На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Анализ эмоционалных процессов личности

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?2
 
СОДЕРЖАНИЕ
 
Введение……………………………………………………………………..3
 
Глава 1. Практические подходы к анализу эмоциональных процессов личности……………………………………………………………………..6
1.1 Расстановка приоритетов в работе по принципу Эйзенхауэра……….6
1.2 Управление эмоциями с помощью НЛП……………………………….10
 

Глава 2. Традиционные определения эмоций…………………………..16

 
 
Заключение………………………………………………………………….21
Список литературы………………………………………………………...25
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ

 
К эмоциональным процессам относится широкий класс процессов внутренней регуляции деятельности. Эту функцию они выполняют, отражая тот смысл, который имеют объекты и ситуации, воздействующие на субъекта, их значения для осуществления его жизни. У человека эмоции порождают переживания удовольствия, неудовольствия, страха, робости и т. п., которые играют роль ориентирующих субъективных сигналов. Простейшие эмоциональные процессы выражаются в органических, двигательных и секреторных изменениях и принадлежат к числу врожденных реакций. Однако в ходе развития эмоции утрачивают свою прямую инстинктивную основу, приобретают сложно обусловленный характер, дифференцируются и образуют многообразные виды так называемых высших эмоциональных процессов: социальных, интеллектуальных и эстетических, которые у человека составляют главное содержание его эмоциональной жизни. По своему происхождению, способам проявления и формам протекания эмоции характеризуются рядом специфических закономерностей.
Вместе с развитием представлений о биологической роли и физиологических механизмах эмоциональных процессов развивалось и психологическое понимание эмоций. Выделение эмоций как особого класса психических процессов, успехи психологических и патопсихологических исследований позволили преодолеть как интеллектуалистические, так и биологизаторские взгляды на природу эмоций человека и выделить их специфические особенности. Накопленные факты показывают, что даже так называемые низшие эмоции являются у человека продуктом общественно-исторического развития, результатом трансформации их инстинктивных, биологических форм, с одной стороны, и формирования новых видов эмоций - с другой; это относится также к эмоционально выразительным, мимическим и пантомимическим движениям, которые, включаясь в процесс общения между людьми, приобретают в значительной мере условный, сигнальный и вместе с тем социальный характер, чем и объясняются отмечаемые культурные различия в мимике и эмоциональных жестах. Таким образом, эмоции и эмоциональные выразительные движения человека представляют собой не рудиментарные явления его психики, а продукт положительного развития и выполняют в регулировании его деятельности, в том числе и познавательной, необходимую и важную роль. В ходе своего развития эмоции дифференцируются и образуют у человека различные виды, различающиеся по своим психологическим особенностям и закономерностям своего протекания. К эмоциональным, в широком смысле, процессам в настоящее время принято относить аффекты, собственно эмоции и чувства.[1]
Эмоции представляют собой более длительные состояния, иногда лишь слабо проявляющиеся во внешнем поведении.
Таким образом актуальность темы данной работы не вызывает сомнений, так как эмоции имеют отчетливо выраженный ситуационный характер, т. е. выражают оценочное личностное отношение к складывающимся или возможным ситуациям, к своей деятельности и своим проявлениям в них.
Задачи данной работы - рассмотреть теоретические и практические основы эмоциональных процессов личности, а также их влияние на трудовую деятельность.
Объект работы – изучить расстановку приоритетов в работе по принципу Эйзенхауэра, а также основы управления эмоциями с помощью НЛП.
Для написания данной работы использовались материалы научной и учебной литературы, материалы периодической печати.
 
ГЛАВА 1. ПРАКТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ ЛИЧНОСТИ
 
1.1 РАССТАНОВКА ПРИОРИТЕТОВ В РАБОТЕ ПО ПРИНЦИПУ ЭЙЗЕНХАУЭРА
 
Само слово «приоритет» содержит в себе латинскую приставку «prio», которая означает «перед, прежде». Расстановка приоритетов — это когда человек ежедневно решает, что нужно сделать в первую очередь для того, чтобы достигнуть своих целей.
Принцип Эйзенхауэра помогает приступать к своим задачам и работе по порядку в соответствии с расставленными приоритетами. И для этого прежде всего следует спросить себя: являются ли данные дела важными или срочными?
Согласно принципу Парето 20% наших задач будут по всем параметрам важными. Забавно, но большинство из них также являются срочными. Исполнение важных дел приближает нас к намеченной цели. Срочные же дела переключают на себя наше внимание, не оказывая при этом большого влияния на нашу цель. Наиболее важные дела и задачи, ведущие к успеху и достижению целей, ни в коем случае не должны отодвигаться назад под давлением дел неважных, но срочных.[2]
Однако, к сожалению, все имеют тенденцию начинать с второстепенных, несущественных дел, так сказать, «размениваться по мелочам». Лежащие на рабочем столе печатные бланки кажутся нам гораздо привлекательнее, чем вот уже в течение нескольких дней откладываемый нами важный проект. Поэтому следует обращать в первую очередь внимание на те задачи, которые больше всего могут повлиять на наш успех. В этом помогают приоритеты.
Чтобы достичь наилучших результатов, необходимо потратить большую часть своего времени на действительно важные дела и задачи.
Небольшой тест: важно или срочно?
Следует отметить правильный вариант (только один).
1. Вы решились работать над достижением своей «годовой» цели. Однако все это еще лежит «отложенным в долгий ящик».
____ важно или ____ срочно?
2. Вам только что принесли газету. Прочитать газету сейчас — это
____ важно или ____ срочно?
3. Вы решили, что будете раз в год посещать зубного врача. Год уже прошел, а Вы так и не побывали в стоматологии.
____ важно или ____ срочно?
Правильные ответы:
вопрос 1 — важно; вопрос 2 — срочно; вопрос 3 — важно.
Принцип Эйзенхауэра позволяет комбинировать только два критерия — важно и срочно, таким образом, получается четыре класса приоритетов. Для успешного планирования необходимо проанализировать и классифицировать все стоящие перед нами задачи. И тогда у нас выстроится иерархичный список, благодаря которому мы будем знать что, когда и как нужно делать.
Иерархичный список Эйзенхауэра.
А-приоритет: это дела, которые необходимо сделать сегодня, поскольку они являются срочными и необходимыми.
В-приоритет: важные дела, которые не обязательно делать сегодня. Просто следует регулярно выделять себе время на выполнение дел В и найти им место в своем расписании. Выполнение задач из этой группы обеспечит успех и приблизит нас к намеченной цели.
Очень часто дела В просто откладываются в долгий ящик, поскольку они не являются срочными. И все же их своевременное выполнение позволит избежать многих проблем.
Пример задачи В. Нужно подготовить доклад к заседанию правления, вполне возможно, что он даже принесет повышение по службе. У нас в запасе есть целый месяц, однако, если мы будем судорожно составлять доклад в последние два дня перед заседанием, то это может привести нас к кризису.
Для всех, кто вынужден составлять многочисленные документы, задачей В безусловно является приобретение навыка десятипальцевого метода набора. Даже если на это потребуется тридцать часов нашего времени — не страшно, в будущем, умея быстро печатать, можно сэкономить массу времени, больше того, чем раньше начать обучение, тем лучше.
Подобное значение имеет и так называемый опрос покупателей, проводимый для улучшения продукта, благодаря чему значительно повысится такой показатель, как удовлетворение покупателя.
В частной жизни задачей В можно назвать регулярное профилактическое обследование у врача, которое позволит выявить особые угрозы организму и предотвратить серьезные заболевания и, как следствие, последующие долгие недели нетрудоспособности.
С-приоритет: навыки, овладение, которыми кажется нам срочным делом, но не является важным. Сюда относятся: умение сохранять спокойствие, перепоручать свои обязанности (так сказать, «умение отправлять делегации») или говорить «нет». С помощью этого выиграется время для решения важных задач из группы В.
D-приоритет: сюда относятся дела, которые не являются ни важными, ни срочными. Мы можем спокойно отложить их в ящик для бумаг или же, если речь идет о сроках или некоторых заданиях, отказаться от них или же просто перепоручить сделать это кому-то еще. Сознательно оградить себя на время от выполнения дел D, которые позволяют отдохнуть и развлечься в дни наибольшего стресса.
Расстановка приоритетов: следует сделать это правильно.

В

А
 
С
Важность
 
 
 
 
 
                                                                       Срочность
 
1. Следует распределить все наши задачи и обязанности по вышеуказанным группам А, В, С и D. Таким образом мы отделим «нужное» от «бесполезного».
2. Необходимо помнить: «важное» коренным образом отличается от «срочного». «Важное» приближает намеченную нами цель, но при этом оно не обязательно является «срочным». «Срочное» же, наоборот, требует нашего непосредственного внимания.
3. Необходимо обратить внимание на так называемое «правило преимущества»: «важное» стоит перед «срочным». Не обязательно выполнять все то, что требует спешки. Следует постараться не подчиняться больше диктатуре срочных дел, поскольку в ней таится следующая опасность: мы начинаем отвлекаться на то, что является срочным, но абсолютно неважным и не обязательным.
4. Для разумного планирования нашего времени данный совет будет весьма полезен: всегда следует начинать работу с задания, стоящего под номером 1 в группе А, а не с того, что стоит под номером 3 или 4, как бы привлекательны и интересны они ни были. Если к концу рабочего дня мы не успели справиться со всеми задачами и делами из группы А, то продолжать работу нужно с ними и на следующий день. Не следует делать других заданий, пока не закончено с первыми.
5. Каждый день нужно работать над какой-нибудь задачей из группы В, требующей больших временных затрат. Наряду со своими повседневными делами мы должны также думать о своих «стратегических» важных задачах и целях. Только так мы сможем уже сегодня обеспечить себе «завтрашний» успех.
Следует уяснить себе раз и навсегда, что у нас никогда не хватит времени на все то, что нам хотелось бы сделать, и на то, чего хотят от нас остальные. Следует позаботиться о том, чтобы использовать свое время лишь на действительно важные для нас вещи, которые могут приблизить поставленную перед собой цель. А время мы можем выиграть лишь в том случае, если научимся говорить «нет» и откажемся выполнять необязательные дела.
Тест: правильно ли вы расставляете приоритеты?
Теперь мы можем проанализировать свое умение расставлять приоритеты. Следует обратить внимание: только задачи, являющиеся действительно важными для нас, могут входить в группы приоритетов А и В!
1. Сколько процентов от общего времени вы проводите в каждом из четырех квадратов А, В, С, D? (см. рисунок)
А___________%
B____________%
С____________%
D_________%
2. К какой бы группе вы отнесли дела, которыми займетесь завтра?
1.____________________=_________ — приоритет
2,____________________=_________ — приоритет
3.____________________=_________ — приоритет
4.____________________=_________ — приоритет
3. Теперь запишите, на что или на кого вы бы хотели затрачивать больше времени, чем обычно, а на что хотели бы сократить время.
Я бы сократил (а):__________________________
Вместо этого: __________________________
 
1.2 УПРАВЛЕНИЕ ЭМОЦИЯМИ С ПОМОЩЬЮ НЛП
 
Вопреки распространенному убеждению, НЛП - не терапия, хотя терапевты, пользующиеся им, получают впечатляющие результаты. Это не программа обучения искусству торговли, хотя торговцы, пользующиеся им, тоже получают впечатляющие результаты. Это не средство саморазвития, хотя те, кто пользуется им для саморазвития, опять же получают впечатляющие результаты. И уж никогда и ни за что это не предмет для самостоятельного или заочного изучения. Оно слишком хорошо работает, чтобы быть безопасным в неумелых руках, так что лучше учиться под руководством опытных и квалифицированных тренеров.
Конечно же, наши субъективные переживания отличаются от чьих угодно еще. Точно также и субъективные переживания любого другого человека отличаются от субъективных переживаний остальных. Однако все наши мысли, эмоции, воспоминания и мечты состоят из картинок, звуков и ощущений. Разница в наших переживаниях происходит из-за того, что мы можем расположить эти звуки, картинки и ощущения мириадами разных способов, а также от того, что именно привлекает наше внимание. Многие на Западе считают, что им легко увидеть их мысленные картинки, или же их довольно легко этому научить. Мысленные картинки создают все; вся разница в том, что некоторые люди еще не научились их замечать. Следует подумать немного о своих собственных мысленных картинках того, что нам нравится. Они цветные или черно-белые, неподвижные или движущиеся, близко или далеко, большие или маленькие, вытянуты вертикально, горизонтально, или панорамные, какие части в центре? Мы видим сцены так, как видели их тогда, или видим себя в них, как на видеозаписи?
Все это - примеры того, как мы можем делать одни и те же вещи иначе, чем другие. Мы можем изменить значение переживания, изменяя одну из этих характеристик.
Если мы выбрали что-то, что нам нравится, следует выяснить, что случится, если придвинуть картинку ближе или увеличить ее. Мы можем двигать мысленные картинки, просто подумав об этом. Если нам понравился результат, оставим так, иначе следует вернуть все на место и выяснить, что случится, если сделать цвет более насыщенным. Меняйте по одной характеристике за раз и возвращайтесь к исходному варианту перед следующим изменением. Конечно, если найдется один или более вариантов, которые нам понравятся больше, чем исходный, нужно оставить их. Нам нужно запомнить, какие изменения картинки производим, и если сделаем что-нибудь, результат чего нам не понравился, немедленно возвращаемся к предыдущему состоянию. Нужно следить за тем, чтобы в конце концов переживание осталось бы как минимум столь же приятным, как вначале.[3]
Для большинства западных людей картинки - как раз то, что легче всего заметить и изменить, потому-то с них и начинаем. Мы можем научиться так же легко делать это со звуками и чувствами, передвигая звуки в другое место, изменяя скорость, высоту, громкость, как если бы y нас был хороший микшер. Мы можем усиливать или ослаблять ощущения, менять их текстуру, взвинчивать или успокаивать их, замедлять или ускорять темп или скорость, передвигать их, делать их больше или меньше, или вообще убирать.
Мы можем заметить, что если изменяется некоторый параметр картинки, звуки и чувства тоже изменяются, или если мы изменяем определенный параметр звука, картинка и чувства изменяются в соответствии с ним. Найти наши особые различения - значит найти быстрый способ воздействовать на ту систему (зрение, слух или ощущения), которую нам наименее легко менять. Например, если наша картинка нам умеренно нравилась, а после увеличения стала нравиться больше, мы изменили ощущения изменением картинки. Если картинка была расплывчатой с искаженным звуком и скребущим ощущением, может быть, она сфокусируется, если сделать звук чистым, или ощущение станет гладким, если изменить звук?
В западной культуре существует распространенное убеждение, что ощущения нельзя произвольно изменять и что эмоции тоже не поддаются изменению. Существует связанный с этим миф о том, что любой, кто может изменять свои эмоции - лицемер, пустышка, эгоист или обманщик (в последнее время также - не осененный благодатью, подавленный или "не готовый к изменению"). В большинстве культур есть убеждение, что одной из систем (зрением, слухом или ощущением) нельзя управлять, но не все считают наиболее сложным ощущения. Например, аборигены Америки прославились тем, что изменяли чувства и ощущения так же легко, как западные люди изменяют картинки или музыканты - звуки.
Для аборигенов Америки видимые мысленные картинки равны видениям, ниспосланным их богами, а потому имеют религиозное значение. Ритуалы Танца Солнца и Испытания Видением разработаны специально для того, чтобы увеличить шанс увидеть мысленные картинки. Оба ритуала включают в себя доведение посвящаемого до крайнего дискомфорта такой степени, что большинство западных людей считает это неприемлемым. Для коренных американцев - с их легкостью в управлении ощущениями - контроль над болью, осуществляемый ими во время ритуала, является средством сместить их внимание и изменяет состояние их ума в достаточной степени, чтобы позволить им увидеть картинки. Это работает потому, что делает невозможным нормальное использование их предпочитаемой системы (ощущений), так что им приходится делать что-то другое (видеть). Поскольку ритуал является религиозным или духовным, в их культуре приемлемо видеть картинки в таком контексте.
Западный эквивалент этому - рынок "развития личности", прыжки с моста на резинке, наркотики и религиозные ритуалы. Западные люди оценивают острые и религиозные переживания по интенсивности ощущений, которые они в этот момент испытывают. Кое-кто называет это эмоциями... но ведь эмоции состоят из картинок, звуков и ощущений, просто наиболее убедительны из них (для западного человека) ощущения.
Способность чувствовать то, что хочешь, тогда, когда хочешь, - очень полезный навык. Это освобождает нас от дорогостоящего поиска острых ощущений. Одного раза достаточно, чтобы занести ощущение в личную библиотеку. Потом мы можем изменить его, усилить, переделать любыми способами, играя картинками, звуками и ощущениями, с которыми оно было связано первоначально. Можно, наоборот, создать библиотеку на пустом месте, используя привлекательные элементы обычных приятных переживаний, обогащая и смешивая их по вкусу. Делать это можно так, как описано выше, через картинки и звуки. Можно просто вспомнить приятный эпизод и сделайте его большим, ярким, жизненным и, может быть, чуть-чуть замедлить. По мере того, как мы будем работать с ощущениями и привыкать к этому, делать это будет все легче, и мы научимся изменять их непосредственно.
Следующая ступень - буквально управление эмоциями. Есть два простых способа. Первый хорош для нейтрализации любой неудобной эмоциональной реакции. Если мы хохочем на похоронах, или рыдаем на работе, или злимся на неповинного человека, быстрый способ нейтрализовать любую из этих реакций - отодвинуть картинку далеко-далеко или уменьшить ее до размеров почтовой марки. Мы всегда сможем потом вернуться к ней, независимо от того, знаете ли мы, что там нарисовано. Сделать ее достаточно маленькой или достаточно далекой, и y большинства людей это снизит интенсивность ее воздействия.
Чтобы вызвать определенную эмоциональную реакцию, когда ее нет, можно вспомнить или вообразить случай, вызывающий такую реакцию, и сделайть большую, яркую и близкую картинку. Это замечательно, когда требуется поблагодарить нужного человека за прекрасный подарок, или если нужно создать раскаяние, когда мы разбили любимую мамину вазу, которую ненавидели многие годы. Нам приходилось мечтать о терпеливости, когда мы обучали ребенка или животное? Хотим сказать кому-то "нет" так, чтобы он понял, что это всерьез? Нужно найти в памяти картинку, обладающую требуемым свойством. Сделать ее большой, яркой, жизненной - и нужное чувство появится.
Второй способ управлять эмоциями включает ощущения более непосредственно. Лесли Камерон-Бэндлер приводит семь изменяемых частей любой эмоции. В них входят ритм, темп, интенсивность, временные рамки и личная вовлеченность.[4] Камерон-Бэндлер предлагает изменять ощущения так же, как мы изменяли картинки в начале статьи. Например, y беспокойства обычно быстрый неровный ритм, и оно всегда относится к будущему. Если мы замедлим ритм до ровных 120 ударов в минуту, чувство изменится и станет более удобным. Если мы представим, что находимся в будущем по отношению к ожидаемому событию, беспокойство пропадет. Вспомним, как мы беспокоились в последний раз, и как приемлемо то событие сейчас, когда мы на него оглядываемся.
Вина и стыд требуют личной вовлеченности. Вина случается, если мы поступили вопреки чьим-то ценностям, и нас это беспокоит. Стыд случается, когда мы поступили вопреки собственным ценностям, и нет более важной ценности, оправдывающей это. Если мы изменим временные рамки, не будет ни вины, ни стыда, поскольку мы еще ничего такого не сделали. Мы можем обнаружить, что сделали это намеренно, в таком случае мы поступили согласно своим ценностям, или же что мы ошиблись, а это случается, и на ошибках учатся. Последствия могут быть печальными, или необратимыми, но могут стать приемлемыми. Другой выход _ уменьшить интенсивность и, возможно, сменить ритм на танцевальный. В любой эмоции, которую мы хотим изменить, нужно взять наиболее заметную черту и изменить ее. Выяснить, что произойдет. Чтобы усилить эмоцию, нужно взять ее компонент и увеличить его. Мы можем сами создавать себе острые ощущения!
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ГЛАВА 2. ТРАДИЦИОННЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЭМОЦИЙ
 
Не вызывает никакого сомнения тот факт и отвечающее ему обобщенное положение, что эмоции ближе всего связаны с отношениями субъекта к объектам, которые его окружают и входят в контекст основных жизненных событий.[5] Поэтому все основные определения эмоций включают в свой состав понятие "отношения". За пределами этой общности начинаются различные вариации исходных понятий, используемых в определении.
Определение специфичности эмоций как переживания событий и отношений в противоположность когнитивным процессам как знанию об этих событиях и отношениях недостаточно уже хотя бы потому, что оно описывает эмоции в терминах именно видовых характеристик и не заключает в себе родового признака. Это определение по сути тавтологично. В значениях слов "переживать" (даже с уточнением: "переживать свои отношения"), "чувствовать", "испытывать эмоции" трудно указать сколько-нибудь ясные и определенные различия. Если же, что тоже логически не исключено и иногда фактически имеет место в этом определении, акцент поставить не на "переживании", а на переживании именно "отношений" или даже "своих отношений", то тогда последняя часть определения воплотит в себе видовую специфичность, а "переживаемость" автоматически окажется на положении родового признака объединяющего различные классы психологической триады. Но тогда термин "переживаемый" станет синонимом термина "психический". Достаточно очевидно, что, во-первых, вследствие неясности родовых признаков психических процессов здесь происходит неоднократно уже отмечавшееся отождествление уровней обобщенности (родового и видового) и, во-вторых, такая формально-логическая и терминологическая концептуальная игра, оставаясь в пределах синонимий и тавтологий, ничего не добавляет к действительному содержанию концепта "эмоция" как инварианта родо-видовых соотнесений. Другая вариация определения эмоций исходит из того, что в отличие от восприятий, которые отражают содержание объекта, эмоции выражают состояние субъекта и его отношение к объекту. Хотя в самом общем смысле употребленных здесь словесных значений эмоции, конечно, выражают отношения субъекта, их определение через противопоставление выражения отношений их отражению также недостаточно по ряду оснований. Во-первых, объективация (выражение) отношений субъекта здесь по сути дела отождествляется с их фактическим наличием. Точнее надо было бы сказать, что эмоции скорее представляют собой субъективные отношения человека, чем являются их выражением, поскольку выражаются отношения в мимике, пантомимике, интонации и, наконец, в собственно языковых средствах.
Во-вторых, в том общем смысле, в котором эмоции все же действительно выражают отношения субъекта, это выражение отношений не может быть использовано как видовой признак эмоций, поскольку в том же смысле и на том же уровне общности можно сказать, что интересы, потребности и мысли человека выражают его отношение к объекту.
В-третьих, если все же именно выражение отношений, в отличие от их отражения, рассматривается как видовой признак эмоции, то на положении общего родового признака, объединяющего эмоциональные и познавательные процессы как процессы психические, автоматически оказываются отношения, которые в одном случае отображаются, в другом – выражаются. Но понятие "отношение" является, как известно, универсальным, оно принадлежит к числу основных категорий (вещь, свойство, отношение), и поэтому его содержание не может представлять родовой признак психического процесса. Все равно остается вопрос, что делает эти отношения "психическими"? Все эти положения, вместе взятые, по-видимому, достаточно ясно показывают, что нет оснований строить определение эмоций, выводя это понятие за пределы объема концепта "отражение" или противопоставляя и включая в один видовой ряд понятия "отражение", "переживание", "выражение". Хотя, как было показано выше, концепт "отражение" представляет не ближайший, а гораздо более отдаленный род по отношению к понятиям "познание", "эмоции" и "воля", искомый ближайший род не выходит за пределы рода более отдаленного. "Эмоция" как вид, находясь в пределах своего ближайшего рода (психические процессы), остается вместе с тем и внутри более широкого объема концепта "отражение".
С этой точки зрения шаг вперед по пути преодоления отмеченных выше концептуальных и терминологических несоответствий представляет определение эмоциональных процессов как отражения отношений субъекта к объектам окружающей реальности. Так, проведя четкое различение объективно складывающихся отношений субъекта к окружающей его реальности, которые, однако, могут и не быть психически отраженными, и самого субъективного отражения этих объективных отношений. Некоторые психологи определяют эмоциональные процессы как отражение в мозгу человека его реальных отношений, т.е. отношений субъекта потребности к значимым для него объектам. Здесь эмоциональные процессы представлены как частный случай отражения. На положении видового признака в этом определении оказывается отражение именно отношений субъекта к значимым объектам, а родовой признак здесь фактически представлен концептом "отражение". Однако в силу того, что хотя понятие "отражение" относится к более высокому рангу обобщенности, чем концепты "эмоции" или "чувства" (их дифференциацию мы пока оставляем в стороне), оно, как отмечалось выше, все же не содержит ближайшего родового признака, в рамках которого должна быть вычленена видовая специфичность, и поэтому в определении остается не снятой существенная неопределенность и неоднозначность. Дело в том, что отношения человека как субъекта психики к значимым для него объектам могут отображаться не только в его эмоциях или чувствах, но и в его мыслительных процессах, т.е. могут осмысливаться и при этом не обязательно одновременно эмоционально переживаться. Таким образом, признак "отражение отношений субъекта к объектам" при общем его описании объединяет эмоциональные и мыслительные процессы и тем самым не содержит видовой специфичности эмоций по сравнению с процессами когнитивными (мыслительными). Тот факт, что отражение отношений человека к объективной реальности в его мыслях является лишь частным случаем мыслительного отображения отношений, которое в общем случае имеет своим предметом любые отношения, не устраняет этой неопределенности, поскольку отличительный признак, позволяющий отдифференцировать эмоциональное отражение отношения субъекта к объекту от отображения этого же отношения в имеющей здесь место частной форме мышления, в этом определении не указан. Таким образом, хотя рассматриваемое определение содержит два уровня обобщенности, не заключает в себе прямой ошибки и в самом общем смысле правильно, оно недостаточно, поскольку в нем фактически не фиксированы признаки ни ближайшего рода, ни видовой специфичности. Будучи необходимым этапом последовательного приближения к "психической реальности" эмоциональных процессов, такая дефиниция оказывается недостаточной для дальнейших шагов концептуального продвижения от интеллектуальных процессов к процессам эмоциональным. Отдифференцировать два класса психологической триады с помощью определения такого типа невозможно даже на уровне концептуального описания.
Первый шаг по пути от рассмотренного определения к дальнейшему выявлению специфики эмоционального отражения отношений субъекта по сравнению с отражением этих же отношений в мышлении сделать достаточно просто, опираясь на опыт предшествующего анализа. Мыслительное отображение всяких отношений, в частности, отношений субъекта к объективной реальности, является отображением опосредствованным. Оно является, как было показано, результатом взаимодействия пространственно-временных и символически-операторных компонентов. Искомые отношения субъекта к объектам здесь должны быть раскрыты с помощью операций с соответствующими структурами, отображающими "партнеров" этого отношения. Мысль как структурная единица, также отображающая искомое отношение, является, как было показано, результатом и инвариантом мыслительного процесса, реализуемого операциями межъязыкового перевода. Эти операции, таким образом, и раскрывают отображаемые отношения, вычленяют их из первоначально маскирующей их психической структуры непосредственного отображения партнеров данного отношения. Именно в этом и состоит опосредствованный характер мыслительного отображения отношений вообще и отношений субъекта к его окружению в частности.[6]
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 
При постановке собственных и специальных вопросов психологии эмоций важно подчеркнуть, что смешение способов или жанров психологического познания особенно легко допускается и даже в определенной степени спонтанно провоцируется яркой специфичностью природы и феноменологической картины эмоций. За искусством остается и навсегда останется целостное и всестороннее непосредственное изображение эмоциональной жизни человека. Наука же реализует свою познавательную функцию, идя от феноменологической поверхности отображаемого явления к его глубинным признакам, а главное, к скрытым закономерностям. По отношению к такой острейшей жизненной, практически и социально значимой сфере, как человеческие эмоции, вполне возможно, естественно и даже, вероятно, необходимо взаимное дополнение этих двух важнейших форм человеческого познания. Чем теснее, однако, становится их сотрудничество и взаимодействие, тем более реальной и требующей специальной профилактики становится ошибка отождествления или смешения этих двух жанров, приводящая вместо взаимного дополнения к взаимной подмене.
Каждый из этих основных жанров оправдан, полезен и даже необходим на своем месте и в своем собственном качестве. Однако взаимная подмена жанров или, говоря словами Н. П. Акимова, "жанровый оползень" в науке, как и в театральной сфере и, вероятно, во всяком искусстве, влечет за собой провал замысла, поскольку неизбежно вводит в заблуждение как относительно адекватности используемых форм или способов познания, так и относительно различия в самих аспектах познаваемого объекта. Четкое различение здесь особенно необходимо еще и потому, что за разными жанрами может стоять один и тот же объект и, наоборот, с помощью одного и того же жанра могут воспроизводиться разные объекты. Сам по себе факт такого соотношения, конечно, тривиален. Однако в сфере познания такого вызывающего острейшие эмоциональные пристрастия объекта, каким является внутренний мир человека, тщательный учет этих соотношений существенно важен еще и потому, что оборотной стороной неразличения жанров часто оказывается иллюзия отождествления жанра познания и его объекта, аналогичная рассмотренной в первых главах иллюзии отождествления образа и объекта. И тогда – в противоречии с указанным выше, казалось бы, явным и даже тривиальным многозначным соотношением жанров и объектов – за различием жанров усматривается принципиальное различие объектов. Следствием такой иллюзии отождествления различия жанров с различием объектов является, например, теоретическая позиция, ограничивающая пределы научного познания такого объекта, как духовная, нравственная и вместе с тем эмоциональная сущность человека, и, соотве
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.