На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат Память. Виды, уровни и типы памяти

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 19.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 23. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Брянская  государственная  инженерно-технологическая  академия 
 
 
 

Кафедра«Инженерной психологии, педагогики и права»
Дисциплина  «Психология и  право»
«Память. Виды, уровни и типы памяти.» 
 
 
 
 
 

                                                                                          Реферат по психологии
                                                                                         ст.гр. САТ- 402
                                                                                          Горбачёв И.А.
                                                                                          Научный руководитель:
                                                                                          Ляхова О.Н 
 

Брянск 2009

Содержание                                   стр.

1.Введение………………………………………………………………..           3
2.Память и  восприятие…………………………………………………..           4
3. Органические  основы памяти………………………………………...         10
3.Виды памяти……………………………………………………………         13
4.Уровни памяти…………………………………………………………         14
5.Типы памяти……………………………………………………………         17
6.Заключение……………………………………………………………..         21
Список использованной литературы
 


Введение

   Известно, что каждое наше переживание, впечатление  или движение составляют известный  след, который может сохраняться достаточно длительное время, и при соответствующих условиях проявляться вновь и становиться предметом сознания. Поэтому под памятью мы понимаем запечатление (запись), сохранение и последующее узнавание и воспроизведение следов прошлого опыта, позволяющее накапливать информацию, не теряя при этом прежних знаний, сведений, навыков.
   Таким образом, память — это сложный психический процесс, состоящий из нескольких частных процессов, связанных друг с другом. Память необходима человеку. Она позволяет ему накапливать, сохранять и впоследствии использовать личный жизненный опыт. Все закрепление знаний и навыков относится к работе памяти. Соответственно этому перед психологической наукой стоит ряд сложных проблем, входящих в раздел изучения процессов памяти.
Целью данной работы является изучение структуры памяти, а именно: каких видов бывает память, из каких уровней состоит, и наконец, какие существуют типы памяти. 
 


ПАМЯТЬ  И ВОСПРИЯТИЕ

      Восприятия, в которых человек познает  окружающую действительность, обычно не исчезают бесследно. Они закрепляются, сохраняются и воспроизводятся  в дальнейшем в форме узнавания  виденных нами предметов, воспоминания о пережитом, припоминания былого и  т. д.
      Осмысленное восприятие предметов всегда предполагает и включает их опознание, т. е. узнавание. Узнавание имеет место не только там, где мы опознаем и отожествляем определенный единичный предмет как тот же самый, который был уже прежде нами воспринят, но и в случаях обобщенного узнавания, когда мы опознаем воспринимаемый нами сейчас предмет как стол, стул, лампу, книгу и т. д. А без такого обобщенного узнавания предметов как относящихся к такому-то роду вообще не приходится говорить об осмысленном восприятии.
      Но  восприятие в своей конкретной реальности не может ограничиваться обобщенным, обезличенным опознанием предметов  вне пространства и времени. Для  познавательной ориентировки человека в окружающей действительности требуется  известная преемственность между  различными восприятиями, посредством  которых в истории развития личности совершается ее познание действительности. Сохранение этой преемственности —  не менее существенная сторона памяти, чем способность запомнить определенное положение или какую-нибудь частную  операцию.
      Когда утром, просыпаясь у себя в комнате, я открываю глаза, я обычно знаю, помню, где я нахожусь; точно так  же, когда затем я прихожу в  институт, к себе в кабинет или  в аудиторию, где я обычно читаю  лекции, я знаю, как я сюда попал, и помню, где я нахожусь. Нарушение  этой примитивной и фундаментальной  стороны памяти там, где оно случается, представляет серьезное нарушение  сознательной жизни личности, выражающее глубокий ее распад.
      Восприятие  действительности у каждого человека исторично, связано со всей историей его жизненного пути, включено в  преемственную связь его опыта. Из этого контекста черпает восприятие свое конкретное значение для воспринимающего  субъекта — то, что характеризует  его в психологической реальности, а не лишь гносеологической его значимости. Этот личностный контекст, преемственная  связь опыта сплетается из воспоминаний, воспроизводящих пережитое.
      Но  практическая деятельность порождает  необходимость не только в том, чтобы  включать получаемые в процессе восприятия знания о действительности в контекст определенной ситуации личного опыта, но и в том, чтобы извлекать  их из этого контекста, абстрагировать от него. Если, восприняв тот или  иной предмет, человек узнал его  свойства, ему для нужд действия важно сохранить эти знания и  иметь возможность перенести  их в любую другую ситуацию, используя  их когда и где бы это ни понадобилось, ему важно, в частности, иметь возможность восстановить эти знания в отсутствие предмета. Эту возможность дает воспроизведение в образе отсутствующего предмета. В форме свободно воспроизводимых образов представления выделяются из восприятия. Уже поскольку запоминание проявляется в генерическом узнавании обобщенного значения предметов, имеет место воспроизведение не только чувственного, но и обобщенного, смыслового содержания; уже поэтому может быть воспроизведение не только восприятий, но и мыслей. По существу, как в одном, так и в другом случае, как при воспроизведении восприятий, так и при воспроизведении мыслей, запоминается и чувственное и смысловое в каком-то единстве; но в первом случае сам чувственный образ является собственно объектом запоминания, который как бы освещается смысловым содержанием; в другом случае чувственный — речевой — образ является лишь опорной точкой, а собственным предметом запоминания является смысловое содержание, мысль. Поэтому уже в силу единства восприятия и мышления воспроизведение включает не только восприятия, но и мысли. Поскольку же в заучивании те или иные данные, запоминаясь, отвлекаются, абстрагируются от тех частных условий, от той ситуации, в которой они были закреплены, представления, воспроизведенные образы памяти непосредственно переходят в абстракцию, обобщение, мышление.
      Память  включает ряд процессов: прежде всего  это запечатление (запоминание) и последующее узнавание или воспроизведение.
      В ходе своей жизни и деятельности, разрешая встающие перед ним практические задачи и более или менее глубоко  переживая происходящее, человек, не ставя перед собой специально такой цели или задачи, многое запоминает, многое непроизвольно у него запечатлевается. Однако потребности действия не позволяют  ограничиться таким непроизвольным запоминанием. По мере усложнения человеческой деятельности и условий, в которых  она совершается, приходится, не полагаясь  на случайную удачу непроизвольного  запоминания, ставить перед собой  специальную цель или задачу запоминания. Из непроизвольного процесса, совершающегося первоначально в составе какой-либо практической деятельности как ее предпосылка  или компонент, запоминание становится сознательным, преднамеренным актом. Запоминание  превращается затем — по мере того как с ростом культуры и накоплением  знаний объем материала, которым  в своей деятельности должен располагать  человек, все возрастает — в особую специально организованную деятельность заучивания.
      Многообразные процессы памяти могут приобретать  различные формы: уже исходный процесс  первичного закрепления материала  может совершаться в форме  непроизвольного запечатления, сознательного, преднамеренного запоминания, систематически организованного заучивания. Результаты этого запечатления, запоминания, заучивания могут проявиться в узнавании  того, с чем человек предварительно ознакомился при его предъявлении, и в свободном его воспроизведении. Воспроизведение может, далее, выразиться в форме представлений и знаний, отвлеченных от частной ситуации, в которой они запомнились, или в виде воспоминаний, относящихся к собственному прошлому, к пережитому; здесь в воспроизведении отчетливо выступает двойной аспект знания и переживания, в специфическом воспоминании сказывается своеобразие переживаний. То, что воспроизводится, может всплывать, непроизвольно вспоминаясь; оно может активно припоминаться.
      Отражение или воспроизведение прошлого в  памяти не пассивно; оно включает отношение  личности к воспроизводимому. Это отношение может быть более или менее сознательным. Оно становится вполне сознательным, когда воспроизведенный образ осознается в своем отношении к прошлой действительности, т. е. когда субъект относится к воспроизведенному образу как отражению прошлого.
      Общим для всех этих многообразных психических  процессов, которые обычно объединяются термином память, является то, что они отражают или воспроизводят прошлое, прежде, пережитое индивидом. Благодаря этому значительно расширяются возможности отражения действительности — с настоящего оно распространяется и на прошлое. Без памяти мы были бы существами мгновения. Наше прошлое было бы мертво для будущего. Настоящее по мере его протекания безвозвратно исчезало бы в прошлом. Не было бы ни основанных на прошлом знаний, ни навыков. Не было бы психической жизни, смыкающейся в единстве личного сознания, и невозможен был бы факт по существу непрерывного учения, проходящий через всю нашу жизнь и делающий нас тем, что мы есть.
      Если  говорить о памяти не только как  собирательном термине для определенной совокупности процессов, а как о  единой функции, то речь может идти лишь о некоторой очень общей и элементарной способности к запечатлению и — при соответствующих условиях — восстановлению данных чувствительности, т. е. о том, что можно назвать мнемической функцией. Запоминание, припоминание, воспроизведение, узнавание, которые включаются в память, строятся на этой основе, но никак не сводятся к ней. Это специфические процессы, в которые очень существенно включаются мышление в более или менее сложном и иногда противоречивом единстве с речью и все стороны человеческой психики (внимание, интересы, эмоции и т. д.).
      Само  сохранение — это не пассивное хранение материала, не простое его консервирование. Сохранение — это динамический процесс, совершающийся на основе и в условиях определенным образом организованного усвоения, включающий какую-то более или менее выраженную переработку материала, предполагающую участие различных мыслительных операций (обобщения, систематизации и т. д.). Этот процесс имеет свою динамику, при разных условиях различную; она может выразиться не только в убыли, в более или менее быстром забывании; в некоторых случаях последующие воспроизведения могут оказаться более полными и совершенными, чем предыдущие (реминисценция, см. дальше). Уже в силу этого не приходится понимать сохранение как простое консервирование; оно включает освоение и овладение материалом, его переработку и отбор, обобщение и конкретизацию, систематизацию и детализацию и т. д., что отчасти совершается во всем многообразии процессов, в которых оно проявляется.
      Все эти процессы памяти в свою очередь  являются сторонами, моментами более  конкретной деятельности, связанной  с познанием мира и изменением eго.
      Запоминание является собственно более или менее  сознательной фиксацией достигнутого в настоящий момент познания действительности в целях использования его  в будущей практической или теоретической  деятельности, так же как припоминание является извлечением знаний, добытых или усвоенных в прошлом, для практической или теоретической деятельности, протекающей в настоящем.
      Генезис часто очень сложной деятельности запоминания, превращающегося затем  в организованный процесс заучивания, припоминания, воспроизведения и  т. д. на основе первичной элементарной мнемической функции, является продуктом исторического развития, обусловленным потребностями конкретной человеческой деятельности.
      Потребность в оформлении и овладении мнемическими процессами и в развитии все более совершенных и сложных форм запоминания и заучивания должна была ощущаться тем острее, чем сложнее становились формы человеческой деятельности, чем больше они поэтому требовали накопления знаний. Они существенно связаны с потребностями общественным образом организованной деятельности; общественно организованная человеческая деятельность требует не только сохранения собственного опыта и воспроизведения его индивидом для себя, но и возможности сохранить и воспроизвести его для другого. Для этого потребовались специфические процессы, сохраняющие и воспроизводящие опыт опосредованно в словесной речевой форме. Необходимые для совместной общественно-трудовой деятельности, эти специфически человеческие формы сохранения и воспроизведения в процессе общественно-трудовой деятельности и формировались; они — сложный исторический продукт, связанный с историческим бытием и исторической деятельностью человека (как и мнемические процессы у животных, с преобладанием обонятельной памяти у одних, зрительно-осязательной у других, связанные с биологическими условиями их существования и жизнедеятельности).

ОРГАНИЧЕСКИЕ  ОСНОВЫ ПАМЯТИ

      Явления, аналогичные сохранению и воспроизведению, которые в силу этого некоторыми исследователями с ними отожествлялись, наблюдаются во всем органическом мире. У всех живых существ, в том  числе и у низших организмов (у  беспозвоночных), можно констатировать факты изменения привычных реакций  в результате личного «опыта»  — под воздействием новых условий. Например, известно, что, удлиняя периоды  заполнения бассейна водой, можно «приучить» устриц к тому, чтобы они в течение  все большего числа часов не открывали  раковин (Мильн, Эдвардс). Можно «приучить» дафнии и другие элементарные организмы, обладающие положительными или отрицательными тропизмами, чтобы они при определенных условиях уклонялись от определенного этим тропизмом пути (Ф. Ж. Байтендайк). Новые «привычки» можно выработать и у растений. Привычный 12-часовой ритм «сонных движений», свойственных некоторым растениям, которые, как клевер и фасоль, мимоза или некоторые виды акаций, закрываются на ночь и открываются утром, сохраняется в течение некоторого времени как «привычка» и в новых условиях, при искусственном затемнении; но соответствующей периодичностью затемнения и освещения можно выработать, например у акации (Фефер), ритм иной продолжительности — в 18, 6 и т. д. часов. Вновь установившийся ритм опять-таки становится «привычным», сохраняется при возвращении к старым или при переходе к другим новым условиям в течение некоторого времени, по прошествии которого вновь утрачивается.
      Такого  рода факты дали повод известному физиологу Э; Герингу говорить о «памяти как общей функции органической материи». Впоследствии Р. Семон развил учение об органической памяти, обозначаемой им греческим словом «мнема». Эта мнема служит ему для объяснения органических явлений вплоть до происхождения видов, организация которых трактуется как наследственная мнема. Биологизация памяти как психической функции, естественно, привела к психологизации биологии в духе витализма.
      Со  времени Геринга высказанная  им идея получила широкое признание  у ряда психологов. Так, Т. Рибо считает, что по существу своему память — факт биологический, а психологическим фактом она бывает только случайно: органическая память по способу усвоения, сохранения и воспроизведения совершенно тожественна с памятью психологической, и все различие между ними заключается только в отсутствии у первой сознания.
      Но  психология, изучая память, должна выяснить, что специфично для памяти как  психического явления. Она не может сводить психологическое понятие и в особенности память человека к общим свойствам органической материи. Но вместе с тем она не должна и отрывать память от общих свойств органической материи и особенно от специфических свойств той органической материи, которая составляет физиологический субстрат психических явлений памяти. Положительное значение теории Геринга в том и заключалось, что она поставила — хотя и в слишком общей, неспецифицированной форме — проблему физиологических основ памяти.
Согласно теории Геринга, всякий раздражитель оставляет  физиологический след, или отпечаток, который и лежит в основе последующего воспроизведения. Семон, возражая против материальных отпечатков, рассматривает раздражитель как энергетическое воздействие, которое изменяет возбудимость материи. Эти изменения материи Семон называет энграммами. Каждая нервная энграмма может при известных условиях дать экфорию, т. е. репродукцию.
      В основе памяти лежат физиологические  процессы, которые у человека протекают  в полушариях головного мозга. Всякое поражение коры в той или иной мере нарушает возможность выработки  новых навыков. Амнезии (расстройства памяти) вызываются обычно нарушениями нормального функционирования коры.
      Как и все сложные психические  процессы, память не допускает, однако, упрощенной локализации в духе старых локализационных теорий. Патология с полной определенностью доказала, что отдельные гистологические элементы не являются хранителями отдельных представлений. Память основывается на сложных динамических сочетаниях последействий процессов возбуждения (или динамических стереотипах, пользуясь терминологией И. П. Павлова). Наличие этих последействий создает благоприятные условия для дальнейшего восстановления процессов возбуждения, благоприятствуя воспроизведению при соответствующих условиях уже имевших место процессов.
      Относительно  природы этих физиологических последействий  существуют различные теории. По большей  части физиологический процесс, лежащий в основе памяти, сводят к проторению нервных путей. Всякое возбуждение распространяется сначала диффузно по коре; оно встречает меньшее сопротивление со стороны тех нервных элементов, которые функционируют в данное время или недавно функционировали; эти элементы дренируют возбуждение. В результате проторяются и при повторении все более стабилизируются пути, по которым впредь пойдет возбуждение. Мозговые следы представляются при этом как изменения сопротивляемости; их распределением объясняется то, что возобновляющееся раздражение вызывает целый пучок связанных с ним в прошлом раздражений.
      Для понимания физиологических основ  памяти существенное значение имеет  учение И. П. Павлова об условных рефлексах. В нервных механизмах условного  рефлекса, в принципе нервного замыкания  как основы образования временных  связей Павлов вскрыл физиологический  механизм ассоциаций по смежности, которые  являются существенной основой элементарных форм памяти. При этом исследования Павлова, преодолевая упрощенческие представления вульгарного ассоцианизма о проторении путей, вскрыли процессы, составляющие физиологическую основу образования условно временных — ассоциативных — связей во всей их реальной сложности, обусловленной открытыми Павловым закономерностями возбуждения и торможения, концентрации, иррадиации и индукции в деятельности коры.

ВИДЫ  ПАМЯТИ

      Виды  памяти дифференцируются в зависимости  от того, что запоминается или воспроизводится.
      Воспроизведение может относиться к движениям  и действиям, выражаясь в образовании  привычек и навыков, к наглядным  содержаниям сознания (образам-представлениям предметов или слов), к мыслям и чувствам. В соответствии с этим различают следующие виды памяти: моторную память, выражающуюся в навыках  и привычках, образную память (зрительную, слуховую, осязательную и т. д.), память на мысли (логическую) и память на чувства (аффективную).
      Бихевиористы в соответствии со своей установкой, выключающей изучение сознания, сводят проблему памяти исключительно к проблеме навыка. Изучение навыков стало поэтому их центральной проблемой. Такое сведение, однако, невозможно. Оно проходит мимо того, что является самым специфическим в человеческой памяти.
      С другой стороны, А. Бергсон резко  разъединил и противопоставил память движений и память представлений  как «память тела» и «память  духа». Такой разрыв между ними совершенно ложен. От отражает спиритуалистический дуализм Бергсона, для которого тело, и в частности мозг, есть аппарат, передающий лишь двигательные импульсы. В действительности же оба вида памяти (движений и представлений) хотя и не тожественны, но тесно связаны между собой.
      Виды  памяти дифференцируются также и  в зависимости от того, как совершается  запоминание. В зависимости от характера  деятельности, в ходе которой совершается  запоминание, различаются непроизвольное и произвольное запоминание. В зависимости  от способа запоминания в этом плане различаются механическое и смысловое запоминание.

УРОВНИ  ПАМЯТИ

      В отношении разных проявлений и видов  памяти можно установить некоторую  генетическую последовательность их возникновения. Узнавание — во всяком случае, в  онтогенезе — генетически предшествует свободному воспроизведению представлений, выделенному из восприятий. Точно  так же моторная память предшествует памяти на образы и мысли; по несомненным  данным целого ряда исследований, привычки или элементарные навыки имеются  уже на очень ранних ступенях филогенетического  ряда, на которых о памяти на мысли не может быть и речи. Однако установление такой генетической последовательности ни в коем случае не должно быть истолковано так, будто генетически более ранняя форма в дальнейшем остается процессом более низкого уровня (узнавание, например, будто бы есть процесс более низкого уровня, чем репродукция, или моторная память — процесс более низкого уровня, чем аффективная, образная и логическая память). Отдельные стороны и виды памяти существ, поднявшихся на высшую ступень развития, не застывают на предшествующих ступенях развития, на которых они впервые возникли. По мере того как человек в процессе развития поднимается на высшую ступень, на высшую ступень поднимается каждая сторона и каждая разновидность его памяти, хотя, конечно, они могут функционировать у него и на низших уровнях; эти последние тоже сохраняются. Узнавание, которое сначала является лишь элементарной адекватной реакцией на привычный раздражитель в своих высших проявлениях превращается в познавательный акт отожествления — в акт мышления. Несмотря на генетически раннее происхождение, оно поднимается у человека до уровня высших проявлений сознания. Точно так же и моторная память может реализоваться на разных уровнях. Начинаясь с очень элементарных реакций, автоматически воспроизводящихся при однородных раздражителях, в своих высших формах она проявляется в виде очень сложных навыков, требующих для своего образования сложной умственной работы, понимания принципа или метода действия и сознательной воли. О таких навыках меньше всего можно говорить, что они продукт низшей ступени или низшего уровня памяти. Таким образом, на основании того, что тот или иной вид памяти в своих элементарных проявлениях является генетически более ранним образованием, никак нельзя относить его к более низкому уровню или низшей ступени.
      Именно  такую концепцию развил в последнее  время П. П. Блонский. Он различает 4 генетические ступени памяти, а именно: 1) моторную, 2) аффективную, 3) образную (по преимуществу зрительную) и 4) вербальную память. В нашем понимании моторная, аффективная, образная и вербальная память — виды памяти. При этом мы не определили бы высший вид памяти как вербальную память. За вербальной формой скрывается смысловое содержание, и именно этим прежде всего охарактеризовали бы мы специфически человеческую память — как смысловую память, память мысли в вербальной (словесной) форме. На основании того, что в фило- и онтогенезе все эти виды памяти появляются один вслед за другим в вышеуказанной последовательности, Блонский ошибочно рассматривает их как различные ступени, или уровни, памяти.
      В основе отожествления видов памяти с генетическими ее ступенями  лежит ошибочная концепция развития психики. Предполагается, что на одной  ступени память будто бы определяется эмоциями, на другой — только образами, на третьей — речью и мышлением, тем самым эмоции относятся к одной ступени развития, образы — к другой, к третьей — речь и мышление, оторванные от эмоций и чувственного содержания образов. Высшая ступень лишь внешне надстраивается над предшествующими низшими; последние не перестраиваются и не включаются в высшую. Самые ступени в результате оказываются сугубо абстрактными конструкциями, не зависимыми от общего развития личности, внешне наслаивающимися друг на друга в процессе саморазвития памяти.
      В действительности развитие психики  заключается в развитии всех функций, и каждая из них перестраивается  в связи с развитием всех сторон психики (так как все ее проявления взаимопроникают друг в друга). Эмоции на более высокой ступени интеллектуализируются и от примитивных аффектов — явлений «низшего уровня» — переходят в высшие чувства;
      мысли приобретают эмоционально насыщенный характер. В психике конкретного  живого человека все находится в  соприкосновении, движении, взаимопроникновении. Одни и те же функции и одни и  те же виды памяти функционируют на разных уровнях. Поэтому их нельзя отожествлять с уровнями памяти и закреплять их за тем низшим уровнем, на котором  они впервые возникли.
      В основе теории Блонского лежит неправильная общая концепция развития, не учитывается то, что возникновение новой ступени развития означает не просто надстройку ее над предшествующими ступенями, а перестройку последних.
      Отличая уровни памяти от ее видов, мы в качестве основных уровней памяти можем выделить следующие: 1) элементарные процессы, когда  воспроизведенные данные прошлого опыта  не осознаются в своем отношении  к прошлому как их воспроизведение (эти процессы протекают как «стихийные», «самотеком», помимо всякого сознательного  регулирования), и 2) такое воспроизведение прошлого опыта, которое осознается как его воспроизведение. На основе такого осознания впервые становится возможным сознательное регулирование процессов памяти, перестройка основных «мнемических» функций в сознательно регулируемые операции: переход от непосредственного непроизвольного запечатления к сознательному запоминанию и к организованному заучиванию и от непроизвольного всплывания представлений к сознательному припоминанию того, что нужно для настоящего.

ТИПЫ  ПАМЯТИ

      Память  у людей обнаруживает ряд более  или менее выраженных типологических особенностей. Для индивидуализированного учета особенностей процессов сохранения и воспроизведения конкретного  человека недостаточно поэтому констатировать, что у него вообще хорошая или плохая память. Существенно знать ее специфические качества и особенности.
      Первая  дифференциация типов памяти связана с тем, как сенсорная область служит наилучшей основой для воспроизведения. Одни люди лучше запоминают зрительные, другие — слуховые, третьи — двигательные данные. Один человек, для того чтобы запомнить, должен сам прочесть текст, и в воспоминании у него восстанавливается преимущественно зрительный образ; у другого — такую же преобладающую роль играют слуховые восприятия и представления; у третьего — двигательные: текст закрепляется у него лучше всего посредством записи. Чистые типы встречаются редко, а обычно наблюдаются смешанные: зрительно-двигательный, двигательно-слуховой и зрительно-слуховой типы памяти. У большинства людей господствующим является зрительный тип запоминания предметов и словесно-двигательный — при запоминании словесного материала. Встречаются, однако, люди с ярко выраженным зрительным типом запоминания словесного материала, который иногда приближается к «эйдетическому» типу памяти.
      На  зачете по психологии одна студентка  однажды дала ответ, точно совпадающий  с текстом учебника. На неожиданный, стремительно, в упор поставленный вопрос экзаменатора: «На какой странице?»  со стороны студентки последовал совершенно автоматический ответ: «Страница 237, сверху, с правой стороны». Отвечая, она как бы видела перед собой  страницу раскрытой книги.
      Память  дифференцируется и по характеру  наилучше запоминаемого материала. Хорошая память на цвет может соединяться  с плохой памятью на числа, и наоборот. Память на наглядно-образные и абстрактные  содержания, на математические формулы  и на эмоциональные переживания  может быть различна. Все особенности  восприятия и мышления, сенсорной  и эмоциональной сферы проявляются  внутри памяти.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.