На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Защита прав человека в период вооруженных конфликтов

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 25.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Санкт-Петербургский  институт внешнеэкономических
связей, экономики и права 
 
 
 
 
 
 
 
 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА 
 
 
 

По  дисциплине «МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО» 
 

На  тему: «Защита прав человека в период вооруженных конфликтов» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Студентки 4 курса
Юридического  факультета
Гр. 48-Ю
Завьяловой  Л.В.
Преподаватель:
Гриненко  С.Б. 
 
 
 
 
 
 

г. Калининград
2009 г.
Содержание 
Введение  
1. Права  человека и вооруженный конфликт.  
2. Международно-правовая  ответственность государств за нарушение прав личности.  
3. Международная  уголовная ответственность физических лиц в сфере преступлений против личности.  
Заключение.  
Список  использованной литературы  
 
 

     
Введение.
     Постановка  научной проблемы, касающейся норм права, применяемых в период вооруженной  борьбы, обусловлена достигнутым  уровнем развития данной отрасли  международного права, так как назрела  необходимость по-новому подойти к научной характеристике отдельных ее положений. Современное международное право представляет собой сложную систему юридических норм и принципов, в которых находят свое выражение объективные закономерности развития международных отношений. Система международного права, являясь отражением постоянно развивающихся международных отношений, сама постоянно развивается.
     Международно-правовое запрещение агрессивных войн само по себе еще не ведет к искоренению  из общественной жизни причин, порождающих  вооруженные конфликты. Несмотря на запрет обращаться к вооруженной силе в международных отношениях, государства не редко еще прибегают к ней для разрешения возникающих между ними споров и конфликтных ситуаций. Это обуславливает необходимость правового регулирования общественных отношений, возникающих в ходе вооруженного конфликта, в целях его максимально возможной гуманизации. Соответствующая группа норм международного права иногда условно именуется “право вооруженных конфликтов”. Она включает ряд договорных и обычно-правовых принципов и норм, устанавливающих взаимные права и обязанности субъектов международного права относительно применения средств и методов ведения вооруженной борьбы, регулирующих отношения между воюющими и нейтральными сторонами и определяющих ответственность за нарушение соответствующих принципов и норм. 
 
 
 

1. Права человека  и вооруженный  конфликт
     В международном праве сложилась группа норм, регулирующих отношения между государствами в случае вооруженного конфликта между ними по поводу обеспечения ряда прав в первую очередь собственных граждан, оказавшихся под властью противника. Определенная группа международно-правовых норм также касается обязанностей государства по обеспечению прав лиц в вооруженных конфликтах немеждународного характера. Данные нормы касаются регламентации военных действий воюющих сторон таким образом, чтобы смягчить жестокости войны и обеспечить гуманитарные стандарты в отношении воюющих, раненых, больных, военнопленных, а также мирного населения. Основой этих стандартов являются идеи гуманизма и уважения достоинства человеческой личности, что предполагает тесную связь указанных норм с нормами, регламентирующими права и основные свободы человека в мирное время.
     Зарождение  международного гуманитарного права  связано с принятием в 1864 г. Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, дополненной в 1906 г. После 1864 г. усилия государств относительно гуманизации вооруженных конфликтов были направлены на ограничение средств ведения войны, а также на кодификацию ее законов и обычаев. Так, в 1868 г. была принята Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль, в 1899 г. — Декларация о неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы, и Декларация о неупотреблении легкоразворачивающихся или сплющивающихся пуль, а на Гаагских конференциях мира 1899 г. и 1907 г. были приняты соответственно четыре и тринадцать конвенций, связанных с кодификацией законов и обычаев войны. На содержание указанных актов огромное влияние оказали идеи выдающегося русского юриста Ф. Мартенса, в частности его положения о том, что закрепление норм гуманитарного права должно осуществляться посредством международного договора, а целями кодификации должны являться требования человеколюбия и постоянно развивающиеся требования уменьшения бедствий войны. В тех случаях, когда воюющие оказываются вне рамок кодификационного урегулирования, они должны руководствоваться соответствующими международно-правовыми обычаями, законами человечности и требованиями общественного сознания.
     Центральное место среди Гаагских конвенций  заняла Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. Как показали события Первой мировой войны, закрепленные в Гаагских конвенциях правила оказались для защиты жертв войны недостаточными. Все это побудило созданный в Швейцарии в 1880 г. (между 1863 и 1880 г. — организация Красного Креста) Международный комитет Красного Креста разработать проекты конвенций об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях и об обращении с военнопленными, которые были приняты заинтересованными государствами на конференции в Женеве в 1929 г. Важное значение также имел заключенный в 1925 г. Женевский протокол о запрещении на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. Гуманитарное содержание было придано Лондонскому протоколу 1936 г. о правилах действий подводных лодок по отношению к торговым судам в военное время. В ходе Второй мировой войны положения указанных международно-правовых актов оказались грубо нарушенными, что явилось одним из оснований для обвинения и наказания Международным военным трибуналом в Нюрнберге в 1945—1946 гг. главных военных преступников как за преступления против мира, так и за нарушения законов и обычаев войны и преступления против человечности. С учетом опыта Второй мировой войны на конференции 1949 г. в Женеве были приняты конвенции: об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение из состава вооруженных сил на море; об обращении с военнопленными; о защите мирного населения во время войны. Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны существенно расширили возможности защиты прав человека в случае вооруженного конфликта. Эти возможности были укреплены принятием в 1977 г. Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I), и Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося конфликтов немеждународного характера (Протокол II). Протокол I существенно расширил рамки защиты населения в международных конфликтах, закрепив, в частности, положения о защите населения от тотальной войны, и впервые дал определение военного объекта. Значение Протокола II состоит в том, что он, являясь первым специальным международно-правовым актом, посвященным вооруженным конфликтам немеждународного характера, детализировал принцип гуманного обращения по отношению ко всем лицам, не принимающим непосредственного участия или прекратившим принимать участие в военных действиях.
     Укреплению  принципа уважения прав человека и  основных свобод служит и ряд других международно-правовых актов, имеющих гуманитарные аспекты. К ним, в частности, относятся: Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, 1954 г.; Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980 г.; Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического оружия и об их уничтожении, 1972 г. (открыта для подписания в 1993 г.); Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду, 1977 г.; Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, 1993 г.
     Нормы международного гуманитарного права  определяют ряд общих для данной отрасли принципиальных положений. Их можно сформулировать следующим образом:
     1) в случаях, не подпадающих под регулирование международных конвенций, население и участвующие в конфликте державы применяют общепризнанные нормы международного права в форме международно-правовых обычаев, а также опираются на требование человечности и международной морали;
     2) применение норм гуманитарного права не связано с правовым состоянием находящихся в конфликте сторон, что позволяет применять эти нормы указанными сторонами независимо от того, находятся они юридически по отношению друг к другу в состоянии войны или нет;
     3) находящиеся в вооруженном конфликте  стороны не обладают неограниченным правом в выборе методов и средств ведения войны и нанесения вреда неприятелю. Исходя из того, что война не может являться самоцелью, воюющие стороны обязаны использовать силу только в тех пределах, которые будут достаточны для достижения целей ведения военных действий. Недопустимо нанесение противнику ущерба, несоизмеримого с указанными целями;
     4) лица, которые в результате военных действий оказались выведенными из строя или не участвуют непосредственно в военных действиях, имеют право на уважение, защиту и гуманное обращение, что включает их право на уважение их жизни, физическую и психическую неприкосновенность, уважение к личности;
     5) обращение со всеми людьми не должно иметь различий по признакам расы, пола, национальности, языка, социального происхождения, религиозных и иных убеждений;
     6) гуманитарная помощь со стороны медицинского персонала нейтральных стран, оказываемая покровительствуемым лицам, не должна рассматриваться как вмешательство в вооруженный конфликт;
     7) во время вооруженного конфликта стороны должны проводить различие между гражданским населением и лицами из состава вооруженных сил, что позволяет щадить гражданское население и гражданские объекты;
     8) государство, во власти которого  в ходе военных действий оказались лица в качестве военнопленных, обязано обеспечить последним защиту на национальном и на международном уровнях;
     9) реализация принципов гуманности  и ограничения последствий вооруженных конфликтов — одна из основополагающих целей норм международного гуманитарного права.
     Гуманитарные  нормы, применяемые в ходе военного конфликта, нередко связаны с применением в данной ситуации также норм, касающихся непосредственно прав человека, т. е. положений, предусмотренных международными пактами о правах человека 1966 г. и иными соответствующими договорами. Так, факт сдачи воюющего (комбатанта) в плен порождает обязанность захватившей его воюющей державы обеспечить ему право на жизнь, установленное п. 1 ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах. Право на жизнь рассматривается как неотъемлемое право каждого человека — никто не может быть произвольно лишен жизни. Это право должно охраняться законом. Ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам как в мирное, так и в военное время. Лица, которые на основе соответствующих международных актов или национального законодательства до начала военных действий признаны в качестве апатридов (лиц без гражданства) и беженцев, пользуются покровительством Женевской конвенции 1949 г. о защите гражданского населения во время войны и Протокола I к ней «при всех обстоятельствах и без какого-либо неблагоприятного различия» (ст. 73 Протокола I). Нормы, запрещающие рабство и работорговлю, регулирующие право на свободу мысли, совести и религии; нормы о праве каждого при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого данному лицу, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным независимым и беспристрастным судом; нормы о праве лиц, лишенных свободы, на гуманное обращение сохраняют свое значение в условиях как мирного времени, так и вооруженного конфликта. Те же нормы, которые несовместимы с целями военных действий и которые невозможно в конкретной ситуации реализовать, например нормы о праве мирного населения на свободное передвижение, в том числе и за пределы занятой неприятелем территории, во время вооруженного конфликта приостанавливаются. 
 

2. Международно-правовая  ответственность  государств
за  нарушение прав личности 

     Международно-правовая ответственность — одна из самых  сложных отраслей современного международного права. Она непосредственно связана с самой его сердцевиной, так как является характеризующим элементом сущности международного права. Международная ответственность возникает в связи с международно-противоправным деянием. Оно может быть совершено государством как субъектом международного права, но может быть совершено и индивидом. При совершении правонарушения государством встает вопрос о его политической, материальной, моральной ответственности. При совершении международно-противоправного деяния индивидом он может быть привлечен к международной уголовной ответственности. Привлечение к международной ответственности указанных субъектов нередко связывается с нарушением ими императивных норм международного права, которые, как уже говорилось, являются взаимосвязанными. Это приводит к выводу о том, что нарушение определенной императивной нормы создает угрозу принципу соблюдения прав человека и основных свобод и конкретных неотъемлемых от личности прав.
     Рассмотрим  сначала в этом ракурсе признаки международно-противоправного деяния государства. Они определены в проекте статей, касающихся ответственности государств, и разработаны Комиссией международного права ООН и приняты к сведению Генеральной Ассамблеей ООН в ее резолюции 56/589 от 12 декабря 2001 г. Международно-противоправное деяние государства выражается в его действии или бездействии при нарушении международно-правового обязательства этого государства. Причем квалификация деяния государства как международно-противоправного определяется международным правом. В связи с этим на такую квалификацию не влияет квалификация этого деяния как правомерного по внутреннему праву. Поведение любого органа государства должно рассматриваться как деяние данного государства. Под «органом» понимается любое лицо или образование, обладающие статусом органа в соответствии с нормами внутреннего права государства. Поведение лица или группы лиц будет расцениваться как деяние государства, если лицо или группа лиц фактически действуют по указаниям либо под руководством или контролем этого государства. Если деяние государства не соответствует тому, что требовало от него международно-правовое обязательство (независимо от его происхождения или характера), то такое деяние представляет собой нарушение этого обязательства. Противоправным будет любое деяние государства, не соответствующее обязательству, вытекающему из императивной нормы общего международного права. Нарушение государством обязательства, имеющего императивный характер, рассматривается как серьезное нарушение, если оно сопряжено с грубым или систематическим невыполнением соглашения. В связи с этим государства обязаны сотрудничать и оказывать помощь друг другу таким образом, чтобы правомерными средствами положить конец любому серьезному нарушению императивных норм. Потерпевшее государство вправе призвать государство, нарушившее свои международные обязательства, к ответственности. Несущее ответственность государство обязано прекратить нарушение нормы, восстановить прежнее положение вещей, а в случае необходимости предоставить полное возмещение за вред, который оно причинило своим международно-противоправным деянием.
     Это относится и к международным  обязательствам государства в сфере его сотрудничества по вопросам прав человека. Так, международное право содержит норму, согласно которой государство обязано обеспечить собственным гражданам и иностранцам одинаковый уровень защиты их прав. Норма, обязывающая государства обеспечить иностранцам тот же уровень защиты их прав, что и собственным гражданам, представляет собой международный стандарт правосудия1. Если государство нарушает данную общепризнанную норму, то среди ряда вопросов встает вопрос и о его международно-правовой ответственности. Подобным же образом государство несет ответственность за нарушения прав определенных групп индивидов в случае вооруженного конфликта. В ст. 3 IV Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. определено, что воюющая сторона, которая нарушит Положение о законах и обычаях сухопутной войны, «должна будет возместить убытки, если к тому есть основание. Она будет ответственна за все действия, совершенные лицами, входящими в состав ее военных сил»2.
     Государство ответственно и за нарушение императивных норм международного права, к которым прежде всего следует отнести его основные принципы. Именно эти принципы лежат в основе защиты личности от таких проявлений, как расизм, геноцид, рабство, апартеид, пытки, аннексия территории, сохранение с помощью силы колониального господства, представляющие собой тяжкие нарушения норм международного права. Установление факта таких нарушений с последующим применением со стороны ООН санкций в отношении нарушителя — часть тех полномочий, которыми наделена ООН Уставом этой организации.
  Как свидетельствует история, войны  становятся источником грубых и массовых нарушений прав человека. Достаточно вспомнить вопиющие нарушения международного права фашистской Германией, развязавшей Вторую мировую войну и допустившей невиданную по масштабам практику глумления над человеческой личностью. Государства антигитлеровской коалиции, осуществляя право на самооборону, еще в ходе войны поставили вопрос об ответственности фашистской Германии за развязывание агрессивной войны, нарушение ее законов и обычаев, совершение преступлений против человечности. В целях реализации достигнутых в отношении Германии решений государства антигитлеровской коалиции предприняли после разгрома Германии ряд мер, связанных с ее ответственностью за нарушения норм международного права. Они, в частности, включали ограничение суверенитета Германии посредством временной оккупации ее территории, материального возмещения Германией нанесенного ущерба. Нюрнбергским трибуналом были наказаны главные нацистские преступники, о чем будет сказано далее.
     После создания в 1945 г. Организации Объединенных Наций Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию об определении агрессии (1974), в ст. 5 которой определено: «Агрессивная война является преступлением против международного мира. Агрессия влечет за собой международную ответственность». В Итоговом документе Венской встречи 1986 г. представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе была проведена непосредственная связь между неукоснительным соблюдением государствами основных принципов международного права и подтверждением «всеобщего значения прав человека и основных свобод, уважение которых является существенным фактором мира, справедливости и безопасности». В связи с этим государства определили такие действия, как терроризм, преступными действиями, ставящими под угрозу дружественные отношения между государствами и их безопасность.
  Практика  международных отношений подтверждает, что коллективные действия государств в рамках ООН способны достаточно эффективно обеспечить действие основных принципов международного права и пресечь нарушения прав человека. Об этом свидетельствует применение со стороны ООН санкций в отношении государств, в которых грубо и в массовом порядке нарушались права человека или которые совершали акты агрессии. Такие санкции применялись, в частности, против Португалии в 1963—1974 гг., Южной Родезии в 1965— 1980 гг., ЮАР в 1963-1991 гг., против Ирака в 1991 г. 
 

3. Международная уголовная  ответственность  физических лиц в сфере преступлений против личности
     Современное международное право содержит нормы  об уголовной ответственности физических лиц, в частности за преступления, связанные с актами геноцида, апартеида, нарушениями правил ведения войны, попранием норм человечности. В ходе Второй мировой войны и после ее окончания СССР, США, Великобританией и Францией были определены принципы привлечения к ответственности нацистских военных преступников. Указанные державы 8 августа 1945 г. заключили соглашение о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси.
     На  основе соглашения учреждался Международный  военный трибунал для суда над главными военными преступниками независимо от того, обвинялись ли они индивидуально, или в качестве членов организаций или группы, или в том и другом качестве. Организация, юрисдикция и функции Международного военного трибунала были определены уставом как неотъемлемая часть указанного соглашения. Обязанностью сторон явилось принятие необходимых мер, которые позволили бы представить для расследования обвинений и суда главных военных преступников, содержащихся у них под стражей, а также разыскать тех из них, которые не находились на территории сторон. Таким образом, соглашением союзных держав была установлена международная уголовная ответственность физических лиц, которые подвергались судебному преследованию и наказанию как главные военные преступники. Норма о судебном преследовании и наказании физических лиц за военные преступления стала одним из международно-правовых принципов.
     Другим  международно-правовым принципом стало  положение о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества. Конвенция на эту тему подписана заинтересованными государствами 26 ноября 1968 г. Они взяли обязательство принять законодательные или иные меры, необходимые для обеспечения того, чтобы срок давности, установленный законом или иным путем, не применялся к судебному преследованию и наказанию за военные преступления и преступления против человечества.
     Устав Международного военного трибунала  для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси признает преступлениями, подлежащими юрисдикции трибунала и влекущими за собой индивидуальную ответственность, следующие действия: преступления против мира, военные преступления, преступления против человечности. Все эти виды преступлений имеют самое непосредственное отношение к грубому нарушению прав человека.
     Преступления  против мира заключаются в планировании, подготовке, развязывании или ведении агрессивной войны или войны в нарушение взятых международных обязательств. Военные преступления связаны с нарушением законов или обычаев войны. К таким нарушениям относятся убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью, и другие преступления.
     Преступлениями  против человечности Устав военного трибунала считает убийства, истребление, порабощение, ссылку и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам в целях осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.
     Устав военного трибунала разделяет лиц, участвовавших в подготовке и разработке общего плана или заговора, направленных на осуществление указанных преступлений, на руководителей, организаторов, подстрекателей и пособников. Они несут ответственность за все действия, совершенные любыми лицами в реализации такого плана. Должностное положение подсудимых, в том числе их положение в качестве глав государства или ответственных чиновников правительственных ведомств, не должно рассматриваться как основание к освобождению от ответственности или смягчению наказания. Не освобождает от ответственности то обстоятельство, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или приказу начальника, за исключением признания трибуналом таких действий в качестве довода для смягчения наказания, когда этого требуют интересы правосудия. Преступления указанных категорий лиц не были связаны с определенным географическим местом. Союзники отнесли таких лиц к разряду главных нацистских преступников.
     Их  дела были рассмотрены Международным  военным трибуналом. Вместе с тем на основании договоренностей между государствами антигитлеровской коалиции — участниками московской Декларации об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства от 30 октября 1943 г. был решен вопрос об ответственности той категории лиц, которые совершали военные и иные преступления на территории отдельных стран. В этой Декларации было заявлено, что те германские офицеры и солдаты и члены нацистской партии, которые были ответственны за зверства и преступления или добровольно принимали в них участие, будут отосланы в страны, в которых были совершены эти преступления, для того чтобы они были судимы и наказаны в соответствии с законами данных государств.
     Следует отметить, что принципы и положения, установленные Уставом Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, нашли отражение в Статуте Международного военного трибунала над главными военными преступниками на Дальнем Востоке, провозглашенном в Токио 19 января 1946 г.
     Процессы, которые прошли в Нюрнберге и  в Токио над главными военными преступниками, и решения, принятые соответственно Нюрнбергским и Токийским трибуналами, подтвердили значение принципов международного права, заложенных в их уставах, для борьбы с преступлениями против мира и безопасности человечества и способствующих утверждению прав личности. Генеральная Ассамблея ООН 11 декабря 1946 г. приняла резолюцию «Подтверждение принципов международного права, признанных Уставом Нюрнбергского трибунала», в которой предложила Комитету по кодификации международного права рассматривать в качестве вопроса первостепенной важности проекты, имеющие целью внедрение принципов, признанных Уставом Нюрнбергского трибунала и нашедших выражение в его решениях, в общую кодификацию норм, касающихся преступлений против мира и безопасности человечества, или в международный уголовный кодекс.
     Существенное  значение для такой кодификации  имеет содержание уставов международных трибуналов для бывшей Югославии и для Руанды. Так, в Уставе Международного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии, юрисдикция трибунала распространяется на серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г., нарушение законов или обычаев войны, геноцид; преступления против человечности. В Уставе определены признаки каждого из указанных видов преступлений. Например, преступления против человечности означают убийства, истребление, порабощение, депортацию, заключение в тюрьму, пытки, изнасилования, преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам, другие бесчеловечные акты. В данном Уставе признаки преступлений против человечности по сравнению с подобным составом преступления по Уставу Нюрнбергского трибунала дополнены и конкретизированы.
     Признаки  других видов преступлений в Уставе Международного трибунала по бывшей Югославии сформулированы с учетом ряда современных норм международного гуманитарного права. Так, ст. 4 этого Устава, посвященная геноциду, почти дословно воспроизводит ст. 11 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, в которой перечисляются действия, охватываемые понятием «геноцид». Те положения Женевских конвенций 1949 г., которые отнесены к категории серьезных нарушений, в частности умышленное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты; умышленное причинение тяжких страданий; принуждение военнопленного или гражданского лица служить в вооруженных силах неприятельской державы; незаконное депортирование, взятие гражданских лиц в качестве заложников, перечислены в ст. 2 Устава. Ряд положений Дополнительного протокола к Женевским конвенциям 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I), в частности положение о запрете применения оружия, снарядов, веществ и методов ведения военных действий, способных причинить излишние страдания, или положения о том, что гражданские объекты не должны являться объектом нападения или репрессалий, получили отражение и еще большую конкретизацию в ст. 3 Устава, посвященной нарушениям законов и обычаев войны. В ней, например, определено, что Международный трибунал полномочен подвергать судебному преследованию лиц, допустивших такие нарушения, как применение отравляющих веществ или других видов оружия, предназначенных для причинения излишних страданий; бессмысленное разрушение населенных пунктов или их разорение, не оправданное военной необходимостью. Примечательно, что Устав Международного трибунала по Руанде, как и Устав Международного трибунала по бывшей Югославии, наделяет трибунал правомочием осуществлять судебное преследование определенных Уставом лиц за преступления, связанные с такими серьезными нарушениями международного гуманитарного права, как геноцид и преступления против человечности. Формулировки признаков указанных преступлений в обоих уставах совпадают.
     Правда, в Уставе Международного трибунала  по Руанде отсутствуют разделы о серьезных нарушениях Женевских конвенций 1949 г. и о нарушениях законов или обычаев войны, как это имеет место в уставе Международного трибунала по бывшей Югославии. Это объясняется иной ситуацией, сложившейся, в отличие от бывшей Югославии, вокруг Руанды. В отношении Руанды речь идет о привлечении к ответственности лиц, совершивших международные преступления на территории Руанды, и кроме того, граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, допущенные на территории соседних государств. Здесь имели место международные преступления, совершенные в ходе вооруженных конфликтов немеждународного характера. Поэтому в Уставе Международного трибунала по Руанде одна из статей посвящена нарушениям ст. 3, общей для Женевских конвенций 1949 г., и Дополнительного протокола II, касающегося, как и ст. 3 указанных конвенций, защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера. В связи с этим Устав содержит перечень караемых трибуналом тех нарушений международного гуманитарного права, которые сформулированы в ст. 3 Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительном протоколе П.
     Важным  является и вопрос о пределах юрисдикции международных трибуналов в отношении личности. Уставы Международных трибуналов по бывшей Югославии и по Руанде содержат на этот счет одинаковые положения. Они определяют, что юрисдикция этих трибуналов распространяется на физических лиц персонально. Последние несут личную уголовную ответственность. Она касается лиц, которые планировали, подстрекали, приказывали, совершали или иным образом содействовали или подстрекали к планированию, подготовке или совершению преступлений, указанных в уставах. Должностное положение обвиняемого в качестве главы государства или правительства либо ответственного чиновника не является основанием для освобождения этих лиц от уголовной ответственности или для смягчения наказания. Данное положение отражает содержание соответствующих норм Устава Нюрнбергского трибунала. Равным образом это касается тех положений уставов Международных трибуналов по бывшей Югославии
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.