На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Преступность сотрудников правоохранительных органов

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 28.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Создание правоохранительных органов предполагает, что работать в них будут лица не только профессионально подготовленные, но и отвечающие высоким нравственным принципам, для которых служение закону – главная задача. Однако действительность оказалась далекой от подобных предположений и стало ясно, что «созданные государством органы контроля за преступностью сами требуют контроля». Это связано с тем, что не всегда и не во всем деятельность правоохранительных органов, и прежде всего органов внутренних дел, соответствует букве закона. Преступления, которые совершают сотрудники органов внутренних дел в связи со своей служебной деятельностью, довольно распространены и представляют повышенную общественную опасность, так как не только нарушают нормальную работу правоохранительных органов, подрывают авторитет государственной власти, но и существенно нарушают права, свободы и законные интересы граждан страны. Преступник, наделенный знаниями закона, в том числе уголовного, обладающий властными полномочиями и имеющий в силу этого возможности применения различных средств принуждения к рядовым гражданам, вдвойне опасен.
Сказанное обусловливает необходимость криминологического изучения преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел в связи со служебной деятельностью, и разработки эффективных мер воздействия на них с целью предупреждения.
Выделение этой группы преступлений в преступности сотрудников органов внутренних дел обусловлено тем, что они не только связаны с правовым статусом сотрудника, но, прежде всего с выполнением им непосредственных служебных или должностных обязанностей, например, следователя, дознавателя, оперуполномоченного уголовного розыска или участкового уполномоченного милиции. Они совершаются непосредственно при исполнении сотрудниками своих «профессиональных» функций, как правило, в рабочее время или же вне его, но когда виновный выполнял обязанности, вытекающие из его правового положения сотрудника органов внутренних дел, например, при задержании правонарушителя, пресечении преступления. То есть это те преступления, которые, как правило не могут совершить представители других, не «милицейских» профессий. Данный вид преступлений был нами назван «профессиональными» преступлениями, совершаемыми сотрудниками органов внутренних дел.
Ученые, занимающиеся исследованием преступности сотрудников органов внутренних дел, по-разному определяют подобные преступления и их структуру. В частности, Н.В. Тарасов выделяет 2 группы рассматриваемых преступлений: преступления, совершенные специальным субъектом – должностным лицом, которым является сотрудник милиции (должностные преступления), и преступления, совершенные собственно сотрудником милиции (преступления против правосудия). С.А. Алтухов выделил три группы таких преступлений: 1) превышение должностных полномочий вследствие азарта, неправильной оценки обстановки; 2) преступления, имеющие своей целью получение имущественной или иной выгоды; 3) преступления, совершенные из иных низменных побуждений, обусловленных ложно понятыми интересами службы. А.А. Купленский называет четыре группы преступлений, связанных со служебной деятельностью сотрудников органов внутренних дел: 1) посягательства, направленные на причинение вреда жизни и здоровью граждан; 2) посягающие на неприкосновенность личности, ее свободу, честь и достоинство; 3) деяния, посягающие на существующую систему правосудия; 4) корыстные преступления, совершенные в связи с исполнением служебных обязанностей.
Не со всеми авторами, на наш взгляд, в этом вопросе можно согласиться. В частности, вряд ли можно считать удачной классификацию рассматриваемых преступлений по мотивации преступных действий, предложенную С.А. Алтуховым. Преступления, выделенные им в различные группы, могут совершаться по одним и тем же мотивам. Например, получение материальной или иной выгоды может преследовать не только такое преступление, выделенное им во второй группе, как получение взятки, но и привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, а также незаконное освобождение от уголовной ответственности. Два последних преступления могут совершаться также из ложно понятых интересов службы, из иных побуждений, не связанных с интересами службы, например, мести. Классификация рассматриваемых деяний на преступления, совершенные специальным субъектом и совершенные собственно сотрудником милиции, также вызывает определенные возражения, так как в обеих группах преступлений, как должностных, так и против правосудия, сотрудник милиции является специальным субъектом. Причем субъектом большинства преступлений против правосудия может быть не каждый сотрудник органов внутренних дел, а лишь дознаватель, следователь или начальник следственного отдела, принявший уголовное дело к своему производству.
На наш взгляд, классифицировать «профессиональные» преступления сотрудников органов внутренних дел следует по видовому объекту составов совершаемых ими преступлений, разделяя их на преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (должностные преступления) и преступлений против правосудия. В их рамках возможна дальнейшая классификация по конкретным составам преступлений.
Должностные преступления и ответственность за их совершение закреплены в главе 30 УК РФ. Сам закон не дает их определения. Ученые, в частности Б.Т. Разгильдиев, определяют их следующим образом: «Это совокупность уголовно-правовых норм, описывающих деяния лиц, совершенных с использованием прав и обязанностей, образующих правовой статус, и существенно нарушающих права и законные интересы граждан, организаций либо интересы общества или государства». Их отличительными признаками являются следующие: 1) совершаются единственно благодаря занимаемому виновным должностному (служебному) положению; 2) совершаются вопреки интересам службы; 3) причиняют существенный вред нормальному функционированию государственного (общественного) аппарата или содержат реальную угрозу его причинения. На наш взгляд, должностные преступления сотрудников органов внутренних дел, кроме причинения вреда нормальному функционированию государственного аппарата, также наносят существенный вред охраняемым законом правам и свободам граждан, так как деятельность сотрудников осуществляется в сфере взаимодействия с гражданами (прежде всего попавшими в поле зрения милиции – правонарушителями, свидетелями, потерпевшими), чьи интересы непосредственно затрагиваются ими.
Таким образом, должностные преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел, характеризуются повышенной общественной опасностью, так как причиняют ущерб не только нормальной работе и авторитету правоохранительных органов, призванных обеспечивать правопорядок и законность в обществе, но и законным правам, интересам и свободам граждан, что дает основание последним наряду с другими причинами считать всю государственную власть античеловечной и беспомощной. Кроме того, они совершаются представителями власти, наделенными широким кругом полномочий по отношению не только к рядовым гражданам, но и должностным лицам, и в силу этого обладающими значительными возможностями причинить больший вред гражданам и обществу в целом.
Не меньшую общественную опасность представляют совершаемые сотрудниками органов внутренних дел преступления против правосудия, которые тесно взаимосвязаны с должностными преступлениями. Так, по отдельным оценкам в 24–30% случаев взяточничества дополнительным объектом последнего становились общественные отношения в области борьбы с преступностью и иными правонарушениями.
Группа преступлений против правосудия довольно велика. Но сотрудники органов внутренних дел при исполнении служебных обязанностей могут быть субъектами не каждого преступления против правосудия, а лишь некоторых из них. Это такие преступления, как привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ), заведомо незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301 УК РФ), принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ), фальсификация доказательств (чч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ), провокация взятки или коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311 УК РФ).
Доля должностных преступлений и против правосудия, совершенных сотрудниками органов внутренних дел, в общем их количестве довольно высока. Например, в 1997 г. из 2 848 злоупотреблений должностными полномочиями, зарегистрированных в стране, 231 – совершено сотрудниками органов внутренних дел, что составляет 8,1% от общего количества. Из 2 153 случаев превышения должностных полномочий – 623 приходится на их долю (28,9%); из 3559 выявленных фактов получения взятки 450 преступлений (или 12,6%) совершены сотрудниками органов внутренних дел; из 40 зарегистрированных случаев принуждения к даче показаний ими совершены 17 (42,5%).
Статистические данные показывают состояние и структуру «профессиональных» преступлений сотрудников органов внутренних дел.
Как видно из таблицы, самыми распространенными преступлениями из числа «профессиональных» являются превышение должностных полномочий (в среднем за последние четыре года составляют 44,9% от общего числа), получение взятки (24,2%), злоупотребление должностными полномочиями (17,4%) и должностной подлог (5,7%). Коэффициент «профессиональных» преступлений сотрудников органов внутренних дел составил 15,1 преступлений на 10 тыс. сотрудников в 1999 г. и 16,1 преступлений в 2000 г.
Согласно результатам нашего исследования самым распространенным «профессиональным» преступлением, за совершение которого отбывают наказание в виде лишения свободы сотрудники органов внутренних дел, также является превышение должностных полномочий. На долю этого состава приходится 12,4% от общего количества всех преступлений, совершенных опрошенными осужденными.
Превышение должностных полномочий представляет собой совершение сотрудником органов внутренних дел действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Закон не определяет, в каких конкретно действиях заключается превышение должностных полномочий. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти и служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» указаны основные виды превышения должностных полномочий:
1) совершение должностным лицом действий, которые относятся к полномочиям другого должностного лица;
2) совершение должностным лицом действий, которые могли быть совершены им самим только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном нормативном акте;
3) совершение должностным лицом действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.
Основными нормативными актами, регулирующими деятельность органов внутренних дел, являются Закон «О милиции» и Федеральный закон «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации». Статья 5 Закона «О милиции» гласит, что милиции запрещается прибегать к обращению, унижающему достоинство человека. Всякое ограничение граждан в их правах и свободах допустимо лишь на основаниях и в порядке, прямо предусмотренном законом. Основания применения физической силы регламентированы в ст. 13 этого Закона. Сотрудники милиции имеют право применять силу лишь для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей. Об этом же гласят ст.ст. 7 и 26 Закона «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации». Несмотря на это, как показало исследование, превышение должностных полномочий сотрудниками органов внутренних дел проявляется, прежде всего в применении насилия к гражданам. Среди опрошенных, совершивших это преступление, 90% осуждены по ч. 3 ст. 286 УК РФ и лишь 10% по ч. 1 этой статьи. Граждане, а это, как правило, лица, задержанные сотрудниками органов внутренних дел по подозрению в совершении преступлений, подвергались не только психическому насилию – запугиванию, угрозам причинения физического насилия им или их близким, но и непосредственному причинению физического насилия. Если раньше насилие проявлялось в избиении граждан руками, ногами, резиновыми палками, то в последние годы его способы стали более изощренными и носят характер мучения и издевательства. Граждан морят голодом, лишают сна и подвергают всевозможным иным пыткам.
При этом, как уже отмечалось, субъектами названных преступлений, за исключением трех последних, могут быть лишь следователи, дознаватели органов внутренних дел или начальник следственного отдела, принявший уголовное дело к своему производству. Опасность преступлений против правосудия, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, заключается не только в том, что снижается авторитет этих органов, а еще в том, что грубым образом попираются права и свободы граждан, прежде всего конституционное право на неприкосновенность личности, подрывается идея социальной справедливости, идея равенства всех перед законом и судом. В результате этого многие граждане остаются беззащитными перед произволом отдельных сотрудников органов внутренних дел.
Пытка – это «любые насильственные действия представителей государственной власти, нарушающие уголовный и уголовно-процессуальный законы и причиняющие страдания и мучения человеку для получения требуемых показаний, совершения определенных действий ради причинения страданий и мучений, мести и (или) наказания». Международные правовые акты (например, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1984 г. и ратифицированная нашей страной в 1987 г.) также запрещают использовать должностным лицам подобные виды обращения с правонарушителями. Но в практике деятельности многих подразделений органов внутренних дел такое обращение довольно распространено. Оно достигло таких масштабов, что даже в докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 1999 г. отмечалось: проблема предупреждения жестокого обращения с людьми стала одной из наиболее актуальных для страны. Ради получения признания или показаний против других лиц в первые часы после задержания людей в милиции нередко избивают, подвергают жестокому обращению и пыткам. Помимо этого практикуется использование заключенных в местах предварительного содержания, которые избивают и запугивают подозреваемых, чтобы принудить их сотрудничать со следствием. В ряде случаев пытки приводили к смерти или стойкому расстройству здоровья подозреваемого. О таких негативных фактах неоднократно сообщалось в прессе.
22,2% изученных нами случаев превышения должностных полномочий, совершенных осужденными сотрудниками, были связаны с причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью или смерти по неосторожности. Значительная доля опрошенных нами осужденных (26,5%) отметили, что при исполнении служебных обязанностей применяли незаконное насилие к гражданам. 24% работающих сотрудников органов внутренних дел также показали, что применяют насилие к гражданам. В силу этого большинство граждан, так или иначе попавших в сферу интересов органов внутренних дел, остаются беззащитными перед произволом их сотрудников.
Другим не менее распространенным «профессиональным» преступлением сотрудников органов внутренних дел является получение взятки. Это, пожалуй, одно из наиболее высоколатентных преступлений не только в преступности рассматриваемого вида, но и среди всех иных преступлений. Согласно некоторым исследованиям латентность получения взятки приближается к 100%.
Когда речь заходит о получении взятки должностным лицом, то это преступление обычно отождествляется с коррупцией. В действительности же это далеко не всегда так. Коррупция – явление более масштабное и емкое и не ограничивается лишь взяточничеством. Коррупционный характер носят и иные должностные преступления, например, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий (ст.ст. 285, 286 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ). Многие преступления против правосудия также могут носить коррупционный характер, так как зачастую совершаются из корыстной или иной личной заинтересованности. Это такие преступления, как привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ), вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ) и некоторые другие.
Коррупционный характер, как правило, носят и такие преступления, как воспрепятствование осуществлению избирательных прав и работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ); воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ); регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК РФ); легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, добытого преступным путем (ст. 174 УК РФ) и некоторые другие. Хотя нельзя не отметить, что подобные действия в основной своей массе связаны с получением взятки. Кроме того, коррупция включает в себя не только совершение уголовно наказуемых деяний, но и административных, гражданско-правовых, финансовых правонарушений.
В настоящее время имеется достаточное количество работ, посвященных изучению коррупции и проблем ее предупреждения, но криминолог, затрагивающий вопросы должностных преступлений, не может уйти от рассмотрения этого вопроса в связи с важностью и актуальностью этой проблемы.
Сложность и многогранность этого явления обусловили наличие значительного количества его определений. Под коррупцией понималось «стремление к наживе, разложение аппарата, обладающего властными либо хозяйственными (распорядительными) полномочиями, превратившего подведомственные им учреждения в источник личного обогащения, не гнушающегося идти на контакты с общеуголовной преступностью, ставить себе на службу профессиональных преступников». Позднее она определялась как «социальное явление, характеризующееся подкупом-продажностью государственных и иных служащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных либо узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ним авторитета и возможностей». В документах ООН по международным проблемам борьбы с коррупцией отмечается, что «коррупция – это злоупотребление государственной властью для извлечения выгод в личных целях».
Несомненно, что коррупция включает в себя не только деятельность должностных лиц по «продаже» своих служебных возможностей, но и «покупку», приобретение этих возможностей лицами, которые в этом заинтересованы, то есть это сделка как минимум двусторонняя, из которой каждая из сторон желает извлечь свою выгоду. Поэтому, на наш взгляд, более удачным следует считать определение коррупции, предложенное в проекте Федерального закона «О борьбе с коррупцией». В ст. 2 этого законопроекта под коррупцией понимается не предусмотренное законом принятие материальных и иных благ и преимуществ лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, или лицами, приравненными к ним, путем использования своего статуса и связанных с ним возможностей (продажность), а также подкуп указанных лиц путем противоправного предоставления им физическими и юридическими лицами этих благ и преимуществ.
Реальные масштабы коррупции в нашей стране неизвестны. По данным международной организации «Трансперенси Интернешнл» Россия по уровню коррупции в мире входит в десятку стран-лидеров. Даже среди стран бывшего социалистического лагеря и союзных республик, входивших в СССР по отдельным исследованиям, она занимает первое место.
Сами граждане страны утверждают, что уровень коррупции в России достаточно высок. Большинство из них полагают, что в нашей стране и в этой жизни все продается и покупается. По оценочным данным, которые подтверждаются социологическими исследованиями, не менее 70% чиновников – взяточники. Из опрошенных граждан более 50% либо сами, либо их родственники и знакомые в той или иной ситуации были вынуждены давать взятки.
Согласно результатам отдельных исследований по уровню коррумпированности в нашей стране правоохранительные органы, милиция прежде всего, находятся на втором месте среди других государственных структур. Проведенный нами опрос, показал, что большинство жителей Саратовской области полагают, что среди правоохранительных структур наиболее коррумпированы налоговая полиция, органы внутренних дел и таможня. По их мнению примерно 70% сотрудников органов внутренних дел берут взятки. Среди подразделений и служб органов внутренних дел по уровню коррупции они выделили прежде всего ГИБДД, паспортно-визовую службу, следствие и службу участковых уполномоченых милиции. 43,5 % осужденных сотрудников органов внутренних дел, опрошенных нами полагают, что получение взятки наиболее распространенное нарушение законности в органах внутренних дел.
На наш взгляд, можно выделить два уровня коррупции в органах внутренних дел, а именно верхушечную, которая мало выявляется и виновные (а это – руководители органов внутренних дел) редко привлекаются к ответственности, и низовую, «представляемую» рядовыми сотрудниками, чья «деятельность» чаще отражается в приговоре суда. Трудно определить, какая из них более опасна – верхушечная, причиняющая больший ущерб обществу, или низовая, которая очень распространена и с которой чуть ли не каждый день сталкиваются граждане страны? По отдельным оценкам 98% автомобилистов хоть раз в жизни давали взятку инспектору ГАИ (ГИБДД). По данным некоторых исследований взятки сотрудникам правоохранительных органов давал каждый шестой из опрошенных предпринимателей в Москве, Воронеже, Владивостоке, Волгограде.
Отмечается зарождение нового вида коррупции – элитарной коррупции. Как пишет В.В. Лунеев, она «характеризуется высоким социальным положением субъектов ее совершения, изощренно-интеллектуальными способами их действий, огромным материальным, физическим и моральным ущербом, исключительной латентностью посягательств, снисходительным и даже бережным отношением властей к этой группе преступников». Такие преступники умны, богаты, нередко обладают огромной властью, в том числе и в самих правоохранительных органах, и, что самое страшное – практически неприкосновенны для закона. Их преступные действия, как правило, остаются безнаказанными.
 
Следует отметить, что коррупция широко распространена и в других странах. Например, в Китае в 1998 г. было возбуждено 5 811 уголовных дел по фактам взяточничества и злоупотребления служебным положением, совершенных работниками правоохранительных органов, по которым проходят 7 067 человек. Остро стоит проблема борьбы с коррупцией и в экономически развитых странах, например Великобритании.
Большинство взяток, как показывает проведенное нами исследование и подтверждается другими данными, связано с непринятием законных мер к виновным в совершении правонарушений, прежде всего преступлений. Осужденные сотрудники органов внутренних дел получали взятки за то, чтобы отпустить задержанного правонарушителя, не регистрировать материалы о совершенном преступлении, за вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении.
Нередко подобные действия были связаны с должностным подлогом – фальсификацией протоколов об административном задержании, протоколов осмотра места происшествия, составлением подложных объяснений пострадавших и очевидцев. Субъектами таких преступлений являлись прежде всего участковые инспекторы милиции, сотрудники уголовного розыска, ОБЭП, патрульно-постовой службы. Следователи и дознаватели получали взятки за прекращение уголовных дел, избрание обвиняемому меры пресечения, не связанной с изоляцией его от общества, и их действия были сопряжены с совершением преступлений против правосудия – незаконным освобождением от уголовной ответственности, фальсификацией доказательств по уголовным делам.
Хотя некоторые исследователи отмечают, что существуют фиксированные размеры взяток за подобные действия, прежде всего за прекращение уголовных дел, нами этого установлено не было и их размеры различны. Выявлены случаи, когда следователи были осуждены за вымогательство взяток за прекращение уголовных дел в сумме 50 тыс., 10 тыс. долларов, и 10 тыс. рублей. Сумма взяток, как показало исследование, зависла прежде всего от материального положения обвиняемого и тяжести совершенного им преступления. Предметом подобных действий, как правило, были деньги, реже – иные материальные ценности, в том числе автомашины. Размеры взяток за непринятие мер к виновным в административных правонарушениях гораздо ниже и колеблются от 50 до 3000 рублей. Субъектами таких преступлений были сотрудники ГИБДД, участковые уполномоченные милиции, сотрудники патрульно-постовой службы.
 
Некоторые исследователи отмечают, что по степени коррумпированности на первом месте стоят ГИБДД, милиция, затем следственные органы. По этому поводу следует, во-первых, отметить, что милиция включает в себя ряд служб и подразделений, в том числе и ГИБДД и следствие, поэтому определение степени коррумпированности по подобным подразделениям явно неудачно. Во-вторых, согласно результатам нашего исследования среди осужденных за получение взятки преобладают сотрудники службы участковых уполномоченных милиции, только затем сотрудники ГИБДД, патрульно-постовой службы, уголовного розыска.
Взятка – сделка двусторонняя, в которой каждая из сторон старается получить свою выгоду. Инициатива в совершении подобной «сделки», как правило, исходит от граждан заинтересованных в «услугах» сотрудника органов внутренних дел. Нередко получение взятки сотрудником милиции связано с ее вымогательством. Инициатором получения вознаграждения в таком случае является сам сотрудник. Взяткодатель передает взятку уже не добровольно, а по принуждению со стороны должностного лица. Но как показало наше исследование и отмечают другие исследователи, есть еще одна проблема получения взятки. Она заключается в том, что иногда сотрудника милиции просто-напросто ставят в такие условия, при которых он вынужден взятку принять. Это связано с шантажом, угрозой расправы с ним или его близкими, в силу чего сотрудник оказывается в условиях выбора – получив взятку, улучшить свое материальное положение, а отказавшись от нее – опасаться за свою жизнь и жизнь близких или быть каким-либо образом опозоренным. Нередко преступники, а это чаще всего представители организованных преступных групп, провоцируют получение взятки определенным сотрудником или «покупают» его на будущее с целью использования в случае необходимости. Неслучайно в криминальной среде появилось такое выражение, как «посадить на взятку», по аналогии с более известным выражением наркодельцов «посадить на иглу». Названные обстоятельства необходимо учитывать не только при назначении наказания виновным, но и при профилактике рассматриваемых преступлений.
Общественная опасность получения взятки сотрудником милиции заключается в том, что получивший ее становится зависимым от взяткодателя и мобилизует свои усилия не столько на борьбу с преступностью и выполнение своих служебных обязанностей, сколько на исполнение желаний давшего взятку, которые часто опасны для общества и государства. Взятка становится довольно мощным и эффективным средством воздействия на такое должностное лицо.
Распространены факты злоупотребления должностными полномочиями сотрудниками органов внутренних дел. Подобные преступные действия проявлялись в различных формах и не всегда носили коррупционный характер. Как показало исследование, довольно распространенное злоупотребление должностными полномочиями – укрытие преступлений от учета. Ежегодно в органах внутренних дел выявляется большое количество подобных фактов, хотя не по всем из них возбуждаются уголовные дела, но около 1700–1800 сотрудников милиции привлекается к дисциплинарной ответственности за подобные действия. Их опасность заключается в том, что сокрытие преступлений от регистрации искажает результаты воздействия на преступность, позволяет манипулировать цифрами в интересах руководителей органов внутренних дел и вводить население в заблуждение относительно реального состояния преступности. Как отмечает В.В. Лунеев, в СССР и России никогда не было надежных показателей о состоянии преступности и борьбы с ней, нынешнее же положение дел в этой области стало просто угрожающим. Опрошенные нами сотрудники милиции также считают, что укрытие преступлений от учета – одно из самых распространенных нарушений законности в органах внутренних дел. По другим данным в настоящее время каждое пятое-шестое сообщение граждан в органы внутренних дел о совершенном преступлении остается без какого-либо реагирования.
Существуют разнообразные способы укрытия преступлений от учета сотрудниками органов внутренних дел. Как показывают материалы служебных проверок, обычно сотрудники не принимают от потерпевших заявления о совершенных преступлениях, выискивая для этого различные причины. Заявителей пытаются убедить в бесперспективности розыска преступников или в их собственной виновности в том, что в отношении них было совершено преступление, или просят прийти через некоторое время. Нередко заявления принимаются, отбираются объяснения от пострадавших и очевидцев, но собранные материалы не регистрируются и дальнейшая работа по ним не проводится. Существуют и более «завуалированные» формы укрытия от учета, в первую очередь так называемых «бесперспективных» преступлений, по которым нет конкретных подозреваемых. Например, должностные лица официально выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, якобы за отсутствием события или состава преступления, и дальнейшая работа по нему не проводится, а преступник остается безнаказанным. В 1997 г. на каждые 100 заявлений о преступлениях официально было вынесено 65постановленийоботказе в возбуждении уголовных дел. Большинство таких постановлений впоследствии признаются незаконными.
Значительная доля злоупотреблений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, связана все же со стремлением извлечь в результате этого материальную выгоду. Стало уже нормой оказание финансовой помощи органам внутренних дел со стороны коммерческих структур, которые приобретают для них автомобили, оргтехнику, мебель, горюче-смазочные материалы. Взамен такие спонсоры получают от руководителей органов внутренних дел индульгенции и охранные грамоты, дающие им право безнаказанно нарушать закон.
Рядовые сотрудники органов внутренних дел, используя форменное обмундирование, табельное оружие, спецсредства, осуществляют охрану предпринимателей или их офисов, оказывают «покровительство», образуя так называемую «крышу» коммерческим предприятиям и отдельным предпринимателям. Используя свое служебное положение, они организуют перевозку и охрану фальсифицированной спиртной продукции, наркотиков, оружия, обеспечивая их беспрепятственный пропуск через контрольно-пропускные пункты милиции, взимают долги с лиц, задолжавших их друзьям, знакомым или за определенный процент – любым гражданам, обратившимся к ним с такой просьбой. Отдельные сотрудники ГИБДД, используя служебное положение, ставят на учет угнанные автомашины или автомашины, не прошедшие таможенной регистрации, о чем свидетельствуют результаты исследований и других авторов, не вносят в информационный банк данных сведения об угнанных автомашинах информируют преступников об интересующих их объектах или лицах, снабжают их форменной одеждой, спецсредствами и даже оружием. Руководители органов внутренних дел и их структурных подразделений отдают приказы своим подчиненным о прекращении уголовного преследования в отношении определенных лиц, в которых они заинтересованы, в том числе и участников организованных преступных групп. В последние годы наблюдается все более тесное «соприкосновение» сотрудников органов внутренних дел с представителями организованной преступности. Каждый из них пытается использовать другого в своих личных интересах. Это проявляется не только в отдельных дружеских отношениях сотрудника милиции с представителем организованной преступной группировки (например, его бывшим одноклассником, другом, сослуживцем), что, кстати, довольно распространено. Прослеживается установление, можно сказать, «профессиональных» отношений между сотрудниками органов внутренних дел и организованными преступными группировками. Известны случаи, когда сотрудники органов внутренних дел даже образуют покровительство, «крыши» организованным преступным группировкам и те «работают» под их контролем. Сотрудники не только оказывают им помощь для избежания уголовной ответственности, но и нередко вместо них выезжают на так называемые «разборки», арестовывая конкурентов своих «подшефных». Также от сотрудников органов внутренних дел преступники часто получают интересующую их оперативно-следственную информацию и используют ее в преступных целях. За все это сотрудников не только вознаграждают деньгами и иными материальными благами, но также представляют интересующую их информацию о деятельности других организованных преступных группировок, отдельных преступников, которую реализуют, создавая определенную видимость результативности своей работы. Таким образом, просматривается своеобразный симбиоз двух, казалось бы, непримиримых врагов – организованной преступности и органов внутренних дел, борющихся с ней.
Среди осужденных к лишению свободы сотрудников не выявлены лица, совершившие такие должностные преступления, как халатность и присвоение или растрата. При этом статистические данные показывают, что их доля в структуре рассматриваемых преступлений довольно устойчива. Например, в 1999 г. было выявлено 60 случаев халатности и 29 – присвоения вверенного имущества; в 2000 г. – 28 и 62 соответственно. Преступная халатность сотрудников органов внутренних дел проявляется, прежде всего в том, что они несвоевременно принимают меры к задержанию опасных преступников, что приводит к совершению ими тяжких и особо тяжких преступлений, не надлежащим образом осуществляют охрану подозреваемых и обвиняемых, что способствует совершению ими побегов из-под стражи, не принимают должных мер по охране свидетелей и потерпевших по уголовным делам, что влечет их убийство или причинение вреда здоровью.
В рассматриваемой группе «профессиональных» преступлений доля преступлений, против правосудия по сравнению с должностными не велика. Несмотря на это, они также представляют повышенную общественную опасность. Это связано с тем, что такими преступлениями причиняется значительный вред делу воздействия на преступность, так как нарушаются принципы такой деятельности, существенно ущемляются конституционные права, свободы и интересы граждан и по
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.