На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Этнопсихологические особенности французского этноса

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 30.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Этнопсихологические особенности французского этноса.
Франция — суверенная унитарная демократическая республика. Действующая Конституция, принятая 4 октября 1958 года, регламентирует функционирование органов власти Пятой Республики: устанавливает республиканскую президентско-парламентскую форму правления. Глава государства — президент, избираемый на 5 лет. Глава правительства — премьер-министр. Совет министров назначается президентом по согласованию с премьер-министром. Законодательная власть принадлежит двухпалатному парламенту, избираемому всеобщим голосованием.
. 

Национальный  характер.
Французы —  оптимистичный, веселый, общительный  народ, любящий шутку. Они остроумны  и язвительны, жизнерадостны и  искренни, откровенны и хвастливы, нежны  и галантны.
  Понятие la force ("сила, власть, держава") лежит в основе всего, что французы сделали – не важно, хорошо или плохо, – в течение, по крайней мере, последнего тысячелетия. La force – суть их жизни. Это понятие связано с другими, не менее великими понятиями: la gloire ("слава") и la patrie ("родина"). Заметим, это существительные исключительно женского рода, что свидетельствует о безграничной энергетической мощи данной нации.
  Французов привлекает живой трепет жизни, ее движение, ее блеск и красота. С виду они  всегда аккуратны и щеголеваты, однако под внешним лоском скрываются горячие  сердца, а порой французам свойственны  и довольно дикие, можно сказать, атавистические порывы.
  Скорее  всего, другие народы были бы, в большинстве  своем, неприятно поражены или даже возмущены таким государственным  символом, как обнаженная Марианна, нагота которой лишь чуть-чуть прикрыта тонкой вуалью. (Этот символ Французской  Республики встречается на французских  деньгах и почтовых марках.) Марианна скачет по баррикадам с мушкетом в  руках, и у французов сей образ  вызывает слезы истинного патриотизма. И хотя национальным символом Франции  вполне можно считать также петуха – птицу с пестрым оперением, производящую чрезвычайно много  шума, готовую драться со всеми  предполагаемыми соперниками подряд и не откладывающую яиц, – французы никогда не забывают, что их страна носит женское имя: la France.
  Французы  общительны, их трудно чем-либо смутить, и они прямо-таки созданы для  всяких торжеств – банкетов, свадеб, фестивалей, праздников, – которые  превращают в настоящие спектакли, с наслаждением занимаясь лицедейством и пребывая в полном восторге от своих ролей и костюмов. Дома же им тесно, они чувствуют себя узниками, заключенными в мрачную темницу. Зато французы удивительно хорошо смотрятся  и чувствуют себя в таких местах, как офис, ресторан, вестибюль аэропорта (ну кто, кроме француза, может хорошо смотреться в вестибюле аэропорта?), оперный театр или бульвар. Возможно, их собственное поведение порой  оставляет желать лучшего, но лицедеи  они всегда отменные.
Французы по праву считаются самыми любезными  во всем мире. Главной их особенностью является определенная манера общения. Искусство разговора во Франции  заключается в умении блеснуть словом. Молчание не считается определенной сдержанностью в разговоре, для  них важнее полностью выговориться, при этом форма разговоров зачастую носит непринужденный характер. Французы не обращаются к собеседнику по имени, вместо этого они используют «мадам»  и «месье». Они всегда и во всем соблюдают правила приличия.
Если говорить в целом о национальном характере  французов, то все они придают  огромное значение всевозможным формам вежливости. Они всегда улыбчивы и  жизнерадостны и в какой-то мере легкомысленны, как они сами признают. Считается, что у французов легкий характер. Их склонность к услужливости и готовность помочь в чем-либо, достойны уважения. Иностранцы зачастую не в силах бывают правильно понять и оценить привычку французов строго исполнять необходимый ритуал приветствования друг друга, обмениваясь рукопожатиями буквально со всеми (с членами семьи, с детьми, с незнакомцами) – дома, по пути на работу, придя на работу, уходя с работы домой, на пути домой с работы и т.д. В конторе, где трудится человек десять-двенадцать, первые полчаса вообще никто не работает – те, кто со вчерашнего дня еще не виделись, радостно напоминают друг другу, кто они такие. Настоятельная потребность французов непременно обменяться рукопожатиями со всеми знакомыми людьми порой страшно отягощает их личную жизнь. Представьте себе: пляж под Биаррицем; на чистеньком песочке, подстелив под себя хорошенькие купальные полотенца, лежат и загорают восемь французов. К ним подходит девятый. Все восемь встают и пожимают ему руку или дружески обнимают его. Затем все девять снова ложатся на песок. И тут появляется десятый. Девять человек тут же вскакивают, чтобы его приветствовать, и этот кошмар продолжается до тех пор, пока пляжная компания не разрастается до двадцати трех человек. Естественно, эти двадцать три француза вряд ли оказались способны хоть сколько-нибудь загореть. 

Однако весьма важно помнить также, с кем  ты в течение дня уже успел  обменяться рукопожатиями. Французы считают  проявлением крайней невоспитанности  пожать кому-то руку дважды за день, словно в первый раз ты этого человека попросту не заметил.
Однако у всех есть свои недостатки и французы не исключение. Они не славятся особой пунктуальностью и недостаточно сдержаны. При длительном общении  с ними становится понятно, что большинство  из них и вовсе немного бесцеремонны.
Во Франции  принято различать характер жителей  юга и севера по темпераменту. На этих двух широтах характер людей  отличается точно так же, как и  природа с погодой.
На юге Франции  повсюду яркие цвета, почти всегда светит солнце, голубое море, запах душистых трав. Люди здесь считаются живее, темперамент них сангвиника, они довольно вспыльчивы и энергичны.
Что касается севера Франции, то здесь погода большую  часть времени пасмурная, небо обычно затянуто низкими облаками. У жителей  здесь в большей степени темперамент  флегматика. Они считаются более  трудолюбивыми и надежными. Именно на севере Франции, жители чтят все  обычаи и традиции.
Жители севера Франции считают, что на юге французы очень болтливы и хвастливы, зачастую поверхностны, любят поспорить не по делу или даже повздорить по пустякам. В свою очередь южане характеризуют  французов северян как не очень  общительных людей, по их мнению, жители северной Франции с трудом заводят  новые знакомства, и очень заносчивы.
По мнению историков, противоречивость характеров французов  севера и юга связана с происхождением еще первых поселений на этих территориях. 

Национальный  темперамент.
Французская нация  — одна из старейших и самобытнейших на европейском континенте — имеет длительную и богатую историю. Жители Франции отличаются аналитическим умом, широтой воображения, настойчивой пытливостью и смелостью в познании жизни. Склад ума французов испытывает влияние их подвижного темперамента: стремясь быстрее достигнуть цели и доверяя своей природной гибкости, французский ум судит слишком быстро -заниматься проверкой ему утомительно
Французы, равно  как и итальянцы, очень импульсивны, и способны на бурные вспышки ярости и гнева, но такое открытое выражение  эмоций демонстрирует полное отсутствие злопамятности.
Французы  отличаются от большинства европейцев  своим грубоватым нравом, под воздействием которого, они могут вылить поток ругательств на подвернувшегося под «горячую руку» туриста или соседа, невзначай нарушившего планы. Набрав неправильный номер телефона, можно ожидать, что нежданный оппонент, разъяренный Вашей ошибкой, готов  на отборные ругательства, которые, впрочем,  французы способны расточать и близким, и друзьям. Однако это совсем не означает, что они действительно злы или раздосадованы, вовсе нет, просто такой у них нрав!
Чувствительность, легкая эмоциональная возбудимость -главные характеристики французского национального темперамента. Современный  француз похож на древнего галла, своего далекого предка, отличавшегося  воинственностью и эмоциональной  экспансивностью, своими непосредственными  действиями и поступками. По силе и  скорости возбудимости французы —  полная противоположность флегматичным, сдержанным англичанам. 
Подвижный темперамент накладывает свой отпечаток на склад ума, волю, моторику, проявляется во всех сферах деятельности французов — хозяйственной, политической, военной, научной и т.д. Динамизм, бурные формы протекания революций во Франции объясняются не только свойственными для того времени обострениями борьбы за власть в стране, но и особенностями национального характера населения. Прямым его следствием является и способность французов увлекаться на первых порах всяким новым предприятием и так же быстро к нему охладевать, легко переходя из одной крайности в другую. Внешний блеск, некоторая суетливость, легкомыслие, необдуманные поступки, предпочтение приятного полезному — вот национально своеобразные черты действий и поступков французов.
 

Национальные  чувства и настроения.
Французы –  народ сдержанный, они разумны  и расчетливы. Они очень приветливы и вежливы, никогда не скажут вам  правды в лицо, хотя французы недолюбливают  все другие нации: англичан считают  заносчивыми и скучными, американцев  – жадноватыми и лицемерными, русских – невоспитанными. 
Француз во всем стремится к красоте внешней формы и преуспевает в этом, но не придает должного значения внутреннему содержанию. 
"Если у француза в окне ночью горит свет, -утверждает пожелавшая сохранить анонимность дама, несколько лет прожившая во Франции, - иностранцы полагают, что он занимается любовью. Иностранцы ошибаются. Он считает деньги". 
Меркантильность -- чуть ли не главная черта французского мужчины. Французы, наделенные чувством юмора, относятся к этому своему качеству с иронией -- они как бы шутя требуют, чтобы жена экономила свет, воду и прочие коммунальные услуги, совершала все покупки на распродажах, дарила то, что когда-то сама получила уже от других. Французы, лишенные чувства юмора, делают то же самое без тени улыбки. К счастью для жен, имеющих мужей-французов, чувство юмора -- черта в целом присущая этому народу.

Скорее всего, другие народы были бы, в большинстве  своем, неприятно поражены или даже возмущены таким государственным  символом, как обнаженная Марианна, нагота которой лишь чуть-чуть прикрыта тонкой вуалью. (Этот символ Французской  Республики встречается на французских  деньгах и почтовых марках.) Марианна скачет по баррикадам с мушкетом в  руках, и у французов сей образ  вызывает слезы истинного патриотизма. И хотя национальным символом Франции  вполне можно считать также петуха – птицу с пестрым оперением, производящую чрезвычайно много  шума, готовую драться со всеми  предполагаемыми соперниками подряд и не откладывающую яиц, – французы никогда не забывают, что их страна носит женское имя: la France. 

Французы общительны, их трудно чем-либо смутить, и они  прямо-таки созданы для всяких торжеств – банкетов, свадеб, фестивалей, праздников, – которые превращают в настоящие  спектакли, с наслаждением занимаясь  лицедейством и пребывая в полном восторге от своих ролей и костюмов. Дома же им тесно, они чувствуют себя узниками, заключенными в мрачную темницу. Зато французы удивительно хорошо смотрятся и чувствуют себя в таких местах, как офис, ресторан, вестибюль аэропорта (ну кто, кроме француза, может хорошо смотреться в вестибюле аэропорта?), оперный театр или бульвар. Возможно, их собственное поведение порой оставляет желать лучшего, но лицедеи они всегда отменные. 

Национальные  традиции.
Франция обладает своими традициями и обычаями. Именно из французских традиций берут свое начало этикет, стиль жизни, мода, отношения  с людьми и т.д. Французы считают  своим долгом делать все так, как  положено.
Большое значение для французов имеет символика. У каждой провинции, небольшого городка, деревни или замка Франции, есть свой девиз, флаг и герб.
Французы ценят  красоту во всем, поэтому в этой стране она пользуется огромным почетом  и признанием. Именно французы на протяжении многих лет являются законодателями моды и стиля. В отношении одежды у французов нет никаких ограничений  и рамок. Несмотря на свою особенность  соблюдать все традиции, французы с легкостью могут прийти в  театр или на торжественное мероприятие  в футболке и джинсах с минимумом  аксессуаров, однако это не помешает им оставаться стильными.
Что касается традиций относительно еды, то здесь существует множество особенностей и нюансов, например обед у французов начинается только лишь в 20 часов.
Как создатели  этикета, французы неукоснительно его  соблюдают. Они обязательно поздороваются  рукопожатием со всеми присутствующими  знакомыми. И в любое время  готовы демонстрировать свою галантность  и вежливость. 

Этнические  стереотипы.
Желая обрести  реальную основу для собственного чувства  превосходства, французы готовы великодушно  мириться с фактом существования  в мире других государств и народов. 

Однако не стоит  ждать от них "политической корректности"! В делах они проявляют себя как настоящие расисты, шовинисты  и ксенофобы, хотя, завидев представителя  какой-либо иной нации, француз всегда скорее улыбнется, а не нахмурится. 

Французы считают  англичан мелочными, невоспитанными, довольно нелепыми и совершенно не умеющими одеваться людьми, которые большую  часть времени проводят, копаясь  на грядках в саду, играя в крикет или сидя в пабе за кружкой густого, сладкого, теплого пива. И тем  не менее, французы наблюдают за англичанами  с неослабевающим любопытством. 

Англичан во Франции также считают "вероломными". Эвакуация британской армии из Дюнкерка в 1940 году воспринимается французами как " lache " (трусливая), хотя тогда спасено было максимально возможное количество и самих французов. 

Французы вполне могут за глаза называть многочисленных англичан, приезжающих по делам в  Кале, "дерьмом собачьим" и считать вообще всех жителей Британских островов "предателями" (поскольку во французском суде до сих пор дебатируется вопрос о том, не был ли Наполеон отравлен во время своего пребывания на острове Св.Елены), однако после стаканчика доброго шотландского солодового виски способны многое им простить. 

Немцев французы хоть и перестали ненавидеть, но особой любви к ним не испытывают. Они твердо уверены: немцы обладают существенно более низким уровнем  культуры; а вот превосходство Германии в области промышленного развития французы признают почти с удовольствием. 

По отношению  к немцам они отчетливо ощущают  также вполне определенное политическое превосходство: ведь Германия утратила всякое "международное присутствие", лишившись после Первой мировой  войны всех своих колоний. Честно говоря, и сама Франция – давно  уже не самая большая колониальная держава в мире, однако французское  право, французский язык и французская  культура не только сохранились, но и  играют значительную роль во многих государствах на всех континентах земного шара – в Канаде и на Новых Гебридах, в Индо-Китае и Французской Гвиане, в Кот д'Ивуар (ранее Берег Слоновой Кости) и Ливане. 

Как бы это ни было неприятно французам, но у них  с немцами много общего: педантизм  в соблюдении установленных норм и правил, излишняя суховатость в общении, вера в свое историческое предназначение и взятая на вооружение концепция расовой чистоты. 

Испанцев французы считают народом гордым, но чересчур шумливым, и порицают за то, что в  Испании производят слишком много  вина, истощая виноградники Юга (для  французских вкусовых рецепторов испанское  вино, возможно, грубовато, но они вынуждены  признать, что "бывает и такое". 

На этой оси  восхищенно-презрительного отношения к различным нациям не нашлось места бельгийцам и швейцарцам. Швейцарцы – постоянный объект безжалостных шуток в рекламных роликах французского телевидения. И потом, эти швейцарцы, возможно, очень гостеприимные, так странно говорят по-французски и совершенно помешаны на чистоте! 

Французы, ценя стиль во всем, просто не могут не испытывать презрения к бельгийцам, считая их глуповатыми и начисто  лишенными изящества манер и  тонкости восприятия. Среди французов  бельгийцы всегда слыли "тупицами", и про них рассказывалось и рассказывается неимоверное количество шуток и анекдотов. Таких, например, как этот: 

Два бельгийских  солдата спят под деревом. Неожиданно их будит страшный грохот. "Черт побери! – говорит один. – Гроза начинается!" "Нет, – откликается другой, –  это бомбардировка." "Ну и слава  богу! – доволен первый. – Уж больно я грозы боюсь". 

Впрочем, в наши дни шутки по адресу бельгийцев оказались  слегка окрашены завистью: французы отлично  понимают, что уровень жизни в  Бельгии существенно выше, чем  во Франции.
Национальные  этнические установки.
Французы считают  себя единственной по-настоящему цивилизованной нацией в мире и уверены, что их задача – вести остальные народы за собой, освещая им путь ореолом  собственной избранности. Француз  почтет за честь для себя соблазнить женщину, с чувством победителя подаст к столу отлично поджаренный  антрекот и явственно почувствует, что принадлежит к величайшей нации в мире, откупорив бутылку  какого-нибудь " grand cru" (лучшего из местных сухих вин). Недаром французы прозвали своего короля Людовика XIV "Король-Солнце" – ведь они видят великолепие и блеск во всем, что делают.

Семья

  Французы  очень привязаны к своим семьям – родная кровь для них определенно  не минеральная водица. Они чрезвычайно  гордятся своими детьми – отчасти  потому, что уже многие годы во Франции  постоянно наблюдается прогрессирующее  снижение рождаемости. Разумеется, свое поражение во Второй мировой войне  французы связывают в значительной степени с тем простым фактом, что немцы "быстрее размножались" в первые два десятилетия двадцатого века. Во Франции и в наши дни  различными способами поощряется желание  иметь в семье как можно  больше детей.
  Старших членов семьи французы уважают, младших  –любят. Семьи родственников –  дедушки и бабушки, тети и дяди, внуки и племянники – зачастую живут по соседству друг с другом. В составлении общесемейных планов участвуют представители всех поколений, вместе решая, как лучше провести совместный отпуск, как найти выход  из той или иной проблемы. Все  члены большой семьи участвуют  также в торжественных обедах и прочих трапезах.
  Детей с малых лет всячески поощряют, если они открыто делятся своими мыслями, и годам к семи-восьми это отличные собеседники. Для француза одна из основных радостей жизни –  совместная семейная трапеза, превращающаяся в настоящее действо; в таком  празднике участвуют все члены  семьи – три или четыре поколения, – которые с удовольствием  веселятся где-нибудь в ресторане  или устраивают вечеринку у кого-то дома. И нет более сурового наказания, чем запрет на участие в подобном празднестве.
  В одной французской семье сына, слегка нарушившего правила семейного  этикета, наказали так: с накрытого  к обеду стола демонстративно убрали его прибор; при этом провинившийся  пугающе напоминал беднягу Дрейфуса[4], когда того вели по плацу в мундире с оторванными пуговицами и со сломанной пополам шпагой, однако не жаловался и поступил, как ему было ведено, то есть отобедал в полном одиночестве на кухне.
  Английские  дети похожи на чертенят и ведут  себя черт знает как. Итальянские  дети похожи на падших ангелов, но ведут  себя, как падшие дьяволы. Французские  дети с виду – чистые ангелы, но ведут  себя как сущие чертенята.
  Последите за группой ухоженных и разряженных  в пух и прах французских малышей, которые играют на пляже или в  парке – стоит взрослым хоть на миг отвернуться, и прелестные детишки  тут же начнут швыряться землей или  песком, стараясь попасть в глаза  или в уши, колотить друг друга  по спине детскими лопатками или  пинать ботинками под коленки, но все это молча – будут слышны лишь глухие удары да стук камней, брошенных  кем-то из ангелочков.
  Дело  в том, что как только французских  детей спускают с поводка, среди  них тут же воцаряется анархия. Во время общепринятых, строго организованных, официальных буржуазных мероприятий  дети ходят за ручку со старшими (мамой, папой, бабушкой, няней) – на детских праздниках, на семейных торжественных  обедах, в гостях. На улице колонна  из трех-четырех десятков маленьких  французов, идущих парами, выглядит совершенно очаровательно и вполне заурядно.
  Когда их знакомят с кем-то из взрослых, маленькие  французы торжественно протягивают  руку для рукопожатия или с  неподражаемой скромностью подставляют  щечку для поцелуя, не проявляя при  этом ни малейших признаков смущения.
  Ради  своих детей французы не останавливаются  ни перед какими жертвами. Особенно во время каникул. Во Франции на любом  пляже есть школа плавания, которой  руководят тощие пожилые инструкторы, бывшие чемпионы (а французские пловцы еще более худы, чем французские  велосипедисты). Тренировки ведутся  со знанием дела, спрос с учащихся суровый, но в море детям купаться разрешают крайне редко.
  Рядом с бассейном – специальная  детская спортплощадка, где маленькие "уточки" и "дельфинчики" учатся взбираться по канату, делать кувырок с разбегу и проползать сквозь длиннющую трубу. Учат их этому бронзовотелые подростки, относящиеся к своим обязанностям чрезвычайно ответственно.
  Таким образом, французские дети вырастают  с твердым пониманием того, что  они-то и есть самое важное в жизни. Подтверждение этому выводу они  находят на каждом шагу: за ними тщательнейшим  образом ухаживают, им охотно позволяют  участвовать в разговорах взрослых, а дяди и тети, бабушки и дедушки, как и все прочие престарелые  родственники, всегда готовы излить на них водопад своего обожания.
  И, надо сказать, подобное поклонение детям  нравится.
  Во  Франции по-прежнему господствуют традиционные устои, принятые в большой сельской семье, где все ее члены всегда стараются держаться вместе. Мысль  о том, чтобы отдать бабушку в  дом престарелых, представляется французам  настоящим кощунством и тут же с негодованием ими отвергается. Они считают совершенно естественным собственноручно заботиться о своих  престарелых родственниках. Да и  потом так гораздо дешевле. И  всегда есть кому посидеть с детьми. 
 

Национальные  конфликты.
Один из самых  разноцветных и разноязычных на планете  городов - Париж, столица Франции, страны, искони объединенной множественными связями  со всем миром, но и давшей рождение слову "шовинизм". 
Представители "FN", "Национального Фронта", руководимого приятелем Вольфовича, Ле Пеном, любят писать на стенах аршинными буквами: "La France aux Francais!" ("Франция для французов!"). Борцы с национализмом снизу подписывают: "Bourgogne aux Escargots!" ("Бургундия для улиток!"). Будем надеяться, что ирония спасет мир. 
Самое большое "нацменьшинство" Франции (после португальцев) - арабы, в основном из Магриба (Туниса, Алжира, Марокко), стран, на протяжении долгого времени находившихся под властью французов. По вполне понятным экономическим причинам издавна, и особенно после приобретения их странами независимости, арабы массами стремились в "метрополию". 
В расхожем популярном сознании араб - это, прежде всего, лавочник из магазинчика на углу, торгующий после закрытия обычных магазинов, по ценам, естественно, более высоким, и норовящий, кроме того, обмануть вас на франк-другой. Или человек, торгующий в забегаловке "кус-кусом", жареными цыплятами, колбасками "мергез" и картошкой "фри". А также мелкий жулик, торговец наркотиками и сутенер. Презрительное название - "sale arabe", "грязное арабье", или "basane" (нечто вроде нашего "чернож...й"). Сами арабы, особенно молодежь, называют себя "beure" (в женском роде "beurette"). Это французский молодежный жаргон - "verlan", в котором слова произносятся наоборот, да еще и изменяется гласная. Почти все арабы, въезжавшие на протяжении десятилетий на землю "Шестиугольника", не имели профессиональной квалификации, корней, знакомств. А французское общество с трудом впускает в себя пришельцев. В результате, счастливчикам удавалось открыть свое дело, другие же становились чернорабочими или вставали к конвейеру. Селились либо в самых бедных, гнилых районах городов, либо в рабочих предместьях. В Париже это север города - Барбес, рядом с Монмартром, квартал Восточного Вокзала, Бельвилль, еще с начала ХIХ века известные как рассадники воровства и бандитизма. Сейчас эти районы стремительно перестраиваются, но еще остаются мрачноватые и весьма колоритные задворки вроде "Folies-Merricour", "rue de la Goutte dХOr" (улица Золотой Капли, где еще несколько лет назад трудновато было купить бутылку вина, зато с гашишем и героином, а также исламскими изданиями фундаменталистского толка было замечательно), конец рю де ля Рокетт. Это - царство лавчонок, темных сомнительных кафе с проститутками, белья, свисающего из окон, бань-хаммамов, мечетей и медресе, ютящихся в бывших мебельных мастерских, магазинчиков, набитых всевозможными изданиями Корана либо, наоборот, видео- и аудиокассетами, запретными для истинного мусульманина. Если попасть сюда в Байрам или в день конца Рамадана, то можно усомниться - находишься ли ты в получасе ходьбы от Больших бульваров? Великое исламское выражение "Иншаллах" для арабов во Франции оборачивается почему-то жизнью на обочине. Так живет почти каждый десятый - а количество врачей, адвокатов, политиков, литераторов, философов этой пропорции не соответствует. Каждый десятый - а арабские подростки в самом лучшем случае умеют кое-как говорить на уличном арабском "языке касбы" и подражают лос-анджелесским рэперам, для чего штудируют толковый словарь французского языка "Le Robert": "там много слов". Впору вспомнить Камю. 
Добавить еще стоит, что смуглая курчавая масса совсем неоднородна между собой. Есть мягкие, ласковые и довольные жизнью туниссцы: еще бы, Тунис - единственная спокойная и вполне демократическая страна Магриба. Есть мрачноватые алжирцы: еще бы, эта страна, самая европеизированная в регионе, все глубже вползает в фанатическую религиозно-политическую разборку. Есть марокканцы, чтящие короля и с презрением поглядывающие на разболтанных соседей. Кроме того, имеются "харки", арабы, воевавшие в Алжире на стороне французов, ненавидимые соотечественниками и до сих пор необлагодетельствованные французским гражданством. Наконец, есть выходцы из Ливана, сторонящиеся магрибцев. В основном, это члены хороших и обеспеченных семей из благодатной долины Бекаа, бросившие свои виллы, оливковые рощи и виноградники. Для этих утонченных кардиологов и сотрудников больших агентств "Public Relations", придерживающихся, к тому же, в основном, несторианского христианства или католичества, несовершеннолетние хулиганы из Обервилье и лавочники из Барбеса соотечественниками не являются. 
Есть еще упертые имамы и неграмотные "хаджи" в бурнусах и белых шапочках-"шешах", убеждающие родственников, что женщины должны закрывать лицо, а мужчины избегать общения с "неверными". Есть рыжеволосые и голубоглазые берберы,котрорых арабский мир за отдельную нацию не признает. Есть молодые раздолбаи, со своим арабским колоритом культивирующие есенинскую "чернуху": вопреки запретам пьющие алкоголь, уважающие (по-своему) женский пол и сочиняющие полублатные, полу-рок-н-ролльные песни в стиле "rai", нечто вроде смеси музыки группы "Дюна" и честного чикагского блюза, замешанной на ориентальных страданиях. 
Уже десять лет назад Жак Нувель, моднейший и знаменитейший архитектор Франции, построил исполинское здание "Института Арабского мира", спонсируемого всеми нефте-эмирами. Чем занимается это заведение, сказать трудно. Заявленное в программе "стремление к интеграции разных культур", кроме устройства помпезных выставок и велеречивых конференций, никак не проявляется. А Ив Лакост, очень известный политолог, с основанием заявил: "Будущее французского общества зависит от того, за кого выйдут замуж "beurettes". Если за французов - есть шанс интеграции арабов. Если за своих же соплеменников - страна обречена на жизнь с агрессивным и замкнутым организмом внутри себя".

Не имея определенного  опыта, не всегда легко отличить от араба магрибского еврея. Когда-то в Тунисе, Марокко, Алжире были огромные общины местных евреев-сефардов. Жили они бок о бок с арабами и французами-"колонами", говорили по-арабски и по-французски, чуть-чуть на иврите. В 50 - 60-е годы почти все они уехали - кто в Израиль, кто в "метрополию". К моменту их появления европейские евреи-ашкенази в подавляющем большинстве уже совершенно офранцузились - за исключением небольшой и замкнутой группы хасидов-любавичей, занятых торговлей ювелирными изделиями. Магрибские сефарды заместили собой вакантную группу в мелком портновском и кожевенном бизнесе, где раньше трудились евреи из Восточной Европы. Квартал "SentiПr" - сердце одежной индустрии Франции, место, где иногда за год делались фантастические карьеры, где в подпольных мастерских трудятся иммигранты-нелегалы и где текстиль нередко служит только прикрытием для торговли наркотиками, проституции и игорного бизнеса, стал их царством. Антисемитизм во Франции не очень агрессивен. Но услышать обычное "у них все схвачено..." можно довольно часто. И вправду - община магрибских евреев дает примеры сплоченности и стремительных карьер. Такие знаменитые текстильные империи, как "Naf-Naf", "Chevignon", "Bensimon", были созданы за пару лет мальчишками, начинавшими с мелкооптовой торговли кожаными куртками и свитерами на "блошином рынке". Пресловутая "The French connection", одна из самых мощных наркомафий мира, в большой степени контролировалась магрибцами. Но эта община дает пример и стремительной интеграции: не порывая с традициями, родители стремятся дать детям превосходное образование, проложить им путь в жизни. Дети мелких торговцев и портных становятся известными адвокатами, врачами, журналистами, музыкантами. Часто можно услышать: "Париж совсем почернел". Что же, правда, лет 50 назад, наверно, африканцы здесь еще были редкостью и либо служили в зуавских полках, либо танцевали в мюзик-холлах. Теперь они - везде. Как бы ни шипели французские националисты на "чурок", страна уж никак не обойдется без мусорщиков, строительных рабочих и шоферов с Черного Континента. Как и без африканцев, занятых в области моды, шоу-бизнеса и музыки. А теперь обратимся к выходцам с Дальнего Востока, самым экзотическим и загадочным "нацменам" Франции. Два парижских "чайна-тауна", конечно, по размеру нельзя сравнить с нью-йоркскими "китай-городами". Тем не менее, это совершенно особый мир. К азиатам французы относятся с опаской. До сих пор сказывается недолеченный "индокитайский синдром". Но с восхищением наблюдают, как быстро азиаты, решившие выйти из тени, интегрируются во французское общество. Как, не теряя корней, приобретают качества, любезные галльскому сердцу - стиль, умение жить, тонкость обращения.
Глобальные  изменения в мире, одним из факторов которых является миграция населения, существенно сказались на странах, которые принимают мигрантов. Одной из стран, где наиболее ощутимо сказалась миграция – является Франция. В экономически привлекательную страну хлынул поток эмигрантов, в основном из афро-азиатских стран. Однако массовый приток иностранцев с иной
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.