На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Законодательное регулирование

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 19.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 22. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?РЕФЕРАТ
Дипломная работа содержит 000 страниц, 00 использованных источников.
ПЕРЕЧЕНЬ КЛЮЧЕВЫХ СЛОВ: принятие уголовного дела к судебному разбирательству, подготовка уголовного дела к судебному разбирательству, предание суду, предварительное слушание, виды принимаемых решений в стадии принятия уголовного дела.
ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ: процессуальная деятельность судов и иных участников процесса в стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию.
МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ: общенаучный метод познания и частнонаучные методы, такие как: анализ, синтез, историко-юридический, сравнительно-правовой, социологический, системно-структурный, формально-логический, метод исследования документов.
ЦЕЛЬ РАБОТЫ: заключается в том, что бы сформулировать понятие и исследовать сущность подготовки к судебному заседанию; проблемы стадии подготовки к судебному заседанию, содер­жание, порядок деятельности участников процесса по рассмотрению и раз­решению вопросов на данном этапе судопроизводства; разработать рекомендации, направленные на совершенствование действующего за­конодательства.
ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ: сформулировано понятие и сущность подготовки уголовного дела к судебному разбирательству, рассмотрены вопросы и виды принимаемых решений на данной стадии, сделаны конкретные выводы и предложения.
ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ: результаты данного исследования могут быть использованы в рамках учебного процесса, при проведении занятий по дисциплине  «уголовно-процессуальное право», выводы и предложения могут быть использованы в правотворческом процессе.
СОДЕРЖАНИЕ
              с
Введение                                                                                                                   5
1 Правовая природа подготовки уголовного дела к судебному разбирательству                                                                                                       8                                                                          
1.1 Понятие, сущность и значение принятия уголовного дела к         судебному разбирательству                                                                                    8
1.2 Становление и развитие стадии принятия уголовного дела к            уголовному разбирательству в уголовном процессуальном           законодательстве Российской Федерации                                                           13 
1.3 Особенности принятия уголовного дела к судебному                 разбирательству в иностранных государствах                                                   33
2 Процессуальный порядок принятия уголовного дела к судебному разбирательству по уголовным делам                                                                 38
2.1 Уголовно-процессуальная деятельность председательствующего         судьи в стадии принятия уголовного дела и подготовки к судебному разбирательству                                                                                                     38
2.2 Вопросы подлежащие рассмотрению при подготовке уголовного         дела и их роль при осуществлении правосудия по уголовным делам             43
2.3 Решения выносимые судьей в стадии подготовки уголовного дела              к судебному заседанию без проведения предварительного слушания и особенности их принятия                                                                                      51
3 Предварительное слушание как составная часть уголовного разбирательства                                                                                                     57
3.1 Понятие и сущность предварительного слушания в судебном разбирательстве по уголовным делам                                                                 57
3.2 Особенности проведения предварительного слушания по уголовным делам. Виды принимаемых решений на стадии предварительного     слушания                                                                                                                59                                                                                                                  
Заключение                                                                                                             87                                                             
Список использованных источников
Приложение А
Приложение Б
ВВЕДЕНИЕ
 
Отправление правосудия является одной из основных форм государственной деятельности. Действуя на основе законности, суд не только обеспечивает надёжную правовую защиту интересов граждан и государства, но и активно демонстрирует демократизм общества, равенство всех перед законом и судом. Конституция нашего государства устанавливает, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления, и также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом.
Качество судебной работы зависит не только от овладения судьями теорией уголовного процессуального права, уяснения требований закона о порядке судебного разбирательства, но и от того, как они сумеют подготовиться к процессу, провести судебное следствие, организовать обсуждение вопросов, разрешаемых при постановлении приговора, составить приговор.
Ст.6 УПК РФ закрепляет в качестве назначения уголовного процесса защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Одной из важнейших форм осуще­ствления судебного контроля за соблюдением на предварительном расследо­вании прав и законных интересов участников процесса является рассмотре­ние переданного в суд уголовного дела в стадии подготовки к судебному за­седанию. Значимость данного этапа судопроизводства обусловливается так­же возможностью принятия в рассматриваемой стадии решения о прекраще­нии уголовного дела или уголовного преследования; правильность и свое­временность разрешения вопросов при подготовке дела к судебному заседа­нию имеет большое значение для успешного рассмотрения дела по существу.
Анализ законодательства, закрепляющего порядок рассмотрения дела на данном этапе судопроизводства свидетельствуют о том, что многие нормы УПК РФ нуждаются в дальнейшем совершенствовании.
Ряд проблем, связанных со стадией подготовки к судебному заседанию, в теории уголовного процесса продолжают оставаться дискуссионными. Положения уголовно-процессуального закона о вопросах, подлежащих разре­шению на данной стадии процесса, об основаниях принятия решений, поряд­ке рассмотрения вопросов на данном этапе судопроизводства требуют обсу­ждения и совершенствования. Мало исследованными являются особенности доказывания на данной стадии, а также вопросы, связанные с процессуаль­ным порядком проведения предварительного слушания.
Таким образом, актуальность темы обусловлена тем, что порядок подготовки дела к судебному заседанию, представляет собой процессуальную организационно-распорядительную деятельность суда, направленную на повышение качества поступивших в суд материалов уголовного дела. Поэтому подготовка дела к судебному заседанию производится в обеспечение беспрепятственного рассмотрения уголовного дела в стадии судебного разбирательства, в создании условий, обеспечивающих рассмотрение уголовного дела по существу и принятии по нему окончательного решения. Данное обстоятельство порождает собой одну из наиболее актуальных проблем - проблему повышения качества деятельности судьи на стадии подготовки к судебному заседанию.
Стадия подготовки к судебному разбирательству начинается с момента поступления уголовного дела в суд и поэтому ее не может миновать ни одно уголовное дело. После утверждения прокурором обвинительного заключения или обвинительного акта уголовное дело направляется в суд первой инстанции. Однако судебное разбирательство не может состояться пока уголовное дело не пройдет стадию подготовки к судебному заседанию.
Поставить преграду на пути некачественно расследованных дел в судебное разбирательство как раз и призвана стадия подготовки к судебному заседанию.
В процессе дипломного исследования использовались как фундаментальные научные труды, так и материалы периодических изданий. Из последних хотелось бы выделить работы исследователей института подготовки уголовного дела к судебному разбирательству: С. А. Авакьяна, К. Н. Веденеева, О. П. Князева, А. П. Егорова, В. М. Незнамовой, Ю. А.Дмитриева. Изучение научной литературы показывает, что большинство исследователей уделяют вопросам юридической техники важное место. В работах названных авторов содержатся научно - обоснованные практические выводы, но, тем не менее, имеется ряд аспектов остающихся проблематичными, что также свидетельствует о необходимости дальнейшей монографической разработки. Однако, несмотря на позитивную роль этих исследований, многие стороны названной темы не анализируются.
При исследовании данной работы использовались следующие методы: общенаучный метод познания и частнонаучные методы, такие как: анализ, синтез, историко-юридический, сравнительно-правовой, социологический, системно-структурный, формально-логический, метод исследования документов.
Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения  и списка использованных источников.
 
 
 
 
 
 
 
 
1 Правовая природа подготовки уголовного дела к судебному разбирательству
1.1 Понятие, сущность и значение принятия уголовного дела к судебному разбирательству
 
В научной литературе подготовка уголовного дела к судебному заседанию традиционно рассматривается в качестве самостоятельной стадии уголовного судопроизводства.
Под стадией в теории уголовного процесса понимается относительно самостоятельная часть процесса, характеризующаяся непосредственными задачами (вытекающими из общих задач уголовного судопроизводства) и кругом органов и лиц, участвующих в производстве по делу, порядком (формой) процессуальной деятельности, характером уголовно-процес­суальных отношений, и отделяющаяся от других стадий итоговыми процессуальными решениями.
Данное определение содержит в себе указание на следующие важнейшие признаки стадии уголовного процесса: 1) задачи, стоящие перед ней; 2) процессуальную форму стадии; 3) круг ее участников; 4) итоговые уголовно-процессуальные решения, выносимые на рассматриваемом этапе судопроизводства; 5) сроки производства в стадии.
Перед стадией судебного разбирательства, где человек может быть признан  виновным в совершении преступления, возникает необходимость ещё раз проверить существо дела. Дело с необоснованным обвинением, с различными нарушениями порядка расследования в принципе и не должно попадать в суд. Обвинение, выдвигаемое следователем или прокурором, должно быть выстроено на объективной основе, быть всесторонне проверенным, все процессуальные действия должны быть произведены в соответствии с законом. Имеющиеся уголовно-правовые проблемы и процессуальные изъяны должны быть устранены ещё в ходе предварительного расследования. Однако так бывает далеко не всегда. Поставить преграду на пути некачественно расследованных дел в судебное разбирательство призвана стадия подготовки к судебному заседанию. Задачи  подготовки к судебному заседанию в общем порядке можно разделить на следующие виды:
Контрольно-ревизионные – проверка соблюдения прокурором сугубо процессуальных условий, при которых данное дело может слушаться в судебном разбирательстве, а именно: подсудно ли уголовное дело данному суду, обеспечены ли были права сторон при окончании расследования, нет ли оснований для соединения данного дела с другими;
Правообеспечительные – подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причинённого преступлением, и возможной конфискации имущества;
Распорядительные – решение вопроса о том, имеются ли основания для проведения предварительного слушания, а также вопросов, связанных с назначением судебного разбирательства (о месте, времени и дате разбирательства, составе суда, вызовах и другом).
Основанием для назначения судебного заседания  в общем порядке является соблюдение сугубо процессуальных условий (подсудности, вручения копий обвинительного акта или обвинительного заключения и так далее) и отсутствие необходимости в предварительном слушании.
Сразу оговоримся, название «Подготовка к судебному заседанию» не в полной мере определяет содержание данной стадии и во многом является служебным. Кроме того, глава 33, которая содержит нормы данного процессуального института, названа в Уголовно-процессуальном кодексе РФ «Общий порядок подготовки к судебному заседанию» (ст.ст. 227-233), что несколько отличается от названия самой стадии. Вместе с тем, не является исчерпанным вопрос ее (стадии) содержания. Глава 34 (ст.ст. 234-239) УПК РФ, называемая не иначе как «Предварительное слушание», также органически вливается в рассматриваемую нами стадию. Таким образом, стадия «Подготовки к судебному заседанию» включает в себя нормы 2-х глав, состоящей из 13 статей УПК РФ.
Стадия подготовки к судебному разбирательству носит двойственный характер. Так, с одной стороны на стадии подготовки к судебному разбирательству судья оценивает итоги предварительного расследования, собранные доказательства и юридические выводы по делу с точки зрения наличия или отсутствия оснований для того, чтобы принять дело к производству судом.  С другой - данная стадия носит подготовительный характер по отношению к судебному разбирательству, поскольку на ней принимаются решения и выполняются действия, направленные на подготовку предстоящего судебного разбирательства. 
Особенностью данной формы судебного контроля является то, что проверке подлежит законность и обоснованность не всех действий и решений на досудебном производстве, а контроль распространяется только на те из них, проверка которых необходима для правильного разрешения вопросов, указанных в ст.228 и ч.2 ст.231 УПК РФ. Судом должны быть выявлены нарушения закона, являющиеся основанием для направления дела по подсудно­сти, возвращения дела прокурору, приостановления производства по делу, прекращения уголовного дела или уголовного преследования; нарушения при собирании доказательств или при избрании и изменении меры пресече­ния, обязывающие судью принять решение об исключении доказательств или отменить (изменить) меру пресечения. Кроме того, суд обязан выявлять и иные нарушения, требующие вынесения на данной стадии решений, направ­ленных на защиту нарушенных прав участников процесса. На данной стадии не решается вопрос об обоснованности предъявленно­го обвинения, следовательно, судом не может быть проверена обоснован­ность постановления о возбуждении уголовного дела, о привлечении в каче­стве обвиняемого, обвинительного заключения или обвинительного акта.
Существует несколько определений рассматриваемой нами стадии. Например, А.П. Рыжаков предлагает следующую дефиницию. 
Подготовка к судебному заседанию - это самостоятельная стадия уголовного процесса, в которой судья единолично, не предрешая вопроса, о виновности обвиняемого, проверяет допустимость доказательств и наличие юридических оснований рассматривать дело в суде, принимает соответствующее решение и готовит дело к судебному заседанию.
В.П. Божьев говорит о том, что подготовка к судебному заседанию - это самостоятельная стадия уголовного процесса, в которой судья в установленном законом порядке проверяет наличие необходимых юридических оснований и достаточность фактических данных для рассмотрения дела в судебном заседании.
Н.А. Громов приводит следующее определение.  Подготовка к судебному заседанию - стадия уголовного процесса, в которой судья единолично, не предрешая вопроса о виновности обвиняемого, в результате проверки материалов уголовного дела устанавливает наличие или отсутствие достаточных фактических и юридических оснований назначает судебное заседание и выполняет необходимые подготовительные действия для рассмотрения дела в судебном заседании.
Не смотря на различия в приведенных определениях, все авторы солидарны в том, что:
- данный этап уголовно судопроизводства является самостоятельной стадией;
- основным участником данной стадии является судья;
- здесь проверяются основания для дальнейшего хода дела.
Кроме того, А.П. Рыжаков и Н.А. Громов, формулируя свои дефиниции, говорят о том, что на стадии подготовки к судебному заседанию осуществляются действия, необходимые для дальнейшего рассмотрения дела по существу. Основываясь на этом можно сказать, что определение В.П. Божьева является наиболее кратким, но не отражающим сущности самой стадии, т.е. он в своем определении не упоминает о подготовке уголовного дела к судебному заседанию, что, на наш взгляд, является значительным недостатком.
Относительно понятия стадии подготовки к судебному разбирательству нами выработана самостоятельная позиция несколько сходная с приведенными выше, но все, же отличающейся большей категоричностью.
Подготовка к судебному заседанию - это стадия уголовного процесса, в которой судья единолично, не предрешая вопроса о виновности обвиняемого, в результате проверки материалов уголовного дела устанавливает наличие или отсутствие достаточных фактических и юридических оснований для внесения дела в судебное разбирательство с целью его разрешения по существу и выполняет для этого необходимые подготовительные действия.
Значение стадии «Подготовка к судебному заседанию» состоит в том, что здесь проверяются материалы уголовного дела и готовится его рассмотрение в судебном заседании, что обеспечивает необходимые условия для правильного разрешения дела и исключает возможность судебного разбирательства без достаточных к тому оснований. Таким образом, данная стадия способствует укреплению законности, достижению задач правосудия и защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
Данная стадия призвана способствовать укреплению законности и справедливости в уголовном судопроизводстве, созданию условий для повышения качества предварительного расследования и осуществления правосудия, что, в конечном счете, служит обеспечению назначения уголовного судопроизводства.
 
1.2 Становление и развитие стадии принятия уголовного дела к уголовному разбирательству в уголовном процессуальном законодательстве Российской Федерации
 
Стадия подготовки уголовного дела к судебному заседанию имеет в России богатую историю в уголовно-процессуальном законодательстве. Впервые порядок производства в данной стадии был регламентирован Уставом уголовного судопроизводства (далее - УУС) от 20 ноября 1864 года. После этого процессуальные нормы о рассматриваемом этапе уголовного процесса неоднократно изменялись. При этом в законодательстве закреплялась руководящая роль, как суда, судьи, так и прокурора, следственных комиссий. Неоднократно менялось название рассматриваемого участка судопроизводства (предание суду, предварительное рассмотрение в суде, производство в суде до судебного разбирательства, подготовка к судебному заседанию), порядок производства на данной стадии, полномочия судебных органов при вынесении решения. Анализ исторического пути развития законодательства о стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию позволяет выделить в нем несколько этапов.
На первом этапе (с 1864 по 1917 гг.) производство в стадии регулировалось Уставом уголовного судопроизводства (далее — Устав). К особенностям данного этапа можно отнести следующее.
1. Порядок производства в стадии был дифференцирован; он зависел от категории преступления, социального положения обвиняемого. Стадия предания суду не являлась обязательной по всем уголовным делам. По делам о преступлениях, подсудных мировым судам, данный этап судопроизводства отсутствовал. В законодательстве предусматривались следующие формы производства в стадии.
1) Согласно ст.ст.523, 534 и 544 Устава по делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей, решение о предании суду принимал уголовный департамент судебной палаты.
В судебном заседании выступали член суда с докладом по делу и прокурор судебной палаты, зачитывающий заключение окружного прокурора и высказывающий свое мнение. Затем судьи в отсутствие прокурора обсуждали вопрос о том, было ли следствие полным, произведенным без нарушения существенных форм и обрядов судопроизводства. При положительном ответе на этот вопрос они выносили решение о предании суду или о прекращении дела производством, в противном случае - о направлении дела на доследование или по подсудности. Судебная палата могла изменить обвинительный акт. В таком случае статья 537 Устава требовала составлять определение о предании суду таким образом, чтобы оно заменяло собой этот акт. Сторона защиты не имела права присутствовать на этой стадии. Акт предания суду мог быть обжалован только вместе с приговором суда (ст.ст.529-542 Устава).
2) По менее тяжким преступлениям, подсудным окружному суду, прокурор после окончания следствия дело с обвинительным актом передавал в окружной суд (ст.523 Устава). В этом случае функцию предания суду выполнял прокурор. По таким делам судья не должен был решать вопрос о том, достаточно ли собранных доказательств для рассмотрения дела в судебном разбирательстве; не имел права вносить изменения в обвинительный акт. Вместе с тем он мог прекратить уголовное дело, в том числе в связи с отсутствием в действиях обвиняемого признаков преступления, принимал решение о дальнейшем направлении уголовного дела. В соответствии со ст. 527 Устава уголовного судопроизводства окружной суд не выносил определения о предании обвиняемого суду. Если на распорядительном заседании «делу дан будет дальнейший ход», то на председательствующего суда возлагалась обязанность до начала судебного разбирательства совершить следующие подготовительные действия: 1) передать подсудимому копию обвинительного акта и список лиц, которых предполагается вызвать в суд; 2) объявить подсудимому о том, что он в семидневный срок должен сообщить суду об избрании им защитника и может ходатайствовать о вызове новых свидетелей; 3) известить гражданского истца о поступлении в суд обвинительного акта; 4) назначить подсудимому по его просьбе защитника; 5) распорядиться о допущении защитника к исполнению им своих обязанностей; 6) распорядиться о вызове свидетелей, приглашенных прокурором и лицами, участвующими в деле; 7) назначить переводчиков и толмачей; 8) распорядиться о рассылке повесток всем вызываемым на процесс лицам; 9) назначить место и время судебного заседания; 10) дать объявления о делах, назначенных к слушанию; 11) сообщить подсудимому за три дня об открытии судебного заседания, а также о судьях, прокурорах и присяжных заседателях, которые примут участие в рассмотрении дела (ст.ст.556-594 Устава)
3) Особый порядок предания суду в отношении отдельных категорий дел закреплялся в книге третьей Устава уголовного судопроизводства.
Предание суду по должностным преступлениям, совершенным судьями, прокурорами и некоторыми другими должностными лицами судебного ведомства, осуществлял кассационный департамент Сената (ст. 1080 Устава). При этом в отношении прокуроров данный вопрос мог обсуждаться только по представлению министра юстиции.
2.              Предание суду осуществляли как судебные органы (по наиболее тяжким преступлениям), так и вышеперечисленные органы исполнительной власти, прокуратура. Это, с одной стороны, было направлено на то, чтобы защитить от необоснованного предания суду определенную категорию лиц, требующих особой защиты, с другой стороны, обусловливалось разделением общества на сословия и отсутствием в законодательстве положений о равенстве перед законом и судом.
3.              По наиболее тяжким преступлениям, в частности подсудным окружному суду с участием присяжных заседателей, решение о предании суду принимали судебные и иные органы, не связанные со следствием; при этом обсуждались вопросы о том, было ли следствие полным и произведенным без нарушения существенных форм и обрядов судопроизводства (см. ст. 534 Устава).
Несмотря на существовавшее разнообразие форм производства в стадии, задачи, стоящие перед каждым из вышеуказанных органов, выполняв­ших функцию предания суду, были одинаковыми: после изучения материа­лов дела установить, достаточно ли собранных доказательств для принятия решения о предании суду; не имеются ли основания для прекращения уго­ловного дела, направления по подсудности или возвращения дела для досле­дования. Также осуществлялся контроль за законностью, полнотой следст­вия. Задачи по принятию организационных мер, связанных с подготовкой к судебному разбирательству, по всем уголовным делам решались тем судьей, который должен был рассматривать дело по существу.
Таким образом, уже на первом этапе существования данной стадии в России были определены две ее основные задачи: во-первых, осуществлять контроль за предшествующим досудебным производством, то есть препятствовать передаче в судебное разбирательство «некачественно» расследован­ных уголовных дел, и, во-вторых, при отсутствии препятствий к передаче де­ла для рассмотрения по существу принимать меры, необходимые для прове­дения судебного разбирательства.
4. Кроме того, особенностью производства в стадии являлось неравенство возможностей сторон по участию в рассмотрении дела на данном этапе судопроизводства: сторона защиты не имела права присутствовать в заседании вышеуказанных органов.
Порядок производства в стадии предания суду подвергался справедливой критике в научной литературе. Исследователи уже тогда указывали на формальный характер разрешения вопросов на данном этапе, обусловленный большой загруженностью судебных палат, которые не могли качественно рассматривать каждое дело: в России в 1864 году было всего восемь судеб­ных палат, что явно недостаточно для такой большой по площади страны. Кроме того, судебные палаты располагались порой на значительных расстоя­ниях от окружных судов, поэтому пересылка уголовных дел занимала много времени (см. [Рябинина 1995: 17]).
После революции 1917 года уголовный процесс в России претерпел значительные изменения, что свидетельствует о начале нового этапа в развитии законодательства о стадии предания суду. На данном этапе, продолжавшемся с 1917 по 1922 гг., порядок уголовного судопроизводства регулировался Декретами о суде, о революционном трибунале, Положениями ВЦИК о народном суде, о революционном трибунале. Анализ данных нормативных актов указывает на явно прослеживающуюся тенденцию к более четкому регулированию полномочий государственных органов и процедуры разрешения вопросов в стадии предания суду. Первые Декреты о суде закрепляли лишь орган, который должен был принимать решение о предании суду и его полномочия, в более поздних нормативных актах уже регламентируется процессуальная форма производства. Вместе с тем, если при рассмотрении дела было обнаружено, что какой-либо вопрос не урегулирован постановлениями советской власти, судам предписывалось руководствоваться социалистическим правосознанием. Для данного периода, так же, как и для предыдущего, характерна дифференциация порядка рассмотрения вопросов в стадии предания суду в зависимости от категории преступления.
После упразднения Декретом о суде №1, принятым 22 ноября 1917 года, всех существовавших судебных органов советское государство начало создавать новую судебную систему. В первые годы советской власти было создано много органов, получивших право рассматривать уголовные дела. Порядок производства в них четко не регламентировался, зачастую указывались лишь уполномоченные органы, должностные лица и их компетенция.
На данном этапе полномочия органов по принятию решения о преда­нии суду неоднократно менялись. Сначала Декретом о суде №1 были созда­ны местные суды, рассматривающие уголовные дела, по которым обвиняе­мому угрожает наказание не свыше двух лет лишения свободы. Следствие по уголовным делам проводили единолично местные судьи. Они же выносили постановления о предании суду, которые должны были подтверждаться постановлением всего местного суда (ст.1 Декрета о суде №1). Кроме того, для разрешения некоторых уголовных дел (например, «для борьбы против контрреволюционных сил») учреждались рабочие и крестьянские революционные трибуналы. При производстве по такого рода делам решение о предании суду не принималось.
15 февраля 1918 года был принят Декрет о суде №2 [Декреты советской власти 1957: 466-474]. Им вводились окружные суды для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного народного суда. Расследование по таким делам проводили следственные комиссии. По окончании следствия они вместо обвинительного акта принимали постановление о предании суду. Это постановление рассматривалось окружным судом, который мог вернуть дело в комиссию или передать одному из членов суда для доследования, если оно будет признано недостаточным (ст. 22 Декрета о суде №2). Право стороны защиты на участие в обсуждении этого вопроса не предусматривалось в Декрете. В соответствии со ст. 3 Декрета о суде №2 все подготовительные к суду распоряжения принимались коллегиально в составе не менее трех постоян­ных членов окружного суда.
Небольшие изменения в порядок предания суду были внесены Декре­том о суде №3 от 20 июня 1918 (см. [Декреты советской власти 1968: 97-110]) и Декретом ВЦИК о революционном трибунале от 4 мая 1918 года. Этими нормативными актами обвинителю было предоставлено право опротестовывать в революционный трибунал заключение следственной комиссии о предании суду или прекращении дела.
В соответствии со ст.8 Декрета ВЦИК «О революционном трибунале» следственная комиссия революционного трибунала обязана была сообщить свое заключение коллегии обвинителей. При отсутствии протеста со стороны обвинителя в течение трех дней дело получало дальнейшее направление. В случае опротестования заключения вопрос о дальнейшем ходе производства по делу решался революционным трибуналом.
30 ноября 1918 года принято Положение о народном суде. Им учреждался народный суд, которому были подсудны все уголовные дела, за исключением дел, отнесенных к подсудности революционного трибунала. В связи с выделением двух форм предварительного следствия изменился и порядок предания суду.
По делам, подсудным суду с участием шести народных заседателей, следствие проводилось следственной комиссией. Она по окончании предварительного следствия выносила постановление о предании обвиняемого су­ду, которое вносилось на рассмотрение народного суда. Положение требовало, чтобы постановление было мотивированным. Суд должен был проверить его обоснованность. В какой форме происходило обсуждение этого вопроса, не указывалось. В соответствии со ст. 39 Положения суд имел право при­знать постановление недостаточно обоснованным и направить его к доследо­ванию.
Если по делу проводилось дознание, то его материалы передавались в суд, который мог рассмотреть его, либо передать в следственную комиссию или постоянному члену суда для производства дополнительного расследования. Предание суду в революционных трибуналах осуществлялось в форме распорядительного заседания. По делам, подсудным суду с участием шести народных заседателей, следствие проводилось следственной комиссией. Она по окончании предва­рительного следствия выносила постановление о предании обвиняемого су­ду, которое вносилось на рассмотрение народного суда. Положение требова­ло, чтобы постановление было мотивированным. Суд должен был проверить его обоснованность. В какой форме происходило обсуждение этого вопроса, не указывалось. В соответствии со ст. 39 Положения суд имел право при­знать постановление недостаточно обоснованным и направить его к доследо­ванию.
Если по делу проводилось дознание, то его материалы передавались в суд, который мог рассмотреть его, либо передать в следственную комиссию или постоянному члену суда для производства дополнительного расследования.
Статьи 13 и 14 Положения ВЦИК о революци­онных трибуналах от 18 марта 1920 г. устанавливали порядок его проведения. Заседание прово­дилось не позднее семи дней с момента поступления дела. Трибунал мог ли­бо сразу назначить дело к слушанию, в этом случае в том же заседании ут­верждали заключение следователя, разрешали вопросы о вызове свидетелей и экспертов, о допущении защиты, обвинения, иные возникающие вопросы и заявленные ходатайства, либо направить дело на доследование, которое должно было заканчиваться в течение месяца, либо передать по подсудности. Утвержденное трибуналом заключение следователя и решение распорядительного заседания сообщалось обвиняемому, а по истечении семи суток де­ло рассматривалось в судебном заседании, но не ранее истечения 24 часов после вручения обвиняемому копии утвержденного заключения следователя (см. [Смирнов 1990: 21] ).
Положением о местных органах юстиции от 27 августа 1920 года были созданы дежурные камеры народных судов для рассмотрения несложных дел в день задержания обвиняемого. Эти дела поступали сразу в судебное заседание без рассмотрения вопроса о предании суду.
21 октября 1920 года было принято новое Положение ВЦИК о народном суде. В нем указывалось, что предание суду по делам, поступающим от органов милиции и надзора, должно осуществляться народным судьей единолично. Если же по делу про­водилось предварительное следствие, то предавать суду могла только колле­гия судей, которая должна была проверить обоснованность постановления следователя о предании суду и имела право возвратить дело на дополнитель­ное расследование.
Кроме того, судья получил право единолично решать и некоторые другие вопросы, связанные с подготовкой дела к судебному заседанию. Он мог: 1) устанавливать или усиливать меру пресечения (но не смягчать: это компетенция народного суда); 2) проверять законность и правильность содержания под стражей, отменяя эту меру пресечения в необходимых случаях. При решении вопроса об участии защиты в судебном или распорядительном заседании суд должен был учитывать характер дела и личность обвиняемо­го.
Начало нового этапа связано с принятием 25 мая 1922 года первого Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (15 февраля 1923 года - новая редакция), который внес изменения в порядок предания суду. Функцию предания суду по делам, по которым проводилось дознание, стала выполнять прокуратура; по делам, требующим проведения предварительного следствия, — суд (судья и два народных заседателя) в распорядительном заседании, а по делам, не требующим предварительного расследования и поступающим сразу в суд для рассмотрения, - судья единолично.
В УПК РСФСР 1923 г. были закреплены вопросы, которые суд должен был рассмотреть в распорядительном заседании: 1) достаточно ли обоснованно предъявленное обвинение данными, приведенными в описательной части обвинительного заключения; 2) правильно ли сформулировано обвинение, согласно данным описательной части обвинительного заключения; 3) предусмотрено ли предъявленное обвинение Уголовным кодексом и какой именно статьей; 4) подлежит ли изменению список лиц, вызываемых в судебное заседание. Кроме того, в распорядительном заседании суд решал и иные вопросы, связанные с подготовкой к судебному заседанию, например о допущении защитника к участию в деле или о его назначении, разделении дел в случае неправильного их соединения следователем.
По сравнению с ранее действовавшим законодательством контрольные полномочия суда были существенно ограничены: при разрешении вопроса о предании суду было запрещено знакомиться с материалами дела, на основе которых составлено обвинительное заключение (ст. 236 УПК РСФСР 1923 г.).
Обязанность основываться только на обвинительном заключении приводила к формальному рассмотрению дела в распорядительном заседании. Как справедливо указывал известный ученый-процессуалист М.С. Строгович, из стадии предания суду устранялся самый существенный ее элемент проверка фактической обоснованности обвинения, то есть достаточности собранных доказательств, качества и полноты материалов предвари­тельного   следствия,   соответствия   выводов   обвинительного   заключения имеющимся в деле материалам (см. [Строгович 1970: 183] ).
Однако уже в октябре 1924 года Постановлением ВЦИК «О дополнени­ях и изменениях Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» (см. [О дополнениях и изменениях Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1924: ст. 787] ) эта норма была отменена, и суд получил право проверять в распоряди­тельном заседании все материалы дела с точки зрения достаточности доказа­тельств для предания суду. Кроме того, вместо прокурора постановление о предании обвиняемого суду по делам, по которым проводилось дознание, должен был теперь принимать следователь. К нему направлялись материалы органами дознания.
В 1927-1928 годах в научной литературе была выдвинута идея упрощения уголовного процесса и отказа от буржуазных начал, препятствующих эффективной борьбе с преступностью. В связи с этим предлагалось упразднить распорядительные заседания и передать функцию предания суду проку­ратуре (см. [Крыленко 1928: 98-111, Иодковский 1925: 13-72] ).
Реализация этих предложений Постановлением ВЦИК и СНК от 20 октября 1929 года «Об изменениях УПК РСФСР» свидетельствует о начале нового этапа в развитии законодательства о стадии предания суду, продлившегося до 1934 г. Решение о предании суду как самостоятельный акт упразднялся, а утверждение прокурором (по некоторым делам - следователем) обвинительного заключения означало, что обвиняемый предавался суду. Суд должен был только назначить дело к слушанию в судебном заседании. Судья самостоятельно выполнял функцию предания суду: 1) по делам, поступаю­щим непосредственно от органов дознания, за которые в качестве меры нака­зания могло быть назначено лишение свободы на срок до одного года (ут­верждал обвинительное заключение); 2) по делам о преступлениях, возбуж­даемых народным судьей, если он не отправлял дело для производства предварительного расследования.
Несмотря на то, что обязательное проведение подготовительного заседания было отменено, судебный контроль продолжал существовать. Судья, единолично изучив поступившее с обвинительным заключением уголовное дело, мог внести его в подготовительное заседание суда в случаях: 1) суще­ственной неполноты предварительного расследования, если это не могло быть исправлено в судебном заседании; 2) несогласия с квалификацией при­писываемых подсудимому действий или несогласия со списком свидетелей или экспертов, подлежащих вызову в судебное заседание; 3) признания не­обоснованности предания суду; 4) несогласия с мерой пресечения, избранной прокурором или следователем, или с постановлением прокурора по вопросу о прекращении дела (ст. 236 УПК РСФСР в редакции 1929 года).
Такая реформа на практике привела к ослаблению контроля за следствием. В результате снизилось качество предварительного следствия, участи­лись случаи необоснованного предания суду, возрос процент оправдательных приговоров и направление дел на доследование (см. [Чельцов 1946: 10]). Признавая это, многие ученые-процессуалисты стали высказываться за вос­становление стадии предания суду (см. [Перлов 1948: 103; Строгович 1970: 184-185] ). В 1934 году вопрос о совершенствовании предания суду был рас­смотрен на первом Всесоюзном совещании судебно прокурорских работни­ков, посвященном совершенствованию уголовного процесса (см. [Материалы первого Всесоюзного совещания судебно прокурорских работников 1934: 3-35] ). Проанализировав последствия отмены этой стадии, делегаты пришли к выводу, что распорядительное заседание необходимо восстановить, а в неко­торых случаях установить обязательное участие обвиняемого в нем.
С целью устранения выявленных недостатков 7 июня 1934 года 47-ой Пленум Верховного Суда СССР принял постановление «О необходимости строжайшего соблюдения судами уголовно-процессуальных норм». В нем отмечалось, что «большой процент оправдательных приговоров и огромный процент отменяемых приговоров за недоказанностью обвинения и за отсутствием в деле состава преступления указывает на то, что принятие судами уголовных дел к судебному рассмотрению проходит чисто механически, без предварительного изучения судом дела и без проверки достаточно­сти собранного расследованием материала, обоснованности предъявленного обвинения и правильности его квалификации» [Сборник действующих постановлений и директивных писем Верховного суда СССР 1924-1944 гг. 1946: 113]. Учитывая это и принимая во внимание рекомендации совещания, Пленум указал судам на необходимость проведения распорядительного заседания по всем делам. Однако в постановлении 54-го Пленума Верховного Суда СССР от 29 марта 1936 г. «О работе подготовительных заседаний» круг дел, подлежащих рассмотрению в подготовительном заседании, был сужен (см. [Сборник действующих постановлений Пленума ВС СССР 1946: 90]). Эту стадию обязательно должны были проходить лишь дела, по которым прокурором составлено обвинительное заключение.
Участие обвиняемого в подготовительном заседании, как и раньше, не было обязательным. Данный вопрос решал суд. При этом вызов обвиняемого был возможен лишь в исключительных случаях, например, когда это было необходимо для ознакомления с личностью обвиняемого или выяснения каких-либо вопросов, связанных с разрешением ходатайств обвиняемого. Участие же защитника было возможно лишь по определенным делам о преступ­лениях несовершеннолетних, глухих, немых и иных лиц, лишенных в силу других недостатков способности правильно воспринимать материалы дела.
В соответствии с указанными постановлениями по некоторым категориям дел предание суду осуществлялось единолично судьей: 1) по делам о преступлениях, за которые уголовным законом предусмотрено лишение свободы не свыше одного года (кроме дел, по которым составлено обвинительное заключение или в которых обвиняемыми являются несовершеннолет­ние); 2) по делам частного обвинения; 3) по делам о самовольном уходе ра­бочих и служащих с предприятий и из учреждений, в том случае, если судья признает материалы достаточными для слушания дела в суде (см. [Советский уголовный процесс 1953: 212-213] ).
Такой порядок производства в рассматриваемой стадии был законодательно закреплен в Законе «О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик» от 16 августа 1938 г. (см. [Хрестоматия по истории отечественно­го государства и права 1997: 246-251]).
Шестой этап: с 1958 по 1992 гг. Его начало связано с принятием в 1958 году Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и УПК РСФСР в 1960 г. Созданию этого законодательного акта предшествовала дискуссия в юридических изданиях. Вновь, как и в 1927-1928 годах, было высказано предложение о том, что функцию предания суду необходимо передать прокуратуре. Так, М.Л. Шифман утверждал, что предание суду - это акт, завершающий предварительное следствие, а не судебный акт, и потому, согласно автору, нет основания для того, чтобы предание суду рассматривать как самостоятельную стадию уголовного процесса.
Высказывалась и противоположная точка зрения. По мнению М.А. Чельцова, стадия предания суду должна проводиться по всем уголовным делам. Однако судебное заседание на данном этапе судопроизводства необходимо только в том случае, если есть жалоба какого-либо заинтересованного лица на обвинительный акт. Если ее нет, то судья должен самостоя­тельно принять решение о предании суду и решить все другие вопросы по подготовке к судебному заседанию (см. [Чельцов 1946: 10]).
Основы уголовного судопроизводства и УПК РСФСР, так же, как и ранее действовавшее законодательство, предусматривали две формы производства в стадии предания суду: с проведением распорядительного заседания и без него. Однако законодатель отказался от обязательного проведения распорядительного заседания по всем делам, переданным в суд с обвинительным заключением. УПК РСФСР 1960 г., предусматривая обязательную проверку материалов каждого уголовного дела, требовал коллегиального обсуждения и разрешения вопросов на стадии предания суду только в двух случаях: 1) если судья не согласен с выводами обвинительного заключения; 2) если судья считает необходимым изменить меру пресечения (ч.2 ст.222 УПК РСФСР 1960 г). Несогласие судьи с выводами обвинительного заключения может выразиться в несогласии с формулировкой предъявленного обвине­ния, с квалификацией преступления по уголовному закону, в убеждении су­дьи о неполноте собранных по делу доказательств, нарушении требований закона об объективности и всесторонности исследования всех обстоятельств дела.
Если основания для проведения распорядительного заседания отсутствовали, то судья самостоятельно рассматривал уголовное дело и принимал решение о предании суду, а затем выполнял подготовительные действия к судебному разбирательству. Предание суду по делам частного обвинения, возбуждаемым по жалобе потерпевшего, осуществлялось единолично судьей. При этом судья выносил постановление, объединяющее в себе решение о возбуждении дела и предании суду.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 августа 1970 года «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» установлены еще два случая обязатель­ного проведения распорядительного заседания: 1) по делам о преступлениях несовершеннолетних; 2) по делам о преступлениях, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь (см. [О внесении из­менений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1970: ст. 362]).
Отказ от проведения распорядительного заседания по всем уголовным делам, переданным в суд с обвинительным заключением, неоднозначно оценивался в научной литературе. Некоторые исследователи считали, что рассмотрение коллегией судей в распорядительном заседании всех дел при от­сутствии каких-либо спорных вопросов у участников процесса будет приводить лишь к формализму в их работе, увеличит ее объем и сроки рассмотрения дела в суде (см., напр. [Лукашевич 1966: 21-26, Пантелеев 1967: 37-39; Михайлова 1981: 9]).
Другие ученые полагали, что для всестороннего, полного, объективно­го рассмотрения и разрешения вопросов предания суду, а также укрепления гарантий от необоснованного предания суду необходимо коллегиальное рассмотрение дела в распорядительном заседании суда, соблюдение определен­ной процессуальной формы, куда входят доклад, высказывание и обсуждение мнений, вынесение определений всем составом суда, составление протокола судебного заседания (см. [Раджабов 1967: 36; Строгович 1970: 187]). С точ­ки зрения указанных ученых, коллегиальное рассмотрение в стадии предания суду всех уголовных дел должно быть восстановлено.
Высказывались предложения, обосновывающие необходимость расширения в этой стадии прав участников процесса, лично заинтересованных в исходе дела: обвиняемого, защитника, потерпевшего, гражданского истца и ответчика, представителей этих лиц. По мнению ряда ученых, названным участникам должно быть предоставлено право выступать (наряду с судьей) с инициативой проведения распорядительного заседания, равно как и право участвовать в его проведении. При этом распорядительное заседание должно проводиться единолично судьей (см. [Божьев 1969: 37-38; Савицкий 1975: 232]).
Седьмой этап: с 1992 по 2001 гг. На этом этапе отмеченные выше предложения по расширению состязательных начал в стадии не были учтены законодателем. Напротив, разработанная в 1992 г. «Концепция судебной реформы в РФ» предусматривала упрощение процессуальной формы производства в стадии. В Концепции была сформулирована следующая модель стадии: решением о предании суду должен стать обвинительный акт прокурора, судья проверяет лишь правильность его составления, отсутствие нарушений закона при производстве по делу; он может прекратить дело лишь по формальным основаниям (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, не достижение лицом возраста уголовной ответственности, издание акта амнистии и т.д.). Подобные преобразования, исключающие оценку судом достаточности доказательств для назначения судебного заседания, должны были устранить условия для возникновения у судьи в рассматриваемой стадии судопроизводства мнения по вопросам, разрешаемым в судебном разбирательстве.
В полном объеме данная модель не была закреплена в УПК РСФСР. Однако Законом от 29 мая 1992 года (см. [О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР 1992: ст. 1560]) был внесен ряд изменений, касающихся порядка производства в данной стадии. Во-первых, полностью упразднено рассмотрение дела в распорядительном засе­дании коллегией судей: по всем делам решение принимает судья единолично без проведения судебного заседания. Во-вторых, изменились название акта, выносимого в данной стадии (решение о предании суду было переименовано в решение о назначении судебного заседания), и название главы, закрепляв­шей порядок производства в стадии (она стала именоваться «Полномочия су­дьи до судебного разбирательства дела и подготовительные действия к су­дебному разбирательству»). Вместе с тем анализ норм, закрепляющих со­держание решения о назначения судебного заседания и перечень вопросов, разрешаемых судом на данной стадии судопроизводства, позволяет нам говорить о том, что сущность стадии и ее задачи не изменились.
Возрождение в российском уголовно-процессуальном законодательст­ве особой формы судопроизводства с участием присяжных заседателей, предусматривающей на стадии назначения судебного заседания принятие с уча­стием сторон мер по формированию коллегии присяжных заседателей и раз­решение вопросов о допустимости доказательств обусловило введение особого процессуального порядка рассмотрения дела на данном этапе судопро­изводства. Закон РФ от 16 июля 1993 года (см. О внесении изменений и до­полнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях 1993: ст.1313]) закрепил ряд особенностей производства в стадии назначения судебного заседания по делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: по таким делам проводилось предварительное слушание, то есть закрытое судебное заседа­ние с обязательным участием прокурора, обвиняемого и защитника; в засе­дании зачитывалась резолютивная часть обвинительного заключения, судья выяснял у обвиняемого, поддерживает ли он свое ходатайство о разбиратель­стве дела с участием присяжных; на предварительном слушании рассматри­вались ходатайства участвующих в деле лиц, в том числе ходатайство о при­знании доказательств недопустимыми (см. [Калинкин, Шигуров 2000: 3-5] ). Постановление о назначении судебного заседания, выносимое на предвари­тельном слушании, также имело свою специфику: в нем должно быть опре­делено число присяжных, вызываемых в судебное заседание.
Упрощение в 1992 г. процедуры производства при назначении судебно­го заседания, создававшее условия для формального рассмотрения вопросов в стадии, критиковалось многими учеными. Предложения по расширению возможностей сторон на данном этапе судопроизводства, введению судебно­го заседания высказывались Т.К. Рябининой, О.В. Волколуп, В.А. Лазаревой и другими исследователями (см. [Рябинина 1995: 10; Волколуп 1997: 120-121; Лазарева 2000: 45]).
Не столь однозначной была позиция ученых по вопросу о том, должен ли суд до начала судебного разбирательства определять достаточ­ность собранных доказательств (обоснованность обвинения). Дискуссия по данной проблеме велась еще в дореволюционной России. Неоднократно высказывались предложения о передаче функции предания суду прокурорам: в 1894 году - на совещании старших председателей и прокуроров; то же самое рекомендовалось сделать в 1927-1928 годах (см. [Иодковский 1925: 13-72; Крыленко 1928: 98-111]). В обоснование этой точки зрения приводились различные доводы. Так, например, до революции ссылались на большую загруженность судов, что приводило к удлинению сроков рассмотрения дел в рассматриваемой стадии. После 1917 года данная мысль аргументировалась недостаточной квалификацией судей по сравнению с работниками прокуратуры, а также тем, что прокуроры, составляя обвинительное заключение, могли сами решить вопрос о том, достаточно ли доказательств собрано для направления дела в суд, в то время как судье, незнакомому с материалами дела, приходилось бы долгое время изучать их, что, несомненно, затягивало производство. Обосновывал необходимость передачи прокуратуре функции предания суду М.Л. Шифман. Он полагал, что стадия предания суду - это за­вершающий этап предварительного следствия, а следовательно, решение о предании суду должен принимать прокурор, утверждая обвинительное за­ключение. Кроме того, ученый обосновывал свое предложение и тем, что су­дьи при изучении уголовного дела в случае вынесения постановления о пре­дании обвиняемого суду приходят до судебного разбирательства к выводу о том, что обвинение, выдвинутое против обвиняемого, имеет серьезные осно­вания (см. [Шифман 1946: 13-16; Шифман 1958: 56] ).
Между тем высказанные предложения не были поддержаны большинством ученых и подвергались вполне обоснованной критике. В частности, В.З. Лукашевич указывал, что даже в случае передачи функции предания суду прокурору суды должны будут изучать материалы каждого уголовного дела до начала судебного заседания, поэтому, когда обвиняемый предан суду обоснованно, нельзя избежать вывода судьи о том, что обвинение, выдвинутое против обвиняемого, имеет серьезные основания (см. [Лукаше­вич 1966: 12-17]; ср. также [Перлов 1948: 9-36]).
В.П. Божьев справедливо обращает внимание на следующее обстоятельство: «Прокурор, санкционировавший ряд процессуальных действий (не­редко сам возбуждающий уголовное дело, а иногда и принимающий участие в его расследовании), утвердивший обвинительное заключение и поддержи­вающий выдвинутое обвинение, вряд ли может быть в достаточной мере нейтральным и беспристрастным, что является неотъемлемым качеством уч­реждения, на которое возлагается осуществление функции предания суду» [Божьев 1967: 106]. О необходимости сохранения контроля за обоснованно­стью обвинения писали многие ученые (см. [Рябинина 1995: 10; Волколуп 1997: 118; Лазарева 2000: 6-16 и др.] ).
Принятие 18 декабря 2001 года основанного на положениях Концепции судебной реформы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, устранившего наиболее существенные недостатки производства на рассматриваемой стадии свидетельствует о начале нового этапа в развитии законодательства.
История развития уголовно-процессуального законодательства о ста­дии подготовки уголовного дела к судебному заседанию позволяет сделать следующие выводы:
1.   Возникновение рассматриваемой стадии процесса обусловлено необходимостью до судебного разбирательства, во-первых, проверки посту­пившего в суд уголовного дела на соответствие его указанным в законе тре­бованиям (отсутствие существенных нарушений на досудебных стадиях, ос­нований для прекращения уголовного дела; всесторонность, полнота и объективность предварительного расследования и др.); во-вторых, принятия мер по устранению препятствий для судебного разбирательства и по подготовке к его проведению.
Изучение истории, с нашей точки зрения, свидетельствует о нецелесообразности как полного устранения указанной формы рассмотре­ния вопросов из упомянутого этапа судопроизводства, поскольку это приво­дит к некачественному разрешению вопросов, так и обязательного проведе­ния судебных заседаний по всем уголовным делам (или делам определенной категории). В связи с этим необходимой представляется дифференциация форм производства в стадии, предусматривающая проведение заседания для разрешения наиболее сложных и важных для дела вопросов, которые требуют непосредственного участия сторон в их обсуждении.
3. До принятия УПК РФ на каждом из вышеуказанных этапов в рассматриваемой стадии перед судьей ставилась задача определения достаточности доказательств для передачи дела в судебное разбирательство, и ему предоставлялось право возвратить дело для производства дополнительного расследования. Большинство исследователей считали необходимым сохра­нить за судом функцию предания суду.
 
1.3 Особенности принятия уголовного дела к судебному разбирательству в иностранных государствах
 
История уголовного процесса и судопроизводство различных государств мира знают различные формы предания суду. Так, наиболее древняя, обвинительная модель сохранилась, например, в уголовном судопроизводстве Шотландии, отчего ее иногда именуют шотландской. Согласно ей решение о предании обвиняемого суду (ex officio) принимает сам публичный обвинитель (например, прокурор), а направлением им в суд материалов уголовного дела с обвинительным актом порождается обязанность суда принять дело к рассмотрению по существу. Достоинством обвинительной модели являются ее простота, экономичность и быстрота. Предание суду в этом случае обычно не требует целой стадии процесса, а действия суда ограничиваются лишь организационными мероприятиями по подготовке судебного заседания. Считается, однако, что такая форма не обеспечивает достаточно беспристрастного контроля со стороны главного уголовного преследователя — прокурора — за качеством направляемых в суд обвинений.
Во Франции, помимо обвинительной формы, используемой по делам об уголовных проступках и правонарушениях, по окончании дознания до недавнего времени применялась разновидность так называемой судебно-ревизионной формы, при которой по окончании предварительного следствия дело восходило в соответствующую судебную инстанцию не по требованию сторон, а в силу закона, в целях проверки (ревизии) качества проведенного расследования. Предание суду по делам о преступлениях, которые могут быть подсудны суду с участием присяжных (ассизов), осуществлялось во Франции следственной камерой вышестоящего (апелляционного) суда.
Недостатком этой модели считается опасность формального подхода к принятию решений о предании обвиняемого суду, ибо вышестоящий суд с трудом может обеспечить всестороннее изучение всех уголовных дел, поступающих к нему из множества нижестоящих судов. Поэтому в настоящее время (французский закон от 15 июня 2000 г.) постановление о предании обвиняемого суду по делам о преступлениях, подсудных суду ассизов, выносит следственный судья, а соответствующие полномочия следственной камеры упразднены. Таким образом, во французском уголовном процессе наряду с обвинительной формой (применяемой по окончании дознания) ныне существует особая судебная модель данного института, когда решение о предании обвиняемого суду при окончании предварительного следствия in jure (т.е. в порядке предварительной подготовки дела) принимается следственным судьей.
В Германии используется судебно-ревизионная форма, когда решение о предании обвиняемого суду принимает та же самая судебная инстанция, что в дальнейшем рассматривает данное дело по существу. Она проверяет качество представленных материалов предварительного расследования в первую очередь с точки зрения достаточности собранных обвинителем доказательств. Это чревато формированием у суда предустановленного мнения о виновности подсудимого, т.е. сформировавшегося еще до судебного разбирательства, исключительно по письменным материалам предварительного расследования. Такое предварительное мнение в известной мере может связывать суд при разбирательстве дела, ибо подсудимый является в судебное разбирательство уже с некоторой печатью подозрения.
В США (федеральные суды и суды некоторых штатов) наряду с обвинительным способом предания суду применяется и так называемая общественная форма, когда вопрос о назначении судебного разбирательства решается особым составом присяжных заседателей (так называемое большое, или обвинительное, жюри). В Англии предание суду по делам о преступлениях, преследуемых по обвинительному акту, осуществляется in jure судьей-магистратом в ходе состязательного судебного заседания - предварительного слушания, где решается вопрос о достаточности доказательств, предъявленных стороной обвинения, для передачи дела в суд для рассмотрения его по существу. При этом судья наделен правом прекратить уголовное дело ввиду того, что «обвинение не стоит ответа», т.е. когда сторона обвинения не представила доказательств виновности обвиняемого, убедительных хотя бы на первый взгляд (prima facieevidence). Эта процедура снижает вероятность направления дела в суд при явной недостаточности доказательств виновности обвиняемого, а значит, и возможность судебной ошибки, напрасной судебной волокиты и иных нарушений прав личности.
Важной отличительной особенностью английской модели предания суду является то, что это решение принимается не теми судьями, которые будут рассматривать данное дело по существу, и даже не судьей-следователем, как во Франции, а совершенно независимым от них и представляющим другую, параллельную, ветвь судебной власти (мировые суды) судьей-магистратом. Это обеспечивает не связанность суда при постановлении приговора решением о предании обвиняемого суду.
Удачное компромиссное решение проблемы предания суду было найдено в австрийском уголовно-процессуальном законодательстве во второй половине XIX в. Оно сочетает достоинства обвинительной модели с преимуществами судебного контроля за качеством предварительного расследования, лишенного, однако, недостатков судебно-ревизионной формы. Суд первой инстанции избавлен здесь от необходимости высказывать по делу предварительное мнение, предавая обвиняемого суду. Обвинительный акт обычно направляется прокурором прямо в суд для рассмотрения дела по существу, как это имеет место при обвинительной форме, но если обвиняемый считает свои права нарушенными на предварительном следствии, он вправе обжаловать это решение в вышестоящую судебную инстанцию, и тогда вопрос о предании суду рассматривается в апелляционном порядке. Таким образом, обеспечиваются как права личности и объективность суда, так и интересы процессуальной экономии.
 
 
 
 
2 Процессуальный порядок принятия уголовного дела к судебному разбирательству по уголовным делам
2.1Уголовно-процессуальная деятельность председательствующего судьи в стадии принятия уголовного дела и подготовки к судебному разбирательству
 
Важнейшим участником стадии подготовки дела к судебному заседанию является судья. Именно на него возложена обязанность обеспечить выполнение задач данного этапа судопроизводства, защиту прав иных участников процесса, создание условий для рассмотрения дела в судебном разбирательстве. Несмотря на наличие в главе 33 статьи 227, названной «Полномочия судьи по поступившему в суд уголовному делу», полномочия судьи регламентируются и в других статьях 33 и 34 глав УПК РФ. В ходе предварительного слушания на судью возлагаются также обязанности, закрепленные в главах 35 и 36 (в том случае, если они не противоречат положениям 34 главы).
Как и в судебном разбирательстве, характер полномочий суда на данной стадии зависит от того, какой вопрос подлежит разрешению. При рассмотрении ряда вопросов судья может опираться лишь на мнение сторон и не должен по собственной инициативе принимать решения. К ним закон относит: 1) принятие мер по обеспечению гражданского иска и возможной компенсации имущества (ст.230 УПК), 2) истребование дополнительных доказательств (п.4 ч.2 ст.231, 4,6,7 ст.234 УПК), 3) вызов в судебное заседание лиц (за исключением сторон и иных участников процесса, чье участие обязательно в силу требования закона); 4) принятие решения о рассмотрении дела в судебном разбирательстве судом коллегиально. Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования при наличии оснований, предусмотренных в п. 3, 6 ч.1 ст.24, ст.25 и 28, ст.27 УПК РФ, возможно, только если обвиняемый не возражает против этого.
Однако при рассмотрении большинства вопросов судья в данной стадии обязан занимать активную позицию. Так, для разрешения вопросов, перечисленных в ст.228 и ч.2 ст.231 УПК РФ, суд должен изучить материалы уголовного дела, в которых содержится необходимая информация; выявлять сведения о наличии оснований для направления дела по подсудности, возвращения дела прокурору, прекращения уголовного дела и уголовного преследования, приостановления производства по делу. Это не противоречит принципу состязательности сторон, поскольку на данном этапе дело не рассматривается по существу, т.к. не решается вопрос о виновности или невиновности, о назначении или не назначении виновному наказания либо об освобождении его от наказания. Все действия судьи, которые он может совершать по собственной инициативе, направлены на обеспечение соответствия уголовного дела, по которому назначено судебное заседание, указанным в законе требованиям и на принятие решений, необходимых для защиты прав участников процесса, создание условий для проведения судебного разбирательства.
Требует рассмотрения вопрос о том, должен ли судья в стадии подготовки дела к судебному заседанию проявлять инициативу при выявлении недопустимых доказательств. С нашей точки зрения, несмотря на то, что в ст.228 УПК нет указания на необходимость проверки допустимости имеющихся в деле доказательств, а в ч.2 ст.229 УПК основанием для проверки на предварительном слушании допустимости доказательств является подача соответствующего ходатайства сторонами, было бы неверным говорить о том, что при проверке допустимости доказательств судья должен полностью зависеть от мнения сторон. Такой подход противоречил бы как принципу законности в уголовном процессе, который включает в себя требование признавать недопустимым любое доказательство, полученное с нарушением норм УПК РФ (ч.3 ст.7), так и статье 75 УПК РФ, указывающей, что недопустимое доказательство не имеет юридической силы и не может использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК. Обоснование приговора доказательствами, полученными с нарушением закона, является основанием для его отмены независимо от того, заявляли ли стороны в суде первой инстанции ходатайства об исключении таких доказательств.
В соответствии с указанными нормами в судебных стадиях, включая стадию подготовки дела к судебному заседанию, именно на суд возлагается обязанность принять меры, направленные на обнаружение и исключение недопустимых доказательств. Поэтому судья не только имеет право удовлетворить заявленное стороной ходатайство об исключении доказательства, но и обязан принять соответствующее решение, если ходатайство не подано, однако основания для этого имеются в материалах дела. Ст.88 УПК РФ закрепляет, что судья признает доказательство недопустимым при наличии оснований для этого как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе.
Наличие у суда обязанности вынести законное решение и закрепление в ст.381 УПК РФ признаков нарушения закона, являющихся основанием для отмены или изменения решения суда, позволяют сделать вывод о том, что судья должен самостоятельно выявлять и такие нарушения закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников процесса, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем могут повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Данная обязанность вытекает также из п.1 резолютивной части По­становления Конституционного суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П, в кото­ром закреплено правомочие суда как по ходатайству стороны, так и по собст­венной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия. Обнаружение та­ких нарушений закона должно влечь за собой указанные в законе правовые последствия: принятие судьей решения об исключении доказательств, о пре­кращении или приостановлении уголовного дела, направлении дела по под­судности или прокурору.
Как представляется, способствует устранению недостатков, выявлен­ных в деятельности судьи на стадии подготовки к судебному заседанию, закрепление в законе обязанности судьи не только разрешать все вопросы, указанные в ст.228 и 231 УПК РФ, но и фиксировать принятые решения по заяв­ленным ходатайствам в постановлении (ст. 122 УПК РФ). Неуклонное соблю­дение данных норм может гарантировать качественное разрешение стоящих перед судом вопросов.
К числу дискуссионных относится вопрос о том, является ли деятельность судьи в стадии назначения судебного заседания правосудием? До при­нятия УПК Российской Федерации ряд ученых полагали, что суд осуществляет правосудие на данном этапе, поскольку он устанавливает нали­чие или отсутствие оснований для прекращения уголовного дела (см. [Петру-хин, Батуров, Морщакова 1979: 45; Савицкий 1980: 77-83; Выдря 1981: 24-25]). Отдельные исследователи считали, что деятельность судьи на стадии предания суду является правосудием только в том случае, если она заверша­ется вынесением постановления о прекращении уголовного дела (см. [Мор­щакова, Петрухин 1987: 21-22]).
В настоящее время в научной литературе можно выделить два подхода к пониманию термина «правосудие». Одна группа авторов считает, что правосудие является единственной формой реализации судебной власти, а сле­довательно, оно включает в себя все виды судебной деятельности, связанные с осуществлением судебной власти (см. [Лазарева 2000: 46; Гуськова 2004: 6-7]. Признавая необходимость введения такого термина, который бы включал в себя все виды судебной деятельности, следует обратить внимание на то, что «правосудие» - это термин, используемый в Конституции Россий­ской Федерации и иных нормативных актах, поэтому толковать его нужно с учетом смысла, вложенного в него законодателем. Рассмотрим, например, ст. 118 Конституции Российской Федерации. Принцип осуществления право­судия только судом, закрепленный в ней, означает, что данный вид деятель­ности может осуществлять только суд. Включение в понятие «правосудие» деятельности суда по проверке по жалобам участников процесса законности и обоснованности решений должностных лиц органов предварительного рас­следования, деятельности по выявлению обстоятельств, препятствующих назначению судебного заседания и т.п. приводит к неправильному вы­воду о том, что вышеуказанный принцип запрещает осуществление данных видов деятельности иными участниками процесса. Общеизвестно, что на до­судебных стадиях прокурор также вправе проверять законность и обосно­ванность решений следователя, выявлять и устранять препятствия для назна­чения судебного заседания. Таким образом, данные виды деятельности, не связанные с разрешением дела по существу нельзя относить к правосудию. Следовательно, понимание данного термина как единственной формы реали­зации судебной власти представляется нам слишком широким, не соответст­вующим Конституции.
Анализ вопросов, разрешаемых судом в стадии подготовки дела к судебному заседанию, оснований для прекращения уголовного дела и иных по­ложений главы 34 свидетельствует о том, что судья на данном этапе судопроизводства не имеет права рассматривать и разрешать вопрос о виновности или невиновности обвиняемого вне зависимости оттого, принимаются ли судьей решения без проведения предварительного слушания или в резуль­тате последнего, в том числе, если он выносит постановление о прекращении уголовного дела. В связи с вышеска­занным, деятельность судьи по рассмотрению дела на стадии назначения су­дебного заседания не является правосудием.
 
2.2 Вопросы подлежащие рассмотрению при подготовке уголовного дела и их роль при осуществлении правосудия по уголовным делам
 
Вопросы, разрешаемые в стадии подготовки к судебному заседанию, закреплены в статьях 228 и 231 УПК РФ. От того, насколько полно рассмотрены вопросы, указанные в данных статьях, во многом зависит законность и обоснованность решений, принимаемых в стадии подготовки к судебному за­седанию. По окончании предварительного следствия и дознания, после составления обвинительного заключения и утверждения его прокурором дело направляется в суд, где судья на этом этапе движения дела обязан выяснить и разрешить две группы вопросов.
В научной литературе эти вопросы традиционно делятся на две группы: 1) вопросы, указанные в статье 228 УПК РФ, касаются проверки материалов уголовного дела; 2) вопросы, содержащиеся в п. 1-5 ч.2 ст.231 УПК РФ, связаны с подготовкой к проведению судебного разбирательства.
Первая группа вопросов (подсудно ли уголовное дело данному суду; вручены ли копии обвинительного заключения или обвинительного акта; имеются ли основания для проведения предварительного слушания) связана с проверкой наличия или отсутствия закрепленных в УПК обстоятельств, препятствующих внесению дела в судебное разбирательство. Их разрешение влияет на то, какое из указанных в ч.1 ст.227 или ч.1 ст.236 УПК РФ решений примет суд.
Вторая группа вопросов (подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения; приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества) обу­словлена необходимостью проверки наличия или отсутствия обстоятельств, требующих вынесения решений, направленных на защиту прав участников процесса и на создание необходимых условий для успешного проведения су­дебного разбирательства. Их рассмотрение не способно повлиять на вид при­нимаемого постановления. Вопрос, содержащийся в п.4 ч.1 ст.228 УПК РФ, нельзя отнести к какой-то одной группе, поскольку стороны могут заявлять ходатайства и жалобы по любому вопросу, рассматриваемому на данной ста­дии.
И, наконец, разрешение вопросов, перечисленных в п. 1-5 ч.2 ст.231 УПК РФ, направлено на принятие по делам, подлежащим рассмотрению по существу, всех необходимых организационных мер для успешного проведения судебного разбирательства.
Рассмотрим содержание вопросов, относящихся к той и другой группе.
При рассмотрении дела в стадии подготовки дела к судебному заседанию судья обязан разрешить вопрос о том, подсудно ли уголовное дело дан­ному суду. Рассмотрение дела судом с нарушением правил подсудности не­допустимо, поскольку влечет нарушение конституционного права человека на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Указанные правила четко регламентированы УПК РФ. Для разрешения данного вопроса не требуется изучения в полном объеме материалов дела. Вывод о соблюдении или нарушении закона при определении подсудности можно сделать после ознаком­ления с обвинительным заключением или обвинительным актом. Если  будет признано, что дело  не подсудно данному суду,  то оно направляется  в другой суд, который и должен решить все  вопросы, связанные с назначением судебного заседания.
В стадии подготовки дела к судебному заседанию должны быть рассмотрены и разрешены все поданные на данном этапе судопроизводства хо­датайства и жалобы участников процесса. В связи с включением в УПК РФ главы 15, регулирующей порядок за­явления и разрешения ходатайств в уголовном судопроизводстве, законода­тель в главе 33 УПК лишь указал, что судья должен выяснить в отношении каждого из обвиняемых, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатай­ства и поданные жалобы. Детально регламентирован только порядок разрешения ходатайства об исключении доказательства на предварительном слушании (ст.235); указаны основания для удовлетворения ходатайства об истребовании дополнительных доказательств (ч.6-8 ст.234), а также срок для подачи ходатайства о проведении предварительного слуша­ния (ч.З ст.229). Исчерпывающий перечень ходатайств, которые могут быть по­даны на данной стадии, отсутствует, поэтому в соответствии со ст. 120 УПК любое ходатайство каждой из сторон может быть заявлено, и каждое из них должно быть разрешено судьей при подготовке к судебному заседанию. Только для ходатайства о проведении предварительного слушания в законе установлен срок его подачи. В ч.3 ст.229 УПК РФ указывается, что оно мо­жет быть заявлено не позже 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Не урегулирован в УПК РФ вопрос о том, вправе ли судья в стадии подготовки дела к судебному заседанию рассматривать ходатайства сторон о назначении судебной экспертизы. Отсутствие в законе прямого указания на право судьи назначать экспертизу на данном этапе рассматривается боль­шинством судей как запрет на совершение таких действий. Поскольку про­цессуальная форма, как справедливо отмечает А.П. Гуськова, должна быть максимально полезной и предусматривающей создание условий, позволяю­щих наилучшим образом обеспечивать социально-волевые действия субъек­тов уголовного судопроизводства, дабы соответствовать реальной защите прав и законных интересов личности в уголовном процессе (см. [Гуськова 2004: 4]), представляется необходимым, во-первых, рассмотреть вопрос о том, соответствует ли запрет существующей на практике потребности в проведении экспертизы на данном этапе, а во-вторых, оценить возможности со­блюдения на данной стадии процессуального порядка назначения эксперти­зы. считаем не­обходимым предоставить суду право назначать экспертизу уже в стадии под­готовки к судебному заседанию на предварительном слушании, поскольку это, во-первых, будет способствовать скорейшему устранению нарушений закона, во-вторых, позволит сократить время рассмотрения дела судом (за счет того, что все или часть исследования будет проведено до начала судеб­ного разбирательства), в-третьих, не нарушит прав сторон (в том случае, если для решения данного вопроса будет назначено предварительное слушание). Реализация этого предложения потребует внести следующие измене­ния в главу 33 УПК РФ.
1.   В ст.228 УПК РФ должна быть закреплена обязанность суда выяснить, проведена ли экспертиза, если ее назначение является обязательным в соответствии со ст. 196 УПК РФ.
2.   Ст.229 УПК РФ следует дополнить еще одним основанием проведения предварительного слушания: оно должно проводиться для решения во­проса о назначении судебной экспертизы в двух случаях: а) если ее проведение является обязательным в соответствии со ст. 196 УПК РФ, б) если суд решит, что ходатайство стороны о назначении экспертизы подлежит удовлетворению.
3.   В ст.234 УПК РФ необходимо указать, что вопрос о назначении судебной экспертизы разрешается в порядке, установленном в ст.283 УПК РФ, и закрепляется в постановлении суда.
По-видимому, нуждается в изменении и правовая форма закрепления норм, регулирующих порядок разрешения ходатайств об истребовании дополнительных доказательств. Правила рассмотрения судьей таких ходатайств содержатся в ст.234 УПК, регулирующей порядок проведения предваритель­ного слушания. Однако ходатайства могут рассматриваться и разрешаться судом без проведения предварительного слушания. В связи с этим правильнее было бы выделить их в отдельную статью главы 33 УПК РФ. Статья с названием «Ходатайство об истребовании доказательств» должна содержать в первой части положение, указанное в ч. 7 ст.234 УПК РФ, а во второй части — норму, закрепляющую обязанность судьи вызывать на пред­варительное слушание свидетелей, которые могут сообщить сведения, важ­ные для решения вопросов в данной стадии, если об этом ходатайствует одна из сторон.
Вопрос о наличии оснований для отмены или изменения избранной меры пресечения должен быть рассмотрен судьей независимо от того, было ли подано стороной соответствующее ходатайство. В соответствии с УПК РФ решение об отмене или изменении мер пресечения принимается, ко­гда отпадает необходимость в ее применении или изменяются основания для избрания меры пресечения, закрепленные в статьях 97 и 99 УПК РФ.
Формулировка рассматриваемого вопроса, закрепленная в п.3 ч.1 ст.228 УПК РФ, указывает на то, что судья по своей инициативе не должен исследовать вопрос о наличии оснований для избрания меры пресечения, даже если таковые возникли после направления дела в суд. Если же одна из сторон подаст ходатайство об избрании меры пресечения, судья в соответствии с п.4 ч.1 ст.228 УПК РФ обязан его рассмотреть и принять законное, обоснованное и мотивированное решение, т.е. по инициативе участников процесса судья имеет право избрать любую меру пресечения в стадии подготовки дела к судебному заседанию. Данное ограничение прав судьи пред­ставляется нам необоснованным; оно противоречит общим нормам, опреде­ляющим полномочия судьи в судебных стадиях. Меры пресечения направ­лены на предотвращение противоправных действий обвиняемого и необходимость в их применении может возникнуть и в стадии подготовки дела к судебному заседанию. В связи с вышесказанным, правильным представляется закрепленное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указание о необходимости руководствовать­ся ст. 108 УПК РФ, в соответствии с которой судья вправе в судебных стадиях по собственной инициативе избрать заключение под стражу.
Судья обязан также рассмотреть вопрос о наличии оснований для назначения предварительного слушания. Для этого ему необходимо проверить, есть ли основания для прекращения уголовного дела или уголовного пресле­дования, перечисленные в п. 3-6 ч. 1, ч. 2 ст.24 и в п. 3-7 ч. 1 ст.27 УПК РФ. Кроме того, судья должен назначить предварительное слушание для разре­шения вопроса о прекращении дела, если в суд поступит отказ прокурора от обвинения в порядке, установленном ч.7 ст.246 УПК РФ. Решение о назначе­нии предварительного слушания должно быть принято также, если судом выявлены основания для прекращения уголовного дела, предусмотренные статьями 25 и 28, а также ч.1 ст.427 УПК. На наличие вышеуказанных об­стоятельств могут указывать стороны в своих ходатайствах.
Судья может сделать вывод о наличии осно­ваний для назначения предварительного слушания, не только если они закре­плены в материалах дела, но и в том случае, если сторона в своем ходатайст­ве указывает на конкретный документ или иное доказательство, содержащие сведения о наличии оснований для прекращения дела, которое будет пред­ставлено суду на предварительном слушании. И напротив, если в ходатайстве о назначении предварительного слушания отсутствуют данные о том, какие доказательства, свидетельст
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.