На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Неосторожная вина

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 18.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Курсовая работа по Уголовному праву на тему: "Неосторожная вина"
СОДЕРЖАНИЕ:
Введение .......................................................................................................3
Глава 1. Понятие и значение вины в уголовном праве 
1.1. Содержание субъективной стороны преступления ..........................................5 
1.2. Понятие и содержание вины ......................................................................7 
1.3. Формы и виды вины ..............................................................................14
Глава 2. Преступная неосторожность 
3.1. Общая характеристика неосторожности как формы вины ................................19 
3.2. Преступная небрежность и ее критерии ......................................................20 
3.3. Преступное легкомыслие ........................................................................29
Заключение ..................................................................................................35 
Список использованной литературы ...................................................................36
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ
Тема курсовой работы актуальна  на сегодняшний день. Провозглашение Конституцией РФ (статья 1) в России одной из главных задач — построение демократического правового государства с неизбежностью породило необходимость совершенствования правового регулирования общественных отношений, законодательства и практики его применения. Это в полной мере охватывает и отрасль уголовного права. На протяжении нескольких последних лет устойчивой тенденцией уголовно-правовой политики государства является гуманизация, выражающаяся в декриминализации ряда деяний, сокращении возможностей применения смертной казни, упразднении некоторых видов наказаний и режимов лишения свободы, снижении верхнего предела санкций отдельных статей Уголовного кодекса РФ и так далее. 
Многие из современных уголовно-правовых идей и воззрений нашли свое законодательное закрепление в Конституции РФ и Уголовном кодексе 1996 года и в их числе институт вины. 
Так, статья 49 Конституции РФ провозглашает: «1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. 3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого». 
Однако практика безмолвствует, высшие судебные инстанции в течение нескольких десятилетий не посвятили такой важнейшей проблеме, как установление и доказывание вины, ни одного постановления. 
Таким образом, сложилась достаточно парадоксальная ситуация. С одной стороны, принцип вины, виновной ответственности провозглашается одним из основополагающих, фундаментальных, а, с другой — он не находит соответствующего отражения в практике применения закона, и потому, по сути, остается больше декларацией, чем реальным «инструментом» уголовного права. Следует заметить, что до настоящего времени нашей уголовно-правовой наукой не выработано приемлемой концепции субъективного вменения, позволяющей перевести принцип виновной ответственности в практическую плоскость. На мой взгляд, отсюда вытекает сложность и многообразие проблем, связанных с неосторожной преступностью, их выделением в отдельную, самостоятельную классификационную группу. 
В настоящее время продолжает много внимания уделяться дисбалансу мнений по проблеме установления и доказывания вины, в том числе ответственности и наказания за неосторожность. В институте вины многоаспектность делает проблему преступной неосторожности одной из наиболее актуальных, недостаточно изученных, сложных и противоречивых криминологических и социально-правовых проблем. 
Предметом изучения работы являются вопросы квалификации неосторожной формы вины в уголовном праве. 
Целью работы является исследование неосторожной формы вины в уголовном праве. 
Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач: 
1. Изучение субъективной стороны преступления и определение места в ней вины; 
2. характеристика различных подходов к понятию и содержанию вины в уголовном праве; 
3. исследование неосторожных форм вины. 
Раскрытие темы предполагает изучение ряда нормативных актов, в частности, Конституции Российской Федерации, Уголовного кодекса Российской Федерации, других актов различной юридической силы, практики их применения, а также научной литературы, монографий, методических разработок, пособий и материалов периодических изданий. Теоретическую основу курсовой работы составляют труды отечественных ученых: П. С. Дагеля, А. А. Пионтковского, Г. А. Злобина и др. 
Структура работы обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав и заключения. 
Введение раскрывает актуальность, определяет степень научной разработки темы, объект и цель исследования, раскрывает теоретическую и практическую значимость работы. Содержание первой главы работы составляет общие положения субъективной стороны в уголовном праве. В ней же даются определения понятия, содержания, форм и видов вины. 
Вторая глава посвящена рассмотрению неосторожной формы вины в уголовном праве. 
В заключении подводятся итоги исследования, формируются окончательные выводы и предложения по совершенствованию действующего в этой области уголовного законодательства и дальнейшей разработке рассматриваемой проблемы.
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ  И ЗНАЧЕНИЕ ВИНЫ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ
1.1. Содержание  субъективной стороны преступления 
Субъективная сторона преступления — это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психологическое, то есть субъективное, содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель. 
Эти признаки, выражая различные формы психической деятельности, органически связаны между собой и взаимозависимы. 
Вместе с тем, вина, мотив и цель — это самостоятельные психологические явления с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя друге в качестве составной части. 
Несколько по иному эту проблему разрешает профессор П. С. Дагель. Он считает, что субъективную сторону преступления составляет психологическое содержание, то есть сознание лицом фактического характера и общественного значения совершенного деяния или отсутствие такого сознания, предвидение или непредвидение общественно-опасных последствий своих действий, определенное волевое к ним отношение, мотивы, которыми руководствовался субъект , совершая преступление, цели, которые он перед собой ставил, эмоции которые он при этом испытывал. Субъективная сторона преступления трактуется как психическое отношение субъекта к своему общественно-опасному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности. Психическое отношение — это связь между субъектом (личностью) и объектом, каковым выступает окружающая субъекта действительность или отдельные ее стороны, другие люди, социальные условия, интересы общества. Человек обладает способностью осознавать свои отношения, что выражается в постановке сознательной цели и ее достижении. 
В каждый психологический акт в той или иной степени включены три компонента: 
интеллектуальный; 
волевой; 
эмоциональный. 
В реальной жизни эти компоненты тесно связаны между собой, взаимообуславливают друг друга, являются различными сторонами единого психологического отношения. Таким образом П. С. Дагель отождествляет субъективную сторону с виной, в которую входят мотив и цель. 
Конечно с этим можно согласиться, но законодатель разделяет эти понятия. В диспозиции уголовных норм Особенной части Уголовного Кодекса всегда есть указание на вину, ее форму и только в исключительных случаях, как квалифицирующие признаки, выделяются мотивы и цели преступления. В целом же, квалифицирующее значение имеет только вина, ее форма. Поэтому в данной работе рассматриваются вина, мотив, цель как отдельные, самостоятельные элементы субъективной стороны. 
Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение: 
во-первых, как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно-опасных последствий без вины, неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (статья 115 УК РФ), а также предусмотренное нормой уголовного права деяние, но совершенное без указанной в этой норме цели (статьи 158-162 УК РФ). Так, не будет признаваться кражей хищение, без цели обращения имущества в свою собственность или собственность другого лица. Поэтому лицо, страдающее таким психическим заболеванием, как клептомания не будет привлечено к уголовной ответственности за отсутствием состава преступления. В данном случае выпадает субъективная сторона — нет цели обратить имущество в свою собственность или собственность других лиц. 
Во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет отличить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам. Так, преступления, предусмотренные в статьях 337, 338 УК РФ, такие как самовольное оставление части или места службы военнослужащим, отличается от дезертирства только по содержанию цели. 
В-третьих, фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если они не указаны в норме Особенной части Уголовного Кодекса, в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания за совершение определенного преступления определяется с учетом предписаний, изложенных в статьях 61, 63, 64 УК РФ.
Таким образом, субъективная сторона преступления имеет важное значение и для обоснования уголовной ответственности, и для квалификации преступления, и для назначения наказания. 
Обобщая судебную практику, Пленум Верховного Суда Российской Федерации не раз указывал судам на необходимость внимательно исследовать содержание субъективной стороны преступления: 
форму вины; 
содержание и направленность умысла; 
мотивы и цели преступления. 
В отличие от вины мотив, цель преступления и эмоциональное состояние лица при совершении преступления не являются необходимыми признаками состава преступления. Они включаются законодательством в число признаков не всех, а лишь некоторых преступлений, и в этих случаях они также превращаются в основание уголовной ответственности. Тем не менее, даже не будучи признаками состава преступления, они могут оказывать существенное влияние на назначение наказания, выступая в качестве смягчающих и отягчающих обстоятельств.
1.2. Понятие и  содержание вины
Принцип ответственности  только за деяния, совершенные виновно, всегда был присущ российскому уголовному праву. Однако четкое законодательное закрепление данный принцип впервые получил в статье 5 Уголовного Кодекса Российской Федерации, которая гласит: «уголовной ответственности подлежит только то общественно-опасное деяние, которое совершено виновно». Эта норма категорически запрещает объективное вменение, то есть — уголовной ответственности без вины быть не может. 
Вина — это психическое отношение лица к совершаемому им общественно-опасному деянию, предусмотренному уголовным законом и его последствиям. Вина является социальной категорией, потому что в ней проявляется отношение лица, совершающего преступление к важнейшим социальным ценностям. 
Вина — это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное отношение к интересам личности и общества. 
Вина, как уголовно-правовая категория — это психическое отношение, проявленное в определенном преступлении. 
Из вышеприведенных определений видно, что вина характеризуется, прежде всего, как психическое отношение лица к совершаемому деянию. Выражается это отношение в форме умысла или неосторожности. Понятия эти раскрыты в ст. ст. 25, 26 УК РФ, и перешли из Основ уголовного законодательства 1958 года, УК РСФСР 1960 года, однако налицо и существенные изменения. Впервые введено индивидуальное регулирование умышленной и неосторожной вины. Подробно описаны признаки прямого и косвенного умысла, а также преступное легкомыслие и преступная небрежность. 
Деяние должно быть не любым, а общественно опасным, то есть причинять вред личности, обществу, создавать угрозу такого вреда, последствия, если они есть, должны быть общественно опасными, все поведение субъекта при производстве конкретного действия (бездействия), которое государство впоследствии признает преступлением, должно выражать отрицательное отношение к интересам личности и общества. 
Закон рассматривает вину как родовое понятие умысла и неосторожности, не включая других психологических моментов в это понятие. Центральное место среди категорий, характеризующих вину, занимает содержание. Составными элементами в этом случае являются сознание и воля. Разные комбинации сознательного и волевого элементов образуют различные модификации вины. Предметное содержание этих элементов в конкретном преступлении определяется конструкцией состава данного преступления. 
Вина прежде всего является социально-психологическим явлением, специфическим продуктом, возникающим в процессе отношений личности с социальной средой. Вне социальных отношений вина вообще не существует. Человек — участник отношений, в процессе которых формируется его поведение, качества и свойства его характера. В уголовно-правовой науке функция вины ограничена пределами самой науки и применяется для определения психического отношения субъекта к своему деянию, его последствиям и социальной их оценке. В широком смысле, выходя за рамки уголовно-правовой науки вину можно определить, как совокупность социально-психологических свойств, приобретенных в процессе социального общения и характеризующих отрицательное отношение личности к охраняемым уголовным законом интересам и ценностям общества, которое выражается по отношению к ним в общественно опасном деянии. 
Социальную сущность вины составляет проявившееся в конкретном преступлении искаженное отношение к основным ценностям общества, отношение, которое при умысле является отрицательным (антисоциальная установка), а при неосторожности — пренебрежительным (асоциальная установка), либо недостаточно бережным (недостаточно выраженная социальная установка). 
Юридическим энциклопедическим словарем дано такое определение понятию вины в уголовном праве — психическое отношение лица к совершенному им преступлению, выражающееся в форме умысла или неосторожности. 
Вина лица всегда выражается в совершении определенных общественно опасных действий (или в бездействии). При этом объективные признаки преступления выступают в единстве с его субъективными признаками. Установить виновность лица в совершенном деянии означает указать на состав преступления. В этом смысле определение субъективной стороны преступления есть завершающий момент выделения состава преступления в действиях лица и, следовательно, в решении вопроса о виновности лица. Специфическая особенность субъективной стороны преступления состоит в том, что она не только предшествует исполнению преступления, формируясь в виде мотива, умысла, эмоционального состояния, но и сопровождает его от начала до конца преступных действий, представляя собой своеобразный самоконтроль за совершаемыми действиями. 
В содержание вины входит психический процесс, который имеет место при совершении преступления, протекая в сознании преступника. Этот объективно существующий процесс заключается в определенном психическом отношении лица к общественно опасному деянию и его последствиям, образуя в конечном итоге субъективную сторону преступления. 
Различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежит в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы — на виды. Под формой в философии понимается внутренняя структура связей и взаимодействия элементов, свойств и процессов, образующих предмет или явление, способ существования и выражения содержания и его отдельных модификаций. Форма вины определяется соотношением психических элементов (сознание и воля), образующих содержание вины. 
Уголовно-правовая наука исходит из того, что человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая полной свободой воли, понимаемой как способность принимать решения со знанием дела. Эта способность включает отражательно-познавательный и преобразовательно-волевой элементы, которые воплощены в уголовно-правовой категории вменяемости, являющейся предпосылкой вины, ибо виновным может признаваться только вменяемое лицо, т. е. способное отдавать отчет своим действиям и руководить ими. 
Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми: интеллектуальным и волевым. Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины — умысел и неосторожность, по отношению к которым вина является родовым понятием . 
Признать лицо виновным — значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, доказывание умышленного или неосторожного характера свершенного преступления — это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него. Познание этого факта осуществляется путем оценки собранных по делу доказательств, относящихся ко всем обстоятельствам совершенного преступления. 
Поскольку преступлением признается только общественно опасное деяние, то лицо, его совершившее, виновно перед, государством, эта сторона вины раскрывается в ее социальной сущности.
Вина является категорией социальной потому, что в ней проявляется отношение лица, совершающего преступление, к важнейшим социальным ценностям. 
В теоретическом плане вину необходимо рассматривать в нескольких аспектах, каждый из которых высвечивает определенную грань этого понятия. 
1. Психологический аспект. Раскрывая сущность вины, юристы пользуются такими психологическими понятия умысла и неосторожности, как интеллектуальный и волевой: сознание, предвидение последствий и т. п. 
2. Уголовно-правовой аспект подчеркивает то обстоятельство, что понятия умысла и неосторожности используются лишь применительно к преступлениям. В принципе, умысел либо неосторожность связаны с любым поведением человека. Однако уголовно-правовое значение они приобретают только в тех случаях, когда совершается общественно-опасное деяние, признанное преступлением. 
3. Предметный аспект тесно связан с уголовно-правовым. Он означает, что вины как абстрактного понятия не существует, она должна связываться с совершением конкретного деяния. Лицо признается не вообще виновным, а виновным в совершении какого-нибудь конкретного преступления. 
4. Социальный аспект вины означает, что лицо, совершая преступление, посягает на важнейшие социально-политические ценности, существующие в обществе на основе Конституции и потому охраняемые уголовным законом. 
Правовой формой социального порицания (осуждения) является приговор суда, в котором именем Российской Федерации общественно опасное деяние признается преступлением, а лицо-виновным в его совершении с назначением вида и размера наказания. Мнение о ненужности включения данного аспекта в понятие вины высказано в правовой литературе. 
Обобщая все изложенное, можно дать следующее развернутое определение вины: 
Вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей общества.
1.3. Формы и виды  вины
Форма вины — это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию. 
Уголовно-правовая наука исходит из того, что человек несёт полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая полной свободой воли, понимаемой как способность принимать решения со знанием дела. Эта способность включает отражательно-познавательный и преобразовательно-волевой элементы, которые воплощены в уголовной категории вменяемости, являющейся предпосылкой вины, ибо виновным может признаваться только вменяемое лицо, т. е. способное отдавать отчёт своим действиям и руководить ими. 
Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют её содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми: интеллектуальным и волевым. По конкретному содержанию и соотношению указанных моментов отличают друг от друга как умышленные, так и неосторожные преступления, как таковые, так и определяемые в уголовном законе их разновидности. Эти особенности содержания и соотношения интеллектуального и волевого моментов и образуют формы вины — умысел и неосторожность (ч. 1 ст. 24 УК РФ). В свою очередь умысел подразделяется на прямой и косвенный (ст. 25 УК РФ), а неосторожность — легкомыслие и небрежность, описанные в статье 26 УК. Признать лицо виновным — значить установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности 
Форма вины либо прямо указывается в диспозициях статей Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации, либо подразумевается умышленная форма вины. Следует иметь в виду статью 1 Федерального Закона «О внесении изменений и дополнений В Уголовный Кодекс Российской Федерации» от 25 июня 1998 года, которая гласит: «деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Это означает, что если лицо, совершит по неосторожности деяние, содержащее признаки состава преступления, но в диспозиции норм нет указания, что это деяние может быть совершено в форме неосторожности, данное лицо нельзя привлекать к уголовной ответственности вследствие отсутствия состава преступления. 
Юридическое значение формы вины разнообразно: 
Во-первых, форма вины является объективной границей, отделяю? щей преступное поведение от непреступного. 
Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответст? венность за совершение общественно-опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины. 
В-третьих, форма вины во многих случаях служит основанием за? конодательной дифференциации уголовной ответствен? ности. 
В-четвертых, вид умысла или вид неосторожности, не влияя на ква? лификацию, может служить важным критерием индиви? дуализации уголовной ответственности и наказания. 
В-пятых, форма вины предопределяет условия отбывания наказа? ния в виде лишения свободы, определяет вид исправи? тельного учреждения.
Думается, что понятие  вины, ее содержание и формы раскрыты достаточно полно и убедительно, далее в работе более подробно будут рассмотрены конкретные формы вины и ее видов.
Законодатель выделяет два  вида умысла: прямой и косвенный. 
В процессе осуществления преступной деятельности прямой умысел может сформироваться в косвенный — это можно проиллюстрировать на примерах следственной практики. Так, весьма частым в последние годы стало использование взрывчатых веществ при совершении преступления конкретной направленности. Данное преступление совершается общественно опасным способом, то есть создает угрозу причинения вреда непосредственному кругу лиц. Прямой умысел данного преступления направлен на физическое устранение жертвы (конкурент, враг и тому подобное), но преступник осознает, что взрыв может причинить вред и другим людям: случайным прохожим — свидетелям преступления. С одной стороны субъект не желает причинить им вред, но с другой стороны — ему безразлично, пострадает ли еще кто-нибудь или он полагает, что в это время рядом «посторонних» может и не оказаться. В данном примере умысел включает сразу два вида: прямой — по отношению к объекту устранения и косвенный — если преступление причинит вред кому-либо еще. 
Помимо деления умысла на виды в зависимости от особенностей их психологического содержания, теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла. 
По моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на 
- заранее обдуманный и 
- внезапно возникший. 
В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах совершаемого деяния, умысел может быть 
определенным (конкретизированным) или 
неопределенным (неконкретизированным). 
Определенный умысел характеризуется наличием у виновного конкретного представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием. По внутренней структуре определенный умысел может быть сложным: виновный способен предвидеть возможность наступления различных, не строго определенных в его сознании, последствий своего деяния и желать наступления любого из них (альтернативный умысел). 
Неопределенный умысел характеризуется тем, что у виновного имеется не индивидуально определенное, а обобщенное представление об объективных свойствах деяния, то есть он сознает только его видовые признаки. Возможные последствия охватываются сознанием виновного в самом общем виде, они не конкретизированны, но тем не менее любое из возможных последствий нацелено на конечный преступный результат. Например, при совершении кражи сознанием виновного не определены ни предмет хищения, ни его размер. 
Правильное установление формы и вида умысла влияет на квалификацию деяния и назначения наказание за преступление. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 1 от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве» (статья 105 УК РФ) в целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку указал следующее: 
-по каждому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель причинения смерти другому человеку; 
-покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействий), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (активное сопротивление жертвы, вмешательство других лиц, своевременное оказание потерпевшему медицинской помощи); 
-необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего. Ответственность за преступления, совершенные по неосторожности, обычно наступает в случае причинения общественно опасных последствий. При их отсутствии само по себе действие или бездействие не влечет уголовной ответственности. Игнорирование этого положения влечет необоснованное привлечение к ответственности, нарушение принципа вины. Лишь в отдельных случаях законодатель допускает ответственность за совершенные по неосторожности действия вне зависимости от наступления общественно опасных последствий, либо за такие действия, которые создавали угрозу причинения тяжких последствий (статья 217 УК РФ). 
Второй необходимый признак, по которому можно определить, что деяние является преступным, и что преступление совершено в форме неосторожности — это точное указание на неосторожность в диспозиции нормы Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации. 
Уголовный Кодекс Российской Федерации впервые законодательно закрепил деяние неосторожности на виды, хотя оно давно используется в теории уголовного права и на практике. Закон предусматривает как виды неосторожности — легкомыслие и небрежность.
ГЛАВА 2. ПРЕСТУПНАЯ НЕОСТОРОЖНОСТЬ
2.1. Общая характеристика  неосторожности как формы вины 
По неосторожности совершается лишь одно из десяти преступлений. Совершение неосторожных преступлений объясняется главным образом недисциплинированностью, расхлябанностью некоторых лиц, их пренебрежительным отношением к выполнению своих профессиональных обязанностей; невнимательным отношением к жизни и здоровью окружающих, принятием на себя функций, которые виновный не способен осуществить из-за отсутствия должной квалификации, опыта, образования, по состоянию здоровья либо по иным причинам. 
Закон определяет неосторожность лишь как отношение субъекта к последствиям своего деяния. Соответственно, и составы неосторожных преступлений в большинстве случаев построены как материальные. 
Психологические картины неосторожности имеют глубокие социальные корни. Они тесно связаны с установками, взглядами и принципами личности — с ее социальной позицией. Невнимательность, легкомыслие и т. д. проявившиеся в неосторожном причинении ущерба общественным интересам, охраняемым законом, коренятся в недостаточной значимости этих интересов для виновного, а отсюда — в недостаточно внимательном к ним отношением. Поэтому неосторожность, как и умысел, есть проявление отрицательного отношения лица к интересам общества. В то же время между умышленным и неосторожным совершением преступления в этом плане имеется существенное различие. Если при умысле наблюдается известная пропорциональность между ’’злой волей’’ преступника, характером и направленностью его умысла и характером и тяжестью наступивших последствий, в неосторожных преступлениях такой пропорциональности, как правило, нет: незначительная неосторожность, легкая неосмотрительность, простая забывчивость в определенных условиях, например при использовании техники, могут причинить огромный ущерб, вызвать человеческие жертвы. К тому же на совершение неосторожных преступлений большое влияние нередко оказывают такие состояния личности, как усталость, болезненное состояние, и такие ее психологические особенности, как сила воли, устойчивость внимания, время реакции и т. д. 
Указанные особенности неосторожности как формы вины определяют особенности уголовной ответственности за неосторожность: неосторожное преступление квалифицируется по последствиям, а также по способам и средствам причинения этих последствий, по сфере деятельности, в которой эти последствия причиняются. Ненаступление последствий, как правило, исключают ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда. 
Ответственность за неосторожность конструируется таким образом, что она возможна только при реальном наступлении результата, причем это связывается им с тем, что при совершении преступления вследствие неосторожности действие или бездействие виновного само по себе может и не быть общественно опасным и рассматривается в качестве такового только в связи с тем, что оно повлекло за собой наступление общественно опасных последствий. 
В преступлениях, совершаемых по неосторожности, именно последствия придают всему деянию общественную опасность. Поэтому отношение к последствиям — это и есть отношение к общественной опасности деяния. 
Ответственность за преступления, совершенные по неосторожности, обычно наступает в случае причинения общественно опасных последствий. При их отсутствии само по себе действие или бездействие не влечет уголовной ответственности. Игнорирование этого положения влечет необоснованное привлечение к ответственности, нарушение принципа вины. Лишь в отдельных случаях законодатель допускает ответственность за совершенные по неосторожности действия вне зависимости от наступления общественно опасных последствий, либо за такие действия, которые создавали угрозу причинения тяжких последствий (статья 217 УК РФ). 
Второй необходимый признак, по которому можно определить, что деяние является преступным, и что преступление совершено в форме неосторожности — это точное указание на неосторожность в диспозиции нормы Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации. 
Уголовный Кодекс Российской Федерации впервые законодательно закрепил деяние неосторожности на виды, хотя оно давно используется в теории уголовного права и на практике. Закон предусматривает как виды неосторожности — легкомыслие и небрежность.
2.2. Преступная  небрежность 
Проблема преступной небрежности (неосознанной неосторожности) является более сложной и недостаточно разработанной в теории уголовного права. 
Одна из точек зрения по этой проблеме заключается в следующем: 1) отрицание возможности неосторожной формы вины при поставлении в опасность причинения вреда; 2) неосторожность может иметь место лишь при реальном наступлении преступного результата, когда наличие психического отношения лица к последствиям при преступной небрежности отрицается; 3) ограниченная область наказуемой небрежности, ответственность за которую наступает лишь в случаях, когда лицо должно было и могло предвидеть; 4) для ответственности за преступную небрежность достаточно одного из критериев — объективного или субъективного. 
О преступной небрежности (неосознанной неосторожности) может идти речь, когда на лице в силу тех или иных оснований лежит обязанность определенного поведения, исключающего наступление вредных последствий. При этом уголовное законодательство требует существования не одного из двух критериев ответственности — объективного или субъективного, а их одновременного наличия. 
В законодательстве стран Западной Европы выдвигается объективный критерий для установления преступной небрежности. Определено, что возможность предвидеть наступление преступных последствий может иметь место лишь тогда, когда при данных обстоятельствах эти последствия мог предвидеть «средний благоразумный человек». «Использование лишь объективного критерия для установления небрежности, — указывал А. А. Пионтковский, — неизбежно приводит к признанию виновными лиц, которые в действительности не обладают предусмотрительностью „среднего благоразумного человека“. Использование объективного критерия „среднего благоразумного человека“ фактически освобождает от необходимости искать в преступлениях, где ответственность наступает за неосторожную вину, реальное психическое отношение к общественно опасному результату. Это означает отказ от принципа ответственности лишь при наличии вины и переход на позиции объективного вменения». 
Представляется, что критерий «среднего благоразумного человека» несовместим с принципом индивидуальной ответственности. Использование этого критерия приводит к необоснованному привлечению к уголовной ответственности лиц, которые не могут в связи со своими индивидуальными особенностями предвидеть общественно опасные последствия своих действий. С другой стороны, лица, обладающие свойствами, превосходящими «среднего благоразумного человека», будут освобождены от уголовной ответственности, так как «средний благоразумный человек» не мог бы предвидеть общественно опасный характер своих действий.
Волевой момент преступной небрежности заключается в том, что виновный, имея реальную возможность предотвратить преступные последствия совершаемого им деяния, не активизирует свои психические силы и способности для совершения волевых действий, необходимых для предотвращения преступных последствий, и, следовательно, не превышает реальную возможность в действительность. 
Ответственность за преступную небрежность наступает лишь в случае, если лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступного последствия, но должно и могло предвидеть его наступление. Должен ли был и мог ли виновный предвидеть последствия своего деяния, можно установить на основе объективного и субъективного критерия. Долженствование — объективный критерий небрежности, а возможность предвидения — субъективный. 
Объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий с соблюдением требований обязательных для этого лица мер предосторожности и необходимой внимательности. Эта обязанность может основываться на законе, на должностном статусе виновного, на профессиональных функциях, на основе правил техники безопасности, эксплуатации различных механизмов, общежития и т. д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении. 
Например, президиум Верховного Суда Республики Татарстан 9 января 1997 года отменил приговор Зеленодольского городского суда от 20 июня 1996 года в отношении Ефимова, осужденного по части 1 статьи 171 и статьи 172 Уголовного кодекса РСФСР, и дело прекратил за отсутствием в действиях Ефимова состава преступлений. 
Он был признан виновным в превышении служебных полномочий и халатности. Ефимов, являясь должностным лицом государственной лесной охраны, в нарушение требований закона разрешил спилить деревья во вверенном ему обходе лесничестве, в связи с чем лесному хозяйству района был причинен существенный вред. Кроме того, Ефимов без уважительных причин не выходил на работу с 21 декабря 1995 года по 9 января 1996 года, вследствие чего во вверенном ему под охрану обходе лесничестве была произведена незаконная порубка леса на 49637304 рубля. 
Отменяя приговор, президиум пришел к выводу о том, что Ефимов, работавший лесником, не является субъектом преступления, поскольку он не наделен по закону ни организационно-распорядительными, ни административно-хозяйственными функциями. Вместе с тем, принимая такое решение со ссылкой на статью 170 Уголовного кодекса РСФСР, президиум оставил без внимания имеющийся в материалах дела документ — «Должностные обязанности лесника», согласно которому ему предоставлено право проверять документы на право порубки леса, принимать меры к предотвращению незаконной порубки леса, составлять протоколы (акты) о самовольных порубках леса и других лесонарушениях, задерживать лиц, виновных в возникновении лесных пожаров, и доставлять их соответствующим органам власти, то есть выполнять функции представителя власти. 
Однако, наличие само по себе такой обязанности еще не является достаточным основанием для признания лица виновным. При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий неизбежности) необходимо еще установить, что лицо имело реальную возможность в данном конкретном случае предвидеть наступление общественно опасных последствий (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало. 
В законе субъективный критерий небрежности выражен словосочетанием: «могло предвидеть», что означает персональную способность конкретного лица в той или иной обстановке, при наличии у него необходимых личных качеств (профессионального и жизненного опыта, компетентности, уровня развития и образования, состояния здоровья, его физических данных, степени восприимчивости и т. д.), позволяющих правильно воспринимать вытекающую из ситуации совершения деяния информацию и сделать обоснованные выводы (правильные оценки), предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Это означает, что возможность предвидения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индивидуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия была в принципе разрешимой. Этот критерий при определении наличия преступной небрежности имеет преобладающее значение, так как преступная небрежность может иметь место только в пределах возможного предвидения общественно опасных последствий. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий. 
Применительно к преступлениям с формальным составом это означает, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия). Подобного рода «казусом» является, например, причинение вреда здоровью лица, ошибочно принятого за убийцу, для его задержания, если стечение объективных обстоятельств давало веские основания считать именно его лицом, совершившим преступление. 
Применительно к преступлениям с материальным составом субъективный случай заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Эта разновидность субъективного случая отличается от небрежности отсутствием либо обоих, либо хотя бы одного из его критериев. 
Например, К. был осужден за неосторожное убийство, совершенное при следующих обстоятельствах. Закурив, он бросил через плечо горящую спичку, которая попала в лежавшую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв бензиновых паров. При этом дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смертельное ранение. Учитывая данные обстоятельства, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР пришла к выводу, что смерть С. наступила в результате несчастного случая, поскольку в обязанности К. не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий, следовательно, он причинил их без вины. В данном случае казус был констатирован из-за отсутствия объективного критерия небрежности. Но практика знает немало примеров отсутствия вины, обусловленного отсутствием только субъективного критерия. 
В части 2 статьи 28 Уголовного Кодекса РФ закреплена новая, доселе практике не известная разновидность невиновного причинения вреда. Она характеризуется тем, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. В такой ситуации причинение вреда признается невиновным не из-за дефектов интеллектуального или волевого отношения, а вследствие объективной невозможности предотвратить наступление общественно опасных последствий по одной из двух указанных в законе причин. 
Во-первых, невозможность предотвратить вредные последствия, которые охватываются предвидением действующего лица, исключает уголовную ответственность, если она обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда требованиям экстремальных условий, то есть таким неожиданно возникшим или изменившимся ситуациям, к которым лицо не готово и по своим психофизиологическим качествам неспособно принять правильное решение и найти способ предотвращения вредных последствий (например, в условиях аварии по причине конструктивных дефектов или заводского брака машины или механизма). 
Во-вторых, деяние признается невиновным, если невозможность предотвратить общественно опасные последствия обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда его нервно-психическим перегрузкам (например, при работе пилота самолета или машиниста электровоза во вторую смену подряд). 
Существенное значение для рассматриваемых в работе вопросов имеет решение проблем об ответственности за неосторожность и проводимых предупредительных мерах. 
Н. С. Таганцев в свое время утверждал, что «центральным типом виновности является вина умышленная, в ее различных оттенках, а неосторожная вина играет только роль дополнительную, второстепенную... Неосторожная вина служит дополнением вины умышленной и может представлять два оттенка: 1) когда у действующего лица было сознание совершаемого, но не было хотения — преступная самонадеянность; 2) когда отсутствовало само сознание — преступная небрежность». 
Законодательное решение вопроса об условиях ответственности за деяние, совершенное по неосторожности предполагает четкое определение формы вины в нормах Особенной части Уголовного кодекса РФ. Поэтому в нормах, предусматривающих ответственность за неосторожные преступления содержатся указания на неосторожную форму вины. В части 2 статьи 24 Уголовного кодекса РФ дано соответствующее указание: «Деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». 
Ранее, в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года провозглашался принцип виновной ответственности и устанавливалось, что общественно опасные деяния признавались уголовно наказуемыми тогда, когда они совершены умышленно или по неосторожности. Вместе с тем, ничего не говорилось о том, как должны разграничиваться эти две формы вины, об области их применения. Построение диспозиции, основанное на общем характере наказуемости при умышленной и неосторожной форме вины было неправильным. Оно не согласовывалось с принципом ограничения ответственности за неосторожные преступления. К тому же с учетом особенностей этих форм вины требовалась раздельная их наказуемость, так как «установление единой санкции для обеих форм вины таит в себе опасность применения более мягких наказаний, предназначенных для неосторожных преступных деяний, за умышленные преступления». 
В свое время на эту проблему обращал внимание А. А. Пионтковский, отмечая, что надо «чтобы уголовная ответственность за неосторожное совершение преступления была в каждом случае определена в Особенной части уголовного закона. Таким образом, была бы устранена возможность действий, которые вообще не должны влечь уголовной ответственности либо должны влечь ответственность в дисциплинарном, административном или гражданском порядке». 
При конструировании норм Особенной части Уголовного кодекса РФ 1996 года в основу была положена концепция субъективного вменения, которая потребовала проведения четкого различия между умышленными и неосторожными преступлениями. Нельзя в одной и той же статье предусматривать и умышленное, и неосторожное преступление, как это было сделано, например, в статье 85 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта». 
Что касается предупреждения неосторожности, то профилактические меры могут квалифицироваться на три основных группы: 
1) Воздействие на орудия или средства действия (техническое совершенствование орудий и средств, повышение их надежности; повышение информативности орудий и средств об имеющихся в них неисправностях и неполадках, вплоть до создания невозможности использования этих средств при наличии неисправностей; улучшение контроля за техническим состоянием орудий и средств, их технической диагностики; нейтрализация опасных факторов, свойственных техническим системам, и уменьшение возможного вреда от их реализации; максимальная регламентация использования орудий и средств, совершенствование правил безопасности пользования ими; недопущение посторонних к пользованию техническими средствами и максимально возможное ограничение доступа посторонних в сферу их действия и т. д.); 
2) Воздействие на опасную ситуацию (техническое оснащение элементов ситуации, создающих наибольшую опасность (пути сообщения, шахты, порты и т. д.); ликвидация, сокращение или нейтрализация опасных факторов ситуации в зависимости от объективной возможности и экономической целесообразности; повышение информативности о наличии в ситуации опасных факторов; регламентирование профессиональной деятельности в зависимости от наиболее типичных опасных ситуаций и выработка правил безопасного поведения в них и т. д.); 
3) Воздействие на личность (профессиональная ориентация и отбор работников, в необходимых случаях с учетом их психофизиологических качеств; профессиональное обучение работников, в частности обучение правилам безопасности и правилам поведения в опасных (типичных для данного вида деятельности) ситуациях; совершенствование контроля за деятельностью работников, сопряженной с повышенной опасностью, в том числе и контроля за состоянием здоровья; научная организация труда этих категорий работников с учетом требований медицины и психологии труда; повышение ответственности работников за исполнение своих обязанностей, в том числе и за соблюдение правил безопасности; общее повышение культуры и дисциплинированности всех граждан, которые могут оказаться в сфере действия технических средств или в опасных ситуациях.
2.3. Преступное  легкомыслие
Уголовный кодекс РФ 1996 года впервые законодательно закрепил деление неосторожности на виды, хотя оно давно используется в теории уголовного права и на практике. Закон рассматривает как виды неосторожности легкомыслие и небрежность. Согласно части 2 статьи 26 Уголовного Кодекса РФ преступление признается совершенным по легкомыслию, если совершившее его лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение. Иными словами содержание данной уголовно-правовой нормы (ее гипотезы и диспозиции) можно трактовать так — легкомыслие имеет место тогда, когда лицо, совершившее уголовно противоправное деяние, сознавало признаки совершаемого им действия или бездействия, имело возможность и обязанность сознавать их, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но без достаточных оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, однако последствия все же наступили. 
Данная законодательная формулировка преступления, совершенного по легкомыслию определенным образом разрешила ранее существовавший дискуссионный вопрос об охвате формулой неосторожности, которая содержалась в статье 9 Общей части Уголовного кодекса РСФСР 1960 года, сознания виновным общественной опасности совершаемого им деяния поскольку в нормах Особенной части Уголовного кодекса предусматривались формальные составы преступлений, совершенных по неосторожности. 
В уголовно-правовой литературе имелись различные суждения относительно того, сознает ли виновный общественную опасность совершаемого им деяния (действия или бездействия) при преступной самонадеянности. Одни авторы исходили из того, что «при самонадеянности субъект, несмотря на предвидение возможности наступления общественно опасных последствий, не сознает общественной опасности совершаемого им деяния» , в то время как другие придерживались иной точки зрения. По мнению Б. А. Куринова и А. И. Рарога, авторов «Курса советского уголовного права» (ЛГУ), отсутствие в законе указания на осознание виновным характера совершаемых им действий не дает основания делать вывод о том, что лицо не сознает их. «В действительности субъект предвидит возможность общественно опасных последствий, он обязательно сознает общественную опасность и самих действий, ибо предвидение опасности последствий возможно лишь при понимании действий». 
Исходя из нормы закона, доказывание вины при преступной самонадеянности должно заключаться в установлении обязанности предвидения последствий (объективный критерий) и способности конкретного лица к такому предвидению (субъективный критерий). По мнению большинства ученых, объективный критерий имеет нормативный характер, из чего следует, что всякое лицо, нарушающее существующие в обществе правила предосторожности, «обязано предвидеть возможные общественно опасные последствия этого нарушения». Нетрудно заметить, что здесь налицо столкновение с очередной презумпцией, очень удобной для практики, но несущей в себе потенцию невиновной ответственности. 
Предвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния составляет интеллектуальный элемент преступного легкомыслия, а самонадеянный расчет без достаточных к тому оснований на их предотвращение — его волевой элемент. 
Волевой момент преступного легкомыслия заключается в необоснованном без достаточных к тому оснований самонадеянном (легкомысленном) расчете на предотвращение общественно опасных последствий. Данная особенность волевого содержания легкомыслия обусловлена порочностью интеллектуальной деятельности лица, неправильной оценкой своих сил, факторов и иных обстоятельств, которые, по его мнению, должны были помешать наступлению общественно опасных последствий. В силу своего заблуждения относительно истинной сущности факторов и обстоятельств лицо избирает общественно опасный способ осуществления своих намерений, будучи уверенным, что ему удастся избежать наступления преступных последствий. 
Характеризуя интеллектуальный элемент преступного легкомыслия законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение лица к действию (бездействию). Это объясняется тем, что сами деяния, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. При совершении преступления с преступным легкомыслием лицо должно хотя бы в общих чертах предвидеть развитие причинной связи, а иначе невозможно не только предвидение этих последствий, но и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит как могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства на которые рассчитывает он и которые, по его мнению, должны прервать развитие причинной связи. 
Вместе с тем, поскольку преступное легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторожности, установленных для предотвращения вреда, осознанность поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с небрежностью. Действующее по легкомыслию лицо всегда осознает отрицательное значение возможных последствий для общества и именно поэтому стремится к их предотвращению. Следовательно, при преступном легкомыслии виновный всегда осознает потенциальную общественную опасность от совершенного им деяния. 
По своему интеллектуальному элементу преступное легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при косвенном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления преступных последствий, а при легкомыслии — виновный предвидит наступление этих последствий в меньшей степени. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при легкомыслии эти последствия предстают в общей форме, хотя виновный предвидит не абстрактную, а реальную возможность их наступления. 
Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, то есть одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. 
Примером преступления с косвенным умыслом может служить дело Авдеева, который был осужден по ч.1 ст.218 и п. «д» и «з» ст.102 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года. Он изготовил из приобретенных ранее взрывчатого вещества и электродетонатора взрывное устройство и установил его у входа на свой земельный участок. При попытке группы подростков проникнуть на участок устройство сработало, и взрывом трое из них (Зеленов, Майер и Грошев) были убиты. В кассационных жалобах осужденный и его адвокат просили переквалифицировать действия Авдеева на статью 106 Уголовного кодекса, считая данное преступление неосторожным. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 апреля 1992 г. приговор оставила без изменения, указав следующее. За год до преступления в 1990 г. Авдеев уже изготовил и использовал аналогичное взрывное устройство, следовательно, имел опыт обращения со взрывчатыми веществами. Незадолго до повторной установки взрывчатого устройства он высказывал в разговоре со свидетелями намерение напугать лиц, желающих проникнуть на его участок, «более серьезно», чем это сделал в первый раз. Эти обстоятельства, как установила Судебная коллегия, свидетельствуют о том, что Авдеев «сознавал общественную опасность своих действий, предвидел их общественно опасные последствия и сознательно допускал наступление этих последствий». 
При преступном легкомыслии в отличии от косвенного умысла сознание и воля не безграничны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не только как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания. Совершая преступление с преступным легкомыслием субъект, предвидя в весьма абстрактной форме возможность наступления общественно опасных последствий, не проявляет безразличия, не рассчитывает на случайность, на «авось», которые якобы смогут, по его мнению, противодействовать преступному результату, а надеется на объективные обстоятельства, на действия других лиц, механизмы, предохранительные устройства, на силы природы, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего и расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований. Обстоятельства, на которые рассчитывает субъект при преступном легкомыслии несмотря на все их разнообразие можно сгруппировать следующим образом: 1) относящиеся к личности самого виновного (сила, ловкость, знание, умение, опыт, мастерство и так далее); 2) относящиеся к обстановке, в которой совершается преступление (ночное время, отсутствие людей и так далее); 3) относящиеся к действию других лиц (расчет на то, что другие затушат костер в лесу); 4) расчет на силы природы, на механизмы и так далее. 
Примером может служить дело Ш., который был осужден за умышленное убийство подростка при следующих обстоятельствах. В целях предупреждения кражи рыбы из мереж он сделал сигнализацию, для чего к мосткам, с которых мережи ставились в реку, провел из своего дома провода и подключил их к электросети напряжением 220 В, а в доме установил звонок. При попытке разъединить провода от сигнализации с целью кражи мереж ночью несовершеннолетний похититель был убит электротоком. Ш. предвидел возможность наступления тяжких последствий и с целью их предотвращения оповестил односельчан о существовании сигнализации под значительным напряжением и просил соседей не допускать детей к этому месту, а также показывал сигнализацию пастухам. Кроме того, он принял целый ряд технических мер по предупреждению случайного поражения электротоком, к тому же подключал сигнализацию к электросети лишь в ночное время и только тогда, когда он сам находился дома. Поэтому в постановлении по этому делу Пленум Верховного Суда СССР с полным основанием указал, что «в данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 В, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий». При такой ситуации содеянное Ш. содержит состав не умышленного, а неосторожного убийства. 
Расчет, хотя и необоснованный, самонадеянный, на конкретные факторы, способные, по мнению виновного, предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят. 
В целом итогом по данному вопросу можно считать, что основу психического отношения лица к общественно опасным последствиям при преступной самонадеянности составляет момент интеллектуальный. Воля по отношению к ним бездействует, хотя само поведение субъекта волевое.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
Вина — это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное отношение к интересам личности и общества. 
При преступной небрежности лицо не предвидело возможности наступления последствий хотя при необходимой внимательности должно было и могло их предвидеть. 
Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных оснований рассчитывало на их предотвращение. 
Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т. е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Неправильное разграничение преступного легкомыслия от косвенного умысла может повлечь ошибку в установлении формы вины. 
В заключении хочется сказать, что тема вины, ее форм и видов еще долго будет обсуждаться на теоретическом уровне. Совсем не лишним будет ознакомиться законодателям с опытом Европы и перенять его, чтобы застраховать себя от ошибок. Но какие бы теории не выдвигали на обсуждение ученые, очень многое зависит от следствия и суда. В основном в их власти понять и доказать что же руководило преступником и какова его степень вины.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ: 
I. Нормативно-правовые акты
1. Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосанием 12 декабря 1993 г. 
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в ред. от 26.07.2004). 
3. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
II. Постановления Пленумов Верховных Судов Российской Федерации, РСФСР, СССР. Судебная практика
4. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. № 1. С. 24. 
5. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 2. С. 22. 
6. Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1957-1959 гг. М., 1960. С. 19.
III. Специальная литература 
7. Ветров Н. И. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебное пособие. — М.: Книжный мир, 1999. 
8. Волков Б. С. Проблемы воли и уголовная ответственность. Казань, 1965. 
9. Дагель П. С. Пути совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с преступностью // Проблемы правового регулирования вопросов борьбы с преступностью. Владивосток, 1977. 
10. Дагель П. С., Михеев  Р. И. Теоретические основы становления вины, Владивосток 1975. 
11. Дагель П. С., Котов  Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. 
12. Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975. 
13. Злобин Г. А. Виновное вменение и уголовная ответственность // Актуальные проблемы уголовного права. М., 1988. 
14. Карпушин М. П., Курляндский  В. И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. 
15. Квашис В. Е. Преступная неосторожность. Владивосток, 1986. 
16. Келина С. Г., Кудрявцев  В. Н. Принципы советского уголовного права. М., 1988. 
 
 



и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.