На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Заграничные походы гуситов

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 21.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                     

                   Заграничные походы гуситов 
 
 

                               План 
 

     Введение 

     1 Вооруженная организация таборитов  

     2 Поход в Венгрию под предводительством  Яна Жижки 

     3 Заграничные походы гуситов во  главе с Прокопом Голым 

     Заключение 

     Литература 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение 

     Гуситское движение в Чехии (1419-1485) представляет собой одно из наиболее значительных событий в истории Европы XV века. Как считает крупный медиевист  Ф.Зайбт, гусизм открывает серию  «ранних революций» в Европе, для которых характерно сложное соединение экономических, социальных, политических и идеологических факторов [9, c.138]. Спецификой ранних революций является их религиозно-социальный характер.
     Гусизм  явился порождением кризисной эпохи  социальных, сословных, политических и конфессиональных конфликтов в Европе, начавшихся приблизительно со второй половины XIV в. К этому добавились ситуация в самой Чехии: ухудшение международного положения (Чехия утратила положение центра империи), ослабление в государстве центральной власти и церковная схизма, которая вела к общему падению авторитета духовенства в обществе. Еще более напряженной была политическая обстановка, обостряемая конфликтами на социальной и национальной почве. Преемнику Карла IV Вацлаву IV не удалось ни удержать в повиновении крупнейших феодалов, ни занять твердой позиции в разразившемся церковном кризисе. Попытка короля в его борьбе с сепаратизмом крупных феодалов опереться на слой мелкой и средней шляхты не принесла желаемого результата, так как шляхта в то время еще не имела достаточного политического влияния и веса в обществе.
     Правление Вацлава IV совпало с периодом церковного раскола (1378-1418), вызванного глубочайшим  кризисом католической церкви. Краеугольным камнем гуситской теории являлся принцип «божьего закона», изложенного в Библии. На практике это означало следование примеру Христа и соблюдение норм, которыми руководствовались апостолы и раннехристианская церковь. Причащение мирян под обоими видами (хлебом и вином из чаши), теоретически обоснованное магистром пражского университета Якоубеком из Стржибра [2, c. 114], было главным признаком, который объединял гуситов всех направлений и одновременно отличал их от католиков, причащавшихся только хлебом. После того как магистра Яна Гуса (по имени которого движение получило название) и его соратника Иеронима Пражского сожгли на костре по приговору Констанцского собора, к гуситам примкнули тысячи людей.
     Гуситские войны – военные действия с участием последователей Яна Гуса, а также между ними в Богемии (современная Чехия) между 1420 и 1434 годами. По-видимому, это была первая европейская война, где широко использовалось ручное огнестрельное оружие. Гуситская пехота нанесла множество поражений более крупным армиям с тяжело вооруженными рыцарями.
     Первоначально гуситы воевали против католиков, организовавших серию крестовых походов, позднее  их движение разделилось на умеренных («чашников»), примирившихся с католиками, и радикалов («таборитов»), потерпевших  поражение. Гуситское движение приобрело революционный характер после того, как известие о казни Яна Гуса на Констанцском соборе (6 июля 1415 года) достигло Праги. Рыцари и знать Богемии и Моравии, поддерживающие реформирование церкви, отправили в адрес Констанского собора протест (2 сентября 1415 года), известный как protestatio Bohemorum, в котором осудили казнь Гуса в сильных выражениях. Действия императора Сигизмунда, славшего угрожающие письма в Богемию, в которых он обещал утопить в крови всех виклифистов и гуситов, вызывали сильный гнев людей.
     Император Сигизмунд I, понимая, что своими силами победить гуситов не может, организовал  в 1420-1431 гг. вместе с римским папой (обеспокоенным отпадением Чехии от католичества) пять крестовых походов (1420, 1421-1422, 1426, 1427, 1431) против чехов-гуситов, в которых приняли участие феодалы (со своими отрядами) из многих стран Европы, но прежде всего из Германии. Все походы крестоносцев в Чехию закончились их поражением. Когда речь шла о сопротивлении общему врагу, гуситы объединялись, но основной военной силой гуситов была армия таборитов во главе с Яном Жижкой, который применил новую тактику боя: в ограждение из возов заманивалась конница противника, которая затем истреблялась скрывавшейся в возах пехотой. Со временем военная тактика таборитов усовершенствовалась: они стали применять конницу и артиллерию, использовать топографические особенности местности. После смерти Жижки (1424) его дело продолжил Прокоп Голый. В 1426 г. (после 3-го крестового похода) гуситы перенесли военные действия за пределы Чехии. Начался новый этап – наступательный. Заграничные походы гуситов преследовали следующие цели: исключить новые интервенции, обеспечить себя всем необходимым за счет врагов, принудить их к заключению мира. Постепенно эти походы приобрели чисто грабительский характер.
     Цель  данной работы рассмотреть заграничные походы гуситов. 

     1 Вооруженная организация таборитов  

     Вооруженную организацию таборитов возглавил  разорившийся чешский рыцарь Ян Жижка (1378-1424 гг.), имевший большой боевой опыт. Он участвовал в боях при Грюнвальде и Азинкуре. Ян Жижка использовал богатый боевой опыт чешского народа, обобщенный в «военных артикулах», представлявших собой систематизированное древнее чешское военное право. По характеристике Маркса, это был герой чешского народа, великий славянский полководец, не знавший поражений на поле боя [4, c. 275]. Жижка заявил о том, что он взялся за оружие с целью освобождения чешского народа и всего славянства от немецкой агрессии, а не только для отстаивания религиозных истин.
     В ходе национально-крестьянской войны табориты создали сильную вооруженную организацию, которая смогла не только отразить все крестовые походы немецких феодалов, но и позволила таборитам перейти в наступление.
     Табориты  делились на две общины: «общину  работающих на брани» и «общину работающих дома», которые систематически чередовались между собой. Эта организация базировалась на общности имущества, существовавшего «в качестве чисто военного мероприятия» [3, c. 229]. «На Таборе, – согласно существовавшего там правила, – нет ни моего, ни твоего, но все имеют поровну; и у всех все всегда должно быть общее и никто не имеет права иметь что-нибудь только для одного себя...» [8, c. 494].
     В инструкции, написанной Жижкой, были сформулированы цели борьбы. «Мы стремимся, – писал он, – к тому, чтобы доставить свободное толкование слова божьего», привести духовенство «к образу жизни апостольскому» (аскетическому), чтобы «в самих себе искоренить все смертные грехи», а также искоренить все смертные грехи «в королях, панах, священниках, мещанах, ремесленниках, рабочих и во всех людях мужского и женского пола, никого не исключая, ни старых, ни молодых» [8, c. 494]. За этой религиозной формой скрывались определенные антифеодальные социальные требования.
     Табориты  сознавали правоту дела, за которое они боролись. Они считали, что ведут борьбу за освобождение всех людей от духовного и социального рабства. Пропаганда целей борьбы была хорошо организована и проводилась на специально устраиваемых в Таборе «братских собраниях». Первое такое общее собрание таборитов было устроено в 1419 г. На нем присутствовало свыше 40 тыс. мужчин, женщин и детей. Проповеди произносили священники, обличая гордое, жадное и кичливое католическое духовенство, призывая таборитов к самоотверженной борьбе. Собрание заканчивалось общей трапезой, на которой запрещалось пьянство и веселье, и религиозной демонстрацией. Как писал один из современников, «все тут жили одним сердцем и одной душой и стремились к одной цели» [1, c.611].
     Характер  национально-крестьянской войны и  крестьянско-плебейский состав таборитского войска определили его высокую моральную стойкость.
     В войске таборитов большое внимание уделялось укреплению воинской дисциплины. В уставе Жижки было записано: «...Все (начальники) просим и официально приказываем  и желаем, чтобы было строгое послушание; ибо через непослушание и нерегулярные действия мы понесли потери в братьях и поражение терпели от неприятеля» [5, c.115]. За непослушание, грабеж и поджоги, утаивание военной добычи и кражу виновного казнили. Запрещались шум и ссоры. За ранение или убийство товарища, виновный наказывался согласно «божескому закону». Жижка писал: «...Мы не хотим терпеть в своей среде неверных, непослушных, лгунов, злодеев, ругателей, азартных игроков, мародеров, грабителей, обжор, развратников, публичных женщин и вообще всех явных грешников и грешниц: всех их мы выживем от себя» [5, c.115]. Следовательно, основой воинской дисциплины были высокие нравственные требования, предъявляемые к воинам-таборитам. Эти требования вытекали из целей борьбы. Воинская дисциплина считалась важнейшим условием достижения победы.
     Войско  таборитов состояло из чешских крестьянско-плебейских масс, отстаивавших свои национальные и социальные интересы. Справедливые цели, за которые они боролись, определяли высокий уровень дисциплины таборитов. Войско таборитов, по существу, являлось постоянной армией, в основе организации которой лежали демократические начала. Начальствующий состав выбирался. Каждый начальник обязан был точно выполнять приказания старших. За нарушение приказа виновный подвергался смертной казни, «кто бы он ни был». Для обсуждения важных вопросов собирался военный совет. На нем присутствовали все военачальники.
     Главным оружием таборита был тяжелый  цеп – «молотило», подвижная часть которого была окована железом. Этим оружием молотильщики делали 20-30 взмахов в минуту. Удар такого цепа оглушал и сваливал на землю конного или пешего рыцаря. Кроме «молотила», табориты имели длинные пики с крюками, которыми стягивали конного рыцаря на землю. У некоторых воинов были мечи, косы, луки, арбалеты [8, c. 495] и другое оружие. В бою табориты стремились поразить самого рыцаря в рукопашной схватке. Основным объектом действий фламандцев и английских лучников была лошадь рыцаря.
     Табориты  имели в значительном количестве огнестрельное оружие – аркебузы и бомбарды. Бомбарды были укреплены железными кольцами на прочных площадках, устроенных на повозках, и являлись полевой артиллерией. На ровном месте огонь бомбард поражал конницу, особенно на ближних дистанциях, так как траектория полета ядра приходилась на высоте груди лошади. Если прицельная линия по дистанции не изменялась, то по направлению она могла быть изменена поворотом повозки. Огонь бомбард дополнялся стрельбой из аркебузов и арбалетов.
     Главным родом войск была пехота, которая в оборонительном бою успешно применяла новое оружие. Легкая конница использовалась для поддержки пехоты, маневра и развития успеха.
     Для неподвижной обороны и для  обороны на марше чехи широко применяли  изобретенное ими сооружение из повозок (вагенбург), специально изготовленных для похода и боя. Повозки отличались особой прочностью и запрягались четверкой лошадей. С двух сторон повозки подвешивались на цепях толстые дубовые доски, закрывавшие проход под ней. Возились толстые деревянные щиты для установки их на повозках и между ними. Повозки скреплялись длинными железными цепями.
     Команда каждой повозки состояла обычно из 10 воинов: ездового, четырех молотильщиков, пикинеров и стрелков (или лучников, или арбалетчиков, или аркебузеров). Это была низшая организационная единица. Личный состав нескольких повозок составлял роту, входившую в состав отряда, действовавшего самостоятельно. Численность такого отряда обычно не превышала 5-6 тыс. человек. Всего у таборитов было до пяти таких отрядов, два из которых являлись постоянным войском, а три отряда – ополчением.
     Табориты  выработали свою тактику борьбы с  рыцарским войском на походе, в  наступательном и оборонительном боях. Если швейцарцы для борьбы с рыцарской  конницей умело использовали горную местность, то чехи изобрели способы разгрома рыцарей на равнине.
     Устав Жижки в походе, прежде всего, требовал строгой дисциплины. «Если нужно выступить из какого-либо города или двинуться из какого-либо места, чтобы расположиться лагерем в поле, пусть никто впредь... не совершает поездки, выбирая сам себе место и делая по собственному произволу остановки по дороге и нигде в поле не располагается без разрешения и приказа относительно места, со стороны старших гетманов, которые на то выделены и назначены будут. А если те, кто выступит и расположится по-иному или остановится без приказа старших, то пусть он будет казнен...» [8, c. 499].
     Перед выступлением в поход устав требовал сначала помолиться богу, а затем  строиться для похода. «После этого  пусть люди готовят или строят каждую роту под своей хоругвью, пусть дается пароль и пусть затем каждая рота начинает движение и выступает так, чтобы роте, которая будет в тот день назначена идти во главе отряда, другие роты не мешали и не препятствовали и двигались бы все вместе, не отставая» [8, c. 499]. Если в походе имелись потери из-за неосторожности или мешканья или из-за плохой службы караула и стражей, виновные подлежали казни. Устав требовал расправляться с воином «как с неверным вором», если он в походе или при расположении в поле спрячется, уйдет или уедет без разрешения старших, не имея пароля.
     Для встречи с противником походный порядок расчленялся на четыре колонны: две крайние и две внутренние. Крайние колонны были длиннее  внутренних, их выступавшие вперед и назад головы и хвосты назывались крыльями («окрилли»), позволявшими быстро превращать походный порядок в боевой или в вагенбург. Глубина походной колонны отряда (5-6 тыс. человек) не превышала одного километра.
     Боевой  порядок имел различные формы  в зависимости от обстановки. «Когда бывает решено вступить в бой, – пишет современник гусситов римский папа Эней Сильвий, – то возницы на флангах по знаку полководца, незаметно окружив намеченную часть противника, стягивают круг повозок; отрезанных неприятелей без помощи со стороны своих умерщвляет частью пехота мечами, частью находящиеся на повозках мужчины и женщины стрелами. Конница сражается за пределами прикрытия и ее в случае поражения и бегства принимают, внезапно раздвигаясь, повозки; затем она защищается, как за городскими стенами» [6, c. 97]. При развертывании повозок учитывались численность противника и своих сил, а также условия местности. Формы боевого порядка походили на начертания различных букв латинского алфавита. Сложные фигуры применялись с целью раздробить силы противника и уничтожить их по частям. Управление перестроениями повозок производилось с помощью сигнальных флагов.
     Для ведения оборонительного боя  обычно выбиралась возвышенность, на которой  располагался вагенбург. Отряд с  тремя сотнями повозок мог  занять для обороны площадь около 24 тыс. кв. метров (300 м х 80 м) [8, c. 499]. Впереди повозок выкапывался ров, а колеса присыпались землей. Для производства саперных работ на повозках имелся запас лопат, мотыг, топоров и ломов.
     В вагенбурге, как правило, оставлялись два выхода: передний – для пехоты и тыльный – для конницы, прикрывавшиеся четырехугольными щитами. Иногда устраивались земляные бастионы, вооруженные бомбардами. Выходы использовались для вылазок пехоты и конницы, составлявших резерв.
     По  наступавшим конным или спешенным рыцарям велась залповая стрельба из бомбард и аркебузов. Затем противник оказывался в сфере поражения стрелами из луков и камнями, метаемыми с помощью пращей. На головы тех рыцарей, которым удавалось добраться до повозок, обрушивались цепы молотил. Контратаки резервов обычно довершали поражение противника. Решающее значение в бою имел выбор момента для вылазок.
     Угнетающее  впечатление на противника производил вид таборитского войска. Под Таховом  рыцари выстроились для боя, но как  только увидели наступавших таборитов, в панике бросились бежать. Под Домажлицами рыцари кинулись врассыпную, лишь только услышали боевую песню, которую пели табориты. Папский легат писал: «...Создалось всеобщее убеждение, что чехов нельзя победить силою оружия» [5, c. 118].
     После смерти Яна Жижки табориты выдвинули  талантливых военачальников Прокопа  Большого и Прокопа Малого. Чехи отразили пять крестовых походов, организованных против Чехии папой и германским императором. 

     2 Поход в Венгрию под предводительством Яна Жижки 

     С целью предупреждения новых вторжений  феодалов табориты в середине сентября 1423 г. предприняли большой поход  в Моравию и Венгрию. Война  переносилась на территорию противника. Это свидетельствовало о прочности  достигнутых чехами успехов.
     Войско таборитов было хорошо снаряжено. Оно имело большое количество боевых повозок и много бомбард. Походная колонна двигалась в четыре ряда повозок.
     Табориты  миновали город Иглава, перешли границу  Моравии (по некоторым предположениям, у Галича), форсировали Малые Карпаты и в середине октября вышли к Дунаю (примерно между Комарно и Остригомом). Считая от границы Моравии, войско таборитов углубилось в Венгрию на 130-140 км. Венгерские феодалы собрали значительные силы конницы, располагавшей большим количеством бомбард. В этой обстановке командование отряда таборитов приняло решение об отступлении, которое продолжалось семь дней.
     На  равнине табориты построили подвижной  вагенбург, направив бомбарды во все  стороны. Как только вагенбург останавливался, противник открывал огонь из бомбард, который причинял таборитам значительный урон. Поэтому табориты двигались весь день без остановки, а ночью не разводили костров. Венгры на ночлег располагались по деревням и не тревожили чехов.
     Рано  утром войско таборитов быстро двинулось  вперед и вышло к озеру, находившемуся  под горой. Здесь было решено устроить дневную стоянку, используя удобную для обороны местность. Озеро защищало таборитов от атак конницы, а гора – от ядер бомбард. Лагерь оказался в мертвом пространстве. Из больших повозок, вкопанных в землю, было устроено два бастиона, вооруженных бомбардами. Один бастион прикрывал передние ворота лагеря, другой – задние. Венгры не пытались атаковать таборитов на сильной позиции.
     Рано  утром табориты двинулись дальше. Это был третий день отступления.
     Предстояло  форсировать р. Нитра, к которой  вышло войско таборитов. Река имела  брод. Но противник мог атаковать  отступавших в тот момент, когда  половина отряда переправится через  реку, а вторая его половина останется на противоположном берегу. Поэтому было решено, хорошо подготовить и обеспечить форсирование реки, расположившись на берегу в вагенбурге. Весь день противник не беспокоил таборитов, ожидая начала их переправы.
     Ночь  была использована для подготовки переправы. Табориты установили через все русло реки два ряда повозок, огородив ими брод. На этих повозках находились бомбарды, [8, c. 508] которые могли обстреливать подступы к реке. Берега реки против брода табориты срыли, чтобы сделать отлогими спуск и подъем. Утром началась переправа. Повозки через брод двигались в четыре ряда. Как только часть отряда таборитов переправилась на другой берег, противник пехотой и конницей предпринял атаку с тыла. С повозок, установленных в реке, табориты открыли огонь и заставили противника отступить. Форсирование реки прошло успешно. Это был четвертый день отступления. На ночлег табориты расположились на берегу р. Ваг среди леса и болот, т. е. на местности, недоступной для конницы и артиллерии противника.
     На  пятый день противник не показывался, и табориты воспользовались этим для ремонта и перегруппировки своих боевых повозок.
     На  шестой день отряд таборитов двинулся дальше, но снова был атакован. Походная колонна уклонилась влево и двигалась так, чтобы слева ее прикрывала гряда возвышенностей. Это позволило таборитам обороняться только справа. Затем удалось занять удобную для обороны возвышенность, на которой табориты успешно отражали атаки противника, предпринимаемые в конном строю и спешенными отрядами.
     На  седьмой день предстояло форсировать покрытые лесом Малые Карпаты. Дорога была узкой, и повозки могли двигаться только в один ряд. Противник решил воспользоваться этим, сосредоточил значительные силы и готовился атаковать таборитов во время движения их через лес. Отступавший отряд расположился на обратном от противника скате одной из высот на опушке леса. Эта высота защищала таборитов от ядер венгерских бомбард. Часть чешских бомбард была поставлена на вершине холма для отражения атак противника. Табориты выпрягли из повозок лошадей и верхом на них отправили в лес отряд с лопатами, топорами и пилами. Отряд должен был разведать лес, разобрать засеки, если они окажутся, и исправить дорогу. На обратном скате гор, где местность была более ровной, табориты проложили две новые параллельные дороги по обеим сторонам старой дороги. Перед входом в лес они поставили повозки в четыре ряда от одного края леса до другого, связав их цепями. Через лес повозки двигались двумя рядами. Походный порядок был следующий: головной отряд состоял из пехоты и нескольких бомбард, за ним двигалось 50 повозок с пехотным прикрытием в голове и хвосте, затем еще 50 повозок с таким же прикрытием и так далее. Как только голова походной колонны переваливала на обратный скат, по старой дороге продолжали двигаться только бомбарды. Вправо и влево на новые дороги сворачивало по 50 повозок со своими пехотными [8, c. 510] прикрытиями, что надежно обеспечивало движение артиллерии.
     Когда последние боевые повозки таборитов  скрылись в лесу, противник предпринял атаку для захвата бомбард, охранявших подступы к лесу. Атаку противника отражал пехотный арьергард, под прикрытием которого были увезены бомбарды. Вслед за этим отступил арьергард. Противник бросился разбирать заграждение из повозок. В это время арьергард таборитов устраивал завалы на дороге, чтобы затруднить движение конницы противника. Выход таборитов из леса также проходил в строгом порядке. Сначала по средней дороге выдвинулись бомбарды с пехотным прикрытием и открыли огонь по противнику, пытавшемуся преградить таборитам путь. Затем справа и слева выехало по 50 повозок с пехотными прикрытиями. Повозки двигались теперь в один ряд вдоль косогоров, а рядом с ними и под их прикрытием шла пехота. Табориты, ведя непрерывный огонь из бомбард, оттесняли противника все дальше и дальше. Выйдя на равнину, отряд перестроился в обычный походный порядок, что вынудило венгров отказаться от преследования.
     Поход таборитов 1423 г. является одним из первых известных боевых эпизодов, когда  новое оружие – бомбарды – в значительном количестве было успешно применено в полевых условиях, на различной местности – на равнине, в горах, в лесу, а также в разной обстановке – в обороне, на походе, при форсировании реки и лесного горного массива, при выходе из боя. Огнем бомбард табориты отражали многочисленные атаки венгерской конницы. Не достигали венгры успеха и тогда, когда спешивались. Пехота, имея бомбарды и боевые повозки, успешно боролась с конницей.
     Поучительным  в этом походе были умелое использование  местности, времени суток, особенно ночной темноты, а также искусные действия таборитов в различной обстановке отступательного марша. Источники не отмечают ни одного случая паники, что говорит о высокой моральной стойкости таборитов.
     Еще при жизни Жижки среди таборитов  возник раскол, принявший после смерти полководца (1424 г.) затяжной характер. Непосредственные приверженцы Жижки называли себя «сиротами», так как в нем они будто бы потеряли отца; главой другой партии, в более узком смысле называвшейся таборитами, сделался Прокоп Проповедник, или Голый. Пражская армия навсегда сохранила характер народного ополчения, а обе таборитские армии приняли характер постоянных военных товариществ и все больше и больше превращались в профессиональных воинов со всеми их положительными, а затем и отрицательными качествами. Они и являются подлинными представителями гусситского военного дела и гусситского военного искусства, которое заставило мир ужаснуться и продолжает жить в сагах.  

     3 Заграничные походы гуситов во главе с Прокопом Голым 

     В 1426 году против Чехии начался третий крестовый поход. Открыл его Саксонский курфюрст Фридрих. 16 июня 1426 года неподалеку от Усти-на-Лабе большое саксонско-лужицкое войско столкнулось с гуситами, которых возглавлял Прокоп Голый, это было самое большое и важное сражение с гусситами, проигранное немцами. Немцы подошли, чтобы освободить богемский город Ауссиг на Эльбе, стоявший на стороне немцев и осажденный гусситами. Армия состояла почти исключительно из мейснерцев и тюрингенцев с небольшим подкреплением из Лаузица. В отношении главного корпуса мы имеем достоверное свидетельство, что в его составе было 1 106 лошадей и 8 000 человек; вместе с подкреплением все войска вряд ли насчитывали больше 12 000 человек. Силы гусситов почти единогласно исчисляются в 25 000 человек; но даже это число, очевидно, преувеличено, хотя на поле сражения были обе таборитские армии и пражское ополчение. Во всяком случае, гусситы были значительно многочисленнее, и курфюрстина саксонская не была неправа, когда, обращаясь к отправлявшимся в поход воинам, просила их «не быть трусливыми и малодушными из-за большого числа врагов». Однако, летописцы доводят число саксонцев до 10 000 человек, а по Матвею Дерингу на каждого богемца приходилось 5 немцев [10, c. 109]. Гуситы вновь победили. Успех принес им уверенность в своих силах и позволил перенести военные действия за границы Чехии. Войско таборитов двинулось в Южную Моравию, а оттуда в Австрию, где в битве 14 марта 1427 года были разгромлены войска австрийских феодалов. Поражение не отрезвило немецких феодалов, которые спешно начали готовить уже четвертый поход. Он, так же как и предыдущие, бесславно закончился для войск германского императора. У города Тахова, заслышав гуситские песни, крестоносцы в панике бросились бежать. Гуситы же одерживали все новые и новые победы. В 1428 году они совершили успешный поход в Силезию, где разгромили войска местных князей. Значительное усиление военной мощи гуситов заставило Сигизмунда искать возможности переговоров. Переговоры состоялись в Братиславе и ни к чему не привели. Однако сам факт проявленной Сигизмундом «мирной инициативы» свидетельствует об его изменении в отношениях к гуситам, которых он признал как реальную политическую силу.
     В 1428 г. табориты совершили успешный поход  в Силезию, напали на Верхний Пфальц и частью сил подошли к Вене. Император Сигизмунд пошел на переговоры, которые состоялись в начале апреля 1429 г., но ни к чему не привели. В конце 1429 г. пять самостоятельных гуситских армий перешли чешские границы и вторглись в Германию. Это было начало самого крупного заграничного похода таборитов. При подходе гуситов к г. Бамбергу его беднота выгнала своих угнетателей и захватила власть. От Нюрнберга гуситы получили огромный выкуп за отказ от штурма. В своих заграничных походах гуситы придавали огромное значение пропаганде своих идей – и словом и мечем. Вернувшись из Германии в феврале 1430 г. с большими трофеями, гуситы затем совершили еще походы в 1431 г. в Силезию и Лужицы.
     Само  постоянное ведение войны и большое  число людей, для которых война  стала ремеслом, вызывали неотвратимое требование пополнения всяких припасов, причем обрести их в опустошенной Чехии уже не было возможности. В этих условиях походы за границу становились средством удовлетворения насущных потребностей и действенной мерой против экономической блокады, проводимой католическими странами. Поэтому на первом этапе заграничные походы были вынужденной реквизиционной акцией, а по мере разложения Табора принимали и откровенно мародерский характер, хотя гуситы не забывали и о своей революционной пропаганде. Необходимость реквизиций привела к падению популярности гуситских бойцов, а разложение внутри войск ослабляло военную мощь и вело к изоляции армии от народа.
     Несмотря  на устрашающие походы таборитов  за границу, Европа не отказалась от еще одной, последней, как оказалось, попытки подавить гуситское движение. В 1431 году был собран пятый крестовый поход на Чехию, самый многочисленный по количеству участников. Окончился он так же бесславно, даже позорно, как и предыдущие попытки. Сражение не состоялось: войска крестоносцев бросились бежать от местечка Долмажлице еще до того, как к нему подошли силы таборитов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.