На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа «Диалектика» и «Метафизика»

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 22.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 37. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

 

Введение

 
      Нельзя  понять мир, не упростив его, не огрубив, не прервав непрерывное, не омертвив живое. Такова «техника» мышления: человеческие понятия гораздо статичнее и  обладают большей дискретностью, чем  реальность, которую они выражают. Так, при изучении организма методом препарирования от исследователя может ускользнуть его живое функционирование. Нечто похожее случалось и случается с мысленным «препарированием» бытия. Для его постижения нужны методы, позволяющие приноровиться к «биению пульса» реального мира.
      Чувствительными, уязвимыми перед «скальпелем» мысли, легче всего разрушаемыми в процессе их теоретического осмысления чаще всего оказывались изменчивость бытия, а также целостность, единство его многообразных составляющих. Впрочем, одно тесно связано с другим: трудности заключены в осмыслении связей, пронизывающих мир и обеспечивающих взаимодействие явлений, развитие.
      Глубина постижения развивающегося мира и степень  огрубления существующих в нем реальных связей в разных философских учениях  неодинакова. Исторически сложились два альтернативных способа философского понимания связей и развития, о которых далее поведётся речь: диалектическое и метафизическое.
 

Термины «Диалектика» и «Метафизика» в  истории философии

 
      Факт  развития природы и общества отрицать невозможно; с принципом развития согласны все, но понимают его по-разному. Исторически сложились два основных подхода к развитию: метафизический и диалектический.
      Одной из характерных особенностей метафизической концепции развития является взгляд на природу как на случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от друга и независимых друг от друга, находящихся в состоянии покоя и неподвижности.
      Метафизика  рассматривает развитие как чисто  количественные изменения, без качественных скачков, без борьбы противоположностей, полагая, что источник развития находится вне данной системы. Им является внешний толчок другой системы либо первотолчок (Ньютон). Общая тенденция, направленность процесса развития – восходящая или нисходящая линия, круговорот. Метафизический взгляд на мир господствовал в философии и науке вплоть до XIX века. Интересна сама эволюция понятия «метафизика» в истории философии.
      В середине II века до н. э. Греция была завоевана римлянами. Сочинения античных философов после долгих странствий оказались в Риме. В I веке до н. э. греческий ученый Андроник из Родоса, приводивший в порядок эти сокровища духовной культуры, решил заново переписать рукописи Аристотеля. В своем издании Андроник поместил сначала группу сочинений Аристотеля, относящихся к физике, а вслед за ними – группу трактатов, в которых рассматривались проблемы бытия и познания. Андроник обозначил эту группу сочинений термином «то, что идет после физики». Со временем этим термином стали обозначать вообще все философские учения о началах бытия вещей и их познание, и в самом общем плане можно сказать, что термины «метафизика» и «философия» приобрели статус синонимов, иногда употребляясь в таком значении и сегодня.
      Со  времени Гегеля сущность метафизического  метода раскрывается, с одной стороны, в понимании мира как раз навсегда данного, неизменного, застывшего в круговороте повторения, а с другой стороны, в абсолютизации какой-либо одной стороны предмета или его познания, игнорирования всеобщей связи, существующей в мире. Таким образом, особенностью метафизического способа мышления является односторонность, абстрактность, абсолютизация того или иного момента в составе целого при рассмотрении различных проблем, явлений и процессов действительности.
      Прямую  противоположность метафизического  понимания процесса развития составляет диалектическая концепция развития. Понятие диалектики (от греч. dialektike techne — искусство вести беседу, рассуждать) употреблялось в истории философии в разных значениях. Родилось оно в древнегреческой культуре, где – с развитием античной демократии – стало высоко цениться умение полемизировать, доказывать, убеждать, обосновывать свою правоту и таким образом приобретать сторонников при обсуждении государственных, судебных и других дел. В конце V — начале IV века до н. э. ведение диалога требовало уже большого мастерства и специальной подготовки. Согласно античным представлениям, искусство диалога предполагает, что его участники задают друг другу вопросы, стремясь понять альтернативные точки зрения и доказать преимущества своих собственных позиций. Рассуждение движется от одних утверждений, разделяющих собеседников, к другим, в которых с обоюдного согласия сглаживается категоричность их взглядов, сближаются, становясь более правильными, позиции. В результате преодолевается односторонность суждений, учитываются разные точки зрения, вырабатывается более верное понимание политических или иных событий, правовых, моральных норм и т. д. Под диалектикой понимали искусство спора, дискуссии, умение плодотворно развивать обсуждаемую тему.
      Сократ  рассматривал диалектику как искусство  обнаружения истины путем столкновения и согласования различных и даже противоположных мнений. Он практиковал  ведение ученых бесед о смысле общих понятий (таких, как справедливость, мужество, красота). Целью этих бесед был переход от частных случаев использования понятий (красивая девушка, красивый конь, прекрасный кувшин; мужество в морском, в сухопутном сражении, в гражданских делах) к искомым общим их определениям. Обобщив опыт Сократа, его ученик Платон представил диалектику как метод анализа и синтеза понятий, как движение мысли от многообразных, конкретных их значений к общим понятиям — идеям, выражавшим, по его убеждению, истинно сущее.
      Искусство диалога философ называл маевтикой (от греч. maieutike – повивальное искусство), подразумевая, что диалог помогает рождению истины как чего-то нового, того, что отсутствовало в начале спора, но появилось в процессе обсуждения. Такой подход иногда называли и эвристическим (от греч. heurisko – открываю, отыскиваю). Этим подчеркивалось, что новое решение – результат своеобразного творчества участников диалога. Развитие мысли, более глубокое понимание вопроса выковывается в столкновении взглядов путем разрешения противоречий, выявления общего в различных, даже противоположных подходах и установления определенного согласия разноречивых мнений.
      Диалектика  как искусство спора развивалась  в средние века. Вершиной средневековой  диалектики стали труды Пьера  Абеляра. Свою книгу «Да и нет» он построил по античному образцу, как  систему вопросов, задаваемых учителем, и ответов учеников. Учитель подводил учеников к заведомо неверному выводу, а потом неотразимым и бесспорным доводом опровергал их рассуждения, заставлял принять свою точку зрения. В средние века искусство диалога культивировалось как средство проповеднического мастерства, выработки методов опровержения доводов инакомыслящих. Но, несмотря на эту ограниченную цель, оно внесло определенный вклад в европейскую культуру и содействовало подготовке той современной формы диалога, которая используется в наши дни в продуктивных научных, философских, экономических, юридических и других дискуссиях.
      Со  временем было осознано, что приемы столкновения мнений и диалектического  разрешения противоречий применимы  не только в ситуациях живого спора реальных людей. Они важны также при анализе противоборствующих взглядов, позиций, направлений мысли, которые утверждались в разное время, в разных странах, социальных системах, культурах. Тексты и другие средства информации позволяют вступить в реальную или мысленную полемику с людьми, находящимися далеко или жившими задолго до нас. Возможен диалог поколений, эпох, культурных, национальных, политических, религиозных, философских традиций, школ. Схемы спора различных сторон воспроизводятся в общих чертах и в процессе поиска истины одним лицом. Постепенно зрело представление: творческое мышление диалогично по своей сути.
      На  сегодняшний день диалектика рассматривает  развитие природы, общества и мышления как строго закономерный процесс, как  переход от простого к сложному, от низшего к высшему, как отрицание старого и появление нового. Источником развития является саморазвитие, внутренние противоречия любого вида бытия. То обстоятельство, что развитие всегда приводит, в конечном счете, к отмиранию старого и возникновению нового, свидетельствует о том, что новое возникает и развивается не случайно, а закономерно. Развитие диалектики понимается как скачкообразный процесс, идущий не по кругу, и не по восходящей либо нисходящей линии, а путем отрицания отрицания, по спирали.
      Итак, диалектика – учение о наиболее общих законах развития природы, общества и познания и основанный на этом учении универсальный метод мышления и действия.
 

       Метафизическая  концепция понимания  мира и его развития. Её исторические корни.

 
      Сущность, характерная черта метафизики как  философского метода мышления – односторонность, абсолютизация какой-то одной (безразлично, какой именно) стороны живого процесса познания – или шире любого элемента целого.
      На  современном уровне развития философского знания можно выделить три основных значения понятия «метафизика».
    Философия как наука о всеобщем, первым прообразом которой и было учение Аристотеля о якобы высших, недоступных органам чувств, лишь умозрительно постигаемых и неизменных началах всего существующего, обязательных для всех наук.
    Особая философская наука – онтология, учение о бытии как таковом, независимо от его частных видов и в отвлечении от проблем гносеологии и логики.
    Определенный философский способ мышления (познания), противостоящий диалектическому методу как своему антиподу. Именно об этом аспекте понятия «метафизика» дальше и будет идти речь
     Метафизика (как и диалектика) никогда не была чем-то раз навсегда данным, она  изменялась, выступала в различных  исторических формах (типах), имела различные «лики» (виды). Поэтому если в какой-либо философской системе рассматриваются «метафизические проблемы», надо четко разобраться, о каком аспекте понятия «метафизика» идет речь. Если же имеется в виду антидиалектики, надо дифференцировать ее формы и виды.
     Примерно  до середины XIX в. преобладающим методом в философии в науке была главным образом старая метафизика, которая имела дело преимущественно с предметами (и их мысленными отражениями) как с чем-то законченным и неизменным. Глубокий анализ этой формы метафизики дал Ф. Энгельс, который осуществил следующее:
     Во-первых, выявил ее специфику – отрицание  всеобщей связи и развития, «ускользание связи целого», мышление «сплошными неопосредованными противоположностями» («да-да», «нет-нет»), убеждение в окончательной завершенности системы всех мировых связей.
     Во-вторых, вскрыл объективную основу появления  старой метафизики – необходимость  объяснения частностей, элементов (сторон) целого, для чего эти стороны должны быть «вырваны» из целого и рассмотрены  по отдельности, вне их связи и развития. Это и было важной задачей познания того времени.
     В-третьих, обосновал правомерность и необходимость  метафизического способа мышления в данной его форме «в известных  областях», указал на недопустимость его  «экспансии» за эти пределы. «Великое историческое оправдание» старометафизического способа мышления было обусловлено необходимостью предварительного исследования самих предметов как таковых в их устойчивости, неизменности, вне их взаимосвязи, с тем, чтобы затем систематически изучать происходящие с ними изменения.
     В-четвертых, установил дату возникновения (XVII в.), «место рождения» (естествознание) и «крестных отцов» (Ф. Бэкона, Дж. Локка) старой метафизики.
     В-пятых, вскрыл элементы, зачатки новой метафизики в недрах старой, ибо о том, что природа находится в вечном движении, знали уже в XVII—XVIII вв. Но, будучи в плену тогдашних (старометафизических) представлений, не могли это движение правильно объяснить.
     В-шестых, обосновал необходимость перехода к «высшей форме мышления» - диалектике, ибо, в конце концов, все в действительности совершается диалектически, а не метафизически.
     Существуют  ли в наши дни, когда наука добилась столь впечатляющих успехов, метафизические взгляды, в том числе и те, которые  отрицают всеобщую связь и развитие всех явлений? Оказывается, как ни странно, существуют. Так, например, идея эволюции, развития Вселенной сегодня представляется естественной и необходимой, хотя до такого понимания наука дошла трудным и противоречивым путем. Русский ученый А. А. Фридман, исходя из теории относительности А. Эйнштейна, в 1922—1924 гг. впервые убедительно доказал, что Вселенная не является стационарной, неизменной, а находится в процессе глобальной эволюции.
     Любопытно отметить, что сам Эйнштейн не сразу  пришел к этой мысли, пытался построить не эволюционную модель, которая предполагала Вселенную «вечно равную самой себе». Как отмечал И. Пригожий, когда в 1917 г. Эйнштейн предложил первую модель Вселенной, речь шла о статической и вечной Вселенной – физико-математическом выражении парменидовской тавтологии «бытие есть». Последующие открытия (особенно в космологии) показали, что статическая картина неприемлема ни для каких астрономических систем, какими бы устойчивыми они ни казались на уровне видимости. Тем самым был твердо установлен факт эволюции всех небесных тел и их систем.
     Однако  и по сей день у ряда ученых существует «антиэволюционное предубеждение», и они пытаются найти статические  решения космологических уравнений, отстоять стационарность Вселенной. И  это несмотря на то, что факт эволюции, развития последней был доказан теоретически и подтвержден экспериментально (явление красного смещения, установление постоянной Хаббла и пр.). Вот почему «...удивляться надо не существованию красного смещения и расширению Вселенной, а поразительной живучести консервативных взглядов» – проявлению метафизического способа мышления в его, казалось бы, давно преодоленной форме (отрицание развития).
     Укрепление  под напором фактов идеи о диалектическом характере всего существующего и ее распространение, проходившее в острой борьбе со старой метафизикой, привело к двум важным результатам:
    Появилась новая, «важная форма диалектического мышления» — материалистическая диалектика. Этому во многом способствовала революция в естествознании конца XIX — начала XX в., особенно кардинальные изменения представлений в физике. «Важнейшее изменение, которое было обусловлено ее (физики) результатами, состоит в разрушении неподвижной системы понятий XIX века» и в стремлении перейти к понятиям «текучим», подвижным, изменчивым.
    На «обломках», показавшей свою полную несостоятельность перед лицом новых фактов, старой метафизики возникла новая метафизика, ставшая господствующей в XX в.. Если в старой метафизике имелись элементы новой, то в последней содержатся элементы старой в их разнообразных сочетаниях и комбинациях, функционирующие в рамках и на основе новометафизической концепции развития.
      Новая метафизика в отличие от старой не отвергает ни всеобщую связь явлений, ни их развитие – это было бы абсурдно в эпоху громадных достижений науки и общественной практики. Особенность антидиалектики в новой форме – сосредоточение ее усилий на поисках различных вариантов истолкования, интерпретации развития. Новый метафизик охотно рассуждает об изменении, развитии всего сущего, о великой мировой связи всего со всем. Он даже скажет, что все в мире противоречиво и призовет к гибкости понятий, чтобы выразить развитие вещей и т.д. и т. п. Однако, соглашаясь с принципом развития на словах, сторонник новой метафизики дает на деле такую «хитрую и тонкую» интерпретацию данного принципа, что от него фактически ничего не остается.
      Если  для диалектики развитие – единство возникновения и уничтожения, взаимопереходы, единство и борьба противоположностей, самодвижение всего сущего по спирали, единство постепенностей и скачков и т. п., то новометафизическая концепция толкует развитие иначе. Оно здесь может пониматься следующим образом.
      1. Как простой, всеобщий и вечный рост, увеличение или уменьшение, т. е. только как чисто количественные изменения без коренных качественных преобразований, без скачков («плоский эволюционизм» в его различных модификациях). Категория развития здесь заменяется «ходячей идеей» эволюции и нейтральной терминологией («изменение», «рост», «трансформация» и т. п.).
      2. Как только качественные изменения, цепь сплошных скачков без подготавливающих их постепенных количественных изменений. Это обратная сторона «плоского эволюционизма», абсолютизирующая одну из двух взаимно связанных необходимых моментов развития – скачки, перерывы постепенности. Данная односторонняя интерпретация развития представлена в таких своих «обликах», как творческая эволюция, катастрофизм, эмерджентная эволюция и т. п.
      3. Как повторение, монотонный процесс, имеющий строго линейную направленность. Здесь развитие трактуется как движение по прямой линии, осуществляющееся в одной плоскости, процесс, «тянущийся в абстрактную бесконечность» (Гегель).
    Как вечное движение по одному и тому же Кругу (по по спирали) и всегда приводящее к одним и тем же последствиям. Классический пример – теории исторического круговорота (Шпенглер, Тойнби и др.).
    Как движение, из которого фактически изъята его сущность – противоречие, единство противоположностей. Движение, развитие здесь истолковываются таким образом, что остается в тени самодвижение, его двигательная сила, его источник, который переносится во вне – Бог, субъект и т. п. На словах противоречие новым метафизиком вроде бы не отвергается, но поскольку он все-таки его «оставляет в тени» или «переносит его во вне», понять движение как самодвижение не в его силах. Самое большое, на что он способен, - это описать результат движения, изобразив последнее как сумму, связь состояний покоя.
    Как только прогрессивные изменения, т. е. как восхождение от простого к сложному, от низшего к высшему, игнорируя регресс, нисходящие изменения.
      В зависимости от сферы своего функционирования, области применения своих усилий антидиалектический способ мышления и  действия можно классифицировать и  по другим основаниям, выделив, в частности, онтологическую и гносеологическую (методологическую) метафизику. Думается, что данные виды антидиалектики присущи и старой и новой метафизике, своеобразно переплетаясь и преломляясь в каждой из этих форм. Так, домарксистский материализм не только был неспособен понять мир как процесс, как находящуюся в историческом развитии и взаимосвязях материю, но и не сумел применить диалектику к развитию познания, к самым общим понятиям и категориям мышления.
      Если  онтологическая метафизика имеет дело преимущественно с интерпретацией развития объективной реальности, то гносеологическая – связана с односторонним пониманием познания. В зависимости от того, какой момент, отношение и т. п. последнего абсолютизируются, получается та или иная форма гносеологической антидиалектики. К их числу можно отнести догматизм, релятивизм, скептицизм и т. д.
      Догматизм отрицает, прежде всего, принцип развития. Главным признаком догматизма при решении теоретических и политических проблем является отказ от признания зависимости истины от условий, места и времени. Положения, бывшие истинными в одних обстоятельствах, догматик превращает в застывшие, неизменные догмы, которые якобы сохраняют свою истинность на все времена. В познавательной деятельности такой подход ведет к застою мысли, отрицанию необходимости постоянного и закономерного развития познания.
      Релятивизм  абсолютизирует момент изменчивости. Различие между диалектикой и релятивизмом можно проиллюстрировать, сопоставив положения Гераклита из Эфеса и Кратила из Афин. Гераклит утверждал, что «в одну и ту же реку ты не вступишь дважды, ибо на вступающих в одну и ту же реку все новые и новые воды текут». Кратил же, в противоположность Гераклиту, полагал, что в одну и ту же реку нельзя вступить и «единожды». В положении Гераклита момент изменчивости сочетается с моментом устойчивости. В положении Кратила момент устойчивости отрицается и абсолютизируется момент изменчивости. Событие превращается в сплошной поток изменения и исчезает, поэтому в одну и ту же реку нельзя вступить и единожды.
      Особенно  «коварными и хитрыми» формами антидиалектики, которые и сегодня пользуются широким распространением, являются софистика и эклектика.
      Софистика — это сознательное использование для обоснования и доказательства тех или иных положений таких доводов, которые по форме выглядят как правильные, а по существу являются заведомо ложными. Основным приемом софистики является использование так называемых софизмов. Например, на обвинение во лжи софист отвечает: «Кто лжет, говорит то, чего нет. Но того, чего нет, нельзя сказать. Следовательно, никто не может лгать». В научной и политической деятельности иногда встречаются подобные софизмы.
      Эклектика — это соединение различных, противоположных взглядов, идей, принципов и теорий. Кажущаяся многосторонность эклектики оказывается простой видимостью, так как эклектика лишь формально сочетает разные признаки предмета, не выясняя их подлинной взаимосвязи, не умея выделить среди этих признаков главного, определяющего.
      Эклектика коренится в подмене одних  логических оснований другими, в метафизической абсолютизации изменчивости и относительности человеческого познания. Пустоту и бесплодность эклектических построений отмечали многие философы, начиная от Сократа и Аристотеля. Для эклектики характерны: подмена понятий, нарушение принципов целостности, объективности, конкретности рассмотрения предметов и явлений.
      Софистика и эклектика обычно находятся  на вооружении у представителей тех  социальных групп, интересы которых  не совпадают с объективными закономерностями общественного развития, и потому их «логика идей» расходится с «логикой вещей».
      Заключая  сказанное отметим, что метафизический метод мышления в обоих своих  вариантах (старая и новая метафизика) при всей своей ограниченности оказала  серьёзное влияние на развитие науки  – особенно в период ее возникновения и формирования (XVI—XVIII вв.). В это время преобладающим был процесс дифференциации научного знания, и каждая из возникающих наук делала своим предметом отдельные части, фрагменты действительности с целью изучения их качественного своеобразия – механические, химические, физические и другие явления.
      Основное  внимание при этом было направлено на решение вопроса о том, что  такое данный предмет? А для этого  последний надо было вычленить из других предметов и явлений, рассмотреть исследуемый предмет в «чистом виде», вне его взаимосвязи с другими предметами и отвлекаясь от его изменения (развития). Эту задачу и выполнял метафизический метод мышления (в старой его форме), с помощью которого была построена механическая картина мира, ставшая – при всей ее ограниченности – долгосрочным концептуально-методологическим образцом для всех (в том числе гуманитарных) наук, и на основе, которой было открыто большое число законов
      Новометафизическая  методологическая концепция, которая  уже не отвергала ни всеобщую связь явлений, ни их развитие, даже при одностороннем их истолковании, способствовала выработке всесторонней, глубокой и последовательной концепции развития. Так, даже односторонне понимая развитие (как только количественные изменения), английский геолог Ч. Лайель сделал немало открытий в этой науке. Также исходя из одностороннего истолкования развития (но уже как «цепи сплошных скачков», «катастроф»), французский естествоиспытатель Ж. Кювье внес большой вклад в развитие сравнительной анатомии и палеонтологии.
      Что касается такой разновидности метафизического  способа мышления как софистика, то она, при всем своём релятивизме  и «субъективистской слепоте», содержала  в себе целый ряд продуктивных идей, которые были выдвинуты, прежде всего, в древнегреческой философии (V—IV вв. до н. э.). К числу таких идей можно отнести следующие: сознательное исследование мышления самого по себе; понимание его силы, противоречий и типичных ошибок; стремление развить гибкость, подвижность мышления, придать ему диалектический характер; попытка с помощью такого мышления «разъесть как щелочь» все устойчивое, расшатать конечное; подчеркивание активной; роли субъекта в познании; анализ возможностей слова, языка и т. п. Сосредоточив внимание на субъективной стороне диалектики, показав гибкость, текучесть, взаимопревращаемость понятий, софисты тем самым подготовили почву, на которой античная диалектика достигла высшего расцвета в лице Сократа, Платона и Аристотеля.
      Последний, кстати говоря, «обязан» софистам тем, что в противовес их субъективизму и «игре слов» «вынужден» был создать формальную логику. Нарушая еще не открытые законы мышления, софисты тем самым способствовали их открытию, что Аристотель и сделал.
 

Диалектика  как альтернатива метафизическому  видению мира

 
      Мир многогранен и многообразен. Каждый предмет имеет множество свойств, качеств, сторон, взаимоотношений со всем миром. В одной из своих работ  В. И. Ленин приводит выразительный  пример, показывая «многогранность» обыкновенного стакана. Стакан –  стеклянный цилиндр, сосуд для жидкости, тяжелый предмет и т. д. Его можно употребить не только для питья, но и для бросания, как пресс-папье, помещение для пойманной бабочки. Он может иметь художественную ценность (резьба, рисунок). При различных способах использования меняется связь предмета с окружающим миром и человеческой практикой. Отсюда следует вывод: чтобы действительно знать предмет, надо изучить все его стороны, все связи. Этого никогда нельзя достигнуть полностью, но требование всесторонности предостерегает от ошибок и омертвения. Умение схватить связь разнообразных моментов – черта диалектического метода мышления, отличающая его от мышления догматического. Диалектика предстает как учение о связях.
      Наиболее  сложным типом связи, оказавшимся  непосильным для метафизического мышления, является взаимодействие противоположностей. Суммируя различные характеристики предмета, метафизическая философия односторонне выделяет некоторый их набор, исключая противоположные. Скажем, признав устойчивость мира, исключает его изменчивость, живое мыслит как резко противопоставленное мертвому, прямое – кривому, доброе – злому и т. д. Такое мышление знает лишь жесткие противопоставления. Его сегодня образно называют «черно-белым» мышлением. Люди с таким мышлением не улавливают оттенков, переходов между полюсами, их связей, взаимодействия. За рамками понимания остается, например, единство национального и интернационального в отношениях народов, индивидуального и общественного, личного и коллективного и т. д. Опыт осмысления связей вплоть до единства противоположностей – достижение диалектической мысли. Благодаря ему стала доступной для понимания и самая сложная связь – развитие, служившая камнем преткновения для мышления, не овладевшего диалектикой.
      Исторически в исходном понимании диалектики выделялись, обогащая его, все новые смысловые пласты. В философских учениях внимание концентрировалось то на одних, то на других аспектах диалектики. Высвечивая те или иные грани диалектики, философы различным образом определяли ее суть. Это может создать впечатление, будто речь идет не об одном сложном, многомерном явлении, а о многих и разных. Между тем в разных обличьях диалектики, начиная с ранних форм, проявляется и некоторая самая общая ее суть.
      Диалектика  – такое понимание мира и такой способ мышления, при котором различные явления рассматриваются в многообразии их связей, взаимодействии противоположных сил, тенденций, в процессах изменения, развития.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.