На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Характеристика наиболее распространённых речевых ошибок

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 27.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Содержание
 
1. Функции, виды, целевые установки разговорной речи……………..……….3
2. Таблица «Типология речевых ошибок»……………………………………..11
3. Характеристика наиболее распространённых речевых ошибок…………...12
Список литературы……………………………………………………………....17
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. Функции, виды, целевые установки разговорной речи.
Разговорный стиль противопоставлен книжным стилям в целом. Ему одному присуща функция общения, он образует систему, имеющую свои особенности на всех ярусах языковой структуры: в фонетике (точнее, в произношении и интонации), лексике, фразеологии, слово­образовании, морфологии, синтаксисе.
Термин «разговорный стиль» понимается двояко. С одной стороны, он употребляется для обозначения степени литературности речи и вклю­чается в ряд:
- высокий (книжный) стиль;
- средний (нейтраль­ный) стиль;
- сниженный (разговорный) стиль.
Такое подразде­ление удобно для описания лексики и применяется в виде соответ­ствующих помет в словарях (слова нейтрального стиля даются без пометы). С другой стороны, этим же термином обозначается одна из функциональных разновидностей литературного языка. Для избежа­ния неудобства, связанного с двузначностью термина, во втором значе­нии часто используется термин «разговорная речь».  Разговорная речь противопоставляется книжной речи в целом, а не отдельным ее разновидностям, поэтому если употреблять термин «разговорный стиль», то нужно иметь в виду, что он наполняется иным содержанием, чем термины, называющие традиционно выделяемые функциональные стили (научный, официально-деловой, публицистиче­ский). Разговорная речь представляет собой особую стилистически однородную, обособленную функциональную систему.
Разговорная речь характеризуется особыми условиями функционирования, к которым относятся: отсутствие предварительного обду­мывания высказывания и связанное с этим отсутствие предваритель­ного отбора языкового материала, непосредственность речевого обще­ния между его участниками, непринужденность речевого акта, связанная с отсутствием официальности в отношениях между ними и в самом характере высказывания.
Большую роль играет контекст ситуации (обстановка речевого общения) и использование внеязыковых средств (мимика, жесты, реакция собеседника).
К чисто языковым особенностям разговорной речи относятся: использование внелексических средств (интонация — фразовое и эмфатическое (эмоционально-выразительное) ударение, паузы, темп речи, ритм и т. д.), широкое употребление обиходно-бытовой лексики и фразеологии, лексики эмо­ционально-экспрессивной (включая частицы, междометия), разных разрядов вводных слов, своеобразие синтаксиса (эллиптические и неполные предложения различного типа, слова-обращения, слова-предложения, повторы слов, разрыв предложений вставными кон­струкциями, ослабление и нарушение форм синтаксической связи между частями высказывания, присоединительные конструкции, пре­обладание диалога и т. д.).
Разговорной речи свойственна экспрессивность не только в лексическом плане, но и в плане синтаксическом. Как указывается в одном исследовании, отрицательный ответ на вопрос «Успеем?» чаще всего оформляется такими вариантами: «Где там успеем!», «Куда там успе­ем!», «Какое там успеем!», «Хорошенькое дело — успеем!», «Так тебе и успеем!», «Прямо — успели!», «Уж и успели!» и т. п., и весьма редко слышится ответ: «Нет, мы не успеем».
Разговорная речь помимо своей прямой функции средства общения выполняет и другие функции: в художественной литературе она ис­пользуется для создания словесного портрета, для реалистического изображения быта той или иной социальной среды, в авторском по­вествовании служит средством стилизации, при столкновении с эле­ментами книжной речи может создавать комический эффект. Остановимся подробнее на отдельных сторонах разговорной речи.
Разговорную речь можно опреде­лить как неофициальную речь в условиях непосред­ственного общения, следовательно, заранее не подготовленную, диалогическую, устную.
Как и любой другой функциональный стиль, раз­говорная речь характеризуется особой сферой приме­нения, своим кругом тем. Это, прежде всего, бытовые, обиходные темы, например: погода, здоровье, цены, покупки, новости, происшествия. Эти и подобные им сюжеты наиболее естественны в разговорной речи. Об­суждение политических событий, научных открытий, театральных постановок, литературных новинок так­же, конечно, возможно, и форма такого обсуждения подчинена правилам разговорной речи. Однако в подобной речи много книжных слов, что сближает ее с книжными стилями — научным, публицистическим и другими.
Итак, главная установка разговорной речи — ус­тановка на непринужденное, естественное, неподго­товленное общение. Эта установка в совокупности с условиями реализации разговорной речи и определяет ее языковой облик.
Так же существуют и другие виды установок разговорной речи: неофициальность отношений между говорящими; непосредственное участие говорящих в акте коммуникации; сильная опора на внеязыковую ситуацию, приводящая к тому, что внеязыковая ситуация становится составной частью акта коммуникации, «вплавляется» в речь; использование невербальных средств коммуникации (жесты и мимика); устная форма как основная форма реализации; преимущественное функционирование в жанре диалога; принципиальная возможность мены говорящий — слушающий.
Виды разговорной речи.
1. Беседа.
Это жанр речевого общения (диалог или полилог), в котором, при кооперативной стратегии, происходит: обмен мнениями по каким-либо вопросам; обмен сведениями о личностных интересах каждого из участников — для установления типа отношений; бесцельный обмен мнениями, новостями, сведениями (фактическое общение).
Разные виды беседы характеризуются соответствующими видами диалогической модальности.
При обмене мнениями по каким-либо вопросам участники выражают свою точку зрения, руководствуясь социокультурными стереотипами, выработанными веками приоритетами и ценностными ориентирами, общечеловеческими абсолютными истинами и нормами жизни. Поэтому данный вид диалогической модальности называется аксиологической. Иллюстрацией такого типа беседы может быть разговор двух друзей о достоинствах того или иного направления в живописи, о вкусах; полилог о качестве изделий. Литературными аналогами такого типа беседы могут быть разговоры «пикейных жилетов» о политиках в «12 стульях» И. Ильфа и Е. Петрова, алогичный, на первый взгляд, разговор о выборе раков («маленькие — по три, большие, но по пять») в известной миниатюре, исполняемой Р. Карцевым и В. Ильченко. Как считает Н. Д. Арутюнова, «наиболее паразитическая форма разговора о ценностях — сплетни; ср. разговор двух дам о губернаторской дочке в «Мертвых душах».
Второй тип беседы предполагает душевное «созвучие», похвалы, одобрение, комплименты, искренние признания.
Третий тип жанра беседы — праздноречевое общение, в котором участники снимают эмоциональное перенапряжение, упражняются в остроумии, рассказывая анекдоты, делают политические прогнозы, делятся своими заботами, ищут сочувствия, рассказывают шутки и истории. Для этого типа бесед характерна эмоциональная модальность.
Жанр беседы — это тот тип разговора, в котором, при различных тактиках, доминирует стратегия солидарности во мнениях и согласия. Обмен информацией в беседе может быть одной из фаз речевого взаимодействия, вспомогательной тактикой, поэтому модальность может выражаться вводными словами типа: Знаешь; Ты не можешь себе представить; И что ты думаешь там было?; Представь себе, что; эти модальные слова и реакция на них адресата (адресатов) — Не могу себе представить; Неужели; Разве; Откуда мне знать; Понятия не имею; — играют роль регулятивов в ходе беседы, обусловливающих вектор речевого общения. Поэтому именно к беседе правомерно отнести слова Н. Абрамова («Дар слова», 1901 г.) о том, что «разговор есть обмен симпатий».
Все вышеизложенные сведения о соотношении и взаимовлиянии прагматических факторов на ход речевого взаимодействия могут быть применены к беседе, этому базисному виду общения.
2. Разговор.
В этом жанре может реализоваться как кооперативная, так и некооперативная стратегия.
По целям общения различаются: информативный разговор; предписывающий разговор (просьбы, приказы, требования, советы, рекомендации, убеждения в чем-либо); разговоры, направленные на выяснение межличностных отношений (конфликты, ссоры, упреки, обвинения).
Целенаправленность — характерная черта разговора, в отличие от беседы, которая может быть праздноречевым жанром. Об особых чертах разговора свидетельствуют устойчивые выражения, исторически сложившиеся в системе языка, например: У меня есть к тебе разговор; серьезный разговор; большой разговор; - нет приятный разговор; веселый разговор; пустой разговор; беспредметный разговор; деловой, разговор.
Инициальная реплика разговора может быть показателем типа разговора. В разговоре первого типа она свидетельствует о заинтересованности говорящего получить нужную информацию. Для этого типа характерно вопросно-ответное реплицирование, причем роль лидера, участника, направляющего ход разговора, играет спрашивающий, с короткими репликами-вопросами, переспросами, уточнениями-вопросами, а роль «ведомого» — участник, владеющий знаниями, с репликами-ответами различной протяженности. Главным условием успешности информативного разговора является соответствие мира знаний адресанта и адресата. Важное значение имеют также коммуникативная компетенция участников разговора, знание ими социальных норм этикета. К коммуникативной компетенции относится умение говорящими выбрать ситуативно уместную форму представления знаний, интерпретацию событий и фактов, нюансы использования косвенных речевых актов, небуквальных выражений.
Разговоры второго типа, как правило, происходят между участниками, имеющими разные социально-ролевые характеристики, например между отцом и сыном, между соседями, имеющими разный общественный статус. Мотивы разговора выявляются, глаголами: прошу, требую, советую, рекомендую, убеждаю, умоляю, приказываю, настаиваю и т. д. В конфликтном разговоре, основанном на некооперативной стратегии и неумении говорящих соблюдать условия успешного общения, возможны различные тактики отказа в исполнении действия и соответственно тактики воздействия на адресата, системы угроз и наказаний.
Структура данного типа разговора, как, впрочем, и других, определяется не только речевыми правилами введения реплик согласия или отказа, но и поведенческими реакциями участников общения. Эти поведенческие реакции в ведении разговора, ценны не только сами по себе, но и как мотивы включения в диалогическую реплику того или иного языкового элемента, того или иного способа выражения.
Следующий тип разговора — разговор, направленный на выяснение отношений, — имеет в своей основе некооперативную стратегию ссоры, конфликта, упреков, перебранки. Здесь нередко вербальной формой выражения агрессии становится насмешка, ирония, намек. Метаязык реплик: «Я такой и считайся со мной таким! То, что я говорю в такой форме, — значимо». В качестве негативной оценки выступает гипербола вопросы-отрицания, утверждение-отрицание; например: Ты всегда так; Ты так думаешь?; Так он тебе и сделал! Стратегическую цель может преследовать молчание — желание прекратить общение.
3. Рассказ.
Это жанр разговорной речи, в котором преобладает монологическая форма речи внутри диалога или полилога. Главная стратегическая линия речевого общения — солидарность, согласие, кооперация, «разрешение» одному из участников осуществить свою коммуникативную интенцию, которая в основном сводится к информации. Темой рассказа могут быть любые событие, факт, которые произошли с рассказчиком или кем-либо другим. Ход рассказа может прерываться репликами-вопросами или репликами-оценками, на которые рассказчик отвечает с той или иной степенью полноты.
Характерная черта жанра рассказа — целостность передаваемой информации, обеспечиваемая связностью отдельных фрагментов. В рассказе адресант, интерпретируя реальные события, выступает в роли автора, произвольно, со своей точки зрения, оценивает их. При этом при помощи определенной функциональной перспективы предложений, порядка слов, интонации, вводных и вставных конструкций, частиц, наречий, перифраз (например: И Петя, этот Плюшкин, вдруг расщедрился...) адресант создает не только эпистемический ориентированный на мир знаний адресата) модальный план рассказа, но и аксиологическую канву повествования (предлагает иерархию ценностных ориентиров, согласуясь о миром социокультурных стереотипов адресата).
Поддержка коммуникативной инициативы рассказчика и заинтересованность слушателей может проявляться в перебивах, репликах-повторах, восклицаниях, не адресованных говорящему.
Тема рассказа и характер реальных событий (страшные, нейтральные, смешные, поучительные) также определяют модальность речи.
Фразеология, идиоматика, аллюзивные прецедентные тексты и «модные» лексемы представляют собой и смысловые блоки, и способ представления себя говорящим как рассказчика.
4. Письмо.
Необходимым условием этого жанра речевого общения является искренность, которая возможна при внутренней близости родственных или дружелюбно настроенных людей. «Характерный для понятия искренности контекст согласия соответствует этимологическому значению слова: искренний означало «близкий, приближенный, находящийся рядом». Какой бы модус ни преобладал в письме, сам факт адресации своих чувств-мыслей в письменной форме, предполагающей несиюминутное прочтение, свидетельствует о существовании у автора возможности использовать естественный способ экспликации себя как личности (а это является самым главным прагматическим условием всякого речевого общения).
Регулярность переписки определяется рядом факторов: отношениями между участниками этого вида речевого общения; внешними обстоятельствами переписки; актуальностью для адресата тем; частотностью переписки.
И. Н. Кручинина, анализируя стилистические особенности этого жанра, приходит к выводу о том, что непринужденность отношений с адресатом — главное условие переписки, а «отсутствие этой предпосылки обычно сразу же ощущается как препятствие для общения И может даже привести к его прекращению; см., например, в письме Пушкина к Вяземскому: «Милый, мне надоело тебе писать, потому что не могу являться в халате, нараспашку и спустя рукава» (ноябрь 1825)».
Стихия разговорной речи в письме сказывается в диссонансе линейных синтаксических связей; это свидетельствует о «быстром проговаривании» пишущего, о произвольном характере тематических элементов в ходе изложения мыслей (например: О Вале я смеялась, когда читала о ее проделках...; что может быть аналогом конструкции кодифицированного языка: Что касается Вали, то я смеялась...). Эта тенденция «нанизывания», тематически важных, с точки зрения автора письма, элементов характерно и для формирования всей структуры письма: письмо может быть тематически дискретным, насыщенным ассоциативными элементами и добавочными сообщениями. Прагматическое условие солидарности и согласия в жанре письма находит свое формальное выражение в «формулах» приветствия и прощания, берущих свое начало в глубине веков.
5. Записка.
В отличие от письма, этот жанр письменной разговорной речи в большой степени формируется общим миром чувства-мысли адресанта и адресата, одинаковой эпистемической и аксиологической модальностью, актуальностью одних и тех же обстоятельств. Поэтому содержание записки обычно кратко; развернутое рассуждение может заменяться одним—двумя словами, играющими роль намека. Так, например, записка, оставленная в студенческом общежитии, может содержать всего два слова: «Звонили: Ждем». Адресат записки догадывается и об авторах записки, и об их коммуникативной цели. Ситуативная обусловленность и близкие отношения между адресантом и адресатом делают возможным свободное выражение и недоговоренность; см., например, записку А. Н. Островского Н. А. Дубровскому: «Николка! Что ж ты не ведешь Ветлицкого и где тебя самого черти носят? Будешь ли ты меня слушаться! Ну, погоди ж ты!» Так нельзя писать, я только так думал, а писать надо вот так: «Милостивый государь Николай Александрович, Не угодно ли будет Вам пожаловать ко мне сегодня прямо из конторы к обеденному столу, чем премного обяжете глубокоуважающего Вас и преданного А. Островского» (окт. 1870)».
Неофициальный дружеский тон первой записки и сугубо официальный характер второй объясняют неполноту конструкции первой записки (куда ведешь?). Вторая записка не имеет модальных компонентов первой: здесь не высказывается вероятность отказа и тактика воздействия на адресата.
В записке, как и в письме, возможна самопроверка адресантом способа своего выражения, хода мыслей; например: Пойду? (нет, побегу с утра пораньше). Кроме того, записка, как и письмо, может представлять собой не спонтанный поток чувства-мысли, а обработанный, списанный с черновика, вариант, в котором «смягчены» и редуцированы неровности импровизации, неожиданность появления в, сознании содержательных элементов высказывания.
Типы речевых ошибок
 
№ п/п
Вид ошибки
Примеры
1.       
Речевая избыточность или многословие
Я считаю, что те выступающие, которые будут выступать, скажут о деле.
2.       
Речевая недостаточность
Сравните показатели первой таблицы с таблицей седьмой.
3.       
Неразличение синонимичных слов
В конечном предложении автор применяет градацию.
4.       
Употребление слов иной стилевой окраски
Автор, обращаясь к этой проблеме, пытается направить людей немного в другую колею.
5.       
Неуместное употребление эмоционально-окрашенных слов и фразеологизмов
В.Астафьев то и дело прибегает к употреблению метафор и олицетворений.
6.       
Неоправданное употребление просторечных слов
Таким людям всегда удается объегорить других.
7.       
Нарушение лексической сочетаемости
Автор увеличивает впечатление.
У девочки были коричневые глаза.
8.       
Употребление лишних слов (плеоназм)
Это был молодой юноша, очень прекрасный.
9.       
Употребление рядом или близко однокоренных слов (тавтология)
В этом рассказе рассказывается о реальных событиях.
10.  
Неоправданное посторенние слова
Герой рассказа не задумывается над своим поступком. Герой даже не понимает всей глубины содеянного.
11.  
Бедность и однообразие синтаксических конструкций
Когда писатель пришел в редакцию, его принял главный редактор. Когда они поговорили, писатель отправился в гостиницу.
12.  
Неудачное употребление личных и указательных местоимений
Данный текст написал В.Белов. Он относится к художественному стилю.
У меня сразу возникла картина в своем воображении.
 
 
 
 
 
 
 
Дадим характеристику наиболее распространённым речевым ошибкам:
1. Нарушение лексической сочетаемости. Лексической сочетаемостью называется способность слов соединяться друг с другом, ведь в речи слова употребляются не изолированно, а в словосочетаниях. При этом одни слова свободно соединяются с другими, если они подходят им по смыслу, а иные имеют ограниченную лексическую сочетаемость. Так, очень «похожие» определения - длинный, длительный, долгий, долговременный, продолжительный - по-разному притягиваются к существительным: можно сказать длительный (продолжительный) период, но не «длинный (долгий, долговременный) период; долгий путь, длинный путь и продолжительные сборы, долговременный кредит, и не иначе. Таких слов множество, мы употребляем их постоянно, не задумываясь над особенностями их сочетаемости, т.к. интуитивно чувствуем, какое слово к какому «подходит».
Случается так, что по смыслу слова как будто подходят для выражения того или иного значения, но «не хотят» соединяться в словосочетания. Мы говорим: склонить голову и преклонить колени, а не преклонить голову, склонить колени.
Ограничения лексической сочетаемости у тех или иных слов часто объясняются употреблением их в особых значениях. Например, слово глубокий, означая «такой, который имеет большую глубину, находится на большой глубине», обладает практическими неограниченными возможностями лексической сочетаемости (глубокое озеро, залив, река, колодец, место и т.д.), но в значении «достигший предела, полный, совершенный» сочетается с немногими существительными (глубокая осень, зима, ночь, сон, покой, тишина, молчание, старость).
В некоторых случаях причиной лексической сочетаемости оказывается закрепление слова за устойчивыми выражениями. Например, бархатный сезон - «осенние месяцы (сентябрь, октябрь) на юге». Это выражение имеет устойчивый характер, поэтому мы не можем заменить слово сезон никаким другим, даже самым близким по смыслу. Говорят: язык заплетается, но нельзя сказать «заплетаются зубы (губы)», потому что это сочетание устойчивое, в нем замена слов исключена.
Правила соединения слов в речи определяет и грамматическая сочетаемость, от которой зависит возможность соединения одних частей речи с другими. Грамматическая сочетаемость допускает соединение существительных с прилагательными (глубокое молчание), но «запрещает» сочетание прилагательных с числительными (нельзя сказать большое сто), притяжательных местоимений с глаголами (моя твоя не понимает).
Лексическая сочетаемость нередко вступает в противоречие с грамматической. Так, все переходные глаголы сочетаются с существительными в винительном падеже без предлога (читаю книгу), однако форма этого падежа часто зависит от принадлежности существительных к одушевленным или неодушевленным: у первых винительный падеж по форме совпадает с родительным (встретил друга), у вторых - с именительным (встретил поезд). При этом в особых случаях грамматическая сочетаемость помогает правильно определить значение слова: увидеть спутник (о космическом корабле) и увидеть спутника (о человеке).
Сочетаемость играет особо важную роль в художественной речи, поэтому к оценке лексической сочетаемости в художественных произведениях нельзя подходить с обычной меркой, здесь законы притяжения слов особые. Так, ограничения семантической сочетаемости не распространяются на переносное словоупотребление: образные выражения черные мысли, щеки горят могут показаться бессмысленными, если их понимать в буквальном значении. Однако они воспринимаются нами как метафоры, и это не является препятствием для понимания текста.
Расширение привычных связей слов, придающих им новые оттенки значения, лежит в основе многих классических образов больших мастеров художественной речи: «седой зимы угрозы» (А.С.Пушкин), «резиновая мысль» (И.Ильф и Е.Петров), «абрикосовые волосы» (В.Набоков). Многие подобные сочетания закрепляются в языке, становятся устойчивыми, что свидетельствует об одобрении их лингвистическим вкусом времени.
При употреблении слов, которые имеют предельно ограниченные возможности лексических связей, нарушение сочетаемости часто становится причиной комического звучания речи: «Учащиеся работали на своем экспериментальном участке как самые отъявленные специалисты»; «Не будем умалчивать о вопиющих достижениях самодеятельных артистов». Лексические ошибки в таких случаях наносят ущерб не только стилю, но и содержанию фразы, потому что возникающие при этом ассоциации подсказывают противоположный смысл.
Некоторым словам поистине не везет: их часто в речи употребляют в неправильных сочетаниях. Говорят: «дорогие цены» (вместо: высокие цены, дорогие товары), «поднять тост» (вместо: произнести тост, поднять бокал), «повысить кругозор» (вместо: расширить), «холодный кипяток» и т.д.. Нарушение лексической сочетаемости нередко объясняется объединением (контаминацией) похожих словосочетаний. Например, пишут: «удовлетворять современным требованиям», смешивая сочетания удовлетворять требования и отвечать потребностям; «уделить значение» (придавать значение, уделить внимание); «улучшить уровень» (улучшить качество, повысить уровень).
Внимательное отношение к слову, к особенностям лексической сочетаемости в русском языке поможет вам избежать подобных ошибок в речи, а в иных случаях - позволит использовать необычные сочетания слов для создания ярких образов или как источник юмора.
2. Речевая избыточность или многословие. Экономное, точное выражение мысли - главное требование стилистики. Французский ученый, философ и писатель Паскаль заметил: «Я пишу длинно, потому что у меня нет времени писать коротко». В этом парадоксальном заявлении кроется глубокий смысл, потому что небрежность и беспомощность автора обычно приводят к многословию, а краткость и ясность формулировок достигаются в результате напряженной работы со словом. «Краткость - сестра таланта», - утверждал А.П.Чехов. Все это необходимо помнить тому, кто хочет совершенствовать свой слог.
Существует два вида речевой избыточности: тавтология и плеоназм. Тавтология - неоправданное употребление однокоренных слов, например: «Я считаю, что те выступающие, которые будут выступать, скажут о деле». Многочисленные примеры тавтологии нередко можно встретить в повседневной жизни: «Можно спросить вопрос?», «Это явление является…», «Закономерно, что из этого вытекает закономерность», «Например, приведем такой пример…» и т.п.
Плеоназм - такая форма многословия, при которой в предложениях и словосочетаниях употребляются лишние уточняющие слова («Их предводитель умер, и они выбрали нового из числа живущих»). Плеоназмы возникают при употреблении ненужных определений (главная суть), обстоятельств (пели вдвоем вместе), а также в результате неоправданного нанизывания синонимов (закончить, завершить, выполнить задание). Плеоназм обычен в разговорной речи (своими глазами видел), где он служит одной из форм естественной избыточности, традиционен в фольклоре (путь-дорога, грусть-тоска). Некоторые стили в прошлом культивировали его: «Мария Годунова и сын ее Феодор отравили себя ядом. Мы видели их мертвые трупы» (А.С.Пушкин).
Речевую избыточность порождает также соединение иноязычного слова с русским, дублирующим его значение (необычный феномен, ответная контратака). В таких случаях говорят о скрытой тавтологии, т.к. русское слово повторяет значение заимствованного.
Некоторые сочетания подобного типа все же закрепляются в языке, что обычно связано с изменением значений входящих в них слов. Примером утраты тавтологичности может быть сочетание период времени. Лингвисты прошлого считали это выражение избыточным, т.к. греческое по происхождению слово период означает «время». Постепенно это слово стало обозначать «промежуток времени», что сделало возможным закрепление его в названном сочетании. Из других, вначале избыточных сочетаний, закрепились такие: монументальный памятник, реальная действительность, экспонаты выставки и др. В них определения перестали быть простым повторением основного признака, заключенного в существительном. Не только скрытую, но и явную тавтологию порой приходится признать допустимой, потому что в речи могут столкнуться однокоренные слова, которые не имеют синонимов: словарь иностранных слов, загадать загадку, бригадир первой бригады и т.п. К тавтологии, как к средству усиления выразительности речи, часто прибегают поэты и писатели. Юмористы используют тавтологические сочетания с целью каламбура: сталкивая однокоренные слова, они подчеркивают их смысловую общность («Писатель пописывает, а читатель почитывает» М.Е.Салтыков-Щедрин). Тавтологический повтор может придавать высказыванию особую значительность, как у В.А.Жуковского в надписи на портрете, подаренном А.С.Пушкину: «Победителю-ученику от побежденного учителя».
3. Речевая недостаточность обычно выражается в пропуске какого-либо слова или нескольких слов, например: В кабинете литературы висят великие писатели (пропущено слово портреты). Подобные ошибки часто возникают в устной речи, когда говорящий торопится и не следит за правильностью выражения мысли. Речевая недостаточность наносит серьезный ущерб не только стилистической, но и смысловой стороне речи: в предложении нарушаются грамматические и логические связи слов, затемняется смысл. Пропуск слова может стать причиной алогизма - сопоставления несопоставимых понятий. Например: «Сравните показатели первой таблицы с таблицей седьмой» (можно сравнивать показатели с показателями, а таблицы с таблицами). В результате пропуска слова нередко происходит и подмена понятия. Например: «На выставке среди экспонатов был и филателист из Томска» (хотя экспонировался не сам собиратель марок, а его альбом). Речевую недостаточность как распространенную ошибку следует отличать от эллипсиса - стилистической фигуры, основанной на сознательном пропуске того или иного члена предложения для создания выразительности. Наиболее экспрессивны эллиптические конструкции без глагола-сказуемого, передающие динамические движения: Я за свечку, свечка - в печку! Я за книжку, та - бежать! (К.Чуковский). При эллипсисе нет необходимости восстанавливать пропущенные слова, т.к. смысл предложения ясен и введение в него уточняющих слов лишит его легкости, выразительности.
Язык - одно из самых удивительных орудий в руках человека. Однако пользоваться им нужно умело, постоянно изучая его особенности и секреты. Можем ли мы с уверенностью сказать, что в совершенстве владеем родным языком? Чем больше мы осознаем богатство и величие русского языка, тем требовательнее становимся к нашей речи, тем острее ощущаем необходимость совершенствовать свой стилевой облик, бороться за чистоту родного языка, противостоять его искажению и обеднению. Н.М.Карамзин, много сделавший для развития и обогащения русского языка, писал: «Вольтер сказал, что в шесть лет можно выучиться всем главным языкам, но всю жизнь надобно учиться своему природному. Нам, русским, еще более труда, нежели другим».
 
 
Литература
1. Кожин А.Н., Крылова О.А., Одинцов В.В. Функциональные типы русской речи. М., 1982.
2. Митрофанова О.Д. Научный стиль речи: проблемы обучения. М., 1985.
3. Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М., 1980.
4. Ножин Е.А. Мастерство устного выступления. М., 1989.
5. Сопер П. Основы искусства речи. М., 1992.
6. Васильева А.Н. Курс лекций по стилистике русского языка. Научный стиль речи. М., 1976.
7. Кохтев Н.Н. Риторика. М., 1994.
8. Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления. Новосибирск, 1986.

9. Блинова О.И. Образность как лексическая категория // Экспрессивность на разных уровнях языка. Новосибирск, 1983.

 

 

2

 




и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.