На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


автореферат Культурно-эволюционная концепция Л.Уайта

Информация:

Тип работы: автореферат. Добавлен: 22.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 23. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 Содержание:
    Введение ----------------------------------------------------------------------3-5стр.
    Биография Лесли Уайта ---------------------------------------------------5-8стр.
    Понятие «символа» по Л. Уайту ----------------------------------------8-13стр.
    Основные положения теории культуры Лесли Уайта ------------13-19стр.
    Заключение ----------------------------------------------------------------19-21стр.
    Список литературы ----------------------------------------------------------22стр.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
Термин «культурология» появился сравнительно недавно - в конце XIX - начале XX веков. В своих работах его подхватили многие исследователи (антрополог Э. Тайлор в книге «Первобытная культура» (1871), В. Оствальд в работе «Система наук» (1915) и т.д.). Но самая значительная роль в обосновании данной науки и закреплении названия как культурология принадлежит английскому антропологу Лесли Уайту. В 1939 г. в статье «Проблема терминологии родства» он использовал понятие культурологии для обозначения класса явлений, имеющих наряду с функциональным ещё и ценностное, символическое значение. Различные материальные предметы, будь то орудие труда, домашняя утварь, книги и картины, существуют как символы и ценности, которые необходимы человеку. Особая способность человека - символизация - позволяет создавать класс явлений, именуемых культурой и изучаемых наукой культурологией. [1; с54]
Обоснованию культурологии  Л. Уайт посвятил свой труд «наука о  культуре», опубликованный в 1949 г. «Обоснование культуры может быть только культурологическим, - утверждал он. Наука о культуре молода, но многообещающа. Ей ещё предстоит многое совершить, если только предмет её изучения сохранится и продолжит свое движение - вперёд и вверх». [2; с146]
По мнению Л. Уайта, культура представляет собой поток взаимодействующих элементов: каждая культурная черта взаимодействует на другие и испытывает их стороны влияния. Некоторые элементы устаревают и исключаются из этого потока, на смену им появляются новые, происходит их комбинация, синтез. Чтобы не рассматривали - эволюцию математики или генеалогию парового двигателя - принцип интерпретации остаётся одним и тем же: культура возрастает из культуры. «Открытие культуры когда -нибудь встанет в истории науке в один ряд с гелиоцентрической теорией Коперника или открытием клеточной основы всех форм жизни» – писал Л. Уайт. Множество определений понятия «культура» связаны с тем или иным направлением в изучении теоретической концепции, используемой различными исследователями.
Л. Уайт в определении культуры прибегал к предметно - вещественному толкованию, считал, что она представляет собой класс предметов и явлений, зависящих от способности человека к символизации, которая рассматривается в экстрасоматическом контексте. Культура для него представляет собой целостную форму бытия людей, но рассматриваемую со стороны особого класса предметов и явлений. К культуре Лесли Уайт относит класс предметов и явлений, имеющих символическое значение. Это может быть произнесенное слово, металлическая лопата, фетиш, отношения с супругой, произнесение молитвы, святая вода, участие в голосовании, соблюдение поста и т.д. Эти предметы и явления могут быть рассмотрены в различных контекстах: в физическом, химическом, анатомическом, физиологическом, психологическом, культурологическом и даже астрономическом. В данном случае интересует то, что любой из них может быть рассмотрен с точки зрения отношения к анатомическим, физиологическим, психическим процессам, происходящим в человеческом организме, т.е. в соматическом контексте, а также с точки зрения их отношения к другим предметам и явлениям, т.е. в экстрасоматическом контексте. В первом случае их можно назвать «человеческое поведение», а науку, их изучающую, - «психология»; во втором - их можно назвать «культура», а соответствующую науку - «культурология». Для обозначения этого класса предметов и явлений Л.А. Уайт вводит неологизм - «символат». Любой символат может быть рассмотрен в разных контекстах; Л. Уайт приводит схему, на которой показано, что в соматическом контексте символат является элементом человеческого поведения и изучается психологией, а в экстрасоматическом контексте - элементом культуры и изучается культурологией. [1; с63] «Культура, таким образом, есть класс предметов и явлений, имеющих символическое значение и рассмотренных в экстрасоматическом контексте». [1; с64] Л. Уайт определял культуру также следующим образом: «Культура представляет собой организацию явлений, видов и норм активности, предметов (средств, вещей, созданных с помощью орудий), идей (веры, знания) и чувств (установок, отношений, ценностей), выраженных в символической форме». [3; с204]
Биография Лесли Уайта
Лесли Уайт (1990-1975) - выдающаяся фигура американской антропологии  XX  в., участник теоретических дискуссий 40-50-х годов, последовательный защитник теории культурной  эволюции. Еще в университете увлекшись  антропологией, Лесли Уайт много занимался полевыми исследованиями, но с самых первых  лет научной карьеры его интересовали  и  вопросы сугубо теоретические.
      Начало научной деятельности  Л.А. Уайта пришлось на 20-е годы, когда  в американской  культурной  антропологии  безоговорочно  господствовали   идеи Франца  Бонса.  Лесли Уайт учился в университете штата Луизиана, в Колумбийском университете и в университете  г.Чикаго; он получил  широкое образование в области  истории, политологии, психологии,  социологии и антропологии. Весьма обширны были  его познания  и  в  области  естественных наук. В антропологии он видел дисциплину, объединяющую многое из того, что изучают перечисленные выше науки. Еще студентом Уайт начал  полевую  работу среди  индейцев  племени  пуэбло;  интерес к пуэбло не покидал его на протяжении всей жизни, за  тридцать лет он написал пять этнографических монографий и серию статей о пуэбло Акома, Сан Филипе, Санто Доминго, Санта Ана и Сиа. В 1927 г., получив докторскую степень, Уайт был принят на работу в университет штата Мичиган, где и преподавал вплоть до выхода на пенсию в 1970 г. Его заслугой стало создание одной из наиболее сильных кафедр культурной  антропологии.  С1962  г. он  был  председателем  Американской антропологической ассоциации.
     В начале  своей  научной  деятельности  Уайт отошел от боасовской концепции и начал углубленно изучать наследие Льюиса  Г.  Моргана,  открывая для себя эволюционную теорию. Открыто защищая непопулярную в середине XX  в. Эволюционную теорию в антропологии и  в  культурологии, он подставил свои статьи и книги под острую критику  коллег и обрек себя на медленное карьерное продвижение и научную изоляцию. Лишь в 60-е годы эволюционистские идеи ученого получили признание. В статьях, посвященных проблеме эволюции, Уайт   противопоставлял эволюционный метод интерпретации культуры историческому и функциональному; эволюционный  процесс  -  историческому.  Он утверждал реалистичность и научность концепции  “стадий  эволюции”, правомерность применения понятия “прогресс” к понятиям культуры,  указывал на возможность сопоставления и оценки культур. Заслугой Уайта считается то, что он ввел так называемый энергетический критерий сопоставления культур  (“закон  Уайта”):  по  Уайту, культура развивается по мере того, как увеличивается количество  энергии, расходуемой в год на душу населения.
      Л.А. Уайт представлял культуру  в виде трех подсистем: технологической, социологической и идеологической, или философской, и утверждал примат технологической, что дало повод некоторым его оппонентам для обвинения ученого в марксизме. Уайт  действительно интересовался марксизмом.  Однако его теоретические построения, хотя и материалистичны  по сути,  опровергают основные  социологические  концепции  К.Маркса  и марксистов. Свою схему развития мировой цивилизации ученый представил в книге “Эволюция  культуры”.
Современные  ученые невысоко ценят вклад ученого в развитие  теория  происхождения и развития государства и цивилизации  в этой работе,  выделяя лишь предложенный им “энергетический  критерий” развития  культуры как отвечающий новейшим тенденциям современной ему науки. Наиболее  признаны  заслуги  ученого в обосновании существования культурологии как науки и в развитии им понятия “культура”. Уайт  выделил культурологию как самостоятельную науку в комплексе  общественных  наук; ее целью ученый считал объяснение культуры в присущих ей  терминах, без обращения к психологии. Тем самым он отмежевался от  бехевеористского направления в культурной антропологии и продолжил   линию, начатую Э.Дюркгеймом    (концепция     “социальных     фактов”)     и     А.Крёбером (“суперорганическое”). Уайт немало сделал и для утверждения  в  общественной науке самого термина “культурология”. Определяя  понятие  “культура”, Уайт рассматривает последнюю, как предмет изучения науки культурологии, т.е. как материально существующий класс предметов и  явлений, имеющих символическое значение, и рассматриваемый  в  экстрасоматическом  контексте. В связи с определением культуры ученый значительно углубил учение о символическом, продолжив линию, начатую Кассирером. Способность символизировать, придавать предметам  и  явлениям символическое значение, Уайт считает уникальным свойством  человека, свойством, которое делает процесс развития вида кумулятивным и тем самым способствует появлению культуры как таковой.
      В последних работах ученый развивал намечавшиеся и в более ранний период идеи культурного детерминизма. В книге “Концепция культурных  систем” он рассматривает культуру как саморазвивающуюся систему, обуславливающую поведение человека и развитие социальных связей.  Для  Уайта характерно “культурологическое” объяснение целого ряда установлений человеческого общества (таких,  как  табу  инцеста, экзогамия, эндогамия и пр.), т.е. рассмотрение их как функции культурной системы, стремящейся к стабильному существованию.  Системная  организация культуры, по Уайту, обуславливает не только поведение человека как личности, но и поведение племени, нации, государства как целого.
Неосуществленным  замыслом ученого осталось написать продолжение   книги “Эволюция  культуры”, в которой он собирался всесторонне   рассмотреть развитие культуры капитализма и ее воздействие на разные  стороны жизни общества. Книга “Концепция культурных систем” должна  была стать первой частью задуманной ученым работы.
Понятие «символа» по Л. Уайту
В способности  людей к символизму Л.А. Уайт видел исходный элемент культуры, определяющий признак человечества. «Символ, - писал он, - можно определить как вещь или явление, действие или предмет, значение которого навязано человеком: святая вода, ритуал, слово».
Символ есть, таким образом, совокупность физической формы и значения. Значение определяется культурной традицией, его нельзя установить при помощи органов чувств или  химического анализа. Для иллюстрации  Л. Уайт приводил пример со святой водой, которая по составу не отличается от обычной. Он ввел понятие символического поведения, «в результате которого создаются и воспринимаются неразличимыми органами чувств значения». Они подвластны лишь рациональному осмыслению, решающую роль в котором играет язык. Слова есть важнейшие рациональные символические формы в культуре. Л. Уайт отводил определённую роль знаковой природе культуры. Он различал два вида знаков: связанных с физической формой и независимых от неё. Учёный определил знак как физическую вещь или событие, функция которой состоит в том, чтобы указывать на какую-либо другую вещь или событие. Смысл знака может быть внутренне присущ его физической форме и его контексту, как в случае с высотой ртутного столбика в термометре как указанием на температуру или с возвращением птиц весной. Или же значение знака может просто отождествляться с его физической формой, как в случае с сигналом, оповещающим о приближении урагана. Однако и в том, и в другом случае значение знак можно уловить посредством органов чувств. Тот факт, что вещь может быть символом (в одном контексте), стал причиной путаницы и неверного понимания.
Разумеется, совершенно верно, что собак, обезьян, лошадей, птиц и, вероятно, даже тех тварей, которые  находятся ещё ниже на эволюционной лестнице, можно научить особым образом реагировать на голосовые команды. Малыш Гуа, детёныш шимпанзе в опыте Келлога, в течение какого-то времени «значительно превосходил ребёнка в способности реагировать на человеческие слова». Но отсюда вовсе не следует, что между значением «слов и выражений» для человека и для обезьяны или собаки никаких различий не существует. Для человека слова - это и знаки, и символы, для собаки они - просто знаки.
Неподвластность мира символов чувственному восприятию подчёркивала рациональный, интеллектуальный характер культурных явлений (культурные коды, обычаи, понятия) по сравнению с явлениями мира животных.
Однако вещь, которая в одном контексте  является символом, в другом контексте  является не символом, а знаком. Так, слово является символом только тогда, когда человек разграничивает его  значение и его форму. Это разграничение  должно быть проверено, когда придают  смысл сочетанию звуков или когда  прежде приданный смысл раскрывается впервые; в других случаях для  определённых целей это разграничение  может быть проверено. Но после того как смысл уже был придан слову  или в нём обнаружен, его значение при употреблении становится тождественно его физической форме. В таком  случае слово функционирует скорее как знак, нежели как символ. И  тогда его значение постигается  чувствами. В знаковом поведении  мы видим, что при установлении связи  между стимулом и реакцией природа  реакции не детерминируется свойствами, внутренне присущими стимулу. Однако после того как связь уже установлена, значение стимула становится таким, как если бы оно было внутренне присуще его физической форме. Не имеет никакого значения, какое именно фонетическое сочетание мы выбираем для того, чтобы вызвать реакцию прекращения движения. Мы можем научить собаку, лошадь или человека останавливаться по любой голосовой команде, какую нам заблагорассудится выбрать или изобрести. Но как только между звуком и реакцией уже установилась связь, значение стимула отождествляется с его физической формой и, следовательно, может восприниматься с помощью чувств. [7; с112]
Человек отличается от собаки - и от всех прочих живых существ - тем, что он может играть и действительно играет активную роль в определении того, какое значение должно иметь голосовой стимул, а собака этого не может. Собака не может играть активной роли в определении значения голосового стимула. Она играет совершенно пассивную роль и не может делать ничего другого. Она учится значению голосовой команды точно так же, как её слюнные железы могут реагировать на звук колокольчика. Но человек играет активную роль и потому становится творцом: пусть х будет равняться трём фунтам угля - и вот он действительно равен трём фунтам угля; пусть снятие шляпы в церкви указывает на почтение - и вот оно действительно так. Эта творческая способность, эта способность свободно, активно и произвольно придавать значение вещам является одной из наиболее общепризнанных и вместе с тем - наиболее важной характерной чертой человека. Дети свободно пользуются ею в своих играх: «Пусть этот камень будет волком».
Следовательно, различие между поведением человека и прочих животных состоит в том, что низшие животные могут получать новые смыслы, могут обретать новые  значения, но не могут их создавать  и давать. Это может делать человек. Используя приблизительную аналогию, можно сказать, что низшие животные подобны человеку, который обладает лишь принимающим устройством для  получения телеграмм: он может получать сообщения, но не может их посылать. Человек может делать и то и другое. И это различие - различие сущностей, а не степени: живое существо либо может «произвольно придавать значение», может создавать и давать смыслы, либо нет. Никаких промежуточных стадий здесь нет. Это различие может показаться незначительным, но, как сказал однажды Уильяму Джеймсу плотник, обсуждавший с ним различия между людьми, «это очень важно». Всё человеческое существование зависит от этого и только от этого.
Нетрудно понять, почему возникает путаница в связи  с тем, что представляют собой  природа слов и их значение для  человека и низших животных. Прежде всего, она возникает из-за неспособности  разграничить два совершенно разных контекста, в которых функционируют  слова. Утверждения «значение слова  невозможно уловить с помощью  органов чувств» и «значение  слова можно уловить с помощью  органов чувств», хотя и противоречат друг другу, тем не менее, в равной степени истинны. В символическом  контексте значение невозможно воспринять органами чувств, а в знаковом контексте - можно. Это вносит определённую путаницу. Однако ситуация усугубляется ещё и тем, что слова «символ» и «знак» применяются не для того, чтобы обозначать ими разные контексты, но для того чтобы обозначать одну и ту же вещь - слово. Таким образом, слово - это одновременно символ и знак, две разные вещи. Это то же самое, что сказать, что сосуд - это и doli, и kana - две разные вещи, - потому что он может функционировать в двух контекстах - эстетическом и коммерческом. Уайт утверждал, что отличительной чертой человеческой жизни является ее символический характер, а понятие «культура» представляет собой наименование специфического класса феноменов, присущих только человеку, и которые могут быть названы «символическими». [1; с77]
Решающим для  уайтовского понимания культуры является понятие «символ». Эту проблему ученый подробно разработал в статьях начала 60-х годов. «Символ - это предмет или явление, значение которого определяет тот, кто использует его в качестве средства коммуникации. Символ может иметь любую распознаваемую форму: жест, звук, очертание, цвет, вкус или запах. Однако наиболее важной формой символического выражения является членораздельная речь. Человек наделил звуки - или письменные значки - смыслом и с их помощью начал обмениваться идеями с себе подобными. Человек может придумывать и навязывать значения и ценности вещам по своему выбору. В мире символов человек может действовать по своему усмотрению, он может чему угодно придать любое значение. И ни одно другое существо на это не способно. Все человеческое существование зависит от этого уникального дара и основывается на нем. Осуществление этой способности создало все цивилизации человечества. Знак в нашем словоупотреблении - это нечто, указывающее на что-то другое. Мы видим дым и догадываемся о пламени; мы видим красный свет и остерегаемся опасности. Значение, или смысл, знака может быть связано с физическими особенностями его самого и с его отношением к предмету или явлению, на которое он указывает, как, например, в случае с дымом, который указывает на наличие пламени. Или же значение символа может быть проассоциировано с его физической формой или идентифицировано с ней при помощи механизма условного рефлекса, как это происходит в случае с красным светом, обозначающим опасность. В любом случае, как только значение знака начинает идентифицироваться с его физической формой либо ассоциативно, либо при помощи условного рефлекса, оно начинает функционировать так же, как если бы оно было присуще этой форме изначально. Слова могут функционировать и как символы, и как знаки. Иначе говоря, они могут иногда употребляться в символическом контексте, а иногда в знаковом. Значение символа нельзя распознать при помощи органов чувств. Когда испанцы ступили на территорию Мексики, они достаточно четко слышали, как ацтеки произносили слово «callo», но они не могли со слуха понять, означает это «дом» или же «усталый». Также и ацтеки не могли понять, что означает в испанском языке слово «santo», которое они отчетливо слышали. Значение символа можно уяснить себе и, следовательно, передать другому только посредством особой нервной структуры, для которой у нас нет лучшего названия, чем «механизм символизации». То же касается и других форм символов. Мы не можем понять, глядя на цвет, означает ли он траур, мужество или проказу. Органами чувств нельзя распознать смысл и символического жеста. Узнать смысл символа можно лишь при помощи самой символической коммуникации, используя способность нашей нервной системы к символизации. Говоря, что мы не можем догадаться о значении символа, мы тем самым утверждаем, что оно не присуще ему изначально, а навязывается извне. Символы - это нераспознаваемые органами чувств ценности, соединенные с физической формой. Передача значения символа происходит тем же самым образом, каким создается символ: при помощи неврологической «способности к символизированию». Символы создаются путем закрепления какого -либо значения или качества за определенной физической формой». [6; с25]
Основные  положения теории культуры Лесли Уайта
Основным вкладом  Уайта в развитие общественных наук стало обоснование трех следующих  положений:
1. создание новой  концепции понятия культуры;
2. переосмысление  концепции эволюции культуры  и применение его для анализа  культуры человечества;  
3. обоснование науки о культуре - культурологии.
Определение культуры, по Уайту, базируется на способности, присущей только человеку, придавать символическое  значение мыслям, действиям и предметам  и воспринимать символы.
Символаты: идеи, верования, отношения, чувства, действия, модели поведения, обычаи, законы, институты, произведения и формы искусства, язык, инструменты, орудия труда, механизмы, утварь, орнаменты, фетиши, заговоры и т.д.
Контекст их изучения:
1. соматический символизированные предметы и явления рассматриваются во взаимосвязи с организмом человека, их взаимодействие следует называть поведением человека, а науку, изучающую их, - психологией.
2. экстрасоматический (внетелесный, надорганизменный), взаимосвязь этих предметов и явлений может быть названа культурой, а изучающая их наука - культурологией.
Уайт видел  преимущество этого подхода в  том, что он давал возможность  четко и по существу провести различие между культурой и поведением человека.
Подход Уайта  уводит от дилеммы, что считать культурой? - идеи или материальные предметы - поскольку символизирование является общим фактором идей, отношений, действий и предметов. Существует три рода символатов:
1) идеи и отношения; 
2) внешние действия;
3) материальные  объекты; 
все их можно  рассмотреть в экстрасоматическом контексте; все они могут считаться культурой.
Таким образом, по определению Уайта, культура представляет собой класс предметов и явлений, зависящих от способности человека к символизации, и рассматриваемых  в экстрасоматическом контексте. Это определение вооружило антропологов действительным, материальным, познаваемым предметом исследования.
Уайт выделял  в культуре три четко разграниченных процесса и, соответственно им, три  способа ее интерпретации. Это:
1) временной  процесс, который является хронологической  последовательностью единичных  событий; его изучает история;
2) формальный  процесс, который  представляет  явления во вневременном, структурном  и функциональном аспектах; исследуют  в рамках функционального анализа 
3) формально - временной, представляющий явления в виде временной последовательности форм; его интерпретацией занимается эволюционизм.
Таким образом, следует различать:
• исторический,
• формальный (функциональный) и 
• эволюционный процессы.
Эволюционный подход не связан с уникальностью событий, его специфика - выявлять общие свойства, универсалии, которые могут объяснить все частности.
Важное место  во взглядах Уайта на развитие культуры занимала энергетическая концепция  эволюции культуры. Он исходил из того, что культура представляет собой  определенный  порядок феноменов  и может быть описана, исходя из своих  собственных принципов и законов. Выделяя принципы взаимодействия культурных элементов или культурных систем в целом, он считал возможным сформулировать законы культурных феноменов и систем. Рассматривая человеческий род как  единое целое, множество различных  культур и культурных традиций также  следует интерпретировать как единство, то есть культуру человека. Таким образом, становится возможным проследить в общих чертах развитие культуры человека вплоть до наших дней. [4; с32]
Анализируя культуру как организованную, интегрированную  систему, Уайт выделяет внутри этой системы  три уровня культуры:
• технологический,
• социальный
• идеологический (философский).
Эти три категории  составляют культурную систему как  целое, они взаимосвязаны; каждая влияет на другие и, в свою очередь, испытывает на себе их влияние.
Но сила воздействия  в разных направлениях неодинакова. Технологическая система первична и наиболее важна по значению; от нее зависят жизнь человека и его культура. Социальные системы носят вторичный и вспомогательный  характер по отношению к технологическим, фактически, любая социальная система есть функция технологической. Рост и развитие культуры связано с затратами энергии -  всё - космос, человека, культуру - можно описать, исходя из понятий материи и энергии.
Культура - сложная  термодинамическая система. При  помощи технологических средств  энергию извлекают и используют. Функционирование культуры как целого определяется необходимым для этого  количеством энергии.
Уайт приходит к выводу, что уровень развития культуры, измеренный исходя из количества произведенных на душу населения  предметов и услуг для удовлетворения потребностей человека, определяется количеством произведенной на душу населения энергии и эффективностью технологических средств, при помощи которых эта энергия используется, и таким образом формулирует закон эволюции культуры или “закон Уайта”.
В любой культурной системе три основных фактора:
1. количество  энергии, используемое в год  на душу населения; 
2. эффективность  технологических средств, при  помощи которых энергия извлекается  и ставится на службу человеку;
3. объем произведенных  предметов и услуг для удовлетворения  потребностей человека.
Уайт впервые  определил предметное поле культурологии, обосновал использование термина  “культурология” для науки о  культуре и предложил основной  подход, позволяющий исследовать  культуру человечества как целое - системный.
Человеческое  поведение - это функция культуры. Изменяется культура, изменяется и  поведение. Уайт соответственно приходит к выводу, что не общество или  группа замыкают ряд детерминант  человеческого поведения. Для человека как вида сама группа определена культурной традицией: будет ли это ремесленная  гильдия, клан, полиандрическое семейство или рыцарский орден, зависит от его культуры. Открытие этого класса детерминант и отделение с помощью логического анализа этих экстрасоматических  культурных детерминант от биологических - стало одним из значительных шагов в науке.
Объясняя человеческое поведение, мы поступаем так, как  если бы культура имела собственную  жизнь, даже как если бы она имела  собственное существование независимо от рода человеческого. Подобный метод  используется во многих развитых отраслях науки, таких как физика. Культуролог  движется в том же направлении  и исходит из того же взгляда и  той же техники истолкования.
Используя методы моделирования, можно рассматривать  культуру так, как если бы она была независима от человека. Это - эффективные  техники истолкования, научный метод.
Следующая задача, которая возникла перед Уайтом при  описании новой науки, - задача терминологического характера, а именно, задача определения  наименования.
Предложенное  им слово “культурология” вызвала  бурную реакцию коллег как “варваризм” (сочетающий латинский и греческий  корни), опасное слово, не дающее ничего нового и т.д. Уайт настаивал на том, что слово “культурология” выделяет некоторую область реальности и  определяет некую науку. Делая это, “она покушается на первейшие права  социологии и психологии. Конечно, она  делает даже нечто большее, чем покушение  на них; она их присваивает. Таким  образом она проясняет, что разрешение определенных  научных проблем не лежит, как предполагалось прежде, в области психологии и социологии, но принадлежит к науке о культуре, т. е. может быть осуществлено только ею. Как социологи, так и психологи не желают признавать, что есть такие проблемы, относящиеся к поведению человека, которые находятся за пределами их областей; и они склонны выказывать обиду и сопротивляться науке - выскочке, заявляющей на них свои права. И все-таки, настаивает Уайт, что же такое наука о культуре, как не культурология? Если изобретение нового слова необходимо для выявления нового качества, то это слово будет творческим: слово “культурология” носит творческий  характер; оно утверждает и определяет новую науку, логику и историю. Наиболее крупными на этом пути были следующие явления:
• исследование человека и мира человека, т.е. развитие антропологии,
• затем, в к. Х1Х - нач. ХХ в. выделение нового объекта  изучения — социума и становление  социологии,
• а к сер. ХХ в., когда сложились представления о культуре человечества, как целостной единице, обладающей собственными закономерностями существования и развития и подлежащей самостоятельному исследованию, началось формирование культурологии.
Культурология (подводит итог своим рассуждениям Уайт) - совсем молодая отрасль науки. После нескольких веков развития астрономии, физики и химии, нескольких  десятилетий развития физиологии и  психологии наука, наконец, обратила свое внимание на то, что в наибольшей степени определяет человеческое поведение  человека - на его культуру.
Убеждение Уайта  в том, что культурология - перспективная  наука, необходимая для познания всего, что определяло человеческое в человеке, в полной мере отразилось и в его последней работе “Концепция культурных систем”, где он рассматривает  процессы становления глобальной культурной системы и дает прогноз развития культуры человечества к концу  ХХ века. 
Заключение
 Популярность Л.Уайта возросла в связи с возрождением эволюционной точки зрения в американской культурологии. Дело в том, что Лесли Уайт был одним из наиболее последовательных защитников идеи эволюции в американской антропологии. Труды Лесли Уайта получили широкое признание в последние десятилетия. Ученому довелось первым высказывать и доказывать многое из того, что сегодня считается само собой разумеющимся, хотя прямых ссылок на уайтовские работы в современных культуроантропологнческих исследованиях почти не встретишь. В этой связи издание переводов наиболее известных работ ученого представляется весьма актуальным. Уайт сыграл, несомненно, роль «крестного отца» в появлении современного неоэволюционизма. Л.Уайт, еще в 1939 г. предложивший создать особую науку культурологию как общетеоретическую дисциплину, зафиксировал назревавший в то время кризис. Лесли Уайт считал, что антропологи замкнулись в экзотическом мире безписьменного прошлого, как в убежище от жгучих проблем современности. Культурология понималась Уайтом как общетеоретическая и методологическая база для антропологических исследований и как возможность нового этапа развития и осовременивания культурной антропологии. Теоретическая концепция Уайта берет за основу не проявление культурных феноменов, в отдельных группах, а делает упор на развитие культуры человечества в целом. Проследив развитие современной культурологии, можно утверждать актуальность отдельных положений научной концепции, Уайта для развития современных культурологических, теорий, в том числе и для развития российской культурологии. Оценивая теоретические позиции Уайта, можно считать, что его культурный эволюционизм был попыткой изучения всемирной истории и выявления общечеловеческих законов истории человечества. Роль Лесли Уайта в создании и развитии культурологии велика и неоспорима. Ученый всегда отличался склонностью к широким обобщениям и стремлением дать научную картину культурного развития всего человечества. Уайт одним из первых сделал, попытку применить, системный подход в культурологии. В своих работах: «Наука о культуре» ( 1949), «Эволюция культуры»( 1959), «Понятие культуры»,(1973) и др. он рассматривал культуру, как целостную и самонастраивающуюся систему материальных и духовных элементов. Общий закон развития культуры им сформулирован следующим образом: «Культура движется вперёд по мере того, как возрастает количество обузданной энергии на душу населения, или по мере того, как возрастает эффективность или экономия в средствах управления энергией, или и то и другое вместе». В последней книге (1975) Уайт изменил представления о роли культуры. Прежние были чересчур телеологичны и оптимистичны. Всё равно, что считать функцией Земли - служить человечеству, кормить и поить его и т.п. Иллюзия жила, пока Уайт подобно большинству антропологов занимался первобытными культурами, дописьменными. Там можно видеть взаимную поддержку, кооперацию, равенство, законы гостеприимства. Словом, культура выступает как благожелательный опекун человечества. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Список  литературы:
    Кравченко А.И. Культурология: Учебник. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.
    Кравченко А.И. Культурология: Хрестоматия для высшей школы.-2-е изд., перераб. и доп. – М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2003.
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.