На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат Августовская революция 1991 года и ее итоги

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 20.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
Государственное образовательное  учреждение
высшего профессионального  образования
 
 
 
 
 
 
 
РЕФЕРАТ
 
по дисциплине «Отечественная история»
 
на тему «Августовская революция 1991 года и ее итоги»
 
 
Выполнил:
 
Проверил:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2011
ПЛАН
Введение…………………………………………………………………..………….3
Глава  1. Обстановка в России к лету 1991г.............................................................4
1.1. Противостояние политических сил…………………………….…..….4
1.2. В преддверии нового Союзного договора……………………...……..5
 Глава 2. Август……………………………………………………………………...6
2.1. Расстановка сил…………………………………………………………6
2.2. Реакция населения……………………………………………………..10
2.3. События в Форосе……………………………………………………..10
2.4. Армия в «подвешенном» состоянии………………………………….11
Глава  3. Оценка событий………………………………………………………….13
3.1. Подготовка путча: версии, подкреплённые фактами………………..13
3.2. Причины неудач путчистов…………………………………………...15
3.3. Роль М.Горбачёва в августовских событиях………………………...16
3.4. Роль западных спецслужб…………………………………………….16
Глава  4. Победа…………………………………………………………………….18
4.1. Устранение «неугодных»……………………………………………...18
4.2. V съезд народных депутатов СССР…………………………………..18
4.3. Новые «имперские амбиции»…………………………………………19
Заключение………………………………………………………………………….20
Список используемой литературы………………………………………………...21 

ВВЕДЕНИЕ
 
Августовские события  1991 года в отечественной литературе занимают особое положение. С одной стороны, можно сказать, что тема не обделена вниманием, а с другой – что преобладают издания мемуарного и публицистического плана, где, хотя и освещаются многие важнейшие стороны кризиса, целостная картина все же отсутствует.
Как бы развивались события, не приди к власти Ельцин? Перехватив у Горбачёва и перестройщиков уже выпавшее из их рук знамя обещанных, но не осуществлённых экономических реформ, он казался тогда многим именно тем лидером, который способен решительно осуществить их в интересах народа. Осознание этого заблуждения пришло не сразу. Ведь ожидали чуть ли не рая земного, а получили? Инфляцию, безработицу, экономический шок и политический кризис.
В данной работе я привожу  различные точки зрения, версии, провожу анализ и показываю ход  событий, для того, чтобы выяснить причины, последствия путча, ответить на вопрос: был ли путч и распад СССР закономерностью или случайностью? Можно ли было избежать его или  это должно было случиться рано или  поздно? Был ли путч спонтанным или  тщательно подготовленным?
Материалы, которые помогли  мне в работе над рефератом – в основном периодические издания 1991-1994 гг.: газеты «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Советская Россия», «Известия», «Правда»; журналы «Век XX и мир», «Социально-политический журнал». В работе я рассматриваю мнения людей, которые были так или иначе связаны с переворотом – М.Горбачёва, Б.Ельцина, А.Лукьянова, В.Варенникова, видных историков, учёных, журналистов – Н. Верта, Л.Пятецкого, В. Журавлёва, А.Проханова, Б.Кагарлицкого, профессора А.Бутенко. Большую помощь мне оказали учебники по истории Н.Верта, Л.Пятецкого, В.Журавлёва и книга М.Горбачёва «Августовский путч. Причины и следствия».
Я пользовалась также реальными историческими источниками, такими как «Постановление №1 Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР» (19 августа 1991г.), «Из обращения ГКЧП к гражданам Советского Союза» (18 августа 1991г.), «Из выступления Б.Н. Ельцина к гражданам России» (19 августа1991г.) и др.
 
 
 
Глава 1. ОБСТАНОВКА В РОССИИ К ЛЕТУ 1991г.
 
1.1. Противостояние политических сил
Начиная с 1989 г., власть партийно-государственной  номенклатуры неуклонно уменьшалась: новые политические структуры набирали силу. 1990-91гг. прошли в острой политической борьбе. Демократическая оппозиция, в то время чрезвычайно популярная в Москве, Петербурге и др. крупных  городах, собирала многотысячные митинги. Президент и его окружение  шли на незначительные уступки. Желание  центрального руководства во что  бы то ни стало сохранить обновлённый  Союз вызвало резкие конфликты с  союзными и автономными республиками: в 1990-91гг. одна за другой они заявили  о своём суверенитете. Против них  была применена сила.
К концу 1990 г. провалом закончилась  попытка создания союзным руководством совместно с Россией общей  программы рыночных реформ, провалился новый проект Союзного договора. Только опубликованный 25 ноября, он подвергся  резкой критике как со стороны  консерваторов, так и радикалов.
По словам Горбачёва, он, опираясь на власть президента СССР, поддержку  Верховного Совета СССР и советского народа противостоял оппозиции в  лице бывших активных «перестроечных сил», называющих теперь себя демократами  и возглавленных Ельциным, Поповым, Собчаком и другими, отказавшимися  от «социалистического выбора». Эти  силы, говорил Горбачёв, ведут дело к развалу Советского Союза, «взяли … откровенно антикоммунистический курс» [1]. Если же послушать Ельцина, то получалось, что он, опираясь на парламент и поддержку советского народа, борется против партократии и антинародной политики Горбачёва, пытающегося выводить страну из кризиса за счёт материального благополучия советских людей.
Весной 1991г. обстановка накалилась до предела. Февраль – март 1991г. можно назвать высшей фазой противостояния, суть которого политологи усматривают в борьбе за власть. При этом вопрос ставился не только о выборе между самостоятельной Россией и Союзом, но и о линии «социализм - капитализм» [2]. В 1991 г. М. Горбачёв пытается сыграть на противоречиях между демократической оппозицией и консерваторами из своего окружения, пытаясь занять среднюю позицию (До июля 1991 г. Президент СССР предпочитал ориентироваться на «воинствующих коммунистов», занимавших ряд ключевых постов в государстве) [3].
Сам курс российского правительства  на поддержку сепаратистских настроений в Прибалтике вызывал в российском обществе неоднозначную реакцию: демократические  движения активно поддерживали его, национал-патриоты решительно осуждали, что также затрудняло безоговорочное подписание нового Союзного договора.
Итоги мартовского референдума  не сняли напряжённости в обществе. Из возникшего тупика виделось два  возможных выхода: введение в стране чрезвычайного положения, либо созыв  «круглого стола» из представителей всех политических сил для мирного  решения вопроса о власти. Но события  стали развиваться по третьему пути.
 
1.2. В преддверии нового Союзного договора
23 апреля 1991г. принимается  совместное обращение Президента  СССР и глав 9 союзных республик  - так называемое «Заявление 9+1»,  при составлении которого Горбачёв  пошёл на значительные уступки.  В документе впервые заявлено, что новый Союз - союз суверенных  республик. Участники встречи  также заявили о своей готовности  соблюдать действующие законы  впредь до принятия нового  Союзного договора. Ожидалась совместная  работа над реорганизацией союзных  государственных органов; «полный  демонтаж командно-административной  системы» на этом уровне.
Работа над Союзным  договором началась уже в мае. С 24 мая по 17 июня на подмосковной даче в Ново-Огарёво над ним работал  правительственный комитет. И этот проект вызвал много споров. Так, сторонники Союза как сильного федеративного  государства считали проект слишком  большой уступкой стремлению республиканских  лидеров стать неподвластными контролю сверху. В демократических же кругах его восприняли как уступку центру, который практически сохранит свои функции при той же «коммунистической государственной команде» [4].
Между тем внимание общественного  мнения и СМИ было приковано к  первым всенародным выборам президента РСФСР. 12 июня 1991г. из 6-ти кандидатов бесспорную победу одержал Б. Ельцин. Эта победа означала обретение Ельциным нового статуса, а также сокрушительное поражение Коммунистической партии [5].
Вернёмся к Союзному договору. Новый проект прошёл обсуждения на заседаниях Верховных Советов республик  и 19 июля в основном поддержан Верховным  Советом СССР. Подписание договора было назначено на 20 августа. Однако представители разных политических блоков выступали против подписания документа. Непосредственно за проект держался только Президент СССР, желавший, во что бы то ни стало сохранить  обновлённый Союз и хотя бы с символическими полномочиями, но остаться у власти. Таким образом, к августу 1991г. Россия подошла, подписав «Заявление 9+1», выбрав первого Президента и готовясь к  подписанию Союзного договора.
Глава 2. АВГУСТ
 
2.1. Расстановка сил
16 августа Председатель  Верховного Совета А.И. Лукьянов  сделал заявление, в котором  призвал дополнительно обсудить  некоторые аспекты, не нашедшие  должного отражения в договоре, на сессии Верховного Совета  и на съезде народных депутатов.  Имелись ввиду вопросы сохранения  единого экономического пространства, единой банковской системы, закрепления  за Союзом собственности для  нормального функционирования государства.
Утром 19 августа все средства массовой информации передали заявление  «советского руководства», в котором  сообщалось о невозможности «по  состоянию здоровья исполнения М.С. Горбачёвым обязанностей Президента СССР», о переходе его полномочий к вице-президенту Г. Янаеву и о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). В Постановлении ГКЧП №1 говорилось, что орган создан «в целях защиты жизненно важных интересов народов  и граждан Союза ССР, независимости  и территориальной целостности  страны, стабилизации обстановки и  преодоления тяжелейшего кризиса» [6]. Для этого в стране вводилось  чрезвычайное положение.
В ГКЧП вошли восемь высших чинов союзного правительства, в  том числе и силовые министры.
1. Геннадий Янаев,  вице-президент СССР.В конце 1990г. Президент СССР с третьей попытки проводит Г. Янаева на этот пост, очевидно реализуя обещание «обновить руководство за счёт наиболее авторитетных представителей общества». На момент описываемых событий человек 53 лет; заочно окончил юридический институт, кандидат исторических наук. На IV съезде народных депутатов СССР руководит фракцией коммунистов. «Я горжусь членством в ЦК КПСС», - заявляет он на пресс-конференции 19 августа. По существу, возглавил Комитет по ЧП.
2. Борис Пуго, министр внутренних дел.Принял эту должность после отставки Вадима Бакатина. Один из первых шагов Пуго – министра – совместное патрулирование милиции и войск. Впервые требование о введении ЧП в стране высказал на сессии Верховного Совета СССР в июне 1991г., накануне выборов Президента России (интересно, что требования о введении ЧП на том же заседании высказывали и министр обороны Язов и Председатель КГБ Крючков).
3. Олег Бакланов, первый зампред Совета обороны  СССР. Зарекомендовал себя противником конверсии, называя её ломкой костей оборонной промышленности. Во время предпоследнего обсуждения Союзного договора в Ново-Огарёве выступил со своим собственным проектом. Считает «основным национальным интересом СССР и всех входящих в него народов и наций сохранение СССР как единой, великой державы с суверенным развитием». Ещё в мае говорил о возможности перехода власти к армии в условиях «постперестройки». Однако, армия будет заинтересована как можно скорее передать это управление гражданским лицам, содействовать восстановлению гражданских структур.
4. Василий Стародубцев,  председатель Крестьянского союза  СССР. С начала перестройки ведёт активную публицистическую работу. «Хватит командовать, давайте работать», – призывает он, осуждая агропром за бюрократизм. После появления первых фермерских хозяйств меняет тональность своих призывов – он не одобряет фермерство. В апреле 1990г. Стародубцев - председатель Союза аграрников РФ. В июне уже создаётся новая организация - Крестьянский союз СССР.
5. Валентин Павлов, премьер-министр СССР. Сразу же после официального утверждения на этот пост категорически заверил население, что никакой денежной реформы в ближайшем будущем не предвидится, также не будет и обмена денег. Однако, спустя несколько дней в стране начался обмен денежных купюр 50 и 100-рублёвого достоинства, вскоре после которого Павлов заявляет: «Уже давно планируется массовый вброс денежной массы в страну. Такие акции проводились во многих регионах мира, когда хотели изменить политический строй… Просто кому-то стал мешать Президент».Свои отношения с Президентом характеризует как «хорошие» и «деловые». 17 июня требует у ВС СССР чрезвычайных полномочий для Кабинета министров; предлагает немедленно ввести ЧП на транспорте, металлургии и отраслях ТПК. Замечено, что Павлов всегда чутко реагирует на изменение политической обстановки. Так, 20 июля 1991г. он получил гипертонический криз и весь день провёл в постели.
6. Владимир Крючков,  председатель КГБ СССР. На IV съезде народных депутатов СССР останавливается на вопросах «о деструктивных политических силах в стране и борьбе с экономическим саботажем». На вопрос о вероятности заговора с целью свержения законно избранной власти в стране ответил так: «У нас не было информации… о том, что кто-то замышляет такой заговор… Закон наш предусматривает ответственность за насильственные действия, направленные на свержение существующего строя…» На сессии ВС СССР 18 июня 1991г. «при закрытых дверях» присоединяется к требованиям премьера Павлова о предоставлении чрезвычайных полномочий КМ СССР.
7. Дмитрий Язов, министр обороны СССР. Отношение к демократам: «Я лично не пойму, кто демократы, а кто консерваторы. Того, кто стоит на социалистических позициях единого союзного государства, называют консерваторами. Кто готов развалить страну…, тот демократ». 12 ноября 1990г. Д. Язов встречается с Гобачёвым и заявляет: «Пора прекратить возрождение национализма и экстремизма!» В интервью 1 января 1991г. на вопрос, собирается ли армия вмешиваться в политику, отвечает утвердительно. В июне 1991г. – один из трёх, потребовавших введения в стране ЧП, но получает отпор со стороны Президента Союза.
8. Александр Тизяков,  президент Ассоциации государственных  предприятий и объединений промышленности, строительства, транспорта и связи  СССР. Кандидат экономических наук. 6-7 декабря 1990г. Ассоциация проводит всесоюзное совещание директоров госпредприятий, на котором А. Тизяков выступает с докладом, ставшим настоящим ультиматумом ВПК Президенту Союза. Основные требования – запрет на забастовки, сохранение прежних министерских структур, прекращение перестройки базовых отраслей промышленности. Горбачёв на это ответил: «Вы хотите меня напугать. Не выйдет». По мнению экспертов, факт неприятия ультиматума А. Тизякова Президентом СССР и послужил причиной ухода Тизякова в ряды путчистов. В правительстве путчистов претендует на пост премьер-министра [7].
Итак, именно в таком составе  ГКЧП подписывал свои постановления. Ярым оппонентом путчистам выступило  российское руководство; в ответ  на серию указов ГКЧП последовал ряд  указов Президента России. Создалась  беспрецедентная ситуация: две высшие власти в стране сошлись в бескомпромиссной схватке, в равной мере и с равным основанием апеллируя к Конституции, закону и праву.
Из обращения Б.Н. Ельцина  к гражданам России: «В ночь с 18 на 19 августа 1991г. отстранён от власти законно избранный Президент страны. Какими бы причинами не оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым, реакционным, антиконституционным переворотом…»
Разразилась настоящая «дуэль указов». Ельцин переподчинил себе все  органы исполнительной власти Союза  ССР, включая КГБ СССР, МВД СССР, МО СССР, действующие на территории РСФСР, тем самым нарушая Конституцию  СССР. Он также обратился «к военнослужащим с призывом проявить высокую гражданственность  и не принимать участия в реакционном  перевороте» [8].
Г. Янаев же, в свою очередь, объявляет решения Ельцина антиконституционными, предписывая всем органам власти и управления РСФСР исполнять  постановления ГКЧП. Любое должностное  лицо на периферии находилось в «подвешенном состоянии», т.к. законность или неправомерность  его действий определяет победитель. Так сработал дуализм власти, возникший  в стране в ходе реформирования политической системы [9]. Парадокс ситуации в том, что обе стороны апеллировали к Конституции СССР, обвиняли друг друга в её нарушении и сами нарушали её, где было выгодно. Сегодня, очевидно, что единственно правильным был подход, квалифицировавший случившееся как антиконституционный государственный переворот.
Главным и неопровержимым аргументом в пользу такой оценки произошедшего явилось то, что  Президент СССР неконституционно, насильственным путём был лишён государственной  власти, а сама высшая власть в стране узурпирована самозванным комитетом – ГКЧП. Ведь законная власть Президента СССР, при отсутствии решения Съезда народных депутатов страны, могла перейти от М. Горбачёва к другим лицам только в трёх случаях: во-первых, в случае его смерти, во-вторых, в случае тяжёлой болезни, делающей действительно невозможным исполнение им своих президентских обязанностей, и в-третьих, при его добровольном сложении с себя президентских полномочий. Ни одна из этих возможностей не имела место.
Уже при учёте только этих обстоятельств любому грамотному человеку, даже не юристу, не говоря уже о Комитете конституционного надзора ясно, что  налицо антиконституционный государственный переворот. Как уже говорилось, многие шаги Ельцина (например, перевод союзных учреждений под своё подчинение) были ещё менее конституционны, чем переворот ГКЧП. И почти все указы Ельцина после победы – это грубейшие нарушения законов и Конституции, причём не только СССР, но и РСФСР. Взять, к примеру, Указ о системе органов исполнительной власти в РСФСР, которым Президент присваивает себе право назначить глав администрации областей и округов. Вспомним и роспуск избранного союзного парламента, и игнорирование результатов референдума о сохранении Союза…[10].
В сложившейся ситуации обе  стороны старались привлечь к себе как можно больше сторонников: ставка делалась на силовые структуры. 18 августа в восемь часов утра маршал Язов провёл совещание с высшим военным руководством. Были указаны конкретные части, которые должны войти в Москву утром 19-го. Довольно значительная группа генералов за сутки знала о готовящемся перевороте, хотя и не была посвящена в его детали, в частности, об аресте Горбачёва [11].
В тревожной обстановке 19 августа 1991г. 17.30 Б. Ельцин подписывает  указ о создании группы оперативного управления. Т.е. по сути был создан дублирующий состав российского  правительства, которое возглавил вице-премьер О.Лобов . «Дубль-правительство» расположилось на резервном пункте управления – в 70-ти км от Свердловска. Именно отсюда на всю страну передавались по телефону и телетайпу Указы Президента, и сюда стекалась ответная информация о позиции местных органов власти – была налажена оперативная связь.
 
 
2.2. Реакция населения
Несмотря на то, что дикторы  на ЦТ постоянно твердили о том, что «подавляющее большинство советских граждан положительно восприняли решения ГКЧП», на улицах Москвы появилось так называемое «активное меньшинство». Всего по разным оценкам их насчитывалось от 70 до 160 тысяч человек. Люди шли к зданию Верховного Совета, строили баррикады, чтобы не пропустить БТРы и танки, создавали оцепление. По всей видимости, штурм «Белого дома» войсками путчистов планировался в ночь с 20-го на 21-е августа. Однако штурма так и не последовало. Но кровь всё же пролилась: погибли трое молодых людей. Как утверждают очевидцы, Владимир Усов, Дмитрий Комарь, Илья Кричевский пытались остановить БТРы, идущие к зданию Верховного Совета, скорее всего на штурм. Однако, Михаил Моисеев, начальник Генштаба Вооружённых Сил СССР, позже заявил, что войска двигались за город в ППД (т.е. уже выводились из города соответственно приказу Д.Язова) и, если бы машины не были блокированы на баррикадах, трагедии бы не произошло.
 
2.3. События в Форосе
Всё это время М.С.Горбачёв находился в Форосе, на даче, под «домашним арестом». Однако 19 августа французская телекомпания TF-1, со ссылкой на «источник, приближённый к Президенту России», сообщила о том, что в субботу (17 августа) вечером Михаил Горбачёв был якобы перевезён из Крыма в Москву для встречи с консерваторами . На встрече он должен был отречься от своего президентства, но отказался это сделать. После чего Горбачёва снова отвезли в Крым. Однако советник Президента СССР по связям с общественными и государственными организациями
В. Карасёв заявил откровенно, что это просто: «Чушь!». Слухи? Может быть. Но во всяком случае небеспочвенные. Известно точно: 18 августа в Форос летали генерал В. Варенников, секретарь ЦК О.Шенин и др. Их разговор с Горбачёвым длился около получаса. Приехавшие заявили, что надо срочно «наводить порядок», это не терпит больше отлагательства. Ельцин в своих воспоминаниях пишет, что их целью было «уговорить» Горбачёва подписать указ о чрезвычайном положении и передаче власти ГКЧП «по состоянию здоровья». Издать указ о ЧП президент отказался. Тогда его спросили, что же он предлагает. Как позднее вспоминал сам Михаил Сергеевич, он отвечал: «Я готов пойти на созыв Верховного Совета. Давайте собираться, давайте обсуждать. Давайте принимать меры…» «Ну вы сами должны решать, что вы делаете», – многозначительно добавил он. На следующий день Г.Янаев сказал, что он понял слова президента так: “У меня есть заместитель Янаев, пусть он и наводит порядок”. Вернувшись в Москву, участники встречи доложили о своём разговоре. В.Павлов вспоминал: «Из доклада приехавших товарищей однозначно следовало, что Горбачёв выбрал свой обычный метод поведения – вы делайте, а я подожду в сторонке» [13]. Многие аналитики потом назовут августовский путч «путчем фаворитов»: все они были «на короткой ноге» с Президентом, старые закалённые партработники, имели с ним много общего: почему бы и мирно не предложить уйти с поста старому товарищу, взявшему немного в сторону от «намеченного пути». Очевидно, что янаевцы планировали привлечь Президента Союза на свою сторону позднее – без него они просто не могли рассчитывать на поддержку со стороны западных держав.
 
2.4. Армия в «подвешенном» состоянии
Судя по всему, Государственный  комитет по чрезвычайному положению  в СССР полностью отдавал себе «отчёт в глубине поразившего  нашу страну кризиса» и принимал на себя ответственность за судьбу Родины и был преисполнен «решимости принять самые серьёзные меры по скорейшему выводу государства и  общества из кризиса». 
Однако для достижения этих благих целей использовались далеко не лучшие средства. В частности, это  касается силовых структур. Многие аналитики до сих пор удивляются, как мог Д. Язов оказаться в «лагере путчистов». Уже утром 19-го Язов осознал, что понимания между Комитетом по ЧП и народом не получилось. И всё-таки он не вышел из состава ГК и не увёл уже тогда армию. Почему?
Из воспоминаний сослуживцев: «Два этих дня, 19-го и 20-го Дед (Д. Язов) страшно  переживал, на нём не было лица. Очевидно, что министр обороны заранее  знал о готовящемся мероприятии. Последние две недели он был не похож на себя, приезжал на службу в  полшестого утра - спать не мог». Когда  его спросили, почему сразу он не отказался от участия в таком  деле, ответил: «Не могу же я, как  мальчишка - сначала слово дать, потом  забрать». Скорее всего, путчисты сыграли  на консерватизме «Деда».
В эти дни Д. Язов подписывает  несколько секретных приказов, которые  рассылаются шифрограммами всем главкомам войсками направлений  и Дальнего Востока, а также начальникам  главных и центральных управлений МО СССР. В них говорилось о необходимости  приведения в боевую готовность всех соединений, частей и учреждений всех видов ВС СССР, усилении охраны позиций  и арсеналов; ограничении командировок и выездов; об организации взаимодействия между военными и органами КГБ  и МВД СССР.
Очевидцы утверждают, что  организаторы «Августа-91» уговаривали  Язова применить оружие, на что  тот категорически ответил: «Пиночетом я не буду», т.е. приказа о применении армией оружия Язов так и не подписал. Однако, он был одним из «8», и без его участия и согласия на это предприятие никто бы не решился.
Что касается других военных  чинов, то начальник Генштаба ВС СССР генерал армии М. Моисеев считает  одной из своих заслуг за эти дни, что он «успел вернуть Витебскую  дивизию КГБ в лоно Советской  Армии», и по-прежнему считает, что  не совершал никаких противоправных действий. Моисеев пробыл в должности  и.о. министра меньше суток. За это время  он успел решить очень важный вопрос с Президентом: Витебская дивизия  КГБ (бывшая ВДВ), Нахичеванская дивизия  КГБ (бывшая дивизия Сухопутных войск) и ещё одна должны вернуться в  Советскую Армию. Ранее эти дивизии  на одном из заседаний Совета Обороны  «отвоевал» Крючков. В связи с  этим М. Моисеев заявил: «Теперь-то мне ясно, для чего Крючков подгребал под себя войска. Ему нужен был стальной кулак…» [12].
Из приказа  М.Моисеева от 20 августа 1991г.: - Резко активизировать работу по разъяснению военнослужащим СА и местному населению истинных замыслов оппозиции, направленных на раскол общества и дестабилизацию обстановки в стране;
- В целях перекрытия  каналов поступления информации  и агитации, направленных против  мер ГКЧП, учесть и при необходимости  взять под охрану все объекты  технических средств передачи  информации;
- Максимально использовать  все средства и методы работы  по разъяснению правильности  проводимых ГКЧП мер по стабилизации  обстановки в стране;
- Постоянно поддерживать  высокую степень готовности соединений…  к решению задач в условиях  ЧП [14].
В это же время выходят  распоряжения коменданта г. Москвы генерал-полковника Н. Калинина «Об административном аресте». Как потом выяснилось, вечером 19-го августа сотрудники КГБ СССР принесли ему стопку пустых бланков, которые  он и подписал. Кто был арестован  по его приказу, Н Калинин не знал. В бланках оставалась пустой строчка  с Ф.И.О. задержанного, т.е. фактически Калинин заранее поставил своё «Одобряю»  на арест любого «неугодного», а  таких оказалось немало: сразу  же арестовали народного депутата РСФСР  В. Камчатова, народного депутата Союза  Т. Гдляна и др.
 
 
 
 
 
 
Глава 3. ОЦЕНКА СОБЫТИЙ
 
3.1. Подготовка путча: версии, подкреплённые фактами
О том, что путч – явление далеко не спонтанное, наоборот, тщательно спланированное, говорит целый ряд фактов.
До сих пор до конца  не выяснена причастность А. Лукьянова  к событиям августа-91-го. Единственный просчёт Лукьянова, по его собственным  словам, это то, что он не собрал раньше хотя бы дня на два сессию ВС СССР. Конечно, на документах ГК подписи А. Лукьянова не было, однако он не мог не знать, что делается у него за спиной. Так, при просмотре документов дела «Август-91» журналистами «Известий» был обнаружен подлог, совершённый Лукьяновым. Это было его заявление о своём отношении к проекту Союзного договора. Под документом стояла дата - 18 августа. Но 19 августа около 16.00 час. главный редактор «Известий» Н. Ефимов, срочно вернувшийся из отпуска, вносит в заявление Председателя ВС СССР поправку - вместо 18 августа под ним появилась другая дата - 16 августа. Понятно, для чего это было сделано: раз заявление написано до путча, то, естественно, в нём и не могло быть слов осуждения совершившегося антиконституционного действа. Практически готовое алиби для автора. В таком виде заявление было передано на ТАСС. Но настоящий оригинал заявления сохранился, и там проставлена дата - 18 августа. Эту дату подтверждает ещё и упоминание в тексте заявления, что проект Союзного договора был опубликован 3 дня назад. Согласно периодическим изданиям проект печатался 15 августа. Арифметика проста: 15 августа + 3 дня = 18 августа. Мы опять выходим на эту дату, т.е. это день фактического подписания заявления. Кстати, в сообщениях ТАСС слова «три дня назад» отсутствовали.
Лукьянов вёл большую  игру не только в дни путча, но и  раньше. Он был «мастером закулисной дипломатии». И в эти дни, очевидно, он просчитывал ситуацию никак не реагируя на 3-х дневное заточение Президента.
История с числами, проставленными от руки в уже заранее отпечатанный текст, повторяется и в первых документах ГКЧП, подписанных всей «восьмёркой». Тексты обращений к  советским гражданам готовились заранее, что ещё раз подтверждает мысль о том, что к путчу  готовились, давно и тщательно  всё спланировав. Для этого широко привлекались различные управления КГБ.
Вспомним, что идея ввести в стране ЧП пришла на ум самому председателю Комитета Крючкову ещё в декабре 1990 г. В это время он поручает помощнику первого зампреда КГБ Грушко Егорову и заместителю начальника ПГУ (разведки) Жижину «осуществлять проработку возможных первичных мер по стабилизации обстановки в стране в случае введения ЧП». 6 августа Крючков привлёк экспертов КГБ к работе над прогнозом о последствиях ввода в стране чрезвычайного положения. Это уже была не просто абстрактная разработка той или иной стратегической, которую аналитики КГБ, учитывая, конечно, вкусы и запросы начальства, периодически составляли по заказу свыше. Это был конкретный приказ - обосновать проблемную базу, подготовить главные документы, основные направления будущего переворота.
Риск разглашения конфиденциальной информации был велик, тем более  что шеф безопасности привлёк  эксперта и из другой структуры, Министерства обороны СССР, Павла Грачёва. Будущий  министр обороны России во время  путча сыграл одну из ключевых ролей, отказавшись поддержать членов ГКЧП. Однако Крючков шёл на этот риск. Он активно вёл переговоры с представителями  КПСС Баклановым и Шениным (первый отвечал  за космическую и оборонную промышленность, второй - за партийные кадры, организационную  деятельность). Тезис о том, что  Президент СССР оказался заложником в руках экстремистов и, в частности, главного экстремиста Ельцина, Крючков  излагал перед достаточно широким  кругом лиц, обосновывая необходимость ввода чрезвычайного положения. И не только излагал, но и убеждал, доказывал, втягивал в организацию переворота. Об этом свидетельствуют его необычайно активные - для шефа такого ведомства - встречи с представителями разных структур власти незадолго до путча.
Конституционный путь изменения  положения в стране оставался  приоритетным до начала августа 1991г. Вплотную подготовкой путча занимаются уже  с 7 августа. На одном из секретных  объектов КГБ Москвы Крючков проводит регулярные встречи с некоторыми членами будущего ГКЧП. 17 августа  Жижин готовит основные тезисы ТВ выступления Крючкова по случаю введения ЧП.
В пред
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.