На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Опера Дж. Гершвина «Порги и Бесс»

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 22.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


  КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИНСТИТУТ  ФИЛОЛОГИИ И ИСКУССТВ
ОТДЕЛЕНИЕ ИСКУССТВ 
 
 
 
 
 
 

Курсовая  работа по истории  зарубежной музыки
на тему: Опера Дж. Гершвина «Порги и Бесс»  
 

Выполнила:
студентка II курса,
очного  отделения
гр. 0520-1001,
Мухаметзянова Л.Д.
Проверила:
Кандидат  педагогических наук
Раимова С.  И 
 

Казань 2011 

   Оглавление
   Часть I
1.Биография Дж. Гершвина. Творческий путь……………………………………2
Часть II
   1. История создания оперы……………………………………………………....10
   2. Содержание оперы………………………………………………………...........12
     - Действие I………………………………………………………………….........12
   СценаI……………………………………………………………………………………………….12
   СценаII………………………………………………………………………………………...........13
    -Действие II………………………………………………………………………..14
   СценаI……………………………………………………………………………………………….14
   СценаII………………………………………………………………………………………………15
   СценаIII……………………………………………………………………………………………..15
   СценаIV……………………………………………………………………………………………..15
    -Действие III………………………………………………………………………15
   СценаI……………………………………………………………………………………………….15
   СценаII………………………………………………………………………………………………16
   СценаIII……………………………………………………………………………………………..16
   Заключение…………………………………………………………………………17
   Использованная  литература……………………………………………………...19 
 
 
 
 

   Часть I
   «Биография  ДЖ. Гершвина. Творческий путь»
   «О  чем рассказывает его музыка? О  простых людях, об их радостях и горестях, об их любви, об их жизни. Вот почему его музыка по-настоящему национальна...» 
Д. Шостакович

   С именем американского композитора  и пианиста Дж. Гершвина связана  одна из интереснейших глав истории  музыки. Становление и расцвет  его творчества совпали с "веком  джаза" - так называл эпоху 20-30-х  гг. XX в. в США крупнейший американский писатель С. Фитцджеральд. Это искусство  оказало основополагающее влияние  на композитора, который стремился  выразить в музыке дух своего времени, характерные черты жизни американского  народа. Гершвин считал джаз народной музыкой. "Я слышу в нем музыкальный  калейдоскоп Америки - наш огромный бурлящий котел, наш... национальный жизненный  пульс, наши песни..." - писал композитор.
   С именем Джорджа Гершвина связана  одна из наиболее интересных глав истории  музыки Соединенных Штатов Америки.
   Джордж  был вторым ребёнком в семье. Он родился 26 сентября 1898 года. Дела у его семьи  шли в то время далеко не блестяще. Гершвины снимали квартиру в деревянном доме на Снедикер-авеню. Джордж вырос на улицах Ист-Сайда. В школе не отличался прилежанием, учился посредственно и явно не оправдывал надежд матери, мечтавшей видеть детей школьными учителями. В 1912 году она записала Джорджа в Коммерческую школу. Но коммерсантом он не стал. Судьба распорядилась по-своему.
   Когда мальчику исполнилось шесть лет, приятели Джорджа - такие же сорванцы, как и он, - с удивлением стали  замечать, что чемпион улицы по конькам время от времени перестает  замечать окружающее. Причина была всегда одна и та же - музыка. Глубокое потрясение Джорджа вызвал Макс Розенцвейг, впоследствии известный в Америке скрипач, сыгравший ". Полтора часа после концерта ждал Джордж солиста, не обращая внимания на проливной дождь, а, обнаружив, что тот ушел другим ходом, помчался к нему домой. Они подружились. "Макс открыл для меня мир музыки", - вспоминал композитор. В доме у Розенцвейга, который был старше Джорджа, он сам научился играть на фортепиано: подбирал по слуху популярные мелодии.
   Можно себе представить удивление родителей, когда вскоре выяснилось, что Джордж за короткое время настолько преуспел в игре на фортепиано, что оставил  брата далеко позади. К превеликой радости обоих, было решено, что заниматься музыкой должен Джордж. Юному музыканту  довелось испробовать несколько  фортепианных "школ". Три престарелые  леди изводили скучными упражнениями. Четвёртый учитель - мистер Голдфарб - техникой вообще не занимался, а воспитывал своего питомца на попурри из опер. И только учитель Чарльз Хамбицер оказался именно тем музыкантом, в котором нуждался Гершвин. Начиная с 1915 года Джордж, по рекомендации Хамбицера, брал уроки гармонии и оркестровки у виолончелиста и композитора Киленого.
   Еще несколько раз в течение своей  жизни Гершвин делал попытки  расширить круг своих теоретических  знаний и углубить их. С этой целью  он даже пытался связаться с Равелем, Стравинским, но дальше телеграфной  переписки, давшей благодарный материал для падких на такого рода сенсации репортеров, дело не пошло. Музыкальная история Соединенных Штатов сложилась очень своеобразно. Рядом с английской песенкой, шотландской балладой, интонациями славянской мелодии в быту звучал пикантный французский куплет, еврейский синагогальный напев, венгерский чардаш, гортанные звучания китайской музыки, звонкие удары бубна в руках танцующих тарантеллу итальянцев. Но больше и чаще других звучали песни негров, необычные, еще сохранившие связи с первобытным искусством Африки.
   Большое место в музыкальном быту американских городов и поселков занимали духовые  оркестры. В репертуаре кочующих, а  нередко и "плавучих" театров, как правило, были музыкальные комедии, не претендующие ни на что больше, кроме развлечения не очень взыскательной публики. Но антрепренеры следили за тем, чтобы в каждой такой комедии была непременно одна, особенно легко запоминающаяся песенка. В случае удачи она становилась "шлягером", то есть приобретала популярность, а следовательно, выполняла и рекламную функцию. На большее никто не претендовал. Эти песенные шлягеры - явление специфическое для американской музыкальной жизни с 80-90 гг. ХІХ века. Оно сохранилось и до наших дней. Характерно, что преобладающие музыкальные вкусы американского общества того времени связаны были с легкими жанрами. Ни постоянных оперных театров, ни развитой симфонической культуры, ни систематических камерных концертов не было. Все эти "высокие" слои музыки давали о себе знать только от случая к случаю.
   Из  этого специфического музыкального быта выросло несколько ярких  композиторских индивидуальностей: Ирвин  Берлин (1888), Стивен Фостер (1826-1864), Джером Керн (1885) - подлинных мастеров песни. А рядом с ними оказался сонм дилетантов-эпигонов, согласных даже приплатить издателю, лишь бы увидеть свое имя напечатанным на обложке нотных листков. Карликовые музыкальные издательства плодились с тем большей активностью, что спрос на них рос год от года. В Нью-Йорке эти издательства, охваченные горячкой конкурентной борьбы, только что не жались стенка к стенке на одной улице - Тип-Пан аллее. В нотном магазине, или, как торжественно называли его "фирменном салоне", приказчик обязан был не только продавать ноты, но и играть, петь, рекламировать продаваемую продукцию. Такие, умеющие играть и, если не петь, то хотя бы напевать, продавцы были в цене. Их зывали - "song-plugger".
   Гершвину  было 15 лет, когда он стал таким продавцом  в "салоне" Дж. Ремика. Как ни скромен был занимаемый юношей "пост", но это было уже профессиональное место в искусстве. Более того, ни один из педагогов не мог научить его тому, чему он, незаметно для себя, учился, проигрывая и напевая ворохи нот, попутно отмечая, что кому нравится, в чем секрет шлягера. Среди бесконечных потоков полудилетантской макулатуры, как зернышки благородного металла в руде, сверкали песни Берлина и Керна - композиторов, боготворимых молодым Гершвином.
   Опыт  накапливался каждый день. Нет сомнения в том, что Гершвин не раз заносил  на бумагу наиболее отстоявшиеся импровизации. Но сам он к ним относился до поры до времени недоверчиво. Тяга к  сочинению музыки становилась неодолимой. Как обычно у начинающих, возникло два вопроса: хорошо ли это? И - мое  ли это? После долгих колебаний Гсршвин обратился к своему "шефу", Ирвину Берлину. К тому времени (1916) Берлин был в зените своей композиторской славы, в разгаре своего "просперити" в качестве компаньона издательской фирмы. Гершвин расцветал под градом комплиментов высокочтимого мастера. Но высокочтимый и словом не обмолвился о возможности издания хотя бы одной из показанных ему песенок. Зато восходящая на бродвейском небе звезда, некая София Гукер, отнеслась к музыке Гершвина с большой симпатией. Летом 1916 года он впервые услышал "себя", свою песню с эстрады.
   Большую роль в упорядочении и обогащении его знаний сыграл уже упоминавшийся  Эдв. Киленьи, венгерский музыкант широкой образованности и педагогического дара. По-видимому, он был первым, указавшим Гершвину на необходимость настоящей дружбы с серьезной музыкой.
   Гершвин покидает место "музыкального секретаря" Берлина. Его манят просторы Бродвея. Попасть в число тех, кто выступает, ставит спектакли, пишет музыку для  театров, театриков, варьете, даже для  кафе на Бродвее - не так просто. Для  Гершвина путь к "высотам" Бродвея  лежал через издательство Хармса, глава которого уверовал в талант девятнадцатилетнего композитора. Выплачивая Гершвину небольшую сумму  еженедельно, он обязал его отдавать фирме, все, что тот будет писать... Решающее слово, разумеется, за издателем. В 1918 году пришел первый настоящий успех. Песенка "В нем что-то есть" стала истинным шлягером. В течение  десяти лет она бесконечно переиздавалась.
   Соблазнительно  было бы написать: "Она решительно отличалась от большинства банальных  образцов развлекательной музыки". Увы, это была бы неправда. Если она  чем и отличалась, то, может быть, несколько более изысканной гармонией и уровнем вкуса. В основном, это был того же типа шлягер, что и остальные. Это-то и привлекало слушателей и покупателей.
   Для Гершвина же начался "путь в высшее общество". Пока он одолел только его  первую ступень.
   Не  нужно забывать, что годы "восхождения" молодого композитора совпали с  окончанием первой мировой войны, с  началом "джазовой экспансии". Пользуясь  астрологической терминологией, можно  было бы сказать: "Гершвин родился  под знаком саксофона". Джазовые ритмы, интонации негритянских песен, гармонии, приобретающие специфически джазовый характер, постепенно просачивались  в сочинения большинства авторов  развлекательной музыки не потому, что их волновали проблемы фольклора, а потому, что это модно.
   По-иному  к фольклору относился Гершвин. Он был одним из первых по-настоящему талантливых музыкантов, понявших, какие богатства заключены в  афро-американской музыке негров.
   В кабачках, или, по-местному, "салунах" негритянского гетто Гарлема  нередко можно было встретить  молодого, привлекательной внешности  человека с тонким лицом, державшего себя с достоинством - без высокомерия, просто - без панибратства, очень  внимательно вслушивавшегося не только в то, что звучало с эстрады. То, чем в эти ночные часы занимался  Гершвин, мы бы сейчас назвали "фольклорной  экспедицией". Он редко что-нибудь записывал. Он просто впитывал поразительно талантливую, темпераментную разноголосицу, в которой речь и песня совершенно незаметно переходили друг в друга, Пожалуй, это в биографии Гершвина был важнейший курс его "музыкальных  университетов". на афише зрелищного предприятия под далеко несоответствующим его масштабам названием "Эмпайр-Тиэтр" 9 декабря 1918 года состоялась премьера музыкальной комедии "Половина девятого". Поражение было полным. Провалилось все: пьеса, актеры, художники, музыка. От агрессии критиков уцелела только одна Сибила Вейн, и то в память ее прошлых заслуг на этих подмостках.
   Через полгода Гершвин пишет музыку к следующей комедии "Ля-ля, Люсиль". На этот раз - с успехом. "Ля-ля, Люсиль" - настолько типична для стиля, жанра, излюбленного бродвейской публикой, За пятнадцать лет работы (1918-1933) над "омузыкаливанием" всякого рода комедий, ревю, обозрений, составлявших хлеб насущный театров Бродвея, Гершвин участвовал в 29 постановках в качестве композитора. Популярность его росла от спектакля к спектаклю. И первые залпы фоторепортерских молний осветили улыбающееся лицо Гершвина, изнутри светящееся счастьем удачи, когда кумир нью-йоркской эстрады Эл. Джолсон спел его песню "Swanee" (1919). Без преувеличений можно сказать: это первая песня Гершвина, которую запела вся Америка. За один год нарасхват было продано 2 миллиона пластинок и миллион экземпляров нот "Swanee".
   Большинство исследователей творчества Гершвина равнодушно прошло мимо его первой оперы. Правда, она не была монументальным, многоактным произведением, и не на сцене Метрополитен Опера увидел свет рампы "Грустный понедельник", одноактная, длящаяся меньше получаса опера.
     Джордж Гершвин пишет Концерт  для оркестра Поля Уайтмена, за один месяц. Так рождается «Голубая рапсодия» или « Рапсодия в стиле блюз»,  по-английский  "blue" - голубой и "blues" - лирическая, грустная песня - принесшая Гершвину всемирную славу.
   На  премьере, в  первых рядах находились прославленные музыканты: Рахманинов, Стравинский, Хейфец, Цимбалист, Стоковский. Прием Рапсодии был буквально беспримерен. И солист, и оркестр, и Уайтмен вызвали бесконечные овации. Но это не был просто большой успех одного вечера. Наиболее прозорливые и тонкие ценители понимали, что Голубая рапсодия синтезирует в себе самые характерные черты музыки целой эпохи, что ее фольклорная основа тем-то и сильна, что во всей партитуре нет ни одной цитаты. Показательно, что позже Рапсодией дирижировали такие разного типа музыканты, как Юджин Орманди, Андре Костелянец, Александр Гаук и Исаак Дунаевский. Триумфальное шествие Рапсодии в стиле блюз охватывает Европу и затем все страны мира Волна успеха перенесла Гершвина через океан. В Лондоне он репетирует новую музыкальную комедию "Sweet Little" и пишет фортепианный концерт. I часть его напоминает популярный в те годы (1925) танец чарльстон, II - своей взволнованной и мечтательной темой ассоциируется с ноктюрном, блюзом; финал по динамике и характеру движения перекликается с I частью.
   Гершвин продолжал с увлечением и по большей  части успешно создавать музыку в излюбленном публикой эстрадно-опереточном жанре. Но после двух своих крупных сочинений он все больше тяготеет к "серьезной" музыке. Познакомившись в 1928 году с Морисом Равелем, совершавшим поездку по Америке, Гершвин попытался выяснить - не согласится ли великий мастер современной музыки взять его к себе в ученики. Но Равель, высоко ценя талант Гершвина, настойчиво советовал ему не уходить за пределы музыки развлекательной, в жанрах которой он, Гершвин, по мнению Равеля, занимает наивысшую ступень.
   По  творческому наследию Гершвина можно, как по дневнику, проследить наиболее яркие впечатления его жизни. Негритянский фольклор влил в тактовые клетки Голубой рапсодии свой темперамент  и свою поэзию; эхо парижских улиц откликнулось в "Американце" (1929), поездка на Кубу обворожила Гершвина прерывистым истомным ритмом румбы, породившей Кубинскую увертюру (1932), а театры, театрики Бродвея, атмосферой которых дышал Гершвин, требовали  все новых и новых мюзиклов и песенок. В этих жанрах - мюзикл - песня - Гершвин написал подавляющее  большинство произведений.
   Не  нужно забывать, что в Гершвине, которому вскоре после сочинения  Кубинской увертюры исполнилось  только тридцать четыре года, еще жил  юношеский запал, юношеская жажда "показать себя", что он наслаждался  всеми проявлениями пришедшей к  нему славы.
   Когда же о Гершвине заговорили как об авторе "Порги и Бесс", первой американской оперы, достигшей уровня классики, слава его разнеслась с новой силой. «Порги и Бесс" - лебединая песня Джорджа Гершвина.
   В середине 1937 года он заболел. Диагноз  был поставлен не сразу. Только 8 июля врачи убедились в том, что  перед ними тяжелый случай рака мозга. Знаменитый нейрохирург Денди был  в отпуске. По распоряжению правительства  два истребителя разыскали в  океане его яхту и доставили профессора в клинику, где находился Гершвин. Операция не внесла изменений в положение  больного. 11 июля 1937 года Джордж Гершвин умер. Через два с половиной месяца ему исполнилось бы 39 лет.
   \ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

   Часть II
   История создания оперы
   В 1924 году вышла в свет книга Дю- Боза Хейуарда под названием "Порги". Книга имела успех. Большой успех.   Авторы первоисточника ярко и правдиво изобразили жизнь бедных афроамериканцев, живущих в убогих лачугах Кэтфиш-Роу. Хэйуорд списал образ калеки Порги с нищего безногого афроамериканца, которого часто встречал по дороге на работу, когда тот разъезжал по улицам в тележке, запряженной козой. Жители Чарлстона знали несчастного под кличкой Козлиный Сэмми.    
     Главные герои книги — добрые, хорошие люди, которые, однако, обречены  на страдания в современном  мире. Это глубоко гуманистическое  произведение взывало к сочувствию  и пониманию, вызывая сострадание  к судьбе героев у читателей.  Она была правдива, в ней звучало сочувствие к самому обездоленному слою американского общества - неграм.
   На  Гершвина книга произвела впечатление. В какую форму облечь речи, чувства  героев, какой предпочесть жанр, он не представлял себе ясно. Но мысль  о Порги и Бесс засела в сознании. А потом - праздничные будни творчества на годы вытеснили мысль о трагедии калеки и его подруге, красавице Бесс. Только через десять лет люди рыбачьего поселка Южной Каролины, взволнованные убийством молодого рыбака Роббинса и водоворотом событий, в которые вовлечены были Бесс, Порги, торговец наркотиками Спортинг Лайф, широкоплечий силач Кроуп и другие герои романа Дю- Боза Хейуарда, снова вошли в сознание Гершвина, и он рассказал о них страстным языком негритянской песни.
   С авторами - супругами Хейвард - шел долгий спор. Они настаивали на значительной роли разговорных эпизодов, то есть диалогов и сцен без музыки. Гершвин отстаивал право музыки заполнить все поры драматургической ткани. Он прокладывал новаторский для американского театра путь национальной опере и категорически требовал создания для исполнения "Порги и Бесс" труппы, целиком состоящей из негров. "Только тогда, - говорил он, - все зазвучит органично, естественно. Либретто  оперы  написано Дю-Бозом Хейуардом  и Аиры Гершвиным ,старшим братом Джорджа Гершвина, основанном на пьесе "Порги" Дю-Боза и Дороти Хейуард.
    30 сентября 1935 года в переполненном Колониал-Театре Бостона состоялась премьера "Порги и Бесс". Опера была, поставлена режиссером Рубеном Мамулианом, уроженцем Тбилиси, учившимся в Московском университете. Дирижировал Александ Смоленс (так на американский лад звучала фамилия Смоленский). Декорации же и костюмы были выполнены по эскизам Сергея Судейкина...
   Овации  длились бесконечно. Бостонская пресса восторженно приняла оперу. И тем не менее Гершвин рассматривал бостонскую постановку как "предпремьеру". Он ждал с волнением нью-йоркской премьеры. И здесь публика была столь же восторженной, как в Бостоне. А критика? Она заняла ультраакадемическую позицию и со снобизмом, выдаваемым за приверженность "чистой оперной форме", в брюзжащих интонациях поучала Гершвина, как следовало бы, по мнению критиков, написать "Порги и Бесс". Трудно отказаться от мысли, что в такой организованной недооценке высшего достижения американской культуры сказывалась расовая дискриминация.
   "Порги  и Бесс" начинает свое триумфальное шествие по мировым оперным сценам. Этот процесс особенно активизируется тех пор, как в начале 50-х годов организуется негритянская группа "Эвримен Опера", познакомившая с гениальной оперой Гершвина чуть ли не все страны мира, в том числе и Советский Союз.
   «Вот, наконец первая настоящая и вполне американская опера», — резюмировала критика.      
     С самого начала своего триумфального  шествия по оперным сценам  Америки — сперва в Бостоне, затем на Бродвее — она неизменно остаётся в современном оперном репертуаре.
   Содержание  оперы 

     Опера написана в трёх действиях
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
   Порги, безногий нищий (бас-баритон) 
Краун, грузчик (баритон) 
Бесс, его подружка (сопрано) 
Джек, рыбак (баритон) 
Клара, его жена (сопрано) 
Роббинс, обитатель Кэтфиш (тенор) 
Сирина, его жена (сопрано) 
Спортин-Лайф, торговец наркотиками (тенор) 
Питер, продавец меда (тенор) 
владелец бюро похоронных принадлежностей (баритон)

   Время действия: 1920-е годы. 
Место действия: Чарлстон, Южная Каролина, США. 
Первое исполнение: Бостон, 30 сентября 1935 года.
 

   ДЕЙСТВИЕ I
   Сцена 1 представляет собой большой двор в рыбацком поселке Кэтфиш-Роу (Чарлстон, штат Каролина). Когда-то здесь жили аристократы, но теперь он населен неграми. Атмосфера жаркой южной летней ночи передается чудесной колыбельной песней, "Summertime" ("Летние дни"), которую поет молодая жена и мать, Клара. Ее муж Джек выражает господствующее в этих краях отношение мужчин к противоположному полу в веселой песенке "A Woman Is a Sometime Thing" ("Женщина - вещь ненадежная"). В одном углу двора идет игра в кости, в другом - танцуют. На тележке, запряженной козой, въезжает безногий нищий Порги. Все его здесь любят. Мужчины встречают его приветственными выкриками и одновременно ироническими репликами по поводу того, что он "неровно дышит" к девушке Крауна Бесс. В проникнутом горечью и берущем за душу речитативе "When God make cripple, He mean him to be lonely" ("Создавая калеку, Бог дал ему в удел одиночество") Порги поет о безысходности своей жизни, утверждая при этом, что женщины его не интересуют. Игроки в кости распаляются, особенно когда в игру вступает Краун, местный хулиган, который уже навеселе. Вскоре под влиянием "порошка счастья" (наркотика), которым его снабдил Спортин-Лайф, он становится весьма агрессивным. Вспыхивает драка, Краун убивает одного из игроков и тут же убегает, бросив свою подружку Бесс. Один из парней, тот самый Спортин-Лайф, торговец наркотиками, пытается - безуспешно - забрать Бесс с собой в Нью-Йорк. Бесс мечется в поисках убежища, но все обитатели Кэтфиш-Роу захлопывают перед ней свои двери.
   Не  таков Порги. Он всегда любил Бесс, но не осмеливался приблизиться к ней - ведь он калека. Но сейчас она в безвыходном положении. Он зовет ее к себе.
   Сцена 2 происходит в комнате Сирины, где оплакивают Роббинса, ее мужа, убитого Крауном. Соседи Сирины теперь собрались, чтобы по негритянскому обычаю спеть над телом ее мужа и собрать нужную сумму денег на похороны. Звучит раздирающая душу погребальная песнь. Входит Порги, с ним Бесс. Он тоже хочет внести свою лепту на похороны Роббинса, и, будучи по природе своей лидером, он принимает главное участие в молитвах и утешениях. Сирина сама поет глубоко трогательную погребальную песню (трагический плач) "My Man's Gone Now" ("Муж мой умер"). Являются два белых сыщика и предупреждают, что тело должно быть похоронено не позднее завтрашнего дня, в противном случае оно будет передано студентам-медикам. Уходя, они забирают с собой старого Питера, совершенно невиновного, но на которого у них пало подозрение. Входит довольно симпатичного вида владелец бюро похоронных принадлежностей, тоже, как и сыщики, белый. Нужной суммы на похороны собрать так и не удалось, но он согласен поверить обещанию Сирины заплатить позже. Собравшиеся здесь друзья также дают свои уверения, что соберут недостающую сумму, и действие заканчивается, когда Бесс заводит более возбуждающую песню - экстатичную, со стремительно убыстряющимся ритмом "Oh, the train is at the station" ("О, поезд ждет на станции... Он отправляется в землю обетованную").
   ДЕЙСТВИЕ II
   Сцена 1. Двор Кэтфиш-Роу месяц спустя. Несмотря на разыгравшийся сентябрьский шторм, рыбак Джек собирается выйти в море. Он чинит сети и поет задорную песню "It Takes a Long Pull to Get There" ("Дружней, ребята!"). Что касается Порги, то он живет с Бесс и совершенно счастлив. Никто из соседей не узнает в добродушном весельчаке угрюмого и мрачного прежде инвалида. Он поет о своем счастье в песне под аккомпанемент банджо "I Got Plenty о' Nutting" ("Богат я только нуждою"). Он даже покупает у явившегося сюда юриста Фрейзьера за полтора доллара фальшивые документы о разводе Бесс с Крауном. Вообще-то, развод стоит один доллар, но поскольку Бесс и Краун никогда не были женаты, Фрейзьер требует более высокой платы за свои нелегальные услуги; пришедший сюда же белый юрист м-р Арчдейл выговаривает своему коллеге за то, что тот торгует фиктивными разводами. Он также приносит хорошие новости о Питере, которого освободили из-под ареста. Когда Арчдейл уходит, Порги замечает летящего в небе канюка. Порги поет "Buzzard Song" ("Песню канюка"), первоначально изъятую из партитуры самим Гершвином, чтобы сделать оперу короче, но потом восстановленную. Порги поет о том, что эта птица - предвестник неминуемой беды. Яркий оркестровый аккомпанемент в ней передает нарастающее общее ощущение приближающейся беды, которым охвачены Порги и остальные. Вскоре толпа в страхе расходится. Спортин-Лайф предпринимает еще одну попытку уговорить Бесс уехать с ним, но Порги, очень сильному, несмотря на то, что он калека, удается прогнать Спортин-Лайфа. Оставшись одни, Порги и Бесс поют свой любовный дуэт "Bess, You Is My Woman Now" ("Теперь ты моя, Бесс").
   Появляется  военный оркестр, его сопровождет толпа готовящихся отправиться на пикник на остров Киттиуа-Айленд. Поначалу Бесс хочет остаться с Порги, но ему удается убедить ее поехать повеселиться, и она отправляется на остров без него.
   Сцена 2. Пикник на острове Киттиуа-Айленд. Спортин-Лайф поет свою широко известную песенку "It Ain't Necessarily So" ("Вовсе не обязательно"). За ней следует короткая драматичная сцена между Крауном и Бесс. Краун - все еще скрывающийся от полиции - выходит из зарослей. Ему удается застать Бесс одну, и, несмотря на ее объяснения, что она теперь принадлежит Порги, он хватает ее и силой тащит в лес.
   Сцена 3. Проходит неделя. Жизнь в Кэтфиш-Роу идет своим чередом. Джек и другие рыбаки готовятся выйти в море. Что касается Бесс, то она вот уже неделю после встречи с Крауном на Киттиуа-Айленд лежит в горячке. Ее соседка Сирина, Порги и другие заботятся о ней, и в конце концов "Доктор Иисус" помогает ей. Каким-то образом Порги узнает, что она была с Крауном, и говорит ей об этом. Но он ее прощает, а она признается, что пообещала вернуться к Крауну. Она хочет остаться с Порги, 'но боится своей собственной слабости, если Краун вновь придет. Порги обещает защитить ее от Крауна.
   Сцена 4 происходит в комнате Сирины. Разыгрался страшный ураган, и все суеверные соседи молятся, ведь многие из них уверены, что настал день страшного суда. Внезапно раздается резкий стук в дверь. Это Краун. Он зло насмехается над калекой Порги и шокирует всех, утверждая, что Бог ему друг. Но когда Клара видит в окно, что к берегу страшной волной прибило перевернутую лодку ее мужа Джека, только Краун оказывается готовым ринуться на помощь. Оставив малыша на руках Бесс, Клара бросается в бушующий шторм.
   ДЕЙСТВИЕ III
   Сцена 1. Все три короткие сцены этого действия происходят в Кэтфиш-Роу. Буря стихла. В начале сцены женщины на площади оплакивают погибших в море рыбаков. Появляется Спортин-Лайф. Он намекает на то, что Краун не погиб с рыбаками, а каким-то образом спасся, что он все еще жив и вернется за Бесс и что если у женщины два мужа, то это значит, что у нее нет мужа вообще. За сценой, когда площадь опустела, слышно, как Бесс поет колыбельную маленькой сироте.
   Появляется  Краун; он пробирается к двери дома Порги, за которой слышит голос Бесс. В тот момент, когда он пролезает под окном, сильная рука Порги хватает его за горло. Порги наносит ему смертельный удар ножом. Краун мертв. Порги радостно восклицает, обращаясь к Бесс: "Теперь у тебя есть муж. У тебя есть Порги!"
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.