На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Образ атлета в классической греческой скульптуре

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 01.12.2012. Сдан: 2011. Страниц: 36. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ 

    ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………….... 3 

    Глава 1. Культура тела в Древней Греции
    1.1. Древнегреческое представление  о красоте………………………………. 6
    1.2. Физическое воспитание в Древней  Греции……………………………... 9
    1.3.Участие  атлетов в Олимпийских играх………………………………….. 14 

    Глава 2. Отражение образа атлета в греческой  скульптуре
    2.1. Тенденции классической древнегреческой  скульптуры……………….. 26
    2.2 Истоки стиля ранней классики в скульптурах Пифагора Регийского… 30
    2.3. Пластическая динамика Мирона……………………………………….… 33
    2.4. Уравновешенная статичность Поликлета……………………………….. 36
    2.5. Стремление к реализму в скульптурах  Лисиппа…………………….…. 40 

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………... 45 

    Список  используемой литературы. …………………………………………. 48 

    Приложение…………………………………………………………………… 50 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ 

    Создание  образа совершенного человека представляется основной идеей древнегреческого искусства  в целом, и искусства скульптуры в частности.  Классической Греции характерно понимание искусства  как обобщенного воплощения универсальных черт человека. Воплощением идеи во всем совершенства физической и нравственной красоты человека и гражданина являлся в греческой культуре образ атлета. Этот идеал имел большое эстетическое и воспитательное значение. Искусство оказывало непосредственное воздействие на чувства и умы современников, воспитывая в них представление о том, каким должен быть человек. Созданные в V-IV  веках до н.э. прославленные творения зодчих и скульпторов в последующие века стали образцом для подражания, их считали классическими, то есть образцовыми. Именно поэтому искусство V-IV веков до н.э. получило название греческой классики..
    Актуальность. Выбранная тема является актуальной, так как ее раскрытие помогает нам как осознать основные этико-эстетические концепции древнегреческого общества, так и выявить основополагающие черты искусства скульптуры данной эпохи, которое впоследствии станет идеалом пластической красоты и образцом для подражания в более поздние времена – от Рима и до наших дней.
    Целью данной работы является выявление той роли, котороую сыграли идеалы физической и духовной красоты, сформулированные в образе атлета, в становлении искусства скульптуры в греческой культуре ранней и поздней классики.
    Достижение  поставленной цели становится возможным  благодаря решению следующих задач:
    рассмотреть особенности понимания красоты древними греками, сформулировать основные черты, характерные для образа атлета;
    проанализировать роль физического воспитания в формировании образа атлета, рассмотреть способы данного воспитания;
    рассмотреть взаимосвязь между Олимпийскими играми и атлетической системы Греции; 
    рассмотреть основные черты характерные для скульптуры указанной эпохи;
    проанализировать подходы, которые реализовывали наиболее выдающиеся скульпторы в своих работах, показать и проанализировать, как менялись принципы изображения «идеального» человеческого тела.
      Объектом курсовой  работы является скульптура Греции времен ранней и поздней классики.
    Предметом курсовой работы выступает реализация образа атлета в греческой скульптуре ранней и поздней классики.
    Методы  исследования. Методологической основой для написания данной курсовой работы является культурологический и исторический методы исследования. В ходе создания курсовой работы использовался также метод анализа визуального материала по теме, метод классификации и метод синтеза. Помимо этого было осуществлено изучение литературных различных монографических публикаций и статей.
    Историография:
    Разговор  о формировании образа атлета как греческого идеала физической и духовной красоты следует начинать с основ древнегреческой эстетики. Нами были рассмотрены труды А.Ф. Лосева о «Истории античной естетики» периода ранней и поздней классики. Его подход внес весомый вклад как во всеобщее понимание греческой трактовки прекрасного, так и в написание данной работы. Но стоит заметить, что мы вынуждены отбросить марксистскую трактовку истоков греческой эстетики, которой придерживается А.Ф.Лосев, в пользу художественных и психологических ее истоков. Говоря о развитии атлетики, я воспользовалась теоретическими выводами Б.Р.Виппера, М.Гаспарова, Г.Лихта, В.М. Полевого, , Б.И.Ривкина. Теоретические и технические основы творчества античных скульпторов изложены в работах А.Боннара, М.В. Апатова и Н.Н.Ростовцева, Ю.Д.Колпинского. Для понимания творчества конкретных скульпторов очень полезными оказались работы О. Ф. Вальдгауэр..
    Структура. Данная работа призвана рассмотреть проблему реализации образа атлета, как идеала гражданина греческого полиса, в скульптурном искусстве Древней Греции. Сама курсовая работа состоит из введения, двух глав заключения и приложения, иллюстрирующего основные скульптуры, анализ которых осуществляется нами в курсовой работе. В свою очередь, первая глава раскрывается в трех подпунктах, вторая глава потребовала четырех подпунктов.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

    
Глава 1. Культура тела в Древней  Греции
    1.1. Древнегреческое  представление о  красоте. Телесность 

    Греческой культуре было свойственно вещественно-телесное понимание жизни, то есть прямое понимание человека именно как физическую вещь, как материальное тело. Это и стало одной из причин, по которым античная пластика развивалась здесь с такой огромной силой. Непревзойденный исследователь греческой эстетики А.Ф.Лосев так говорит об этом: «Античное сознание, исходя из утверждения прекрасного тела как основного содержания бытия, не знает самостоятельной ценности человеческой личности, а следовательно, и человеческого общества, человеческой истории. Для него бытие застыло в виде прекрасной статуи, и никакая история, никакие принципиальные сдвиги ее не колеблют. Она вечно прикована сама к себе»[12].
    Наивысшим и совершеннейшим произведением искусства является в античности космос. Изначальное природное творение, созданное согласно строгим и непреложным законам гармонии, выходит в понимании грека на первый план. Именно на повторение гармонии нацелено греческое искусство. Античное сознание максимально стремится к необычайной близости нарисованного или слепленного к подлиннику, творчество сводится к мимезису, "подражанию". К примеру, наибольший восторг у грека вызывают коровы, нарисованные так, что к ним могут подходить телята, чтобы их сосать, или так нарисованные плоды, что к ним летят живые птицы, и т.д. Таким образом, античная телесность и здесь проявляется в полной мере. Меняется только содержание этой телесности. Искусство есть форма самого бытия, и эстетическое чувство тут всегда полноценное жизненное чувство. 
    Красота и прекрасное, согласно представлениям грекоав, объективно существует в настоящем  мире, в их основе лежат характеристики онтологического порядка: соразмерность, определенность, ограниченность и единство в многообразии. Мера понимается как исходный принцип существования чего - то определенного.
    Одну  из первых попыток объяснить красоту  как форму бытия сделал великий  математик и мыслитель VI века до н. э. Пифагор. Он считал, что красота заключается в гармонии и соразмерности. Пифагор искал даже числовое выражение красивым соотношениям, придя в своих размышлениях к «золотой пропорции».( Золотое сечении - соотношение пропорций, при котором целое так относится к своей большей части, как большая к меньшей. (Если обозначить целое как С, большую часть А, меньшую В, то правило золотого сечения выступает как соотношение С:А=А:В.) Автор золотого правила - Пифагор - считал совершенным такое тело, в котором расстояние от темени до пояса относилось к обшей длине тела как 1:3. Греческие мастера (Фидий, Мирон, Пракситель и др.) использовали этот принцип золотой пропорции. Центр золотой пропорции строения человеческого тела располагался точно в месте пупка. ) Ученик Платона Аристотель говорил, что красота - в определенном соотношении частей целого, в симметрии и упорядоченности, органической цельности. Все эти качества, так или иначе, присущи искусству Древней Греции.
    Подобное  мировосприятие можно объяснить, в первую очередь, естественным фактором развития греческой культуры. Природа Греции сама осуществляет меру - в ней нет ничего громадного. Все обозримо и понятно. Грек не угнетен безбрежным пространством как египтянин в пустыне или скиф в степи, он воспринимает мир в четких естественных границах. Незначительность размеров греческих государств превращало абстрактное понятие об отечестве в представление о родном и любимом городе - полисе.
    Человек, привыкший к таким ясным конкретным представлениям и образам, как нельзя более был способен к пониманию гармонии между видимыми частями созерцаемого. Вот почему как основная черта бытия понималась греками и гармония - единство в многообразии, «внутренняя природа вещей».
    Наивысшее выражение гармония, как и мера получает в искусстве, но образцом для произведений искусства является гармония в космосе, природе, гармония человека, общества.
    Как известно в античной культуре воплощением  представлений о красоте становиться  культ тела. Живое человеческое тело, трактуемое как принцип, как абсолютный принцип, т.е. как абсолют, дарует небывалую красоту в искусстве, всю эту благородную, величавую блаженно-равнодушную, холодноватую и чуть-чуть меланхолическую античную скульптуру. Пластика и скульптура понимаются не как внешняя форма и стиль, а как мировоззрение, как тип духовной жизни, как культурно-социальное явление. 
    Вспомним, что идеализируя богов, греки  представляли их в образе человека и наделяли высшей телесной красотой, потому, что не находили более совершенной  формы.
    Культ тела определялся и более прагматичными причинами. Каждому греку нужно было заботиться о ловкости и силе для военных целей, ему приходилось защищать отечество от врагов. Красота телосложения почиталась высоко и достигалась физическими упражнениями и гимнастикой. Историки свидетельствуют, что культ тела был мощнейшим стимулом решения социально - политических задач.
    Но  тело, совершенно и прекрасное, само по себе, было лишь частью гармоничной  личности античного мира. «Идеал, к  которому должен стремиться каждый гражданин греческого полиса - калокагатия. Прекрасная (kalos) и хороший, добрый (agathos) человек соединяет в себе красоту безупречного тела и внутреннее нравственное совершенство, причем приоритет явно принадлежит второму. «Кто прекрасен - одно лишь нам радует зрение; кто - же хорош сам собой и прекрасным покажется» - выражаете эту мысль поэтесса Сапфо ( VII век до н.э.)» [11]
    В греческом искусстве устанавливается  тип его героя — прекрасного, гармонически сложенного человека —  юноши или зрелого мужчины, девушки или женщины цветущих лет. Появляется обобщенный образ человека, «идеальный образ», совершенно не обладающий какими-либо свойствами индивидуального характера; образ героя, воина атлета, полного достоинства и доблести, мужественно сражающегося, побеждающего варваров или дикие силы природы.
    Человеческое  тело, которое  стремится к развитию и идеальному существованию, стало мерилом всех форм греческой культуры. А это значит, что тут уже не телесность просто, а пластика, и не слепая телесно-жизненная стихия, а сознательное творение.
    Достигнуть  идеала можно было упражнениями, образованием и воспитанием. Воспитание предполагало единство развития физического и  умственного в равной степени - «гимнастического»  и «мусического». Воплощением всех этих черт являлся для древних греков образ атлетов. Их тела молоды и совершенны, помыслы - благородны. Естественная красота, телесное совершенство, благородство позы, гармоничность всего облика, цельность натур - вот общие черты древнегреческого атлета. 

    1.2. Физическое воспитание в Древней Греции
    Свободное время греков было заполнено разнообразными спортивными упражнениями и играми. Это привело к тому, что физическая культура греческих полисов в VI-V веках до н. э. достигла такого уровня, к которому не мог даже приблизиться ни один другой народ того времени. Многогранное начальное физическое обучение, агонистика, движущим мотивом которой было достижение более высоких качественных показателей, система регулярных состязаний, сеть стадионов и палестр - специальных учебных заведений – все это входило в античную систему физического воспитания, или античную гимнастику.
    Для идеала мужского совершенства греки  отчеканили формулу ????? ???????, «добрый и прекрасный», или «прекрасный телом и душой». Таким образом, телесному развитию мальчиков придавалось значение, которое невозможно переоценить. Мы можем без преувеличения утверждать, что греческие мальчики проводили три четверти дня в банях, палестрах и гимнасиях, которые — в противоположность немецкому значению слова — служили в основном телесному развитию. Во всех этих местах мальчики и юноши выполняли телесные упражнения обнаженными, на-что указывает этимология слова гимнасия (от ??????, обнаженный)[8].
    Слово "гимнастика", точнее, гумнастика, происходит от греческого "обнаженный". Обнаженность связана с гомеровским периодом, когда проводившиеся на берегу рек, ручьев и у моря занятия содержали много таких задач, для выполнения которых одежда была препятствием - преодоление водной преграды, борьба в воде. Согласно другим упоминаниям, греки, веря в магию, считали, что одежда может ослабить физические способности человека.
    Античная  гимнастика в том, что касается ее цели обучения и упражнений, состояла из 3 основных частей: из подвижных игр, в которых под наблюдением  родителей или воспитателей участвовали дети от 1 до 7 лет, а также из обучения калестрике и орхестрике.
    Упражнения детских игр, проводившихся в рамках физического воспитания, упражнения с мячом, обручем, бег, метание копья, диска и другие упражнения, развивающие ловкость. Как повествует нам Л.Винничук, [4,c.286],  игра в мяч, хотя она так и не вышла за пределы учебной площадки в гимнасии и не достигала высокого уровня большого состязания — «агона». Игра в мяч служила целям общей физической подготовки человека и не обрела своего достойного места в ряду таких классических видов соревнований, как бег, прыжки, метание копья или диска, борьба — то, чем славились древние Олимпийские игры. Считалось, что игра в мяч относится к элементарной гимнастике и лишь в малой мере ведет к физическому совершенству личности. В аристократической атмосфере олимпийского спорта сферистерионы выделялись демократическим духом царившей там игры в мяч, не требовавшей никаких приспособлений, дорогостоящего снаряжения и потому действительно доступной всем — старым и молодым. Тем не менее и в мяч играли под руководством тренера — сферистика, соблюдая определенные правила. Мячи изготовляли из шерсти или перьев, обшивали кожей, легкие мячи заполняли воздухом: ими чаще всего играли дети; тяжелые мячи набивали песком.
    Наиболее ранние описания игры в мяч мы находим опять-таки у Гомера в «Одиссее». В одном случае (Одиссея, VI, 100, 115) речь шла, по всей видимости, об игре под названием «фенинда» или «эфетинда», основанной на своеобразном обмане партнера: тот, кто бросает мяч, целит им в одного из играющих, а на самом деле кидает его другому, поэтому каждый участник должен был быть настороже, чтобы брошенный ему мяч не застал его врасплох. В другом месте говорится об игре, называвшейся «урания»: мяч подбрасывали высоко в небо, а другой участник игры обязан был, подпрыгнув, поймать его на лету:
    Мяч разноцветный, для них рукодельным Полибием сшитый, Взяв, Лаодам с молодым Галионтом на ровную площадь Вышли; закинувши голову, мяч к облакам темно-светлым Бросил один; а другой разбежался и, прянув высоко, Мяч на лету подхватил, до земли не коснувшись ногами.
    Гомер. Одиссея, VII, 372—376
    Была и еще одна игра — «тригон», т. е. треугольник: каждый из трех участников должен был одной рукой поймать летящий мяч и, быстро перебросив его в другую руку, отослать кому-либо из партнеров.
    Из командных игр в мяч назовем «гарпастон»: две команды пытались отобрать друг у друга мяч, причем игроки сталкивали партнеров с мест, где те стояли. Эта игра носила в немалой степени характер состязательный, требовала ловкости и силы
    Элементы физического воспитания, взятого в более узком смысле слова, включала в себя палестра. Это название связано с первоначальными залами для борьбы - палестра, которые были построены в VIII веке вместо турнирных площадок под открытым небом. В рамках системы упражнений основу общей физической подготовки составляло комплексное испытание, пентатлон. Оно включало в соответствии с традициями бег на дистанцию примерно 192-196 м, прыжки в длину с альтерами, метание копья, диска и борьбу. Из числа других упражнений, относящихся к палестре, наибольшее значение имели рукопашная схватка, кулачный бой, борьба вольным стилем, борьба и метание камней. В этой школе обучали также бегу с оружием, верховой езде, стрельбе из лука, плаванию и даже, за исключением Спарты, гребле.
    Едва  ли нужно особо подчеркивать тот  факт, что все эти помещения  были украшены всевозможными произведениями искусства, алтарями и статуями Гермеса, Геракла и особенно Эрота, а также  Муз и других божеств. По словам Ганса Лихта [8], к телесной красоте мальчиков, юношей и мужчин, гармоничным образом развившихся благодаря постоянным телесным упражнениям, добавлялось ежедневное созерцание многочисленных художественных сокровищ. И нетрудно понять, как и почему греки стали народом, любившим прекрасное больше, чем любой другой народ, когда-либо ступавший по земле.
    Так греческие гимнасии и палестры, первоначально  бывшие местом, где молодые мужчины  укрепляли себя всевозможными телесными  упражнениями и развивали свои тела до состояния совершенной гармонии, стали местом, куда устремлялись для того, чтобы проводить здесь долгие дневные часы и вести беседы, созерцая совершенную красоту. Обширные пространства, обрамленные колоннадами, использовались для прогулок, на которых философы и странствующие учителя собирали вокруг себя толпы учеников и слушателей.
    Орхестрика, сформировавшаяся из ритуальных танцев, тесно связанных с древними обрядами посвящения, включала в себя искусство двигаться и упражнения, считавшиеся необходимыми для развития ловкости. Одновременно она служила вводным и дополнительным к палестре обучением. К ней причисляли игры с мячом и для развития ловкости, акробатические упражнения, обрядовые, театральные и боевые танцы. Очень трудно выяснить развитие упражнений и их различие в орхестрике, потому что сохранившиеся изображения упражнений запечатлели не процесс их выполнения, а момент, выражающий их содержание. На основе этого можно установить лишь то, что упражнения с мячом, которым обучали в рамках орхестрики, не содержат в себе элементов групповой игры. А в самих формах танцевальных движений и их мотивах отражаются племенные охотничьи традиции, ритуальные танцы во времена эгейской культуры, а также обычаи окружающих народов. Так, например, Ксенофонт ссылается на заимствование критских мотивов, а Геродот - эфиопских танцев со стрелами. Историческую ценность последнего заявления подчеркивает тот факт, что упомянутые Геродотом танцы со стрелами можно и сегодня найти в эфиопском фольклоре.
    Игра, палестра и орхестрика служили также средством создания греческого физического идеала - калогатии, заключавшегося в каноне красоты в эстетическом понимании. В физическом воспитании калогатия заключает в себе физическую сторону понятия прекрасного и хорошего. В указанный период понятие "калос" - красивый, означало прежде всего непобедимую мужскую силу.
    С давних пор идеалом грека была «аретэ» — добродетель, доблесть. Содержание этого понятия не оставалось неизменным. «Первоначально, еще в гомеровскую эпоху, «аретэ» значило мужество, силу, ловкость, выносливость, практический разум и даже красоту и обходительность — все, что необходимо было древнему греку для того, чтобы выделиться среди других, прославиться, быть увековеченным рапсодами. Понятие это подразумевало прагматическое поведение, приносящее человеку пользу, успех». [4,c.485]
    Именно этот идеал находил свое выражение в извечной тяге греков к различного рода состязаниям, «агонам». Древняяя Греция крайне редко находилась в состоянии мира, но временами извечное греческое соперничество получало более дружелюбное воплощение, а кровопролития сменялись спортивными и культурными соревнованиями.  Состязание представляет одну из излюбленных форм любого вида греческой деятельности. Всенародные олимпийские и некоторые другие состязания заставляли воюющие стороны на время отложить оружие. В дни этих торжеств послы, атлеты и толпы людей беспрепятственно путешествуют по дорогам Греции. Внутри полисов существуют точно так же многочисленные формы состязаний между гражданами. В Афинах устраивались конкурсы трагедий, комедий и лирической поэзии. Награда бывала невелика: поэтов венчали лавровым венком или преподносили им 
    корзину винных ягод (фиг), но слава их была велика. Иногда победителя увековечивали, устанавливая в его честь памятник. 
    Слава спортивных побед, одержанных в крупных национальных состязаниях, принадлежит не только всему народу, но и полису победителя. Самые известные поэты — Пиндар и Симонид -посвящали этим победам целые лирические композиции; в них средствами музыки, танца и поэзии прославляются величие и заслуги общины, чьим посланцем являлся победивший атлет. Случалось, что победителя удостаивали высшей награды, какой только можно почтить человека, оказавшего услугу своей родине: он становится пенсионером полиса —город его кормит и поселяет в пританее, то есть в городской ратуше. [3,с.14]
    Синтезом  развития физического воспитания и  агонистики являются античные Олимпийские  игры, на которых каждый атлет мог  показать всю свою силу, ловкость и  остальные способности, столь чтимые греками. 

    1.3.Участие  атлетов в Олимпийских  играх
    Первые  достоверные исторические данные о  проведении Олимпийских игр относятся  к 776 г. до н.э. Именно этот  год  выбит  на  найденной  мраморной плите, на которой высечено имя Олимпийского  победителя  в  беге эллийского повара Короибоса.
    Зарождение  Олимпийских игр в Древней  Греции совпало по времени, когда  историю делали мифы и легенды. Подошедшим до нас произведениям древнегреческих  историков, философов и поэтов, мы узнаем, что Древние Олимпийские  игры связывают с именами народного героя Геракла, легендарного царя Пелопса, спартанского законодателя Ликурга и эллинского царя Ифита. Во второй оде древнегреческого поэта Пиндара говорится, что рождение Олимпийских игр связано с именем Геракла. В 1253 г. до н. э. эллинский царь Авгий отдал приказ Гераклу  вычистить королевские конюшни, которые не убирались в течение года, за один день. Используя свою силу, Геракл  изменил  направление русел двух рек, пропустив их через конюшни, так что вода помогла ему сделать работу в срок. Когда царь отказался выполнять свое обещание и отдать Гераклу часть своих лошадей, то он убил царя и членов его семьи, устроив в честь этого большие состязания, посвященные Зевсу, которые якобы и положили начало Олимпийским играм.
    Согласно  другой легенде, основателем Игр назывался Пелопс. Выиграв в гонках на колесницах в память о своей победе он решает устраивать  каждые четыре года Олимпийский праздник и проводить соревнования.
    Но  есть и третья, далеко не последняя, легенда возникновения Олимпийских игр. Легенда гласит, что  эллинский царь Ифит после эпидемии чумы обратился к  дельфийскому оракулу за предсказанием относительно дальнейших действий. Оракул ответил, что он должен воздерживаться от войн, укреплять связи с эллинскими городами и каждый год прибавлять к торжествам "Год  радости". Так якобы возникла идея проведения Олимпийских игр. Поскольку Эллада  враждовала  главным образом со Спартой Ифит предложил спартанскому народному законодателю  Ликургу совместно последовать этому совету. После долгих споров они заключили в 884 г.до н.э. соглашение, текст которого был высечен на  металлическом диске. Согласно  договору  их проведения, а также для  того, чтобы дать возможность атлетам и гостям прибыть на соревнования, объявлялось священное перемирие на три месяца. Несмотря на воинственность греков, эта договоренность свято соблюдалось. В случае  нарушения священного перемирия, называемого "экихирия", жители Эллады имели право наложить на нарушителя денежный штраф и лишить город  или человека права участия в предстоящих Олимпийских играх.
    Некоторые исследователи утверждают, что Олимпийские  игры проводились в честь праздника  урожая. Поэтому и победители награждались  оливковой  веткой и венком. Время  проведения Игр - август-сентябрь как  бы подтверждает  эту версию.
    Слава Олимпии в древнем мире была очень  велика. Ее прославляли поэты, о ней  говорили историки, философы и ораторы, о ней слагали мифы и легенды. Пиндар посвятил Олимпии и играм  многие из своих од."Нет другой звезды благороднее солнца, дающей столько тепла и блеска в пустыне неба. Так  и  мы прославляем те, что из всех Игр благородней, - Олимпийские  игры"- писал поэт. [15]
    Олимпия находилась в Северо-западной части  Пелопоннеса, в 20 км от Ионического  моря, 275 км от Афин и 127 км от Спарты. С  южной стороны ее омывала река Алфей, с западной - река Кладей, а с северной  находилась гора Кронос. На востоке  простиралась  низина, заливаемая в половодье водами Алфея. Выбор для олимпийского стадиона у горы Кронос объясняется  тем, что склоны служили естественной трибуной для зрителей на которой располагалось по 40 тыс. человек.
    На  территории Олимпии находились: ипподром (730-336  м) на котором устраивались конные скачки; олимпийский стадион  с  местами на 50 тыс. зрителей и  ареной примерно 213х29 м; гимнасий, двор, окруженный колоннадой, с дорожками для бега, площадками для метаний, борьбы, для различных упражнений, игр с мячом, комнатами  для  гигиенических процедур, банями  и др.; к гимнасию примыкали жилые помещения для участников Олимпийских игр.
    Кроме прикладного значения греки любили спорт еще и за то, что он возвышает, облагораживает душу, что он неразрывно связан с умственным, эстетическим и нравственным развитием. Нельзя быть человеком культурным, если ты ленишься заниматься физической культурой хотя бы для себя! О некультурном человеке древние эллины говорили: «Не умеет ни читать, ни плавать!»
    Состязания  были посвящены Зевсу Олимпийскому: считалось, что богу приятно смотреть на людскую силу и ловкость.
    Первоначально в Олимпиадах принимали участие  только жители Пелопонесса - греки по происхождению, причем только свободные люди и только мужчины. Затем в  них стали участвовать и представители соседних государств - Коринфа, Спарты и др. В период с УI до  II  в.до  н.э. Рабы и люди негреческого происхождения, а также женщины к Играм не допускались.
    Женщины не только не участвовали в Олимпийских  играх, но им и запрещалось их смотреть. Только одна женщина - жрица богини Деметры имела право наблюдать за ними из ложи. В случае нарушения этого запрета, виновную сбрасывали со скалы. За всю многовековую  историю древних Олимпиад только одна женщина нарушила запрет и появилась в Олимпии во время  Игр. Это была  Ференика - дочь знаменитого кулачного  бойца, которая  руководила  подготовкой  своего сына к Играм. Когда юноша отправился в  Олимпию, Ференика, переодевшись в костюм учителя гимнастики, последовала за ним. Ее сын одержал победу в кулачном поединке, и обрадованная мать, забыв об осторожности, бросилась его поздравлять. Все поняли, что период ними переодетая женщина,  Ференике грозила казнь. И только просьбы зрителей спасли ее. Судьи помиловали женщину, но тут же постановили, что впредь тренеры, сопровождающих атлетов, должны во время Игр, сидеть обнаженными за особой оградой.
    С Игр тридцать седьмой Олимпиады (они проходили в 632 году до нашей  эры) в соревнованиях стали принимать  участие и дети. Дистанция бега для детей была в два раза меньше, чем для взрослых.
    В преддверии этого великого праздника  прекращались все распри и войны. Никто не имел права вступить на территорию Олимпии с оружием. Нарушителя ждал суровый штраф – две мины (около двадцати семи килограммов) серебром. Но страшнее разорительного штрафа, как считали греки, было проклятие, которое боги насылали на нарушителя олимпийского перемирия. Строгому наказанию подвергался и человек, оскорбивший путника, идущего на олимпийский праздник.
    Выступать на Играх – это большая честь и большая ответственность. Каждый атлет должен был за год от их открытия  внести свое имя в особые списки. Десять месяцев готовиться дома, в специальных  школах, и еще месяц тренироваться в Олимпии. Для регулярных тренировок атлетов в Олимпии существовали гимнасия и палестра. Она представляла собой площадку, посыпанную песком, на которой атлеты занимались борьбой, кулачным боем, прыжками в длину. Нередко палестры назывались гимнассиями. Олимпийский гимнассий, который  соответствовал  по размеру  стадиону, имел открытие и крытые дорожки. Здесь занимались бегуны,  метатели.  Главной частью гимнассия был портик длиной 219,5м и шириной  11,3м.  Именно  тут была отмерена дорожка, точно соответствующая олимпийской  дистанции,  равная одной классической стадии.
    За  будущими олимпийцами внимательно  и строго наблюдали элланодики –  судьи и распорядители Игр. Они  не только отвечали за подготовку атлетов, но и следили за тем, чтобы места  соревнований были в надлежащем порядке. Элланодики награждали победителей и налагали штрафы на провинившихся.
      Атлеты соревновались в самых  различных видах спорта, а точнее  – в разных видах физических  упражнений. Какие именно проявления  силы и ловкости людям нужнее  всего — это решалось самыми  земными привычками. Что должен уметь пастух, чтобы уберечь свое стадо от разброда, волков и разбойников? Нагнать хищников, перескочить через расселину, издали попасть в противника камнем или палкою, изблизи вступить с ним в драку и одолеть. Отсюда и программа ранних олимпийских состязаний: бег, прыжок в длину, метание диска и копья, борьба. Лишь потом к ним добавились скачки верхом и в колесницах, а бег и борьба разделились на несколько разновидностей. На первых тринадцати Играх греки соревновались только в коротком  беге на одну стадию, длина которой из-за разного шага отмеряющих судей была, как уже отмечалось, неодинакова - от 175 до 192,27 м. Этот вид бега более полвека был единственным состязанием на олимпийском празднике эллинов. Стартовали бегуны со специальных мраморных плит, в которых имелись углубления для пальцев.
    Итак, в программу древних Олимпийских  игр входили следующие виды –  бег на 1,2 и 24 стадии; борьба; пятиборье (пентатлон); кулачные поединки;  панкратион, бег в военном снаряжении, скачки. Самым трудным и в то же время самым популярным было пятиборье – пентатлон. В него входили бег, прыжки в длину, метание копья и диска, борьба. Участник таких соревнований должен был иметь весьма разностороннюю подготовку. Кроме пентатлона в программу древних Игр входили соревнования по кулачному бою, верховой езде, панкратиону. Кроме того, устраивались гонки на колесницах, запряженных двумя и четырьмя  лошадьми;
    Вначале вся программа соревнований укладывалась в один день. Но постепенно, по мере того, как Игры становились все более важным делом в жизни Древней Греции, соревнования стали длиться пять дней. В храмах перед открытием Игр все участники давали олимпийскую клятву: «Я честно и упорно готовился и буду честно соревноваться со своими соперниками!» – примерно так она звучала. Перед соревнованиями олимпийцы отправлялись в храмы приносить жертвы.
    Рекордные результаты не отмечались, смотрели только, «кто раньше» или «кто дальше». Поэтому  лишь в редких случаях мы можем  сравнивать достижения греческих атлетов  с нынешними. Бегун Тисандр пробежал за час около 19 км — это очень хороший показатель и для современного бегуна. Дискобол Флегий перебросил диск через олимпийскую речку Алфей — это около 50 м по нашему счету, достижение международного класса, а ведь греческие диски были обычно тяжелее наших. Камень с надписью «Бибон поднял меня над головою одной рукой» весит 143,5 кг — это очень большой вес для двух рук и почти невообразимый для одной. Атлет Фаилл сделал прыжок в длину на 16 м — это почти вдвое дальше современных рекордов, и многие считают такой успех легендой; но здесь сравнивать трудно, потому что греки прыгали иначе, чем мы, — они почти не разбегались, зато они держали в руках гири-гантели, чтобы придать телу дополнительную инерцию, а в наши дни такая техника разработана мало.
    Исследователь греческой культуры Е.Д. Ривкин [15] сообщает, что до нас дошли имена еще нескольких великих чемпионов. Например, ставший почти легендарным Милон из города Кротона (то была греческая колония на юге Италии). Он был учеником великого Пифагора, что уже само по себе о многом говорит. На Играх Олимпиады Милон завоевал семь лавровых венков, причем все – в соревнованиях по борьбе. Это он мальчиком стал тренировать силу, поднимая на плечи теленка и каждый день обнося его вокруг площадки для упражнений. Теленок рос, но росли и силы Милона; прошло года три, и он с такой же легкостью носил вокруг стадиона большого быка. Когда Милон одержал победу, в честь его отлили бронзовую статую в полный рост; он вскинул ее на плечо и сам принес в храм. Забавлялся он тем, что брал в пальцы гранатовое яблоко и предлагал его вырвать у него; никто не мог, а между тем держал он его так легко, что гранат оставался нераздавленным. Забавлялся он и тем, что обвязывал себе голову веревкой, а потом вздувал жилы на висках и рвал веревку, не коснувшись ее руками. Забавлялся и тем, что протягивал руку дощечкой и предлагал отвести мизинец от других пальцев; никто не мог. Он погиб, когда гулял в лесу и увидел дерево, расщепленное молнией; для потехи он решил разломать дерево надвое, но был уже стар, не рассчитал силы, руки его защемило в расщепе, и он не мог их вырвать; и когда пришел дикий лев и набросился на него, Милон оказался беззащитен.
    Другой  атлет, Полидамант, с голыми руками ходил на льва, подражая Гераклу; хватая быка за ногу, он отрывал ему копыто; останавливал на бегу колесницу, запряженную четверней; приглашенный к персидскому царю, убил там в единоборстве трех царских гвардейцев — из тех, которые у персов зовутся «бессмертными». Он погиб, когда сидел с товарищами в пещере и над ними вдруг треснул и стал обваливаться свод; товарищи бросились прочь, но Полидамант счел это позорным, остался, подпер обвал плечами и был засыпан.
    Атлет Феаген одержал 1400 побед. Это значит, что у него было 1400 побежденных  соперников, и все они ему завидовали. Когда Феаген умер, один из них приходил по ночам к статуе Феагена (всем олимпийским победителям ставили статуи) и хлестал ее бичом. Статуя упала и задавила хлеставшего. Статую обвинили в убийстве, судили и бросили в море. На следующий год настал неурожай, начались моровые болезни; граждане обратились к оракулу, и прорицательница-пифия велела им вернуть всех изгнанников. Граждане объявили всем изгнанникам дозволение вернуться, но мор не кончался. Опять пошли к оракулу, пифия сказала: «Забыли Феагена». Статую вытащили сетями из моря, поставили на место, устроили в честь ее празднество, и все кончилось благополучно.
    Семейство некоего Диагора с острова  Родос – он сам, его сыновья, а  потом и внуки – выступали  на Олимпийских играх более восьмидесяти лет. Они приняли участие в двадцати Играх. И завоевали для своего солнечного острова девять лавровых венков. И все же наиболее прославленным героем древних олимпийских соревнований был Леонидас – тоже с Родоса. Этот великий атлет двадцать раз побеждал в соревнованиях по бегу.
    Атлет Главк был крестьянский сын. Отец, увидав, как он голыми руками вбивает  в соху сошник, привел его в Олимпию. Начался кулачный бой. Главка стали  бить, а он стоял и терпел, опасаясь не в меру зашибить противника. Отец из публики крикнул ему: «Бей, как по плугу!». Главк развернулся и ударил, и победа осталась за ним.
    У атлета Демократа заболели ноги, а  отказаться от состязаний он не хотел. Он пришел в Олимпию, встал среди  поля и предложил столкнуть или  стащить его с места. Никто не смог. Демократу присудили победу.
    На  скачках кобыла наездника Фидола сбросила седока, но продолжала скачку и пришла первой. Фидол был объявлен победителем — за то, что у  него такая хорошая лошадь.
    Атлет Аполлоний опоздал в Олимпию, потому что выступал за деньги за морем, но признаться в этом он постеснялся и сказал, что его задержали встречные ветры. Он вступил в состязания, вышел победителем, получил венок, но тут обман его раскрылся, венок с него сняли и возложили на его соперника. Аполлоний тут же набросился на соперника с кулаками, тот бросился бежать с венком на голове; кому присудить победу, так и осталось нерешенным.
    Обман в Олимпии наказывался сурово: возле стадиона стояли в ряд статуи Зевса, сооруженные только на штрафы, собранные с нарушителей. Один атлет хотел воспользоваться тем, что его соперник Эгмий был отроду немой, и подкупил судью, чтобы тот подсудил в его пользу, думая, что Эгмий не сможет пожаловаться. Но Эгмий, увидев это, пришел в такое негодование, что вскрикнул и впервые в жизни заговорил.
    А вообще олимпийские судьи судили честно. Перед состязанием они  должны были проверять лошадей, допускаемых  к скачкам, и давали при этом две  клятвы: во-первых, судить по совести  и, во-вторых, никому не объяснять, почему они судили так, а не иначе. Греки нанимали, что бывают и такие случаи, когда правильное решение чувствуешь, а объяснить не можешь.
    В древнейшую эпоху наградой победителю был любой сколько-нибудь ценный предмет; позднее, по указанию дельфийского оракула, победитель получал в дар  лишь простой венок из ветвей оливы. Ветви эти — что характерно для эллинского чувствования — со священного дерева венков славы золотым ножом срезал статный юноша, чьи родители были еще живы и для которого греки придумали прекрасное прозвище цветущий с обеих сторон (?????????). Атлеты состязались единственно ради чести и славы, и, по словам Цицерона, «олимпийский победитель почитался среди греков едва ли не выше, чем справивший триумф полководец в Риме». «Венки выставлялись на столе из золота и слоновой кости в храме Зевса перед изображением бога. Здесь, у ног божества, дарующего победу, стояли также кресла элланодиков, распределявших награды. Победители приходили, окруженные друзьями, родственниками и толпой народа, которая, насколько позволяло место, втискивалась в залы и галереи храма. Затем глашатай еще раз объявлял имя и родину победителя, один из элланодиков обвивал его чело шерстяной повязкой (taenia) и возлагал на него победный венец.
    Но  эта награда означала, что носитель ее — любимец бога, даровавшего  ему победу на своих играх. И его чтили и славили как любимца бога. В честь его устраивались праздники, воздвигались статуи, слагались песни. Особенно знамениты были те, кто подряд одерживал победы на всех четырех общегреческих играх — Немейских, Истмийских, Пифийских, Олимпийских. Знаменитый родосский борец Диагор сам был таким четверным победителем и двух сыновей своих видел такими четверными победителями; а когда подросли его внуки, тоже одержали победу в Олимпии и в ответ на приветствия народа подхватили на плечи своего-доблестного деда и понесли по стадиону, то народ от восторга себя не помнил, а один спартанец крикнул: «Теперь умри, Диагор: на земле ничего славнее уже нет, а на небо тебе все равно не взойти!»
    Победа  на Олимпийских играх рассматривалась  греками как  знак  доброго расположения богов к  атлету,  а  также к  городу,  откуда  он  был  родом. Особенно почетной считалась победа в  стадиодроме.  Именем  атлета, который выиграл эти состязания, называлась следующая Олимпиада. Олимпиоников (победителей Игр) венчали в храме Зевса оливковой ветвью, срезанной  золотым ножом в священной роще. Отметим, что от  числа  атлетов-победителей  зависел политический престиж города в эллинском государстве.
    Греки видели в Играх Олимпиады не только чисто спортивные соревнования. Поэты здесь читали стихи, ораторы состязались в искусстве красноречия, а музыканты исполняли свои лучшие произведения. Будучи местом проведения Олимпийских игр, Олимпия была историческим  и культурным центром Древней  Греции с большим количеством   древнейших памятников, строительство которых выходит к первой половине  II  тысячелетия до н.э. Святыми местами  считались  гора  Кронос,  курган Пелопса, алтари Зевса и Геи, Геракла и Гипподамии. Затем, появились  храмы Зевса, Геры. В честь Игр в Олимпии было сооружено много красивых статуй,  алтарей,  храмов. Наиболее известным храмом был Олимпиум, в котором находилась большая  статуя Зевса, высотой более 12 м, выполненная Фидиалом из слоновой кости и золота. Греки любили свои спортивные состязания без памяти. На Олимпийские игры народ сходился толпами. Справлялись они в самом разгаре лета; давка и жара была такая, что один хозяин, говорят, грозил провинившемуся рабу: «Вот пошлю я тебя не жернова ворочать, а в Олимпию на игры смотреть!» Имена победителей в соревнованиях были у всех на устах. Об атлетах ходило множество рассказов — иногда восторженных, иногда насмешливых.
    Древние Олимпийские игры выполняли важные культурные, педагогические, экономические, военно-прикладные и политические функции. Они  способствовали объединению полисов, установлению священного перемирия, духовной и физической подготовке молодежи и,  в конечном итоге, процветанию древнегреческой цивилизации.
    Итак, весь мир восхищается древнегреческими статуями атлетов, идеальными пропорциями их тел. Истоки столь тонкого умения мастеров скульптуры стоит искать в древнегреческом мировосприятии. Греческой культуре было свойственно вещественно-телесное понимание жизни. Это и стало одной из причин, по которым прекрасное тело понималось как основное содержание бытия. Красота и прекрасное, согласно представлениям греков, существует в настоящем мире, в их основе лежат соразмерность, определенность, ограниченность и единство в многообразии, мера.
    Физическая  красота для грека нераздельно  связана с духовной. Греческий атлет, со своим совершенным телом, которое подразумевало соответствующее внутреннее содержание, являлся идеалом гражданина – калогатией - эталоном, к уровню которого стоит стремиться. Их тела молоды и совершенны, помыслы - благородны. Естественная красота, телесное совершенство, благородство позы, гармоничность всего облика, цельность натур - вот общие черты древнегреческого атлета.
    Культ тела определялся и более прагматичными  причинами. Каждому греку нужно  было заботиться о ловкости и силе, в первую очередь,  для военных целей. Историки свидетельствуют, что культ тела был мощнейшим стимулом решения социально - политических задач.
    Достигнуть  идеала телосложения можно было упражнениями, образованием и воспитанием. Воспитание предполагало единство развития физического и умственного в равной степени. Многогранное начальное физическое обучение, система регулярных состязаний, сеть стадионов и палестр– все это входило в античную систему физического воспитания, или античную гимнастику.
    Античная  гимнастика состояла из трех основных частей: из подвижных игр для детей, пелестрики, системы физических тренировок на открытых спортивных площадках, и орхестрики, система упражнений для развития ловкости и умения красиво двигаться. К ней причисляли игры с мячом и для развития ловкости, акробатические упражнения, обрядовые, театральные и боевые танцы.
    Помимо этого, важной чертой культуры Древней Греции я вляетя агонисика – различного рода состязания., которые представляют одну из излюбленных форм любого вида греческой деятельности. Это могли быть театральные  или литературные состязания, конные скачки, простые споры, конкурсы красоты и, конечно же, гимнастические противоборства атлетов.
    Синтезом  развития физического воспитания и  агонистики являются античные Олимпийские игры, на которых каждый атлет мог показать всю свою силу, ловкость и остальные способности, столь чтимые греками.
    Существует  масса легенд, повествующих о зарождении Олимпийских игр, но действительно  известен лишь год - 776 г. до н.э. Игры основывались на своде правил. Которые должны были исполняться всяким участником. Им мог стать любой свободный гражданин Греции мужского пола, прошедший соответствующую подготовку. До нас дошли имена и всевозможные занимательные истории об атлетах, победителях Олимпийских игр. В Игры входили различные виды соревнований – от банального бега до скачек на колесницах. Победы на играх считались национальной гордостью, и статуи нередко посвящались не самими победителями, а городами и коммунами, иногда долго после смерти самих атлетов.
    Уже в VI в. победители на национальных играх  имели право увековечить свои победы статуями, которые находили себе место по большей части там, где победы были одержаны. Наиболее выдающиеся мастера изготовляли  эти статуи, которые в редких случаях  были портретными, а изображали только идеалы красоты. Таким образом, Олимп и Дельфы превратились в настоящие музеи, благодаря победным статуям работы художников всех времен и школ. Многие из этих статуй получили каноническое в художественном отношении значение.
 
 
    Глава 2. Отражение образа атлета в греческой скульптуре
    2.1. Тенденции классической  древнегреческой  скульптуры
    Весь  мир восхищается древнегреческими статуями атлетов, идеальными пропорциями  их тел. Изображение атлетического красивого человеческого (мужского) тела выработалось в целую систему античного изобразительного искусства, которое особо высокого уровня достигло в классическую эпоху Древней Греции.
    Высеченные  из мрамора статуи обычно выступали  украшением фронтонов дорических храмов, получивших распространение в данную эпоху. В классический период древнегреческое искусство тяготеет к синтезу скульптуры и архитектуры, соотношению пластического и архитектурного образов. Монументальная обобщенность противопоставляется конкретности жизненного образа. Наслаждение, с которым художник выявляет красоту человеческого тела, проявляется в последовательном и вместе с тем свободном обобщении скульптурных объемов. Стремление воплотить в образе человека внутреннее движение и напряженную динамику жизни привели к поискам правдивой передачи движения и изображении фигуры во взаимодействии с другими фигурами. [10,с.50]
    Это один пз интереснейших периодов в  развитии греческого искусства. Это  время напряженных поисков, время, когда мастера скульптуры овладевают приемами реалистического изображения человеческого тела, познают выразительные возможности движущейся фигуры. В активном движении раскрывается внутреннее состояние человека. [5]
    Большим завоеванием классического искусства было умение передать естественную и непринужденную позу человека, свободную от условностей искусства архаики. Изображение человеческой фигуры в рельефе обретает объемность, скульпгор мыслит ее в трехмерном пространстве.
    При раскопках в Олимпии из-под  земли извлекли пьедесталы, но стоявшие на них статуи исчезли. В большинстве своем они были выполнены из бронзы, и по-видимому в Средние века, когда металла не хватало, их переплавили. Только в Дельфах нашли одну такую статую, фигуру возничего (рис.1). Его голова решительно опровергает ходячие представления, вынесенные из знакомства с копиями. Глаза, сделанные по обычаю того времени из цветных камней, вовсе не выглядят пустыми и невыразительными, как в мраморных или даже некоторых бронзовых статуях с утраченными вставками. Волосы, веки и губы
    были  покрыты легкой позолотой, придававшей лицу теплоту и радостное сияние. При этом такая отделка никогда не выглядела вульгарно-крикливой. Видно, что художник не пытался повторить реальное лицо со всеми его несовершенными частностями, но моделировал его, исходя из обобщенного представления о формах человеческой головы. Мы не знаем, насколько бронзовый возничий похож на реального, - возможно, «сходства» в обычном понимании нет вообще. Но это убедительный образ, вызывающий восхищение своей красотой и лаконичностью средств. [9]
    Реализм в скульптуре - это знание тела, которое  скульптор хочет изобразить как  объективную реальность. Греческая  скульптура тянется к этому знанию и уже обладает им в течение  всего VI века до н. э. Характеризующие  ее в эту эпоху недостатки в  изображении мускулатуры редко ощущаются нами как таковые, но, скорее, как упрощения. Любовь скульптора к человеческому существу и его любовь к правде наполняют его творения силой, искупающей все его недочеты. Уточним, что знание, которого ищет скульптор, очень редко является поиском особенностей отдельного лица; лишь в исключительных случаях он ставит своей целью портретное изображение.
    Но  как только знание реального человека стало достоянием скульптора — особенно знание мускулатуры и ее основы —  скелета, как и несколько более запоздалое значение одежды, подчеркивающей формы тела, этот наконец объективно познанный человек — представленный гражданам в виде бога, или богини, или в виде атлета — может быть изменен, но не «идеализирован», как выражаются довольно туманно, а преображен или, если можно так выразиться, исправлен, с тем чтобы дать общине граждан образец, который мог бы в качестве действительной силы вооружить ее нужными добродетелями.
    Эпоха греческой классики связана, в первую очередь, с тем, что художник выбирает черты, формы и позы, которые ему надлежит потом сочетать в целое. Этот выбор, опирающийся на подлинный реализм, уже есть классицизм. Но какое мерило руководит этим выбором? Вне всякого сомнения — красота. Однако ответ этот слишком неопределенен и очень недостаточен. В этой связи говорилось о некоем правиле золотого сечения, с которым сообразовывался художник. Энергия человеческая и в то же время божественная проявляется во всех этих мускулистых телах, хорошо приспособленных к призывающему их действию. Мужество проявляется в невозмутимости лица. Эта невозмутимость, в которой так часто хотели видеть технический недочет, есть признак достигнутого господства над своими личными страстями, признак душевной силы, совершенной ясности духа, какою некогда обладали боги. Эта новая эпоха и более гуманна; она уже не полностью проникнута божественным: она не столько представляет богов в человеческом облике; сколько человека, возвеличенного ею до уровня богов. Нет классической статуи, в которой человек не дышал бы благородной гордостью, сознанием исполненного им своего человеческого или божественного назначения[3].
    В скульптуре, как и в зодчестве, царствовал закон: мера — превыше всего. Все пропорции человеческого тела были рассчитаны до мелочей. Кисть руки составляет одну десятую часть роста, голова — одну восьмую, ступня — одну шестую, голова с шеей — тоже одну шестую, рука по локоть — одну четвертую. Лоб, нос и рот с подбородком равны по высоте; от темени до глаз — столько же, сколько от глаз до конца подбородка. Расстояния от темени до пупка и от пупка до пят относятся так же, как расстояние от пупка до пят к полному росту (приблизительно как 38:62; это называлось «золотое сечение»). И опять-таки это было еще не все: за царством разума начиналось царство вкуса, и, разобрав человеческую фигуру, скульптор вновь собирал ее в неповторимое единство поворотов, движений и складок. Греческие статуи не спутать с римскими. У римских статуй вся сила в лице, а тело — лишь подставка под ним; когда римлянам нужно было менять статуи своих императоров, они порой снимали статуе голову и приставляли новую. С греческой статуей этого сделать невозможно: здесь на выражение лица откликается каждая подробность в теле, то смягчая, то усиливая его напряжение.
    Разумеется, вся эта система связана с наблюдением и изучением реального человека. В ней все построено на соотношении фигуры и ее частей и согрето восторгом перед человеком как совершенным творением природы. Отклонения же от этого совершенства в глазах художника выглядели как нечто недостойное искусства. Художественным было изображение, обладающее самыми высокими достоинствами и качествами, самое правильное, если можно так сказать. Такой образ содержал в себе важные представления о человеке и всем мироздании. Прежде всего, он имел общественное значение. Приподнятый над обыденной жизнью, он отвечал идеалу «калокагатии» (от слов «калос» — прекрасный, «кай агатос» - и доблестный), объединявшему физические и нравственные добродетели. В этот идеал включалось, стало быть, и определенное состояние духа - ясное, спокойное, полное достоинства, чуждое резких чувств и волнений. Совершенный человек подобен олимпийскому богу. Но все же заметны и различия в их изображении. Если греческие «божественные статуи» рождались в храмах, то «человеческие скульптуры» — на стадионах и в гимнасиях. Победителям на олимпийских играх полагалась статуя. Причем статуя не конкретному человеку, выигравшему соревнование, а именно Победителю. Создавался образ атлета.
    Искусство V века неоднородно. В нем ясно заметна  эволюция от памятников начала века, в которых еще не до конца преодолена архаическая скованность к совершенным произведениям середины столетия.
    Первую  половину V века до н. э. обычно называют эпохой ранней классики, вторую — высокой. В произведениях ранней классики больше движения, энергии, чем в памятниках высокой классики, хотя они в целом менее совершенны, чем спокойные образы второй половины века. Ранняя классика — период поисков и экспериментов. Художников привлекают сложные композиции, с которыми они не всегда справляются, но за изображение которых смело берутся.
    В греческом искусстве высокой  классики человек имеет идеальный  образ бога или героя; «мифологическая  поэтическая форма показывала человека в отвлеченной от действительности среде».
    Скульпторы  высокой классики уже познали простоту и естественность в изображении фигур. Перед ними стояла новая задача — обобщить все, что узнали их предшественники, для выражения в искусстве возвышенных идей народа, находившегося в расцвете сил. Мирон завершил раннюю классику. Поликлет выразил идеи высокой классики.
 
    2.2. Истоки стиля ранней классики в скульптурах Пифагора Регийского
    Работы Пифагора Регийского отличаются раскрепощенностью, изображенные фигуры включают как бы два движения (исходное и то, в котором часть фигуры окажется через мгновенье). Он мощно содействовал развитию реалистического искусства греческой скульптуры. Современники восхищались его находками, жизненностью и правдивостью образов. Но, конечно, немногие дошедшие до нас римские копии его работ (как, например, 'Мальчик, вынимающий занозу'(рис.2). Рим, Палаццо консерваторов) недостаточны для полной оценки творчества этого смелого новатора.
    Родился Пифагор приблизительно около 510 года_ на острове Самосе, но главная деятельность Пифагора протекала в Регии, в  Южной Италии. Пифагор работал исключительно
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.