На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Социальное пространство

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 25.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение
 
Свойство  непрерывности (целостности) и прерывности  социального пространства при его  детальном анализе с необходимостью приводит нас к выявлению структуры  изучаемой формы общественной жизни. Под структурой социального пространства мы понимаем его расчлененность на ряд взаимосвязанных между собой  элементов, которые, будучи рассмотренными в определенных связях и отношениях, дают возможность видеть эту форму  в разных ракурсах. Многообразие социальных явлений и отношений делает столь  же многообразными пространственные характеристики общества. Наличие многочисленных структур социально организованной материи— общественного бытия — обусловливает аналогичное структурирование его пространства.
Этот  первый общеметодологический принцип  должен убедить в том, что описываемые  структуры социального пространства суть не произвольные умозрительные  конструкции, а отражение объективных  процессов развития общества и отношений, ему присущих. Среди нескольких пространственных структур, которые будут проанализированы, выделяется главная, определяющая. Это второй методологический принцип, которым руководствуются. Третий принцип состоит в том, чтобы четко фиксировать критерий той или иной структуры социального пространства. Наконец, четвертый принцип диктует необходимость рассмотрения той функциональной нагрузки, которую несут структура и ее элементы.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Структура и функции социального  пространства
 
Вначале проанализируем основную, определяющую структуру социального пространства. Ее критерием выступает дифференциация общественного бытия, реального  процесса жизнедеятельности, тех общественных отношений, которыми пронизаны основные сферы социальной практики. Классики марксизма-ленинизма впервые в  истории социальной мысли доказали, что ведущей областью общественного  бытия является материально-производственная деятельность людей, соответственно ведущей  областью общественных отношений —  производственные отношения. Деятельность в сфере производства и отношения, которые детерминируют ее, требуют  своей пространственной локализации.
Сама  по себе эта область общественной жизни настолько специфична, что  не может осуществляться в любом  пространственном окружении. Эта деятельность предъявляет к своей пространственной сфере особые требования. Прежде всего производственное пространство должно максимально способствовать эффективной, производительной трудовой деятельности. Оно должно быть удобным для общения и выполнения основных производственно-технических функций, помогать установлению отношений товарищеского сотрудничества, взаимопомощи и взаимовыручки, способствовать сплоченности коллектива. Однако, если члены производственной бригады удалены друг от друга на большое расстояние, серьезно затрудняющее общение, то пространственная локализация не будет иметь позитивного значения.
На  эту особенность одними из первых обратили внимание представители буржуазной микросоциологии. Согласно их концепции, наиболее ярко выраженной в работах  Дж. Морено, пространственные, внешние и психологические, внутренние отношения людей в социальной группе должны соответствовать друг другу48. Эта связь была выражена в виде зависимости микроструктуры (внутренних, психологических отношений между членами группы) от макроструктуры (пространственного размещения членов группы). Буржуазные социологи на эмпирическом материале доказывают, что пространственное перераспределение членов производственной бригады соответственно их стремлениям (рабочему А. симпатичен рабочий В., но антипатичен рабочиц С, поэтому он хотел бы трудиться рядом с приятным ему человеком) может привести к росту производительности труда и улучшению отношений в группе. Эта же зависимость и эффективность ее использования доказывается эмпирическими исследованиями, проведенными среди учащихся школ: пересаживание учеников, т. е. изменение пространственной структуры класса, в соответствии с их желаниями может привести к повышению успеваемости и улучшению дисциплины, не говоря уже о росте сплоченности класса. Нет смысла отрицать значение социологических выводов, тем более, что они подтверждены репрезентативными данными конкретного анализа. Однако нельзя не обратить внимания на следующие обстоятельства, которые, на наш взгляд, свидетельствуют о явной переоценке пространственного фактора в жизни людей вплоть до подмены общественных, производственных отношений пространственными взаимосвязями и отношениями. Выводы, полученные в условиях изучения конкретных социальных групп, характеризующихся большей или меньшей социальной однородностью, экстраполируются на общественные отношения в целом. Микросоциологи приходят к заключению, что если во всем обществе (речь идет о буржуазном обществе) удастся привести в соответствие микро- и макроструктуры, то этим самым будут созданы решающие условия для разрешения всех конфликтов и антагонизмов. Нет нужды доказывать, что такие надежды носят очевидный утопический характер, равно как и преследуют совершенно определенные идеологические цели: если рабочим в сфере материального производства удастся внушить аналогичные чаяния, то они будут оторваны от рабочего движения и все свои взоры обратят в сторону социологов и .специалистов по «человеческим отношениям», которым, якобы, только и дано давать рекомендации к приведению в соответствие основных (микро-и макро-) структур общества. Отметим также, что сама процедура микросоциологического исследования и составления социометрической матрицы сопряжена с известным психологическим давлением, оказываемым на членов социальных групп, которым предварительно объяснялась цель исследования, направленного на улучшение положения обследуемых. Когда социолог говорит обследуемым ученикам, что он надеется, что удовлетворение желаний учащихся приведет к росту успеваемости и изменению микроклимата в классе, он уже оказывает своеобразное психологическое давление. Учащиеся как бы стремятся оправдать то доверие, которое выдано им авансом, а само социологическое исследование превращается в своего рода допинг.
Не случайно столь подробно остановились на рассмотрении микросоциологического подхода в буржуазной социологии и тем самым отвлеклись от главной линии анализа. Важно было показать, каким образом осуществляется переоценка функционального предназначения социального пространства и к каким идеологическим последствиям ведет такая социологическая «акция». Становится ясно, что пространственная локализация в основной сфере жизнедеятельности — производственной — имеет немалое значение, и данный фактор может быть использован в определенном направлении. Но он не может быть распространен на решение основных социальных проблем, ибо в указанной выше трактовке носит сугубо локальный характер, имеющий значение для конкретных социальных ситуаций.
Вернемся  к разговору о главной, определяющей структуре социального пространства, точнее, о ее ведущем элементе —  производственном пространстве. Выше отмечалось, что в данной пространственной сфере реализуются производственные отношения. Но они реализуются не в целостном виде, а на уровне конкретных отношений, носящих преимущественно  производственно-технический характер, и вовлекают в орбиту своего действия все социальные единицы производственного  процесса, каждая из которых характеризуется  собственной пространственной локализацией. Соединяясь сложными и взаимоперекрещивающимися связями, эти конкретные пространственные структуры образуют пространственную систему данного производственного  организма. Так, если речь идет о заводе, о его пространственной системе, то нужно представлять себе ее как  сложное переплетение пространственных структур цехов, отделов и лабораторий. Каждая из них представляет из себя переплетение более дробных пространственных отношений смен, бригад, групп и других подразделений. Но и эта ступень пространственной структуры не последняя, она сама формируется за счет локализации в производственном процессе рабочих и инженерно-технических работников. Таким образом, мы имеем дело с многоступенчатой, многоуровневой пространственной организацией предприятия, что является отражением сложного характера выполняемой на разных уровнях производственной деятельности и аналогичных производственно-технических отношений, включающих отношения между цехами и отделами, внутри их, между сменами, бригадами и группами, далее между рабочими бригад и смен, между рабочими разных специальностей и др.
Каждая  из этих пространственных структур со своими элементами выполняет определенное функциональное предназначение, которое  не сводится лишь к тому, чтобы быть условием решения конкретных производственных задач. Производственное пространство выполняет важные социальные функции. Оно является сферой общения, местом проявления творчества, инициативы, активности. В производственном пространстве формируются  эстетические потребности (благодаря  художественному оформлению завода и технической эстетике). Функциональная нагрузка этого вида пространственного  окружения человека весьма значительна, если учесть, что именно в нем  удовлетворяются многие социальные потребности личности.
Помимо  производственной деятельности в реальном жизненном процессе осуществляется целый ряд других действий и соответственно помимо производственных отношений  человек вовлечен в иные виды общественных отношений. С этой точки зрения мы выделяем в основной структуре социального  пространства такую его разновидность, как семейное пространство. Если исходить из функций семьи, проанализированных А. Г. Харчевым, то целевое предназначение ее пространства становится хорошо заметным. Как известно, А. Г. Харчев рассматривает функции семьи в материальной и духовной области   жизни.   При   этом   в   первой   области   основной является функция ведения домашнего хозяйства, во второй— функции воспитания детей и организации досуга. Выполнение этих функций требует создания определенных пространственных условий. Ясно, что если большая семья живет в стесненных жилищных условиях, не обладающих достаточной степенью комфорта и автономности, то и ведение домашнего хозяйства, и воспитание детей, и организация досуга будут серьезно затруднены.
Я уже  говорилось о том, что в современных условиях жизнь человека в быту и семье пространственно расчленена. Такая ситуация обусловлена объективными потребностями усложняющейся структуры жизнедеятельности, что сказывается и на функционировании семьи. Выделение специальных комнат или мест в них для конструирования, моделирования, коллекционирования, фотографии, кинодела и т. д., для просмотра телевизионных передач, для учебы и самообразования, для общения с гостями и т. п. вызывается двумя рядами причин.
С одной  стороны, научно-техническая революция, рост знаний и образованности людей, появление многих новых занятий  детерминируют рост потребностей как  материального, так и духовного  плана. Удовлетворение этих потребностей требует расширения семейного, пространства, поскольку многие из названных занятий  приобретают характер коллективной деятельности. С другой стороны, улучшение  материального и культурного  благосостояния советских людей, постоянная забота партии и государства об удовлетворении растущих потребностей приводят к увеличению пространственного «фонда» семьи. В результате мы сталкиваемся с двуединым  процессом — количественным ростом семейного пространства и его  прогрессирующей локализацией в  соответствии с дифференциацией  жизнедеятельности.
К семейному  пространству относится не только жилая  площадь семьи, квартира, несомненно, являющаяся основой пространственной локализации семейных отношений. Последние распространяются и функционируют во внедомашних условиях (к примеру, в условиях загородной прогулки). В связи с этим семейное пространство оказывается тесно связанным с последующими видами рассматриваемой нами структуры социального пространства — бытовым и «досуговым», т. е. тем, в котором осуществляется использование свободного времени.
В отличие  от семейного пространства, которое  носит концентрированный характер и главным очагом локализации  которого является жилище семьи, бытовое  пространство рассредоточено, «разорвано», не выступает как целостное. Челевек вступает в бытовые отношения в самых разных местах — магазинах, предприятиях общественного питания, бытового обслуживания и др. Функционально бытовое пространство сопряжено с семейным, оно «работает» на удовлетворение потребностей, рождающихся в семье. Но, разумеется, не только на это.
Элементарные  человеческие потребности, которые  состоят в том, чтобы есть, пить, одеваться, иметь собственное жилище, также удовлетворяются в сфере  бытового пространства. Последнее служит выполнению и социальных функций, понимаемых в узком значении слова. Речь идет о том, что бытовое пространство способствует общению людей. Не всегда, правда, это общение имеет позитивную направленность. Стояние в очередях, например, способствует росту раздраженности, распространению слухов, досужих  домыслов. Но в большинстве случаев общение в сфере бытового пространства пополняет знание человеком жизни, эстетическое восприятие окружающего обогащается, становится насыщеннее социальный опыт личности. Не случайно про человека, не вращающегося в сфере бытового пространства, говорят, что он «по-настоящему жизни не знает».
Структура бытового пространства, как отмечалось, весьма распылена. Объясняется это  отсутствием до недавнего времени  тенденций к уплотненному композиционному  решению бытовых градостроительных  задач. И только в последние годы сделан определенный шаг к созданию единых и компактных в пространственном и архитектурном отношениях бытовых  комплексов. Функции бытового пространства от этого, понятно, не меняются, но начинают играть роль другие факторы — экономия времени, энергии, создание более благоприятных  условий для использования свободного времени и др. Сокращение расстояний от потребителя до бытового учреждения изменяет структуру бытового пространства и делает его использование более  насыщенным.
Эту зависимость неоднократно фиксировали  в своих исследованиях социологи  города и специалисты по социальным проблемам градостроительства. Вместе с тем в условиях большого города добиться сколько-нибудь значительной концентрации бытового пространства очень  трудно, и бытовые комплексы не могут решить всех задач.
Еще один элемент социального пространства, рассматриваемый нами в створе основной, определяющей его структуры, — это  пространство использования свободного времени. В советской литературе довольно часто говорят о свободном  времени как пространстве для  всестороннего развития личности или  как о пространстве, заполненном  многообразными видами деятельности. И все же мы полагаем, что правильно  не только рассматривать свободное  время как пространство рационального  и гармонического развития личности, но и ставить вопрос о пространстве использования свободного времени. Под ним мы понимаем те пространственные характеристики, которые позволяют локализовать деятельность в часы досуга и выразить благодаря этому ее относительную самостоятельность. Наряду с жизнедеятельностью в бытовой и семейной сферах использование свободного времени составляет важную часть вне производственной деятельности людей.
Не  предваряя сейчас того специального разговора, который пойдет в соответствующем  месте о свободном времени, отметим  все же, что в общественном бытии  досуговая деятельность занимает весьма значительное место. Совершенно очевидна и тенденция к возрастанию ее роли с учетом того обстоятельства, что повышается значение свободного времени как мерила общественного богатства. Между тем данная область социального бытия весьма специфична с точки зрения тех отношений, которые для нее наиболее характерны. В своей досуговой деятельности люди руководствуются иными принципами и нормами поведения, нежели, к примеру, в производственной. Главное, что характеризует поступки людей при использовании ими своего свободного времени, — это отсутствие непреложных обязанностей и возможность свободного выбора варианта действия. Если обязанности человека в производственной, семейной, бытовой жизни носят неизбежный, необходимый, непреложный характер, то в досуговой деятельности осуществляется свободный выбор: человек может прочесть книгу, посмотреть телевизор, пойти в гости, погулять и т. д. Разумеется, все это он может делать только в рамках имеющегося в наличии количества свободного времени.
Такая весьма специфическая, отличная от рассмотренных нами, деятельность, естественно, реализуется в определенном пространстве. В отличие от охарактеризованных выше элементов социального пространства, пространство досуговой деятельности имеет свою специфику. Во-первых, оно избирается человеком свободно, по его усмотрению, поэтому с полным основанием его можно назвать пространством свободного волеизъявления. Во-вторых, не имеет своей постоянной привязки. Если очагом пространственной локализации производственной деятельности является место работы, семейной деятельности — в основном жилище, бытовой деятельности — жилище и учреждения бытового обслуживания, то пространство досуговой деятельности не только территориально рассредоточено, но может каждый раз меняться. Оно характеризуется не только свободным выбором действия, но и свободным выбором места действия.
В этой связи хотелось бы высказать одно соображение. В нашей социологической литературе, о чем уже говорилось раньше, прочно утвердились в качестве параметров свободного времени его величина, структура и содержание, с обстоятельностью обоснованные Б. А. Грушиным. В условиях повышающейся мобильности населения, что проявляется особенно рельефно в досуговой деятельности, в частности, во внутреннем и зарубежном туризме, приобретает все большее значение еще один параметр — место проведения свободного времени. Введение пространственного показателя может серьезно дополнить общую картину использования человеком его свободного времени, а также углубить знания об образе жизни в целом.
Пространство  досуговой деятельности примечательно еще и тем, что в нем, как ни в одном другом из рассмотренных выше элементов социального пространства, в прямом и непосредственном виде проявляется лейтмотив этой формы общественной жизни — взаимосвязь человека и природы. Усиливающиеся контакты с окружающим природным миром становятся одним из наиболее привлекательных видов досуговой деятельности. В этом несомненная ценность данного элемента социального пространства. Мы сейчас не касаемся всех тех негативных явлений, которые сопутствуют указанным контактам и отрицательно влияют на состояние природной среды. Эта проблема является в наше время объектом и больших дискуссий, и практических шагов, которые предпринимаются для того, чтобы не допустить серьезных нарушений баланса природных сил.
Мы  рассмотрели определяющую, основную, с нашей точки зрения, структуру  социального пространства. При этом было выделено четыре элемента — производственное пространство, семейное пространство, бытовое пространство, пространство досуговой деятельности. Все они находятся между собой в глубокой внутренней взаимосвязи, соприкосновении и даже взаимопересечении. Так, например, семейное и бытовое пространство часто перекрещиваются с точки зрения выполняемых функций. Семейное пространство оказывается внутренне связанным и с пространством досуговой деятельности, особенно в семейных формах использования свободного времени.
Наличие взаимосвязей не отрицает противоречий, которые возникают в социальном пространстве между отдельными его  элементами. Эти противоречия связаны прежде всего с неудовлетворительным выполнением тех или иных функций, результатом чего является перемещение акцентов в иные пространственные сферы. Так, если семейное пространство не может обеспечить по-настоящему реализации функции организации досуга, то члены семьи вынуждены искать иные пространственные возможности за ее пределами. Еще более острым является противоречие, возникающее в производственном пространстве и связанное с неудовлетворением стремления людей к общению, к проявлению творчества и инициативы. В таких случаях человек ищет иные пространственные условия, которые способствовали бы реализации его интересов, но далеко не всегда может найти те, что благотворно влияют на его развитие.
Указанные элементы социального пространства не исчерпывают всего многообразия пространственной локализации общественного  бытия. Некоторые стороны общественного  бытия (например, воспроизводство человеческого  рода, понимаемое не в биологическом, а в социальном аспекте) остались в нашей структуре нерассмотренными с точки зрения выделения их пространственного  «обрамления». Объясняется это большой  сложностью структурного расчленения  и общественного бытия с соответствующими ему общественными отношениями, и социального пространства. Если учесть то обстоятельство, что в  литературе нет глубоко разработанной  структуры общественного бытия, то нелегкость нашего положения становится очевидной. Можно лишь отметить, что  при «рассечении» социальной жизни  на сферы, пространственно локализованные, мы выделяли преимущественно  области   материальной   деятельности.
Проанализированная  структура социального пространства носит явно выраженный функциональный характер. Но пространственная дифференциация в обществе может осуществляться не только в функциональном плане. Другим важным принципом ее является организационный, согласно которому пространственная структура базируется на организации и управлении определенными территориальными объединениями. Первичным звеном такой структуры являются районы. Называя организационными или узловыми, Б. Б. Родоман характеризует их следующим образом: «Они объединяют территории, иногда очень неодинаковые по природным условиям, использованию земель, специализации хозяйства, занятиям населения и общественным функциям, но тяготеющие к одному центру — промышленному, транспортному, торговому, культурному, административному, политическому. ...Узловой район имеет сеть коммуникаций (линий связи и передвижения), сходящихся к центру (дороги, улицы, маршруты регулярного транспорта, трубопроводы, линии электропередач, телефона и телеграфа, статистически уловимые маршруты отдельных лиц, корреспонденции и товаров, «направления» телефонных переговоров, радио- и телеприема)».
Рассечение  социального пространства по функциональному  и организационному принципу является в известной мере условным. В реальной социальной жизни мы сталкиваемся с  целостностью пространства нашего бытия. Однако такое рассечение объективно необходимо. Для того чтобы управлять  пространственными отношениями  и учитывать их воздействие на социальные процессы, нужна локализация  общественного бытия по определенным пространственным критериям, прежде всего  функциональному и организационному.
Объективная потребность локализации приводит к такому явлению, как административное районирование. Оно осуществляется повсеместно и носит смешанный  функционально-организационный характер. Выделение административных районов  в городской и сельской местности  является важнейшим средством организации  пространства, его максимально рационального  использования. Районирование осуществляется в определенных пределах, основанных на свойстве протяженности пространства и выражаемых в единицах метрической  системы линейных мер и мер  площадей. В рамках организованного  в пространстве административного  района локализация приобретает  функциональную направленность. Поэтому  можно с полным основанием утверждать, что первичным социальным образованием, основанным на совмещении и единстве организационного и функционального принципов, является административный район.
Почему  таким образованием нельзя считать  расположенные в районе комплексы  и зоны, к примеру промышленную зону? Причина, по нашему мнению, в том, что пространство данного производственного объекта (или объектов) является неотъемлемой частью самого промышленного производства, характеризуется однородностью территории и включенностью всех ее участков в сферу трудового процесса. Другими словами, мы сталкиваемся здесь с наличием лишь функционального использования пространства.
Следующими  за административным районом социальными  образованиями, воплощающими в себе единство функционального и организационного принципов, являются город, а затем  область и край. Начиная с этого  последнего уровня, административно-территориальное  деление осуществляется в пределах пространственной дифференциации по национальному  признаку (союзные и автономные республики, автономные области и национальные округа.) В этой дифференциации область  и край включают в себя соответственно национальные округа и автономные области  и сами входят в состав союзных  республик.
Проанализируем  более подробно город с точки  зрения внутритерриториальной расчлененности и пространственной структуры. В этом отношении мы стремимся рассматривать его как функционально-пространственную систему. Поэтому внутригородское пространство характеризуется нами не как «вместилище» определенных социальных образований (жилых кварталов, промышленных зон, торговых и обслуживающих комплексов, зон отдыха и т. д.), а как единство взаимосвязанных функциональных систем.
Какие же это системы? К основным, вероятно, необходимо отнести следующие: промышленные зоны, жилые кварталы, торговые и бытовые комплексы, различные коммуникации, зоны отдыха, административные объекты, учреждения обслуживания и др. Все эти системы объединены не только территориальной общностью, но и единством функционального предназначения. Городское пространство организуется таким образом, чтобы создать для людей, проживающих в нем, гарантированные условия для удовлетворения основных социальных и биологических потребностей, для гармонического развития каждой личности.
Городские пространственные структуры в условиях социализма становятся объектом целенаправленного  и глубоко научного планирования. Перспективные планы градостроительства, которые в нашей стране создаются  сейчас в массовых масштабах на период до конца столетия, наилучшим образом  свидетельствуют о тенденциях, которыми будет характеризоваться изменение  внутригородских пространственных структур. Как пишут Л. Б. Коган, В. В. Колбановский, О. Н. Яницкий, «современный город в концентрированном виде воспроизводит сложную систему социалистических отношений во всем их многообразии»53. Это значит, что при перспективном планировании внутригородского пространства должны быть учтены те изменения, которые происходят и с точки зрения научного прогноза будут происходить в различных сферах общественного бытия.
Социальное пространство может быть расчленено не только по функциональному или организационному или взятым вместе, в единстве, основаниям, но и в связи с отношением общества к природе. Мы уже говорили, что  в процессе развития и освоения природной  естественной среды человек создает  вторую, «искусственную» природу, которую  помещает между собой и естественным органическим и неорганическим миром. В отличие от геосферы и биосферы, которые характеризуют естественный природный мир пространственно  и по содержанию, искусственно сконструированная  человечеством сфера получила довольно емкое название техносферы, поскольку в ее основе лежат технические достижения общества.
Социальное  пространство, следовательно, включает в себя в качестве элементов геосферу, биосферу, техносферу, социосферу. Но такое сферическое рассечение социального пространства весьма условно. Мы его допускаем постольку, поскольку общество тесно взаимодействует с природой, ее физической и биологической средой и включает в себя, в орбиту своего воздействия, основные природные сферы.
В процессе усиливающегося взаимодействия общества и природы происходит взаимопроникновение  всех сфер социального пространства. Так, например, Г. X. Хильми довольно последовательно проводит идею появления биотехносферы, состоящей «из физической среды, населяющих ее организмов и включенных в природу технических   устройств,   контролирующих физическую среду и в значительной мере ее создающих»54. С другой стороны, можно видеть не только взаимопроникновение сфер, но и их дальнейшую дифференциацию. Так, в рамках социальной сферы выделяют антропо-сферу и ноосферу. В свою очередь сама ноосфера рассматривается как проникновение сознательной человеческой деятельности в природные процессы для контроля и направления их трансформации. Приведенные трактовки убеждают в том, что возможны различные варианты подходов к сферическому рассечению социального пространства. Некоторые из них были уже нами рассмотрены ранее, в первом параграфе этой главы. Несмотря на множество вариантов интерпретации интересующей нас проблемы и большие расхождения между ними, мы убеждаемся в возможности структурировать социальное пространство по принципу отношения общества к природе в различных сферах и того, и другого.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Заключение
 
Подводя итог сказанному, можно отметить следующее. Наличие ряда структур социального пространства обусловлено многообразием и сложностью социальной жизни и возможностью характеризовать ее в нескольких ракурсах. Расчлененность социального пространства в соответствии с выделяемыми критериями позволяет показать некоторые проблемы социальной жизни в новом освещении. В первую очередь это относится к структуре общественного бытия, которую мы пытались проанализировать сквозь призму его пространственной локализации. В этой связи мы характеризовали такие элементы социального пространства, как производственное, семейное, бытовое и пространство досуговой деятельности. Указанные элементы социального пространства рассматривались нами с позиций функционального подхода.
Другим  подходом, которым мы руководствовались  при выявлении структуры социального  пространства, был организационный. Социальное пространство в его конкретных проявлениях должно быть организовано в рамках локальных образований, иначе оно будет неэффективно использовано — вот та идея, которой  руководствуется общество при административно-территориальном  делении. Отсюда — иерархия пространственных образований типа район — город  — область, край и выход ее на пространственную локализацию по национальному  признаку (национальный округ —  автономная область — автономная республика — союзная республика). Однако организационный принцип  не может действовать изолированно и сочетается с функциональным, согласно которому каждый элемент социального пространства выполняет определенную функцию. Основными социальными организмами, в которых данное сочетание проявляется наиболее рельефно, являются район и город.
Еще одна структура социального пространства выявляется, как это было показано, при рассечении, дифференциации его  на определенные сферы, выделяемые при  рассмотрении взаимодействия общества с природой. При характеристике геосферы, биосферы, техносферы, социосферы отмечаются, во-первых, условность и относительность такой структуры,
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.