На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Театр в Оренбурге

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 02.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 21. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение
«Зачем мы ходим  в театр, зачем мы так любим  театр? Затем, что он освежает нашу душу…  мощными и разнообразными впечатлениями… и открывает нам новый, преображенный  и дивный мир страстей и жизни», - писал В.Г. Белинский.
Если в русском  театре первой половины XIX века господствующим направлением был сентиментализм, то во второй половине столетия он начал  отражать глубокие социальные процессы, которые происходили в стране, обнажать многие темные стороны действительности. Выдающиеся русские драматурги в  целом ряде пьес подводили зрителей к мысли о необходимости общественного  переустройства.
Крупнейшими театрами страны в то время были московский Малый (1824) и петербургский Александринский (1832). Но театральная жизнь, конечно, не ограничивалась Москвой и Петербургом. Было много хороших театров и  в провинции - в Киеве, Харькове, Ростове, Саратове. Были театры и на Урале. Среди  наиболее известных и старейших - театры Перми, Уфы, Оренбурга.
Истории Южного Урала посвящено много научных  трудов, выпущено много интересных, познавательных книг, рассказывающих об истории нашего региона.
В работах «История Урала с древнейших времен до 1861 г.» и «История Урала в период капитализма» - всестороннее описание края: археология, природные ресурсы, экономика, политика, культура.
В «Истории Оренбуржья»  можно найти ответы на многие вопросы. Наиболее ценна эта книга тем, что значительные события и факты  освящаются в ней в связи с  деятельностью многих известных  личностей.
Незнамов М. «Старейший русский театр на Урале». Используя архивные документы, выпуски местных газет прошлого столетия, автор подробно описывает историю возникновения Оренбургского театра, его взлеты и падения, многообразие репертуара, выступления знаменитых актеров, рождение своих «звезд».
В 1956 году Оренбургскому  драматическому театру исполнилось 100 лет. Этой замечательной дате посвящен юбилейный сборник «Чкаловский  областной драматический театр  им. А.М. Горького. 100 лет.» Статья Е. Правдухиной «Театр в Оренбурге» рассказывает о нелегком, но славном пути театра, о его прошлом, начиная с истоков, о замечательных актерах, игравших на его подмостках.
Нашей работе во многом помогли мемуары знаменитых актеров (Велизарий М.И., Юрьев Ю. М) и рассказы о них (О Ф.И. Шаляпине, П.А. Стрепетовой, К.С. Станиславском). Для уточнения деталей очень полезны были справочники и энциклопедии. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

I.Театры Южного Урала
1.1.Зарождение  и развитие театрального  искусства на Урале
Уже в XVIII в. в городах и на заводах Урала прочно прижились театрализованные представления - народные драмы. Наиболее популярными из них были «Шайка разбойников» и «Царь Максимилиан».
В начале XIX в. появляются крепостные театры в вотчинах крупнейших магнатов - Строгановых, Всеволжских и др. В качестве организаторов этих театров, носивших любительский характер, выступали представители крепостной интеллигенции, получившие образование в столице и познакомившиеся там с театром. Основной состав актеров набирался из крепостных служащих, причем долгое время женские роли исполнялись мужчинами.
В 1807 г. крепостные служащие Очерского завода организовали драматический кружок. Ему было отдано пустующее здание склада, который стали называть «комедийным сараем». В этом театре ставили пьесу Капниста «Ябеда», оперу Верстовского «Аскольдова могила», оперу Матинского «Гостиный двор». В 20-х годах XIX в. существовал театр в административном центре строгановской вотчины в с. Ильинском.
В 1850 г. по инициативе крепостного художника А.И. Мельникова, впоследствии известного оперного певца, был организован театр в Усолье. Театральные труппы выезжали на гастроли и в губернский город.
Начало профессиональному  театру на Урале положил казанский  антрепренер П.А. Соколов, переехавший со своей труппой на Урал в начале 40-х годов. В Екатеринбурге первый спектакль этой труппы состоялся 5 ноября 1843 г. в наскоро переделанном помещении цейхгауза при горном госпитале. В первый же театральный сезон уральская публика познакомилась с операми Верстовского «Аскольдова могила», Беллини «Невеста-лунатик» («Сомнабула»), бессмертной комедией Гоголя «Ревизор». Но большую часть репертуара по традиции того времени составляли мелодрамы, водевили и комедии часто весьма невысокого качества. Соколов расширил свою деятельность, перенеся ее на другие уральские города - Пермь и Ирбит.
В Екатеринбурге  был объявлен сбор денег на постройку  каменного театрального здания, проект которого был утвержден в 1845 г. Новый театр на 800 мест открыла та же труппа Соколова. В 1849 г. было построено деревянное театральное здание в Перми.
В Оренбурге  профессиональные артисты впервые  выступили в 1856 году (труппа провинциального  антрепренера Б.И. Соловьева).
После отмены крепостного  права в России быстро развивается  провинциальный театр, у которого в  это время появляется новый, демократический  зритель. Но Урал по-прежнему продолжала обслуживать в основном одна театральная  труппа, включавшая в орбиту своей  деятельности Пермь, Екатеринбург, Ирбит. В репертуаре театра были пьесы Шекспира, Островского, Сухово-Кобылина, однако подавляющую часть его составляли легковесные комедии и водевили.
Город Пермь  имел лишь небольшое деревянное здание театра. Было решено построить новый, каменный театр, на постройку его  объявили сбор пожертвований. В короткий срок жители города собрали больше 100 тыс. рублей. В подписке участвовали  и рабочие Мотовилихи. К весне 1878 г. здание построили. Оно было в то время одним из лучших театральных зданий.
В качестве антрепренера в Пермский театр пригласили выдающегося  деятеля русской провинциальной сцены Петра Михайловича Медведева, человека передовых взглядов, талантливого режиссера и актера. Он подобрал труппу с большим старанием. В  нее вошли В.Н. Давыдов, З.А. Рунич, И.П. Уманец-Райская, старейшая уральская актриса Е.А. Иванова, Л.В. Михайлов, М.И. Бабиков и др.
Театральный сезон 1878/79 г. имел большое значение для  уральского зрителя, так как показал  ему образцы настоящего театрального искусства. В следующем, 1879/80 г. Медведев впервые привез на Урал настоящий профессиональный оперный коллектив, с которым гастролировал по городам края.
К середине 90-х  годов Пермь и Екатеринбург превращаются в крупные периферийные театральные  центры. С 1895 г. Пермь становится первым провинциальным городом, отказавшимся от частной антрепризы (театр содержался за счет городской думы).
В Уфе вместо сгоревшего деревянного здания театра в 1876 г. был выстроен новый театр, в котором выступали и профессиональные коллективы, в том числе Семенова-Самарского, в труппе которого в 1890 г. пел 17-летний Шаляпин.
В Оренбурге  систематически выступали профессиональные драматические и оперные труппы. Спектакли шли в здании манежа, переоборудованном в театр.
В 80-х и начале 90-х годов и в других уральских  городах - Челябинске, Кургане, Троицке - появляются театральные труппы (как  правило, небольшие и далеко не первоклассные), выступающие с опереточными и  драматическими спектаклями.
Большое значение для Урала имели гастроли ряда выдающихся русских артистов. Во второй половине XIX в. здесь побывали Д.М. Леонова, В.Н. Андреев-Бурлак, М.Т. Иванов-Козельский, К.А. Варламов, Г.Н. Федотова, П.А. Стрепетова, А.П. Ленский.
Кроме профессионального  театра, в Перми, Екатеринбурге, Уфе  и других городах устраивались оперные  и драматические постановки силами любителей. Доступ в театр и на постановки привилегированных любительских кружков имели в основном «верхи»  или, в лучшем случае, представители  средних слоев. Между тем передовая  часть уральских рабочих жадно тянулась к театру. В этом отношении большой интерес представляют самодеятельные заводские театры, которые во второй половине века существовали во многих пунктах края, причем наряду с возникшими еще до реформы появляется много новых (в Нижнем Тагиле, Березниках, Юго-Камске, Благовещенском заводе и в др. местах). Эти театры, отличавшиеся большой демократичностью, пользовались успехом не только у интеллигенции, но и у рабочего зрителя. 

1.2.Начало  артистической карьеры  Ф.И.Шаляпина в  Уфе
Имя великого певца  Федора Ивановича Шаляпина неотделимо от истории русской музыкальной  культуры. Целиком обязанный ей своими художественными достижениями, Шаляпин  создал себе и русскому оперному театру небывалую славу далеко за пределами  Родины.
Искусство Шаляпина теснейшим образом связано с  традициями всего передового русского театра. Оно стоит в одном ряду с творчеством корифеев русской  драматической сцены, вознесшим  на недосягаемые высоты сценическое  искусство нашей страны. Именно поэтому  создатель Московского Художественного  театра К.С. Станиславский с убежденностью говорил, что Шаляпин - один из учителей не только оперного, но и драматического актера. «Я свою систему писал с Шаляпина», - утверждал он.
Уфа - город примечательный в жизни Шаляпина. Здесь началась его артистическая карьера. В 1890 г. семья Шаляпиных испытывала большие материальные трудности: отец потерял службу, семья решила покинуть Казань и на пароходе отправилась в Астрахань, надеясь, что на новом месте судьба будет к ней благосклоннее. Однако надежды не оправдывались. В конце концов родители отпустили Федора попытать счастья, и он отправился обратно в Казань.
Ни на что не надеясь, Шаляпин пошел наниматься в хор опереточной группы С.Я. Семенова-Самарского и неожиданно получил аванс - 6 рублей и билет второго класса до Уфы, куда в ближайшее время должна была отправиться труппа. «Был сентябрь. Холодно и пасмурно. Уменя, кроме пиджака, ничего не было… Чувствовал я себя превосходно: первый раз в жизни ехал во втором классе, и куда ехал! Служить великому искусству, черт возьми!»
Федор волновался, оставят ли его в труппе, так  как в Казани, нанимаясь на работу соврал, что знает много партий в операх и опереттах. На пробе голосов хормейстер обратил внимание на Шаляпина, сказав: «Нет, этого мальчика надо оставить. У него недурной голос, и он, кажется, способный…»
Федора полюбили в труппе; он был готов выполнять  любую работу и все делал с  огромным воодушевлением - чистил лампы, подметал сцену, помогал устанавливать  декорации.
Поселился молодой  певец в Уфе «у прачки, в маленькой  грязной подвальной комнате, окно которой  выходило прямо на тротуар… На мои 20 рублей жалованья в месяц это была жизнь достаточно роскошная».
Дебют Шаляпина в Уфе состоялся 26 октября 1890 года в опере А. Замары «Певец из Палермо». Сначала он выступал в хоре, но уже 18 декабря 1890 года спел небольшую сольную партию Стольника в опере Монюшко «Галька».
Дела антрепризы С.Я. Семенова-Самарского шли неважно, хотя почти каждый день труппа играла новый спектакль. Шаляпину пришлось однажды выступить в драматической роли - сыграть Держиморду в «Ревизоре». Вскоре артисты разъехались, и для Федора вновь начались голодные дни. В своих скитаниях он добрался до Тифлиса, города, ставшего для Шаляпина «чудодейственным». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

II.Театр в Оренбурге
2.1.Театральная  жизнь в Оренбурге  в XIX столетии
Основанный в 1743 г., Оренбург к началу XIX в. стал «столицей степей», крупным торговым центром, меновым двором, через который проходил весь торг России с Средней Азией.
Население города было пестрым. Здесь жили русские, киргизы, башкиры, татары, казахи, французы и  итальянцы, остатки пленных 1812 года. Оренбург был богат хлебом, сырьем, дешевой рабочей силой, но беден культурой. Здесь не было ни театра, ни циркового балагана. Только в 30-х годах прошлого столетия В.И. Даль, знаменитый русский лексикограф, пытался создать в Оренбурге краеведческий музей.
К началу реформы 1861 г. разрыв в уровне промышленного развития России и передовых стран Запада оказался большим, а Крымская война 1853-1856 гг. показала промышленную отсталость России. «Поражение во время Крымской войны, - писал Энгельс, - показали необходимость быстрого промышленного развития для России».
Под влиянием интенсивной  колонизации в пореформенный  период происходят значительные изменения  в численности и социальной структуре  населения, в экономической и  духовной жизни Оренбургского края.
В Оренбурге, как  и в ряде других городов, возникли различные культурные учреждения, в  том числе и общество содействия народному образованию. Деятельное участие в работе общества принимали  Ал. Жемчужников, соавтор А.К. Толстого по созданию образа Козьмы Пруткова, поэт А. Плещеев, видный сотрудник пограничной комиссии, в доме которого прозвучал голос любителей русского театра.
Любительские  спектакли начались во второй половине 50-х годов. В своих трудах Оренбургская ученая комиссия отмечает, что вначале  любители играли в столовой дворянского  собрания и только «с постепенным  развитием дела перешли в зало, но занимали его лишь в те дни, когда  не бывало танцовальных вечеров».
Репертуар любителей  не выходил за рамки русского и  французского водевиля. Тем не менее, спектакли привлекали внимание не только тех, кто посещал дворянское собрание, но и более широких кругов населения. Однако ограниченность сценической  площадки сковывала любителей, лишала их возможности ставить классику.
В рукописном фонде  Государственного театрального музея  имени А. Бахрушина хранится любопытный документ. Видный провинциальный антрепренер Б.К. Соловьев в мае 1856 г. писал артисту Малого театра Прову Михайловичу Садовскому: «Добрый друг, Пров Михайлович, бог наказует еще за грехи мои меня, в Самаре проработал зиму даром, директор растратил деньги и бежал… Труппа у меня зело слабенькая - семь актеров и пять актрис, из коих вместе персон пять порядочных, а остальные так себе».
Не рискнув  без средств выехать со слабой труппой в какой-либо иной «театральный»  город, Б.К. Соловьев решил попытать счастья в Оренбурге, где в то время играли лишь местные любители.
Свое прощение «дозволить давать спектакли» в городе, а также выдать труппе на время 300 рублей серебром Соловьев направил в  канцелярию Оренбургского генерал-губернатора  еще летом 1855 года. Приезд актерам  был разрешен, но в денежной субсидии канцелярия отказала.
Так, на свой страх  и риск, Соловьев осенью 1856 года открыл первый в истории города театральный  сезон, ознаменовавший рождение в Оренбурге  профессионального театра.
Достоверность этой даты подтверждается еще одним  документом, который, кроме того, указывает  годы последующих антреприз. «Лучшие  труппы драматических артистов подвизались  на Оренбургской сцене без всяких субсидий от города, в то время, когда  театральное дело находилось в руках  опытных и солидных антреприз. Таковы антрепризы Соловьева, державшего два сезона с 1856-1858 гг., Глазенаппа-Берга с 1858-1860 гг. Иванова - с 1861-1862 г., Иванова-Бельского-с 1866-1867 г., Бельского - с 1867-1870 и дирекции, учрежденной генерал-губернатором - 1871-1872 гг., а также Рассказова (который, однако, получил субсидию). Во время этих антреприз городское общество на подмостках своего театра имело удовольствие видеть артистов, по справедливости пользовавшихся и пользующихся доныне вполне заслуженной известностью не только в провинции, но и на частных сценах обеих столиц», - пишет «Журнал Оренбургской городской думы» 17 февраля 1883 г.
Сведений о  репертуаре труппы Соловьева не сохранилось. Известно только, что в 1856 году им были поставлены водевили: «Двое за шестерых», «Отец, каких мало» и «Девятиженец».
Специального  театрального помещения в городе не было. Местные любители ставили  спектакли в зале Благородного Собрания, где, по свидетельству современников, имелись отлично выполненные  декорации. Однако городские власти передавать их приезжим труппам воздерживались, ибо не верили в возможность постоянного существования театра в Оренбурге.
Между тем Соловьев в первый же свой сезон так успешно  повел дело, что закончил его безубыточно  и остался в городе еще на год.
Работа последующих  антреприз (Глазенаппа-Берга, Иванова, Иванова-Бельского, Бельского) показала, сколь значительную роль стал играть в культурной жизни Оренбурга профессиональный театр.
Еще в 30-х годах  в городе был построен экзерцигауз - каменный манеж для занятий с рекрутами. Но так как занятия не проводились, возникла мысль - использовать манеж для организации спектаклей. После настойчивых требований общества помощи и содействия народному образованию, здание манежа было приспособлено под театр.
В 1863 году состоялось открытие первого театрального сезона любителей. Спектакли имели успех  и составляли главную статью дохода общества помощи нуждающимся школьникам.
В 1868 году театр  почти полностью реконструировали. Оренбургский губернатор генерал Крыжановский поручил местному подрядчику Алексееву изменить «конфигурацию здания», так как вход в ложи и партер шел прямо со двора. После капитального переоборудования зрительный зал отвечал всем требованиям профессионального театра: он стал длиннее, ему придали форму подковы, возвели третий ярус под «раек», т.е. галерею, улучшили освещение и акустику, отстроили и отеплили коридоры и фойе. Сцену углубили на три аршина, создали «карманы» для декораций, построили несколько актерских комнат, и театр только по внешнему виду напоминал манеж.
На реконструкцию  здания генерал-губернатор Крыжановский израсходовал 12,5 тысячи рублей из так называемого башкирского капитала (налогов, поступавших от башкир). Вслед за этим Крыжановский, один из любителей и «меценатов» театра, возбуждает перед Военным министерством и Министерством внутренних дел ходатайство о передаче театра городу:
«Оренбург, находясь на рубеже Европы и Азии, составляет пункт, куда съезжаются торговцы со всех среднеазиатских ханств, давно уже  нуждался в театре в видах усиления влияния на азиатцев русской цивилизации и для удовлетворения потребностям общественной жизни самого города, население которого превышает 35 тыс. душ… Находя средства города Оренбурга слишком достаточными для того, чтобы иметь театр, и сознавая настоятельную нужду в этом учреждении, здесь более чем во всяком другом губернском городе для удовлетворения потребностям быта массы азиатцев, живущих в Оренбурге круглый год, я имею честь покорнейше просить разрешения передать театр в ведение города».
Ходатайство Крыжановского было удовлетворено как Министерством внутренних дел, так и Военным, которое разрешило изъять из ведения казачьего войска здание манежа, уже ставшего зданием театра, и передать его городу.
К этому же времени  относится переписка между видным провинциальным антрепренером А.П. Бельским и канцелярией генерал-губернатора. Бельский обратился к генералу Крыжановскому с просьбой предоставить вновь отстроенный театр его труппе, «совершенно достаточной для удовлетворения вкуса самой взыскательной публики».
В своих письмах  Бельский особо подчеркивал, что  его «жена, будучи талантливой актрисой, обеспечит успех театральному сезону». В ответ управляющий канцелярией  генерал-губернатора Холодовский телеграфировал антрепренеру: «Одного таланта Бельской слишком недостаточно, необходимо увеличить число даровитых актеров».
14 января 1869 года  состоялось торжественное открытие  нового театра. В этот вечер  антреприза А.П. Бельского ставила комедию Тургенева «Холостяк» и популярный тогда водевиль «Колечко с бирюзой». Партер, ложи и раек переполнила празднично разряженная публика.
На занавесе художник написал картину «Въезд царя Михаила Федоровича в Москву». Рампа и зрительный зал ярко освещались керосиновыми лампами.
Богатые купцы - русские, татары, киргизы, - любившие щегольнуть щедрыми подношениями актерам, и  зажиточные мещане с достоинством разместились в креслах партера. Бедные чиновники, учащаяся молодежь и разночинная  интеллигенция заполнили галерею, выделив из своего скромного заработка  на столь торжественный случай 25 копеек.
Репертуар сезона составили 10 комедий («Холостяк», «Гражданский брак», «Зараза», «Нынешняя любовь», «Любовь и предрассудок», «Гувернер» и т.д.) и 17 водевилей.
Заслуживают внимание данные о ценах на места в первый год работы театра: ложи литерные стоили 6 руб., номерные - 4 руб., кресло первого  ряда - 2 руб., второго и третьего ряда - 1 руб. 50 коп., седьмого и восьмого - 75 коп., остальных рядов - 50 коп., галерея - 25 коп. В те годы на кирпичных заводах Оренбурга оплата составляла 10-12 копеек в день, так что покупка билетов даже на галерею большинству населения была не под силу.
Кто посещал  театр? Наиболее полную картину социального  состава зрительного зала дает «Оренбургский  листок» (10 февраля 1873 г.):
«Надо правду сказать, в Оренбурге держать театр  вещь мудреная. Прежде всего трудно потрафить на вкус публики, слишком разнородной. Чиновничество недостаточное по средствам своим и малочисленное любит заглянуть на драму или комедию, купеческие сынки захлебываются от буффонады и пьес каскадного свойства, купцы старого покроя считают за грех смотреть на то и другое, татары и мещане предпочитают фантастические представления с провалами в преисподнюю и т.д. Поди тут, угоди! И бедняга антрепренер мечется-мечется, собьет с толку артистов, наделает массу долгов, надоест всем и в конце концов потерпит сокрушительное фиаско».
В 1875 г. в Оренбурге начала играть труппа А. Рассказова. По этому поводу газета писала: «Театр ныне пуст не бывает, как случалось в прошлые годы… Средний класс общества: торговые люди, чиновники и ремесленники, которые не пользуются клубами и не устраивают балов, находят единственное общественное убежище в театре».
В 1876 г. железнодорожная магистраль связала Оренбург с Самарой и Сызранью. Это событие широко комментировалось в местной печати, ему придавали большое общественное значение, полагая, что железнодорожная связь с центральной Россией оживит торговлю, привлечет в Оренбург новые капиталы.
И действительно, Оренбург привлек немало представителей торгового и промышленного мира, заинтересовавшихся дешевым хлебом и не менее дешевой рабочей  силой. Если в центральной России большая часть рабочих получала 7-8 руб. в месяц, то в Оренбурге - 3 руб. В эти годы купечество стало  хозяином зрительного зала. А.Н. Островский в свое время писал: "…Представители этой купеческой аристократии, потеряв русский смысл, не нажили европейского ума; русское они презирают, а иностранного не понимают». И в Оренбурге купечество предъявляло свои требования к репертуару, и в первую очередь ополчилось против классики. Эти настроения купечества довольно верно отражает «Оренбургский листок» (12 декабря 1879 г.):
«Нашему театру не везет, его не посещают, хотя артисты  играют хорошо. Что это - недостаточная  развитость вкуса или наличие  серьезного репертуара. Злополучному нашему театру приходится вести нелегкую борьбу с трактирами, содержащими арфисток. Под аккомпанемент арфы «птички певчие» распевают любовные романсы и куплеты, вызывая восторг посетителей трактиров… Чтобы существовать, театр должен бросить серьезный репертуар и удариться во все фокусы современного адюльтера».
Другой, более  веской причиной слабой посещаемости театра явился застой в торговле. В  конце 80-х - начале 90-х годов Оренбург, как и вся Россия, переживал  экономический кризис.
«Плохие сборы  объясняются плохими временами  на рынке. В театр ходят изредка  по привычке или для отдыха при  свободном рубле. Но свободных рублей нынче что-то не видать. Все рубли  перепутались в торговле, с делами неожиданных несостоятельностей или  крахов и капиталистам не до театров. Такого скорбного театрального сезона еще не бывало здесь, тем более, что труппу винить ни в чем нельзя», - писал «Оренбургский листок» 22 января 1889 г.
Положение актера в провинциальном театре тех лет  было очень зависимым, порой унизительным. Газета «Оренбургский листок» осенью 1883 года с негодованием сообщала, например, о таком факте.
На одном из спектаклей «меценаты» - купцы преподнесли артисту Казанцеву неуклюжий венок из сомнительной зелени, «вроде петрушки с укропом», с голубой лентой, и к венку чьей-то «признательной» рукой прикреплено было еще украшение, состоящее из шести ассигнаций десятирублевого достоинства…» Зрители были возмущены позорящим город поступком разгулявшихся «покровителей» искусства. Казанцев на другой же день через газету внес 60 рублей в пользу нуждающихся школьников. В сезон 1893 г. произошел другой подобный случай, характеризующий провинциальные нравы и гражданское мужество передовых актеров. Известный актер П. Дьяконов публично отказался от дорогого подарка, собранного толстосумами с Менового двора. Об этом писали не только оренбургские газеты, но и столичный журнал «Артист» (№28, 1893. С. 181.):«В том-то вся и беда, - отмечал журнал, - в том-то и причина приниженности и беспомощности русского актера, что среди сценических деятелей в наше вообще беспринципное время днем с огнем надо искать людей, деятельность которых была бы основана на известных принципах, подразумевая под словом «известных» - понятие, приуроченное к поступкам, строго выдержанным в смысле требований нравственного чувства и долга».
2.2.Оренбургский театр на пороге нового времени
Оренбургский  театр одним из первых на периферии  обратился к творчеству М. Горького. Впервые горячее слово писателя прозвучало со сцены Оренбургского театра 15 октября 1902 года. В этот вечер была поставлена инсценировка «Фома Гордеев и Маякин».
Через месяц  последовал второй горьковский спектакль - «Мещане». Над пьесой работали тщательно. Режиссер и антрепренер А.М. Коралли-Торцов ездил специально в Московский Художественный театр смотреть этот спектакль. Актеры старались играть «просто», как играл МХТ. Но особенности стиля Художественного театра были восприняты режиссером и актерами чисто внешне. Спектакль не удался. Да и трудно было в то время провинциальным актерам добиться единого ансамбля, овладеть принципами работы крупнейшего столичного театра.
Несмотря на все трудности, в январе 1904 года была осуществлена постановка новой горьковской  пьесы «На дне». Билетов на спектакли  не хватало. В местной печати развернулась целая дискуссия о творчестве писателя. Мнение передовой части  зрителей было выражено в статье
П. Столпянского, опубликованной в «Оренбургском листке» 18 января 1904 г. Газета обращалась к Горькому: «Честь и привет тебе за то, что, изображая падение человека, изображая ужас жизни, ты показал, что жизнь может быть великолепна, что человек - это имя звучит гордо и что, что бы ни делалось, какою бы мрачной ни оказалась жизнь, все же горит огонь, все же раздаются звучные голоса, которые зовут на простор, которые увлекают за собою на подвиги.
Честь и хвала  тебе, поэт, за то, что ты будишь нашу спячку, шевелишь в нас совесть, заставляешь  говорить сердце, заставляешь работать умом. А в этом и есть величайшая заслуга каждого общественного деятеля, каждого, кто хочет не только носить имя человека, но и быть им».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.