На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Мотивы и гипотезы прямых иностранных инвестиций

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 25.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


16.2. Мотивы и гипотезы прямых  иностранных инвестиций
Первые гипотезы для объяснения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) возникли в результате возросшей  активности дочерних обществ американских компаний на рынках Европы и Латинской  Америки в 50-х и 60-х гг. XX в. С  тех пор объемы прямых иностранных  инвестиций существенно возросли и  продолжают увеличиваться. Это потребовало  выработки теоретических подходов к объяснению мотивов такого роста. Прежде всего, можно выделить стратегические, психологические и экономические  мотивы. Последовательно рассмотрим сильные и слабые стороны совокупности гипотез ПИИ, представленных на рис. 16.1.
Стратегические  и психологические мотивы прямых иностранных инвестиций
Изучение конкретных ситуаций с транснациональными корпорациями (ТНК) показало, что мотивы для осуществления  иностранных инвестиций базируются на стратегических решениях четырех  основных типов: (а) поиск новых рынков сбыта; (б) поиск новых источников сырьевых ресурсов; (в) поиск возможностей для ведения производства с более  высокой эффективностью; (г) поиск  новой информации.

Рис. 16.1. Совокупность гипотез  
прямых иностранных инвестиций
Можно привести примеры для  каждого из типов стратегических решений. Так, автомобильные фирмы  из США, осуществляющие производство в  Европе для местного потребления, являются примером поиска новых рынков сбыта. Фирмы, которые не удовлетворяются  импортом каких-либо видов сырья, материалов и энергии, могут попытаться проникнуть на рынки стран, где они имеются, и начать их самостоятельную добычу и переработку на месте или  у себя на родине. Под эту категорию  подпадают особенно часто компании по добыче нефти, руд цветных металлов. При наличии в каких-либо странах  более дешевых факторов производства иностранные компании заинтересованы в прямом использовании таких  возможностей. Трудоемкое производство электроники на Тайване или в  Мексике, т. е. в странах с относительно дешевой рабочей силой, весьма выгодно. Распространенным является и поиск  прямого доступа к новым технологическим  идеям за рубежом, а также использование  опыта менеджеров других стран. Так, германские и датские фирмы купили расположенные в США производства полупроводников для своих технологий.
Указанные типы стратегических решений не являются взаимно исключающими и часто дополняют друг друга. Так, многие фирмы, которые занимаются добычей в Бразилии дешевого древесного волокна, одновременно находят здесь  большие незанятые сегменты рынка  для части продукции.
Исследования, проведенные  Й. Ахарони в отношении поведенческих  аспектов принятия инвестиционных решений, показали наличие двух основных типов  мотивов (Aharoni). Данное исследование проводилось  в отношении американских фирм, которые  рассматривали возможности осуществления  прямых инвестиций в Израиле. Психологические  мотивы основаны на личных убеждениях менеджеров компаний, потребностях и  обязательствах отдельных групп  лиц. К внешним стимулам для инвестиционных решений были отнесены:
? опасение потери весьма перспективного рынка;
? предложение по осуществлению инвестиционного проекта получено от лиц или организаций, мнение которых не может быть проигнорировано без ущерба для репутации фирмы (наиболее часто в качестве таких лиц выступают национальные правительства, дистрибьюторы продукции фирмы или крупные постоянные клиенты);
? успешная деятельность национальных конкурентов фирмы за рубежом в исследуемой сфере;
? сильная конкуренция иностранных фирм на своем национальном рынке.
Хотя приведенные стимулы  не всегда служат непосредственной причиной для положительного решения о  реализации иностранного инвестиционного  проекта, они могут служить часто  как катализаторы подобных решений.
Ахарони выявил ряд дополнительных мотивов для осуществления инвестиционных проектов, например стремление использовать имеющиеся у фирмы невостребованные на внутреннем рынке факторы производства или результаты исследований и разработок, утилизация старых машин, непрямой возврат  к потерянным рынкам через инвестиции в стране, которая имеет коммерческие соглашения с потерянными территориями, и др.
Основной недостаток рассматриваемой  гипотезы заключается в том, что  на ее основе можно объяснить лишь первоначальные ПИИ. После осуществления  первоначальных инвестиций неопределенность последствий инвестиций должна снижаться, так что последующие инвестиции должны быть связаны с другими  причинами.
Макроэкономические  гипотезы прямых иностранных инвестиций
Несмотря на несомненную  важность стратегических и психологических  мотивов для любого инвестора  встает вопрос о том, какие экономические  выгоды он получит от осуществления  международного инвестиционного проекта  в сравнении с инвестициями в  своей стране. Поэтому гипотезы, объясняющие мотивы прямых иностранных  инвестиций экономическими и политическими  различиями в стране происхождения  капитала и в стране, принимающей  их, имеют наибольшее значение. Совокупность таких гипотез представлена на рис. 16.2.
В качестве ключевых факторов прямых иностранных инвестиций в  этих гипотезах берутся различия в отдаче на капитал (гипотеза рентабельности), размере рынка (гипотеза объема рынка и гипотеза объема производства), издержках факторов производства (гипотеза производственного цикла) и изменениях валютного курса (гипотеза валютного пространства). Поэтому они могут быть определены как теории, отражающие специфику страны как объекта инвестиций, или макроэкономические гипотезы ПИИ.

Рис. 16.2. Гипотезы ПИИ, отражающие специфику страны  
как объекта инвестиций
Особое положение в  рамках этих теорий занимает гипотеза рентабельности, так как различные уровни рентабельности отражают в конечном счете влияние всех других страновых факторов. Эта гипотеза выводится из классического предположения о том, что одной из основных целей предприятия является максимизация прибыли. Предприятие в соответствии с этим будет расширять свою инвестиционную деятельность до тех пор, пока ожидаемая доходность дополнительной инвестиции не сравняется с предельными издержками инвестиционного проекта. Гипотеза рентабельности использует для объяснения прямых иностранных инвестиций, с одной стороны, гипотезу процентных ставок, с другой стороны ? гипотезу прибыльности.
Гипотеза процентных ставок выводится из основных положений  теории о пропорциях факторов производства. В соответствии с ней различия в процентных ставках между двумя  или несколькими странами в случае сходной структуры спроса возникают  из-за различия в обеспеченности этих стран капиталом. Высокая процентная ставка является тогда индикатором  высокой предельной производительности фактора «капитал», а прямые инвестиции текут из стран, относительно богатых  капиталом, в страны сравнительно бедные в этом отношении до тех пор, пока разница в процентных ставках  не подравняется в силу выравнивания обеспеченности капиталом.
В рамках гипотезы прибыльности гипотеза рентабельности проецируется на уровень предприятия. В качестве определяющего фактора прямых иностранных инвестиций здесь рассматривается уровень процента отдачи на капитал, который относится к конкретным проектам, и оказывается выше, чем прибыльность аналогичных национальных инвестиций.
Гипотеза рентабельности особенно активно пропагандировалась в 1950-х гг. для объяснения быстрого роста прямых американских инвестиций за границей, так как прежде всего  в сфере переработки американские дочерние фирмы в Европе достигали  более высокой рентабельности, чем  у себя в стране. Но уже к началу 1960-х гг. данная гипотеза перестала  доминировать, поскольку по-прежнему наблюдался поток прямых американских инвестиций в Европу, несмотря на то, что уровень рентабельности в  США стал выше.
Относительно малое значение гипотезы рентабельности можно объяснить  ненадежностью ее теоретического базиса. Основное предположение гипотезы процентных ставок, состоящее в том, что прямые иностранные инвестиции ? следствие различий в предельной производительности капитала и тем самым доходности на национальном и зарубежном рынках, весьма сомнительно. Дело в том, что в отличие от портфельных инвестиций мотивом прямых инвестиций является не перемещение финансового капитала, а возможность воздействия на хозяйственную деятельность иностранного предприятия. В качестве стимулов для международной инвестиционной деятельности имеют значение технические и производственно-экономические знания, техника продаж и менеджмента и многие другие факторы. Об относительной доходности этих факторов наблюдаемые различия в предельной производительности капитала дома и за границей говорят мало. Скорее портфельные, а не прямые инвестиции представляют неизбежное следствие международных различий в предельной производительности капитала.
Следующей слабостью гипотезы рентабельности является то, что она  не принимает во внимание все инвестиционные потоки между странами. Так, к примеру, эта гипотеза не в состоянии объяснить  многочисленные встречные потоки инвестиций между странами, осуществляемые за один и тот же период времени. Однако этот феномен имеет место в  основном в отношении высокоразвитых стран. В таких странах предельная производительность капитала и обеспеченность факторами производства примерно одинаковы.
Гипотезы объема рынка и производства постулируют связь между прямыми иностранными инвестициями и масштабами производства в странах их размещения. При этом гипотеза объема производства исходит из наличия связи между уровнем или ростом объема производства или оборота иностранных дочерних компаний и размером прямых инвестиций их материнских компаний. Гипотеза объема рынка подчеркивает связь между размером рынка страны, измеряемым в ВНП либо ВВП, и прямыми иностранными инвестициями в целом.
Гипотеза объема рынка  основана на классической теории инвестиций, в частности на моделях акселератора Койяка, а также выведенной на ее основе модели Йоргенсена (Koyack; Jorgenson). В этих моделях доказывается связь  между национальными инвестициями и объемом ВНП и ВВП. Однако расширение этой модели на иностранные  инвестиции сделано произвольно. Гипотеза объема производства выведена без особого  теоретического обоснования, на основании  эмпирических данных.
Несмотря на многочисленные эмпирические подтверждения обеих  рассматриваемых гипотез, их обоснованность можно оценить как слабую. В  частности, только объем рынка не может служить единственной детерминантой  для привлечения прямых иностранных  инвестиций. Стимулы для основания  дочерних структур обычно возникают  тогда, когда это приводит к проявлению эффекта роста рентабельности в  зависимости от масштабов производства. Однако размер рынка является макроэкономической величиной, которая не характеризует  прямо, как факторы на каждом предприятии  влияют на эффективность его деятельности.
Кроме того, для принятия решения об иностранных инвестициях  имеет значение объем национального  рынка инвестора. Если бы гипотеза объема рынка была справедлива, то в странах  с наибольшими объемами внутреннего  рынка должны были бы наблюдаться  наименьшие объемы инвестиций, осуществляемых вне этих стран национальными  инвесторами. Однако это противоречит факту, что американские предприятия  в международном сравнении лидируют по объему иностранных инвестиций. Наблюдаемое во многих развитых странах использование прямых иностранных инвестиций в качестве альтернативы экспорту товаров также говорит против гипотезы объема рынка. Дело в том, что как раз предприятия в странах с максимальным внутренним рынком основывают наибольшее число иностранных дочерних компаний.
Гипотеза объема производства также не дает ответа на вопрос, какие  факторы являются определяющими  для инвестора при выборе между  национальными и иностранными инвестициями. Она лишь констатирует факт, что  национальные предприятия вкладывают средства в те отрасли за рубежом, в которых уровень оборота  выше. Сравнение с национальным рынком не проводится. Не ясно также полностью, учитывает ли гипотеза объема производства факторы, которые являются специфическими для региона размещения инвестиций или для конкретного предприятия.
Гипотеза производственного  цикла (ГПЦ) предложена Верноном, который рассматривает в своей первоначальной версии прямые иностранные инвестиции как одну из двух возможных стратегий использования возможностей международных рынков (см. Vernon, р. 89-114). Технологические инновации идентифицируются как основные детерминанты структуры мировой торговли и размещения производства в различных частях света. Страны с наибольшим объемом рынка и доходом на душу населения выполняют роль технологических лидеров в развитии новых продуктов и способов производства. Вернон ссылается на две причины. Во-первых, из-за более высокого уровня дохода на душу населения изменяются предпочтения потребителей в пользу более качественных товаров и, во-вторых, из-за ограниченности фактора «рабочая сила» возникают стимулы к технологическим инновациям.
Эта теория подчеркивает, что  выход на международный рынок  позволяет удлинить жизненный цикл существования продукта, а, следовательно, улучшить конкурентные позиции ТНК  за счет расширения рыночных сегментов.
Цикл продукта на международном  рынке (international product life cycle) построен по аналогии с циклом любого продукта на внутреннем рынке, но имеет свою специфику и большее количество стадий существования (рис. 16.3).

Рис. 16.3. Жизненный  цикл продукта  
на международных товарных рынках
В первой фазе жизненного цикла, когда продукт новый, в соответствии с ГПЦ он производится и потребляется исключительно в своей стране, так как необходима тесная координация  между производственным и исследовательским  подразделениями и успешное продвижение  товара на рынок зависит от налаженных контактов с потребителями. В  этой фазе жизненного цикла спрос  на инновационный продукт обладает относительно низкой ценовой эластичностью.
После успешного закрепления  на национальном рынке спрос иностранных  покупателей на новый товар удовлетворяется  через экспорт. Однако рост спроса за рубежом вызывает необходимость  организации производства товара и  в других странах. Этому способствует также стандартизация продукта и  технологии его производства. С определенного  момента начинается осуществление  прямых иностранных инвестиций. Создание дочерних структур в других странах  затруднено при этом конкуренцией со стороны местных компаний. В конечном итоге наступает предел при продвижении  продукта на международных товарных рынках за счет насыщения спроса на него, появления новых, более совершенных  продуктов или по другим причинам.
Гипотеза производственного  цикла имеет ряд слабостей. Это  проявилось уже в 1970-е и особенно 1980-е гг., когда многие компании стали  планировать производство ряда высокотехнологичных  продуктов в электротехнической промышленности, машиностроении и других отраслях не только для внутреннего  рынка, но и для рынка других стран. Этому способствовали также новые  открытия в сфере коммуникаций. В  результате отдельные фазы производственного  цикла не были уже четко разграничены и определены, а инновация продуктов  стала непрерывным процессом.
ГПЦ не может претендовать на роль всеобщей теории прямых иностранных  инвестиций. Так, в ней не принимается  во внимание возможность лицензирования прав на интеллектуальную собственность. Многие компании предпочитают продажу  лицензий зарубежным фирмам перед прямыми  инвестициями, поскольку последние  связаны, как отмечалось, с большими затратами, рисками, а также усложненностью управления дочерними структурами  в других странах. Хотя ГПЦ и задает условия, при которых производству за границей отдается предпочтение перед  экспортом товаров, она все же не раскрывает детерминанты, которые  определяют выбор между продажей лицензий и основанием дочерних предприятий. Применение ГПЦ к прямым инвестициям  между развитыми странами также  затруднительно, так как квалификация работников, издержки производства у  них отличаются мало. Инвестиции между  высокоразвитыми странами часто  осуществляются при наличии торговых барьеров и высоких транспортных издержек. Но эти факторы в ГПЦ  не рассматриваются. Аналогичные соображения  можно привести в отношении детерминант  прямых инвестиций в рамках одной  отрасли между двумя и более  странами. Наконец, строгое разделение на фазы в рамках ГПЦ снижает ее ценность. В соответствии с ГПЦ  получается, что между экспортом  и прямыми инвестициями существует обязательная последовательность чередования  в названном порядке. В большей  мере эта гипотеза применима к  развивающимся странам.
Гипотеза валютного  пространства (ГВП) была выдвинута Алибером (Aliber, р. 17-34). По его мнению, основным фактором, влияющим на выбор места размещения инвестиций, является устойчивость валюты и характер изменения ее курса. В соответствии с ГВП прямые инвестиции осуществляются в тех странах, валюта которых имеет тенденцию к ослаблению. Там, где курс валюты усиливается, наблюдается отток инвестиций.
Ключевую роль для ГВП  играет концепция валютной премии. Предполагается, что инвесторы в  своей массе являются несклонными  к риску, поэтому они включают повышенную рисковую премию в требуемую  норму отдачи на капитал (RRR ? required rate on return). Эти премии отражают риск обесценения валюты. Если премия по национальной валюте материнской компании ТНК меньше, чем по иностранной, то дочерние компании ТНК получают возможность приобретать финансовые ресурсы на более выгодных условиях, чем компании стран, в которых они действуют.
Таким образом, в ГВП утверждается, что в случае повышения курса  национальной валюты происходит процесс  усиления потоков прямых инвестиций в другие страны, а в случае понижения ? приток инвестиций из-за рубежа.
Недостатки рассматриваемой  гипотезы аналогичны приведенным выше в отношении других гипотез, исходящих  из специфики страны как основы для  привлечения иностранных инвестиций. Наибольшее значение ГВП имеет для  объяснения выбора инвесторами момента  осуществления инвестиций на международных  рынках. Но в целом поведение валютного  курса является лишь одним из факторов, который принимается во внимание инвесторами при выработке инвестиционной политики.
Микроэкономические  гипотезы  
прямых иностранных инвестиций
Следующая группа гипотез  объясняет причины основания  дочерних компаний в большей мере внутренними факторами развития предприятий, которые находят выражение  в диверсификации риска (гипотеза портфеля), реакции на международную активность конкурирующих предприятий (гипотеза олигополистической реакции) или изменениях ликвидности предприятия (гипотеза ликвидности). Поэтому эти гипотезы могут быть определены в целом как ориентированные на специфику фирмы или микроэкономические гипотезы ПИИ (рис. 16.4). Рассмотрим их более подробно.

Рис. 16.4. Гипотезы ПИИ,  
ориентированные на специфику фирмы
Гипотеза портфеля представляет собой развитие гипотезы рентабельности. Она исходит из предположения, что движение капиталов на международных рынках вызвано не только различными ожиданиями нормы прибыли на инвестируемый капитал, но и различным уровнем риска инвестиций.
Известно, что инвесторы  на национальном рынке могут уменьшить  инвестиционный риск за счет создания хорошо диверсифицированного портфеля ценных бумаг. Но особенно удачной идея диверсифицированного портфеля может  оказаться на международных рынках, поскольку корреляция между доходностью  ценных бумаг в разных странах  еще менее выражена, чем в одной  стране.
В отличие от гипотезы рентабельности гипотеза портфеля позволяет объяснить  иностранные инвестиции, осуществляемые в стране с менее высоким уровнем  дохода, если здесь наблюдается более  низкий уровень инвестиционного  риска.
В своей первоначальной форме  гипотеза портфеля была применима только к портфельным инвестициям. Однако Рагацци предпринял попытку расширить  область использования этой гипотезы и на ПИИ (Ragazzi, р. 471-498). Исходным пунктом в его рассуждениях был вопрос, почему многие инвесторы, которые могут воспользоваться только диверсификацией вложений в ценные бумаги, предпочитают прямые иностранные инвестиции. Он предположил, что несовершенство национальных рынков капитала имеет следствием различия между уровнем риска и доходности от осуществления прямых и портфельных инвестиций. В экстремальных случаях, которые часто можно встретить в развивающихся странах, не существует организованный рынок капиталов, так что становится возможным осуществление здесь только прямых иностранных инвестиций. Но также и на более развитых рынках капиталов возможно, согласно Рагацци, замещение портфельных инвестиций прямыми. Это имеет место в первую очередь тогда, когда спрос на капитал на иностранных рынках относительно высок, а колебания доходности выше уровня, который представляется обоснованным. Для более мелких миноритарных акционеров риск, связанный с колебаниями доходности ценных бумаг, растет в более высокой степени, чем предпринимательский риск, так что они предпочитают участие в дочерних компаниях, созданных за рубежом головными компаниями ТНК, и таким образом косвенно замещают портфельную инвестицию прямой.
Одним из важных аргументов теории портфеля является уменьшение уровня недиверсифицируемого систематического риска за счет выхода на рынки других стран.
Для пояснения этого рассмотрим рис. 16.5, на котором сплошная кривая показывает снижение уровня риска на каком-либо национальном рынке за счет формирования портфеля ценных бумаг  и реальных инвестиций, а R0 ? уровень недиверсифицируемого систематического риска в данной стране. По оси абсцисс отложено количество видов акций и других ценных бумаг в портфеле, а также материальных и нематериальных активов.
Известно, что общие тенденции  в развитии экономики какой-либо страны, в частности в динамике уровня инфляции, процентных ставок, и  связанные с этим экономические  и финансовые риски не могут быть преодолены отдельными фирмами, для  которых совокупный уровень риска  по таким факторам выступает как  недиверсифицируемая за счет подбора  активов составляющая риска. В то же время фирмы могут на национальных рынках уменьшать риск своих операций, связанный с неоптимальным использованием капитала, например, из-за вложений только в одну какую-либо отрасль или  ценные бумаги только одной корпорации, что и отражено условно построенной  кривой.
Важно, что на рынках отдельных  стран отличен уровень недиверсифицируемого риска, что обусловлено разными  экономическими структурами и процессами, происходящими в экономике и  политике этих стран. В результате у  национальной фирмы появляется возможность  выйти на рынки стран с меньшим  уровнем недиверсифицируемого риска.
На рис. 16.5 под уровнем Ri имеется в виду граница диверсификации, достигаемая за счет формирования оптимального портфеля активов на международных рынках. Очевидно, что все же существует общий минимальный уровень недиверсифицируемого риска, ниже которого нельзя опуститься и на международных рынках.

Рис. 16.5. Диверсификация риска при выходе на международные  рынки
Преимуществом гипотезы портфеля в сравнении с ранее рассмотренными гипотезами является объяснение существования  встречных потоков инвестиций между  развитыми странами и вычленение факторов, которые влияют на выбор  между размещением капитала в  своей стране и за рубежом. Однако при использовании этой гипотезы применительно к ПИИ есть и  недостатки. Так, неясно, почему владельцы  долей капитала в ТНК побуждают  менеджеров к диверсификации активов  за рубежом, в то время как они  могли бы добиться оптимальной диверсификации риска путем реструктуризации своих  индивидуальных портфелей ценных бумаг  и сохранить при этом независимость  по отношению к другим лицам. Только пример, приведенный Рагацци, достаточно убедителен. Однако он не может быть применен к развитым странам.
Кроме того, существенный элемент  ПИИ состоит в обеспечении  контроля за деятельностью иностранного предприятия. Но это означает, что  за исключением некоторых крупных  ТНК большинство международных  предприятий не в состоянии осуществить  диверсификацию риска с использованием только прямых инвестиций. Инвесторы  достаточно легко могут формировать  портфели, состоящие из разнообразных  ценных бумаг, но значительно сложнее  основывать множество своих дочерних структур за рубежом.
Даже у гипотезы портфеля в применении только к финансовым активам имеется недостаток. На международных  рынках инвесторы сталкиваются с  рисками, которые не встречают на своем национальном рынке, например риск задержки трансферта доходов или  опасность их полной блокады и  ряд других. Эти риски могут  «перевесить» те выгоды, которые инвестор получает от диверсификации своего портфеля активов.
Автором гипотезы олигополистической реакции является Кникербокер (см. Knickerbocker). Он полагает, что ПИИ осуществляются предприятиями, которые действуют на национальном рынке, имеющем олигополистическую структуру. Предполагается, что оптимальная стратегия предприятия на таком рынке состоит в следовании за конкурентами, так как опасность потерь рыночных долей в таком случае меньше, чем при альтернативных вариантах поведения. Эта стратегия проводится также и тогда, когда не проявляются никакие преимущества, связанные с диверсификацией деятельности в пространственном отношении, так как главная цель предприятия заключается в том, чтобы сохранить завоеванные рыночные доли. Если какие-либо предприятия начинают осуществлять прямые инвестиции за рубежом, то их примеру следуют и конкуренты.
Исходя из предполагаемого  поведения предприятия на олигополистических рынках, Кникербокер утверждает, что  первоначальные прямые инвестиции национальных предприятий осуществляются в течение  относительно короткого промежутка времени, причем последний тем короче, чем более олигополистический характер носит рынок.
Кникербокер обнаружил положительную  корреляцию между уровнем концентрации на национальном рынке и сокращением  срока инвестиций на национальных рынках, а также отрицательную корреляцию между уровнем дифференциации продукта и сокращением срока инвестиций на национальных рынках. Отсюда он сделал выводы, что олигополистическая реакция  предприятий усиливается вместе с повышением уровня концентрации на национальных рынках, и что предприятие, производящее широкий спектр продуктов, имеет меньше стимулов для того, чтобы следовать за инвестиционным поведением конкурентов.
Гипотеза олигополистической реакции имеет серьезный недостаток, заключающийся в отсутствии обоснования, какие факторы вызывают осуществление  инвестиций в странах их размещения. Для смягчения этого недостатка Кникербокер привлек гипотезу жизненного цикла продукта как обоснование  мотивов первоначальных прямых инвестиций за рубежом. Но тем самым он фактически подчеркнул слабость своей гипотезы. Кроме того, гипотеза никак не объясняет  ПИИ, которые осуществляются мелкими  и средними предприятиями, а также  то, что многие предприятия на олигополистических рынках пассивно реагируют на стратегии  конкурирующих предприятий.
В основе гипотезы ликвидности лежит теория взаимосвязи между ликвидностью и инвестиционной активностью, которая постулирует положительную связь между размером чистых денежных потоков предприятия и объемами их инвестиций. Бэрлоу и Вендер попытались применить эту теорию в качестве обосновании мотивов ПИИ [Barlow, Wender]. Они исходили при этом из располагаемых предприятием собственных денежных средств и гипотезы, что потенциальные инвесторы издержки финансирования за счет собственных средств оценивают как более низкие, чем за счет заемных. Предполагается, что стимулы к дополнительным ПИИ возникают тогда, когда последние могут быть профинансированы за счет излишков денежных средств у дочерних компаний.
Следует отметить, что основное предположение гипотезы ликвидности  о том, что издержки финансирования за счет собственных средств меньше, чем за счет заемных, является весьма спорным. Как известно, Модильяни и Миллер пришли к заключению, что на национальном уровне инвестиционные решения принимаются независимо от вида финансирования. В определенных ситуациях издержки заемного финансирования даже ниже, чем собственного. Кроме того, неясно, почему «избыточные» собственные средства должны использоваться именно за границей в дочерних структурах.
Гипотезы  и модели прямых иностранных инвестиций  
в теории внешней торговли
В классической и неоклассической  теориях внешней торговли любая  возможность объяснения прямых иностранных  инвестиций исключается в силу предположения  об абсолютной неперемещаемости производственных факторов в международном масштабе. Такое предположение было вызвано  тем, что в период разработки данных теорий ПИИ имели малое значение. Классики Смит и Рикардо занимались преимущественно выяснением причин торговых отношений между нациями.
Включение в теорию внешней  торговли в 1930-х гг. допущения о  межстрановой перемещаемости производственных факторов также не привело к детальному изучению мотивов ПИИ. Такие ученые, как Олин, Иверсен, Нурксе, ограничились объяснением международных портфельных инвестиций1. Особое внимание они уделили проблеме выплаты репараций после первой мировой войны. К тому же в 1930-х гг. наблюдались острые финансовые кризисы, многие страны прибегали к жестким мерам по ограничению движения капиталов, а также испытывали явно выраженное недоверие друг к другу. Все это резко огранивало возможности ПИИ. Последовавший вскоре бум кейнсианских концепций регулирования экономики сконцентрировал внимание ученых на экономических решениях, которые принимаются в относительно короткие периоды времени. Это также не способствовало разработке теории ПИИ.
Лишь в 1970-х гг. появились  наконец модели ПИИ, основанные на теории внешней торговли. Корден2 (модели Э. Хекшера ? Б. Олина ? П. Самуэльсона), несколько модифицировал условия известной модели H-O-S, которую разработал ранее Олин, и применил ее к решениям предприятий, которые производят в своей стране множество дифференцированных продуктов. Новая гипотеза основана на следующих предположениях: (1) для всех стран характерны неоклассические производственные функции, которые для соотве
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.