На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Социально-педагогический анализ проблемы безнадзорности

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 25.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Содержание
 
Введение
Глава I. Социально-педагогический анализ проблемы безнадзорности
1.1 Беспризорность как социально явление
1.2. Причины, способствующие росту безнадзорности
Глава II. Анализ профилактической работы по предупреждению безнадзорности несовершеннолетних в Московской области
2.1 Современное состояние проблемы безнадзорности несовершеннолетних в Московской области
2.2 Работа системы органов и учреждений по профилактике безнадзорности несовершеннолетних
2.3 Работа социального работника по профилактике безнадзорности несовершеннолетних
Заключение
Список литературы
Приложения


Введение

 
Актуальность проблемы. Проблема беспризорности несовершеннолетних является крайне актуальной для изучения, так как в нашей стране беспризорность несовершеннолетних приобрела катастрофические размеры. Профилактическая работа с данной категорией несовершеннолетних ведется уже длительное время и в целом ситуацию, обозначаемую ранее как эпидемия, удалось стабилизировать. Тем не менее, беспризорные дети по-прежнему остаются объектом пристального внимания со стороны государства и общества. Как социальное явление беспризорность несовершеннолетних рассматривается в качестве угрозы обществу и национальному будущему России. Речь идет не просто о сиротах, малолетних преступниках или беглецах, покинувших семью, а о социальном явлении, глубоко затрагивающем все общество, имеющем драматичные и непредсказуемые последствия. С увеличением срока пребывания на улице без попечения взрослых, несовершеннолетние вовлекаются в сообщество беспризорных, усваивают его нормы, ценности, привыкают к подобному образу жизни. Состояние физического и психического здоровья беспризорных детей, масштабы распространения этого явления, причины утраты семейных и социальных связей, адаптация и реадаптация детей к жизни в обществе — все это является темой для общественных и научных дискуссий. Проблема социального сиротства, когда дети по разным причинам оказываются лишенными родительского попечения при живых родителях, относится к числу вызывающих особую обеспокоенность в России. Усилилась ранняя алкоголизация подростков, увеличилось число потребляющих наркотики.
Среди проблем детского неблагополучия одна из наиболее значительных - беспризорность и безнадзорность несовершеннолетних, защита их прав, реабилитация и адаптация к жизни детей, долгое время находившихся вне семейных связей, отторгнутых школой и другими социальными институтами, подростков, совершивших правонарушения. Особую актуальность и остроту эта проблема приобрела в период современных политических, социальных и экономических реформ.
Среди многих неблагоприятных факторов, которые характеризуют нынешнее положение семей групп риска, дающих наибольшее число безнадзорных детей, следует отметить социально-демографические, психологические и криминальные. Именно они способствуют возникновению социальных отклонений в поведении детей и подростков, росту их дезадаптации. Дополнительным фактором риска становится безработица родителей.
Исходя из всего выше сказанного, можно считать тему работы "Безнадзорность как социально-педагогическая проблема российского общества конца 20 века" актуальной.
Цель работы: Проанализировать безнадзорность как социально-педагогическую проблему российского общества конца 20 века. Задачи работы:
Рассмотреть беспризорность как социальное явление.
Рассмотреть современное состояние проблемы безнадзорности несовершеннолетних в Московской области.
Проанализировать работу системы органов и учреждений по профилактике безнадзорности несовершеннолетних в Московской области.
Объект исследования - безнадзорность.
Предмет исследования - безнадзорность как социально-педагогическая проблема российского общества конца 20 века.
Ведущая идея: Проблема безнадзорности несовершеннолетних как социально-педагогическая проблема будет решена, если:
будут заложены нормативно-правовые основы в решение данной проблемы;
улучшено научно-методическое оснащение социальной работы;
решена кадровая проблема в социальной сфере;
улучшено материально-техническое оснащение социальной работы.
База исследования: Учреждения по профилактике безнадзорности несовершеннолетних в НСО.
Гипотеза: Мы предполагаем, что меры социально-педагогической профилактики оказывают положительное влияние на проблему безнадзорности несовершеннолетних.


Глава 1. Социально-педагогический анализ проблемы безнадзорности

 

1.1 Беспризорность как социальное явление

 
Брошенный, оставшийся без семьи, ве­дущий бродячий образ жизни ребенок встре­чается в социальной действительности любо­го даже самого благополучного общества. Наиболее характерно это явление для социу­ма в кризисные эпохи и в период трансфор­маций. Однако осмысление этого понятия связано не только с состоянием общества, но прежде всего, науки в обществе. Не случайно именно в начале XX в. в период российской модернизации, с одной стороны, и в годы бурного развития социологии в российском научном сообществе - с другой, в россий­скую действительность вошел французский термин «moralment abandonne»[1]. Этот тер­мин вскоре вошел в лексику как научной, так и публицистической литературы для обозна­чения детской беспризорности. В условиях модернизации происходила ускоренная мар­гинализация общества, активно начавшаяся в России еще в последней четверти XIX в. В связи с этим резко снизилась роль семьи в социализации подрастающего поколения. Однако государство не заметило опасности этих процессов и не приняло никаких соци­альных мер по укреплению семейных отно­шений. Все это вело к расширению масшта­бов беспризорности.
Введение нового социального понятия повлекло за собой необходимость научного и общественного осмысления содержания яв­ления, обозначаемого этим понятием. В Рос­сии такое осмысление активно проходило в начале XX в. Так, в декабре 1913 г. состоялся первый Российский съезд по вопросам дет­ского суда, где был предложен проект Закона «О мерах попечения над беспризорными». В тексте проекта было дано одно из первых определений беспризорности. К беспризор­ным были отнесены осиротевшие дети и те несовершеннолетние, которые находились в условиях, не гарантирующих им определен­ного минимума для развития в физическом и нравственном отношении[2]. Такое толкова­ние беспризорности стало в тот период наи­более распространенным как среди общест­венности, так и среди ученых. Например, С. Бахрушин: «беспризорными являются де­ти, живущие в такой обстановке, которая уг­рожает их физическому и нравственному развитию». В число беспризорных, по его мнению, входили разные категории детей. Он относил сюда и ребят, не имевших опре­деленного места жительства, и брошенных родителями или опекунами. В эту категорию входили нищие и бродяги, малолетние про­ститутки, дети, находившиеся в воровских и других преступных сообществах. Беспризор­ными считал автор и детей, подвергавшихся насилию со стороны взрослых[3].
Только при перечислении данных кате­горий бросается в глаза, что данная класси­фикация строилась на основе неоднородных критериев. В то же время все эти группы де­тей объединялись в понятие «беспризорни­ки» одним признаком - девиантным поведе­нием ребенка, а не отсутствием у них роди­телей. Предреволюционную общественность больше волновало не столько состояние этих детей, сколько угроза спокойствию окру­жающего их социума, диссонанс их бытова­ния с общепринятой моралью.
Очевидно, что обращение к понятию «беспризорный» стало результатом сущест­венного роста беспризорности в российском обществе, когда стало очевидным, что спо­радическими мерами по предотвращению этого социального явления не обойтись. Не­обходимо было осознать глубинные причины и его суть, чтобы выработать способы его предотвращения. Ученые-психологи и со­циологи первыми увидели корни беспризор­ности в ослаблении семейных связей, о чем говорилось выше. В. Бехтерев выказывал уверенность в том, что заброшенность детей является ближайшим следствием выражен­ной слабости семьи, процесса угасания этого социального института[4]. Более того, уче­ный считал это социальной формой вырож­дения общества.
В то же самое время в среде российской радикальной интеллигенции, особенно среди социалистически настроенной молодежи, усиливалось нигилистическое отношение к семье как «бесполезному институту». При­зыв к уничтожению всякого интереса к ре­бенку со стороны семьи, родителей предна­значался для уничтожения семьи как буржу­азному явлению.
В период революции 1917 г. и в годы гражданской войны подобная точка зрения нашла свое отражение и в государственной политике большевиков. Однако в отличие от дореволюционного периода новая власть брала на себя ответственность за воспитание детей. Государство объявлялось высшим опекуном каждого ребенка: «Государство, а не семья, определяет минимум необходимого для ребенка образования, ухода, благополу­чия»[5]. Претворение этого принципа в жизнь в условиях экономического кризиса, социаль­ных потрясений, слабости и неопытности со­ветской власти имело печальный результат. Беспризорность стала массовым явлением в советской республике и повседневной карти­ной российского быта 1920-х гг.
Представители советской общественно­сти, новые педагоги расценивали беспризор­ность как проявление «контрреволюционно­го переворота». В их представлении на путь девиантного поведения подростков и детей толкает контрреволюция, пользуясь их не­опытностью, социальной и психологической неустойчивостью: «Не имея ни силы сопро­тивления жизненным соблазнам, ни силы приспособления к жизненным задачам - они всегда впадают в столкновение с действую­щими законами, нарушают порядок всякого гражданского строя и роковым образом во­влекаются в преступление, усиливая свое психопатическое состояние». В то же время большинство общественных деятелей осоз­навали, что бездомность и беспризорность - продукт изменившихся социальных условий. Было ясно, что беспризорность создается нуждой, сиротством, голодом, войной, без­работицей. Однако катализатором беспри­зорности было и отсутствие достаточного интереса к воспитанию ребенка.
В период с 1917 до начала 1921 г. отри­цание прошлого привело к тому, что опыт, накопленный до революции по изучению беспризорности, был не востребован. Четко­го определения понятия «беспризорный» в те годы не сложилось, а ведь от этого зависел и характер практической политики по преодо­лению этого социального бедствия. Трактов­ка этого термина была широкой и неясной. Так, одни авторы в число беспризорных де­тей включали даже «беспризорных матерей», нуждавшихся в помощи. Другие ограничива­ли категорию беспризорников «уличными детьми», т. е. той группой, которая находи­лась вне семьи и вне детских учреждений. В состав беспризорных по определению входи­ли и безнадзорные дети, но такого определе­ния до поры до времени вообще не сущест­вовало ни в политическом, ни в социальном языке. В это время, во-первых, большевики решали, как первостепенные, задачи удержа­ния власти, а детские проблемы уходили на второй план. Во-вторых, в ряде политиче­ских вопросов большевики еще руководство­вались абстрактными теоретическими пред­ставлениями коммунистической доктрины, от части которых им позже придется отка­заться под давлением социальной практики. В полной мере это утверждение относится и к проблеме семьи, от чего зависело решение вопросов беспризорности.
Окончание гражданской войны остро по­ставило перед большевистским руково­дством вопросы сохранения и возрождения общества, без чего удержать советскую власть не представлялось возможным. Од­ним из первоочередных мероприятий возро­ждения нормальной гражданской жизни ста­ла борьба с пагубным явлением беспризор­ности. В связи с этим власть обратилась к осмыслению этого процесса, что повлекло за собой выработку определения беспризорно­сти в государственных документах. Напри­мер, в сентябре 1921 г. была принята резо­люция по докладу С.Е. Копелянской «О пра­вовой защите несовершеннолетних». В ней к беспризорникам были отнесены несо­вершеннолетние, не имевшие надлежащего надзора, попечения или приюта со стороны родителей или опекунов. Эти дети по этому определению находились в условиях, кото­рые могли иметь плохое влияние на их нрав­ственность и здоровье. Беспризорными счи­тались и несовершеннолетние дети, в отно­шении которых родители и опекуны «зло­употребляют своей властью, принуждая или склоняя их к преступной, порочной жизни, нищенству, разврату или потворствуя этому, или которые отдают в распоряжение нищих, преступников, бродячих певцов и тому по­добное». В число беспризорных по этой ре­золюции входили несовершеннолетние под­ростки и дети, родители которых отбывали наказания в местах лишения свободы, а так­же несовершеннолетние нищие, бродяги, спекулянты, малолетние преступники и про­ститутки. Очевидно, что теперь власть обра­тилась к прошлому опыту, не афишируя это обстоятельство и прикрываясь идеологиче­ской фразеологией о будущем социализме.
В более сжатой форме данное определе­ние было внесено в советские подзаконные ведомственные акты. В положениях об охра­не детства, разработанных Наркоматом про­свещения РСФСР, содержится перечень ка­тегорий беспризорных. В частности, беспри­зорными считались несовершеннолетние де­ти и подростки в возрасте до 18 лет в случае «оставления их родителями или лицами, их заменяющими, без всякого надзора и попе­чения». Кроме того, к беспризорным относи­лись дети этой же возрастной категории, подвергавшиеся насилию со стороны взрос­лых. Среди этих категорий беспризорных детей выделялись те, кому не был предостав­лен необходимый «минимум воспитания и обучения, предусмотренного действующими законоположениями». Беспризорными счи­тались также несовершеннолетние в случае «развращающего влияния домашней обста­новки; ведении самими несовершеннолетни­ми порочного образа жизни, а равно нищен­ство или бродяжничество; занятия всякого рода торговлей»[6].
Несмотря на то, что это понятие не­сколько упорядочивало практику по преодо­лению беспризорности, оно оставалось до­вольно размытым. Например, непонятно, на­до ли было относить к категории беспризор­ных детей, находившихся в детских домах. Дело в том, что в первые годы советской власти для содержания детских домов не хватало средств. Не было серьезного опыта их организации. Там царил хаос, воспитате­лями зачастую работали жулики, да и просто случайные люди. Дети в таких детских домах находились без надлежащего ухода и надзо­ра. Достаточно вспомнить первые главы «Педагогической поэмы» А.С. Макаренко, в которых ярко описана обстановка и атмо­сфера, царившие в это время в детских учре­ждениях.
Так или иначе, за восемь лет существо­вания советской власти определение беспри­зорности не нашло окончательного законода­тельного разрешения, тормозя практическое решение задачи ликвидации беспризорности. В различных документах того времени бес­призорность понималась по-разному. Одни подразумевали под этим термином только несовершеннолетних, которые жили на ули­це, другие включали в число беспризорных и безнадзорных, т. е. ребят, имевших родите­лей, которые по разным причинам не могли или не хотели выполнять свои родительские обязанности.
Такая же разноголосица царила и науке. Примером могут служить работы Е. Лившиц и С.В. Познышева. По мнению первого авто­ра, беспризорный - «это ребенок, поставлен­ный в такие условия, когда он сам содержит себя, а иногда не только себя, но и своих близких. И не важно, есть ли у него койка, живет ли он в «семье». Согласно вульгарно-социологическому подходу главным крите­рием беспризорности ребенка является от­сутствие у него орудий производства и соб­ственности, «он вынужден сам прокармли­вать себя»[7].
С.В. Познышев дает крайне детализиро­ванное определение: «Беспризорность - не есть какое-либо особое состояние самой личности подростка, это особое положение подростка в обществе, такое положение, при котором он оказывается лишенным того ру­ководства и попечения, которые необходимы ему, - по его юному возрасту и связанной по­следними неспособностью к саморуководству и самопомощи, чтобы избежать причинения более или менее серьезного вреда самому себе или другим»[8]. С.В. Познышев различал та­кие виды беспризорности, как бездомность, заброшенность, безнадзорность.
Другой автор, П.И. Люблинский, говоря о беспризорности, сравнивал ее с длитель­ным недугом, который проходит через не­сколько стадий или фаз своего развития. Он различал различные степени беспризорности. Начальную фазу этой социальной болезни, считал он, составляет безнадзорность, а окончательной, уже крайней запущенной фа­зой становится беспризорность как таковая, которая определяет социальный статус само­го несовершеннолетнего, который он обрета­ет уже по собственной воле или в силу сте­чения каких-либо обстоятельств. Главным фактором беспризорности он считал безза­щитность детей. Люблинский выделял такие формы беспризорности, как сиротство, нуж­да и заброшенность[9].
В.И. Куфаев определял беспризорность как состояние, применимое к детям, которые не имеют родителей и не находятся на попе­чении учреждений или отдельных лиц, т. е. не имеют присмотра и экономической обес­печенности. Считал он беспризорными и де­тей, у которых есть родители или опекуны, которые также находятся в детских домах, но присмотр за ними и окружающая их среда не могут способствовать их правильному вос­питанию[10]. М.И. Левитина считала, что «беспризорный ребенок в современных рос­сийских условиях - это всякий ребенок, ли­шенный сознательного влияния организо­ванной педагогической среды взрослых»[11]. Таким образом, она делала акцент не только на семейной, но и на школьной среде обитания ребенка.
Из всех вышеприведенных текстов ста­новится ясным, что понимание беспризорно­сти в основном связывалось исключительно с личностью ребенка или подростка и окру­жающими его условиями. Это уводило от глубинных причин явления и тем самым не способствовало выработке адекватных прак­тических мер. Под беспризорностью пони­малось явление, охватывавшее всякого рода материальную, моральную и социальную недостаточность обстановки, окружающей ребенка. Объясняется это, главным образом, тем, что авторы представляли педагогиче­скую и психологическую науку.
Параллельно с педагогическими поиска­ми наиболее объективного термина «беспри­зорность» велась работа и по законодатель­ному определению этого явления. В журнале «Революционная законность», например, предлагалась своя трактовка беспризорности: «Беспризорными признаются дети и подро­стки до 16 лет, лишенные родственников или лиц, могущих взять на себя заботу о них, а также не имеющие средств к существова­нию»[12].
Окончательное определение понятия «беспризорный» было дано в марте 1926 г., когда СНК РСФСР принял постановление, разработанное еще в феврале этого же года, в котором давалось понятие «беспризорный» и конкретный возраст беспризорных детей[13]. К беспризорникам законодательно были отнесены дети до 16 лет, не имевшие родите­лей, взрослых братьев и сестер, способных принять на себя заботы о младших, а также дети, потерявшие связь с родителями и род­ственниками. В их число были включены также дети, изъятые из семьи постановлени­ем суда или комиссией по делам несовер­шеннолетних, и подкидыши. В этом поста­новлении впервые появился термин «вре­менно беспризорный». Им обозначались де­ти, чьи родители вследствие болезни или по другим причинам не в состоянии были вре­менно содержать своего ребенка.
Однако малограмотность исполнителей указаний центральной власти, многообразие мнений, высказываемых в прессе по поводу беспризорности, вели к несогласованности представлений об этом явлении в различного рода подзаконных актах, в инструкциях и положениях, которые разъясняли содержание практической деятельности на местах по борьбе с беспризорностью. Например, в ст. 2 Положения о мероприятиях по борьбе с дет­ской беспризорностью в РСФСР 8 марта 1926 г. беспризорными признавались: «сиро­ты, а также не имеющие братьев и сестер, которые были бы обязаны и могли бы при­нять на себя заботу о них; потерявшие связь с родителями и родственниками; изъятые постановлением суда или комиссией по де­лам несовершеннолетних из семьи, вследст­вие преступной или порочной жизни их ро­дителей или лиц, у которых они воспитыва­лись, или вследствие злоупотреблений в от­ношении их родительскими правами; подки­нутые[14]. Очевидно, что Положение повто­ряет постановление СНК, но несколько рас­ширяет рамки этого понятия.
К «временно беспризорным» были отне­сены дети, нуждавшиеся во временной по­мощи «из-за тяжелой болезни родителей, лишающей их всяких средств», «нищенства старухи-матери», не имеющей поддержки от мужа[15]. Временная или частная помощь в охране и воспитании детей предоставлялась тем несовершеннолетним, кто стал беспри­зорным «вследствие тяжелой болезни или инвалидности, лишающей полной трудоспо­собности родителей или лиц, у которых они воспитывались, в тех случаях, когда послед­ние не пользуются пособием от государст­ва». Временно беспризорными считались и те, кто находился на попечении «одной толь­ко матери, лишенной всякого заработка и не получающей материальной поддержки от мужа, родственников или других лиц», а также те, кто оказался беспризорным из-за временного отсутствия родителей или опе­кунов «вследствие лишения их свободы, на­хождения в больнице на излечении».
Таким образом, в состав беспризорных входили и безнадзорные ребята, т. е. дети, имеющие родителей или кого-либо из близ­ких родственников, но лишенные необходи­мого присмотра, надзора. Очевидно, что по­нятие «безнадзорный» сближается по смыслу с термином «временно беспризорный». По­этому в социальной практике, как правило, употреблялось более привычное слово «без­надзорный». Содержание этого понятия в современной российской педагогической эн­циклопедии объясняется как отсутствие или недостаточность контроля за поведением и занятиями детей и подростков, воспитатель­ного влияния на них со стороны родителей или заменяющих их лиц. Беспризорность при этом рассматривается как крайнее проявле­ние безнадзорности, которая выражается в отчуждении самих детей от семьи, детского коллектива, в безразличии родителей и вос­питателей к детям[16].
Неразвитость правовых основ нового го­сударства в 20-е - начале 30-х гг. XX в. про­явилась и в том, что тогда термины «безнад­зорность» и «беспризорность» не имели юридического определения, что затрудняло установление границ государственного вме­шательства в сферу воспитания ребенка. От­мечая многогранность понятия «детская бес­призорность» и невозможность придать ему «строго определенную» форму, власть огра­ничивалась указанием признаков, характер­ных для детской беспризорности. Во-первых, под эту категорию подпадали дети, не имев­шие родителей и не находившиеся на попе­чении учреждений и отдельных лиц, и, сле­довательно, не имевшие присмотра; во-вторых, дети, хотя и имевшие родителей и опекунов или попечение учреждений, но «присмотр и окружающая среда их таковы, что не может быть уверенности в правиль­ном усвоении ими принципов морали и вос­питания». В 1930 г. беспризорные стали определяться уже «как несовершеннолетние, лишенные педагогического надзора и попече­ния и живущие в условиях, вредно действую­щих на их общественные проявления и здоро­вье». При этом беспризорными считали не только детей, потерявших родителей или опе­кунов, но и тех, чьи родители или опекуны «лишают детей пищи, грубо с ними обраща­ются, совращают их на преступления, разла­гающе влияют собственным примером»[17].
Итак, постепенно, под влиянием практи­ческих потребностей, советские властные структуры вместо общих деклараций пришли к конкретизации понятий «беспризорный» и «безнадзорный». В первом случае это был ребенок, ставший круглым сиротой по есте­ственным или социальным причинам. Во втором случае это был ребенок, оставшийся без надзора из-за временных негативных об­стоятельств. При этом различались беспри­зорность-сиротство, беспризорность-нужда, беспризорность-заброшенность, беспризор­ность-беззащитность.
Для первого вида беспризорности было характерно отсутствие семьи, что порождало такую форму «социальной недостаточности, которая неизменно требует себе компенса­ции в виде государственного или обществен­ного попечения». Второй вид беспризорно­сти сопровождается крайне тяжелым матери­альным положением семьи, ее нищетой, не дающей возможности позаботиться о ребен­ке. Беспризорность-заброшенность касается детей, живших в семье, где за ними отсутст­вует надзор и внимание к их нуждам. В слу­чае беспризорности-беззащитности имеется в виду ситуация, когда ребенок подвергался в семье жестокому обращению, эксплуатации, что толкало его на путь нищенства, прости­туции, правонарушений. Одновременно в 20-30 гг. ХХ в. партийно-государственная власть представляла беспризорность в кате­гориях классовой борьбы. Например, один из авторов говорил о беспризорности детей, как о «господствовавшей форме детского бес­правия».
Таким образом, в России детская беспри­зорность была объектом пристального вни­мания со стороны специалистов широкого профиля, занимавшихся охраной прав детей, практических работников, пытавшихся ос­мыслить это социальное бедствие и подска­зать государственным органам выход из по­ложения.
 
1.2. Причины, способствующие росту безнадзорности
 
Исследования, проводимые в стране, позволяют выделить ряд причин, способствующих росту безнадзорности, среди которых[18]: рост числа асоциальных семей; безработные родители; беженцы и вынужденные переселенцы; нестабильные браки (разводы); низкий уровень благосостояния семьи; негативный опыт отношений с родителями; неготовность школы оказывать социально-педагогическую поддержку и сопровождение учащихся, оказавшихся в трудной жизненной ситуации; наличие у части учащихся негативного учебного опыта.
Какими бы причинами ни было обусловлено попадание ребенка в категорию безнадзорных, суть заключается в том, что он попадает в трудную жизненную ситуацию, объективно нарушающую его жизнедеятельность (сиротство; болезнь; малообеспеченность; отсутствие определенного места жительства; конфликты в семье и школе; жестокое обращение в семье; одиночество и др.), которую он не может преодолеть самостоятельно или с помощью семьи.
Экономические и идеологические кризисы вызвали резкий рост числа детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, детей, привлекаемых, в силу безнадзорности, активизировавшимися криминальными структурами к алкоголю, наркотикам, преступной деятельности. Это привело государство к необходимости защиты и поддержки таких проблемных детей, активно притягиваемых антиправовым полем экономического и идеологического кризиса.
Успешность социально-педагогической поддержки ребенка, подростка, попавшего в трудную жизненную ситуацию, объективно связана с необходимостью решения социальных проблем, возникающих в ходе идущих в стране социально-экономических преобразований.
В научной литературе эти проблемы классифицируются следующим образом[19]:
проблемы свободы выбора и социального творчества - трудности на пути реализации ребенком его интересов и потребностей, установления социального статуса и др.;
проблемы социальной адаптации и дезадаптации - трудности усвоения и приспособления к существующим нормам социальной жизни, трудности в разрушении тех норм, которые являются социально опасными, несут в себе угрозу для жизни и здоровья ребенка;
проблемы социальной интеграции или дезинтеграции - трудности воссоединения или разъединения потребностей, интересов и возможностей ребенка, его семьи с возможностями, потребностями и интересами других людей, трудности в расширении социальных связей и др.
Эффективное решение данных проблем возможно только в рамках формирующейся государственной социальной политики. Однако, по мнению М.С. Мартыновой, к настоящему времени проблемы ребенка не рассматриваются государством и обществом целостно[20]. Негативную роль в решении перечисленных проблем играет ведомственная разобщенность.
Сегодня можно говорить о том, что система социального воспитания несовершеннолетних в новых социально-экономических условиях находится на этапе становления. Общественные институты, институт семьи, школы пока не стали партнерами, не определили свою "социально-педагогическую нишу", свою роль в социальном воспитании, которую М.А. Галагузова определяет как "педагогически ориентированную и целесообразную систему помощи в образовании и воспитании детей, нуждающихся в ней в период их включения в социальную жизнь"[21].
Организационно система социально-педагогического сопровождения является ведомственной и подчиняется муниципальному органу управления образованием. Однако в целом задача реализации и защиты прав детей имеет вневедомственный характер, ответственность за ее успешное решение несут все государственные и муниципальные структуры. Важным фактором является открытость системы социально-педагогической поддержки безнадзорного ребенка, которая означает работу различных типов и видов учреждений по специальным программам, что уменьшает любого рода изоляцию ребенка от привычной для него среды. Необходимо создание действенных механизмов ранней диагностики проблем детства, в том числе и безнадзорности, что обеспечит ориентацию на предупреждение факторов риска, конфликтов и кризисных ситуаций, а также на сохранение и укрепление благоприятных для развития ребенка условий.
Исследования, проводимые отечественными учеными, позволяют определить модель родительской семьи, где дети встают на путь асоциального поведения[22]: нестабильный брак или родители в разводе; деструктивные взаимные отношения между членами семьи; низкий уровень благосостояния; наличие в семье безработных; наличие в семье членов с асоциальным поведением; частые социальные контакты членов семьи с носителями асоциальных форм поведения.
Исследования показывают негативные тенденции роста числа таких семей. Вместе с тем попытка переноса центра тяжести воспитания в семью, показала неготовность последней на данном этапе развития общества к выполнению воспитательных функций. Однако бесспорным является то, что семья может и должна взять на себя главную ответственность за воспитание своих детей. Но это станет возможным при наличии государственной социальной политики, которая бы способствовала включению семьи в близкий круг посредничества (семья, школа) в процессе социализации ребенка. Опыт многих семей показывает, что там, где родители - первые учителя, воспитатели, которые всегда рядом со своими детьми, понимают и любят их, совместно ищут выход из сложных жизненных ситуаций, - ребенок никогда не станет безнадзорным.
Школа как социальная среда может провоцировать различное поведение ребенка. Факторами формирования социального поведения, прежде всего, являются система отношений, школьный уклад. Поэтому очень важно, чтобы в школе были созданы условия, обеспечивающие нормальное развитие ученика, в том числе соблюдение его прав, доступ к качественному образованию и др.
Среди причин, по которым дети и подростки покидают школу, можно выделить следующие[23]: неподготовленность школы к работе с "проблемными" детьми; "скрытый отсев"; формирование у части учащихся отрицательного опыта учебы; проблемы со здоровьем; физическое и моральное насилие учителей; плохое поведение; неуспеваемость;
отсутствие интереса к учебе и др.
Анализ перечисленных причин позволяет говорить о необходимости реализации в школе как мер общей профилактики, создающей условия для активного вовлечения учеников в школьную жизнь, предупреждения потери интереса к учебе, неуспеваемости, так и специальной профилактики по выявлению нуждающихся в особом педагогическом внимании, индивидуальной работе.
Исследования показывают, что в новых условиях воспитывающая, социально-педагогическая миссия школы не должна ликвидироваться, а, напротив, должна значительно усиливаться. В ситуации кризиса детства, социальной неустроенности значительной части населения, семейного неблагополучия, усилившейся агрессивности социальной среды все более остро встает вопрос о необходимости социально-педагогической поддержки детей и подростков, социально-педагогического сопровождения ребенка, находящегося в трудной жизненной ситуации.
Ребенок приходит в нее семилетним и покидает ее уже во многом сформировавшейся личностью в 17-18 лет. Здесь он не только учится, он проживает в школе тот период, в котором интенсивно происходит становление его личности. Между тем традиционную школу считают учебным заведением, полагая, что ребенка или подростка в ее стенах прежде всего учат, насыщают знаниями, а он учится, приобретает знания и умения, необходимые для будущей жизни. В последние 10-15 лет в связи с перестройкой и сменой идеологических ориентиров воспитательная, формирующая личность роль школы значительно ослабла.
Вместе с тем следует учитывать и то, что нормы и правила, которые устанавливаются взрослыми в школе и дома, не осознанные ребенком, не ставшие потребностью (просто так удобно взрослым), вызывают у него естественное стремление уйти из-под опеки и влияния взрослых. А это влечет за собой чувство одиночества, неприкаянность, желание заявить о себе. Как итог - уход ребенка из-под влияния взрослых, на улицу, побеги, появление химической зависимости.

 


Глава 2. Анализ профилактической работы по предупреждению безнадзорности несовершеннолетних в Московской области

 

2.1 Современное состояние проблемы безнадзорности несовершеннолетних в Московской области

 
Итак, процесс превращения подростка в правонарушителя или преступника занимает длительное время. По мере нарастания выраженности социальной дезадаптации, девиантный подросток становится объектом воздействия разных институтов, занимающихся профилактикой детской безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Они, в зависимости от выполняемых ими функций, могут быть разделены на четыре категории[24]:
Учреждения первичной социальной профилактики (детские сады, школы, учреждения дополнительного образования, медицинские учреждения и т.д.), деятельность которых направлена на обеспечение адекватной социализации основной массы детей, реализацию их прав и законных интересов
Учреждения первичной специальной профилактики (социальные приюты, реабилитационные центры для детей с ограниченными возможностями, центры социальной помощи семье и детям, психолого-медико-социальные центры, центры постинтернатной адаптации и т.д.), которые оказывают помощь социально дезадаптированным детям и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Этот уровень системы профилактики работает с детьми, имеющими повышенный риск совершения правонарушений.
Учреждения вторичной специальной профилактики (отделы предупреждения правонарушений несовершеннолетних органов внутренних дел, открытые и закрытые специальные учебно-воспитательные учреждения), которые должны осуществлять ресоциализацию несовершеннолетних правонарушителей и детей, совершивших общественно опасные деяния до достижения возраста наступления уголовной ответственности.
Учреждения уголовно-правовой и уголовно-исполнительной профилактики (воспитательные колонии), главной задачей которых является предупреждение рецидивной преступности несовершеннолетних.
Очевидно, что подросток должен становиться объектом воздействия профилактических учреждений более высокого уровня только в том случае, если деятельность учреждения более низкого уровня не принесла желаемого результата.
В настоящее время на территории Московской области расположены 67 детских учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из них 29 специализированных учреждений (отделений) для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации (социальные приюты, социально-реабилитационные центры) и 38 детских домов, школ-интернатов.
В структуру органов социальной защиты населения г. Москвы входят:
центр социальной помощи семье и детям «Западное Дегунино»;
центр социальной реабилитации несовершеннолетних "Апрель";
муниципальное учреждение социального обслуживания "Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних" в районе Измайлово;
муниципальное учреждение "Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних" в районе Свиблово.
В 2009 году социальную реабилитацию в приютах получили 606 детей. Создано 18 приемных семей и 1 семейный детский дом, в которых находятся 64 ребенка. Введен в действие социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних в районе Свиблово на 60 мест, что позволило увеличить пропускную способность приютов на 25% и довести наполняемость учреждений до 93% от планового количества мест (220 человек в месяц).
Проведена работа по выявлению детей, не обучающихся в школах и не получивших обязательного общего образования.
Для обучения таких несовершеннолетних используются открытые сменные школы N 21, 27, МУ "Центр реабилитации для несовершеннолетних, МУ "Апрель"[25].
В период с 2008 по 2010 годы приняты областной закон "О защите прав детей в Московской области"; внесены изменения в Закон "Об оплате труда приемных родителей и льготах, предоставляемых приемной семье". Кроме того, принят ряд постановлений губернатора Московской области по финансированию расходов, связанных с перевозкой несовершеннолетних, самовольно ушедших из семей, детских домов, школ-интернатов, специальных учебно-воспитательных и иных детских учреждений.
В Городской целевой программе социальной поддержки на 2011 год также запланировано оказание социальной помощи безнадзорным детям (см. приложение 1).
Таким образом, на сегодняшний день в Москве и Московской области существуют специализированные учреждения по профилактике безнадзорности несовершеннолетних. Одними из таких учреждений являются приюты.

 

2.2 Работа системы органов и учреждений по профилактике безнадзорности несовершеннолетних

 
Отправным юридическим актом создания приютов для беспризорных детей в наши дни можно считать Указ Президента РФ от 01.10 92 г. "О первоочередных мерах по реализации всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы". Следующим документом был Указ Президента РФ от 06.09.93 г. "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав", где впервые используется понятие "приют" и создание их рассматривается как основа профилактики детской безнадзорности.
Правительством РФ от 13.09.96 г. № 1092 было утверждено "Примерное положение о специализированном учреждении для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации".
Эти документы, посвященные юридическому оформлению приюта как специфического института профилактики детской безнадзорности, говорят о государственном признании важности создания таких учреждений в нашей стране.
Необходимость их создания объясняется ростом числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Это дети в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с их отсутствием или лишением родительских прав, ограничением в родительских правах, признанием родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными). Те же последствия наступают для детей, если их родители находятся в лечебных учреждениях, объявлены умершими, отбывают наказание в местах содержания под стражей, являются подозреваемыми и обвиняемыми в совершении преступлений. Дети также остаются без попечения вследствие уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, отказа взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений, и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке. Тысячи подростков становятся жертвами преступных посягательств, каждый год растет число детей, погибающих от неестественных причин, и, кроме того, в России около 200 тыс. беспризорных детей, для которых улица стала домом.
В этих условиях приюты для детей и подростков являются не только местом, где лишившиеся родительского попечения или бежавшие от жестокого обращения дети могут получить кров и пищу, но и местом, где они получат квалифицированную помощь педагогов, медика, психолога.
Рассмотрим работу приютов на примере "Солнечного" - Социального приюта для детей и подростков.
Позиция коллектива приюта заключается в том, что временное пребывание детей в таком учреждении должно быть максимально использовано для реабилитационной работы, социальной адаптации, медицинской, педагогической и психологической помощи, социальной и правовой поддержки.
Основная цель создания приюта - организация временного проживания безнадзорных детей и подростков, оказание им социальной поддержки, правовой, медико-психолого-педагогической помощи и содействия в их дальнейшем жизнеустройстве.
Согласно Уставу в приют помещаются дети, лишенные родительского попечения или попавшие в трудную жизненную ситуацию, в возрасте от 3 до 16 лет. Дети определяются в две разновозрастные группы - старшую и младшую. Возрастные границы групп зависят от количества детей того или иного возраста.
В первую очередь дети получают медицинскую помощь. Они проходят диагностическое обследование в детской поликлинике, а при необходимости воспитанников Центра помещают в стационарны отделения больниц города и района.
Налажена тесная связь Центра и с образовательными учреждениями города: детскими садами, школами, профессиональными училищами, где дети продолжают свое обучение.
Учредителем Центра является отдел образования г. Москвы. Бюджетное финансирование не в состоянии полстью обеспечить нужды приюта, поэтому выходом из этого положения является привлечение спонсоров и оказание шефской помощи. Население города полностью обеспечивает детей одеждой и обувью, принося ненужные вещи своих детей.
Для устройства дальнейшей судьбы поступивших детей и оказания им помощи необходимо четко представлять, что это за дети, какой опыт они вынесли из жизни в семье или приобрели вне ее.
За первые два года существования приюта через него прошли 147 детей. При этом мальчиков было больше, чем девочек. Возраст большинства детей не превышал 10 лет. Это обусловлено тем, что у маленьких детей зависимость от родителей гораздо больше, чем у подростков. Поэтому асоциальное поведение их родителей очень быстро создавало ситуацию, когда проживание в семье дошкольника или младшего школьника становилось невозможным.
Анализируя причины поступления детей в приют, можно выделить несколько основных. В большинстве случаев в семьях поступивших в приют детей имелось сочетание следующих неблагоприятных условий: смерть одного из родителей и болезнь другого; аварийное состояние жилья или отсутствие его; пьянство родителей; физическое насилие и отсутствие средств к существованию; отбывание срока матерью и уход отца в другую семью и т.д.
Доставляются дети в приют сотрудниками милиции, чаще всего инспекторами отдела профилактики правонарушений несовершеннолетних (ОППН), социальными педагогами школ, родственниками, медицинскими работниками, а несколько подростков обратились самостоятельно.
Длительность нахождения детей в Центре колеблется от нескольких дней до полутора лет и определяется тем, сколько времени необходимо для устройства судьбы ребенка. Сложность жизненной ситуации многих детей, затяжные процедуры, связанные с лишением родительских прав, розыском родителей или сбором потерянных документов детей приводили к тому, что за 6 месяцев, которые ребенок, согласно Уставу, мог находиться в приюте, не удавалось устроить его в семью или интернатное учреждение. Многие дети поступали со сложными психологическими проблемами, которые затрудняли их социальную адаптацию. Устранение этих проблем обычно требовало 9-12 месяцев реабилитационной работы.
35 детей находились в приюте менее месяца, 77 детей - более 6 месяцев,20 - около года. Таким образом, время пребывания детей в приюте не ограничивается строго определенным сроком, а чаще всего зависит от того, как удается устроить каждого отдельного ребенка.
После выхода из приюта дети чаще всего возвращались в родную семью или к одному из биологических родителей, обычно к отцу, который ранее проживал отдельно от ребенка. Вопрос о возможности и целесообразности возвращения ребенка в семью решает администрация Центра. Но в некоторых случаях социальному педагогу не удавалось подробно изучить семейную обстановку, оценить состояние ребенка, и вследствие этого решение о возвращении ребенка в семью оказывалось ошибочным. Об этом свидетельствует тот факт, что несколько детей поступали в приют повторно.
После определения ребенка в школу-интернат, детский дом, семью опекуна или возвращения в родную семью он некоторое время находится в поле зрения администрации Центра. Социальный педагог, воспитатели навещают его по месту проживания, учебы, беседуют с учителями, классными руководителями, родственниками. Полученные сведения об условиях жизни передаются в отдел опеки и попечительства.
Дети, выбывшие за пределы города, пишут письма любимым воспитателям и оставшимися здесь друзьям.
Другой формой работы по профилактике безнадзорности несовершеннолетних является создание "Социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних". В Москве существует центр социальной реабилитации несовершеннолетних "Апрель".
Социально - реабилитационные центры, в структуру которых входят приюты, являются наиболее перспективными в общей системе социозащитных детских учреждений, так как позволяют комплексно решать проблемы коррекционно-реабилитационной работы, ориентируя ее как на самого ребенка, оказавшегося в трудной жизненной ситуации, так и на среду, в которой он находится, в том числе и на родную семью. Центр призван помочь не только беспризорным детям, но и тем, которые еще не утратили связи с семьей, другими институтами социализации, ибо спектр услуг, которые получают в нем несовершеннолетние, нуждающиеся в государственной помощи, значительно шире, чем в других социозащитных учреждениях. Центры предоставляют детям различные формы социального обслуживания: круглосуточное пребывание, дневной стационар, помещение в замещающую семью, социальный патронаж.
Статус социально-реабилитационного центра закреплен в Примерном положении о специализированном учреждении для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, которое утверждено Постановлением Министерства труда и социального развития РФ в ноябре 2000г. Согласно действующим нормативам, "социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних открываются из расчета один на 5-10 тыс. детей, проживающих в городе (районе)"[26]. При наличии в городе (районе) менее 5 тыс. детей создается один центр.
Будучи одним из звеньев государственной системы профилактики безнадзорности и социальной реабилитации детей, нуждающихся в защите и поддержке государства, центры социальной реабилитации несовершеннолетних выполняют широкие социальные функции:
1. Защитительная функция. Она направлена на обеспечение сохранности жизни детей, их безопасности от внешних угроз, правовую защиту законных прав и интересов ребенка, оказание ему экстренной помощи, предусматривает противодействие разрушению его физического, психического, нравственного здоровья в период пребывания в центре.
2. Профилактическая функция. В сотрудничестве с другими учреждениями, организациями центр ведет работу по раннему выявлению неблагополучных семей, оказывает своевременную помощь в разрешении внутрисемейных конфликтов, дает рекомендации по оздоровлению условий семейного воспитания, осуществляет квалифицированную правовую, психологическую, а также материальную поддержку, что позволяет предотвратить необратимые процессы отторжения ребенка от родителей, распада семьи как института его социализации.
Социальный патронаж семей, в которые возвращаются либо помещаются выпускники центра, не менее важен как средство предупреждения рецидива кризисных ситуаций.
Центр ведет работу с семьями группы риска по предупреждению детской беспризорности и безнадзорности. Профилактическая работа направлена и на коррекцию отклонений в поведении и развитии детей, находящихся в неблагополучных семьях.
3. Восстановительная функция. Осуществляя меры по оздоровлению условий жизнедеятельности детей в семье, центр способствует восстановлению социального статуса ребенка, укреплению его связей с основными институтами социализации, поддерживает усилия семей, проявляющихся готовность к преодолению своей функциональной несостоятельности.
4. Коррекционно-развивающая функция. На основе комплексной диагностики в центре определяется система мер медико-социальной, психолого-педагогической работы с детьми, ориентированной на коррекцию их психического, личностного развития, восстановление утраченного или формирование недостающего социального опыта, а также на возрождение и развитие важнейших форм жизнедеятельности детей - игры, познания, труда, общения.
5. Оздоровительная функция. Центр предоставляет ребенку при его поступлении необходимую медицинскую помощь, в союзе с различными медицинскими учреждениями восстанавливает, укрепляет адаптационные возможности его организма, обеспечивает повышение устойчивости к влиянию многообразных негативных факторов. Центр осуществляет профилактику заболеваний своих воспитанников, текущее медицинское обслуживание, проводит закаливающие процедуры, обеспечивает полноценное питание, соблюдение санитарно-гигиенических норм, закрепление навыков здорового образа жизни.
6. Компенсаторская функция. Центр ищет пути замещения биологической семьи, если невозможно преодолеть отчуждение от нее ребенка, с тем, чтобы, несмотря на утрату кровных связей, он мог получить опыт семейной жизни, воспитываться в семье как естественной среде обитания растущего человека.
Центры социальной реабилитации несовершеннолетних являются компонентом общей государственной системы профилактики детской безнадзорности и правонарушений. Указом Президента РФ от 6.09.93г. № 1338, а впоследствии Федеральным законом "Об основах профилактики правонарушений и беспризорности несовершеннолетних" от июля 1999 года установлено, что государственную систему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав составляют комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства, специализированные учреждения (службы) органов социальной защиты населения, образования, здравоохранения, органов внутренних дел, службы занятости населения, а также иные органы и учреждения, осуществляющие в пределах своей компетенции меры по профилактике детской безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних и защите их прав. От того, как складываются взаимодействие социально-реабилитационных центров с различными структурами этой системы, во многом зависит продуктивность их деятельности.
Взаимодействие социально-реабилитационных центров с соответствующими структурами осуществляется на основе общности задач, направленных на решение проблем неблагополучного детства. Общность задач определяет и формы взаимодействия субъектов государственной системы профилактики детской безнадзорности и правонарушений: взаимная информация о неблагополучных семей и безнадзорных детях, мерах, предпринимаемых разными субъектами для изменения сложившегося положения; совместная деятельность неблагополучных семей и безнадзорных детей, проектирование, создание совместных программ социальной профилактики и социальной реабилитации детей; организация разностороннего влияния на семью и детей с целью снятия или нивелирования их проблем.
Центральная роль координатора действий всей системы в центре и на местах принадлежит межведомственным комиссиям по делам несовершеннолетних, защите их прав. Постановлением Правительства РФ от 5.06.94г. № 546 утверждено Положение о Межведомственной комиссии при Правительстве РФ. "В 74 регионах России, представивших данные в Межведомственную комиссию, функционируют 2574 комиссии на разных уровнях исполнительной власти. Объектами их внимания являются семьи группы риска, неблагополучные семьи, учащиеся различных учебных заведений с девиантным поведением, необучающиеся и неработающие подростки. Информация с мест свидетельствует, что только за один год комиссиями рассмотрено на своих заседаниях около 118,5 тыс. вопросов, в том числе 47% вопросов, касающихся воспитательно-профилактической работы, 25% - защиты прав несовершеннолетних"[27].
В практике наметились точки соприкосновения в деятельности комиссий по делам несовершеннолетних (КДН) и социально реабилитационных центров: КДН и сотрудники центров выявляют неблагополучные семьи, семьи группы риска; КДН анализируют состояние воспитательно-профилактической работы с семьями и детьми на данной территории и предоставляют соответствующую информацию всем участникам системы профилактики детской безнадзорности и правонарушений; КДН и центры совместно с другими субъектами государственной системы профилактики участвуют в проведении широких социальных акций (операция "Подросток"); КДН помогают центрам привлечь различные учреждения к решению проблем материальной поддержки нуждающихся семей и детей (организация бесплатного питания, обеспечение путевками в оздоровительные учреждения, продуктами питания и т.д.); КДН осуществляют привлечение граждан, не выполняющих родительских обязанностей, к административной ответственности, укрепляя тем самым позиции центров в работе с асоциальными семьями.
Разносторонние связи складываются у центров с таким субъектом государственной системы профилактики детской безнадзорности, как органы опеки и попечительства. В соответствии со ст.34 Гражданского кодекса РФ и ст.121 п.2 Семейного кодекса РФ органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления. Их основная задача - обеспечение оптимальных условий для жизни и воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, защита их личных и имущественных прав.
Социально-реабилитационные центры сотрудничают с органами опеки и попечительства при выявлении детей, оставшихся без попечения родителей, и несовершеннолетних, не имеющих нормальных условий для жизнедеятельности в семье. Специалисты центров (психологи, педагоги, медицинские работники) проводят предварительную работу с потенциальными усыновителями и опекунами, тестируют их, не оставляют без внимания в первые месяцы совместной жизни с детьми. Центры взаимодействуют с органами опеки и попечительства в случае возбуждения в суде исков, связанных с защитой прав и охраняемых законом интересов детей.
Одной из старейших структур системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних являются приемники распределители органов внутренних дел, действующие сегодня как центры временной изоляции. Из них дети, не связанные с криминальной практикой, направляются в социально-реабилитационные центры.
Центры временной изоляции организуют и самостоятельно осуществляют возвращение детей и подростков к месту их постоянного проживания или устройства. В этом случае дети фактически попадают в сферу влияния социально-реабилитационных учреждений, для которых контакт с сотрудниками центров временной изоляции, их информация о ребенке имеют большое значение для дальнейшей работы по его социальному возрождению. Это тем более важно, что сегодня подобная информация приобретает новое качество, так как в бывших приемниках начался процесс гуманизации содержания детей: вводятся ставки психологов, с детьми работают учителя-предметники.
Среди воспитанников центров дети, которые находятся в них стационарно, и те, которые не утратили связи с семьей, но получают в центре разнообразную социальную, психологическую, педагогическую помощь, интересно проводят свободное время. Годы существования социально-реабилитационных центров позволяют сделать некоторые выводы о составе детей, поступающих в них. Среди возрастных групп преобладают младшие школьники (8-10 лет), за ними следуют подростки, при этом в последнее время возрастает число ребят старшего подросткового возраста. Видимо, это связано и с ростом авторитета центров, которые расширяют сферу услуг, предоставляемых разным категориям детей, и с улучшением их работы по выявлению детей, нуждающихся в социальной поддержке.
Социальный статус большинства детей крайне тяжел. Они не имели возможности полноценно освоить социальную роль члена семьи. Значительная часть детей, находящихся в стационарах центров - социальные сироты. Примерно каждый второй ребенок имеет родителей, лишенных родительских прав, по данным центра "Апрель", в нём находится только 6-8% детей, у которых родители умерли.
Подорваны связи детей и с другим важнейшим институтом социализации - школой. Сотрудники центров фиксируют рост школьной дезадаптации детей, который вызван, с одной стороны, дистанцированием школы от социальных, педагогических, психологических проблем неблагополучных семей и трудных детей, с другой - недостатками превентивной практики: поздним выявлением социально неблагополучных семей заинтересованными ведомствами. Длительное неудовлетворение основных психических потребностей ребенка в семье, школе, социальном окружении негативно влияет на его психологический статус.
Социально-реабилитационные учреждения берут на себя заботу о социальной реабилитации детей, утративших семейные связи, отказавшихся жить в интернатных учреждениях, оставшихся без родительского попечения, постоянного места жительства, средств к существованию. В стационары центров помещаются дети, не нуждающиеся в изоляции, из приемников-распределителей, а также из больниц, где их вынужденно содержали до помещения в интернатное учреждение.
Наличие социально-реабилитационных учреждений в Московской области позволяет оперативно поместить ребенка в нормальные условия содержания, психологически подготовить его к жизни в замещающей семье или интернатном учреждении, избавляет специалиста по охране прав детства от утомительной процедуры сбора необходимых справок.
В "Апрель" представляют четкую картину семейного неблагополучия. Заведены необходимые документы, опросники, анкеты, карты социальной реабилитации, ведется анализ результатов оказанной специалистами юридической, социальной, медико-психолого-педагогической и другой помощи детям и семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Значительное внимание уделяется профилактике социального сиротства.
В течение года в среднем сотрудники социально-реабилитационного учреждения "Апрель" работают более чем с 200 детьми.
Особенностью профилактики безнадзорности несовершеннолетних в центре "Апрель", это, во-первых, создание в учреждении семейной атмосферы и проведение всесторонней медико-социальной и психологической реабилитации детей и подростков. Комплексное обследование воспитанников показывает, что практически все дети поступают в центры с различной степенью и формами психического расстройства, они физически ослаблены, часто хронически больны, как правило, озлоблены, недоверчивы и очень трудно идут на контакт с воспитателями. Поэтому каждый ребенок нуждается в индивидуальной программе реабилитации.
Однако социальная реабилитация воспитанника - лишь часть проблемы его полноценной социализации. Главное - не допускать, чтобы ребенок остался сиротой при живых родителях. Вот почему самым главным считается нормализация обстановки в семье и восстановление семейных связей. Проведенный среди воспитанников социологический опрос показал, что при всех сложностях, конфликтах, а порой жестокости в семье абсолютное большинство ребят хочет вернуться в свой дом.
С момента поступления ребенка в социально-реабилитационный центр "Апрель" начинается планомерная работа с семьей. Детально обследуется ее положение; специалисты пытаются нормализовать обстановку и создать в семье хотя бы относительно нормальный психологический климат. Если есть позитивные сдвиги, ребенок возвращается в семью. Нередки случаи, когда руководство центра выступает перед судом с ходатайством о прекращении дела по лишению родительских прав. Часто воспитанники центра возвращаются в семьи, так как благодаря работникам центра матери меняют свое поведение, регулярно посещают детей в социально-реабилитационных учреждениях, начинают проявлять к ним больше доброты и ласки. В соответствии с заключением специалистов этих детей возвращают в семью. Работа с семьей не прекращается. Даже, если дети чувствуют себя нормально в родном доме, мать получает регулярно психотерапевтическую и педагогическую поддержку специалистов центра.
Работу по профилактике безнадзорности несовершеннолетних осуществляет в Москве "Центр семейного образования и воспитания "Семья и Дети".
Московская Городская общественная организация Центр семейного образования и воспитания "Семья и дети" основана в 2002 году.
Все сотрудники организации имеют два высших образования, одно из которых - психологическое. И это очень важно, так как в основном деятельность специалистов ориентирована на решение психологических проблем разных категорий семей. В организации на постоянной основе работает 4 специалиста, к участию в различных программах и проектах
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.