На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Современные исследования в региональной политике России. Критический обзор научных публикаций

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 02.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
 
 
 
 
 
 
Географический факультет
Кафедра экономической географии
 
 
 
 
Реферат
 
«Современные исследования в региональной политике России. Критический обзор научных публикаций»
 
 
 
 
 
Выполнил: студент                                              
V курса, ОДО
Аминев И. Я.
Проверил:
д.г.н., проф. Сафиуллин Р. Г.
 
 
 
 
 
 
 
 
    
УФА-2012
Участие населения в местном самоуправлении в российских регионах
С. Севастьянов
Экономика и управление: научно-практический журнал №4/2011
 
Положение местного самоуправления в системе публично-властных отношений в Российской Федерации. В настоящее время в отечественной научной и публицистической литературе продолжается обсуждение тезиса, сформулированного в конце XX - начале XXI вв. такими исследователями проблем местного самоуправления, как Г.В.Атаманчук, С.А.Авакьян, о том, что действующая российская модель местного самоуправления не является самостоятельным уровнем системы публично-властных отношений с элементами народовластия- самоуправления. В частности, сторонники данной точки зрения считают: «Практика не подтверждает того факта, что местное самоуправление является самоорганизацией граждан и этим оно качественно отличается от государственного управления. Местное самоуправление является вариантом публичной власти, и в этом плане оно не может быть отделено от государственной власти... не надо создавать себе и населению иллюзий, будто оно осуществляет местное самоуправление».
При исследовании современного состояния и перспектив развития местного самоуправления в России необходимо учитывать, что муниципальная реформа, начавшаяся в 90-е годы XX века, реализуется в контексте ведущих трендов общественно­политического и социально-экономического развития государства и общества в целом. На сегодняшний день муниципальная практика в рамках реализации Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-Ф3 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 131-Ф3) показывает, что органы местного самоуправления в своей деятельности сталкиваются с рядом существенных проблем. В частности, влияние на деятельность местного самоуправления оказывают трансформация политико-правовой системы российского государства, столкновение тенденций политической централизации и децентрализации, разграничение полномочий между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти и др.
При этом сами представители муниципального сообщества и большинство экспертов на первое место ставят проблемы финансовой обеспеченности муниципальных образований. «Вопрос финансовой самодостаточности наиболее важный. Полномочия муниципалитетам переданы, однако ресурсами они не обеспечены. Самые больные вопросы - благоустройство территорий, обеспечение коммунальными услугами, содержание учреждений культуры» .
В ряде исследований, посвященных муниципальной тематике, высказывается точка зрения, согласно которой в ближайшей перспективе государственная власть, как федеральная, так и региональная, будет продолжать проведение политики передачи важных социальных функций на муниципальный уровень. При этом, по нашему мнению, на сегодняшний день нет достаточных оснований полагать, что ситуация с финансовой обеспеченностью муниципальных образований принципиально изменится в лучшую сторону за счет увеличения прямых государственных дотаций из регионального бюджета.
По состоянию на сентябрь 2010 г. в Республике Башкортостан почти все муниципальные образования, за исключением Уфы, Салавата и Кумертау, являлись дотационными. Бюджеты многих из них более чем на 70 % формируются за счет республиканских источников. Представители государственной власти и эксперты упрекают муниципальное сообщество в том, что «... у органов местного самоуправления нет достаточной мотивации к наращиванию налоговой базы и оптимизации расходов в целях социально-экономического развития территорий».
Президент Республики Башкортостан Р.Хамитов, выступая на III съезде республиканских муниципальных образований, заявил: «В обеспечении муниципальных образований финансовыми ресурсами главенствующая роль принадлежит самим муниципалитетам. Успех в конечном итоге зависит от того, как сумеют организовать людей, создать им условия для работы, для привлечения налогов. У каждого руководителя должен быть ясный план, как сделать свой город, свой район рентабельным».
Смогут ли муниципальные образования в сложившейся ситуации выступить в роли знаменитого барона Мюнхгаузена, который, оказавшись в трудной ситуации, сам себя вытянул из болота?
Участие населения в местном самоуправлении как ресурс развития муниципальной сферы. В качестве ресурса, который может быть задействован муниципальными органами власти для решения задач по увеличению финансовой самодостаточности и сокращению уровня государственных финансовых дотаций, может рассматриваться деятельность, направленная на привлечение местного сообщества к участию в самоуправлении. Органы местного самоуправления, используя в рамках установленных законом возможностей организационные, интеллектуальные и даже материальные
ресурсы местного населения, могут таким образом решать определенную часть проблем своих территорий и муниципальных отношений в целом.
Основным стимулом «вызревания» этого процесса, по нашему мнению, будет являться такое развитие современной социально-экономической ситуации, при котором непосредственные экономические, социальные и другие (в том числе бытовые) интересы и потребности местного сообщества будут возрастать и в то же время все в большей степени зависеть от обстановки на местном (муниципальном) уровне. Речь идет, прежде всего, о таких сферах жизнедеятельности, как содержание и эксплуатация жилого фонда, строительство и использование объектов социальной инфраструктуры, автостоянок, детских площадок, малых спорткомплексов, магазинов «шаговой доступности», организация оказания социально-бытовых, образовательных и медицинских услуг населению. Так, например, в связи с планируемым введением уплаты земельного налога жителями многоквартирных домов, на жильцов, с одной стороны, накладываются дополнительные финансовые обязательства, а с другой - перед местным сообществом открываются потенциальные возможности получения доходов от использования придомовой территории и расположенных на ней строений. Конечно, эти процессы сопряжены с рядом трудностей нормативно-правового, институционального и социально­психологического характера, но так или иначе очевидно, что государство как основной действующий актор будет продолжать политику сокращения своего финансового присутствия в обозначенных социально-экономических сегментах.
В перспективе население муниципальных образований будет заинтересовано и вынуждено обращаться к использованию существующих форм и механизмов участия в местном самоуправлении и их приспособлению к новым меняющимся условиям жизни социума.
В связи с этим именно приближение муниципальной власти к населению и привлечение местных жителей к непосредственному участию в самоуправлении на местах становится одной из наиболее актуальных проблем. Органам местного самоуправления следует более системно и эффективно использовать такие предусмотренные действующим законодательством возможности участия населения в самоуправлении, как публичные слушания, организация ТОС и ТСЖ, общественных комитетов. Для этого необходимо формировать у местного сообщества активную гражданскую позицию, инициировать появление устойчивого интереса к участию в решении вопросов местного значения, параллельно работая над совершенствованием правовых и институциональных механизмов участия населения в осуществлении местного самоуправления, в том числе с применением информационных технологий. Весьма важным является то, чтобы выстраиваемая модель участия населения в местном самоуправлении включала в себя элементы реального самоуправления, являлась незабюрократизированной, прозрачной, а результаты ее деятельности были востребованы жителями данной территории.
Исторический обзор институционализации местного самоуправления в регионе. Отечественная практика привлечения ресурсов населения в формате местного самоуправления для решения ряда социально-экономических задач местного значения имеет более чем вековую историю. В качестве небольшой исторической справки отметим, что юридически и практически институционализированная деятельность местного самоуправления в России берет свое начало с 1 января 1864 г., когда императором Александром II был подписан указ об утверждении «Положения о губернских и уездных земских учреждениях» (далее - Положение 1864 г.). Этот документ положил начало земской реформе и стал основой многолетней деятельности выборных всесословных, гражданских учреждений местного самоуправления - губернских и уездных земств, где социальная сфера соприкасалась с хозяйственной и общественно-политической.
Не останавливаясь отдельно на причинах, способствовавших появлению местного самоуправления в формате земских учреждений, перейдем к эпизоду, связанному с введением земского самоуправления в Уфимском крае. Положение 1864 г. предусматривало появление земств на территории 19 европейских губерний Российской империи. Преимущественно это были губернии с преобладанием помещичьего землевладения, с русским населением и те, в которых уже развивались буржуазные отношения. На момент опубликования Положения 1864 г. в Оренбургской губернии (именно в ее состав входили земли упраздненного в 1796 г. Уфимского наместничества - С.С.) помещичье землевладение не преобладало, крестьянских (в том числе башкирских) надельных земель было 8 млн десятин, помещичьих - 1,5 млн десятин, 47,6 % населения было нерусским, 52,6 % принадлежало к военному сословию. В то же время, в связи с продолжавшимся во второй половине XIX века освоением Российской империей юго-восточных земель, Оренбургская губерния по-прежнему во многом оставалась окраинной, приграничной территорией. Поэтому земское самоуправление в Оренбургской губернии в соответствии с принципами проводимой царским правительством реформы по Положению 1864 г. не было введено.
В мае 1865 г. из состава Оренбургской губернии высочайшим утверждением Государственного совета была выделена Уфимская губерния. В июле того же года вступило в силу Положение «О передаче управления башкирами из военного в гражданское ведомство», которое тем самым, по сути, открывало дорогу введению земского самоуправления в Уфимском крае.
11 октября 1865 г. на заседании Уфимского губернского правления было принято решение ходатайствовать об открытии земских учреждений в Уфимской губернии. В этом ходатайстве, в частности, говорилось следующее: «Приступая к некоторым распоряжениям по приготовлению к открытию земских учреждений в Уфимской и Оренбургской губерниях и считая необходимым с Положением о земских учреждениях, о приведении их в действие заблаговременно ознакомить волостные и сельские начальства и государственных крестьян вообще, просим выслать означенные узаконения, так как почти ни одного экземпляра оных не имеем. И ходатайствуем о введении в действие Положения о земских учреждениях».
Таким образом, в октябре 2010 г. исполнилось 145 лет с момента первого обращения официальных властей Уфимской губернии с ходатайством об учреждении в крае местного самоуправления.
Данное обращение, наряду с последующими, было удовлетворено лишь 14 мая 1874 г., когда Государственный Совет постановил «Высочайше утвержденное 1 января 1864 года положение о земских учреждениях распространить на Уфимскую губер­нию».
Достаточно разносторонняя и содержательная деятельность земского и городского (с 1870 г.) самоуправления в регионах России была прервана революционными событиями 1917 г. После Октября 1917 г. в стране на местах установилась новая власть - Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые заменили собой органы земского и городского самоуправления. В течение последующих десятилетий становления и доминирования в СССР административно­командной однопартийной системы традиции отечественного дореволюционного местного самоуправления в значительной мере были утрачены и заменены установками советского партийно-государственного администрирования. При этом в разные периоды существования советской власти вопрос о расширении реальной демократии посредством самоорганизации граждан и самоуправления периодически ставился на повестку дня.
В перестроечную и постсоветскую эпоху вместе с трансформировавшимся государственным механизмом на рубеже 80-90-х гг. XX века в стране началась муниципальная реформа. Ключевое значение для развития местного самоуправления в Российской Федерации имело принятие Конституции РФ 1993 г., в которой был провозглашен принцип самостоятельности местного самоуправления. Следующей важной вехой реформ 1990-х гг. стало принятие Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995 г. № 154-Ф3. В законе фиксировался принцип выборности местной власти, устанавливались гарантии местного самоуправления, оговаривались рамки муниципальной самостоятельности.
Реформы в целом позволили создать работающую структуру местного самоуправления, было осуществлено конституционное признание и нормативное закрепление принципа автономности муниципальной власти в пределах общего контекста публичной власти.
В 2003 г. был принят действующий в настоящее время Федеральный закон № 131-Ф3, с появлением которого можно говорить о создании концептуальной модели современного местного самоуправления в России. С 1 января 2010 г. органы местного самоуправления действуют во всех субъектах РФ.
В Республике Башкортостан в ходе реализации муниципальной реформы на основе Федерального закона № 131-Ф3 создана отвечающая всем обозначенным в законодательстве требованиям модель территориальной организации местного самоуправления, сформированы органы местного самоуправления, организована муниципальная служба, приняты и прошли государственную регистрацию уставы муниципальных образований, реализуются полномочия местного самоуправления по решению вопросов местного значения.
При этом следует констатировать, что в современных российских условиях далеко не всегда и не все действующие нормативно-правовые положения полностью реализуются на практике. Во многом такова традиция нашей истории.
Авторы сводного аналитического доклада Института современного развития отмечают: «Важнейшей институциональной проблемой формирования местного самоуправления в современной России является то, что оно пока так и не обрело в полной мере своего потенциального главного субъекта, ключевого игрока - сообщество граждан, проживающих на конкретной территории».
Сложившиеся закономерности и перспективы участия населения в местном самоуправлении. По нашему мнению, в настоящее время местное самоуправление следует рассматривать не как окончательно сформировавшийся самостояте самоорганизации граждан на местах, а скорее как существующий в системе публично-властных отношений своеобразный «амортизатор, передаточный механизм» между федеральным и региональным уровнями государственной власти и местным сообществом. Станет ли местное самоуправление со временем выполнять функцию самостоятельной «несущей конструкции»? Это зависит от многих причин, в том числе и от того, насколько активно государство и общество будут воплощать в жизнь конституционную норму о гарантиях самостоятельности местного самоуправления и реализовывать идею привлечения населения к непосредственному осуществлению местного самоуправления.
Сохраняя в ближайшей и среднесрочной перспективе доминирующее положение в сфере социально-экономических и общественно-политических отношений, государство, по нашему мнению, в конечном счете, как и 145 лет назад, будет вынуждено предоставить реальные (в том числе и финансово-экономические) возможности для участия граждан в осуществлении местного самоуправления. Государственная власть в лице Президента, Премьер-министра, глав регионов и пр. не может бесконечно пользоваться принципом «ручного управления» для эффективного решения многочисленных вопросов, возникающих в различных отраслях народного хозяйства или регионах. В этой связи, как нам представляется, Президент РФ Д.А.Медведев не случайно высказался о том, что «местное самоуправление должно открывать гражданам возможность самостоятельно решать свои локальные проблемы без указаний и распоряжений сверху... Нужно доверять все большее число социальных и политических функций непосредственно гражданам, их организациям и самоуправлению».
В условиях решения стратегических задач модернизации страны ресурсы, распределяемые государством и крупным бизнесом (в том числе и на решение вопросов местного значения), будут поступать не только туда, где в них нуждаются в большей степени, но и туда, где они будут наиболее эффективно использоваться, где будет задействован потенциал целого сообщества собственников, хозяев, ответственных и заинтересованных в конечных результатах граждан.
Современная социально-экономическая ситуация сделает востребованным новый тип мышления муниципального сообщества, которое, чтобы хорошо и комфортно жить и развиваться, будет вынуждено обустраивать свою территорию, используя для этого в том числе внутренние ресурсы местного самоуправления. В рамках местного сообщества рано или поздно сформируется соответствующее мировоззрение, которое сделает жителей муниципальных образований востребованными, активными и полноправными субъектами самоуправления.
В этом случае местное самоуправление, как и задумано в действующей правовой концепции, станет самостоятельной и под свою ответственность деятельностью населения по решению вопросов местного значения исходя из своих интересов и местных традиций. Такие примеры уже были в России конца XIX - начала XX вв., по крайней мере в хозяйственно-экономической и социально-культурной сферах. В современной муниципальной практике есть множество нерешенных проблем, и их следует решать, используя все потенциальные возможности.
Рассмотрев статью С. Севастьянова меня заинтересовал такой вопрос как возможность местного самоуправления открытия для своего населения решения своих локальных проблем без указаний и распоряжений сверху. По моему личному мнению Государство само не пойдет на такой шаг, аргументировав это децентрализацией власти, потерей авторитета столицы, что в данный момент времени ни как не должно произойти ввиду нестабильной политической обстановкой вызванной несогласием системной и несистемной оппозиции с результатами думских и президентских выборов. Также следует обратить внимание на то, что в этой статье замечены метафоры и метонимии которые в принципе не должны присутствовать в научной публикации.
-«Смогут ли муниципальные образования в сложившейся ситуации выступить в роли знаменитого барона Мюнхгаузена, который, оказавшись в трудной ситуации, сам себя вытянул из болота?»
Оптимальная территориальная стратегия развития российского региона: современное состояние и географические приоритеты.
Е.Н. Селищев
Вестник Московского Государственного Университета. Серия География.  2011 №2
Существующий в России характер федера­тивных отношений способствует активизации роли и значения регионов в социально- экономическом развитии, причем «вес» регио­нальной составляющей повышается в условиях перемещения тяжести осуществляемых преобра­зований на уровень субъектов Российской Феде­рации. Это приводит к усилению актуальности роли и значения регионов в раскрытии внутрен­них резервов и потенциала территориального развития.
Однако сами регионы крайне неоднородны как по уровню и качеству развития, так и по объ­ективно-субъективным возможностям осуществ­ления полноценных рыночных преобразований. «Природа» рыночной экономики в целом и в ча­стности способствует социально-экономической и территориальной неравномерности . Поэто­му исходя из степени концентрации человече­ской деятельности равномерности размещения населения и экономики, освоенности простран­ства, развития центра, ядра, полупериферии, пе­риферии и, наконец, возможностей территори­ального прогресса, с некоторой долей условно­сти и в порядке обсуждения все регионы России могут быть дифференцированы на несколько ос­новных типов:
Асимметричные регионы с очевидным доми­нированием административного центра, который расположен близ административных или при­родных границ региона и оказывает опосредо­ванное влияние на отдаленные территории субъ­екта Российской Федерации. Пространство вне центрального городского населенного пункта развито недостаточно и часто представляет со­бой «экономическую пустыню». Наблюдается определенная деградация сельских территорий, например, в Костромской, Архангельской облас­тях, Красноярском, Хабаровском краях.
Центробежно ориентированные биполярные регионы с преобладанием двух (а, возможно, и большего числа) очевидных центров-лидеров, причем иногда региональный центр может иметь меньшую численность населения, и промышлен­ный город (его развитие связано с промышлен­ным строительством советского периода) спосо­бен определять экономический «портрет» регио­на (Вологодская, Кемеровская, Самарская, Челя­бинская области, республика Татарстан). В Ке­меровской и Вологодской областях происходит определенная консолидация населения и активизация экономического развития в связи с нали­чием новых центров.
Устойчиво-сбалансированные регионы. В этом случае регион в целом развивается стабиль­но, причем не только региональный центр, но и полупериферийные и периферийные муници­пальные образования. Такие регионы присутст­вуют в староосвоенной Центральной России и южных регионах - «житницах» страны. Среди регионов отметим Ярославскую, Тульскую, Во­ронежскую области, Краснодарский, Ставро­польский края.
Ареалъно (локально) освоенные регионы. Та­кие территории типичны для субъектов федера­ции нового, пионерного освоения и обладающих структурой экономики              ресурсно­-эксплуатационного типа. В качестве иллюстра­ции можно привести северные регионы с преоб­ладанием отраслей топливно-энергетического комплекса - Ханты-Мансийский, Ямало- Ненецкий, Ненецкий автономные округа).
Объективной основой для развития и функ­ционирования региона призваны служить приро­да, население и хозяйство. Они обеспечивают базис для развития всего региона в целом и каж­дого муниципального образования в частности
(рис. 1). Важно определить и реализовать внут­ренние резервы, определить приоритеты полно­ценного развития не только для региона, но и для каждой самобытной территории местного само­управления.



 




 

Потенциал любой территории складывался объективно и исторически на протяжении дли­тельного времени, поэтому задача регионального развития - раскрыть преимущества территории, наметить возможные пути движения вперед, оп­ределить объективные приоритеты, характерные для того или иного региона, отразить перспек­тивные направления региональной эволюции.
Проблема заключается в том, что современ­ное состояние отечественных регионов отлича­ется ситуацией неопределенности, неустойчиво­сти, происходит непрерывная трансформация условий деятельности экономических объектов и субъектов.
              Статья написана на научном языке, что в принципе имеет положительную сторону, но тем не менее для большинства читателей, незнающих географических терминов, она покажется труднодоступной. Также в ней не было указано перспектив развития для каждых из выделенных им групп. Например, для ЯНАО приоритетным является развитие транспортной инфраструктуры, поддержка малого и среднего бизнеса, экология. Тем самым, он не расставил приоритеты развития на примере отдельного региона будь то субъект или экономический район.
 
 
 
 
 
Регионализация Северного Кавказа: комплексный подход.
Е. Ю. Белаш
Известия РАН. Серия географическая, 2006, №6
Введение. Проведение региональной политики затруднено без четкого определения границ реги­онов, их внутренней структуры, а также структу­рирования идущих на территории процессов. Осо­бенно актуальна эта задача для Северного Кавка­за. Регион обладает чрезвычайно сложной и неоднородной внутренней структурой, разнооб­разным составом населения, здесь традиционно происходит контакт различных культур. Ряд про­блем, характерных для
Северного Кавказа, имеют общегосударственное значение.
В настоящее время существуют различные вари­анты районирования Северного Кавказа. Однако при шаблонном, единообразном подходе к изуче­нию территории возникают сложности с включени­ем в единую картину разнородной информации, отображающей различные стороны человеческой деятельности. В результате последовательного, но механического анализа информации по данным разделам утрачивается связность между отдельны­ми компонентами единой картины.
Поэтому на практике, в большинстве вариан­тов районирования Северного Кавказа, как пра­вило, наблюдается труднопреодолимый разрыв между сетками районирования, предлагаемых физико- и экономико-географами. К тому же внутри как физической, так и экономической гео­графии многие исследователи предлагают свое районирование территории, мало совпадающее с другими. В результате число вариантов райони­рования постоянно увеличивается, что резко за­трудняет их сравнение и оценку.
В предлагаемой статье предпринята попытка проанализировать основные подходы к региона­лизации Северного Кавказа, выделить общие элементы и объективные предпосылки (с учетом новейших изменений).
1.  Основные подходы к регионализации Се­верного Кавказа. Так, физико-географами на Се­верном Кавказе, как правило, выделяются две предгорных зональных области, относящиеся к Русской равнине (Западное и Среднее Предкавка­зье) и Среднеазиатской равнинной стране (Терско- Кумская низменность). Последнее ре­шение признается дискуссионным. Горная область Большого Кавказа относится к Крымско-Кавказ- ской горной физико-географической стране.
Экономикогеографами под Северным Кавка­зом обычно понимается территория Северокав­казского экономического района в составе Ростов­ской области, Краснодарского и Ставропольского краев и семи республик (Адыгеи, Карачаево-Чер­кессии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Ингушетии, Чечни и Дагестана). Однако особо оговаривается неоднозначность такого состава и другие варианты проведения границ: проведение границы между Северным Кавказом и Закавка­зьем по -Скалистому хребту Большого Кавказа (в физической географии), включение в состав Северокавказского района Калмыкии или не вклю­чение - Ростовской области. Обоснование именно такого деления - историческая преемственность сеток, а главное - обеспеченность достаточно еди­нообразной и ретроспективной статистикой, позволяющей работать с моделью региона.
Рассмотрим формирование модели террито­рии Северного Кавказа по блокам.
А. Административно-территориальное деление.
С 2000 г. Северный Кавказ входит в состав Южно­го федерального округа. Округ образуют: Ро­стовская область, Краснодарский и Ставрополь­ский края, семь северокавказских республик (Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Бал­кария, Северная Осетия, Ингушетия, Чечня и Да­гестан), а также Волгоградская и Астраханская области и Калмыкия.
Б. Физико-географический блок. Маркерами Северного Кавказа (в физико-географических границах) выступают Кумо-Манычская впадина на севере и государственная граница России на юге. На западе и востоке границы - соответствен­но Азовское, Черное и Каспийское моря. Боль­шой Кавказский хребет обусловливает внутренне деление на равнинную и горную часть. Нижний Дон в данном случае - само­стоятельная единица, который вместе с Северным Кавказом относится к Югу России. Примечательно, что северная граница (Северно­го) Кавказа указывается достаточно редко, что может косвенно свидетельствовать об отсутствии четких общепризнанных барьеров между Север­ным Кавказом и остальной территорией Европей­ской России. При этом достаточно распространен­ным является мнение, что Ростовская область на­ходится “на юге Европейской территории России, на границе Восточно-Европейской равнины и Предкавказья”, т.е. в данном случае не входит в состав “Северного Кавказа”.
9,           Выделение горной и равнинной частей харак­терно и для работ экономикогеографов..
A. Геополитический блок. После распада СССР Северный Кавказ из важного транзитного региона, соединяющего Россию (и Украину) с За­кавказьем, превратился в регион тупиковый, так как транспортные связи с Закавказскими госу­дарствами почти прекратились. Абхазия на запа­де региона и Чечня на востоке стали дополни­тельным внеэкономическим фактором, отрица­тельно влияющим на транспортную систему Северного Кавказа. Основой транспорт­ной сети региона в целом являются железнодорож­ные магистрали Москва-Ростов-Баку, Ростов- Краснодар-Туапсе-Сочи и Волгоград-Котельни- ково-Сальск-Тихорецкая-Краснодар. Погранич­ное положение Юга России, примыкание к райо­нам межнациональных вооруженных конфлик­тов, единственный выход к южным морским воротам, общегосударственное значение круп­нейшего в стране АПК, мощный промышленный потенциал выдвигают транспортно-дорожный комплекс в число главнейших государственных приоритетов (что подтверждается приоритетностью строительства обходящих кри­зисные районы дорог).
В некоторых работах Северный Кавказ опреде­ляется как пространство между Грузией, Турцией и Украиной, устьями рек (Волги и Дона, восприни­мающееся как мост, т.е. соединительное звено между Кавказом и Россией (соответственно, отно­сящееся к ним обоим), или морскими бассейнами
(Черное море и Каспий)[1].
 
Во внутреннем делении региона B.C. Белозе­ровым выделяется Ставрополье, занимающее центральное положение на Северном Кавказе, в окружении большинства северокавсказских рес­публик и Калмыкии (т.е., хотя в данном случае Калмыкия не входит в Северный Кавказ, но ее со­седство учитывается) и призванное обеспечивать политико-экономическую интеграцию всех рос­сийских субъектов региона .
По другой точке зрения, ключевое (и наиболее уязвимое) геополитическое положение на Север­ном Кавказе занимает Дагестан, так как желез­ная дорога, нефтепроводы и линии электропере­дач, связывающие Дагестан с остальной Россией, пролегали через кризисную Чечню. К настоящему времени в обход Чечни построена железнодорожная ветка на Кизляр, продолжена автомобильная дорога на Элисту и далее на Аст­рахань и Волгоград.
Также стоит выделить возможные связи с ис­пользованием потенциала Прикаспийской зоны: распространение геополитического и геоэконо- мического влияния России в направлении Пер­сидского залива, Индии, Пакистана и стран Цен­тральной Азии. Возможны связи с раз­витием трубопроводного транспорта и паромных переправ между Россией и Ираном с опорой на порты Астраханской области (пос. Оля) и Даге­стана (Мах
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.