На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Судебное красноречие в России 19-20 веках: основные принципы и яркие персоналии

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 27.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 24. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Судебное красноречие  в России 19-20 веках: основные принципы и яркие  персоналии
Судебное ораторское искусство  можно определить как комплекс знаний и умений юриста по подготовке и  произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями закона; как умение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее  научно-правовые убеждения; как умение воздействовать на правосознание людей.
Выяснить, доказать, убедить  и повлиять - вот четыре взаимосвязанные  функции, которые определяют внутреннее содержание судебного красноречия.
В России Судебное красноречие  появилось лишь с Судебными Уставами, с учреждением суда присяжных  и присяжной адвокатуры. За истекшее тридцатипятилетие деятельности новых  судов, успели сложиться некоторые  типичные особенности, позволяющие  говорить о русском судебном красноречии. Речи лучших русских ораторов отличаются простотой и искренним тоном, отсутствием риторики и театральных приемов, уважением к участвующим в процессе. В характеристиках нет стремления представить личность противника в дурном свете и тем дискредитировать его; целью характеристики ставится выяснение характера и образа действий данного лица, насколько это необходимо для процесса. Простота стиля, однако, не делает судебной речи русских ораторов сухими и бесцветными докладами; это живая и продуманная оценка практического материала, творческая работа над ним, умелое проведение главной мысли оратора. Самым выдающимся русским обвинителем является А. Ф. Кони (см.). Из русских адвокатов приобрели известность П. А. Александров С. А. Андреевский, К. К. Арсеньев, В. Н. Герард, Н. П. Карабчевский, А. В. Лохвицкий, П. Г. Миронов, А. Я. Пассовер, Ф. Н. Плевако, П. А. Потехин, В. Д. Спасович, Е. И. Утин, кн. А. И. Урусов, А. И. Языков.
 
Теория Судебного красноречия.
 Судебное красноречие  — часть ораторского искусства,  общие правила которого приложимы  и к нему; но вместе с тем  существуют некоторые особенности.  В видах удобства их можно  рассмотреть, применяясь к аристотелевскому  делению речей на 5 частей: вступление, программа речи, изложение, доказательства  и заключение. Сообразно с обстоятельствами  дела и объемом речи число  ее частей и их расположение  могут и должны меняться.
Вступление речи служит для подготовки слушателей, для введения их в предмет речи; неудачные первые фразы могут ослабить впечатление всей речи. Вступление произносится обыкновенно в спокойном тоне; исключение составляют реплики, вызванные несдержанными речами противников, и речи в процессах, в которых оратор обращается преимущественно к чувству судей, рассчитывая добиться таким способом снисхождения
Программа речи устанавливает порядок изложения и намечает отделы речи, последовательность их, значение и взаимную связь. В программе Судебной  речи намечаются как юридические, так и бытовые и психологические особенности данного случая.
 Изложение слагается из описания события и характеристики участвующих в деле
 Описание события в  сложных делах должно быть  не только простым пересказом  или повторением обстоятельств  дела, но последовательной и полной  картиной, в которой все установленные  Судебным следствием обстоятельства  оценены и поставлены на свое  место. 
Доказательства составляют чрезвычайно важный отдел Судебной  речи; в иных случаях она может состоять только из этого отдела с прибавкой нескольких вступительных или заключительных фраз. Оратор должен для убеждения суда достигнуть своею речью так называемой процессуальной достоверности, исключающей разумные основания для сомнения в правильности выводов. Доказательства должны располагаться так, чтобы слабые не заслоняли сильных; лучше поэтому избегать нагромождения доводов или, по крайней мере, указывать, какие из них имеют главное, какие — второстепенное значение. Общепринятое правило, установленное Цицероном и Квинтилианом, — не начинать со слабых доказательств, приберегая их к концу, когда на судей уже произведено должное впечатление; наоборот, при опровержении доводов противника считается выгодным начинать с его самых слабых доказательств. Если речь длинна, считается полезным в конце кратко резюмировать приведенные доказательства и восстановить в памяти судей ход аргументации.
Заключение Судебных речей служит для выражения окончательных требований и выводов оратора: здесь подводятся итоги сказанному, наносятся последние удары противнику, оратор в последний раз старается укрепить в сознании судей поддерживаемые им положения. Заключение бывает нужно только в больших Судебных речах, но и в таком случае оно должно отличаться краткостью, так как иначе судьи могут не уловить главного вывода и требования. Заключение часто произносится в повышенном тоне: настроение оратора естественно достигает наибольшего подъема в решительный момент Судебного состязания, он делает последнее усилие убедить судей в правильности своих взглядов и воздействовать на их чувство, для чего и прибегает к такому сильному средству, как пафос.
 
 Цель риторики как  науки и учебного предмета  Кошанский видит в том, чтобы,  «раскрывая источники изобретения,  раскрыть все способности ума,  чтобы, показывая здравое расположение  мыслей, дать рассудку и нравственному  чувству надлежащее направление,  чтобы, уча выражать изящное,  возбудить и усилить в душе  учащихся живую любовь ко всему  благоразумному, великому и прекрасному».
Нужно отметить, что до середины прошлого столетия риторика была не только наукой об ораторском искусстве, но и  теорией прозы и одна за другой от предмета риторики отпадают то одна, то другая область словесности. Обособляется теория поэзии, стилистика. Риторика вновь  становится лишь учением о приемах  убеждения.
К принципам судебной речи следует отнести законность, нравственную безупречность, чувство меры и такта, умеренность, объективность.
Принцип законности предполагает не просто соблюдение предписаний закона, но и демонстрацию уважения к закону. Необходимо всегда помнить, что закон - главное оружие адвоката. Произвольное толкование закона, продиктованное индивидуальными интересами, а тем более сознательное извращение закона может иногда способствовать достижению цели, но ненадолго. Профессионал не может ориентироваться на ущербно  житейское «закон - что дышло». Такая ориентация мстит. Правовой цинизм судебного оратора неприемлем для достижения праведной цели, он способен лишь увеличивать мерзости нашей жизни.
Нравственность - важная составная  часть норм поведения, в том числе  и в сфере процессуальных отношений. Закон не должен противоречить простым  нормам нравственности, но он и не исчерпывает  их. Нормы нравственности дополняют  закон и являются одним из важных критериев правильного поведения. Гуманизм, справедливость, уважение к человеческому достоинству лиц, с которыми приходится сталкиваться в ходе процесса, ясное осознание грани, отделяющей добро от зла - все это требования из области морали, обязательные для профессионального судебного оратора, показатель уровня его культуры.
Объективность и умеренность  оратора вызывают чувство уважения и симпатии к нему со стороны аудитории, способствуют убедительности речи.
К логико-техническим ораторским приемам относятся обычно логические законы, нарушение которых подрывает  доверие к оратору (непротиворечивость, законы тождества, достаточного основания  и пр.), а также внешние эффекты, привлекающие внимание, «зачаровывающие, увлекающие». Это: жесты, паузы, логические ударения, акцентирующие повторения, эмоционально-логические отступления  и прочее, что создает впечатление, воздействует не только на разум, но и  на чувства, способствует запоминанию, формирует убеждение.
Все эти приемы многократно  описаны в литературе о риторике, включая и изыскания известных юристов, к которым мы отсылаем наших читателей - педагогов и студентов.
Нелишне напомнить, что подлинное  ораторское искусство не обеспечивается только знанием принципов и приемов  судебного красноречия. В основе его должно лежать освоение всего  богатства человеческой и профессиональной культуры, любовь к своему делу и родному языку, ныне явно нуждающемся в очищении и защите.
 
Законы риторики
 Закон гармонизирующего  диалога
Законы современной общей  риторики способствуют эффективности  речи и успеху речевого общения в  различных ситуациях: и в процессе непосредственного взаимодействия с тем, кому речь адресована; и в  ситуации публичного выступления. Поэтому  в этой главе речь пойдет о самых общих, классических законах риторики, законах монологической и диалогической речи. Большее внимание будет уделено тому, как эти законы работают при непосредственном взаимодействии с тем (или с теми), кому эта речь адресована. а вот отношения «говорящий — аудитория» и управление вниманием аудитории будут рассмотрены в главе, посвященной ораторскому мастерству.
Итак, риторика говорит: «Речь должна быть сшита по мерке слушателя, как платье по мерке заказчика». Это значит, что говорящий должен учитывать фактор адресата — особенности личности, психологии и восприятия слушателя. Все четыре закона, о которых пойдет речь, связаны именно с фактором адресата и показывают, каким образом обеспечивается гармония между основными участниками речевой ситуации — говорящим и адресатом.
Первый закон  современной общей риторики —  закон гармонизирующего диалога гласит: эффективное речевое общение возможно только при диалогическом взаимодействии участников речевой ситуации.
Раскроем сущность этого  закона.
Термин «диалог» в современной  риторике имеет иной, более общий  и широкий смысл. Риторика принципиально  отрицает возможность «речи, обращенной к самому себе». Такая речь риторику (как науку об эффективной, воздействующей, гармонизирующей речи) просто не интересует. В риторике не только говорящий, но и слушатель понимается как лицо активное, деятельное. Такими видел  отношения между говорящим и  адресатом еще Аристотель. Это  видение особенно близко русскому речевому идеалу. Замечательный русский филолог  и философ М. М. Бахтин писал: «Жить — значит участвовать в диалоге: вопрошать, внимать, ответствовать, соглашаться и т.д. В этом диалоге человек участвует весь и всею жизнью: глазами, губами, руками, душой, духом, всем телом, поступками. Он включает всего себя в слово, и это слово входит в диалогическую ткань Человеческой жизни, в мировой симпозиум» (Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М., 1979. — С. 318).
Итак, закон гармонизирующего диалога говорит о том, что  ваш собеседник или аудитория  — не пассивный объект, которому вы должны передать информацию, на который  вы как говорящий призваны воздействовать. Ваша задача — «пробудить собственное  внутреннее слово» слушателя, установить гармонические и двусторонние отношения  с адресатом. Как диалогизировать  речевое общение, мы разберем в следующем  параграфе.
Первый закон  риторики и принципы диалогизации речевого общения
Для того чтобы диалогизировать  речевое общение, т.е. чтобы получить активный отклик на речь говорящего, надо знать принципы речевого поведения.
1. Внимание к  адресату.
Готовясь к публичной  речи, профессиональной или личной беседе, прежде всего, необходимо представить  себе слушателя, собеседника. Кто он? Каковы особенности его личности (характер, вкусы, интересы). Есть ли темы, которые не стоит затрагивать?
Риторика рекомендует, обдумывая  речь, заранее составить «социальный портрет слушателя (аудитории)». Он создается в результате ответов на следующие вопросы:
1) социальное положение  слушателя или социальный состав  аудитории; социальная роль собеседника  по отношению к вам (руководитель? преподаватель? товарищ? родитель? и т.д.)
2) размер аудитории (количество  человек);
3) возраст;
4) круг особых интересов  адресата и набор «запретных  тем», личные особенности собеседника  (характер, образование, воспитание...);
5) почему и зачем люди  собрались? Что будут делать  в результате собрания, конференции?
6) как ваше сообщение  связано с личными насущными  интересами и потребностями адресата?
7) что они хотят получить  от вас как оратора? Что вы  можете им предложить? Может быть, нужна не столько информация, сколько поддержка или укрепление  чувства единства?
8) как они будут использовать  полученные от вас сведения? Когда?  Каким образом? 
Еще раз хочется подчеркнуть, что работа по составлению портрета адресата очень полезна в любой  ситуации: и при подготовке к беседе личного или делового характера, и при подготовке к публичному выступлению. Анализ аудитории поможет  продумать ход беседы, поможет  диалогизировать даже монологическую речь в условиях публичного выступления  — использование риторических вопросов, обращение к слушателям.
Второй принцип  диалогизации речи — это принцип  близости содержания речи интересам  и жизни адресата. Предварительно оценив и представив себе аудиторию, необходимо продумать те факты, примеры, образы, которые взяты из области, жизненно важной или хорошо знакомой, интересной, доступной вашему слушателю. Природа человека такова, что он острее переживает то, что касается его лично, то, что ему близко. Представьте себе, что случилось чрезвычайное происшествие: а) где-то за рубежом; б) в вашем городе; в) в вашем доме. Какое из них привлечет ваше внимание больше? Ответ однозначен. Эксперименты показывают, что понимание текста напрямую зависит от того, насколько его содержание близко интересам адресата: чем больше эта близость, тем меньше вариантов понимания обнаруживается. Поэтому риторика рекомендует на протяжении всей беседы или выступления показывать, почему сообщаемое лично важно для адресата, каким образом обсуждаемый вопрос непосредственно касается его жизненных интересов.
Третий принцип  — конкретность.
Конкретность помогает зримо  воспринять звучащее слово, а это  очень важно для понимания  и запоминания.
Обязательно должны быть примеры — конкретные проявления и подтверждения ваших мыслей.
Обратите внимание на образность речи.
Отбирайте слова: лучше употребить не родовое понятие, а видовое (не головной убор, а шляпа; не транспорт, а троллейбус).
Продумывая структуру речи, формулируйте тему или отдельные вопросы как можно конкретнее.
Закон продвижения  и ориентации адресата
Второй закон  общей риторики — закон продвижения и ориентации адресата, который требует, чтобы слушатель с помощью говорящего был ориентирован «в пространстве» речи и чтобы он чувствовал, что вместе с говорящим продвигается к цели.
Какие средства предлагает риторика, чтобы осуществить этот закон?
Прежде всего нужно продумать общую структуру речи. Структура речи должна быть ясной не только для оратора, но и для адресата, А для этого говорящий должен «все время помнить о своей цели и основной мысли и делать их очевидными для аудитории. Хорошо, когда переходы от одной смысловой части к другой тоже создают впечатление, что оратор движется вперед, не отвлекаясь, не «застревая «и не возвращаясь к тому, что уже пройдено» (21,88).
Легче воспринимать высказывание, если соблюдаются принципы построения всей фразы. Фраза должна иметь четкую структуру. В риторике существует такое  понятие как период, о котором  Аристотель писал так: «Я называю  периодом фразу, которая сама по себе имеет начало и конец и размеры  которой легко обозреть. Такой  стиль приятен и понятен; он приятен, потому что представляет собой противоположность  речи незаконченной, и слушателю  всегда кажется, что он что-то схватывает и что-то для него закончилось; а  ничего не предчувствовать и ни к  чему не приходить — неприятно. Понятна  периодическая речь потому, что легко  запоминается, а это происходит от того, что периодическая речь имеет  число, число же всего легче запоминается. Поэтому все запоминают стихи  лучше, чем прозу...»
(Аристотель Риторика: Книга третья. — с.9) (О периоде смотри в лекции «Элокуция»).
Ощущение движения создается  и самим процессом исполнения, произнесения речи. Необходимы осмысленные  паузы, правильно выбранный темп речи. Повторы должны не мешать движению мысли, а подчеркивать особенно важные формулировки, выводы.
 Закон эмоциональности
Третий закон  риторики, закон эмоциональности, требует, «чтобы говорящий не только мыслил, не только рассудком творил свою речь, но и чувствовал, переживал эмоционально то, о чем он сообщает или беседует» (21, 90). Еще древние риторики говорили о то, что только личностно пережитое, прочувствованное можно убедительно сообщить, не оставив слушателя равнодушным. Существует множество выразительных средств, разработанных риторикой, которые делают речь выразительной. Самое сильное из них — это метафора (Смотри главу «Элокуция»). Эмоциональной и экспрессивной речь становится также благодаря выразительным движениям говорящего, его голосу.
Закон удовольствия
Четвертый закон  риторики — закон удовольствия. Речь тогда и потому действенна, когда доставляет удовольствие слушателю (собеседнику). Как сделать речевое общение приятным? Прежде всего созданием игровой установки, «загадок», которые вместе с говорящим разгадывает слушатель. Умение пользоваться парадоксом, каламбуром, игрой слов — вот что поможет говорящему доставить удовольствие слушателю. При этом нужно помнить; речь не должна превращаться в пустую болтовню. И еще, Доставить удовольствие слушателю — это не значит избежать сложных вопросов, порой даже неприятных. В любой ситуации нужно помнить о культуре общения.
При публичном выступлении  не нужно забывать о том, что адресат  воспринимает речь на слух, что он должен постоянно концентрировать внимание, чтобы понять все, что говорит  оратор. Неясная, путаная, однообразная речь утомляет слушающего. Потому необходимо научиться менять темп и ритм речи, высоту голоса.
Судебное красноречие  в дореволюционной России
 
Безусловно, все ораторы  различны по своим характеристикам: от страстного, эмоционального борца  за истину до спокойного, бесстрастного  исследователя фактов. В речах одних ораторов, например, А.Ф. Кони, В.Д. Спасовича, Н.П. Карабчевского, П.А. Александрова, К.Ф. Хартулари, К.К. Арсеньева, Н.И. Холева, мы находим всесторонний глубокий разбор обстоятельств дела, доказательств, глубину и ясность мысли, строгую логику рассуждений. Умелой полемикой с процессуальным противником и экспертом славились В.Д. Спасович, Н.И. Холев, К.К. Арсеньев, К.Ф. Хартулари, Н.П. Карабчевский, А.И. Урусов; их речи характеризуются строгой логичностью. В речах А.Ф. Кони, К.Ф. Хартулари, С.А. Андреевского, Ф.Н. Плевако, А.И. Урусова, В.Д. Спасовича, М.Г. Казаринова, В.И. Жуковского видим тонкий психологический анализ действий подсудимого. Речи Ф.Н. Плевако, С.А. Андреевского отличались необыкновенной образностью, выразительностью.
 
Но объединяло их прежде всего уважение к своей профессии, широкая образованность, правовая и общая эрудиция, богатство и глубина мыслей, тщательный анализ собранных доказательств, сила слова, что делало их речи убедительными. Многие русские судебные ораторы были одаренными людьми, деятельность юриста сочетали с литературной и научной работой. А.Ф. Кони, В.Д. Спасович, К.К.Арсеньев, А.В. Лохвицкий, А.М. Бобрищев-Пушкин - авторы многих работ по уголовному праву и уголовному судопроизводству, авторы учебников. А.Ф. Кони, С.А. Андреевский, Н.П. Карабчевский, К.К. Арсеньев, A.M. Бобрищев-Пушкин, П.Н. Обнинский, А.И. Урусов, В.М. Пржевальский, Н.И. Холев, М.Г. Казаринов писали стихи или прозаические произведения, очерки о русских писателях, сотрудничали в журналах. Так, А.Ф. Кони - автор очерков о Пушкине, Одоевском, Григоровиче, Писемском, Островском, Некрасове, Гончарове, Тургеневе, Достоевском, Толстым. А.И.
 
Русские судебные ораторы XIX в., которых характеризовала высокая  гражданственность, нередко раскрывали в судебных речах противоречия общественного  строя, довольно часто приводившие  к совершению преступлений. Показательны в этом плане речи Ф.Н. Плевако  по делу рабочих Коншинской фабрики, по делу люторических крестьян, по делу игуменьи Митрофаньи; речь П.А.Александрова по делу Веры Засулич; речи Н.П. Карабчевского  по делу Сазонова, по делу Гершуни. П.А. Александров в речи по делу Сарры  Модебадзе сказал: «Я бы желал исполнить  долг мой не только как защитника, но и как гражданина, ибо нет  сомнения, что на нас как общественных деятелях лежит обязанность служить не только интересам защищаемых нами, но и вносить свою лепту, если к тому предоставляется возможность, по вопросам общественного интереса».
Мысль о выполнении функций  судебного оратора выразил В.Д. Спасович в речи по делу Крестовского: «Это такая же служба, как воинская повинность; ее можно исполнять двояко: как казенщину, формально или с усердием, влагая душу в дело, употребляя все усилия, чтобы подействовать на ум и сердца судей». Русские юристы выполняли свою «службу» с усердием, влагая в нее душу и весь талант.
 
Судоговорение в  советский и постсоветский периоды
 
Если в условиях дореволюционной  России судебное красноречие имело  целью не только объективное исследование обстоятельств дела, но и воздействие  на чувства присяжных заседателей, то в условиях советского судопроизводства доказательственная сторона судоговорения  приобрела гораздо большее значение, чем психологический анализ. Судебная речь стала значительно меньше по объему, ей в большей степени стали  присущи формы логического развертывания  и в гораздо меньшей - средства эмоционального воздействия. Юристами справедливо высказывалось мнение, что «в судебных процессах редко произносятся пышные фразы, длинные цитаты из художественных произведений» [256. С. 57-58].
 
Искусство обвинительной  речи в 20-30-е годы XX столетия было представлено в деятельности Н.В. Крыленко (1885-1938), который известен как прокурор РСФСР, а затем и СССР. В качестве государственного обвинителя он выступал на всех крупных  политических процессах, а также  на некоторых процессах, важных по своему общественному значению или посвященных  борьбе с экономической разрухой; поэтому его речи - это хроника  событий того времени. По замечанию  самого Н.В. Крыленко, «за те истекшие годы почти не было ни одной более  или менее крупной стороны  нашей общественной и политической жизни, которая не нашла бы отражения  в судебных залах». Из речей Н.В. Крыленко по наиболее крупным политическим процессам  следует отметить речи по делу бывшего  старшего надзирателя Бутырской  каторжной тюрьмы Бондаря; по делу контрреволюционной организации, так называемого тактического центра, ставившего целью свержение советской власти; по делу правых эсеров, организовавших покушение на Ленина, убивших Володарского, Урицкого. Каждая речь Н.В. Крыленко отличалась всесторонним и тщательным изучением дела, глубоким анализом доказательств, подробным психологическим анализом самого преступления и его причин.
 
В развитии искусства обвинительной  речи заметную роль сыграл Р.А. Руденко (1907-1981), с 1953 по 1981 г. занимавший пост Генерального прокурора СССР. Высокая общая  и правовая культура, глубокие знания, принципиальность характеризовали  оратора. Его обвинительные речи содержали всестороннюю аргументацию, убедительность, строгую логику изложения, глубокий психологический анализ. Всегда четко формулировался тезис, после  разностороннего аргументированного анализа действий подсудимых делались четкие выводы. Прочитайте речь Р.А. Руденко  по делу американского летчика-шпиона Пауэрса (1960), чтобы убедиться в  этом. Р.А. Руденко был главным  обвинителем от Советского Союза  на Нюрнбергском процессе 1945-1946 гг. по делу о главных военных преступниках.
 
Одним из известных отечественных  адвокатов был И.Д. Брауде (1884-1955), блестящий оратор, вдумчивый психолог, лектор и пропагандист юридических  знаний. Его труды о советском  суде, эрудиция, произнесенные им судебные речи принесли ему большую популярность не только в нашей стране. Для  речей И.Д. Брауде характерны доказательность, убедительность, логичность и мастерское владение словом. Написанная им книга  «Записки адвоката» помогает судебным ораторам в овладении мастерством  судебной полемики.
 
Ленинградский адвокат Я.С. Киселев (1896-1984) был выдающимся судебным оратором, большим мастером судебной речи и слова, крупным теоретиком судебного красноречия, руководителем  школы ораторского мастерства. Такие  его работы, как «Этика адвоката», «Слово адвокату», «Речевая культура судебных прений», «Перед последним словом», «Некоторые вопросы психологии в  речи адвоката», помогут начинающему  адвокату стать хорошим специалистом и настоящим оратором. Судебные речи Я.С. Киселева читаются легко, с увлечением. Для оратора характерно глубокое знание материалов каждого дела, внимательное отношение к каждому подсудимому. Защищал Я.С. Киселев настойчиво, решительно, но всегда - основываясь на фактах, исходя из них. Его речи отличаются логичностью, очень тонким, умелым анализом обстоятельств дела и доказательств, глубоким психологическим анализом и прекрасным языком. В судебных речах адвоката нередко поднимались вопросы этики. Юристы справедливо выражали мнение, что в судебных речах Я.С. Киселева есть все, что нужно для защиты, и ничего лишнего.
 
Теперь перейдем к некоторым  названым личностям.
 А.Ф. Кони  – выдающийся судебный оратор XX века 
 
Ещё в отдаленной древности  выяснена зависимость успеха оратора  от его личных качеств: Платон находил, что только истинный философ может  быть оратором, Цицерон держался того же взгляда и указывал при этом на необходимость изучения ораторами  поэтов, Квинтилиан высказывал мнение, что оратор должен быть хороший человек (bonus vir). Все эти качества были присущи величайшему русскому юристу, выдающемуся судебному оратору Анатолию Федоровичу Кони.
Изучая биографию А.Ф. Кони, невозможно не удивляться всесторонности его образования, широте взглядов, глубине  его мировоззрения. Его книги  служат не только путеводителем по уголовному процессу прошлого века, по нравственным его началам, но и вообще по всей культуре конца XIX века. Они  актуальны и с точки зрения практики, ведь многие положения уголовного процесса, вводимые сейчас в жизнь, во времена Анатолия Федоровича действовали, применялись и изучались. Этот опыт бесценен для нас. Практически вся  жизнь юриста была связана с Петербургом. Здесь он работал, жил, здесь и  умер на нынешней улице Маяковского.
Анатолий Федорович Кони родился 28 января 1844 года в Санкт-Петербурге в семье Федора Алексеевича Кони, известного водевилиста и редактора  журнала «Пантеон». Его жена, Ирина  Семеновна, урожденная кн. Юрьева, известная  на сцене как Сандунова, была писательницей и актрисой. Сын семьи писателей не собирался идти по стопам своих родителей и поступил на математический факультет Санкт-Петербургского Императорского Университета. Но ввиду студенческих беспорядков он был вынужден переехать в Москву и поступить на юридический факультет Московского Университета, который успешно закончил со степенью кандидата прав в 1865 году. Уже в своей первой серьезной научной работе он поднял злободневный и малоизученный вопрос о пределах необходимой самообороны. Работа была замечена в научных кругах, и ему было предложено занять место на кафедре уголовного права и процесса Московского Университета. Но А.Ф. Кони твердо избрал себе иной путь - путь непосредственного служения людям и идеалам справедливости и нравственности. Он всецело посвятил себя судебной деятельности. За свою жизнь Кони прошел все ступени прокурорской и судебной иерархии.
Начало работы А.Ф. Кони пришлось на время введения в жизнь новых  Судебных Уставов 1864 года, несомненно являвших собой одно из величайших достижений русской юридической мысли, остающихся и поныне образцом обеспечения состязательности судебного процесса и обеспечения деятельности присяжных заседателей. Задачи, стоявшие перед судебной системой того времени как нельзя более соответствуют требованиям нашего времени в связи с восстановлением реальной состязательности суда.
А.Ф. Кони всегда был проповедником  нравственности в судебном процессе, до сих пор для нас актуальны  его слова о требованиях к  личным качествам судебного деятеля: «Забвение про живого человека, про  брата во Христе, про товарища в  общем мировом существовании, способного на чувство страдания, вменяет в ничто и ум, и талант, и внешнюю, предполагаемую полезность его работы!». Анатолий Федорович и сам последовательно показывал личный пример бесстрастности, неподкупности и принципиальности.
Всю жизнь А.Ф. Кони отличала высокая внутренняя культура, унаследованная от родителей и их окружения. Он был  очень начитанным человеком, прекрасным, интересным писателем, собеседником, другом многих великих людей своего времени. Он умудрялся ладить даже с теми людьми, с которыми все были в  ссоре.
Об А.Ф. Кони можно сказать, что это был человек поистине «сделавший себя сам», не пользовавшийся какими-либо связями или протекциями  во власти, человек с независимыми суждениями, с твердыми моральными устоями. Все, чего добился Анатолий Федорович, было достигнуто его личным трудом, незаурядным талантом оратора, умом и высокой нравственностью. Он по праву может быть назван основателем  новой науки - судебной этики, которой  посвящен труд "Нравственные начала в уголовном процессе" (1902 год), в котором А.Ф. Кони писал: «Не  личное счастие должно быть задачей, не отдаленные цели мирового развития и не успех в борьбе за существование, приносящие в жертву отдельную личность, а счастье ближнего и собственное нравственное совершенство». Сам А.Ф. Кони всегда достойно нес высокое звание юриста и человека. Сколько людей, которых мы уже не увидим, могли бы сказать ему человеческое спасибо за справедливость, за правду и нравственность, внесенные в суд. Ведь за каждым приговором стоит не просто наказание человека, но, в условиях российской действительности, - целая жизнь. Многие ли возвращались после "Владимирки" (этап, по которому вели в Сибирь осужденных), так живо описанной Кони в работе, посвященной памяти незаслуженно забытого Ф.П. Гааза, «святого доктора» потратившего все свои сбережения на облегчение участи арестантов?
И двор, и министерство юстиции  смогли подняться выше частных претензий  и увидеть в председателе окружного  суда действительно талантливого юриста, который мог принести пользу Отечеству. Так, в 1885 году он был назначен обер-прокурором Сената, это была высшая прокурорская должность того времени. С 1897 года он становится сенатором. Одновременно он был избран почетным академиком изящной  словесности Императорской Академии Наук вместе с А.П. Чеховым.
Обществе
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.