На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Петербург первой половины XIX века Пушкинский Петербург

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 01.12.2012. Сдан: 2011. Страниц: 27. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Негосударственное образовательное  учреждение высшего  профессионального образования
БАЛТИЙСКАЯ  АКАДЕМИЯ ТУРИЗМА  И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА 
 
 
 
 

КОНТРОЛЬНАЯ  РАБОТА
по  дисциплине:
Культура  Санкт-Петербурга
на  тему:
«Петербург  первой половины XIX века – Пушкинский Петербург»
                                         Выполнила:
                                                   студентка 1 курса
                                                             специальность «связи с
                                                     общественностью»
                                                                заочной формы обучения
                                                                 факультета очно-заочного
                                                        и заочного обучения
                                           Полубарьева
                                                        Наталья Николаевна
                                                                            Проверила:
                                            Скобельцына
                                               Анна Сергеевна
Санкт-Петербург
2011г.
План:
      Введение.
      Типологические особенности культуры Петербурга 1-й пол. XIX века. Пушкинский Петербург.
      Реализация потенциала просвещения в петербургской культуре.
      Рождение нового типа россиянина – русского интеллигента.
      Место художественной культуры в пушкинском Петербурге.
      Проблема «Москва – Петербург» и ее обсуждение в публицистике и литературе.
      Оформление архитектурного ансамбля центра Петербурга. Стиль Ампир в градостроении и архитектуре Петербурга первой половины XIX века.
      Заключение.
      Список литературы.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
      Введение.
Очень интересен  в истории города Петербурга период начала XIX века и весь век в целом. Это время наблюдается подъемом в жизни страны и города, расцветом городской культуры, появление нового типа россиянина – интеллигента, а вместе с ним огромного количества талантливых писателей и поэтов того времени.
Говоря об этом периоде в истории города нельзя не вспомнить такого великого поэта, как Александр Сергеевич Пушкин. Жизнь этого человека напрямую связана  с Петербургом.
Сделавшись частью пушкинского поэтического мира, город  Петербург продолжил жизнь воспетым поэзией Пушкина. Здесь жили его  персонажи. Здесь русская жизнь  достигла таких духовных высот, такой  душевной ясности, каких никогда  не знали прежде, ни потом.
В творчестве Пушкина  город Петербург получил цельное  и многообразное отображение. В своей работе я постараюсь выявить это отражение, рассмотреть особенности города в творчестве поэта, каким Пушкин видит город. Так же проанализирую культуру Петербурга данной эпохи на примере литературы, театров, архитектуры, книгопечатания, узнаю почему этот период назван «Золотым Веком» в литературе, рассмотрю появление общественных движения города той эпохи и их деятельность.
      Типологические особенности культуры Петербурга 1-й пол. XIX века. Пушкинский Петербург.
После победы в  войне 1812 года в России переживался  удивительный общественный подъем. Вернувшиеся  из Парижа в 1814 году овеянные славой войска встречали цветами, наградами и  подарками. В честь побед строили  триумфальные арки. Жизнь в Петербурге чрезвычайно оживилась. Вернувшихся  героев везде ждали с нетерпением. Их рассказы слушали с упоением. А их рассказы были повестями о  совсем другой жизни. В городе стали  создаваться кружки, общества. Уже  не для того, чтобы заполнить досуг, а чтобы получить информацию к  размышлению, формирующую общественное мнение. 1825 год был уже не за горами. Но внешне все было благополучно. 
В Петербурге происходили большие изменения. Раньше, чем в других частях России здесь стали появляться основанные на наемном труде промышленные предприятия, стали применяться машины. В Петербурге к середине 1830-х годов было уже около 300 фабрик и заводов. Особенное развитие получили фабрики, которые изготавливали ткани, хлопчатобумажные и шерстяные, на импортном сырье. Появились кожевенные, мыловаренные, табачные, красочные, пивоваренные фабрики и заводы, тоже работавшие на импортном сырье. Появились заводы, изготавливавшие производственные машины.  
Петербургский порт, который находился тогда на Стрелке Васильевского острова, стал наиважнейшим в стране. Через него осуществлялось две трети Российской внешней торговли. Деревянные сооружения порта были перестроены в камне. 
В 1810-1811 годах было открыто движение по новым водным системам - Мариинской и Тихвинской, которые соединили реки бассейна Балтийского моря с бассейном Волги. В 1828 году был построен Северо-Двинский канал, соединивший приток Волги Шексну с притоком Северной Двины Сухоной. Этим каналом Петербургу открывался выход к бассейну Белого моря. По этим оживленным водным системам пошли грузы из районов северной Европы, а также из Поволжья, Урала в Петербург для нужд петербургской промышленности и на экспорт. Из Петербурга по этим водным системам вывозили импортные грузы и продукцию петербургских фабрик и заводов. 
30 октября 1836 года по только что проложенной железной дороге прошел первый пассажирский поезд на конной тяге из Петербурга в Царское Село. Через два года железная дорога была продолжена до Павловска и по ней пошли уже паровозы.  
Город рос и развивался. С увеличением промышленных предприятий, транспорта, оборотов торговли, государственных учреждений в Санкт-Петербурге необычайно выросло население. За четыре десятилетия XIX века оно удвоилось и достигло 500 тысяч человек, превысив население Москвы. В тридцатых-сороковых годах XIX столетия вся территория левого берега Невы до Обводного канала, который был тогда границей города, была застроена. Три четверти населения жили на Адмиралтейской стороне к северу от Фонтанки и на Васильевском острове.

    С петровских времён русское общество разделялось на касты. Границы между  ними были почти непроницаемы. Мужик  во всяком дворянине видел барина и почти во всяком врага. А дворян в России было не так уж много. Даже в Петербурге, в столице, на каждого  взрослого дворянина приходился добрый десяток мужиков.
    В Петербурге было, лишь два места, которые  в равной мере посещали представители  всех сословий. Первым из этих мест была церковь. Вторым – театр.
Церквей в столице  построили множество. В старейшем  из них – он был почти ровесником города – соборе “Петра и Павла” в крепости хоронили русских царей, начиная с Петра I.
К концу 1810-х  – начале 1820-х годов набожность была в большой моде при русском дворе. Мода эта шла непосредственно от Александра I, ударившегося в “религиозные искания”. При покровительстве властей в Петербурге возникло Библейское общество, ставившее своей целью пропаганду священного писания. Царь учредил объединённое министерство духовных дел и народного просвещения, во главе которого поставил князя А.Н.Голицына, фанатика, сектанта, вполне разделявшего мистические увлечения царя.
    Конец 1810-х – начало 1820-х годов было временем небывалого, страстного, увлечения  театром. Быть молодым человеком  “с душою благородной” – значило  быть театралом. Партер, раёк, ложи, кресла – это зрительный зал Большого театра. И вместе – это Петербург.
Город с императорским  двором, парадами, чиновными особами  и обывателями, короче, всё то, что  называлось Санкт-Петербургом, в потомстве  – и уже навсегда – получило название по имени одного человека: пушкинский Петербург, Петербург Пушкина.
Более того, вся  эпоха – два десятилетия XIX века – получило наименование пушкинской эпохи. Потому что всё, что осталось от неё живым для последующих эпох и поколений, так или иначе связано с Пушкиным, с его судьбой и его поэзией. С Пушкиным вошёл в отечественную литературу и этот новый герой, сразу ставший одним из самых значительных её героев, - город Петербург.
Петербург тех  лет – это город поэтов и  вольнодумцев, город жизни широкой, высокоумной, блестящей. Это – боевые раны и заслуженные ордена, память славного 1812 года. Это – нетерпеливое желание свершить великие подвиги  для блага ближних и отечества.
Точно так же своим восприятием, ощущением Петербурга мы в огромной степени обязаны  стихам и прозе Пушкина этого  времени.
К Санкт - Петербургу Пушкин испытывал чувство восторженного восхищения. Жизнь и творчество поэта тесно связаны с этим городом, в котором он провел свыше 16 лет. В творчестве Пушкина Петербург предстает перед нами не только как город прекрасных памятников архитектуры и скульптуры, но и как город демократический, с его жалкими окраинами, населенными бедным людом.
В Петербурге Пушкин провел более трети своей жизни  -лучшие годы юности и годы зрелости, наивысшего напряжения духовных сил, творческого подъема и бренных житейских проблем. И, наконец, трагическая развязка - дуэль на Черной речке как символ страданий и фатализма в судьбе поэта. Ни один город не был им воспет с таким высоким чувством как "град Петров" и в таких разных произведениях: поэмах, прозе, стихах, письмах.
Петербург юного  Пушкина – город надежд, Петербург  зрелого Пушкина – город разочарований. Там восторженные порывы мечтателя, здесь – трезвый и проницательный взгляд мудреца. Там – праздничное  ожидание, чаяние великих перемен. Здесь  – тёмные будни, скучная, порой смешная, порой нелепая суета.
Но Петербург  в восприятии великого поэта оставался  всегда двойственным. Это был город его друзей и соратников, символ величия России, но в то же время - столицей империи, дом самодержцев Российских, исполнительно следящей за ним жандармерией (во главе с А.Х.Бенкендорфом, попортившим немало крови поэту; чего стоит объемная переписка только по поводу цензуры его произведений), оплот русской научной мысли и придворного общества. Вот откуда идут столь различные образы Петербурга в творчестве Пушкина.
О первом посещении  столицы Сашей Пушкиным сохранилось  семейное предание. При встрече Павел I сорвал с ребенка картуз и выбранил его няню.
Вторично мальчик  Пушкин был привезен в Петербург  летом 1811 года своим дядею, поэтом Василием Львовичем, для поступления в лицей.
На тройке пренесенный
Из родины смиренной 
В великий град Петра...
("Городок")
После поступления  в лицей, согласно строгому уставу этого  учебного заведения, Пушкин был отрезан  от Петербурга. Однако близость столицы  живо ощущалась лицеистами, и тяга к ней была очень велика. Пушкин с нетерпением ожидал, когда 
... время протечет,
И с каменных ворот 
Падут, падут  затворы...
("К сестре")
и он вырвется в "пышный Петроград".
Но и воспетый Пушкиным "городок" (Царское Село) имел для него много привлекательного. К одному из любимых учителей Пушкин обращался с призывом скорее приехать в Царское Село:
Оставь Петрополь и заботы,
Лети в счастливый городок.
Когда мы читаем то, что Пушкин писал о Петербурге, когда вдумываемся в его высказывания о нем, казалось бы, противоречивые, мы должны уметь разобраться: о каком  Петербурге думал он в том или  другом случае. Глубокий патриот умел отличать то, что принадлежит векам, от случайного, преходящего. Когда он писал:
Красуйся, град Петров, и стой
Неколебимо, как  Россия
поэт думал  о городе, который явился выражением истории русского народа в новое  время. Этот возглас поэта был  обращен к грядущим векам.
Но когда Пушкин называл северную столицу "приемной", когда он писал о своей ненависти  и презрении к этому городу, то он имел в виду царскую столицу  с ее "знатной чернью", которая  вела поэта к гибели.
Большой театр, построенный еще в 1777 году, находился близ Мойки, на том месте, где теперь консерватория. Пушкин оставил нам в строфах "Евгения Онегина" сжатое и выразительное описание театральной жизни Петербурга того времени:
Волшебный край! Там в стары годы,
Сатиры смелый властелин,
Блистал Фонвизин, друг свободы,
И переимчивый  Княжнин;
Там Озеров невольны дани
Народных слез, рукоплесканий 
С младой Семеновой  делил;
Там наш Катенин воскресил
Корнеля гений  величавый;
Там вывел колкий Шаховской 
Своих комедий  шумный рой,
Там и Дидло венчался славой,
Там, там под  сению кулис
Младые дни  мои неслись.
Но не только петербургский театр по своим  воспоминаниям о "бешеной младости" описал Пушкин в первой главе "Евгения Онегина". Вся глава посвящена быту высшего петербургского общества. В ней описаны петербургские франты в "широких боливарах", разгуливающие по бульварам, и ресторан Талон с его изысканной "французской кухней", и "великолепный дом", усеянный "плошками кругом", с "мраморными ступенями", и "уединенный кабинет" со всеми причудами скучающего денди. И этому блестящему, но пустому Петербургу большого света противопоставлен там же, в первой главе "Евгения Онегина", другой Петербург - деловой город, жизнь которого начинается тогда, когда стихает праздная ночная суета в "великолепных домах".
А Петербург  неугомонный 
Уж барабаном  пробужден.
Встает купец, идет разносчик,
На биржу тянется  извозчик,
С кувшином охтенка спешит,
Под ней снег утренний хрустит.
Проснулся утра шум приятный.
Открыты ставни; трубный дым 
Столбом восходит голубым,
И хлебник, немец  аккуратный,
В бумажном колпаке, не раз 
Уж отворял  свой васисдас.
Большой свет и  правящие круги столицы иначе, чем  в "Евгении Онегине", описывает  молодой поэт в стихотворениях, созданных  им по окончании лицея. Вполне учитывая, что нападки на светское общество - прочно установившаяся поэтическая  традиция, в выпадах Пушкина нельзя не ощутить подлинного негодования, основанного на непосредственных, вполне конкретных наблюдениях поэта, побывавшего  в "чаду большого света". В послании к кн. А. М. Горчакову, своему лицейскому товарищу, Пушкин призывает его, "питомца мод" и "друга большого света", покинуть "вялые, бездушные собранья, где ум хранит невольное молчанье, где холодом сердца поражены... где глупостью единой все равны". Пушкин зовет Горчакова в тесный круг друзей, где он не увидит "изношенных глупцов, святых невежд, почтенных подлецов и мистики придворного кривлянья". Этими словами поэт метил непосредственно в ближайшее окружение Александра I.
В раннем творчестве Пушкина мало отражены панорамы Петербурга. Отметить можно лишь несколько строчек  из оды "Вольность" и из первой главы "Евгения Онегина".
В оде "Вольность" Пушкин называет Неву мрачной:
Koгда на мрачную Неву
Звезда полуночи сверкает
И беззаботную  главу 
Спокойный сон  отягощает,
Глядит задумчивый певец 
На грозно спящий средь тумана
Пустынный памятник тирана,
Забвенью брошенный  дворец.
Есть преданье, что Пушкин писал эти строки, созерцая дворец Павла I из окна квартиры Тургеневых, полный впечатлений от взволновавшей  его беседы.
И в первой главе "Евгения Онегина" несколько  строк посвящены невской панораме. Описывая встречу автора со своим  героем, Пушкин говорит об их прогулке белой ночью по Дворцовой набережной:
Когда прозрачно  и светло
Ночное небо над Невою...
Друзья, погруженные  в воспоминания, стояли на набережной, опершись о гранит.
Все было тихо; лишь ночные
Перекликались часовые;
Да дрожек отдаленный стук
С Мильонной раздавался вдруг;
Лишь лодка, веслами  махая,
Плыла по дремлющей  реке:
И нас пленяли  вдалеке 
Рожок и песня  удалая...  

    Нева  была главной дорогой, связывавшей  столицу со страной. И для сообщения  внутри города петербуржцы весьма часто  пользовались водным транспортом. Судов  на реках и каналах было не меньше, чем экипажей на улицах. Под удалые песни гребцов скользили по воде прогулочные лодки богатых бар  – позолоченные, обитые бархатом, накрытые шёлковыми платками. Гребцы были в форменных, часто в роскошных мундирах.
Нева упомянута  Пушкиным и в восьмой главе "Евгения  Онегина". 

 Герой поэмы 
Несется вдоль  Невы в санях.
На синих, иссеченных льдах 
Играет солнце; грязно тает
На улицах разрытый снег.
Здесь Нева уже  описана не в традициях старого  времени, она очерчена вполне четко  и реалистически.
При первой вести  о наводнении 7 ноября 1824 г. он писал брату из Михайловского: "Что это у вас? Потоп! Ничто проклятому Петербургу". Четвертого декабря, упорно называя наводнение библейским термином "потоп", он вновь пишет брату и сестре: "Этот потоп с ума мне нейдет". Пушкин удовлетворен тем, что в Петербурге объявлен траур. "Закрытие феатра и запрещение балов - мера благоразумная. Благопристойность того требовала. Конечно, народ не участвует в увеселениях высшего класса, но во время общественного бедствия не должно дразнить его обидной роскошью. Лавочники, видя освещение бельэтажа, могли бы разбить зеркальные окна..." Далее поэт просит выделить какую-нибудь сумму из его гонорара за "Евгения Онегина" для помощи "несчастным". "Но прошу, без всякого шума, ни словесного, ни письменного".
Итак, наводнение 1824 года и впечатление от Невы в час отъезда из Петербурга в 1833 году дали материал поэту для его будущей поэмы "Медный всадник". Чтение Пушкиным "Дзядов" Мицкевича подкрепило желание написать поэму о Петербурге, в которой был бы дан апофеоз этого города. В основу поэмы Пушкин, как уже было здесь отмечено, положил мысль о "победе человеческой воли над супротивлением стихий". Свою поэму Пушкин назвал "Петербургской повестью". Обитатель Коломны, мелкий чиновник из обедневшего дворянского рода, потерпел крах в своей личной жизни, крах, который он осознал как результат создания "града Петра" на болоте.
Не одолев их буйной дури...
И спорить стало  ей невмочь...
И далее:
Нева вздувалась и ревела,
Котлом клокоча и клубясь,
И вдруг, как  зверь остервенясь,
На город кинулась.
Далее дан город  во власти затопившей его реки.
Стояли стогны озерами,
И в них широкими реками
Вливались улицы...
Торжество стихийных  сил длилось недолго.
... Утра луч 
Из-за усталых, бледных  туч 
Блеснул над  тихою столицей
И не нашел уже  следов
Беды вчерашней...
В порядок прежний  все вошло.
"Медный всадник"  торжествует. "И нам чудится,  что среди хаоса и тьмы этого  разрушения из его медных уст  исходит творящее "да будет"". Центральный образ поэмы - Петр  здесь в поэме не "самовластный  помещик", а носитель творящих  разумных сил. Во вступлении  он показан вызывающим к бытию новый град своей "волей роковой".
На берегу пустынных  волн
Стоял Он, дум  великих поли,
И вдаль глядел...
И думал Он
...............................................
Здесь будет  город заложен...
Кто он? У Пушкина "Он" с большой буквы. Имя  не названо. Это умолчание придает  особенную торжественность. Петр превращен  в символ творческой мысли, символ той  воли, которая побеждает "супротивление стихий". В дальнейшем символический смысл выступает еще сильнее. Петр становится "Медным всадником", "кумиром на бронзовом коне". Поэт называет его "мощным властелином судьбы", "чьей волей роковой над морем город основался". Такое понимание Петра весьма не понравилось царю-цензору. "Медный всадник" не был пропущен. И лишь после гибели Пушкина, когда Жуковский, согласно указаниям Николая, изменил текст, петербургская поэма Пушкина вышла в свет. В ней "кумир".
    Среди деревенских, населявших Петербург, особое место занимали жители Охтинской слободы. Крестьяне Московской и других губерний, переселённые на Охту в начале XVIII века, “охтинские поселяне”, были причислены к Адмиралтейству “для корабельных работ”. В свободное от нарядов по Адмиралтейству время поселяне занимались ремеслом и сельским хозяйством. На Охте заниматься животноводством было особенно выгодно: охтинцы жили в деревне, хотя, в то же время, и в столице. Ещё в 1820-х годах их избы стояли за городом, но уже в начале 1830-х оказались в Петербурге – Охта была официально включена в черту города. Охтинцы жили в 20 – 30 минутах ходьбы от Невского проспекта. Ходьба правда была возможна только зимой, по льду Невы. И зимой на городских улицах появлялось особенно много молочниц – охтинок с коромыслом через плечо, на котором висели кувшины с молоком. 

         Чтож мой Онегин? Полусонный
         В постелю с бала едет он:
         А Петербург неугомонный
         Уж барабаном пробуждён.
         Встаёт купец, идёт разносчик,
         На биржу тянется  извозчик,
         С кувшином охтинка спешит,
         Под ней снег утренний скрипит.
         Проснулся утра шум  приятный.
         Открыты ставни; трубный  дым
         Столбом выходит  голубым,
         И хлебник, немец  аккуратный
         В бумажном колпаке, не раз
         Уж  отворял свой васиздас. 

Петербургские немцы составляли совершенно особенную часть населения столицы. Немцев в городе было много больше, чем всех других иностранцев. Немцы держали в руках некоторые отрасли ремесла и торговли. В частности немцам принадлежало большинство столичных булочных.
В это время  Пушкин то и дело покидает Петербург  то для Москвы, то для Михайловского, то для Малинников, то для поездки  на Кавказ и, наконец, в Болдино. Это  годы разочарований и иллюзий, за которыми следуют новые разочарования, годы беспокойных поисков чего-то, годы смутные и непоседливые.
Это годы, когда  Пушкин, распрощавшись с романтическими восторгами, приглядывается к будничной  жизни со всеми ее невзгодами и  радостями. Именно в эти годы Пушкин создает свою характеристику города, в которой подчеркнуты противоречия и контрасты в его облике и  в его быте:
    Город пышный, город бедный, 
    Дух неволи, стройный вид, 
    Свод небес зелено-бледный, 
    Скука, холод и гранит — 
    Всё же мне вас жаль немножко, 
    Потому что здесь порой 
    Ходит маленькая ножка, 
    Вьется локон золотой.

После возвращения  из ссылки в 1827 году Пушкин не жил в  Петербурге постоянно, бывал здесь  наездами. останавливался он неизменно в гостинице Демута, находившейся на набережной Мойки, в доме №40 (здание дважды перестраивалось). Александр Сергеевич останавливался у Демута: в первый приезд на два месяца, а с осени 1827 года прожил здесь целый год. В этот приезд он написал в гостинице поэму "Полтава".
Осенью 1831 года Пушкин с молодой женой Натальей Николаевной поселились в Петербурге на Галерной улице в доме № 53. Здесь  Пушкины прожили до мая 1832 года. Их петербургские адреса часто менялись: летом 1832 года супруги жили на Фурштатской  улице (дом не сохранился), зиму 1832-33 года провели на Большой Морской (дом перестроен, нене  №26), зима и лето 1833-34 года прошли на Пантелеймоновской улице (ныне улица Пестеля, дом №5) Живя здесь, Пушкин часто гулял в Летнем саду.  С августа 1834 до мая 1836 года Пушкины жили на Дворцовой набережной, в доме №32.
Последние четыре с половиной месяца жизни Пушкина  прошли в доме №12 на набережной Мойки. Ныне здесь располагается Всероссийский  музей А.С. Пушкина, а квартира, где  жил и умер поэт, является его  мемориальной частью.
Трагическая дуэль  Пушкина с Дантесом состоялась в  лесу у дачного поселка Новая  Деревня, на берегу Черной речки. теперь это место находится в черте города, недалеко от станции метро "Черная речка". К 100-летию со дня смерти Пушкина на месте дуэли был установлен гранитный обелиск.  Отпевание поэта по приказу царя проводилось в церкви Спаса Нерукотворного образа, которую в обиходе называли Конюшенной. Здание сохранилось, церковь в настоящее время действует, и каждый год в день смерти Пушкина по нему служится панихида.
Не только в  своих стихах Пушкин выразил целую  эпоху в жизни русского общества, но и личность поэта на протяжении двух десятилетий была в центре общественной жизни страны. И гибель Пушкина  стала одним из значительнейших  событий русской истории. 

      Реализация  потенциала просвещения  в петербургской  культуре.
Сразу после  воцарения Александр I начал осуществлять широкую программу развития просвещения в России. Реформа народного образования была проведена в 1803 - 1804 гг. Вводилась преемственность учебных программ. Низшей ступенью являлось одноклассное приходское училище, второй - уездное трехклассное училище, третьей - шестиклассная гимназия в губернском городе, высшей - университет, который был поставлен во главе учебного округа и должен был обеспечивать его учебными программами и кадрами учителей.
Были открыты 4 гимназии, преподавание в которых  было рассчитано на подготовку учащихся к поступлению в университеты. Открылось несколько новых высших учебных заведений, главным образом  технических, несколько военных  учебных заведений и, наконец, был  открыт Царскосельский лицей. Для детей  «из низших классов» были открыты  начальные училища и приходские школы при церквах. Но в это же самое время в Петербурге было множество частных мужских пансионов, где также обучались дети известных российских родов.
Стройная образовательная  система становилась еще тем  более устойчивой, что базировалась на тех социальных привилегиях, которые  приобретали выпускники средних  и высших учебных заведений, а  особенно те их них, которые показывали отличные успехи за время учебы. Каждый ученик гимназии имел шанс повысить свой социальный статус, получив по окончании учебного заведения определенный чин, гарантировавший ему хороший старт для начала штурма иерархической пирамиды. Особенно большое значение подобные льготы имели для выходцев из небогатого поместного дворянства, которые сразу после учебы могли получить чин выше, чем имел их родитель. Это новшество открывало дорогу для одаренных и трудолюбивых людей из непривилегированных сословий, чьи шансы на жизненный успех раньше были ничтожными. В 1809 г. по инициативе Сперанского был издан указ об обязательных экзаменах на чин, что предполагало повышение общего кругозора и развития чиновничества, а также приостанавливало былую практику получения чина за выслугу лет. Социальная мобильность была значительно стимулирована этой социально-образовательной реформой. И если раньше социальный статус личности, независимо от ее индивидуальных дарований, воспроизводил, как правило, статус его предков, то теперь умственная и жизненная энергия лучших представителей молодого поколения из разных социальных слоев была освобождена и направлена на улучшение как своего собственного социального и материального положения, так и на общественное благо.
Домашнее воспитание молодой дворянки не очень сильно отличалось от воспитания мальчика:  из  рук  крепостной нянюшки  (заменявшей в этом случае крепостного дядьку), девочка поступала под надзор гувернантки -  чаще  всего француженки,  иногда англичанки. В целом образование  молодой дворянки было, как правило, более поверхностным и значительно  чаще, чем для юношей, домашним.
Учиться в Смольном институте считалось  почетным,  и среди  смолянок  попадались  девушки из очень богатых и  знатных семей.  Однако чаще институтки  происходили  из
семей не очень  богатых, но сохранивших еще хорошие  связи.
Смольный институт был отнюдь не единственным женским
учебным заведением в России.  Возникали частные  пансионы.  К концу XVIII века по проверке их  оказалось  несколько десятков в Петербурге. Пансионы были иностранные.   
Уровень обучения зачастую оказывался весьма  невысоким. Систематически учили лишь языку  и танцам. Воспитательницами были, как правило, француженки или  немки. 

    Продолжало  развиваться книгоиздательское  и журнально-газетное дело. В 1813 году в стране было 55 казённых типографий.
    Из  всех отраслей промышленности Петербурга быстрее прочих развивалась полиграфия - отрасль, без которой был не мыслим самый “просвещенья дух”, невозможен существенный прогресс науки, невозможны чудеса техники. В 1820 году в Петербурге работало около тридцати типографий и литографий, в 1838 году их было уже семьдесят семь. Быстро росло количество книжных лавок.
Видным петербургским  издателем и книготорговцем начала XIX века был Василий Алексеевич Плавильщиков (1768-1823) - брат актера и писателя П.А. Плавильщикова. В 1794 г. на базе типографии, ранее принадлежавшей И.А. Крылову, им было основано издательство. После запрещения в 1796 г. деятельности "вольных" типографий В.А. Плавильщиков издавал книги под маркой типографии при Санкт-Петербургском губернском правлении и "Театральной типографии". С 1807 г. деятельность "вольной" типографии В.А. Плавильщикова возобновилась, и она стала одним из крупнейших издательств России начала XIX века. Всего издательство выпустило в свет 227 названий книг. Самую значительную часть из них составляли книги по искусству, художественная литература и учебники по различным отраслям знаний. При магазине В.А. Плавильщикова (на набережной Мойки, у Синего моста) в 1815 г. была открыта одна из первых в России частных библиотек. После смерти В.А. Плавильщикова предприятие перешло к его приказчику А.Ф. Смирдину.
Крупнейшим издателем  первой половины XIX века являлся Александр  Филиппович Смирдин (1794-1857), деятельность которого составила значительный этап в истории русской книги. Это  был незаурядный человек, и его  издательская деятельность представляет интерес потому, что позволяет  выяснить характерные черты состояния  книжного дела в этот период.
Почти все лучшее, что появлялось в русской художественной литературе, с конца 1820-х и до конца 1830-х годов, было издано А.Ф. Смирдиным. Он издавал произведения А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, В.А. Жуковского, И.А. Крылова, П.А. Вяземского. Выпускал издания русских  писателей ХУШ века, в частности  М.В. Ломоносова и Г.Р. Державина. До Смирдина литературный труд не считался профессией, а был делом богатых  людей, которые не нуждались в  гонорарах. А.Ф. Смирдин ввел постоянную выплату гонорара, размеры которого были достаточно высокие, чтобы писатель мог целиком посвятить себя литературному  труду. За время своей деятельности он издал и продал книг на сумму  около 10 млн.
Глазунов Матвей Петрович (1757-1830) открыл книжную торговлю в Москве на Спасском мосту еще в конце XVIII века, а затем занялся изданием книг. Его фирма пользовалась репутацией устойчивого предприятия.
Первое время  Глазунов печатал книги в типографии Академии наук, а в 1803 г. он завел  собственную типографию. Здесь издавались книги по истории, праву, географии, медицине, сельскому хозяйству.
В 1820 г. было организовано издание "Детского Музеума" на русском, французском и немецком языках. Всего вышло 26 выпусков. Это было своего рода энциклопедическое издание для детей. В 1821-1824 гг. было выпущено "Собрание образцовых русских сочинений в стихах и прозе", куда вошли произведения М.В. Ломоносова, Г.Р. Державина, Д.И. Фонвизина, И.А. Крылова, Н.М. Карамзина и др.
В 1835 г. Фирма  Глазуновых выпустила два тома "Военной  библиотеки". Это издание было предпринято по образцу французского издания, выпущенного в Париже. Мысль  издать серию книг миниатюрного формата  по типу английского издания У. Шекспира подал приказчик Глазуновых В.П. Поляков. Он предложил начать это издание с "Евгения Онегина". Книга была отпечатана в типографии Экспедиции заготовлении государственных бумаг в 1/64 долю листа. Последнюю корректуру проверил сам А.С. Пушкин.
Глазуновы напечатали три посмертных тома сочинений Пушкина, а в 1840 г. одними из первых издали "Героя  нашего времени" М.Ю.Лермонтова.
Первая публичная  библиотека была открыта в Петербурге в 1814 году (ныне Государственная Национальная библиотека).
      Рождение нового типа россиянина – русского интеллигента.
Демократизация  системы народного просвещения, появление большого числа специалистов с высшим образованием из дворян и  разночинцев значительно расширили  круг интеллигенции. Российская интеллигенция — уникальное явление социальной жизни России, возникновение которого можно отнести к 30—40-м гг. XIX в. Это небольшой слой общества, тесно связанный с общественными группами, профессионально занятыми умственным трудом (интеллектуалами), но не сливающийся с ними. Отличительными чертами интеллигенции стали высокая идейность и принципиальная направленность на активное противодействие традиционным государственным началам, основанные на довольно своеобразном восприятии западных идей. Как подметил Н. А. Бердяев, “то, что на Западе было научной теорией, подлежащей критике гипотезой или, во всяком случае, истиной относительной, частичной, не претендующей на всеобщность, у русских интеллигентов превращалось в догматику, во что-то вроде религиозного вдохновения”. В этой среде развивались различные направления общественной мысли. 

Первые  Тайные общества. Поначалу офицеры собирались в гвардейских казармах в так называемые артели. Молодые люди горячо обсуждали текущие события, читали газеты, некоторые из них пришли к мысли о необходимости  активно действовать в целях переустройства России, решили, что надо брать инициативу на себя.
В 1816г. возникло первое тайное общество в России «Союз спасения». Его организатором стал полковник Гвардейского Генерального штаба А.Н. Муравьев. В «Союзе спасения» числилось 30 офицеров, почти все они принадлежали к титулованным дворянским семьям, все имели блестящее образование, владели несколькими языками.
В марте 1816 г. гвардейские  офицеры (А. Муравьев и Н. Муравьев, капитан  И. Якушин, Матвей Муравьев-Апостол  и С. Муравьев-Апостол, князь С. Трубецкой) образовали первое тайное политическое общество «Союз спасения» (с 1817 «Общество  истинных и верных сынов отечества»). В него входили также князь  Долгоруков, майор Лунин, полковник  Глинка, адьютант графа Витгенштейна (главнокомандующего 2-й армией), Павел Пестель и другие.
Устав общества («Статут») был составлен Пестелем в 1817. В нём выражена цель его: подвизаться всеми силами на пользу общую, поддерживать все благие меры правительства и полезные частные предприятия, препятствовать всякому злу и искоренять социальные пороки, обличая косность и невежество народа, несправедливый суд, злоупотребления чиновников и бесчестные поступки частных лиц, лихоимство и казнокрадство, жестокое обращение с солдатами, неуважение к человеческому достоинству и несоблюдения прав личности, засилье иностранцев. Сами члены общества обязывались вести себя и поступать во всех отношениях так, чтобы не заслужить ни малейшей укоризны. Скрытую цель общества составляло введение в России представительного правления.
Во главе «Союза спасения» стоял Верховный собор  из «бояр» (учредителей). Остальные участники делились на «мужей» и «братьев», которых предполагалось сгруппировать по «округам» и «управам». Однако этому помешала малочисленность общества, насчитывавшего не более тридцати членов.
Предложение Якушина  осуществить цареубийство во время  пребывания императорского двора в  Москве вызвало осенью 1817 разногласия  среди членов организации. Большинство  отвергло эту идею. Было решено, распустив  общество, создать на его основе более многочисленную организацию, которая могла бы повлиять на общественное мнение.
Северное общество образовалось в Петербурге в 1821 году из двух декабристских групп во главе  с Н. М. Муравьёвым и Н. И. Тургеневым.
Члены общества делились на «убежденных» (полноправных) и «согласных» (неполноправных). Его составили несколько управлений в Петербурге (в гвардейских полках) и одна в Москве. Руководящим органом являлась «Верховная дума» из трёх человек (первоначально Н. М. Муравьёв, Н. И. Тургенев и Е. П. Оболенский, позже — С. П. Трубецкой, К. Ф. Рылеев и А. А. Бестужев (Марлинский)). В начале 1825 года К. Ф. Рылеев привлёк в общество П. Г. Каховского, настроенного крайне отрицательно по отношению к императорской власти и требовавшего истребить всю царскую семью.
Деятельное участие  в Северном тайном обществе принимали  гвардейские офицеры И. Н. Горсткин, М. М. Нарышкин, морские офицеры Н. А. Чижов, братья и Бодиско.
Программным документом «северян» была «Конституция» Н. М. Муравьёва. Она предполагала конституционную монархию, основанную на принципе разделения властей. Император лишался права издавать законы, объявлять войну, заключать мир, покидать пределы страны. Законодательная власть принадлежала двухпалатному Народному вече. Члены Северного общества были противниками насилия и предполагали после переворота созвать Учредительное собрание, которое должно было принять «Конституцию». 

Восстание декабристов. Среди этих тревожных обстоятельств стали обнаруживаться все яснее нити заговора, покрывшего, как сетью, почти всю Российскую империю. Генерал-адъютант барон Дибич, как начальник Главного штаба, принял на себя исполнение необходимых распоряжений; он отправил в Тульчин ген.-адъютанта Чернышева для ареста главнейших деятелей Южного общества. Между тем в Петербурге члены Северного общества решились воспользоваться междуцарствием для достижения своей цели водворения республики при помощи военного мятежа.
Отречение от престола цесаревича Константина и новая  присяга при восшествии на престол  императора Николая признаны были заговорщиками  удобным случаем для открытого  восстания. Чтобы избежать разномыслия, постоянно замедлявшего действия общества, Рылеев, князь Оболенский, Александр  Бестужев и другие назначили князя  Трубецкого диктатором. План Трубецкого, составленный им совместно с Батенковым, состоял в том, чтобы внушить гвардии сомнение в отречении цесаревича и вести первый отказавшийся от присяги полк к другому полку, увлекая постепенно за собой войска, а потом, собрав их вместе, объявить солдатам, будто бы есть завещание почившего императора — убавить срок службы нижним чинам и что надобно требовать, чтобы завещание это было исполнено, но на одни слова не полагаться, а утвердиться крепко и не расходиться. Таким образом, мятежники были убеждены, что если солдатам честно рассказать о целях восстания, то их никто не поддержит. Трубецкой был уверен, что полки на полки не пойдут, что в России не может возгореться междоусобие и что сам государь не захочет кровопролития и согласится отказаться от самодержавной власти.
Настал день 14 (26) декабря 1825; начался мятеж, который был в тот же день подавлен. При этом погибло 1 271 человек, из которых: «39 — во фраках и шинелях, 9 — женского пола, 19 — малолетних и 903 — черни»
      Место художественной культуры в пушкинском Петербурге.
Необычайный взлет  отечественной культуры во времена  правления Александра I (1801-1825) позволил назвать это время ее «золотым веком». Развитие русской культуры опиралось в это время на преобразования предшествующего времени. Проникновение  элементов капиталистических отношений  в экономику усилило потребность  в грамотных и образованных людях. Города становились основными культурными  центрами. Культура развивалась на фоне всевозрастающего национального  самосознания русского народа и в  связи с этим имела ярко выраженный национальный характер. Существенное
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.