На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Александр III

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 25.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение

 
     «Личность и деятельность Александра III в дореволюционной  литературе» - достаточно актуальная тема на сегодняшний день.
     Актуальность  исследования заключается в том, что обращаясь к царствованию императора Александра III, приходится заметить: учебники при описании этого царствования обычно ограничиваются одним перечнем событий. Однако, как самая личность Царя-Миротворца, так и вся его деятельность, носят высокопоучительный характер и заслуживают глубокого внимания. Царь-Миротворец воплотил в себе лучшие черты народной русской души. 

     В.О. Ключевский так высказался после  кончины Государя Миротворца: «Наука отведёт Императору Александру III подобающее место не только в истории России и всей Европы, но и в русской  историографии, скажет, что Он одержал  победу в области, где всего труднее добиться победы, победил предрассудок народов и этим содействовал их сближению, покорил общественную совесть во имя мира и правды, увеличил количество добра в нравственном обороте человечества, ободрил и приподнял русскую историческую мысль, русское национальное сознание, и сделал всё это так тихо и молчаливо, что только теперь, когда Его уже нет, Европа поняла, чем Он был для неё»
     Но  профессор ошибся в своих предсказаниях. Уж более ста лет фигура предпоследнего русского царя является мишенью для самых нелицеприятных оценок; его личность служит объектом выпадов и тенденциозной критики. Растиражированный фальшивый образ Александра III, с живым человеком никак и не сопряженный, без устали воссоздается по сию пору. Причина проста: Александр III не восхищался Западом, не поклонялся либерально-эгалитарным идеям. Отсюда ненависть к этому царю со стороны западников.
     Среди основных положительных черт, то есть существенных признаков, свойств, которые  характеризовали различные стороны военной и политической деятельности Александра III, выделяются следующие:
     1. Выработанная с годами царствования  собственная система ценностей,  вобравшая в себя компоненты  природного ума, острого осознания  необходимости защиты российских (фактически - русских) интересов, что сформировало цельную и решительную фигуру «хозяина земли русской».
     2. Великодержавная патриотическая  направленность большинства принимаемых  им решений, учитывавшая как  патерналистские традиционные начала, так и происходившие изменения  в экономике, социально-политической сфере российского общества, в обороноспособности государства, во взаимоотношениях с другими странами в начальную индустриальную эпоху.
     3. Принципиально-жесткий, инициативный  подход в решении задач укрепления  российской бюджетной системы как основы государственного развития, укрепления обороноспособности государства, с осознанием потребности встроить вооруженные силы в рамки финансовых возможностей страны.
     4. Смелость принимаемых решений,  убежденность в их правоте,  умение взять ответственность на себя в военно-политической сфере.
     5. Стремление не только принять  ответственные решения, но и  организовать путем жесткого  централизованного контроля работу  ведомств по реализации их  в жизнь, сосредоточить ведомственное  внимание на главных, решающих участках.
     6. Самостоятельность и независимость  суждений, умение отстаивать свою  точку зрения, настойчивость в  организаторской работе.
     7. Трепетное восприятие многовековых  традиционно-патриархальных устоев  государственности и понимание  конкретно-исторической обусловленности и целесообразности тех или иных форм и средств проведения преобразований в военно-политической и экономической деятельности.
     8. Практичность ума и побуждаемых  им поступков Александра III. Его  природное отвращение ко всему рекламному, ко всякому афишированию (отсюда нелюбовь много говорить).
     Среди негативных черт, непосредственно связанных  с военно-политическим содержанием  деятельности императора следует выделить:
     • консервативный строго охранительный  характер военно-политических взглядов, побуждавших к жесткому противостоянию как с внешними противниками, так и внутренней оппозицией;
     • нетерпимость и беспощадность к  инакомыслию, тем настроениям и  поступкам, которые не укладывались в военно-политические устремления  цесаревича и императора;
     • националистические, русификационные  побуждения императора, что в условиях роста национального самосознания народов неизбежным образом отражалось на росте идей сепаратизма и противостояния;
     • элементы упрямства, своеволия (как  результат детского воспитания), вносившие нервозные начала в ход военного строительства, военно-дипломатические отношения;
     • грубость, не стеснялся в выражениях как в индивидуальных беседах, так  и в присутствии публики, крепкое  «словцо» было присуще его натуре как своеобразная русская черта, но в словах не было озлобления, - это была потребность, скажем так, отвести душу, ругнуть иной раз сплеча, не изменяя своему добродушию;
     • однозначный приоритет курса  на национальную самобытность (даже во внешнем облике офицера и солдата) в ущерб естественной потребности европеизации в военно-политических приоритетах. 

     Данная  тема достаточно подробно освещена в трудах следующих авторов: С. Бансидуна, А. Н. Боханова, В. П. Мещерского и др.
     Актуальность  моего исследования определила цель и задачи работы:
     Цель  исследования – рассмотреть личность и деятельность Александра III в дореволюционной литературе.
     Для достижения цели необходимо решить следующие  задачи:
      Рассмотреть литературные источники, повествующие о деятельности Александра III
      Выявить и проанализировать значимые аспекты биографии Александра III
      На основе проведенного исследования сделать выводы и дать рекомендации по работе
     Объект  исследования – личность Александра III.
     Предмет исследования – дореволюционная  литература.
     Для раскрытия поставленной цели и задач определена следующая структура исследования : работа состоит из введения, двух глав,  заключения, списка использованной литературы. Названия глав отображают их содержание.
 

    Личность Александра III в российской дореволюционной историографии и периодике.
      Личность царя – миротворца в работах русских историков.
 
     Александр III вступил на престол в драматический  момент истории России. 1 марта 1881 г. свершилось то, чего все в глубине  души ожидали и опасались - народовольцами был убит Александр II. Потрясение, пережитое в этот день Александр III запомнил на всю жизнь и все царствование его необходимо рассматривать сквозь призму этого трагического опыта. Он получил самодержавную власть над страной, в которой все находилось в состоянии неустойчивого равновесия. По выражению Достоевского, в это время Россия жила колеблясь над бездной. 36-летний Александр осознавал, что от него зависит в какую сторону качнется Россия - в сторону стабильности и порядка или в сторону революционной анархии и кровавого хаоса. Вся его предыдущая жизнь и воспитание (прежде всего под влиянием учителя гражданского права Константина Петровича Победоносцева) сформировали в нем отрицательное отношение к либерализму.
     В царствование Александра III России и  всему современному миру дано было пережить исторический момент, всю важность которого многие еще и не сознают. Император Александр III не был только выразителем идеи. Он был истинный подвижник, носитель идеала. Тяжкий крест всегда бывает уделом таких людей, являющихся лишь в минуты, когда ослабевающее человечество нуждается в особой помощи Провидения. Их миссия - не просто сказать то, чего уже не могут понять люди, но показать, воплотить в своей личности то, что люди еще способны почувствовать, и этим путем возродить их способность понять утраченную истину.
     Такие носители идеала редки в истории, но, появляясь в мире, они становятся путеводным маяком на целые века.1
     Свое  прозвание “Миротворец” Государь получил по истинно народному  мнению.
     Дореволюционные историки Г. П. Анненков, К. Н. Корольков, В. В. Назаровский - представители официальной дворянской историографии - оценивали правление Александра III с субъективно-идеалистических, апологетических позиций.
     Характерной особенностью историографической ситуации начала XX в. являлось то, что для контрреформ 80-х еще не наступила, по выражению Ключевского, «историческая давность», в силу чего этот сюжет оказался в высокой степени политизированным. Он привлекал внимание не только историков, но в первую очередь публицистов всех направлений, и в оценке сущности реформ, их ближайших и отдаленных результатов особенно рельефно проступило противостояние либеральных, консервативных и леворадикальных сил в обществе. Серьезным фактором в последующем развитии историографии реформ явилось то, что наиболее глубоко и профессионально в дореволюционной науке были изучены 1860-1870-е годы, в то время как политика 1880-1890-х годов составляла предмет главным образом политического и публицистического анализа.
     Либеральная традиция, представленная в первую очередь А. А. Корниловым, А. А. Кизеветтером, П. Н. Милюковым, признавала огромную важность великих реформ, и в особенности крестьянской, которая явилась «поворотным пунктом» в русской истории. Либеральные историки единодушно констатировали, что в результате реформ 1860-х годов страна шагнула далеко вперед, общественные отношения в ней значительно усложнились, возникали новые слои и классы, обострялось социальное неравенство. В этих условиях «самодержавная бюрократическая монархия» оказалась непригодной к решению все новых и новых жизненных задач.
     Когда на первый план выдвинулся вопрос о  реформе политической, правительство  перешло к затяжному курсу  реакции. Согласно либеральной концепции, именно это послужило причиной роста  оппозиционного освободительного и революционного движения и привело страну к глубокому политическому кризису начала XX в.
     Н. М. Коркунов, анализируя «Положение о  губернских и уездных земских  учреждениях» 1890 г., пришел к выводу о том, что составители его  превратили вопрос о преобразовании земского самоуправления в вопрос об его уничтожении. Основной вывод, сделанный ученым, состоял в том, что в деле построения системы самоуправления должны учитываться интересы и государства, и общества.
     Этот  период пытается осветить и А. А. Корнилов в своем курсе «История России в XIX в.». Автор подразделяет царствование Александра III на три этапа: вступительный (с 1 марта по 29 апреля 1881 г.); переходный (до конца мая 1882 г.); реакционный (до смерти императора в октябре 1894 г.). С переходом власти в руки Д. А. Толстого в мае 1882 г., считает А. А. Корнилов, начинается окончательный поворот к реакции.
     Избегая термина «контрреформы», либеральные  историки говорили о последующих  «искажениях» и «пересмотре» реформ 60-х годов в духе реакционном. Они указывали, что наступление реакции в 1866 г. не прервало реформаторского процесса, но придало ему «болезненный ход и ненормальные формы», а в 1880-е годы, несмотря на реакционный курс в делах внутренней администрации и просвещения, правительству пришлось идти по пути прогрессивной финансовой и экономической политики.
     С. Ф. Платонов главную цель политики Александра III видел в укреплении авторитета верховной власти и государственного порядка, усилении надзора и влияния  правительства, в связи с чем  «пересматривались и улучшались» законы и учреждения, созданные в эпоху Великих реформ. Введенные ограничения в сфере суда и общественного самоуправления сообщили политике Александра III «строго охранительный и реакционный характер», однако эта отрицательная сторона правительственного курса уравновешивается у С. Ф. Платонова серьезными мерами по улучшению положения сословий - дворянства, крестьянства и рабочих, а также хорошими результатами в области упорядочения финансов и развития государственного хозяйства.
     Дореволюционная леворадикальная историография - марксистская и народническая, представленная работами В. И. Ленина, М. Н. Покровского, В. И. Семевского и др., крайне критически оценивала политику самодержавия второй половины XIX в.
       Признавая решающую роль классовой борьбы в истории, М. Н. Покровский именно с этих позиций рассматривал правительственную политику реформ и реакции, не употребляя, однако, термин «контрреформы». По его мнению, реформаторский процесс в России второй половины XIX в. представлял собой «частичную ликвидацию феодального порядка», проводимую «в том направлении и в тех размерах, в каких это было выгодно дворянству». Покровский не склонен противопоставлять политику 60-х и 80-х годов XIX в., подчеркивая преемственность реакционного по своей природе «дворянского» политического курса.
       Оценка эпохе Александра III была  дана также Г. В. Плехановым  в статье «Царствование Александра III». Данный период характеризовался  автором как время дворянской  реакции. Кроме того, Плеханов  доказывал наличие непосредственного влияния буржуазии на правительственную политику самодержавия, якобы буржуазия диктовала министру финансов свои пожелания.
     Особое  значение для формирования советской  историографии имели работы В. И. Ленина, например работа «Гонители  земства и Аннибалы либерализма». Ленин определил, причины, вызвавшие возможность утверждения реакционного правительственного курса, дал характеристику отдельных этапов внутренней политики самодержавия. Важную роль в формировании исторических представлений об эпохе 1880-х годов сыграла ленинская характеристика правительственной политики Александра III как «разнузданной, невероятно бессмысленной и оголтелой реакции».
     Советской исторической наукой был усвоен термин «контрреформы», который включал  в себя в начале представление о реакционных мерах царского правительства на рубеже 1880- 1890-х годов, принимавшихся в интересах отжившего класса - поместного дворянства. В этой интерпретации контрреформы - введение института земских начальников (1889), земская (1890), городская (1892) и отчасти судебная - ликвидировали и без того скромные достижения 1860-х годов путем восстановления сословной государственности и усиления административного контроля. В советской исторической литературе к началу 1960-х 100 годов содержание термина значительно расширилось. В понятие «контрреформы», означавшее реакционные преобразования в России, проведенные в царствование Александра III, были включены также «Временные правила» о печати 1882 г., восстановление сословных принципов в начальной и средней школе, Университетский устав 1884 г.
      Земский вопрос в периодической  печати.
 
     Одновременно  с выступлением в Кахановской  комиссии дворянская реакция вела энергичный поход против буржуазных реформ 60-х годов на страницах газет и журналов. Наиболее полно ее требования нашли отражение в статье А. Д. Пазухнна “Современное состояние России и сословный вoпpoc”, опубликованной в январской книжке “Русского вестника” за 1885 г.
           Признавая историческую необходимость  освобождения крестьян, Пазухин  считал все остальные буржуазные реформы искусственными, так как в их основе “лежит принцип уравнения или так называемого слияния сословий”31. Особенно он выделял земскую и городскую реформы, которые “являются самыми важными в смысле разрушения исторического строя нашей жизни. Что касается судебной реформы, то ей суждено было закрепить новый порядок вещей, взяв дезорганизованную Россию под свою защиту”; военные реформы “нанесли последний удар дворянству, как служилому сословию”. Не останавливаясь подробно на крестьянском управлении, Пазухин считал неправильным уничтожение института мировых посредников, назначавшихся из дворян.
     Автор статьи не ограничивался критикой реформ 60-х годов, он выдвигал и позитивные требования: “Задача настоящего должна состоять в восстановлении разрушенного”. Основу пересмотра реформы земских и городских учреждений должна была, по его мнению, составить “замена бессословного начала сословным”, органы местной администрации предлагалось объединить с земством. Требование возврата к сословному принципу мотивировалось тем, что “предоставление общественных прав случайным группам всегда соединяется с известной долей политического риска”. Для предотвращения “современного социального брожения” Пазухин требовал проведения наряду с земской также и дворянской реформы, которая восстановила бы права дворянства как служилого сословия.
     Либеральная пресса оценила статью Пазухина как  решительный шаг реакции, выдвинувшей свой план действия и требующей от правительства конкретных законодательных мер. “Вестник Европы” писал: “Приверженцы принципа, еще недавно предназначенного к оставлению за штатом, перешли не только от обороны к наступлению, но и от общих фраз к более или менее определенным проектам”. “Русские ведомости” охарактеризовали статью Пазухина как “наиболее полное выражение” реакционных сословных требований дворянства “последнего времени”. “Все зло “от того”, все неурядицы “оттуда” идут, от реформы прошлого царствования такова основная мысль статьи Пазухина”, — заключала “Русская мысль”.
     В “Русском вестнике” и “Московских ведомостях” в 80-х годах сотрудничали многие земские деятели, так что реакций шла отчасти и из самой земской среды. Вслед за выступлением А. Д. Пазухина появилась статья бывшего земца и одесского городского головы Н. А. Новосельского. Он предлагал в связи со 100-летием дворянской Жалованной грамоты: “I) ослабить в составе земских учреждений представительство темных масс и усилить представительство среднего землевладения”, в котором “абсолютно наиболее силен дворянский элемент”; “2) организовать государственный сельскохозяйственный кредит для поместного дворянства”. В “Русском вестнике” был помещен еще ряд других статей земских деятелей: курского земца А. И. Роштока против земской статистики, казанского земца Н. Е. Баратынского в защиту “неделимых дворянских участков”, а также пензенского земца В. Друцкого-Соколинского, симбирского — Ю. Д. Родирнова, тамбовского — Д. Н. Цертелева и др. Некоторые из них писали и в “Московских ведомостях”.
     “Московские ведомости” посвящали земскому вопросу передовые статьи, хронику. Речь шла не о реформе, не о частных изменениях в местном самоуправлении, а о его полном упразднении.
     Цель  кампании, предпринятой реакционной  прессой Каткова, — воздействовать на правительство, побудить его к активным действиям. “Русский вестник” писал: “Настало время бросить фразы и начать серьезное дело. Беспомощно разводить руками перед “оргиями” самоуправления, может быть, это очень “либерально”, но это во всяком случае занятие, не соответственное правительству. От него вся Россия ожидает благоразумных, но решительных мер, которые положили бы конец фальшивому положению дел”.
     Защиту  земства от нападок прессы вели либеральные  органы, в особенности “Вестник Европы”, “Русские ведомости”, “Русская мысль”, “Неделя”.
     На  страницах “Вестника Европы”  — наиболее влиятельного органа умеренно-либерального направления—регулярно помещались статьи против сословности. Можно безошибочно сказать, что это был основной момент в обсуждении им земского вопроса. В специальной статье “Дворянство в России” приводился статистический материал о прогрессирующем уменьшении дворянского землевладения, доказывалась закономерность этого процесса и нереальность попыток предотвратить его какими-либо законодательными мерами, вроде Дворянского банка, учреждения майоратов и т. п. Отсюда и общий вывод статьи: “Программа, основанная на сословных привилегиях, не может быть признана лозунгом будущности России”. “Русская мысль” со своей стороны приветствовала антисословную направленность статьи.
     В том же году со статьей “Сословное начало в местном управлении и  самоуправлении” выступил ведущий  публицист “Вестника Европы”  К.. Арсеньев. Эта статья обсуждалась  в Петербургском юридическом  обществе. В ней доказывалось, что  после реформы 60-х годов сословные перегородки стерлись, что под общим наименованием сословия объединяются часто совершенно разнородные элементы, поэтому введение сословного начала в земское устройство не может быть оправдано жизненной необходимостью.
     “Вестник  Европы” в этот период, до появления проекта Д. А. Толстого, стоял на позиции дальнейшего развития начала самоуправления. Он с одобрением писал о земских ходатайствах и постановлениях 1881—1882 гг., высказавшихся за расширение земского представительства, за понижение земельного ценза, за последовательное проведение принципа бессословности. Журнал критиковал реакционные исправления Земского положения, принятые в 60:—70-х годах. В 1885 г. ih писал: “Нужна решимость продолжать однажды начатое дело, продолжать его в том же направлении, в каком оно начато”, а в 1886 г.: “Наше сочувствие всецело на стороне выборного управления, лишь бы только последнее было основано не на сословном, а на бессословном земстве, преобразованном в смысле широкого развития лучших начал действующего закона”. Однако для его оценки деятельности земства характерна идеализация. Так, в 1886 г. “Вестник Европы” подчеркивал преобладание интересов “народной массы”, крестьянства в деятельности земства.
     На  вызов реакции откликнулись и другие либеральные издания. Убежденным оппонентом Пазухина от либерального лагеря выступил В. Скалон, много писавший в “Русских ведомостях”, а позже и в “Северном вестнике”. В статье “Наше самоуправление” он полностью опровергал правильность введения сословного принципа, указывал, что в пореформенное время “самые сословия падают и место их занимают общественные классы”. Критикуя дворянско-крепостническую программу Пазухина, Скалон вскрывал одновременно и ограниченность Положения 1 января 1864 г. В период вполне определившегося поворота правительственной политики к реакции “Русские ведомости” продолжали выступать за дальнейшее развитие буржуазного законодательства.
     В разгоревшейся между реакционным  и либеральным лагерем полемике о назревших государственных преобразованиях и роли сословий очень неопределенную позицию занял журнал “Русское богатство”. С начала 80-х годов вокруг журнала начинает объединяться группа народников, но отчетливого направления “Русское богатство” еще не имело. Статья Юзова “Будущность сословий”, помещенная в № 1 за 1885 г., свидетельствует об аполитичности журнала, его теоретической беспомощности. Автор статьи не уловил остроты полемики о сословном вопросе в Кахановской комиссии и в прессе. Не понимая отличия классов и сословий, он убеждал читателей, что сословия вполне необходимы, так как “граждане государства имеют разнообразные занятия и интересы”. О земстве журнал в это время писал мало. Не упоминая имени Пазухина, не называя конкретно ни одного из органов реакционной прессы, обозреватель крайне робко возражал “некоторым газетам, которые упрекают защитников принципов земского самоуправления”.
     Позиция “Русской мысли”, общая в основном с “Вестником Европы” и “Русскими ведомостями”, имела и несколько своеобразный оттенок.  В освещении внутриполитических проблем проявлялась большая общественно-политическая заоcтренность. С 1886 г. внутреннее обозрение журнала вел  Н. В. Шелгунов, что несомненно сказалось на общей идейной линии журнала. “Русская мысль” не только отстаивала реформы 60-х годов, но и отмечала их ограниченность: “В на стоящее время на двадцатилетнем расстоянии от этих реформ  самый объем их положительно уже утрачивает иллюзию чего то необычайного, беспримерного”. В журнале последователь но проводилась мысль о “более широких”, чем местные хозяйственные вопросы, задачах земства. Направление преобразований журнал видел в децентрализации, в расширении области самоуправления, в том, чтобы земство, “став в ряд государственных органов и объединив в своих руках всю власть в уезде и губернии”, заменило бы собой все многочисленные присутствия с их армией чиновничества. Таким образом, “Русская мысль” высказывалась за преобразование всего местного управления на земской основе, а общий вывод журнала: “В земстве, каковы бы ни были его нынешние недостатки,  все-таки вся будущность действительного улучшения наших порядков”, — позволяет предполагать, что имелось в виду не только местное, но и центральное управление. Правильность этого предположения подтверждается целым рядом других высказываний, которые встречаются на страницах “Русской мысли”. Так, говоря о необходимости реформы местного управления, обозреватель журнала отмежевывается от тех  публицистов, которые “враждебно относились к мысли о преобразованиях более широких”. Обособленность земства от общего управления признается одной из отрицательных сторон закона 1864 г. Все это доказывает, что “Русской мыслью” ставился вопрос о центральном земском представительстве, хотя и несколько иносказательно, что, бесспорно,  объяснялось жестокими цензурными законами эпохи действия правил 1882 г.
     Наряду  с этой политической постановкой  вопроса о роли земства и перспективах его развития, “Русская мысль” выдвигала и конкретную программу пересмотра Земского положения 1864 г. Одно из основных требований этой программы — изменение избирательного права, расширение избирательных прав для мелких собственников, понижение земельного ценза, уравнение представительства от крестьян (сельских обществ) и землевладельцев (в соответствии с принадлежащей им землей), что было направлено против сословных привилегий дворянства и гарантированного преобладания средней и крупной земельной собственности в земстве. В этой связи отмечалось, что земство является “слишком дворянским”, что “внимание к крестьянским интересам сказывалось слабо”, что интересы землевладельческие заслоняли интересы крестьян. Именно этим объяснялась и неравномерность земского обложения, завышенная оценка крестьянских земель по сравнению с частнособственническими. “Более уравнительному обложению, — писала “Русская мысль”, — препятствует самый состав нынешнего земского представительства, так как представителей частного землевладения в нем более, чем представителей от крестьян, и, сверх того, слишком большое преобладание в нем дано именно крупной собственности”. Тем самым вскрывались классовые интересы в земстве, классовый характер его деятельности.
     Вопрос  о равномерном обложении земли  связывался с назревшей необходимостью частичного перераспределения собственности. Журнал писал: “Владение большими пространствами земли при равном обложении сделалось бы невозможным, так как доход с небольшой сравнительно запашки поглощался бы налогом с бездоходных участков и, вследствие этого, эти участки, лежащие пустырями, и леса стали бы переходить от помещиков и казны в собственность крестьян, которые сумели бы эксплуатировать эти земли с пользой для всей страны”.
     Вместе  с тем журнал выступал против усиления торгово-промышленной буржуазии. Журнал полагал, что понижение земельного ценза повысит роль в земстве  “более мелких, но настоящих земских хозяев и устранит по возможности влияние кулаков”. Либерально-буржуазные мотивы в журнале переплетались с народническими. Помимо расширения избирательного права журнал требовал отмены административного контроля над земством и губернаторской цензуры, предоставления земству действительной исполнительной власти. Выступая с этой конкретной программой пересмотра Положения 1864 г., журнал отмечал, что все это — “средство только второстепенное”, что “сущность дела в общих условиях”. Какие условия имеются в виду, об этом автор сказать не мог, но ясно, что речь идет об общеполитических условиях в стране.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.