На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Судебная риторика

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 18.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Понятие судебного красноречия
 
Ораторское мастерство юристов, выступающих в судебных прениях, нередко называют судебным красноречием. Почему?
Вдумаемся в значение слова «красноречие»: красная речь, красивая, образная яркая. М. В. ломоносов писал, что «красноречие есть искусство о всякой данной материи красного говорить». Но может ли говорить «красно» прокурор, поддерживающий обвинение в убийстве? Уместна ли красивая, образная речь при изложении результатов судебно-медицинской экспертизы? Или, например, при юридической квалификации преступления? При определении меры наказания подсудимому?
Ораторское искусство понимается как комплекс знаний и умений оратора по подготовке и произнесению публичной речи: это умение подбирать материал, искусство построения речи и публичного говорения с целью оказать определенное воздействие на слушателей; это умение доказывать и опровергать, умение убеждать; это речевое мастерство.
Судебное ораторское искусство связано с требованием логичности, убедительности. Доказательность – важнейшая черта рассуждений в судоговорении. Все положения в речи должны быть обоснованы, аргументированы.
Искусство судебного оратора проявляется в умении построить судебную речь так, чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всего выступления, в умении полно и объективно проанализировать обстоятельства преступления и причины его совершения, дать глубокий психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить систему опровержений и доказательств, сделать правильные правовые и процессуальные выводы и убедить в этом судей и аудиторию. Проявляется оно и в умении оказать психологическое воздействие, в умении найти точные языковые средства для выражения мыслей, так как содержательная, ценная мысль нуждается в совершенной форме. Совершенство речи создает в судебной аудитории атмосферу доверия оратору.
Говорить хорошо в суде – это говорить по существу, тщательно анализируя материалы дела, опираясь на нормы права; говорить доходчиво, логично, убедительно, в соответствии с нормами литературного языка.
Красноречие же как «умение говорить красиво» является составной  частью судебного ораторского искусства – эффективным средством эмоционального воздействия. Изобразительно-выразительные средства языка помогают судебному оратору акцентировать внимание суда на тех или иных деталях дела.
Раскрывая картину преступления, объективно анализируя и оценивая действия подсудимого, мотивы преступления, его последствия, создавая психологическую характеристику подсудимого, судебный оратор тем самым «потрясает души слушателей». Безусловно, способствует этому правильно выбранные языковые средства.
Требования к языку судебной речи в определенные эпохи претерпевают изменения. Если в дореволюционной России судебные ораторы, как правило, не употребляли речевых юридических стандартов, а многие адвокаты говорили с присяжными заседателями» как говорят писатели с публикой», то в советской период считалось, что «всякие излишества, преследующие цель украшательства речи ради ее внешнего эффекта, могут только повредить делу и помешать достижению цели». Говорить рекомендовалось языком закона. Речь судебных ораторов стала клишированной, стандартизованной. В необходимости яркого, образного судоговорения. Сейчас актуальной становиться мысль, высказывания когда- то Н. П. Карабчевским: «от внешней стороны речи требуется художественная целостность и целесообразная законченность».
 
Речевая культура юриста
 
Все наши мысли выражаются посредством языка, языковых единиц. Язык как система реализуется только в речи и только через нее выполняет свое коммуникативное назначение – быть средством общения. Речь – это последовательность единиц языка, основанная по его законам и в соответствии с потребностями передаваемой информации.
Но речь – это не только средство выражения мыслей и чувств. Это постоянная реклама наших способностей, нашей работы над собой. По тому, как мы говорим, наши собеседники делают вывод, кто мы такие, так как речь независимо от воли говорящего создает его портрет, раскрывает его личность. Речь – это своеобразный паспорт человека, который точно указывает, в в какой среде общается говорящий, как он относится к людям и родному языку, каков его культурный уровень. К. Г. Паустовский даже писал, что «по отношению каждого человека к своему языку можно совершенно точно судить не только о его культурном уровне, но и его гражданской ценности».
От степени владения нормами и богатствами языка зависит, насколько точно, грамотно и понятно может говорящий выразить свою мысль, объяснить то или иное жизненное явление, оказать должное влияние на слушателей. Ведь речь может быть доходчивой – неясной, правильной – небрежной, уместной – неуместной, логичной – нелогичной, выразительной – сухой, богатой – бедной, самобытной – штампованной, убедительной – неубедительной.
Культура речи понимается как умение использовать в конкретной ситуации такие языковые средства, которые позволяют обеспечить наибольший эффект в достижении коммуникативных задач. Это употребление единственно нужных слов и грамматических конструкций в каждом конкретном случае.
Основной критерий культуры речи – нормативность, которая понимается как точность, правильность, чистота речи. Это умение точно, в соответствии с нормами литературного языка выражать мысли, без употребления жаргонных диалектных и просторечных слов.
Высшим уровнем культуры речи является речевое мастерство, заключающееся в умении ясно (доходчиво), логично и убедительно раскрывать мысли, в богатстве словаря и разнообразии грамматических конструкций. Важно передать информацию не только грамотно, но и экспрессивно; не штампованными, надоевшими словами, а по-своему, самобытно, индивидуализировано. Речевое мастерство включает в себя умение найти наиболее точное, значит, наиболее подходящее для конкретной ситуации и стилистическое оправданное средство языка. Речевое искусство предполагает и умение пользоваться риторическими приемами, способствующими эмоциональному, психологическому воздействию.
 
Из истории судебного красноречия
 
Судебное публичное говорение – один из древнейших видов ораторского искусства, и каждая эпоха, каждая страна, народ вносят в него изменения. Местом рождения судебного красноречия является Древняя Греция. С развитием государственности, особенно после Греко-персдских войн, когда в результате политической борьбы усилилось влияние демократической группировки, оживилась деятельность народных масс во внутренней жизни развитых греческих полисов. В связи с этим развивалось и ораторское искусство. Оно стало важнейшим фактором общественной жизни, средством к выдвижению, славе, богатству. Политическим деятелям приходилось публично отстаивать свои позиции и интересы. И политическая судьба многих граждан Афин во многом зависела от умения говорить публично. Этому хотели учиться, за учебу дорого платили. Знаменитых ораторов одаряли почестями.
Практическими потребностями была рождена и теория красноречия. Обучение риторике было высшей ступенью античного красноречия.
Практическое применение ораторское искусство получило в Сицилии. Там уже наметились его основные виды: политическое и судебное, распространившееся затем в Афинах в V в. до н. э. – период общего расцвета, роста культуры.
Особенно распространенным жанром ораторского искусства были судебные речи. Судиться в Афинах было дело нелегким: института прокуроров не было, обвинителем мог выступить каждый; знаменитые же законы  Солона предусматривали, что каждый афинянин должен лично защищать свои интересы в суде. Обвиняемый стремился не столько убедить суд в своей невиновности, сколько разжалобить, привлечь судей на свою сторону. Однако не все афиняне обладали даром слова, поэтому тяжущиеся вынуждены были просить логографов (составителей текстов судебных течей) написать защитительную речь.
Форма речи и искусство выступавшего играли не меньшую роль, чем содержание. Поэтому каждая судебная речь должна была начинаться вступлением, излагающим суть данного дела, для того чтобы заранее повлиять на судей. За вступлением шел рассказ о событиях, связанных с делом. Главная цель рассказа – заставить судей поверить в правдивость выступающего. В этой части использовались художественные элементы речи. Далее следовало доказательство. Заканчивалась речь эпилогом, который должен был вызывать сочувствие к обвиняемому и произвести особенно сильное воздействие. В соответствии с этим заключение было патетичным.
Суд в Афинах являлся общественной трибуной, на которой нередко сталкивались различные политические убеждения, и оратору было необходимо обладать знаниями и умением убеждать людей. Это умение Платона называл «искусством гигантов мудрости».
Первые теоретики судебного красноречия – Георгий, Лисий, Исократ, Трасимах.
В древнем Риме расцвет судебного красноречия совпадает с последним периодом Республики и кончается вместе с нею. Его развитию во многом содействовали блестящие образцы греческого ораторского искусства.
Противостояние рабов и рабовладельцев, патрициев и плебеев наложило яркий отпечаток на римское ораторское искусство. Форум, где мог выступить каждый свободный гражданин Рима, постоянно слышал процессы по обвинению в вымогательстве, насилии, пристрастии и изменах.
В середине II в. до н.э. значение судебного красноречия в Древнем Риме возрастает; теория судебной речи разрабатывается на базе греческого наследия. Судебная речь делилась обыкновенно на пять частей: 1) вступление; 2) изложение обстоятельств дела; 3)приведение доводов в пользу своей точки зрения; 4) опровержение доводов противника; 5) заключение. Начало речи должно было привлечь внимание судей и настроить их благосклонно, поэтому его необходимо было тщательно отделать, однако оно должно быть скромным по форме. Для аргументации существовал целый ряд правил. Все самые действенные примеры оратор оставлял на заключительную часть. Для каждой композиционной части существовали соответствующие украшения речи. Так, обращение во вступлении речи можно было употреблять только в исключительных случаях. Римские риторские школы старались привить ученикам навыки судебного ораторского искусства, учили подбирать аргументы, применять так называемые общие места, учили пользоваться украшениями. Риторы прекрасно владели правилами публичной речи, знали и учитывали законы логики, умели внушать свои мысли огромной аудитории.
Знаменитыми ораторами этого периода были Гай Папирий Карбон, Гай Скрибоний Курион-дед, Марк Антония, Красс, Квинт Гортензий Гортал. Все лучшее, чего достигло древнее римское ораторское искусство, сконцентрировано в ораторском мастерстве Марка Туллия Цицерона. Одаренный от природы, он получил прекрасное образование: изучал римское право у знаменитого юриста Сцеволы, учился диалектике – искусству спора и аргументации, знакомился с греческой философией, изучал ораторское искусство греческих мастеров слова.
В 1V – V вв. искусство судебной речи развивается в Древней Грузии. Оратор 1V в., видный деятель знаменитой Колхидской риторической школы Фартадзе считал, что судебная речь должна быть строго аргументирована юридически. Древнеармянский философ V1 вв. Давид Анахт среди жанров ораторского искусства выделял судебное красноречие.
В Х11 – Х1V вв. искусство публичного спора в Грузии и Армении достигло высокого уровня. В Х1V в. успешно развивается судебное красноречие в Италии. А в ХV в. красноречие в сфере правовых отношений развивалось в государствах Средней Азии.
Яркие страницы в историю мирового судебного ораторского искусства вписали французские судебные ораторы. Если в Х! – ХV вв. речи адвокатов были пересыпаны цитатами из церковных книг, то постепенно они освобождаются от этого и приобретают светский характер. Растет авторитет римского права. Появляются сочинения, посвященные теории судебного красноречия, например, «диалог об ораторах» Луазеля. Авторы теоретических работ  требует от судебного оратора прежде всего глубокого знания дела. В ХV11 в. были известны такие мастера судебного слова, как Леместр, Патрю, де Саси, Жербье, Кошен, де Молеонь.
Но наибольшего расцвета судебное ораторское искусство достигло здесь в Х1Х в., его представляли настоящие мастера судебной речи: Жюль Фавр, Лашо, Беррье, братья Дюпен, Лабори, Кремье, Морнар.
Русское судебное красноречие начинает развиваться во второй половине Х1Х в., после судебной реформы 1864 г., с введением суда присяжных и с учреждением присяжной адвокатуры. Судебные речи талантливых русских юристов А. И. Кони, В. Д. Спасовича, Н. П. Карабчевского, К.К. Арсеньева, А. И. Урусова, П. А. Александрова, Н. И. Холева, С. А. Андреевского, В. И. Жуковского, К. Ф. Хартулари, Ф. Н. Плевако, М. Г. Казаринова, А. В Лохвицкого, Н. В. Муравьева, М. Ф. Громницкого, В. М. Прежевальского, П. Ню Обнинског, А. М. Бобрищева-Пушкина с полным правом называют прекрасными образцами судебного ораторского искусства.
Безусловно, все ораторы различны по своим характеристикам: от страстного, эмоционального борца за истину до спокойного, бесстрастного исследователя фактов. Но объединяло их прежде всего уважение к своей профессии, широкая образованность, правовая и общая эрудиция, богатство и глубина мыслей, тщательный анализ собранных доказательств, сила слова, что делало их речь убедительными. Многие русские судебные ораторы  были  одаренными людьми, деятельность юриста сочетали с литературой и научной работой.
 
Назначение судебной речи
 
Судебный процесс – это разбирательство уголовного (гражданского) дела, исследование всех материалов, связанных с ним, и проходит он в обстановке напряженных поисков истины, борьбы мнений процессуальных оппонентов. Его конечная цель- вынести законный и обоснованный приговор по делу, для того чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Необходимой частью судебного процесса являются судебные прения,  в которых государственный обвинитель и защитник излагают свои выводы из произведенного судебного следствия, то есть произносят судебные речи.
В чем назначение судебной речи? В юриспруденции этот вопрос решается на основе уголовно-процессуальных норм: это установление истины по делу, содействие формированию убеждения судей, воспитательное воздействие на присутствующих в зале суда граждан.
Психологи отмечают, что «судебные речи прокурора и адвоката обеспечивают: 1) активизацию мыслительной деятельности судей по анализу и синтезу всех воспринятых в ходе судебного следствия фактов; 2) помощь в выявлении спорных, противоречивых фактов; 3) правильное определение круга вопросов, которые необходимо будет разрешить в совещательной комнате». Лингвистами назначение речи понимается как целевая установка и как роль кого-либо, чего-либо в чем-либо. В отношении судебной речи приемлемы оба определения, так как, говоря о назначении обвинительной или защитительной  речи, необходимо определить не только ее конкретную цель по делу, но и роль в уголовном судопроизводстве. Поэтому следует разграничить цель судебной речи на ближайшую и конечную.
Судебные прения, представляющие собой полемику, публичный спор по материалам конкретного дела, являются подведением итогов судебного следствия с позиций обвинения и защиты и помогают суду лучше разобраться в фактах и юридических обстоятельствах дела. А. Ф. Кони сказал об этом: «судебное следствие развило перед вами существенные обстоятельства дела, в наших судебных прениях мы постараемся  разъяснить пред вами их значение и характер». Следовательно, основная функция судебной речи – воздействие. Помня об этом, опытный судебный оратор создаст все условия для активной мыслительной деятельности судей, присяжных и всех присутствующих в зале суда.
Содержание речи определяется целевой установкой оратора, которая в каждом судебном процессе зависит от конкретных обстоятельств дела, от позиции оратора по делу.
От правильно выбранной целевой установки и убедительности речи нередко зависит результат дела, вынесение обвинительного или оправдательного приговора. Прокурор выступает в судебном процессе государственным обвинителем, защитником интересов общества и государства. Это пропагандист норм права, который разъясняет сущность законов. в то же время прокурор – представитель органов надзора, и его основная процессуальная задача – помочь суду правильно оценить все как отягчающие, так и смягчающие ответственность обстоятельства, вынести законный, справедливый приговор. Прокурор следит за законностью судебных решений, за их обоснованностью в результате судебного следствия.
Адвокат является защитником законных прав подсудимого. «…Защита осуществляется вовсе не для того, чтобы оправдать преступление, исказить обстоятельства и перспективу дела… как раз наоборот… защита имеет диаметрально противоположную цель: помочь суду всесторонне исследовать обстоятельства дела, осуществлять глубоких анализ действительных причин происшествия, объективно оценить ситуацию и справедливо индивидуализировать степень ответственности и вины. А все это охватывается в правосудии понятием истины, во время которой и ради которой проводиться судебный процесс».
Процессуальная задача адвоката – проанализировать материалы дела с точки зрения защиты. Уголовно-процессуальный кодекс регламентирует: суд при вынесении приговора должен разрешить следующие вопросы – имело ли место деяние, приписываемое подсудимому; содержит ли в себе это деяние состав преступления; совершил ли означенное деяние; какое именно наказание должно быть назначено подсудимому. Освещению этих вопросов и должна быть посвящена речь адвоката.
Таким образом, обвинительная речь прокурора и защитительная речь адвоката служат одной цели – выяснению истины, постановлению справедливого решения. В этом ближайшая цель судебной речи. И чем содержательнее речь, чем более глубоко и убедительно проанализированы в ней обстоятельства дела, тем больше влияние оказывает она на выносимый судом приговор.
Убеждение выступает в уголовном судопроизводстве как метод и результат оценки доказательств. В логике убеждение понимается как присуще отдельной личности или социальной группе взгляды, представления или концепции о явлениях действительности. Выделяются стихийные убеждения, формирующие на основе веры, и сознательно формируемые, которые опираются на аргументированное рассуждение, представляющее собой обоснованное знание.
Однако назначение судебной речи не исчерпывается установлением истины по разбираемому делу. Суд, осуществляя правосудие, одновременно проводит разъяснительно-воспитательную работу. Суд не только наказывает преступников, но и всей своей деятельностью учит присутствующих уважать права, честь и достоинство граждан, а обязанность судебного оратора – содействовать предупреждению преступлений, воспитание в гражданах уважения к законам.
Речь государственного обвинителя, который доказывает наличие состава преступления в действиях подсудимого и показывает ущерб, причиненный обществу или личности преступлением, пронизана непримиримостью к преступлению. Речь защитника характеризуется морально-психологической направленностью, гуманностью, верой в добрые задатки в человеке, в перевоспитание человека, преступившего закон.
В то же время судебная речь является важным средством пропаганды норм права. Она повышает уровень правовой грамотности граждан, воспитывает уважительное отношение к закону и правилам общественного порядка. Содействие укреплению законности можно считать конечной целью судоговорения.
 
Отличительные черты судебной речи
 
Публичная речь это прежде всего устная речь, она охватывает довольно разнообразные по цели и содержанию речевые жанры. Выступление на собрании, диспуте, митинге, отчетный доклад, научное сообщение, вузовская лекция, обвинительная и защитительная речь в суде, лекция на правовую или иную тему – все это разновидности публичной речи, которая носит характер размышлений, сопоставлений; в ней рассматриваются, анализируются и оцениваются различные точки зрения, имеющиеся по данному вопросу, формируется позиция оратора. Каждая публичная речь имеет целью дать слушателям определенную информацию, объяснить, помочь осмыслить ее и оказать воздействие на слушателей, на формирование их мировоззрения или точки зрения.
Разновидностью публичной речи является судебная монологическая речь, произносимая прокурором и адвокатом в судебных прениях. В силу ситуативно-тематических факторов она стоит несколько особо: по тематике, а тем более по цели, смысловой направленности она отличается от других жанров публичной речи. Прежде всего судебная речь ограничена сферой применения: это официальная узкопрофессиональная речь, произносимая только в суде; ее отправителями могут быть только прокурор и адвокат, позиция которых определяется их процессуальным положением.
Каждая публичная речь включает в себя «предмет» и «материал». Предмет – это определенная сторона, часть действительности, которую характеризует оратор, материал – это материалы, дающие основание говорить конкретно об избранном предмете. Предметом судебной речи является то деяние, за которое подсудимый привлекается к уголовной ответственности. Материал – обстоятельства, связанные с конкретным происшествием, факты, доказательства.
Судебная речь – это полемическая, убеждающая.
Полемика – это борьба принципиально противоположных мнений, которая ведется с целью опровергнуть точку зрения противной стороны и доказать правильность своей позиции.
Полемика может вестись между процессуальными оппонентами, между адвокатами, защищающими разных подсудимых. Это может быть полемика с экспертом, представившим суду малообоснованные выводы.
С целью доказывания истины по делу участники судебных прений производят объективный анализ всех обстоятельств преступления, собранных по делу доказательств, раскрывают и оценивают мотивы совершения преступления, оценивают действия подсудимого прежде всего с точки зрения права, дают им юридическую квалификацию; всем обстоятельствам по делу также дается правовая оценка. Следовательно, судебной речи присущ оценочно-правовой характер.
Наличие четырех адресатов – следующая особенность судебной речи. Речь прокурора и адвоката обращена в первую очередь к составу суда. Это главный ее адресат. Каждое выступление непременно начинается обращением Господа судьи, господа присяжные заседатели, товарищи судьи, уважаемые судьи. В силу уголовно-процессуальных норм оратор не может прямо обратиться к присутствующим в зале суда. Но он говорит и для подсудимого с целью его исправления и перевоспитания, и для присутствующих в зале суда граждан с целью предупреждения правонарушений.
 
Судебная речь как монолог
 
Монолог – развернутое высказывание одного лица. Психологи рассматривают монолог как деятельность нескольких людей, при которой один из них «озвучивает» продукты своей предшествующей речевой деятельности, то есть придает им форму, в котором они через проговаривание воспринимаются остальными участниками этой деятельности. Характерными чертами публичного монолога лингвисты считают преднамеренность воздействия на слушателей и замысел.
Судебный оратор может определить замысел как доказательство виновности (невиновности) подсудимого, или как переквалификацию преступления, или как установление смягчающих ответственность обстоятельств, или как обоснование недоказанности преступных действий подсудимого.
Обвинительная и защитительная речи не завися друг от друга, они самостоятельны в смысловом отношении. Мнение прокурора не зависит от мнения органов предварительного следствия, выносящих предварительное обвинение; адвокат же выражает свою точку зрения, которую считает единственно правильной по конкретному делу. Таким образом, для определения судебной речи как монолога принимается обращенность к адресату с целью воздействовать на него, наличие замысла, предметно-смысловая исчерпанность, самостоятельность.
Связность понимается как способность текста удерживать предмет, как выражение информативно-логической последовательности высказываний путем использования системы единиц всех уровней языка. Связность речи находит языковое выражение в связях между двумя высказываниями, между логическими единствами.
Судебная речь, для которой характерно стремление к точности и логичности, насыщена языковыми средствами, передающими движение мысли, способствующими проявлению логической связности. Эти функционально-синтаксические средства связи помогают выразить сложные логические отношения между высказываниями, между композиционными частями, например, порядок следований мыслей, переход от одной мысли к другой, указание на связь с предыдущим, противоречия, следствие и т. д.
 
Диалогичность судебной речи
 
Являясь монологом по форме, судебная речь составляет часть диалога, который ведется между прокурором и адвокатом на протяжении всего судебного следствия. Диалог проявляется в исследовании материалов дела с точки зрения обвинения и защиты, в заявлении ходатайств. Завершается он в судебных прениях, когда окончательно определяются и аргументируются мнения процессуальных оппонентов.
Обращенность к суду, обоснование определенной квалификации того или иного обстоятельства делают необходимым воспроизведение и оценку (опровержение или принятие) мнения органов предварительного расследования, подсудимого, потерпевшего, свидетелей и ведут к диалогичности монологической речи. Применительно к судебной речи монологического характера диалогичность понимается как апелляция к суду и воспроизведение чужого мнения в целях доказывания, отражающее особенности устной разговорно-бытовой диалогической речи. Оратор строит изложение так, как будто он занимается поисками истины тут же, в судебном процессе. Он видит в судьях не пассивных слушателей, а людей, активно участвующих в поисках истины, в осмыслении и оценке информации. Поэтому прокурор и адвокат сознательно воздействует на судей и присяжных заседателей, организуют процесс восприятия, организуют и направляют внимание суда, стремятся вовлечь его в ход своих рассуждений, заставляют думать, размышлять. Это достигается использованием разнообразных средств.
Вся судебная речь развертывается не как монолог, а как диалог с процессуальным оппонентом. Государственный обвинитель, анализируя  обвинение, предъявленное подсудимому органами предварительного расследования, соглашается с ним  или не соглашается. Адвокат, полемизируя с прокурором, отвергает его точку зрения, как неправильную, или соглашается с нею.
 
Соотнесенность судебной речи с книжно-писменными стилями
 
Одним из важных вопросов, связанных с монологической судебной речью, является вопрос о ее стилевом статусе. На важность, практическую  значимость вопроса о соотнесенности судебной речи с функциональными стилями литературного языка указывает тот факт, что юристы неоднократно делали попытки соотнести речь судебного оратора с тем или иным функциональным стилем.
Е. Е. Подголин выделял в судебной речи черты научного стиля (точность словоупотребления, строгая последовательность изложения, синтаксическая усложненность предложений, употребление терминологии); отмечает «соотносительность» с литературно-художественным стилем, а также публицистическую окраску. Однако Е. Е. Подголин придерживается мнением, что  важную роль в оформлении «стилистического лица» судебной речи играют средства официально-деловой речи, что общие указания о языке и стиле процессуальных документов должны учитываться и при произнесении судебной речи, так как доказываемые обстоятельства, выводы должны излагаться с соблюдением норм письменной книжной литературной речи.
Функциональный стиль – это разновидность языка, используемая в определенной сфере общественной деятельности и характеризующаяся совокупность лексических признаков. Каждый стиль выполняет соответствующую функцию.
Для официально-делового стиля характерна в первую очередь предельная точность, не допускающая инотолкования. Каждое уголовное дело, как писал Я. С. Киселев, - это всегда человеческая беда. И человеческая судьба. Поэтому судебный оратор, анализируя обстоятельства дела, не имеет права допускать ошибки в их квалификации. Здесь каждая фраза, каждое слово должны адекватно передавать мысли говорящего. Официально-деловой стиль основан на общественно закрепленных формулах (клише), выражающих юридическое отношения, однозначно и точно передающих соответствующие понятия и факты.
Черты и языковые средства научного стиля чаще всего проявляются в таких композиционных частях, как «Анализ доказательств», «юридическая квалификация преступления». Основной целью научного стиля является доказательство, а основными чертами, вытекающими из абстрактности и строгой логичности мышления, - обобщенность и подчеркнутая логичность изложения, когда динамика мышления развивается от констанции преступных действий к опровержению точка зрения процессуального противника к доказательству правильности своей позиции; суждения и умозаключения идут  одно за одним в строгой логической последовательности.
Черты и средства публицистического стиля проявляются во всей речи в сочетании предметно-логического плана и идеологического воздействия на слушателей процесса, особенно же ярко – во вступлении, где дается моральная оценка деяния, а также при анализе характеристики личности подсудимого и причин, способствовавших совершению преступления, кроме того, в так называемых «общих местах». Основная черта публицистического стиля – открытая оценочность. Для синтаксиса публицистического стиля характерно использование вопросно-ответных реплик, риторических вопросов, расчлененность высказываний, использование средств поэтического синтаксиса.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Список литературы:
1.      Иванкина Н. Н. основы судебного красноречия. – М.: юристъ, 2000
2. Граудина Л. К., Ширяев Е. Н. культура русской речи. – М.: норма – инфра, 1999
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
 
Судебное красноречие, основное назначение которого – способствовать установлению истины по делу, имеет свою специфику, которая обусловлена нормами Уголовно-процессуального кодекса и предполагает оценочно-правовой характер речи. Эту специфику охарактеризовал Н. П. Карабчевский: «судебное красноречие – красноречие особого рода. На него нельзя смотреть лишь с точки зрения эстетики. Вся деятельность судебного оратора – деятельность боевая. Это вечный турнир перед возвышенной и недосягаемой «дамой с повязкой на глазах». Она слышит и считает удары, которые наносят друг другу противники, угадывает и каким орудием они наносятся». Тактика речи, ораторские приемы и речевые средства у каждого оратора свои, проверенные, отработанные. Одни покоряют судебную аудиторию силою своего вдохновения, другие – глубиной мысли и ясностью изложения. Но каждому судебному оратору важно уметь говорить доступно, грамотно, аргументировано. Это главное. 
Значит, судебное ораторское искусство следует понимать как комплекс знаний и умений юриста по подготовке и произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями уголовно-процессуального закона; как умение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее научно-правовые убеждения; как умение воздействовать на правосознание людей.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Заключение
 
Мастерство судебног
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.