На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат Война с Японией в 1945

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



Министерство образования и науки Росийской Федерации
ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»
Институт экономики и управления
 
 
 
 
РЕФЕРАТ
по отечественной истории
на тему: «Война с Японией в 1945»
 
 
 
 
 
 
Выполнил:
студент гр. ЗСВ (ГКТ)-06__00-___(К)
 
 
А.Е. Якутович
Преподаватель:
к.и.н, профессор
 
Т.Н. Ефремова
 
 
 
Ижевск 2010
СОДЕЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ___________________________________________________
Советский Союз и капитуляция Японии: мифы и факты
Была ли советско-японская война 1945 года «легкой прогулкой»
Война закончилась, но мир не заключен
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ
 
На сегодняшний  день в вопросах внешней политики особое место занимают российско-японские отношения. Япония  является для нас одним из самых важных экономических и стратегических партнеров, однако урегулированию отношений между Россией и Японией препятствует тот факт, что между нашими странами до сих пор не подписан мирный договор. Истоки проблемы лежат в советско-японских отношениях 1938-1945 гг., которые до сих пор остаются не до конца изученным в истории дипломатии России. Официальная точка зрения, на советско-японские отношения, существовавшая до конца 80-х гг., не отвечает требованиям сегодняшнего дня.
Кроме того,  вопрос российско-советских отношений снова приобрел свою острую актуальность в связи с предъявлением японской стороной претензий относительно Курильских островов. Таким образом, на основании вышесказанного можно сделать вывод, что проблема поднимаемая в представленном исследовании была и остается остроактуальной не только в рамках российско-японских отношений, но и всей мировой политики.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Советский Союз и капитуляция Японии: мифы и факты

2 сентября 1945 г. на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе представители победивших союзных держав и поверженной Страны восходящего солнца поставили подписи под Актом о безоговорочной капитуляции Япония. Вторая мировая война закончилась – на Тихом океане и везде.
Мир наступил, но вопросы остались. Почему японцы, сражавшиеся с беззаветной, порой безумной храбростью, дисциплинированно сложили оружие? Почему Токио сначала отверг Потсдамскую декларацию союзников и решил продолжать бессмысленное сопротивление, а потом согласился на ее условия? И, пожалуй, главный: что сыграло решающую роль в принятии решения о капитуляции – американские атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки или вступление СССР в войну с Японией?
Вопрос не только исторический, но и политический. Если первое, то американцы спасли сто миллионов японцев ценой жизни нескольких сот тысяч, а Советский Союз повел себя как «вор на пожаре», мягко говоря, воспользовавшись затруднительным положением соседа. Если второе, то наша страна имела полное право, как минимум, на свою долю военных трофеев и на участие в управлении побежденной Японией. Американская и подконтрольная ей японская пропаганда придерживались первой точки зрения, советская пропаганда – второй.
Американский историк русского происхождения Джордж Ленсен остроумно заметил: «Естественно, что история войны на Тихом океане для американского читателя будет включать фотографию генерала Макартура, когда он на палубе «Миссури» ставит подпись под Актом о капитуляции Японии, в то время как аналогичная история для советского читателя покажет ту же сцену, но с генерал-лейтенантом Кузьмой Деревянко, подписывающим Акт, в то время как Макартур и все остальные будут стоять на заднем плане».
Для ответа на этот вопрос нам придется вернуться на месяц с небольшим назад от описываемых событий – на Потсдамскую конференцию «большой тройки». 26 июля Потсдамская декларация США, Великобритании и Китая (Чан Кайши поставил подпись «по телеграфу») потребовала безоговорочной капитуляции Японии. «Ниже следуют наши условия. Мы не отступим от них. Выбора никакого нет. Мы не потерпим никакой затяжки… Иначе Японию ждет быстрый и полный разгром». Заранее заговленная американцами, декларация в одном из вариантов предусматривала подпись Сталина. Президент Гарри Трумэн объявил, что отправляется в Потсдам с целью обеспечить участие СССР в войне с Японией, но, по мере приближения атомного проекта к благополучному завершению, испытывал все большие сомнения в необходимости делить с «дядей Джо» лавры победителя.
Потсдамская декларация в том виде, в каком она была принята и опубликована, почти не оставляла надежды на то, что Япония примет ее: в ней ни слова не говорилось о судьбе императора и государственного строя, чем более всего были озабочен власть имущие в Токио. Следовательно, она развязывала руки США для применения ядерного оружия. Одновременно она поставила Советский Союз перед фактом, что столь важное решение было принято без его участия и без возможности повлиять на него.
Объяснение государственного секретаря Джеймса Бирнса, что Трумэн не хотел ставить СССР в «неловкое положение» как страну, не воюющую с Японией, рассердило Сталина. Еще 28 мая 1945 г., обсуждая в Москве дальневосточные дела со специальным посланником Белого дома Гарри Гопкинсом, он заявил, что предпочитает компромиссный мир с Японией на условиях полного уничтожения ее военного потенциала и оккупации страны, но более мягкой, чем в Германии, пояснив, что требование безоговорочной капитуляции заставит японцев воевать до последнего. Сталин сообщил, что Советский Союз будет готов вступить в войну не ранее 8 августа (армейское командование настаивало на более поздней дате для завершения подготовки), и поднял вопрос об участии в оккупации Японии. Гопкинс предложил предъявить Токио ультиматум от имени США и СССР. Генсек согласился и посоветовал внести этот вопрос в повестку дня конференции. Он даже привез с собой в Потсдам проект заявления четырех держав, но его текст, звучавший более мягко, чем американский, остался невостребованным.
28 июля, в начале очередного заседания, Сталин сообщил Трумэну и британскому премьеру Клементу Эттли, что «мы, русская делегация, получили новое предложение от Японии». «Хотя нас не информируют как следует, когда какой-нибудь документ составляется о Японии, – выразительно заметил он, – однако, мы считаем, что следует информировать друг друга о новых предложениях». Затем, как сказано в протоколе, был зачитан английский перевод «ноты Японии о посредничестве». Что это за документ?
13 июля японский посол в Москве Наотакэ Сато передал заместителю наркома иностранных дел Соломону Лозовскому текст послания японского императора, пояснив, что для его официально вручения в Москву хотел бы прибыть бывший премьер-министр Фумимаро Коноэ как специальный посланник и доверенное лицо монарха. Вот перевод этого документа из Архива внешней политики РФ:
«Его Величество Император Японии, глубоко озабоченный бедствиями и жертвами народов всех воюющих стран, увеличивающихся изо дня в день в результате нынешней войны, выражает свою волю, чтобы положить скорее конец войне. Поскольку в Восточно-Азиатской войне США и Англия настаивают на безоговорочной капитуляции, Империя будет вынуждена довести войну до конца, мобилизуя все силы и средства, за честь и существование Отечества. Однако, в результате такого обстоятельства неизбежно усиленное кровопролитие у народов обеих воюющих сторон. Его Величество крайне обеспокоен в этой мысли и изъявляет пожелание, чтобы на благо человечества в кратчайший срок был восстановлен мир».
Лозовский заметил, что послание не имеет адресата и непонятно кому направлено. Посол, как гласит протокол беседы, ответил, оно «не адресовано особо кому-либо. Желательно, чтобы с ним ознакомился глава государства г-н Калинин и глава советского правительства Сталин». Руководство «страны богов» – как всегда – хотело сначала выяснить, примут ли Коноэ в Кремле, и только потом открыть карты. В Токио Высший совет по руководству войной продолжал обсуждать, что можно предложить Советскому Союзу за помощь в выходе из войны. В «чемоданчике» Коноэ лежали Южный Сахалин, Курилы, Маньчжурия как сфера влияния, отказ от рыболовных прав и даже сдача Квантунской армии в плен, о чем японцы, по понятным причинам, вспоминать не любят.
Сталин не собирался принимать посланца из Токио «авансом». 18 июля Лозовский ответил послу: «Высказанные в послании императора Японии соображения имеют общую форму и не содержат каких-либо конкретных предложений. Советскому Правительству представляется неясным также, в чем заключаются задачи миссии князя Коноэ. Ввиду изложенного Советское Правительство не видит возможности дать какой-либо определенный ответ по поводу миссии князя Коноэ». Получив этот вежливый отказ, Сато немедленно послал министру иностранных дел Сигэнори Того телеграмму, в которой предложил безотлагательно согласиться на капитуляцию. Того решительно ответил, что Япония будет сопротивляться до последнего, и велел добиться согласия Москвы на приезд миссии Коноэ. Исполняя приказ шефа, посол 25 июля снова пытался уговорить Лозовского. Но было поздно.
«В этом документе ничего нового нет, – заметил Сталин, сообщив Трумэну и Эттли о послании императора. – Есть только одно предложение: Япония предлагает нам сотрудничество. Мы думаем ответить им в том же духе, как это было в прошлый раз», то есть вежливым отказом.
Узнав о Потсдамской декларации из радиопередачи Би-Би-Си, посол Сато сделал вывод, что без предварительного уведомления и согласия советской стороны такой документ появиться не мог. Он немедленно сообщил в МИД, что это и есть ответ на предложение о присылке миссии Коноэ. В Токио царила растерянность. Принять декларацию не позволила армия, но Того убедил официально не отвергать ее, чтобы не обострять ситуацию. В газеты попало слово мокусацу – «убить молчанием» или «игнорировать» – которым стали определять позицию правительства.
5 августа Сталин и Молотов вернулись в Москву. 6 августа первая американская атомная бомба была сброшена на Хиросиму. Трумэн не мог скрыть радости и оповестил о случившемся весь мир. Военный министр Японии генерал Корэтика Анами обратился к ученым-физикам с вопросом, что такое «атомная бомба». Советский вождь таких вопросов не задавал. Он еще в Потсдаме узнал, что у США есть ядерное оружие, но не ожидал столь быстрого его применения. Сталин понял, что это предупреждение не только японцам, и решил не медлить.
8 августа в 17 часов по московскому времени Молотов принял японского посла, который давно просился к нему. Говорить о миссии Коноэ не пришлось. Нарком сразу же прервал гостя, сказав, что должен сделать важное заявление: с полуночи 9 августа, т.е. всего через час по токийскому времени, СССР и Япония находятся в состоянии войны. Мотивировка проста: Токио отклонил требования Потсдамской декларации; союзники обратились к СССР с просьбой о вступлении в войну, и тот, «верный союзническому долгу», принял предложение.
Утверждение о том, что союзники попросили Москву вступить в войну, следует из протоколов Потсдамской конференции, изданных МИД СССР. Однако, в опубликованном протоколе беседы Молотова с Трумэном 29 июля была сделана купюра, восстановленная историками только в 1995 г.: «Молотов говорит, что у него есть предложения, связанные с положением на Дальнем Востоке. Для Советского Союза было бы удобным поводом для вступления в войну против Японии, если бы союзники обратились к нему с просьбой об этом (выделено мной – В.М.). Можно было бы указать, что, в связи с отклонением Японией требования о капитуляции...» и так далее, как потом в советском заявлении.
Когда советское руководство решило вступить в войну с Японией? Политическое решение об этом было впервые озвучено Сталиным – в глубокой тайне – в октябре 1943 г. на Московской конференции министров иностранных дел антигитлеровской коалиции, а в протоколы попало на Тегеранской конференции «большой тройки» в конце ноября – начале декабря того же года. Японцы об этом, конечно, не знали. Они утешались отсутствием в иранской столице Чан Кайши, что позволяло считать конференцию военным советом против Германии. Аналогичным образом было истолковано отсутствие советских представителей на Каирской конференции, когда Рузвельт и Черчилль по пути в Тегеран встретились с Чан Кайши. Именно там была принята декларация с требованием безоговорочной капитуляции Японии, опубликованная 1 декабря 1943 г.
Когда же Москва приняла тактическое решение вступить в войну на Дальнем Востоке? Трудно сказать точно, но на Ялтинской конференции в феврале 1945 г. оно было закреплено официально. По секретному соглашению от 11 февраля Советский Союз получал за это Южный Сахалин и Курилы; Дайрен становился международным портом с преимущественными правами СССР; Порт-Артур возвращался Советскому Союзу как арендованная военно-морская база; КВЖД и ЮМЖД переходили под советско-китайский контроль с обеспечением преимущественных интересов СССР и полного суверенитета Китая в Маньчжурии; государство Маньчжоу-го ликвидировалось и становилось частью Китая, который, в свою очередь, отказывался от каких-либо прав и претензий на Внешнюю Монголию (МНР). 26 и 27 июля совместное заседание Политбюро и Ставки окончательно закрепило решение о вступлении СССР в войну, которое на следующий день было доведено до исполнителей тремя директивами за подписью Сталина.
Сразу после полуночи 9 августа советская армия нанесла удар по японским позициям в Маньчжурии и Корее. Через несколько часов вторая американская бомба была сброшена на Нагасаки. Вечером того же дня в дворцовом бомбоубежище в Токио состоялась Императорская конференция – совещание монарха, председателя Тайного совета, премьера, ключевых министров и начальников генеральных штабов армии и флота. Вопрос был один: принимать или не принимать Потсдамскую декларацию. Понимая, что война проиграна, император сопротивлялся безоговорочной капитуляции, до последнего рассчитывая на посредничество Москвы. Теперь надеяться было не на что, о чем прямо сказал премьер Кантаро Судзуки. Резолюция, подготовленная в МИД, предусматривала принятие условий декларации, «понимая их в том смысле, что они не содержат требования об изменении установленного государственными законами статуса японского императора». Высший совет по руководству войной под давлением военного министра и начальников штабов соглашался на капитуляцию при следующих условиях: «1) она не затрагивает императорской фамилии; 2) японские войска, находящиеся за пределами страны, демобилизуются после свободного их отвода с занимаемых территорий; 3) военные преступники будут подлежать юрисдикции японского правительства; 4) не будет осуществлена оккупация с целью гарантии (выполнения условий капитуляции – В.М.)». Министр иностранных дел предлагал ограничиться первым пунктом. Военные настаивали на всех четырех. Император одобрил проект МИД, но Вашингтон отверг его, не желая слышать ни о каких оговорках.
Только 14 августа кабинет смог выработать текст рескрипта о капитуляции. Император решил обратиться к народу по радио с призывом «вынести невыносимое». В ночь с 14 на 15 августа группа офицеров столичного гарнизона попыталась поднять мятеж, захватить оригинал сделанной накануне записи августейшего обращения, чтобы не допустить его передачи в эфир, и уничтожить «капитулянтов» из правительства. Выступление провалилось из-за отсутствия поддержки, а его зачинщики покончили с собой. 15 августа японцы впервые в истории услышали голос божественного монарха. Именно эта дата считается в Стране восходящего солнца днем окончания войны.
Американский историк Цуёси Хасэгава, японец по происхождению, написал лучшее, на настоящий момент, комплексное исследование данного вопроса «Наперегонки с врагом. Сталин, Трумэн и капитуляция Японии», опубликованное в 2005 г. Его вердикт, вынесенный на основе впервые сведенных воедино японских, советских и американских источников, гласит: «Вступление СССР в войну потрясло японцев больше, чем атомные бомбы, поскольку оно положило конец всем надеждам придти к соглашению, хоть немного отличному от безоговорочной капитуляции… (Оно) сыграло б?льшую роль, чем атомные бомбы, в принуждении Японии к капитуляции».
 
 
 
 
Была ли советско-японская война 1945 года «легкой прогулкой»
 
На первый взгляд, ничего особенного и не произошло: неполные три недели боев на заключительной стадии фактически завершенной Второй мировой войны. Ни по ожесточенности, ни по масштабам потерь она не может сравниться не только с другими войнами ХХ столетия, но даже с такими операциями Второй мировой войны, как Московская, Сталинградская, Курская битвы, Нормандская операция и др. Однако, эта война оставила чрезвычайно глубокий след в истории, остается фактически единственным неразвязанным узлом Второй мировой войны. Ее последствия продолжают оказывать сильное влияние на современные российско-японские отношения.
      Группировка советских войск на Дальнем Востоке, развернутая к августу 1945 г. на границах с Маньчжоу-Го и в приморских районах СССР, включала в свой состав Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные фронты, Тихоокеанский флот и Краснознаменную Амурскую флотилию.
     К началу военных действий советские войска имели полное превосходство над противником в живой силе, вооружении и военной технике. Количественное превосходство советских войск подкреплялось качественными характеристиками: советские части и соединения имели большой опыт ведения боевых действий против сильного и хорошо вооруженного противника, а тактико-технические данные состоявшей на вооружении отечественной и иностранной военной техники значительно превосходили японские.
К 8 августа группировка советских войск на Дальнем Востоке насчитывала 1 669 500 человек, и 16 000 человек насчитывалось в составе соединений Монгольской народно-революционной армии. Советские войска превосходили группировку войск противника на разных направлениях: по танкам в 5-8 раз, артиллерии в 4-5 раз, минометам в 10 и более раз, боевым самолетам в 3 и более раза.
Противостоящая группировка японских и марионеточных войск Маньчжоу-Го насчитывала до 1 млн. человек. Ее основу составляла японская Квантунская, армия, включавшая 1-й, 3-й и 17-й фронты, 4-ю и 34-ю отдельные армии, 2-ю воздушную армию и Сунгарийскую военную флотилию. На Сахалине и Курильских островах дислоцировались войска 5-го фронта. Вдоль границ СССР и МНР японцами были сооружены 17 укрепленных районов, насчитывавших более 4,5 тысяч долговременных сооружений. Мощные оборонительные сооружения были на Сахалине и Курильских островах.
Оборона японских войск строилась с учетом всех выгод природно-климатических условий Дальневосточного театра военных действий. Наличие крупных горных систем и рек с болотистыми поймами вдоль советско-маньчжурской границы создавало своеобразный естественный труднопреодолимый оборонительный рубеж. Со стороны Монголии местность представляла собой обширную безводную полупустыню, необжитую и почти лишенную дорог. Специфика Дальневосточного ТВД заключалась также и в том, что обширную его часть составляли морские бассейны. Южный Сахалин отличался сложным гористо-заболоченным характером местности, а большинство Курильских островов представляло собой естественные крепости.
3 августа Маршал Советского Союза А.М.Василевский доложил И.В.Сталину о положении на Дальнем Востоке и состоянии войск. Ссылаясь на данные Главного разведывательного управления Генштаба, главком отмечал, что японцы активно наращивают сухопутную и военно-воздушную группировку своих войск в Маньчжурии. По мнению главкома, наиболее приемлемым сроком для перехода государственной границы было 9-10 августа 1945 г.
Ставка определила срок – 18.00 10 августа 1945 г. по московскому времени. Однако во второй половине дня 7 августа от Ставки ВГК были получены новые указания – начать боевые действия ровно на двое суток раньше – в 18.00 8 августа 1945 г. по московскому времени, то есть в полночь с 8 на 9 августа по забайкальскому времени.
Чем можно объяснить перенос сроков начала войны с Японией? Прежде всего в этом просматривается стремление достичь максимальной внезапности. Советское командование исходило из того, что даже если противнику известен установленный срок начала боевых действий, то его перенос на двое суток раньше окажет на японские войска парализующее действие. Для советских войск, готовых к ведению боевых действий уже с 5 августа, изменение сроков их начала не имело принципиального значения. Свою роль могло сыграть и то, что 8 августа исполнилось ровно три месяца со дня подписания акта о безоговорочной капитуляции войск фашистской Германии. Тем самым Сталин с беспрецедентной пунктуальностью сдержал данное союзникам обещание о начале войны с Японией.
     Но возможна и другая трактовка этого решения Ставки, поскольку оно было принято непосредственно после атомной бомбардировки американцами Хиросимы. Вполне вероятно, что Сталин располагал данными о готовящихся бомбардировках японских городов, а первые сведения о масштабах потерь и разрушений в Хиросиме заставили его ускорить вступление СССР в войну из-за опасений, что Япония может "преждевременно" капитулировать.
     Первоначальными планами предусматривалось проведение также десантной операции на о.Хоккайдо, но по некоторым военно-политическим причинам и мотивам она была отменена. Не последнюю роль здесь сыграло то, что президент США Г.Трумэн "отказал нам в этом", то есть в создании советской зоны оккупации на о.Хоккайдо.
Военные действия начались, как и планировалось, ровно в полночь по забайкальскому времени с 8 на 9 августа 1945 г. на земле, в воздухе и на море одновременно на фронте общей протяженностью 5130 км. Наступление развернулось в крайне неблагоприятных метеорологических условиях: 8 августа начались ливневые дожди, которые сковали действия авиации. Разлившиеся реки, болота и размытые дороги крайне затруднили действия автотранспорта, подвижных частей и соединений фронтов. В целях обеспечения скрытности авиационная и артиллерийская подготовка наступления не проводилась. 9 августа в 4 ч. 30 мин. по местному времени в бой были введены главные силы фронтов. Удар по противнику был столь мощным и неожиданным, что организованного сопротивления советские войска почти нигде не встретили. Уже через несколько часов боев советские войска продвинулись на разных направлениях от 2 до 35 км.
     Наиболее успешно развивались действия Забайкальского фронта и соединений Монгольской народно-революционной армии. За первые пять суток войны 6-я гвардейская танковая армия продвинулась на 450 км, с ходу преодолела хребет Большого Хингана и вышла на Центральную Маньчжурскую равнину на сутки раньше запланированного срока. Выход советских войск в глубокий тыл Квантунской армии на хингано-мукденском направлении создавал возможности развития наступления в направлении важнейших военных, административных и промышленных центров Маньчжурии. Все попытки противника остановить советские войска контратаками были сорваны.
Войска 1-го Дальневосточного фронта на первом этапе Маньчжурской операции встретили упорное сопротивление японских войск на рубежах укрепленных районов. Наиболее ожесточенные бои велись в районе города Муданьцзян – важного транспортного центра Маньчжурии. Только к исходу 16 августа войска 1-й Краснознаменной и 5-й армий окончательно овладели этим хорошо укрепленным узлом коммуникаций. Успешными действиями войск 1-го Дальневосточного фронта создавались благоприятные условия для наступления на харбино-гиринском направлении.
В тесном взаимодействии с войсками 1-го Дальневосточного фронта действовал Тихоокеанский флот. Во изменение первоначального плана, захват важнейших портов на побережье Кореи был поручен силам флота. 11 августа силами морских десантов был занят порт Юки, 13 августа – Расин, 16 августа – Сейсин.
На первом этапе Маньчжурской стратегической наступательной операции 2-й Дальневосточный фронт имел задачу содействовать войскам Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов в разгроме Квантунской армии и овладении Харбином. Во взаимодействии с кораблями и судами Краснознаменной Амурской флотилии и войсками Хабаровского Краснознаменного пограничного округа части и соединения фронта овладели основными крупными островами и несколькими важнейшими плацдармами на правом берегу р. Амур. Сунгарийская военная флотилия противника оказалась запертой, а войска 2-го Дальневосточного фронта получили возможность успешно развивать наступление вдоль р.Сунгари на Харбин.
     Одновременно с участием в Маньчжурской стратегической наступательной операции войска 2-го Дальневосточного фронта с 11 августа развернули наступательную операцию на южном Сахалине, активно взаимодействуя при этом с северной Тихоокеанской военной флотилией. Наступление на Сахалине осуществлялось в чрезвычайно сложных условиях горно-лесистой и болотистой местности против сильного противника, опиравшегося на мощную и разветвленную систему оборонительных сооружений. Бои на Сахалине с самого начала приняли ожесточенный характер и продолжались вплоть до 25 августа.
     19 августа в городах Гирин, Мукден и Чанчунь были высажены воздушные десанты. На аэродроме в Мукдене советские десантники захватили самолет с императором Маньчжоу-Го Пу И и сопровождавшими его лицами, направлявшимися в Японию. Советские воздушные десанты были также высажены 23 августа в городах Порт-Артур и Дайрен (Дальний).
     Стремительное продвижение подвижных соединений сухопутных войск в сочетании с высадкой воздушных десантов в Хамхыне и Пхеньяне 24 августа и действиями Тихоокеанского флота привели к тому, что к концу августа вся территория Северной Кореи до 38-й параллели была освобождена.
     18 августа войсками 2-го Дальневосточного фронта во взаимодействии с флотом была начата Курильская десантная операция. Острова Курильской гряды были превращены в цепь неприступных естественных крепостей, центральным звеном которой был о.Шумшу. Кровопролитные бои продолжались на этом острове несколько дней, и только 23 августа японский гарнизон капитулировал. К 30 августа все острова северной и центральной части Курильской гряды были заняты советскими войсками.
     С 28 августа части 2-го Дальневосточного фронта и Северная Тихоокеанская флотилия приступили к овладению островами южной части Курил – Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Японские гранизоны сопротивления не оказывали, и к 5 сентября все Курилы были заняты советскими войсками.
Мощь и внезапность советских ударов, неготовность к войне Квантунской армии и ее обреченность предопределили скоротечность советско-японской войны 1945 г. Военные действия носили очаговый характер и, как правило, были незначительными по масштабу и интенсивности. Японская армия не проявила в полной мере всех своих сильных сторон. Однако на тактическом уровне в боях с советскими войсками, имевшими абсолютное превосходство над противником, японские части отличали фанатичное следование приказам и своему воинскому долгу, дух самоотречения и самопожертвования, дисциплинированность и организованность. Документы свидетельствуют о многочисленных фактах ожесточенного сопротивления японских солдат и небольших подразделений даже в безвыходных ситуациях. Примером этого является трагическая судьба японского гарнизона опорного пункта на г. Острая Хутоуского укрепрайона. Ультиматум советского командования о сдаче был категорически отвергнут, японцы сражались до конца, с мужеством обреченных. После боев в подземных казематах были обнаружены трупы 500 японских солдат и офицеров, а рядом с ними – трупы 160 женщин и детей, членов семей японских военнослужащих. Часть женщин была вооружена кинжалами, гранатами и винтовками. До конца преданные императору и своему воинскому долгу, они сознательно избрали смерть, отказавшись от капитуляции и плена.
     Презрение к смерти продемонстрировали 40 японских солдат, которые на одном из участков Забайкальского фронта перешли в отчаянную контратаку против советских танков, не имея никаких противотанковых средств.
     Одновременно в тылу советских войск активно действовали японские диверсионные группы, отряды смертников, фанатиков-одиночек, жертвами которых становились советские военнослужащие, и прежде всего командиры и политработники. Проводимые ими террористические акты отличались крайней жестокостью и садизмом, сопровождались бесчеловечными пытками и издевательствами, надругательством над телами погибших.
     Роль Советского Союза в освобождении от японского порабощения высоко оценивалась населением Маньчжурии и Кореи, направлявшим в адрес советских военачальников благодарственные письма и поздравления.
     К 1 сентября 1945 г. фактически все задачи, поставленные Ставкой ВГК фронтам и ТОФ, были выполнены.
     2 сентября 1945 г. Япония подписала Акт о безоговорочной капитуляции, что ознаменовало собой окончание советско-японской войны и конец второй мировой войны. Указом Президиума Верховного Совета СССР 3 сентября был объявлен "днем всенародного торжества – праздником победы над Японией".
     Разгром советскими войсками Квантунской армии и освобождение Северо-Востока Китая решительно изменили соотношение в пользу сил КПК, которые 11 августа перешли в наступление, продолжавшееся до 10 октября 1945 г. За это время до подхода гоминьдановских войск они оседлали основные линии коммуникаций, заняли ряд городов и обширные сельские районы в Северном Китае. К концу года под контроль КПК перешла почти четверть территории Китая с населением около 150 млн. человек. Сразу же после капитуляции Японии в Китае разгорелась острая политическая борьба по вопросу о путях дальнейшего развития страны.
С завершением войны на Дальнем Востоке встала проблема подведения ее итогов, выявления и учета потерь, трофеев, материального ущерба.
     По сообщению Совинформбюро от 12 сентября 1945 г., за время с 9 августа по 9 сентября потери японцев убитыми составили свыше 80 тыс. солдат и офицеров. В соответствии с устоявшимися в отечественной историографии взглядами, за время Дальневосточной кампании советских войск японская армия потеряла убитыми 83,7 тыс. человек. Однако эта цифра, как и все остальные, носит очень условный характер. Точные данные потерь Японии в войне против СССР в августе-сентябре 1945 г. указать практически невозможно по целому ряду причин объективного характера. В советских боевых и отчетных документах того времени японские потери носили оценочный характер; в настоящее время невозможно развести потери японской армии по категориям – убитых в бою, погибших случайно (небоевые потери), умерших по разным причинам, погибших от воздействия советской авиации и флота, пропавших без вести и т.д.; трудно выявить среди погибших точный процент японцев, китайцев, корейцев, монголов. Кроме того, строгого учета боевых потерь не было налажено и в самой японской армии, основная масса японских боевых документов была или уничтожена при капитуляции, или по тем или иным причинам до наших дней не сохранилась.
     Также не представляется возможным установить точное количество японских военнопленных, взятых советскими войсками на Дальнем Востоке. Имеющиеся в архивах документы Главного управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных показывают, что на учет было поставлено (по разным данным) от 608 360 до 643 501 человек. Из них 64 888 человек были освобождены непосредственно с фронтов в соответствии с распоряжением Генерального штаба КА об освобождении всех военнопленных неяпонской национальности, а также больных, раненых и длительно нетрудоспособных японцев. 15 986 человек умерли во фронтовых пунктах концентрации военнопленных. 12 318 японских военнопленных были переданы властям МНР, часть отправлена на работы для тыловых нужд фронтов, взята на учет ошибочно (подростки, инвалиды, колонисты и т.д.); некоторое количество передано в "Смерш", бежало или было убито при побегах. Общая цифра японских пленных, убывших с учета до вывоза их в СССР, составляет (по разным данным) от 83 561 до 105 675 человек.
     Победа Советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке в сентябре 1945 г. досталась ценой жизни многих тысяч советских военнослужащих. Общие потери советских войск с учетом санитарных составили 36 456 человек. Соединения Монгольской народно-революционной армии потеряли 197 человек, из них 72 человека – безвозвратно.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Война закончилась, но мир не заключен.
 
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.