные позиции страны проживания. Это, например, можно продемонстрировать на примере греков. В бывшем СССР их жило свыше 550 тыс. человек. В современной России насчитывается около 100 тыс. греков, 90% из которых живут на Северном Кавказе. Их нацеленность на возвращение на свою историческую Родину стала ярким показателем неудовлетворенности решения насущных проблем греческого населения.
Таким образом, исследователи утверждают, что диаспоры превращаются в активную общественную силу, способную содействовать или противостоять позитивным изменениям. Несмотря на то, что это в значительной степени объективный процесс, не исключается возможность сознательного воздействия на него и регулирования такой важной сферы межнациональных интересов, как деятельность разных типов организаций и защиты национальных интересов вне ареала расселения своего народа.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Заключение
 
Особенностью современных диаспор являются более высокие темпы ассимиляции и более быстрая трансформация традиционного образа жизни. Прежде традиционный образ жизни воспроизводился не только и не столько благодаря желанию самих мигрантов, сколько благодаря их особому положению в принимающем обществе и закрытости социальных групп. Иногда эта особость была принудительной и дополнительно закреплялась через указы и законодательные акты, как это было с евреями в Европе. Границы диаспор, можно сказать, были очевидными. В современном обществе воспроизводство этих границ невозможно без активной деятельности этнических организаций. Этничность из образа жизни превратилась в форму сознания и способ проведения досуга. На традиционные диаспоры в современном обществе похожи лишь группы, испытывающие сильную дискриминацию и давление со стороны принимающего общества. Обычно это недавние мигранты.
Прежде этнические общины охватывали всех представителей данной этнической группы. Лидеры этнических организаций также склонны считать всех соплеменников членами общины. Но для адаптировавшегося мигранта современная община является скорее центром притяжения без обязательного членства. Поэтому нерационально описывать диаспору как группу людей некоторой национальности или считающих себя таковыми, хотя потенциально все они действительно могут войти в диаспору.
Итак, «диаспору» можно определить как совокупность общин и соответствующих этнических организаций, созданных представителями неавтохтонных этнических меньшинств для удовлетворения культурных и иных потребностей. Это понятие уже понятия «этническое меньшинство», которое охватывает всех лиц определенной национальности и относится как к коренным, так и некоренным этническим группам.
 
Список литературы
 
1.      Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диаспоры, 1999. № 1
2.      Дятлов В. Диаспора: экспансия термина в общественную практику современной России// Диаспоры. 2004. № 3. С. 126 – 138
3.      Козлов В.И. Диаспора// Свод этнографических понятий и терминов. М., 1986
4.      Левин З.И. Менталитет диаспоры М.: ИВ РАН «КРАФТ+», 2001.
5.      Милитарев А. О содержании термина «диаспора» (к разработке дефиниции) // Диаспоры. 1999. N 1. С. 24-33
6.      Национальные диаспоры в России и за рубежом в XIX-XX вв. Сб. ст. Под ред. Ю.А. Полякова и Г.Я. Тарле. - М.: ИРИ РАН, 2001
7.      Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М.: ИС РАН, 2003
8.      Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры // Этнографическое обозрение. – 2000. №2
9.      Тощенко Ж.Т., Чаптыкова Т.И. Диаспора как объект социологического исследования // Социологические исследования. – 2004. №3. С. 16-24
 
 


[1] Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диаспоры, 1999. № 1
[2] Дятлов В. Диаспора: экспансия термина в общественную практику современной России// Диаспоры. 2004. № 3. С. 126 – 138
[3] Милитарев А. О содержании термина «диаспора» (к разработке дефиниции) // Диаспоры. 1999. N 1. С. 24-33
[4] Козлов В.И. Диаспора// Свод этнографических понятий и терминов. М., 1986
[5] Дятлов В. Диаспора: экспансия термина в общественную практику современной России// Диаспоры. 2004. № 3. С. 126 – 138
[6] Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М.: ИС РАН, 2003. с. 89
[7] Левин З.И. Менталитет диаспоры М.: ИВ РАН «КРАФТ+», 2001.
[8] Тощенко Ж.Т., Чаптыкова Т.И. Диаспора как объект социологического исследования // Социологические исследования. – 2004. №3. С. 16-24
[9] Тощенко Ж.Т., Чаптыкова Т.И. Диаспора как объект социологического исследования // Социологические исследования. – 2004. №3. С. 16-24
[10] Тощенко Ж.Т., Чаптыкова Т.И. Диаспора как объект социологического исследования // Социологические исследования. – 2004. №3. С. 16-24
[11] Национальные диаспоры в России и за рубежом в XIX-XX вв. Сб. ст. Под ред. Ю.А. Полякова и Г.Я. Тарле. - М.: ИРИ РАН, 2001



и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.