На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Проблема актуального членения предложения по материалам научных текстов

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 18.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



 
 
 
 
 
 
Проблема актуального членения предложения по материалам научных текстов.
 
(курсовая работа)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Содержание:
Введение………………………………………………………………….…..3
1. Ранние исследования вопроса об актуальном членении предложения…………………………………………………………………6
2. Определение актуального членения предложения, выделение его компонентов………………………………………………………………...13
2.1. Понятие актуального членения предложения. Расхождения между актуальным и синтаксическим членением предложения………………..13
2.2. Дополнительные компоненты актуального членения предложения……………………………………………………..…….……15
3. Средства определения компонентов актуального членения предложения………………………………………………………...………18
4. Рассмотрение функционирования средств определения компонентов актуального членения  предложения на материале научных текстов………………………………………………………………..…...…23
Заключение…………………………………………………………..…...…30
Список литературы…………………………………………………………31
 

Введение.
В последние годы коммуникативный синтаксис становится важнейшей составной частью теоретического курса переводоведения, так как большинство явлений может быть описано всесторонне, если в качестве отправной точки рассмотрения синтаксических структур принять не традиционное членение на подлежащее и сказуемое, а членение на рему и тему. Это означает расстановку функциональных акцентов в предложении, распределение элементов высказывания по важности подачи информации. Такое членение предложения представляет собой членение на более высоком уровне, по сравнению с синтаксическим уровнем, так как оно основано главным образом на смысловых связях или отношениях между частями предложения и между предложениями. В.Матезиус, как основоположник теории актуального членения предложения, указывал, что кроме синтаксического членения, которое касается построения предложения грамматическими элементами, имеется другое членение, основанное на реальных связях, из которых предложение возникло как результат конкретной речевой ситуации (Матезиус В. 1967, С.241).
Актуальное членение предложения представляет собой интерес в сопоставительном плане. Сопоставительно-типологическое описание двух языков дает возможность установить, как употребление определенных средств выражения в одном языке соотносится с употреблением аналогичных или сходных средств в другом, и каковы механизмы компенсации в случаях материальных расхождений. Я. Фирбас в своей работе замечает, что «контрастивный метод изучения языков оправдан с той точки зрения, что он является важным эвристическим инструментом, способным отразить характерные особенности сопоставляемых языков» (Firbas 1992, Р. 13).
Современный этап развития лингвистики характеризуется повышенным интересом к сопоставительному изучению языков. Это объясняется рядом причин, в том числе: контактностью, возникающей как следствие мировоззренческого, культурного и социального сближения народов; необходимостью учета особенностей родного языка в методике преподавания неродного языка; стремлением улучшить преподавание, практику перевода и изучение языков.
Данная работа посвящена анализу актуального членения предложения на материале технических текстов и выполнена в рамках сопоставительно-типологического исследования в двух генетически неродственных языках: английском и русском.
В области синтаксиса значимость и актуальность изучения функциональной перспективы предложения вполне очевидны, так как весь структурный синтаксис базируется на отношениях, существующих между структурным и линейным порядками. Это тем более верно для языков, в которых словопорядок является одним из главных смыслоразличительных средств, где отклонение от нужного порядка слов воспринимается как своеобразное нарушение языковой нормы. В частности, неудачное словорасположение существенно затрудняет понимание смысла или даже искажает смысл.
Целью данной работы является исследование актуального членения предложения с точки зрения новейших отечественных и зарубежных исследований по сходной теме, чтобы предотвратить появление ошибок, связанных с подобной проблематикой, при переводе.
Для достижения поставленной цели были выдвинуты следующие задачи:
?       рассмотреть основные работы по изучению проблемы актуального членения предложения в исследованиях отечественных и зарубежных ученых;
?       дать определение актуальному членению предложения и его составляющим;
?       рассмотреть перечень по возможности всех наличествующих в английском и русском языках интонационных, синтаксических, и лексических способов выделения темы и ремы;
?       проанализировать функционирование компонентов актуального членения в тексте на материале оригинальных и переводных текстов;
?       обобщить полученные результаты и сделать выводы.
 
 
 

1. Ранние исследования вопроса об актуальном членении предложения.
 
В современной историко-лингвистической науке сложилась традиция связывать возникновение учения об актуальном членении предложения с работой Анри Вейля о порядке слов, первое издание которой вышло в 1844 г.
Но учение об актуальном членении предложения, как известно, тесно связано с проблемой словопорядка. И эта проблема стала чрезвычайно популярной во второй половине XVIII в. В ее обсуждении приняли участие такие видные французские ученые, как Цезарь Дюмарсэ (1676-1756) и Никола Бозэ (1717-1789). Первый из них стал употреблять термин «синтаксис» только по отношению к тому состоянию создаваемого предложения, которое Л.Теньер называл «стеммой». Линейные варианты стеммы предложения в свою очередь Ц.Дюмарсэ называл «конструкциями». На первый план в грамматике Ц.Дюмарсэ был выдвинут только один тип конструкции - конструкции с прямым («естественным») словорасположением. Линейные отношения в этом типе конструкции совпадают со стемматическими. Вот почему в грамматике Ц.Дюмарсэ основное место занимает теория конструкций: «синтаксис» рассматривается в этой грамматике в свете описаний, посвященных конструкциям с прямым порядком слов. Ц.Дюмарсэ называл их «необходимыми». Он имел при этом в виду смысловую «необходимость». Ученый считал, что конструкции с обратным («фигуративным») словорасположением не передают какой-либо новый, дополнительный смысл в сравнении с конструкциями с прямым словопорядком.
Н.Бозэ, в отличие от Ц.Дюмарсэ, связывал прямой порядок слов в предложении с естественным ходом мыслей, а не с естественным ходом событий. Этот порядок он называл не только «естественным», но и, вслед за Кондильяком, «аналитическим», поскольку он отражает аналитическую работу ума, которая осуществляется в направлении от субъекта суждения к его атрибуту, а от них - к их дополнениям (в широком смысле этого термина). Аналитический порядок Н.Бозэ считал универсальным. Вот почему, по его мнению, субъект предложения обычно предшествует его атрибуту (предикату), а их распространители следуют за ними. Фразы, в которых наблюдается отклонение от аналитической деятельности ума, он интерпретировал как «фигуративные». Ц.Дюмарсэ и Н.Бозэ сходились в том, что обратный словопорядок (инверсия) представляет собою аномальное отклонение от нормального словопорядка. Подобный подход к объяснению инверсии был традиционным.
Иной взгляд на объяснение инверсии - у Ш.Бато.
Шарль Бато (1713-1780) различал два типа словорасположения - «грамматический» и «ораторский». В.Матезиус назовет первый из них «объективным», а второй - «субъективным». «Грамматический порядок» Ш.Бато связывал со строгой, научной речью и считал его по этой причине «искусственным». «Ораторский порядок», напротив, он считал «естественным», поскольку он употребляется, как правило, в разговорной или поэтической речи. Если первый он называл «порядком науки», то второй - «порядком сердца». Он задается «метафизическим порядком», т. е. тем порядком, в котором осуществляется познание, - от причины к следствию, от субстанции к качеству и т. д. Когда говорящий руководствуется в расположении слов не холодным рассудком, а своим «интересом» к ситуации, описываемой предложением, он использует «ораторскую конструкцию».
«Ораторский порядок» у Ш.Бато обычно является инверсией по отношению к «грамматическому порядку», однако бывают случаи, когда эти порядки совпадают. Это происходит в том случае, когда в качестве важного или главного (т. е. ремы) в процессе создания предложения выступает тот компонент описываемой ситуации, который обозначается подлежащим. Но данные порядки расходятся в остальных случаях - когда компоненты, представляющие наибольшую важность для говорящего, обозначаются с помощью других членов предложения. Однако в любом случае слово, обозначающее «главный объект», становится в «ораторской конструкции» на первое место. Ш.Бато писал: «Главный объект в ораторской конструкции не является всегда одним и тем же. Это то субъект действия, то его объект. В каких-то случаях он может быть действием, а в каких-то - обстоятельством или образом действия. Следовательно, глагол, наречие, субъект, определение, управляемая форма к глаголу ставятся время от времени на первое место в предложении». При переводе «ораторских конструкций» с одного языка на другой возможно использование различных «грамматических порядков», но не должно быть расхождений в «ораторском порядке».
Джеймс Бернетт Монбоддо (1714-1799) приблизился в своем синтаксисе к учению об актуальном членении предложения, очевидно, независимо от Ш.Бато. Монбоддо еще не делал основные понятия актуального членения предметом специального рассмотрения. Он пользовался ими только в связи с объяснением причин, лежащих в основе установления определенного порядка слов в создаваемом предложении. Ученый различал три рода таких причин. Прежде всего он обращал внимание на грамматический фактор словорасположения, действие которого связывал с согласованием и управлением. Эти синтаксические связи требуют, чтобы главное слово стояло перед зависимым. Но можно вообразить себе такой язык, в котором нет ни склонения, ни спряжения, а следовательно, нет согласования и управления. «Каким способом соединяются слова в таком языке?» - спрашивал Монбоддо. В этом случае может вступить в силу «естественный» фактор словопорядка. Он требует, чтобы слова располагались в предложении в соответствии с естественной ситуацией: слово, обозначающее субстанцию, ставится перед словом, которое указывает на акциденцию этой субстанции, и т. д. Но последовательность слов в предложении может отражать и естественный ход мыслей в сознании говорящего. Мысль, которая представляется говорящему наиболее важной, привлекает внимание говорящего в первую очередь. Чтобы подчеркнуть это, он должен поставить слово, выражающее эту мысль, на первое место в предложении. Таким путем Монбоддо приблизился к понятиям актуального членения.
В центре внимания Монбоддо было понятие ремы («главного»). Когда мы говорим, рассуждал ученый, о доброте и человеке, мы можем подчеркнуть либо то, что человек является добрым, либо то, что добрым является человек. По этой причине мы можем сказать либо «Человек добр», либо «Добр человек». В такого рода рассуждениях у Монбоддо обнаруживается приписывание реме только одной функции - контрастивной: в первом случае подразумевается то, что именно человек является добрым, а во втором - что человек добр, а не зол. На контрастивную функцию ремы будет в первую очередь обращать внимание в дальнейшем К.Беккер. Такой подход к интерпретации «главного» ограничен, поскольку контрастивная функция не является основной функцией ремы. Как покажет А.Вейль, а вслед за ним и В.Матезиус, основная функция ремы - подчеркивание новизны той информации, которая передается ею. Ограниченное понимание ремы не позволило Монбоддо объяснить, какими средствами располагает английский язык для перевода латинских предложений с различным словопорядком и, следовательно, с различным актуальным членением.
Иоганн Аделунг (1732-1806) называл прямой порядок слов в предложении естественным, а обратный порядок- искусственным. Субъект - как естественный, так и искусственный - выражает «наиболее важную и самую неопределенную» идею, а предикат «разъясняет» ее. Инверсия, таким образом, предполагает перемещение подлежащего («естественного субъекта») на место сказуемого («естественного предиката»). Естественный субъект в этом случае становится «искусственным предикатом», а естественный предикат - «искусственным субъектом». Необходимость в таком перемещении возникает, когда тот или иной член предложения, оформленный в предложении как сказуемое, выражает «главное понятие». Сказуемое, оказавшись на обычном месте подлежащего, т. е. в начале предложения, начинает выполнять функцию подлежащего. В позиции подлежащего может оказаться и любой второстепенный член предложения, если он выражает «главное понятие». Выполняя функцию подлежащего, он не будет иметь грамматических признаков подлежащего. К понятию «искусственного субъекта», таким образом, И.Аделунг пришел благодаря тому, что стал соотносить функцию подлежащего не только с подлежащим, но и с любым другим членом предложения. Функция подлежащего становится в этом случае функцией ремы, а любой член предложения, выполняющий эту функцию, - самой ремой. Иначе говоря, понятие ремы И.Аделунг основывал на понятии подлежащего. А.Вейль, напротив, выводил из понятия подлежащего понятие темы («исходного пункта высказывания»), а не понятие ремы («собственно высказывания»). И.Аделунг и А.Вейль по-разному истолковывали функции подлежащего и сказуемого.
И.Аделунг истолковывал функции главных членов предложения своеобразно. Так, в подлежащем он видел, с одной стороны, тот член предложения, который обозначает нечто неопределенное, а с другой стороны, он считал, что подлежащее выражает «главное понятие». В первом случае он был близок к традиционному пониманию подлежащего, однако в центре своего внимания он держал вторую интерпретацию субъективной функции - ту, которую мы усматриваем сейчас у ремы. В отличие от И.Аделунга А.Вейль исходил в своей интерпретации функций главных членов предложения главным образом из традиционных представлений, в соответствии с которыми подлежащее обозначает то, о чем говорится в предложении, а сказуемое нечто сообщает о нем. Иначе говоря, подлежащее составляет исходный пункт высказывания, а сказуемое - собственно высказывание.
Карл Беккер (1775-1849) различал две формы предложения - «грамматическую» и «логическую». Заслуга К.Беккера состоит в том, что в качестве средства актуального членения он стал рассматривать не только инверсию («логический словопорядок»), но и логическое ударение. «Органическое значение инверсии и логического ударения, - писал он, - является одним и тем же».
К.Беккер считал, что логическое ударение является более универсальным средством актуального членения, чем инверсия. Он объяснял это тем, что возможности последней в какой-то мере ограничиваются грамматической формой предложения. Это особенно заметно в языках с неразвитой системой флексий, где представлен менее гибкий словопорядок, нежели в языках с развитой морфологической системой. Использование логического ударения, напротив, никак не ограничено особенностями грамматических форм предложения, имеющихся в различных языках.
Выдвижение на первый план логического ударения в качестве средства актуального членения привело К.Беккера к узкой интерпретации того члена предложения, который выражает «главное понятие». Он полагал, что с помощью данного члена предложения говорящий лишь указывает на определенное противопоставление.
Больше всего об актуальном членении предложения писали (хотя и не употребляя этого названия) в третьей четверти XIX в. Уже в 1855 г. французский лингвист Анри Вейль (Henri Weil) обратил внимание на важность актуального членения предложения для решения проблемы порядка слов; над этой темой усердно работали лингвисты, группировавшиеся вокруг журнала “Zeitschrilt fur Volkerpsychologie”. Он нашел более глубокое объяснение основной функции ремы. Эта функция состоит в подчеркивании того, что еще неизвестно слушающему. Подобным образом стали объяснять данную функцию и дальнейшем Г.Габеленц, Г.Пауль и др.
На новую высоту учение об актуальном членении предложения было поднято Вилемом Матезиусом. Его заслуга в этой области состоит не только в том, что он значительно углубил представления об основных понятиях актуального членения, но и в том, что он определил место этого учения и системе ономасиологической («функциональной») грамматики и целом (о методологических особенностях грамматической концепции В.Матезиуса  (Даниленко В.П., С- 82-89)
 

2. Определение актуального членения предложения, выделение его компонентов.
2.1. Понятие актуального членения предложения. Расхождения между актуальным и синтаксическим членением предложения.
 
Актуальное членение предложения следует противопоставлять его формальному членению. Если формальное членение разлагает состав предложения на его грамматические элементы, то актуальное членение выясняет способ включения предложения в предметный контекст, на базе которого оно возникает. Т.А. ван Дейк определяет актуальное членение предложения как факт мышления и психологии. Глобальная коммуникативная организация текста имеет субъективный характер, поскольку последовательность тематических структур текста выделяется субъективно, т. е. текст как таковой не обладает четко выраженной макроструктурой, а она приписывается ему читателем или автором текста. (ван Дейк Т.А. 1989)
Основными элементами формального членения предложения являются грамматический субъект и грамматический предикат. Основные элементы актуального членения предложения — это исходная точка (или основа) высказывания, то есть то, что является в данной ситуации известным или по крайней мере может быть легко понято и из чего исходит говорящий, и ядро высказывания, то есть то, что говорящий сообщает об исходной точке высказывания. Актуальное членение предложения — проблема, на которую лингвистика уже давно обратила внимание, но она не изучалась систематически, поскольку не было выяснено отношение актуального членения к формальному членению предложения. (Матезиус В., С – 239)
Каждое предложение является носителем информации. Однако новая информация может быть понятна слушающему только если она опирается на его предшествующие знания предмета. Поэтому полная информативная структура предложения бинарна: она включает известную часть, называемую темой, и ядро информации, называемое ремой. В некоторых теориях функционального членения предложения тема и рема называются, соответственно, топиком (topic) и фокусом (focus), топиком и комментарием (comment), логическим субъектом и логическим предикатом. (Кобозева И.М., С – 252). Тема и рема являются коммуникативными членами предложения, компонентами его актуального членения. Поскольку мысль следует от известного к неизвестному, обычно рема следует за темой. Это — нейтральный порядок коммуникативных членов. Если рема предшествует теме, образуется эмфатический (эмотивный) порядок коммуникативных членов.
С точки зрения актуального членения  все актанты семантической структуры могут занимать позицию ремы. Благодаря достаточно свободному порядку слов русский язык располагает разными возможностями выдвижения любого члена предложения на позицию ремы. (Мустайоки А., С- 41-42).
Собеседники черпают информацию, необходимую для понимания данного предложения в ситуации или в контексте. Обычно предложение опирается на предшествующий контекст. В начале повествования оно связано с последующим. И только в исключительных случаях воспринимается вне контекста (например, лозунги, объявления). Но и здесь оно соотносится с ситуацией.
Информативный аспект предложения называется по-разному: логико-коммуникативная структура, актуальное членение, динамическая перспектива предложения, эмфатизация и др. По-разному называются и элементы актуального членения: логический субъект и предикат, психологический субъект и предикат, новое и данное, основа и ядро, theme и propos, тема и рема. Эти ряды терминов нередко рассматриваются как синонимы. Но разные наименования отмечают различные аспекты явлений.
Элементы актуального членения — тема и рема — в простом двусоставном предложении обычно совпадают с синтаксическими главными членами, причем тема по своей глубинной природе субстантивна, тогда как рема — глагольна, предикативна.
Однако актуальное и синтаксическое членение могут не совпадать, особенно в распространенном предложении. Актуальное членение накладывается на синтаксическое, позволяя выражать тончайшие оттенки мысли, соотносящиеся с одним и тем же объектом.
Расхождение между актуальным и синтаксическим членением предложения проявляется в следующем:
1.     Один и тот же член предложения может образовать разные коммуникативные члены (это — парадигматическое расхождение).
2.     Несколько членов предложения могут входить в один коммуникативный член. (синтагматическое расхождение)
3.     Актуальное членение может изменяться по ходу высказывания.
С точки зрения синтаксиса текста формально-традиционный анализ по членам предложения, действительно, оказывается неперспективным, он ведет к отрицательному решению вопроса о структурной соотносительности текста (фрагмента текста) и предложения. Структурно-смысловой компонентный анализ открывает известные перспективы в этом направлении. (Золотова Г.А., С – 117).
2.2. Дополнительные компоненты актуального членения предложения.
Некоторым ученым обычное дихотомическое описание актуального членения в терминах тема-рема кажется недостаточным для отображения дополнительных внерематических компонентов.  Так, например И.Ф. Вардуль вводит такое понятие как ситуатив.
Внерематические компоненты актуального членения: 
?      Ситуативы – определительные или обстоятельственные обороты, которые относятся к ситуации в предложении в целом и задают своеобразное условие, в котором реализуется противопоставление топика-фокуса: В нашей Галактике в окрестности Солнца масса темной материи примерно равна массе обычного вещества; (Вардуль 1989)
Данный элемент актуального членения достаточно часто совпадает с таким распространителем структуры предложения в целом, как детерминант, однако детерминанты могут выступать в качестве топика актуального членения, а ситуативы могут выражаться причастными и деепричастными оборотами, не являющимися детерминантами.
 
?      Модальные рамки и вводные конструкции, которые передают предикаты мнения и знания. Ср. Считается, что определенная формула листорасположения характерна для каждого вида растений; Скорее всего, она состоит из новых, не открытых еще в земных условиях частиц;
?      Пояснения к теме или (чаще) реме, уточняющий компонент или перечень значений обычно дается в скобках. Ср. Статистическая обработка данных (тест сопряженности хи-квадрат) проводилась в статистической среде; Принято считать, что эти формулы составляют ряд Фибоначчи (1/2, 1/3, 2/5, 3/8, 5/13, 8/21 и т.д.);
?      Причинно-следственные и другие логические связки, осуществляющие внутритекстовую связанность. Некоторые из них также могут выступать маркерами мены топика либо вводить рематические и внерематические компоненты. Ср. Поэтому мы решили изучить формулы листорасположения у разных видов деревьев, кустарников и кустарничков с очередными листьями на массовом материале; Тем не менее, перспектива представляется весьма оптимистической;
?      Фактивы (К) – конструкции вида «предикат» или «субъект+предикат», которые не являются темой или ремой предложения, а представляют некоторое лицо и его отношение (в широком смысле) к предмету сообщения. Ср. Таким образом, мы выясняли формулу листорасположения, которую можно записать в виде дроби, где числитель – число оборотов, а знаменатель – число листьев; Мы вычисляли на побегах этого года формулу листорасположения; Полинг и Кюри установили 2 основных варианта структуры белковой цепи, которые называются ?-спираль и ?-форма.
Но следует обратить внимание на то, что предложения с внерематическими компонентами встречаются довольно редко, поэтому в качестве стандартной схемы актуального членения следует признать «классическое» тема-рематическое членение предложения, которое может модифицироваться внерематическими компонентами. Предложение может содержать несколько тема-рематических групп, которые, как правило, передаются в грамматической структуре в виде простых предложений в составе сложного.
Примерно равные доли простых или модифицированных тема-рематических структур в текстах и предложений с прямым порядком слов можно интерпретировать как свидетельство параллелизма этих структур. Большая часть предложений с объективным порядком слов реализует стандартную тема-рематическую схему актуального членения, а предложения с субъективным словопорядком – рематическую или рема-тематическую. Этот достаточно очевидный факт упоминался в большом числе работ, начиная с первых исследований актуального членения (Матезиус 1967; Чейф 1982), равно как и регулярная причина использования субъективного порядка – начало обсуждения какой-либо темы, как правило, в начале текста (или абзаца), когда нет реальной темы, еще ничего не было эксплицитно сказано.
 

3. Средства определения компонентов актуального членения предложения.
Основное средство различения коммуникативного членения – постановка вопроса. Тема содержится в вопросе. Рема дается только в ответе.
Ср. В Ленинград уехал Петр. («Кто уехал в Ленинград?»)
Петр уехал в Ленинград. («Куда уехал Петр?»)
Петр в Ленинград уехал. (?) («Что сделал Петр?» или «Уехал Петр или нет?») (В.Е. Шевякова, М.А. Павликова, С – 11).
Классификация вопросов в свете актуального членения была разработана швейцарским лингвистом Шарлем Балли. Он различает четыре типа вопросов: полный диктальный, частичный диктальный, полный модальный и частичный модальный. Диктальные вопросы относятся к содержанию высказывания, к тому, что сказано. Модальные вопросы имеют в виду достоверность того, что сказано, соответствие или несоответствие содержания высказывания действительности. Полные вопросы относятся ко всему высказыванию, частичные — к части высказывания.
В соответствии с типами вопросов и их информативной структурой П. Адамец различает четыре типа высказываний: частноинформативные, общеинформативные, общеверификативные, и частноверификативные.
По своему коммуникативному составу высказывания делятся на диремы и моноремы.
Предложение, содержащее оба элемента — тему и рему, является двучленным — диремой. Рема всегда присутствует в высказывании, тогда как тема, известная собеседникам часть информации, может опускаться. Так образуются одночленные предложения — моноремы, так называемые «коммуникативно нерасчлененные» высказывания, которые отвечают на вопросы «что происходит?» и « что случилось?».
Универсальными средствами коммуникативной организации предложения, позволяющими различать монорему от диремы, а внутри последней различать тему и рему являются: интонационные, синтаксические и лексические средства. Однако эти средства в русском и в английском языке имеют свою специфику и используются по-разному.
1. Интонационные средства.
Показателем ремы в обоих языках является логическое (главное) ударение, характеризующееся переломом в движении голосового тона, завершающимся либо повышением тона, либо его понижением (как если бы мы «ставили голосом точку». (В.Е. Шевякова, М.А. Павликова, С – 10)
2. Синтаксические средства.
Универсальным средством выражения актуального членения предложения является порядок слов, при котором «данное» стоит в предложении на первом месте, «новое» — на последнем. Обычно «данное» совпадает с подлежащим, которое является вместе с тем и реальным субъектом действия. Для изменения коммуникативной структуры высказывания необходимо переместить слова соответствующим образом. Здесь возможны два типа трансформаций:
Исходная коммуникативная структура предложения, где подлежащее выражает тему, а сказуемое или второстепенный член предложения рему, может претерпевать в обоих языках четыре типа трансформаций:
1) Предикативное противопоставление темы-подлежащего и ремы-сказуемого. В русском языке это достигается интонацией (паузой): Петр — ушел. В английском — интонация сопровождается расчленением предложения: Peter, he has gone.
2) Превращение подлежащего в рему, другого члена предложения в тему.
В русском языке это достигается простым изменением порядка слов. В английском языке простое изменение порядка слов сталкивается с ограничениями. Следует различать ряд случаев:
а) неопределенный артикль при подлежащем показывает, что это слово несет новую информацию, является ремой высказывания; это позволяет не прибегать к инверсии.
В русском языке подлежащее-рема может предшествовать глаголу, если оно сопровождается прилагательным, показывающим, что субъект неизвестен говорящим;
б) если темой является прямое дополнение или другой второстепенный член, тесно связанный с глаголом, а ремой — подлежащее, то почти обязательна перестройка предложения, при которой второстепенный член, занимая первое место, превращается в подлежащее, а подлежащее, уходя в конец предложения, становится второстепенным членом.
3) Перестановка темы и ремы (коммуникативная инверсия).
В стилистически нейтральных высказываниях тема предшествует реме. В эмфатическом высказывании рема идет впереди темы. В английском языке для того, чтобы поставить рему на первое место, используются эмфатические конструкции типа «it’s… who», «it is…that». Этот оборот служит для рематизации любого члена предложения, кроме сказуемого. Выделяемый член предложения помещается после it и связочного глагола is. Остальной состав предложения, после выделенного слова, вводится союзом (that, who, which). Ср.: It was N.Bohr who proved the stability of the Rutherford atom.
В русском языке эмфатический оттенок достигается логическим ударением без изменения порядка слов. Ср.: Это Нильс Бор подтвердил устойчивость атома Резерфорда. В некоторых случаях в качестве эквивалента эмфатической конструкции в русском языке выступает простая инверсия подлежащего. Ср.: Подтвердил устойчивость атома Резерфорда Нильс Бор. Таким образом, на русский язык эта конструкция может передаваться различными способами: синтаксическим (инверсией подлежащего), лексическим (частицами: это, именно) и логическим ударением. (В.Е. Шевякова, М.А. Павликова, С – 49).
Ещё одним из наиболее известных видов инвертированных предложений являются предложения с вводящим there. Оборот there is принято считать эмфатическим, а вводящий there – формальным подлежащим. Однако основная цель его употребления  - не эмфаза, а сигнализация о подлежащем как смысловом центре предложения – ремы (отсюда и главное логическое ударение на подлежащем). В то время, как обстоятельство места или предложное дополнение в функции обстоятельства играет в нем роль исходного пункта сообщения (темы).
Когда обстоятельство места в экзистенциональном предложении стоит на месте вводящего there, то нередко последний опускается.
Возможность такого словопорядка в английском языке обуславливается тем, что в таких предложениях отсутствует прямое дополнение, с которым можно было бы спутать конечное постпозитивное подлежащее, и наличиствует непереходный глагол. (В.Е. Шевякова, М.А. Павликова, С – 24).
Так же в английском языке показателем ремы может быть конечная позиция, агентивное дополнение с by при пассиве.
 
4.      Лексические средства.
Выделяют два типа частиц служебных слов, применяемых для различения или выделения темы и ремы:
— детерминативы, сопровождающие существительные: артикли в английском языке, прилагательные и местоимения в русском (один, какой-то и т. п.)
— слова с выделительно-ограничительным значением: только, лишь, как раз, это, именно, действительно и т.д. – в русском языке и слова just, only, merely, mainly – в английском.
Так же рему можно находить и по контексту (негативным способом): то, что самоочевидно вытекает из предыдущего предложения, - это тема; остальной состав данного предложения – рема. Например: He (тема) opened the case (рема). Inside (тема) was a microscope (рема). Inside- это тема, самоочевидность которой вытекает из контекста – из предыдущего предложения: Inside – это in the case. Значит, рема – a microscope (В.Е. Шевякова, М.А. Павликова, С – 11).
Ещё одним важным способом выделения ремы является включение усилительного приглагольного do. Ремовыделительный приглагольный do помещается в предложении в непосредственной препозиции к глаголу. Основная его функция – сигнализировать о глаголе как смысловом центре предложения – реме. Ср. One chance Martine did have. (S. Lewis) – Один шанс у Мартина всё же был.
Однако существуют два типа включенного do, между которыми имеется принципиальное различие.
1) Усилительный ремовыделительный do. Ср.: The wave functions do exist (Волновые функции (всё же, действительно) существуют)
2)Ритмический do. Ср.: Only in special cases do waves reinforce one another (Волны взаимоусиливаются только в особых случаях). (В.Е. Шевякова, М.А. Павликова, С – 44).
 

4.      Рассмотрение функционирования средств определения компонентов актуального членения  предложения на материале научных текстов.
Для подробного изучения ремовыделительных средств были использованы материалы научной литературы. На следующих примерах, взятых из учебного пособия В.Е. Шевяковой и М.А. Павликовой, мы рассмотрели их функционирование в текстах данного направления.
 
1.            Ever since Darwin there has been a strong antagonism between the followers of two theories of evolution.
После работы Дарвина между сторонниками двух теорий эволюции возникло ярко выраженное противоборство.
 
В данном предложении ремой является antagonism , поскольку выполняет роль подлежащего, которое является смысловым центром в предложении. Об этом сигнализирует наличие  инверсии с вводящим there.
 
2.            In the Table are given general climate patterns.
В Таблице указаны основные моменты изменения климата.
 
Ре
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.