На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Роль ФРГ, Франции, Италии, Великобритании в западноевропейском хозяйственном комплексе

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 02.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 39. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования Российской Федерации
РИ РГТЭУ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Реферат
по Мировой  Экономике
«Роль ФРГ, Франции, Италии, Великобритании в западноевропейском хозяйственном комплексе»
 
 
 
 
 
Выполнила
Студентка 1 курса РГБ
Цепа Анастасия
 
Содержание
 
Введение
Путь к  единой экономике Европы
Угольная промышленность
Сельское хозяйство
Экономические проблемы западноевропейского  хозяйственного комплекса
    Финансовый кризис                                                                                                                                                       
    Банковский кризис
    Бухгалтерский кризис
    Структурные кризисы
ФРГ, Франция, Италия, Великобритания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
В истории человечества Европа всегда имела огромное значение. В  конце XIX в. в одном из фундаментальных сочинений русской историко-социальной литературы, книге «Россия и Европа», Н. Я. Данилевский отмечал «громадные результаты исторической жизни Европы». Народы Европы, по его словам, не только основали могущественные государства, распространившие свою власть на все части света, но и установили отвлеченно-правомерные отношения граждан и между собой, и с государством. Это дает основание назвать европейский «культурно-исторический тип… двуосновным с преимущественно научным и промышленным характером культуры в тесном смысле этого слова». Активную деятельность руководителей Евросоюза последнего времени журналисты охарактеризовали очень образно: «Европа жаждет независимости». Речь идет о создании Объединенной Европы, играющей главенствующую роль в мировой экономике и политике. Ее возникновение, быть может, явится наиболее важным событием XXI в.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Путь к единой экономике Европы
Огромное значение для  дальнейшего развития объединительных  процессов в Европе имеет общность структур хозяйства западноевропейских стран. «Ядром» европейской интеграции стали ФРГ, Франция, Италия и страны Бенилюкса. Немалую роль в формировании и развитии Евросоюза сыграло  определенное единство их социально-экономической  структуры. Влияние этого единства сказывается и сегодня, хотя с  увеличением количества членов Союза  и кандидатов в ЕС положение меняется, и нарастают противоречия.
Итак, эти страны объединяет, прежде всего, значительная роль государственного сектора в экономике, государство является крупным предпринимателем и одновременно обладает огромными возможностями экономического регулирования. Большое значение имеет и сходство финансовых структур в странах Западной Европы. В современных условиях это позволяет создавать стратегические альянсы.
Необходимо отметить и  те крупные достижения в проведении социальной политики, которые характерны для ряда стран Западной Европы.
Для стран Западной Европы, и прежде всего тех, которые составляют «ядро» Евросоюза, издавна характерна высокая степень экономической активности государства. В итоге длительного исторического развития в них сложилась совокупность таких факторов, как значительное развитие государственной собственности; высокий удельный вес государства в общих капиталовложениях и финансировании НИОКР; большой объем государственных закупок, включая военные; государственное финансирование социальных расходов; широкие масштабы государственного регулирования экономики; участие государства в экспорте капитала и в других формах международных экономических отношений.
Эту совокупность факторов трудно выразить в едином показателе. Тем не менее изменения удельного  веса той части ВВП, которая распределяется (или перераспределяется) государством, позволяют составить представление  о динамике влияния государства  на развитие экономики.
Эволюция этого процесса в 1961–1980 гг. показала, что в странах Западной Европы государство превратилось в самого богатого банкира, крупнейшего промышленного предпринимателя, собственника транспортных средств, организатора научных исследований, координатора экономической деятельности.                                                                         
По оценкам базельского Банка  международных расчетов, в эти  годы доля государственных расходов в ВВП в странах мира выросла весьма значительно.
В период так называемой неолиберальной революции доля государственного сектора в экономике несколько  сокращается, а доля частного сектора  – увеличивается. Но речь идет в  основном о сокращении государственной  предпринимательской деятельности. А общая экономическая активность государства сохраняется на высоком  уровне и в ряде стран даже возрастает. Так, по расчетам Института экономики  в Кельне, в конце 90-х годов XX в  доля государственных расходов в  ВВП Германии составляла 49,7 %, Италии – 50,1 %, Франции – 54,8 %, Бельгии – 55,0 %.
Высокая степень «огосударствления» экономики западноевропейских стран  издавна привлекала к себе внимание исследователей. В ряде аналитических  работ этот вопрос связывался с моделями смешанной экономики, сформировавшимися в мире в последние десятилетия. Основными считаются три американская, западноевропейская (скорее, континентально-европейская, или «рейнская») и японская. Они различаются степенью экономической активности государства и формами этой деятельности.
Хотя американская модель в какой-то степени является родоначальницей смешанной экономики, государство в США значительно меньше (примерно в 3–4 раза), чем в Европе, занимается предпринимательством. Правительство регулирует экономику на макро– и микроуровне через законодательство, налоговую и денежно-кредитную политику в целях развития конкуренции, ограничения власти крупных корпораций, смягчения «падений» рынка и защиты интересов отдельных социальных групп населения.
А основой европейской модели считают социальную рыночную экономику. Главным создателем этой доктрины в середине XX в. стал профессор Мюнхенского университета Л. Эрхард. Рычагами экономического возрождения страны он считал свободную частную инициативу и конкуренцию в сочетании с активной ролью государства в экономической жизни. Государство, по словам Эрхарда, – это «конституирующая и регулирующая сила», способная «формировать общество».
 По мнению экономиста  М Альбера, бывшего руководителя  Комиссариата плана Франции, в  конце XX в. соревнование между странами Западной Европы и США в экономике, технологии, науке управления вышло за рамки конкурентной борьбы. В своей книге «Le capitalisme contre le capitalisme» («Капитализм против капитализма») он выдвинул тезис о качественном различии между «англосаксонским» и «рейнским» (континентально-европейским) типами постиндустриального общества. Согласно теории Альбера, эти типы разделяют не только разные экономические доктрины – ультралиберальный монетаризм и неокейнсианство, – но и поведенческие мотивы хозяйственной деятельности. Если «рейнский» предприниматель мыслит категориями долгосрочной производственно-инвестиционной стратегии при значительной регулирующей роли государства, то «англосаксонский» – решает прежде всего задачу немедленного получения наибольшей финансовой отдачи от свободной игры частных экономических агентов.
Страны Западной Европы различаются, в частности, и по размерам государственной  собственности. Страной классической национализации называют Францию. Здесь государство всегда играло важную роль в экономике, хотя доля его участия постоянно менялась.
В 1913 г. все виды госсобственности, включая муниципальную, составляли 10 % национального достояния Франции. В дальнейшем, и особенно в десятилетие, последовавшее за окончанием Второй мировой войны, госсектор значительно расширился. Этому содействовала, в частности, необходимость укрепления позиций французских предпринимателей в условиях обострившейся международной конкурентной борьбы (например, путем создания развитой топливно-энергетической и транспортной сфер промышленности). В 1954 г. стоимость государственного имущества составляла уже 36 % ВВП страны. Но максимальный объем собственности госсектор получил в итоге национализации, осуществленной в начале 80-х годов XX в.: в период правления президента-социалиста Ф. Миттерана удельный вес государственного сектора экономики в ВВП страны превышал 40 %.
Правда, теперь наблюдается  обратная тенденция – Франция  вступила на путь неолиберальной революции. Через сокращение государственного сектора правительство стремится  повысить экономическую эффективность  предприятий, уменьшить бюрократизацию экономики, найти возможности для  пополнения государственных финансов. Предпринимательская деятельность государства сокращается и под  воздействием процессов экономической  интеграции.
В 1986 г. французы начали осуществлять первую программу приватизации, в 1993 г. – вторую. Передача крупных секторов экономики в частные руки ускорилась в 1994–1998 гг., когда были приняты акты о денационализации крупного банка Banque Nationale de Paris, химической компании «Rhone-Poulenc» и др. Летом 2003 г. была утверждена третья крупная программа приватизации. Но в условиях растущих экономических затруднений последнего времени ее реализация затормозилась, и были даже осуществлены некоторые меры по увеличению государственной собственности для оказания помощи частным предприятиям.
За последние 25 лет государственный  сектор французской экономики существенно  сократился, хотя и сегодня его  размеры весьма значительны. Государство  долго оставалось собственником  электроэнергетики, в частности  атомных электростанций, а также  железнодорожного транспорта, ряда крупных  финансовых предприятий. Но в 2004–2005 гг. началась частичная приватизация предприятий энергетики, а также реформа управления железными дорогами. К середине 80-х годов XX в. общий объем капиталов государственных банков достиг 90 % всех ресурсов банковско-кредитных учреждений. Финансовая приватизация уменьшила долю государства не менее чем в 3–4 раза, хотя и в настоящее время оно продолжает активно участвовать в банковско-кредитной деятельности.
В военной сфере на долю государства приходится примерно половина оборонных предприятий Франции. По размерам военных расходов Франция, существенно уступая США, превосходит  на 16–17 % Германию и Великобританию, в 2 раза – Италию и более чем в 2,5 раза – Россию. В подчинении Генеральной дирекции по вооружениям (управление, которое входит в состав Министерства обороны) находятся 60 предприятий (на них занято 70 тыс. человек), в том числе 10 заводов, поставляющих вооружение для сухопутных родов войск, ряд судостроительных компаний, производства бронетанковой техники, орудий. В этих сферах государству принадлежит монополия на обеспечение потребностей французских вооруженных сил.
Особенно велика роль государства  в финансировании военных научных  исследований. Заказы для вооруженных  сил составляют до трети общих  государственных расходов на НИОКР.
В целом на долю государственного сектора сегодня приходится до 20 % национального достояния страны. Французская система смешанной экономики представляет собой дозированное соединение рыночного и государственного секторов.
Приватизационные реформы  последних лет осуществлялись, как  правило, путем продажи акций  предприятий на фондовом рынке. Большое  значение при этом имело «правило твердого ядра» – установление предела  в 20–25 % «чужого» капитала в качестве барьера против преобладания в экономике иностранных компаний.
В Германии исторически сложилась ситуация, когда множество хозяйственных объектов находится в полной или частичной собственности государства. В отличие от Франции, в ФРГ никогда не проводилась национализация отдельных отраслей промышленности. В различные периоды своего существования германское государство строило или выкупало у частного предпринимателя железные и автомобильные дороги, радиостанции, почту, телеграф и телефон, аэродромы, каналы и портовые сооружения, электростанции, военные объекты и большое число промышленных предприятий, главным образом в отраслях добывающей и тяжелой промышленности. В собственности государства оказались также значительные земельные угодья, денежные средства, золотовалютные резервы, имущество за рубежом.
Государственные хозяйственные  объекты находятся в руках  федерального правительства, правительств земель и местных властей. Иногда часть акций какого-либо предприятия  принадлежит федеральному правительству, часть – земельному, а оставшаяся доля – муниципалитету или общине.
Из всей государственной  собственности наибольшую роль в  экономике ФРГ играют два отраслевых комплекса: объекты инфраструктуры, обеспечивающие условия для расширенного воспроизводства, а также промышленные и энергетические предприятия, большинство  из которых объединено в государственные  концерны.
В собственности государства  находится примерно 99 % сооружений железнодорожной сети и предприятий водоснабжения, около 95 % портовых сооружений, оборудования водных путей, городского транспорта и почти 80 % автомобильных дорог.
На долю государства приходится почти вся добыча бурого угля, производство электроэнергии на атомных электростанциях, 75 % выплавки алюминия, около 50 % добычи железной руды, свинца, цинка и производства легковых автомобилей, более 30 % предприятий судостроительной промышленности.
В последние десятилетия  в Германии, как и в других европейских  странах, предпринимательские функции  государства уменьшаются. Переход  к новым формам регулирования  экономики сопровождается определенным сокращением госсектора – через  продажу акций на фондовых рынках. Но и сегодня удельный вес госсектора в германской экономике довольно высокий. К тому же для ФРГ характерна частичная приватизация госпредприятий, т. е. превращение их в смешанные компании.
Подобные процессы развиваются  и в Италии. Здесь мощный государственный  сектор сформировался еще до начала Второй мировой войны, но особенно заметно  он вырос в первые послевоенные годы. В это время возникли крупные  государственные объединения в  нефтегазовой и химической промышленности, в электроэнергетике, расширилась  деятельность крупнейшего государственного холдинга – Института реконструкции  индустрии.
Неолиберальная революция  в Италии сопровождается возникновением смешанной экономики, когда определенная доля капитала государственных предприятий  передается частным собственникам. Приватизации подверглось более 30 крупных  предприятий государственного сектора, в том числе «Telecom», ряд энергетических групп и др. Акционирована и выведена за рамки госсектора национальная сеть железных дорог. Но государство продолжает активно участвовать в экономической жизни, предоставляя различные льготы и кредиты частным компаниям, ведет разнообразную социально-экономическую деятельность.
Великобританию многие экономисты относят к группе стран «англосаксонского» капитализма. Кризис, а затем и крах колониальной империи, расстройство внешнеэкономических связей, упадок промышленности в результате Второй мировой войны вынудили английские власти в большем масштабе, чем до начала войны, заняться экономикой. Впоследствии существование большого государственного сектора усилило тенденцию к бюрократизации хозяйственной жизни. Именно Великобритания выступила инициатором проведения так называемой неолиберальной революции. В результате приватизации, которая проводилась с конца 70-х годов XX в. в течение 10 лет, доля государственного сектора в британской экономике сократилась примерно вдвое. Но и на современном этапе государство играет важную роль в финансировании капиталовложений, стимулировании развития науки и новейших отраслей производства, осуществлении социальной политики.
Как и для других стран  Евросоюза, для Великобритании характерна практика государственно-частного партнерства. В 90-е годы XX в. в Великобритании было реализовано проектов такого партнерства на 40 млрд долл. (строительство тоннеля под Ла-Маншем, прокладка веток лондонского метро и др.).
Западная Европа занимает особое место в мировом хозяйстве. На ее долю приходится около 23% совокупного  ВВП и 7% населения мира /67/.
Западная Европа включает 24 страны, которые отличаются друг от друга размерами территории, численностью населения, природными ресурсами, экономическим  и научно-техническим потенциалом. Как известно, образование ЕС (1957г.) и Европейской Ассоциации свободной  торговли (ЕАСТ, 1960г.), подписание между  ними соглашений о свободной торговле промышленными товарами, а в 1992г. и соглашения о Европейском экономическом  пространстве (ЕЭП) положили начало формированию в Западной Европе зоны свободной  торговли и регионального экономического комплекса.
В ходе исторического развития в Западной Европе были накоплены  огромные материальные богатства. Но не меньшее значение имело развитие духовной культуры. Общность исторических судеб европейских стран нашла  яркое отражение в их культурном развитии. Европа стала центром передовых  начинаний, развития идей демократии и  гуманизма. Достижения культуры в период Средних веков и в эпоху  Возрождения, развитие естественных наук, появление университетов – несомненные  тому доказательства. Общность культурного достояния – важная черта единства народов западноевропейского региона.
ЕЭП объединяет 19 государств Западной Европы, устанавливает свободу  движения товаров, услуг, капитала и  людей. Создается рынок с 380 млн. потребителей, на который приходится почти половина мировой торговли, осуществляется замена традиционных двухсторонних отношений  многонациональными. Увеличивающаяся  интернационализация производства, сложившийся механизм экономического сотрудничества обеспечивает Западной Европе важную роль в мировой экономике  и политике. На современном этапе  страны Западной Европы принадлежат  к группе экономически развитых стран  с однотипной экономикой. Они характеризуются  достаточно высоким уровнем экономического развития, занимая по величине ВВП на душу населения 2 - 44 места среди стран мира.
По уровню экономического развития, структуре экономики, масштабам  экономической деятельности западноевропейские страны делятся на несколько групп. Основная экономическая мощь региона  приходится на четыре крупные высокоразвитые в промышленном отношении страны - ФРГ, Францию, Италию и Великобританию, которые сосредоточивают 50% населения  и 70% валового внутреннего продукта. Эти державы во многом определяют общие тенденции хозяйственного и социально-политического развития всего региона. Прочие государства  относятся к малым промышленно  развитым странам. Особое место, занимаемое малыми странами в регионе и мире, определяется высоким уровнем специализации  на производстве технически сложной, высококачественной продукции.
Важную роль в развитии процессов международного разделения труда сыграли небольшие масштабы внутренних рынков данных стран, которые  сдерживали появление крупных предприятий  во всех отраслях хозяйства из-за недостаточности  спроса. Сегодня малые страны сильно рознятся по величине ВВП. В первую группу можно отнести Испанию, Нидерланды, Швецию, Бельгию, Швейцарию: на их долю приходится 20,1% ВВП. Во вторую группу входят Австрия, Дания, Норвегия, Греция, Финляндия. Их значение в западноевропейском хозяйстве  относительно невелико - около 8,1% ВВП. Третья группа стран включает Португалию, Ирландию, Люксембург, Исландию, Кипр, Мальту. Доля этих стран незначительна - около 2% ВВП Западной Европы, но по отдельным видам производства они  играют заметную роль /67/.
Отдельную группу составляют так называемые "карликовые государства" - Монако, Сан-Марино, Андорра, Лихтенштейн. Перечисленные страны достаточно сильно отличаются друг от друга по уровню экономического развития. Например, в  Ирландии, Греции, Испании национальный доход на душу населения не превышает 60% от среднего показателя для всех стран ЕС, а в Португалии - половину от среднего показателя ЕС.
Не менее существенны  и различия в структуре хозяйства. В Италии, Греции, Португалии достаточно высокий удельный вес сельского  хозяйства, тогда как в карликовых государствах доминирует сфера услуг. Статистические данные демонстрируют  сдвиги, происшедшие в последние  десятилетия в положении стран  Западной Европы в мировой экономике. Так, их доля в совокупном ВВП мира за 1970-1980гг. возросла с 25% до 31%, а затем  сократилась к середине 90-х годов  до 23%.
Экономический рост региона  прерывался сокращением производства в периоды кризисов в 1975, 1981 и 1993гг., когда совокупный ВВП этих стран  падал соответственно на 1,2%, 0,2% и 0,3%. Отмеченные периоды характеризовались  резким увеличением инфляции и безработицы, низкой загрузкой производительных мощностей. Экономические неурядицы 70-80-х гг. поражали Западную Европу сильнее, чем другие регионы мирового хозяйства. Создание в регионе огромной таможенной зоны способствовало возрастанию синхронности циклического развития, что несколько  усиливало распространение кризисных  явлений.
В ходе взаимной либерализации  внешних связей государства постоянно  лишались ряда национальных рычагов  воздействия на экономические процессы, что повысило их неустойчивость. Кроме  того, переход к новым условиям воспроизводства сопровождался  кризисом традиционных отраслей. Протекционистский  характер ЕС, ограждая ряд отраслей промышленности (химия и черная металлургия, текстильная промышленность) от конкуренции извне, содействовал старению структуры хозяйства. Отрицательное влияние на экономическое развитие Западной Европы, особенно на состояние финансов, оказывала и гонка вооружений, развернувшаяся прежде всего в странах- членах НАТО.
Доля западноевропейских стран в общенатовских военных  расходах возросла за 1970-1990гг. с 22,7 до 36,9% и составила 35% в 1993г. Военные расходы  поглощали 3,6% ВВП в 1980-1984гг. и 2,7% в  период 1990-1994г., что стало серьезной  причиной бюджетных дефицитов и  увеличения государственного долга.
В силу этих причин доля Европейского Союза в промышленном производстве стран ОЭСР сократилась с 49% в 1970г. до 39,2% в 1990г. Это снижение произошло  прежде всего за счет Великобритании, Германии, Италии, Нидерландов, Швейцарии  и Швеции.
Другая группа стран - часть  малых стран - несколько увеличила  свою долю в промышленном производстве индустриальных стран. Различия в темпах экономического роста объясняются  особенностями их хозяйственной  структуры. На современном этапе  в Западной Европе весьма велик потенциал  научно-технических исследований. Ведущие  страны расходуют на эти цели свыше 2% ВВП. Но следует иметь в виду, что расходы Западной Европы представляют собой сумму затрат отдельных  государств. Их общий эффект снижается  дублированием исследований, поэтому  реальное значение этого показателя будет ниже номинальной величины. Тем не менее, страны-члены ЕС выделяют на гражданские исследования на 16% меньше, чем США, но в два раза больше, чем Япония. В то же время расходы  западноевропейских стран в значительной степени ориентированы на фундаментальные  исследования.
Страны региона отстают  в таких ключевых производствах, как интегральные схемы и полупроводники, изготовление микропроцессоров, супер  ЭВМ, биоматериалов. Это не удивительно, так как до сих пор они ассигновали  на исследования в области микроэлектроники почти столько же, сколько в  США выделяет одна крупная компания (ИБМ). На других направлениях западноевропейские компании занимают передовые рубежи. Это - строительство АЭС, производство фармацевтических препаратов, техника  связи, отдельные отрасли транспортного  машиностроения и т. д. Но эти виды техники и продуктов оказывают  слабое воздействие на технологическую  структуру производства. Поэтому  более узкий рынок наукоемкой продукции в Западной Европе по сравнению  с США в меньшей степени  формируется за счет внутреннего  производства.
Среди факторов, отрицательно влияющих на ход экономического развития Западной Европы, выделяется массовая безработица - до 30 млн. чел. Более 80% безработных  сосредоточено в странах ЕС. Уровень  безработицы в них составлял  в середине 90-х годов 11,4 % рабочей  силы ( 5,5% в США и 3,3% в Японии) /67/. Современное экономическое развитие западноевропейских стран протекает  под знаком структурных изменений. Эти изменения отразили общие  тенденции развития производства и  общественного разделения труда  в условиях нового этапа НТП, а  также явились следствием структурных  кризисов и кризисов перепроизводства 70-х и начала 90-х гг.
Сдвиги в промышленном производстве неодинаковы. Если в некоторых  странах его роль снижалась, то в  южных и ряде северных стран (Исландия, Финляндия, Ирландия) доля промышленного  производства в ВВП возросла. В  этих странах продолжался процесс  индустриализации, создавались новые  производственные мощности общего назначения.
На современном этапе  структурный кризис пережили судостроение, черная металлургия, текстильная и  угольная промышленность. Такие отрасли, как автомобилестроение, химия, электротехника, столкнулись с сокращением внутреннего спроса, изменениями в международном разделении труда. К наиболее динамичным отраслям относятся электронная промышленность, в которой преимущественное развитие получило производство оборудования промышленного и специального назначения, прежде всего ЭВМ. Выделились новые отрасли и производства, связанные с изготовлением роботов, станков с ЧПУ, атомных реакторов, аэрокосмической техники, новых средств связи. Однако они оказались не только не в состоянии обеспечить высокие темпы роста экономики, но и в своем развитии отставали от США и Японии.
Компании Западной Европы обеспечивают только 35% регионального  потребления полупроводников, 40% электронных  компонентов, еще меньше интегральных схем. Промышленность региона по выпуску  информационной техники обеспечивает 10% потребностей мирового и 40% регионального  рынков. Середина 90-х годов характеризовалась  некоторым отставанием Западной Европы от основных конкурентов в  прогрессивности отраслевой структуры. Так на изделия, пользующиеся высоким  спросом, приходилось 25% продукции обрабатывающей промышленности ЕС, примерно 30% в США  и почти 40% в Японии. Большое место  в экономике занимала модернизация рентабельно функционирующего производственного  аппарата, а не его коренное обновление на базе новейшей техники.
Как показывают данные по структуре  обрабатывающей промышленности, машиностроение и тяжелая промышленность получили развитие в ведущих странах региона. Так же значителен удельный вес химии. Многие западноевропейские страны являются крупными производителями потребительской  продукции. Доля отраслевой легкой промышленности в Италии, Греции, Португалии составляет 18-24%.
Для большинства стран  региона характерно повышение или  стабилизация роли пищевой промышленности (и в производстве, и в занятости). В Бельгии, Дании, Греции, Португалии на ее долю приходится до 20% промышленной продукции. Современная горнодобывающая  промышленность составляет менее 1% совокупного  ВВП (Греция - 4%, Испания - 1,3%). Добывается около 30 видов полезных ископаемых, но только 3-4 из них в количествах, значительных в масштабах мира (цинк, бокситы, поташ, никель).
Наиболее существенными  являются различия в структурных  показателях по доле сельского хозяйства  в формировании ВВП - от 1,5 до 8%. Высокоразвитые страны достигли практически предела  по этому показателю (2 - 3% ВВП). При  снижении занятости до 7% трудоспособного  населения (1960 г. - 17%) происходило повышение  объемов производства. На долю Западной Европы приходится около 20% мирового производства сельскохозяйственной продукции. Сегодня  ведущими производителями сельскохозяйственных товаров в ЕС являются Франция (14,5%), Германия (13%), Италия (10%), Великобритания (8%). Сравнительно высокие темпы роста  этой отрасли способствовали увеличению самообеспеченности западноевропейских стран в сельскохозяйственной продукции /67/.
На протяжении последних  лет серьезные изменения произошли  в топливно-энергетическом балансе  стран Западной Европы. В результате осуществления комплексных энергопрограмм, направленных на максимальную экономию и повышение эффективности использования  энергии, произошло относительное  сокращение потребления энергии  и нефти.
Снижение энергопотребления  протекало в регионе с различной  интенсивностью. Если для большинства  высокоразвитых стран характерно было значительное сокращение спроса на энергию, то в ряде стран среднего уровня развития (Португалия, Греция, Испания, Ирландия) сохранялась тенденция к его увеличению. Сдвиги в структуре энергобаланса связаны с падением доли нефти (с 52% до 45%), значительным ростом удельного веса атомной энергии, возрастанием роли природного газа. Наиболее широко природный газ используется в Нидерландах, где он составляет половину потребляемой энергии, и в Великобритании. Атомная энергия производится и потребляется в 10 странах.
Этот сектор в настоящее  время во многом определяет рост национального  производства, динамику инвестиций. На него приходится 1/3 экономически активного  населения. Это увеличивает значение западноевропейских стран как финансового  центра, центра оказания другого рода услуг. Несмотря на происходящие перемены, современная отраслевая структура  западноевропейских стран до сих  пор имеет довольно существенные различия, что объясняется устойчивостью  корпоративных структур национальных экономик. Под контролем крупнейших компаний осуществляется производство значительной части совокупного  ВВП. 400 ведущих промышленных компаний (всего в Западной Европе более 10 млн. фирм) сосредоточили 39% общей численности  занятых и производят порядка 37% продукции в обрабатывающей промышленности стран ЕС.
Особенностью современного этапа централизации капитала выступает  широкий международный характер сделок. Примером этого является образование  гигантского шведско-швейцарского электротехнического концерна и  других международных компаний. Структурная  перестройка крупного капитала привела  к существенному укреплению позиций  западноевропейских компаний в мировом  хозяйстве. К началу 90-х годов  в числе 50 крупнейших компаний мира количество западноевропейских увеличилось  с 9 до 24. Все крупнейшие компании имеют  международный характер.
Произошли изменения в  соотношении сил между западноевропейскими  гигантами. Вперед вышли корпорации Германии, в меньшей степени - Франции  и Италии. Позиции британских компаний ослабли. Сохранили свои позиции  западноевропейские ведущие банки, 23 из них входят в число крупнейших 50 банков мира (в том числе 8 германских и 6 французских). Современные процессы монополизации в Западной Европе имеют отличия от подобных процессов  в Северной Америке. Наиболее прочные  позиции крупнейшие западноевропейские компании занимают в традиционных отраслях, значительно отставая в новейших наукоемких. Отраслевая специализация  крупнейших объединений Западной Европы менее подвижна, чем у корпораций США. А это, в свою очередь, тормозит структурную перестройку экономики.
Как показывают прогнозы, рынок  будущего в меньшей степени будет  предъявлять спрос на массовые виды продукции с возможно более низким уровнем себестоимости. Поэтому  повышается роль компаний, которые  опираются на широкую производственную программу с частой сменой выпускаемых  моделей и эффективно приспосабливаются  к изменяющимся условиям рынка. На смену "экономики масштабов" приходит "экономика возможностей". Набирает силу процесс децентрализации управления производством, растет внутрифирменное  разделение труда. Прогрессирующее  дробление рынков по мере углубления специализации потребительского спроса, развитие сферы услуг способствуют росту мелкого предпринимательства, на долю которого приходится до 30 - 45% ВВП. Рост мелкого предпринимательства  повышает гибкость хозяйственных структур применительно к потребностям рынка.
Исходной точкой Европейского Союза, следует считать парижское  заявление министра иностранных  дел Франции Р. Шумана от 9 мая 1950г., предложившего поставить все  производство угля и стали Франции  и ФРГ под общее верховное  руководство. В результате в апреле 1951г. был подписан Парижский договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), в состав которого вошли шесть государств - Бельгия, Нидерланды, Люксембург, ФРГ, Франция, Италия. Договор вступил в силу в 1953г.
При исследовании процессов  экономической интеграции редко  упоминалось о политической составляющей этого союза, чему были свои причины. Однако европейская интеграция была и остается и экономическим, и  политическим процессом. Попытки в 50 60-х годах создать отдельные  политические структуры в рамках уже существовавших экономических  структур не увенчались успехом, была признана их преждевременность. Подписание в 1957г. Римского договора о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС), основанного на таможенном союзе  и общей политике, особенно в сельском хозяйстве, по существу перевело все  внимание на решение экономических  проблем. Было также учреждено Европейское  сообщество по атомной энергии - Евратом.
Таким образом, вступивший в  силу Римский договор фактически объединил ЕОУС, ЕЭС и Евратом. В декабре 1969г. в Гааге было принято  решение о расширении сообществ  и углублении интеграции. С 1 января 1973г. к "шестерке" присоединились Дания, Ирландия и Великобритания, в 1981г. - Греция, в 1986г. - Испания и Португалия, в 1995г. - Австрия, Финляндия и Швеция. Спустя примерно два десятка лет, в Евросообществе стали проявляться  различные подходы к толкованию приоритетов и характера движущих сил внутри и вне группировки, хотя Римский договор во главу  угла поставил приоритет принципов  свободной торговли и рыночной либерализации.
Возникла необходимость  в разрешении определенных противоречий, во многом возникших в результате эволюции мировой хозяйственной  жизни: между политическими и  экономическими целями Сообщества; между  приоритетными политическими и  экономическими задачами отдельных  стран-членов; между политическими  сторонниками сохранения национальных приоритетов и теми, кто активно  выступал за придание евроинститутам большей автономии в процессе принятия решений; между тем, принимать  или нет вызов США и Японии в конкурентной борьбе за завоевание новых рынков или сосредоточить  внимание на развитии европейского. Подготовка к принятию кардинальных решений  была активизирована в конце 70-х - начале 80-х годов.
После подписания в 1986г. Единого  европейского Акта (ЕЕА) положение в  Сообществе претерпело весьма важные изменения. Во-первых, были приняты  решения по постепенному отходу от доминирования Единой сельскохозяйственной политики в пользу решения других экономических и социальных задач. Во-вторых, были поставлены задачи по широкомасштабному  развитию научных и технологических  исследований. В-третьих, были внесены  существенные изменения в бюджетную  политику Сообществ. В-четвертых, была поставлена задача по введению к концу 90-х годов единой валюты. В-пятых, в связи с завершением "Уругвайского раунда" в системе международных  экономических отношений возникла новая ситуация, поставившая задачу по корректировке внешнеэкономических  приоритетов.
В этой связи рассмотрим отмеченные положения, поскольку их реализация характеризует ситуацию в Евросоюзе. Римский договор 1957г. сформулировал основные подходы  к развитию интеграции, однако спустя два десятка лет его философия  стала себя исчерпывать. В договоре отмечается, что в рамках ЕЭС создается  Общий (единый) рынок, представляющий собой  пространство "четырех свобод" - свобода движения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы.
Общий рынок подразумевал единый подход к внешнеторговой политике. К середине 1968г., на полтора года раньше намеченного срока, между  шестью странами - основателями ЕС были ликвидированы внешнеторговые барьеры, а именно тарифы и квоты. В то же время продолжалась кропотливая  работа по унификации, по установлению единых тарифов и квот на внешних  границах Сообщества, т.е. импорт должен был осуществляться на единых базовых  условиях, отрабатывались единые подходы  к внешней политике.
Хотя первоначально внимание было сосредоточено на двух главных  элементах - либерализации торговли и рыночных взаимоотношений, переход  к действительно всеобъемлющим  отношениям "общего рынка" требовал проведения политики гармонизации и "приведения" к общему знаменателю национальной экономической политики каждой страны - члена ЕС.
На пространстве евросообществ  возникла ситуация, при которой страны-члены  были вынуждены (по различным обстоятельствам) принять решения по снятию целого ряда барьеров для расширения торговли между странами группировки. Национальные руководящие круги должны были принять  весьма болезненное решение о  передаче целого ряда прерогатив национального  характера вненациональным органам, исходя при этом из того, что еврорынок  требует адаптации неординарных решений: "лишь бы построить рынок".
Угольная промышленность
В XIX в. в Великобритании, Франции и Бельгии производственное использование угля стало одной из основ промышленной революции. А сейчас в угольной отрасли наблюдается глубочайший структурный кризис почти полностью прекращена добыча угля в Бельгии, заброшены многие угольные бассейны Центрального массива во Франции, остановлены шахты в бассейнах Нор, Па-де-Кале и др., сокращена добыча угля и в Великобритании
Еще сравнительно недавно  много угля добывала Германия (в 2000 г – 223 млн т, что составило 5,1 % мировой добычи), но и здесь отмечается сокращение производства.
Правительства стран Евросоюза  пытались помочь своим «кризисным»  районам. Так, в 1994 г правительство Франции заключило с большинством профсоюзов «Национальный угольный пакт». В нем идет речь о том, чтобы всем занятым в угольной промышленности гарантировать будущее после 2005 г. Предусмотрены программы переквалификации шахтеров, а также досрочный выход части работников на пенсию. Государство осуществляет финансирование дорогостоящих мероприятий по благоустройству территорий, на которых находились шахты Бывшее основное угольное предприятие Франции «Charbonnages de France» фактически превращено в центр по решению социальных проблем почти 200 тыс. шахтеров (выплата пенсий и других пособий, обеспечение жильем, топливом и др.). Государство ежегодно предоставляет «Charbonnages de France» субсидии, участвует в погашении дефицита бюджета предприятия. Таким образом, нелегкая задача ликвидации угольной промышленности решается с минимальными социальными издержками.
В Германии реализация государственной программы «Чистое небо над Руром» помогла модернизировать экономику региона.
Однако в ряде случаев (в частности, в угольно-металлургическом районе на юге Бельгии) требуется  принимать более энергичные меры.
Сельское хозяйство
Механизация сельского хозяйства, рост крупных предприятий способствовали повышению темпов развития сельскохозяйственного  производства западноевропейских стран: к I960 г. общий объем аграрной продукции превысил довоенные объемы на 20–25 %, за I960 – 1980 гг. он более чем удвоился, аза 1981–1995 гг. увеличился на 35 %. В результате если до Второй мировой войны аграрная продукция стран Европы составляла лишь 10 % сельскохозяйственного производства мира, то в настоящее время ее удельный вес вырос до 30 %.
За вторую половину XX в. коэффициент самообеспеченности продовольствием в европейских странах вырос с 99 до 113 %. Это резко изменило положение стран Европы в мировой торговле: производя 30 % мировой сельскохозяйственной продукции, эти страны значительную часть товаров экспортируют и только 40 % продукции аграрного сектора импортируют. Основными экспортерами продовольствия в современном мире являются страны Евросоюза, на долю которых приходится около 40 % экспорта мяса, и США, обеспечивающие примерно 50 % мирового экспорта зерна.
В структуре аграрного производства западноевропейских стран происходят изменения. Первоначально основным было преимущественное развитие животноводства и связанных с ним отраслей растениеводства. Сейчас же наблюдается  некоторое снижение удельного веса продукции растениеводства в  стоимости сельскохозяйственных товаров. Однако земледелие по-прежнему играет важную роль, обусловливая, в частности, и развитие животноводства.
Наиболее важное значение среди отраслей растениеводства  имеют посевы зерновых. Во многих странах  Европы зерновое хозяйство – ведущая отрасль земледелия. Самый крупный производитель зерна – Франция.
Зерновые культуры являются объектом активной международной торговли. На экспорт идет примерно 15,0 % производимого зерна. США продают за рубежом более 78 млн т зерна, что в 2000 г. составило 31,0 % общей стоимости экспорта зерновых. Франция продает более 28 млн т зерна (11,3 %).
Важное место среди зерновых культур занимает кукуруза. Ведущий  ее производитель в Западной Европе – Франция, которая в 2000 г. собрала 15,5 млн т (2,6 % мировых сборов). В прошлом много земли отводилось под посевы овса. Но сегодня площади, занятые овсом, постоянно сокращаются. Это следствие уменьшения поголовья лошадей в результате механизации сельского хозяйства. Уменьшаются и сборы ржи, которую продолжают сеять только в районах с неплодородными почвами. Как правило, рост производства ячменя обусловлен преимущественным развитием животноводства в этих регионах.
По мере роста благосостояния людей все большую роль в их питании играют овощи и фрукты. Это стимулирует развитие овощеводства и садоводства. Площади, занятые огородами, и объемы производства овощей в странах Евросоюза повсеместно увеличиваются. Так, Франция лидирует среди ведущих европейских стран по потреблению овощей на душу населения. Огороды здесь занимают более 2 млн га. Кроме того, еще не менее 400 тыс. га овощных культур высевается в полевых севооборотах. А в стоимости сельскохозяйственной продукции доля овощей составляет 6–7 %.
Во многих европейских странах  развито садоводство. По сборам яблок первые места в Европе занимают Германия и Франция (примерно по 2,5 млн т в год). По сбору абрикосов первенствует Франция, вишни – Германия, слив – Италия.
Родиной виноградарства считаются Древняя Греция и Древний Рим. Римляне завезли виноградную лозу в Галлию (историческая область Франции), где она получила большое распространение. Несмотря на то что в 1 в. по приказу римлян, опасавшихся конкуренции, на юге Галлии была вырублена половина виноградников (в дальнейшем они были восстановлены и расширены), Франция и поныне главный конкурент Италии в производстве и переработке винограда.
В настоящее время во многих странах Евросоюза под фуражными культурами, естественными лугами и пастбищами занято более половины всех используемых в сельском хозяйстве площадей. Это связано с особенностями развития животноводства.
Повышение благосостояния населения  и связанные с ним изменения  структуры спроса на продовольствие в течение ряда лет обусловливали  преобладание животноводства над растениеводством в большинстве стран Западной Европы. В некоторых из европейских стран на продукцию животноводства приходилось до 75 % валовой продукции, создаваемой в сельском хозяйстве.
Но в последнее время  наметилась тенденция к уменьшению роли продукции животноводства. Это  объясняется растущим спросом на продукты растениеводства, важные для  здоровья людей, распространением в  отдельных странах различных  заболеваний животных, усилением  требований к экологической чистоте  потребляемых продуктов и некоторыми другими факторами.
Необходимо также учесть, что, поскольку ряду стран Европы (например, Италии) присущ так называемый средиземноморский тип сельского  хозяйства, где на долю продукции  растениеводства приходится более 60 % стоимости всей сельскохозяйственной продукции, то в масштабах европейского сельского хозяйства соотношение между растениеводством и животноводством примерно равное.
Успехи ученых в селекционной работе позволили добиться значительного увеличения продуктивности животных. В настоящее время страны Евросоюза превосходят развивающиеся страны по надою молока на 1 корову более чем в б раз, по выходу мяса – в 1,5–2 раза.
Разведение крупного рогатого скота – важное направление развития животноводческого комплекса. Основную роль в мировом производстве мяса и молока играют страны Западной Европы и США. Этому способствовали интенсивные методы хозяйствования, использование концентрированных кормов, переход на индустриальные методы разведения скота, успехи селекции. По производству мяса на душу населения США опережают Западную Европу (в странах ЕС ежегодно производится 30–33 млн т мяса), но отставание Европы уменьшается. В 80 – 90-е годы XX в. среднегодовые темпы прироста производства мяса в странах ЕС были 3,0 %, а в США – 1,6 %. Из стран Европы наибольшие объемы производства мяса отмечаются в Германии и Франции. В 2000 г. производство говядины и телятины в странах ЕС составило 7,39 млн т, из них на экспорт пошло 0,57 млн т.
Основным регионом молочного  животноводства в мире является Западная Европа, где сконцентрировано около 25 % поголовья молочных коров и производится более 30 % молока. Лидируют в производстве молока Германия, Нидерланды, Франция и Великобритания (самые высокие показатели на душу населения – у Нидерландов и Франции).
Важным сектором агропромышленного  комплекса является переработка и сбыт продукции сельского хозяйства. Во Франции, Италии, Венгрии и других европейских странах развито производство мясных, овощных и фруктовых консервов. Франция – мировой лидер сыроварения.
Виноделие, которое раньше было сродни искусству, стало индустрией именно благодаря массовому спросу на вино даже в тех странах, в которых население ранее вино практически не употребляло. Так, в конце XX в. экспорт французского вина в Японию вырос на 700 %. Франция – главный экспортер вин – вывозит 20 % своей продукции (ежегодные доходы от экспорта только бордоских вин превышают 3 млрд долл.). Продолжается традиционная борьба за мировое первенство в виноделии между Францией и Италией.
Тесно связано с виноделием производство коньяков. Еще в XVI в. французские крестьяне из местечка Коньяк изготовили напиток, впоследствии получивший большое распространение. Современное производство коньяков во Франции достигло 145 млн бутылок в год, из которых 95 % отправляется на экспорт.
Экономические проблемы западноевропейского хозяйственного комплекса
Финансовый кризис
 За двадцатилетие на  рубеже XX–XXI вв. 5 развитых и 88 развивающихся стран испытывали системный финансовый кризис. Более того, уже в 70-е годы XX в. несколько десятков стран мира переживали «длительную ползучую финансовую депрессию», а в 1997 г. финансовый кризис имел место более чем в 60 % стран – членов Международного валютного фонда (МВФ).
При всем своеобразии финансовых кризисов в отдельных странах  и в отдельные периоды общей  основой их служил рост международных финансов, существенно превосходивший рост реального сектора экономики. Здесь сказалась большая подвижность финансового капитала, его способность перемещаться из одной страны в другую, менять направление вложений, формы деятельности. Благодаря такой мобильности, финансовые потоки приобретали нередко характер «валютных тайфунов». Их «хозяева» стремились к максимально быстрому обогащению, используя при этом в качестве оружия валютные и иные спекуляции, политические средства и т. п. При этом они часто прибегали к краткосрочным операциям с ценными бумагами и денежными суррогатами, что усиливает спекулятивные процессы прирастания капитала. Возникает порочный круг развития: сначала капитал устремляется в те зоны мира, где складываются в какой-то момент особо благоприятные обстоятельства для его увеличения, а при изменении ситуации начинается массовый отток капиталов, обескровливающий экономику этих стран. Особая опасность – в переполнении каналов обращения вторичными ценными бумагами, так называемыми деривативами.
О динамике трансграничных финансовых потоков и их составе  свидетельствуют следующие данные. Лишь за 1970–2000 гг. годовой объем прямых инвестиций из 7 ведущих стран мира вырос примерно в 40 раз, портфельных – в 50 раз. Общий объем накопленных зарубежных инвестиций 7 этих стран на рубеже XX–XXI вв. составил примерно 20 трлн долл., из которых на портфельные инвестиции приходится 33 %, на займы – 40 %.
Первоначально рост экспорта капитала рассматривался как положительное явление, способствующее экономическому развитию. Но гигантские размеры движения капитала, резкие изменения в направлении этого движения, а также в значительной степени спекулятивный характер многих экспортных операций, к тому же вышедших из-под контроля национальных администраций, приводили к кризисным потрясениям, нарушали равновесие финансовых систем ряда стран. Процесс «финансьеризации» (как говорят на Западе) развивается волнообразно.
Сначала кризис охватывает одну страну или группу стран, где  складываются благоприятные возможности  для деятельности международных  финансовых спекулянтов. Когда после  принятия в этих государствах разнообразных  мер с участием других стран и  международных организаций, прежде всего МВФ, положение несколько  стабилизируется, волна кризиса  перемещается в другую страну. Это  связано с тем, что причины  кризиса, международной финансовой неустойчивости не могут быть устранены  принятием частичных мер. Противоречия продолжают накапливаться, и через  некоторое время кризис возникает  в новом месте.
Показателем финансовых трудностей являются инфляционные процессы. Так, инфляция в зоне евро в ноябре 2003 г. выросла до 2,2 % (запланированный Европейским центральным банком уровень – 2,0 %). После снижения темпов роста цен в начале 2003 г., обнадежившего европейских финансистов, с августа того же года рост цен стал ускоряться. Наибольший вклад в инфляцию внесли постоянно растущие цены на одежду, а также акцизы на табак и алкоголь.
Росту международной финансовой неустойчивости способствуют и огромные размеры валютных операций. Возросшая во всем мире общеэкономическая и валютно-финансовая нестабильность ярко проявилась в росте объемов неисполненных обязательств, или дефолтов. Только за первых три квартала 2002 г. произошло 27 суверенных дефолтов (в течение 2001 г. – 28), общая сумма задолженностей по которым достигла 133 млрд долл. (в 2001 г. – 74 млрд долл.). В 2003 г. количество дефолтов увеличилось. Огромные дефолтные долги давят на весь банковский сектор.
Банковский кризис
 По всем странам  мира рост числа просроченных кредитов отмечен в сотнях банков. А рост доли «плохих кредитов», т. е. невозвратных, – начало кризиса. Этот процесс коснулся и стран Западной Европы. За 2000–2002 гг. объем долговых обязательств 154 крупнейших западноевропейских финансовых компаний удвоился. В значительной степени эти обязательства имеют характер «плохих долгов».
Другой показатель банковского  кризиса – падение курсов акций банков на фондовых биржах. Так, в 2002 г. акции западноевропейских банков упали после заявления руководителей финансовой компании «Goldman Sachs» о том, что крупным банкам придется увеличить резервы на покрытие просроченных кредитов.
Еще одним показателем  кризиса служат огромные убытки ведущих  инвестиционных банков из-за сокращения общего объема сделок по слияниям и поглощениям, которые упали с 3 трлн долл. в 2000 г. до 720 млрд долл. в 2002 г. К тому же в 2002 г. инвестиционным банкам Западной Европы и Северной Америки пришлось списать более 130 млрд долл. на убытки от кредитования.
С потерями от невозвращенных кредитов и падением доходов столкнулись  многие крупные банки. Германский Dresdner Bank сейчас существенно сокращает  объемы новых корпоративных кредитов и масштабы операций с ценными  бумагами в США и Латинской  Америке. Один из крупнейших европейских  банков Deutsche Bank закончил 2002 г. с убытками. Сократились и общие доходы банка, а созданные им резервы под кредитные риски достигли 790 млн евро (против 135 млн евро в 2001 г.). В условиях углубляющегося кризиса руководство банка приступило к распродаже своих активов. В частности, этот ведущий немецкий банк намерен расстаться со своими долями в компаниях «Allianz» и «Daimler – Chrysler».
Бухгалтерский кризис
 Начавшись в США,  бухгалтерский кризис затронул  и страны Западной Европы. Он  привел к моральной дискредитации  всей корпоративной социально-экономической  системы.
Банкротство «Enron» (США), одной  из крупнейших энергокомпаний мира, с  которого начался кризис, явилось  следствием финансовых спекуляций ее руководства (пирамида долгов). «Enron»  покупала различные активы и компании, а когда пришло время платить  по долгам, денег не оказалось. Следом за «Enron» обанкротился ряд других крупных мировых компаний, в том  числе в странах Западной Европы.
Во Франции большую известность приобрело дело компании «Elf». В ходе судебного разбирательства, которое продолжалось 10 лет, непосредственный ущерб был установлен в сумме 300 млн евро. По этому делу в качестве обвиняемых и свидетелей проходило до 1000 человек.
В качестве средства борьбы против коррупции и махинаций  в Великобритании был принят своеобразный кодекс так называемого этичного потребления и этичных инвестиций. В 2002 г., исходя из этических соображений, британцы потратили почти 20 млрд фунтов стерлингов. Политика принципиального непотребления товаров транснациональных компаний, замеченных в использовании труда детей, жестоком обращении с животными или нанесении вреда экологии, обошлась этим компаниям в 2,6 млрд фунтов стерлингов, еще 5,6 млрд фунтов стерлингов британцы потратили, руководствуясь таким принципом, как поддержка местных производств, соблюдающих правила честной торговли.
Но есть и примеры «неэтичного» потребления. В частности, рынок  экологичных моющих средств, пик  развития которого пришелся на конец 80-х  – начало 90-х годов XX в., в последнее время значительно сузился.
В конце 2003 – начале 2004 г. произошел скандал с одной из крупнейших компаний Италии – «Parmalat». По обвинению в фальсификации бухгалтерской отчетности, мошенничестве и манипулировании рынком были арестованы руководители, бухгалтеры и советники компании. Стало известно об исчезнувших активах на 13 млрд долл., о никогда не существовавшем счете на 5 млрд долл. в Bank of America, о множестве дочерних фирм в оффшорах, о фальшивых счетах на сотни миллионов долларов за непроданный товар, о 640 млн долл., принадлежавших «Parmalat» и пропавших в инвестиционном банке на Каймановых островах, и т. п.
В январе 2004 г. в Германии начался процесс о финансовых нарушениях во время продажи всемирно известного немецкого концерна «Mannesmann» британской «Vodafone Group». Процесс, по которому на скамье подсудимых оказались б членов совета директоров «Mannesmann», стал одним из самых громких за всю послевоенную историю страны.
Пытаясь остановить лавину разоблачений, обострявших биржевой кризис, или по крайней мере ослабить ее воздействие на сознание американцев  и граждан других стран, правящие круги США пошли на крайние  меры: в августе 2002 г. был принят Акт Сарбейнса – Оксли. В соответствии с ним руководителей крупнейших американских компаний обязали проверить бухгалтерские книги своих фирм и дать клятву в том, что все записи в них точны. В случае нарушения такого заверения предусматривалось наказание в виде штрафа до 15 млн долл. или тюремного заключения сроком до 10 лет. Некоторые аналитики считают, что эта мера может спровоцировать обострение кризиса всей системы и в США, и в Европе. В то же время принятие Акта Сарбейнса – Оксли может рассматриваться как начало перехода к «новому курсу» типа рузвельтовского «New Deal» 30-х годов XX в. в его современной форме. Об этом же свидетельствует усиление активности смешанных государственно-частных учреждений.
Структурные кризисы
При анализе кризисных  процессов в последние десятилетия  все большее внимание уделяется  концепции структурных кризисов. Первоначально аналитиков интересовали главным образом трудности, которые  переживали традиционные отрасли экономики, т. е. структурные кризисы в черной металлургии (в США и некоторых странах Западной Европы), в автомобильной промышленности, в текстильном производстве (например, во Франции) и др.
Но «новая экономика» как  совокупность новейших информационных и телекоммуникационных технологий объявлялась не подверженной кризисам. По мнению ученых, она имела качественно  отличные от традиционной экономики  правила функционирования, что обеспечивало постоянный экономический рост. Однако с начала XXI в. стали говорить и о кризисе «новой экономики», причем некоторые аналитики назвали его основным структурным кризисом современного мира.
Чтобы понять это явление, необходимо вспомнить о переоценке акций интернет-компаний. Доля рыночной капитализации компаний информационных технологий в общей рыночной капитализации ряда стран в 1990–2000 гг. выросла в среднем в 2–3 раза, а в некоторых случаях – в 5–6 раз:
 
 

Такой рост был следствием огромного разрыва между курсом акций интернет-компаний, их реальной стоимостью и размерами прибыли, которая во многих случаях просто отсутствовала.
Другой показатель структурного кризиса «новой экономики» – разорение многих высокотехнологичных фирм, таких, как «WorldCom» или филиал американской группы «Enron».
Многие финансовые скандалы, в том числе банкротства крупнейших компаний, связаны с деривативами. На определенном этапе операции со вторичными ценными бумагами приносили  огромные прибыли, содействуя росту  финансовых пирамид. Но в последнее  время эти пирамиды стали рушиться, принося гигантские убытки. В результате положительная динамика ряда общих  показателей «новой экономики» замедлилась.
ФРГ, Франция, Италия, Великобритания
Наряду с теми чертами  социально-экономического и политического  развития европейских стран, которые  сближают их, существуют и такие  особенности европейской экономики  и политики, которые весьма противоречиво  влияют на процесс интеграции. Поэтому  следует отметить наличие в настоящее  время в Европе нескольких значительно  отличающихся друг от друга групп  государств.
Противоречия между группами стран и отдельными национальными  экономиками оказывают большое  влияние на становление Объединенной Европы. С учетом различий между  странами Евросоюза можно выделить главные составные части европейского объединения:
• страны «рейнского капитализма» – Германия и Франция, которые возглавляют ЕС;
• Италия, которую также считают страной «рейнского капитализма»;
• Великобритания, экономика и политика которой близки к экономике и политике США;
• группа «малых» развитых стран:
в Западной Европе – Бельгия, Люксембург и Нидерланды; в Северной Европе – Дания, Ирландия, Финляндия и Швеция;
в Центральной Европе –  Австрия;
• среднеразвитые страны – Греция, Испания и Португалия, которые составляют южноевропейскую группу;
• страны, принятые в ЕС в мае 2004 г., – Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Эстония.
Многие аналитики считают, что американская экономическая  модель представляет собой тесное переплетение интересов предприятия и экономики  в целом, когда целью деятельности любого предприятия являются краткосрочное  получение прибыли и рациональность, ограниченная развитием экономики  и техники. В этом случае экономика  управляется финансами.
Западная Европа предпочла социальную рыночную экономику, более подходящую к региональным реалиям, потому что попытка внедрения американской модели сулила непредсказуемые последствия. Так, в странах Юго-Восточной Азии, в том числе и в Японии, попытка обеспечить «догоняющее развитие» на базе американской экономической модели после начальных впечатляющих успехов привела к азиатскому экономическому кризису 1997–1998 гг.
Социальная политика государства  в Западной Европе, особенно в странах  «рейнского капитализма», выглядит весьма впечатляюще:
 
 

Особенность стран «рейнского капитализма», составивших ядро Евросоюза, в том, что на протяжении 2500 лет  они являются основным носителем западной культуры и цивилизации. Экономика этих стран «представляет собой социал-демократическую рыночную систему регулируемую в соответствии с ее культурными традициями и сочетающую в себе элементы индивидуализма, корпоративистские и государственные стратегии социальной защиты Вмешательство государственных элит, корпоративистских групп и интересов охватывает все сферы экономической деятельности, оттесняя на второй план договорное право, верховенство которого является неотъемлемой чертой основанных на индивидуализме, саморегулирующихся экономических систем».
[13]
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.