На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Теория элит Гаэтано Моски

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 18.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 «ТЕОРИЯ ЭЛИТ»
 
Теория элит Гаэтано Моски
 
 
Гаэтано Моска - (1858—1941)—выдающийся итальянский политолог, один из основателей элитологии, профессор Туринского и Римского университетов. Главная заслуга Моски — вычленение элиты как специального объекта исследования, анализ ее структуры, законов функционирования, прихода к власти, причин вырождения и упадка, смены ее контрэлитой. В 1896 г. вышла его книга «Элементы политической науки», а в 1923 г.—ее дополненное издание. В 1939 г. эта книга была переведена на английский язык и издана под названием «Правящий класс», принеся автору мировую известность. Понятию «элита» Моска предпочитал термины «правящий класс» и «политический класс», употребляя их как синонимы. Впоследствии он вынужден был внести коррективы, отметив, что политический класс является как бы базой для правящего класса. Действительно, понятие «правящий класс», с одной стороны, более широкое, чем «политический класс»: в него входят и другие, не политические структурные элементы — экономическая, культурная и прочие элиты. Однако в ином отношении понятие «политический класс» — более широкое, чем «правящий класс»: оно включает не только властвующую группу, но и оппозицию. Полито-логия для Моски прежде всего наука об элитах, важнейший инструмент выработки ими научной политики, которая поможет им удержаться у власти. Опасность для элит — их стремление превратиться в наследственную, закрытую группу, что неминуемо ведет к ее вырождению, замене контрэлитой. По мнению Моски, оптимальна такая политическая система, которая, с одной стороны, не полностью закрыта для мобильности в элиту, а с другой — обеспечивает преемственность элиты — главной гарантии устойчивости политической системы. Идеалом является формирование элиты не на основе богатства и родовитости, а на основе способностей, образования, заслуг. Впоследствии эти идеи вылились в теории меритократии. 
 
В 1896 г. в "Основах политической науки" Г.Моска сформулировал закон социально-политической дихотомии общества. Он состоит в том, что во всех обществах, начиная с самых среднеразвитых и едва достигших зачатков цивилизации и кончая просвещенными и мощными, существует два класса: класс управляющих и класс управляемых. Первый, всегда более малочисленный, осуществляет все политические функции, монополизирует власть и пользуется присущими ему преимуществами. Второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым и поставляет ему материальные средства поддержки, необходимые для жизнеспособности политического организма. 
 
Моска проанализировал проблему формирования (рекрутирования) политической элиты и ее специфических качеств. Он считал, что важнейшим критерием формирования политического класса является способность к управлению другими людьми, то есть организаторские способности, а также материальное, моральное и интеллектуальное превосходство. Хотя в целом этот класс наиболее способен к управлению, однако, не всем его представителям присущи передовые, более высокие по отношению к остальной части населения качества. 
 
В ходе своей эволюции политический класс постепенно меняется. Существуют две тенденции в его развитии: аристократическая и демократическая. Первая из них - аристократическая - проявляется в стремлении политического класса стать наследственным если не юридически, то фактически. Вторая - демократическая - состоит в обновлении политического класса за счет наиболее способных к управлению слоев, в том числе и низших. 
 
Становление мировоззрения Гаэтано Моски. Влияние позитивизма. Отношение к другим направлениям социально-политической мысли. Понимание предмета и метода политической науки. 
 
Распространение позитивизма среди итальянских интеллектуалов, для которых этот термин стал синонимом научного знания, началось с середины 60-х годов прошлого века. Популярность, какую имело это направление в Италии, была связана с особенностями итальянской философской мысли, которая еще с конца XVIII в. проявила повышенный интерес к французскому Просвещению. Вовсе не случайно у ряда итальянских философов — еще до проникновения в Италию учений О. Конта и Г. Спенсера — наметился, под влиянием французских историков П. Кабаниса и Дестют де Траси, определенный психолого-физиологический уклон в рассмотрении социальных явлений. Наиболее сильное и устойчивое воздействие позитивизм оказал на представителей естественных наук и социальных исследователей, близких к конкретной политико-правовой сфере. 
 
Ко времени появления «Элементов» Моска (1895) влияние позитивизма все еще ощущалось, хотя усиливали свои позиции итальянские геогегельянцы, приобрели популярность идеи неокантианцев, Ф. Ницше и А. Бергсона. Моска проявил двойственное отношение к позитивизму, так как наряду с критикой некоторых представителей этой школы он сохранил верность ее общей парадигме. При рассмотрении учения Конта итальянский социолог не выдвигал возражений против используемых им понятий теологической, метафизической и позитивной стадий. Но он возражал именно против закона последовательной смены этих стадий, считая, что все три стадии сосуществуют на каждом этапе развития человечества. Итальянский социолог замечал, что у человека «позитивной стадии» его научные знания вовсе не исключают потребности в религии, «а там, где она ослабевает, развиваются еще более гнусные суеверия и метафизические абсурды социал-демократии». Он не нашел в истории подтвержденных фактами параллелей Конта между тремя интеллектуальными стадиями и сменяющими друг друга формами политической организации, из которых первая означала бы детство, вторая — отрочество, а третья — зрелость человечества. 
 
В учении Герберта Спенсера Моска обратил внимание на различение двух типов обществ: военного (основанного на принуждении) и индустриального (основанного на свободном договоре). Подобную классификацию Моска считал принятой «априорно» и потому — неприемлемой. «Всякая политическая организация одновременно и добровольная, и принудительная. Она добровольная, поскольку исходит из природы человека, что было замечено, начиная с Аристотеля, и в то же время она принудительная, так как... человек не смог бы жить иначе. Это естественно и спонтанно, и в то же время неизбежно, что там, где есть люди, будет и общество, а там, где есть общество, будет также и государство, т. е. правящее меньшинство и управляемое им большинство». Общая черта всех общественных систем, которую не увидел Спенсер,— наличие определенного слоя людей, осуществляющих господство над большинством. 
 
Оспаривается не только подход к различению государств, но и критерии, используемые Спенсером: «К примеру, Спенсер пишет, что с убылью милитаризма и с относительным приростом индустриализма идет переход от социального строя, при котором индивиды существуют во благо государства, к иному строю, при котором государство существует во благо индивидов. Это разделение им тонко подмечено, и нам оно напоминает тот случай, как если бы заспорили о том, существует ли мозг для блага всего тела, или все же тело существует во благо мозга». Отдавая должное остроумию социолога, отметим, что аналогии общества с биологическими организмами, у которых разные органы выполняют разные функции, были типичны для позитивизма. 
 
Для Спенсера переход от военного общества к индустриальному означал появление качественно нового метода общественной регуляции. От «положительной» регуляции (т. е. от «принуждения к действиям») в централизованном военном государстве общество переходит к «отрицательной» регуляции (т. е. к индивидуальной свободе при запрете лишь на определенного рода действия) в промышленном государстве. Моска в полемике со Спенсером настаивал на том, что любое государство одновременно осуществляет и «положительные» и «отрицательные», т.е. как принуждающие, так и ограничивающие действия. Как видим, он не только прошел мимо главного в учении Спенсера о государстве — его эволюционной теории, но и не заметил эвристической ценности идеи о преимуществе рыночных отношений в обществе по сравнению с системой жесткого централизованного регулирования. 
 
Социальная дифференциация с позиций географического детерминизма исследуется Моска от истоков: Геродота, Гиппократа и Ш. Монтескье. Он показывал, что с развитием цивилизации в жизни обществ ослабевает влияние географического фактора и усиливается действие культурного. Для подтверждения этого аргумента Моска использовал множество источников, включая работы Г. Тарда и итальянского социолога и криминолога Н. Колаянни. Так, опровергая распространенную среди итальянских криминалистов XIX в. точку зрения о детерминации преступности природными условиями, определяющими темперамент личности, он объяснял региональные различия в криминальной статистике социально-экономическими факторами. 
 
Обращаясь к расовым теориям, Моска замечал, что в его время произошла настоящая экспансия этих теорий в социальные науки. По его мнению, учения, в которых общественный прогресс и политическая организация народов зависят от расовых признаков, обязаны своим рождением учению Дарвина и таким наукам, как сравнительная лингвистика и антропология. Моска отверг точку зрения о врожденном превосходстве представителей какой-либо расы. Чтобы показать ненаучность идей социал-дарвинистов об изначальной этнобиологической неоднородности общества как важнейшей причине социальной дифференциации, Моска обратился к примерам смены поколений дворянской аристократии. Если бы закономерности биологической эволюции действовали и в обществе, то они приводили бы к накоплению положительных качеств и к улучшению «породы властителей», чего не наблюдается. Так, французское дворянство постепенно утратило свои высокие личностные качества и в XVIII в. уступило свою власть буржуазии. Борьба за существование и естественный отбор, характерные для животного мира и первобытных гоминидов, не заметны в человеческом обществе даже на ранней стадии культуры. Применительно к обществу скорее следует говорить о борьбе за господство и первенство. 
 
Выражая отношение к социальным теориям своего времени, Моска определил собственное понимание предмета и метода социологической науки. Ее задачу он видит в раскрытии законов и стабильных психологических тенденций, которым подчиняются действия масс, и в этом его позиция близка к исходным тезисам «Трактата общей социологии» Парето. Но если у Парето социология выступает в духе Конта как некое обобщенное выражение всех наук, исследующих общество, то Моска по сути не выделил предмет социологии из всего комплекса политологических исследований. Предложенное Контом содержание предмета социологии Моска расценил как слишком широкое и неопределенное и предпочел назвать ее политической наукой. Ее главной задачей он считал исследование устойчивых тенденций, определяющих устройство политической власти, ибо система власти во многом говорит нам о том, что представляет собой общество в данное время и почему оно развивается в таком, а не в ином направлении. 
 
Критерием научности универсальной политической теории Моска считал наличие в ней комплекса признаваемых всеми исследователями и не подвергаемых сомнению истин и использование ею универсального метода, основные требования которого состоят в следующем: а) полном исключении субъективной компоненты из познавательного процесса в области политики и истории; б) абстрагировании от убеждений, распространенных в данную эпоху и связанных с принадлежностью к какому-либо «социальному и национальному типу»; в) опоре на возможно большее число фактов. Но таким требованиям не удовлетворяли исследования самого Моска; по замечанию Б. Кроче, в них наилучшие результаты получены «методом, отличным от индуктивного и натуралистического». В действительности любой исследователь, даже прокламирующий свою абсолютную объективность, не может избежать субъективности. Так, используемые Моска основные понятия: политического класса, социального типа и политической формулы — не были взяты непосредственно из исторической реальности, но были сконструированы исследователем и в этом смысле — субъективны. 
 
Значение идей Моски 
 
Оценивая вклад Гаэтано Моска в развитие итальянской и мировой социологии, отметим, что с его именем, как и с именем Вильфредо Парето, связано изменение парадигмы в политико-социальных исследованиях, т. е. переход от либеральных классических концепций к концепциям элит. Он показал иллюзорность надежд либералов и социал-демократии на проведение в жизнь либеральных и демократических принципов и идеалов, продемонстрировал реальную работу парламентарной системы и увидел опасность перерождения парламентарной демократии в олигархию. 
 
Спор между Моска и Парето о приоритете в данной области, разгоревшийся в начале XX в., представляется в наше время беспредметным. Различия в теориях обоих социологов, а также в понятиях («властвующая элита» у Парето и «правящий класс» у Моска) при близости результатов говорят лишь о том, что оба они увидели сходные черты развития своей страны и выразили предчувствие наступления тоталитаризма. 
 
Исследователи итальянской социологии отмечают, что концепцию элит более детально разработал Парето, причем с акцентом на экономические явления. Моска основное внимание уделил структуре политического механизма. 
 
Книги Моска оригинальны, он не является последовательным приверженцем какой-либо одной философской и социологической школы. Велико влияние на него позитивистской социологии, так как он исходил в своем исследовании из констатации неизменных функциональных законов и применял историко-сравнительный метод объективного анализа, недооценивая (или не замечая?) при этом проблематики неокантианской школы (что про явилось в критических замечаниях в адрес Спенсера, упрекаемого в априорности выбора критериев различения политических типов). 
 
Марксизм отвергался им вполне четко, и тем не менее его знакомство с работами Маркса не прошло бесследно, так как в проблеме образования и смены правящих классов наряду с психологическими факторами учтены и роль частной собственности на землю, и появление новых источников богатств. Даже в критике марксизма он формально пользовался марксистскими терминами и стилем. 
 
Моска не предстает, однако, как приверженец консервативной или же реформистской линии, в чем его упрекали многие советские критики. Скорее мы видим в нем вдумчивого аналитика и проницательного политика, которому политическая ситуация его времени не дала радужных надежд. Труды его окрашены в минорные тона, но он и не является законченным пессимистом, так как стремится найти хоть какие-нибудь основания для политического развития в сторону более полной демократии (несмотря на иллюзорность надежд на демократические идеалы), преодоления бюрократизации общества и тенденции к формированию олигархии.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Теория элиты Вильфредо Парето 
 
Вильфредо Парето родился 15 июля 1848 г. в Париже в семье итальянского маркиза, выходца из Генуи, вынужденного эмигрировать из-за своих либеральных и республиканских убеждений. Мать Парето была француженкой, и он с детства одинаково хорошо владел языками обоих родителей; однако всю жизнь он ощущал себя прежде всего итальянцем. В 1858 г. семья Парето возвращается в Италию. Там он получает прекрасное образование, одновременно классическое гуманитарное и техническое; большое внимание он уделяет изучению математики. После окончания Политехнической школы в Турине Парето в 1869 г. защищает диссертацию «Фундаментальные принципы равновесия в твердых телах». Тема эта воспринимается как предзнаменование, учитывая важное место понятия равновесия в его последующих экономических и социологических трудах. В течение ряда лет он занимал довольно важные должности в железнодорожном ведомстве и в металлургической компании. 
 
В 90-е годы он предпринимает неудачную попытку заняться политической деятельностью. В это же время он активно занимается публицистикой, чтением и переводами классических текстов. В первой половине 90-х годов Парето публикует ряд исследований в области экономической теории и математической экономики. С 1893 г. и до конца жизни он был профессором политической экономии Лозаннского университета в Швейцарии, сменив в этой должности известного экономиста Леона Вальраса. В последний год жизни Парето в Италии уже установился фашистский режим. Некоторые видные деятели этого режима, и прежде всего сам дуче, считали себя учениками лозаннского профессора. В связи с этим в 1923 г. он был удостоен звания сенатора Италии. Парето выразил сдержанную поддержку новому режиму, одновременно призвав его быть либеральным и не ограничивать академических свобод. Умер Парето 19 августа 1923 г. в Селиньи (Швейцария), где он жил последние годы своей жизни; там он и был похоронен. 
 
Как уже отмечалось, первые научные труды Парето были посвящены экономике. В качестве экономиста он занимает видное место в истории науки. Он внес важный вклад в исследование распределения доходов, монополистического рынка, в становление эконометрии и т.д. Но постепенно он осознает недостаточность и неадекватность представлений о человеке как о homo oeconomicus. В свою очередь это осознание было связано с его общим отрицательным отношением к рационалистическим концепциям человека, которое со временем усиливалось. В поисках более адекватной и целостной модели человека Парето обращается к социологии. Обращение это происходит сравнительно поздно, когда он был уже зрелым и известным ученым, но происходит оно не сразу, не вдруг, а исподволь, постепенно. Оно заметно еще в его несоциологических по жанру научных трудах, таких, как «Курс политической экономии» (1896-1897), «Социалистические системы» (1902) и «Учебник политической экономии» (1906). Уже в 1897 г. Парето читал курс социологии в Лозаннском университете, который он продолжал читать и впоследствии, даже тогда, когда из-за болезни был вынужден отказаться от преподавания экономики. 
 
Самое крупное сочинение В. Парето, в котором представлены его социологические теории, - «Трактат по общей социологии». Автор писал его с 1907 по 1912 г. В итальянском оригинале «Трактат» был впервые опубликован в 1916 г., во французском варианте, проверенном и одобренном автором, он вышел в 1917-1919 гг. Это огромное и весьма громоздкое по своей структуре сочинение написано в нарочито наукообразном стиле; оно насчитывает около 2 тыс. страниц текста большого формата, 13 глав, 2612 параграфов, не считая приложений. 
 
Правящая и неправящая элиты 
 
Согласно Парето, индивиды неравны между собой в физическом, интеллектуальном, нравственном отношениях. Поэтому и социальное неравенство представляется ему совершенно естественным, очевидным и реальным фактом. Люди, которые обладают наиболее высокими показателями в той или иной области деятельности, составляют элиту. В каждой сфере деятельности существует своя элита. 
 
Парето различает два вида элиты: правящую, т. е. принимающую участие в осуществлении политической власти, и неправящую. В целом социальная стратификация изображается в его теории в виде пирамиды, состоящей из двух слоев: ее вершину составляет немногочисленная элита («высший слой»), а остальную часть - основная масса населения («низший слой»). Элиты существуют во всех обществах, независимо от формы правления. 
 
В качестве синонимов этого термина Парето использует термины «правящий класс», «господствующий класс», «аристократия», «высший слой», это просто объективно «лучшие» в определенной области деятельности: «Может быть аристократия святых или аристократия разбойников, аристократия ученых, аристократия преступников и т.п.». Проблема, однако, остается: как определить «лучших», наиболее компетентных и т.п.? Парето, по существу, игнорировал относительность «элитарных» качеств и их тесную связь с определенными социальными системами, каждая из которых вырабатывает свои специфические критерии оценки этих качеств. 
 
Парето стремится к чисто описательной трактовке термина «элита», не внося в него оценочного элемента. Тем не менее ему не удалось избежать известной противоречивости в истолковании этого понятия. С одной стороны, он характеризует представителей элиты как наиболее способных и квалифицированных в определенном виде деятельности, как своего рода результат естественного отбора. С другой стороны, в «Трактате» встречаются утверждения, что люди могут носить «ярлык» элиты, не обладая соответствующими качествами. Очевидно, что вторая трактовка противоречит первой. По-видимому, в первом случае Парето имеет в виду общество с открытой классовой структурой и совершенной системой социальной мобильности, основанное на принципе «естественного отбора». В этом случае элитарные качества и элитарный статус должны совпасть, но подобная ситуация, разумеется, в истории встречается нечасто. И все-таки в целом у Парето доминирует представление о том, что элиты формируются из людей, действительно обладающих соответствующими качествами и достойных своего высшего положения в обществе. 
 
Характерные черты представителей правящей элиты: высокая степень самообладания; умение улавливать и использовать для своих целей слабые места других людей; способность убеждать, опираясь на человеческие эмоции; способность применять силу, когда это необходимо. Последние две способности носят взаимоисключающий характер, и управление происходит либо посредством сипы, либо посредством убеждения. Если элита неспособна применить то или иное из этих качеств, она сходит со сцены и уступает место другой элите, способной убедить или применить силу. Отсюда тезис Парето: «История - это кладбище аристократий». 
 
Как правило, между элитой и остальной массой населения постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низший слой, а наиболее способная часть последнего пополняет состав элиты. Процесс обновления высшего слоя Парето называет циркуляцией элит. Благодаря циркуляции элита находится в состоянии постепенной и непрерывной трансформации. 
 
Циркуляция элит 
 
Циркуляция элит функционально необходима для поддержания социального равновесия. Она обеспечивает правящую элиту необходимыми для управления качествами. Но если элита оказывается закрытой, т. е. циркуляция не происходит или происходит слишком медленно, это приводит к деградации элиты и ее упадку. В то же время в низшем слое растет число индивидов, обладающих необходимыми для управления чертами и способных применить насилие для захвата власти. Но и эта новая элита утрачивает способность к управлению, если она не обновляется за счет представителей низшего слоя.
Согласно теории Парето, политические революции происходят вследствие того, что либо из-за замедления циркуляции элиты, либо по другой причине  элементы низкого качества накапливаются  в высших слоях. Революция выступает  как своего рода альтернатива, компенсация  и дополнение циркуляции элит. В  известном смысле сущность революции  и состоит в резкой и насильственной смене состава правящей элиты. При этом, как правило, в ходе революции индивиды из низших слоев управляются индивидами из высших, так как последние обладают необходимыми для сражения интеллектуальными качествами и лишены тех качеств, которыми обладают как раз индивиды из низших слоев. 
 
Типы элиты 
 
Итак, в историческом развитии постоянно наблюдаются циклы подъема и упадка элит. Их чередование, смена - закон существования человеческого общества. Но изменяются не просто составы элит, их контингент; сменяют друг друга, чередуются сами типы элит. Причина этой смены состоит в чередовании, точнее, в поочередном преобладании в элитах «осадков» первого и второго классов, т. е. «инстинкта комбинаций» и «настойчивости в сохранении агрегатов» . 
 
Первый тип элиты, в котором преобладает «инстинкт комбинаций», управляет путем использования убеждения, подкупа, обмана, прямого одурачивания масс. Усиление «осадков» первого класса и ослабление «осадков» второго приводят к тому, что правящая элита больше заботится о настоящем и меньше - о будущем. Интересы ближайшего будущего господствуют над интересами отдаленного будущего; интересы материальные - над идеальными; интересы индивида - над интересами семьи, других социальных групп, нации. С течением времени «инстинкт комбинаций» в правящем классе усиливается, в то время как в управляемом классе, напротив, усиливается инстинкт «настойчивости в сохранении агрегатов». Когда расхождение становится достаточно значительным, происходит революция, и к власти приходит другой тип элиты с преобладанием «осадков» второго класса. Для этой категории элиты характерны агрессивность, авторитарность, упорство, непримиримость, подозрительность к маневрированию и компромиссам. 
 
Первый тип правящей элиты Парето называет «лисами», второй - львами»". В сфере экономики этим двум типам соответствуют категории "спекулянтов" и "рантье": в первой из них преобладают «осадки» первого класса, во второй - второго. «Спекулянты», обладая хорошими способностями в области экономических комбинаций, не довольствуются фиксированным доходом, часто незначительным, и стремятся заработать больше. Каждая из двух категорий выполняет в обществе особую полезную функцию. «Спекулянты» часто «служат причиной изменений и экономического и социального прогресса» [там же]. Рантье. наоборот, составляют мощный фактор стабильности. Общество, в котором почти исключительно преобладают «рантье», остается неподвижным и склонно к застою и загниванию; общество, в котором доминируют «спекулянты», лишено стабильности; оно находится в состоянии неустойчивого равновесия, которое легко может быть нарушено изнутри или извне.
 
Теории элит
 
 
В процессе становления российской демократической государственности  и формирования отвечающим современным  условиям политической элиты важное место принадлежит изучению анализу  и использованию исторического  опыта.
Общеизвестно, что без  знания того, как развивались элитологические теории в прошлом, невозможно научное решение вопросов элиты сегодня, как говорил великий Гегель «изучение прошлого помогает лучше понять настоящее и разглядеть будущее». Таким образом, изучение исторических фактов позволит учесть уроки прошлого в сегодняшних условиях.
Эта тема актуальна на сегодняшний  период, так как все мы являемся свидетелями глубоких качественных перемен и трансформаций, которые  характеризуют современный мир, это в полной мере касается и России. В этой связи закономерен и  естественен интерес общества к  проблеме лидерства, к современным  теориям и их истокам. Объект нашего исследования - классические и современные  теории элит.
Цель данной работы состоит  в рассмотрении и анализе теории элит. Исходя из этой цели, были поставлены основные задачи перед рефератом:
- рассмотрение классической  теории элит;
- рассмотрение современных  теорий элит;
- рассмотрение политической  элиты в России.
Несмотря на то, что исследование является социологическим, в ходе него использованы методы и приемы чисто  исторического исследования.
Данные задачи решаются посредством  изучения исторических источников и  научной литературы.
Для успешного решения  вышеуказанных задач определим  объект исследования: теория элит.
В данной работе использованы такие исторические источники как  Р. Михельс «Социология политических партий в условиях демократии», К. Мангейм «Идеология и утопия», Г. Моска «Правящий класс». Проблемы изучения теории элит отражены в работах многих авторов, таких как Г.К. Ашин, Е.В. Охотский, А.В. Попов и многих других. Теоретической основой послужили монографии Г.К. Ашина.
В работе применялись методы аналогии, сравнения и анализа.
Структура работы обусловлена  целью исследования и состоит  из введения, заключения, списка литературы и трех глав.
В работе рассматриваются  следующие главы:
- классические теории  элит. Основоположники и классики  элитологии;
- современные теории элит. Основные направления современной  элитарной теории;
- политическая элита в  России. Политическая элита и  аппарат органов государственной  власти: диалектика взаимодействия.
Классические  теории элит. Основоположники и классики элитологии
Речь пойдет о процессах  формирования собственно элитологии и ее авторах, т.е. о периоде, охватывающем последнее столетие. Признанными основателями элитологии и ее «патриархами» являются итальянские социологи Г. Моска, В. Парето, Р. Михельс. Им удалось достаточно предметно и конкретно сформулировать основные положения научно-философской концепции элиты, представить их в форме определенной системы взглядов относительно того социального слоя, который в силу обладания наибольшим количеством позитивных качеств, видов ценностей и приоритетов (власть, богатство, происхождение, культура, сила воли, место в церковно-духовной сфере и т.д.) занимает наиболее влиятельные позиции в общественной иерархии.
К представителям первого  поколения элитологов, научная деятельность которых приходится на конец XIX - первую треть XX века, относятся также французский политолог Ж. Сорель, выдающийся немецкий социолог М. Вебер, испанский культуролог и политолог Х. Ортега-и-Гассет.
Пальма первенства в формулировании современных теорий элиты принадлежит  Гаэтано Моске и Вильфреду Г-Парето. Причем между этими авторами и их последователями шел и продолжается спор о приоритете. В.Парето стал знаменит, пользовался европейской известностью задолго до того, как стал известен Моска. Но целостную концепцию правящего класса, его роли в социально-политическом процессе (в первых трудах Моски термин «элита» отсутствует, зато его широко использует Парето) впервые выдвинул именно Моска.
Исходный пункт концепции  Моски - деление общества на господствующее меньшинство и политически зависимое большинство (массу). Господство элит - закон общественной жизни. Вот как формулирует Моска свое кредо по этому поводу: наличие правящих слоев становится очевидным даже при самом поверхностном взгляде. (Обратим внимание на эту мысль, которой обычно не придают значения и в которой, может быть, больше смысла, чем первоначально вкладывал в нее даже сам ее автор). Моска фиксирует наше внимание на том, что очевидно уже на уровне обыденного сознания - наличие в обществе управляющих и управляемых, то есть обыденное сознание, которому чаще всего мало ясны причины деления общества на классы, не улавливает сущности социально-политических отношений. В любой общественной системе есть власть имущие и есть безвластные. Во всех обществах, начиная с едва приближающихся к цивилизации и кончая современными передовыми и мощными обществами, всегда взаимодействуют два социальных класса - класс, который правит, и класс, которым правят. Первый класс, всегда менее многочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть, в то время как другой, более многочисленный, управляется и контролируется первым.
Демократию он считает  камуфляжем все той же власти меньшинства. Ее он называет плутократической, признавая, что именно в опровержении демократической  теории в основном заключается задача его теоретического поиска.
Весьма убедителен тезис  Моски и о необходимости для власть имущих материального и морального превосходства, а также военной доблести, которая, по его мнению, особую роль играла на ранних стадиях развития общества, а сейчас такой роли не играет, хотя и имеет немаловажное значение. В обществах, отличающихся высоким уровнем цивилизации, особую значимость приобретает интеллектуальное превосходство управленческого меньшинства и богатство. Доминирующей чертой правящего класса стало в большей степени богатство, нежели воинская доблесть; правящие скорее богаты, чем храбры. И далее: В обществе, достигшем определенной стадии зрелости, где личная власть сдерживается властью общественной, власть имущие, как правило, богаче, а быть богатым - значит быть могущественным. И действительно, когда борьба с бронированным кулаком запрещена, в то время как борьба фунтов и пенсов разрешается, лучшие посты неизменно достаются тем, кто лучше обеспечен денежными средствами.
По мнению Моски, связь тут двусторонняя: богатство создает политическую власть точно так же, как политическая власть создает богатство. Здесь проявляется внешнее сходство позиций элитаристов с марксистской концепцией общественного устройства. Но это только видимость. Моска, в отличие от Маркса, утверждал, что фундаментом общественного развития служит не экономика, а политика, не базисные отношения, а надстроечные, политические.
Г. Моска подмечает и анализирует две тенденции в развитии правящего слоя: аристократическую и демократическую. Первая тенденция ведет к окостенелости и отсутствию мобильности правящего класса, сужает каналы вхождения в элиту представителей других слоев общества, приводит элиту к вырождению. Вторая тенденция присуща, как правило, историческим периодам прогресса и динамичных социальных изменений, когда происходит пополнение правящего класса и его элиты наиболее подготовленными и способными представителями социальных низов. Развивающаяся таким образом элита наиболее продуктивна и подвижна.
Завершая обзор взглядов Г. Моски, отметим, что для него главное в правлении элиты - идея, с помощью которой правящее меньшинство стремится оправдать свою власть, старается убедить большинство в легитимности этой власти.
Другим основателем элитологии считается Вильфредо Парето, один из виднейших представителей позитивистской социологии конца XIX - начала XX века, заявлявший, что его цель - создать «исключительно экспериментальную социологию», подобно химии и физике. Он способствовал широкому проникновению в социологию математических и статистических методов исследования. Но, как и другие социологи-позитивисты, претендовавшие на строгую научность и беспартийность своей теоретической системы, он сплошь и рядом заимствовал догмы и предрассудки того социального слоя, к которому принадлежал и интересы которого отстаивал.
Парето исходит из того, что фундаментальным социальным законом является закон «социальной  гетерогенности», внутренней дифференцированности, сердцевиной которого является противопоставление массы управляемых индивидов небольшому числу управляющих, которых он и называет элитой. Социальная система находится в движении, переживает подъемы и спады, но, по Парето, всегда стремится к равновесию. Причем это равновесие не статичное, а динамичное.
Материальные и иные ценности распределяются в обществе в высшей степени неравномерно, и особенно власть, богатства, почести. Неравенство  в распределении богатства, по-видимому, зависит гораздо больше от самой  природы человека, чем от экономической  организации общества.
Таким образом, подход Парето нейтрален в ценностном отношении, в его понятии элиты не следует  искать моральный или метафизический смысл, а лишь попытку объективного постижения социальной дифференциации. Элиту, с его точки зрения, составляют те, кто оказывается наверху в  реальной борьбе за существование.
Графики иерархического деления  людей по разным показателям (авторитет, умение, образование, богатство) частично совпадают с графиком распределения  богатства, и все же последний  оказывается «осевым». Неизбежность деления общества на элиту и массу  Парето выводил из неравенства индивидуальных способностей людей, проявляющегося во всех сферах социальной жизни. Индивиды, обладающие большим влиянием, богатством образуют «высшую страту общества, элиту». К ней Парето относит прежде всего коммерческую, политическую, военную, религиозную верхушку.
По Парето, существует два  главных типа элит, которые последовательно  сменяют друг друга. Первый тип - «львы» (Парето, как видим, использует терминологию Макиавелли). Для них характерен крайний консерватизм, грубые, «силовые»  методы правления. Второй тип - «лисы», мастера обмана, политических комбинаций, интриг. Стабильная политическая система  характеризуется преобладанием  элиты «львов». Напротив, неустойчивость состояния политической системы  требует прагматически мыслящих энергичных деятелей, новаторов, комбинаторов. Каждой элите свойственен один из двух основных методов управления: элите «лис» - манипулятивный, включающий компромиссы, социальную демагогию; элите «львов» - метод силы и грубого подавления. Постоянная смена одной элиты другой является результатом того, что каждый тип элит обладает определенными преимуществами, которые, однако, с течением времени перестают соответствовать потребностям руководства обществом. Поэтому сохранение равновесия социальной системы требует постоянного процесса замены одной элиты другой по мере того, как перед элитами возникают иные, но в общем-то повторяющиеся ситуации. Общество, где преобладает элита «львов», представляет собой общество ретроградов, оно неподвижно, застойно. Напротив, элита «лис» динамична. Представители первой любят спокойствие, вкладывают свои капиталы в ренту, представители второй извлекают прибыль из любых колебаний рыночной конъюнктуры.
Перечисление основоположников элитологии было бы неполным, если бы мы не остановились на трудах Р. Михельса. В контексте элитологии нас больше всего будет интересовать главный труд Р. Михельса «Социология политических партий в условиях демократии», изданный в Лейпциге в 1911 году. Здесь мы отмечаем практически полную солидарность ученого с уже знакомыми нам положениями о том, что общество не может существовать без господствующего или политического класса, и что наличие такого класса - постоянно действующий фактор социальной эволюции.
Михельс был убежден, что большинство человечества никогда не будет способно к самоуправлению, даже в том случае, если когда-либо недовольным массам удастся лишить господствующий класс его власти. И все потому, что рано или поздно в среде самих масс с необходимостью появится новое организованное меньшинство, которое возьмет на себя функции господствующего класса. И делает глобальный вывод: господствующий класс представляет собой единственный фактор, имеющий непреходящее значение во всемирной истории. Это уже чистый элитаризм, а автор - убежденный элитарист.
Значительное внимание в  своих научных исследованиях  Михельс уделяет анализу деятельности политических (прежде всего социалистических и социал-демократических) партий, выяснению их роли как источника и механизма формирования элитных правящих слоев. Михельс исходит из того факта, что власть в партиях принадлежит фактически узкому кругу лиц, находящихся на верхних ступенях партийной иерархии. Необходимость управления организацией требует создания аппарата, состоящего из профессионалов, и партийная власть неизбежно концентрируется в их руках.
К элитологам первого поколения западные историки социологической науки не без оснований относят и Жоржа Сореля, французского теоретика, критика буржуазной демократии, которую он называл раем для финансистов. Сорель с большим темпераментом доказывал, что демократия - обман, что теория власти народа и капиталистическая практика разительно противоречат друг другу, что подобная политическая система, именуемая ее апологетами демократией, в действительности есть олигархия финансовых тузов.
При этом неизбежно возникает  вопрос, с каких позиций критикуется  демократия - слева, с леворадикальных  позиций исторического материализма, или справа, с позиций правого  радикализма. Сорель более склонялся  к критикам справа. Сорель писал, что  в «век масс» углубляется противоречие между утопией (идеологией элиты) и  «популярными мифами» (идеологией масс). Первая апеллирует к умам с высокоразвитой способностью к рассуждениям (специфическое  качество элиты). Напротив, воздействие «популярных мифов» основано на внушении, на гипнотизировании масс; чем глубже они воздействуют на «массовые инстинкты», чем больше щекочут нервы толпы, чем активнее провоцируют слепое, стихийное начало, тем они действеннее. Сорель во многом следует за концепцией массовой психологии Г. Лебона. В свою очередь, ряд идей Сореля развил К. Маннгейм в своей известной книге «Идеология и утопия».
Большой вклад в развитие теории элит внесли крупнейшие социальные мыслители конца XIX - первых десятилетий XX века: М. Вебер, прежде всего в связи  с учением о политике как особой форме профессиональной деятельности, и З. Фрейд - социально-психологическим  обоснованием элитаризма.
Еще раз отметим, что заслуга  основателей элитологии в том, что они вычленили объект и предмет науки, систематизировали накопленные знания о правящих меньшинствах, попытались сформулировать закономерности формирования, структурирования и смены элит, особенности их функционирования в различных конкретно-исторических-условиях. Мы не исключаем, что они могли, увлекшись, что вполне естественно, предметом своего исследования, заблуждаться, в гипертрофированной форме отражать сущность, место и роль элит, недооценить роль не элит и широких народных масс в историческом процессе. Не исключено выполнение некоторыми из них пропагандистского социального заказа на апологетику элит и власть имущих вообще.
Современные теории элит. Основные направления современной  элитарной теории
1. Макиавеллистская школа.
Концепции элит Моски, Парето и Михельса дали толчок широким теоретическим, а впоследствии (преимущественно после второй мировой войны) и эмпирическим исследованиям групп, руководящих государством или претендующих на это.
Современные теории элит разнообразны. Исторически первой группой теорий, не тративших современной значимости, являются уже вкратце рассмотренные концепции макиавеллистской школы (Моска, Парено Михельс и др.). Их объединяют следующие идеи:
1) особые качества элиты,  связанные с природными дарованиями  и воспитанием и проявляющиеся  в ее способности к управлению  или хотя бы к борьбе за  власть.
2) групповая сплоченность  элиты. Это сплоченность группы, объединяемой не только общностью  профессионального статуса, социального  положения и интересов, но и  элитарным самосознанием, восприятием  себя особым слоем, призванным  руководить обществом.
3) признание элитарности  любого общества, его неизбежного  разделения на привилегированное  властвующее творческое меньшинство  и пассивное, нетворческое большинство.  Такое разделение закономерно  вытекает из естественной природы  человека и общества. Хотя персональный  состав элиты изменяется, ее господствующие  отношения к массам в своей  основе неизменны.
4) формирование и смена  элит в ходе борьбы за власть. Господствующее привилегированное  положение стремятся занять многие  люди, обладающие высокими психологическими  и социальными качествами. Однако  никто не хочет добровольно  уступать им свои посты и  положение. Поэтому скрытая или  явная борьба за место под  солнцем неизбежна.
5) в общем конструктивная, руководящая и господствующая  роль элиты в обществе. Она  выполняет необходимую для социальной  системы функцию управления, хотя  и не всегда эффективно. Стремясь  сохранить и передать по наследству  свое привилегированное положение,  элита имеет тенденцию к вырождению, Утрате своих выдающихся качеств.
Макиавеллистские теории элит подвергаются критике за преувеличение  значения психологических факторов, антидемократизм и недооценку способностей и активности масс, недостаточный  учет эволюции общества и современных  реальностей государств всеобщего благоденствия, циничное отношение к борьбе за власть. Такая критика во многом не лишена оснований.
2. Ценностные теории.
Преодолеть слабости макиавеллистов пытаются ценностные теории элиты. Они, как и макиавеллистские концепции, считают элиту главной конструктивной силой общества, однако смягчают свою позицию по отношению к демократии, стремятся приспособить элитарную  теорию к реальной жизни современных  государств. Многообразные ценностные концепции элит существенно различаются  по степени защиты аристократизма, отношению к массам, демократии и  т.д. Однако они имеют и ряд  следующих общих установок:
1) принадлежность к элите  определяется обладанием высокими  способностями и показателями  в наиболее важных для всего  общества сферах деятельности. Элита  - наиболее ценный элемент социальной  системы, ориентированный на удовлетворение  ее важнейших потребностей. В  ходе развития у общества отмирают  многие старые и возникают  новые потребности, функции и  ценностные ориентации. Это приводит  к постепенному вытеснению носителей  наиболее важных для своего  времени качеств новыми людьми, отвечающими современным требованиям.  Так в ходе истории произошла  смена аристократии, воплощающей  нравственные качества и прежде  всего честь, образованность и  культуру, предпринимателями, в хозяйственной  инициативе которых нуждалось  общество. Последние же, в свою очередь, сменяются менеджерами и интеллектуалами - носителями столь важных для современного общества знаний и управленческой компетентности.
2) элита относительно  сплочена на здоровой основе  выполняемых ею руководящих функций.  Это - не объединение людей,  стремящихся реализовать свои  эгоистические групповые интересы, а сотрудничество лиц, заботящихся прежде всего об общем благе.
3) взаимоотношения между  элитой и массой имеют не  столько характер политического  или социального господства, сколько  руководства, предполагающего управленческое  воздействие, основанное на согласии  и добровольном послушании управляемых  и авторитете власть имущих. Ведущая  роль элиты уподобляется руководству  старших, более знающих и компетентных  по отношению к младшим, менее  осведомленным и опытным. Она  отвечает интересам всех граждан.
4) формирование элиты  - не столько результат ожесточенной  борьбы за власть, сколько следствие  естественного отбора обществом  наиболее ценных представителей. Поэтому общество должно стремиться  совершенствовать механизмы такой  селекции, вести поиск рациональной, наиболее результативной элиты  во всех социальных слоях.
5) элитарность - условие  эффективного функционирования  любого общества. Она основана  на естественном разделении управленческого  и исполнительского труда, закономерно  вытекает из равенства возможностей  и не противоречит демократии. Социальное равенство должно  пониматься как равенство жизненных  шансов, а не равенство результатов,  социального статуса. Поскольку  люди не равны физически, интеллектуально,  по своей жизненной энергии  и активности, то для демократического  государства важно обеспечить  им примерно одинаковые стартовые  условия. На финиш же они  придут в разное время и  с разными результатами. Неизбежно  появятся социальные «чемпионы»  и аутсайдеры.
Ценностные представления  о роли элиты в обществе преобладают  у современных неоконсерваторов, утверждающих, что элитарность необходима для демократии. Но сама элита должна служить нравственным примером для других граждан и внушать к себе уважение, подтверждаемое на свободных выборах.
3. Теории демократического элитизма.
Основные положения ценностной теории элит лежат в основе концепций  демократического элитизма (элитарной демократии), получивших широкое распространение в современном мире. Они исходят из предложенного Йозефом Шумпетером понимания демократии как конкуренции между потенциальными руководителями за доверие избирателей. Как писал Карл Мангейм, «демократия влечет за собой антиэлитистскую тенденцию, но не требует идти до конца к утопическому уравнению эл
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.