На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Крестьянская община: роль и значение в социальной и государственной истории России

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 27. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Федеральное агентство по образованию  РФ
Вологодский государственный технический университет
Кафедра социально-гуманитарных наук 
 

Курсовая  работа
ПО  ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ
По  теме:  «Крестьянская  община: роль и значение в социальной
и государственной  истории России» 

                                                                                     
 
 
 

                                                                                Студента  Савельевой Любови Андреевны
                                                                                                Группы     ЗЭГУ 21
                                     Факультет  Заочного и  дистанционного  обучения
                                                                                               Шифр     09011064115   
                                                                                              Домашний адрес  п.Вычегодский, 
                                                                                                                                ул.Загородная-1,кВ.43
                                                                                           Научный руководитель: Когай Ирина Сергеевна 

Вологда
2011
План
Введение                                                                                                             3
Глава 1.Определение  общины в целом                                                           5
            1. Значение термина «община»
            2. Основные типы общины
Глава 2. Русская  крестьянская община                                                          12
            1.Развитие русской крестьянской  общины
            2.Крестьянский быт
Глава 3. Гибель крестьянской общины                                                          26
            1.Крестьянский мир в эпоху  крепостничества
            2.Крестьянский бунт, крестьяне и  революционеры
Заключение                                                                                                        33
Список литературы                                                                                           34 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 

Актуальность  темы исследования. В настоящее время Россия в очередной раз переживает эпоху переоценки ценностей, восполнения потерь и поиска своего пути. При этом нередко, критикуя прошлое, мы с трудом способны разглядеть рациональные формы организации жизни наших предшественников. Между тем, история уже доказала, что любые, даже самые рациональные, изменения обречены на неудачу, если не связаны с традициями народа и накопленным опытом. Восстановление в России права частной собственности на средства производства вновь поставило на повестку дня решение земельного вопроса. По-прежнему актуальны проблемы эффективного соединения крестьянина с землей и поиск форм рационального землепользования. Между тем малоизученным остается вопрос о крестьянской поземельной общине как юридическом феномене, о ее роли в земельных правоотношениях пореформенной России и в процессе адаптации крестьян-общинников к отношениям собственности в русской деревне конца XIX в. Российская деревня сегодня переживает период экономического кризиса. Поэтому вопрос о наиболее
приемлемых  формах хозяйствования и самоуправления на земле вызывает широкий интерес  в нашем обществе. В связи с этим обращение к истории крестьянской поземельной общины, которая оставалась вплоть до начала коллективизации доминирующей формой организации крестьянства и определяла его менталитет, представляется весьма актуальным.
Опыт "общинного  существования" необходимо изучать и трансформировать в новые формы и методы организации жизни людей. Сегодня в условиях правовой неурегулированности отношений землепользования и землевладения это становится просто необходимым.
Актуальность  исследования социально-правового института крестьянской общины определяется и тем, что общинная психология до сих пор свойственна нашему обществу. Об этом свидетельствует, например, отсутствие четких представлений о взаимосвязи свободы и индивидуальной ответственности.
В работе затрагивается развитие общины в целом, начиная с первобытной стадии общественного развития и заканчивая революцией 1917 года, повлиявшей на постепенную гибель крестьянской русской общины.
В первой главе дается подробное определение  термина «община» и раскрывается основные ее типы.
Во второй главе курсовой работы показывается развитие русской крестьянской общины, ее структура и особенности, а  также описывается русский крестьянский быт, начиная от крестьянского жилища, и заканчивая народной одеждой и  основной пищей крестьян.
В третьей  главе описывается крестьянский мир в эпоху крепостничества, показывается основной алгоритм крестьянского  бунта и раскрывается мир крестьянства в период предреволюционный и  революционный.
Цель  исследования данной работы - выявить развитие крестьянской общины, определить ее роль в государственной истории России.
Задачи  исследования:
1.Проследить  процесс развития крестьянской  общины в России и выявить  его основные тенденции;
2. Определить  значение опыта наших предшественников  в организации управления.
Источниковую  основу исследования составляют:
Труды известных  ученых и государственных деятелей, исторические памятники отечественного права ( Судебники 1497,1550 годов, Полное собрание законов Российской империи), словари  исторических терминов, различные исторические журналы и учебники. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.1 Значение слова "Община"
Община, в широком значении термина самые  различные общности: городские коммуны, сельские общества, землячества, религиозные  сообщества, профессиональные объединения и т.п.  В специальном значении под общиной имеется в виду первичная форма социальной организации, возникшая на основе природных, кровнородственных связей. С образованием классового общества первобытная кровнородственная община трансформируется в соседскую (территориальную) организацию сельского населения. В том или ином конкретно-историческом воплощении община присуща всем докапиталистическим структурам.
 На  первобытной стадии общественного развития община — имеющий всеобщее распространение универсальный институт, выступающий носителем всей совокупности общественный функций, определяющий всю систему отношений: это и производственный, и семейно-бытовой, и культовый коллектив. Изменение общественной структуры в результате развития производительных сил, роста общественного разделения труда ведёт к утрате общины всеобъемлющего значения. Она становится одной из низовых ячеек сложного социального организма классового общества, превращается в самоуправляющуюся организацию непосредственных производителей. В классовых докапиталистических обществах община существовала как объединение, необходимо дополнявшее семейно-индивидуальное хозяйство, которое становится теперь основной производственной ячейкой. В качестве специального института, обеспечивающего нормальное функционирование и воспроизводство крестьянского хозяйства, община сохраняется, пока не исчезают породившие её докапиталистические общественно-экономические условия. Особенно важна роль общины в экономике крестьянского хозяйства, прежде всего в земельных отношениях. Однако соседская община классовых докапиталистических обществ выполняет и более широкие социальные функции. Нередко она является низовой административно-территориальной ячейкой. Отношения в общине закреплены обычным, а часто и государственном правом. В большинстве развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки и поныне община — живой, активно действующий институт, органическая часть их общественной системы.   Природная, естественно возникшая общность людей составляет ту основу, с которой начинается историческое развитие. Она была необходимой предпосылкой трудовой деятельности людей. Изолированный индивид не в состоянии устоять в борьбе с природой, добыть себе необходимый минимум средств существования. Принадлежность человека к определённой общности на этой стадии — непреложное условие самой жизни вообще; и он существует лишь как член семьи, локальной группы, рода, племени или иной естественно сложившейся общности. Неразвитость труда, примитивность орудий и средств производства обусловливали коллективность присвоения жизненных средств. Община как кооперация трудящихся индивидов сама выступала в качестве первой великой производительной силы. Труд отдельного человека не имел самостоятельного бытия; он был составной частью, функцией совокупного труда. Существовавшее внутри первобытной общины разделение труда не было общественным в строгом смысле термина, оно основывалось на половозрастных различиях и на сезонных формах хозяйственной деятельности. Действительное общественное разделение труда лишь со временем зарождается между отдельными общинами, обменивавшимися продуктами своей деятельности. Составлявшие первобытный коллектив структурные элементы — отдельные индивиды, парные и большие семьи и пр. — могли быть в какой-то мере хозяйственно обособленными, но оказывались нежизнеспособными вне общины, выступавшей экономическим целым.                                                                                                               Прогресс в развитии производительных сил и в общественном разделении труда вёл к усложнению внутренней структуры общины, в связи с чем менялось и взаимоотношение составлявших её элементов. С переходом от присваивающей экономики к производящей создавались условия для индивидуализации производства, укреплялась и расширялась хозяйственная роль семьи, повышалась ценность производственного опыта, знания и умения отдельных индивидов, наметилось отделение организаторских функций от производительного труда. С расширением производства, возникновением специализации обмен взаимной деятельностью между членами общины (и непосредственный, и продуктами) всё чаще совершается через специальных должностных лиц — общинных и родовых старейшин, а также вождей, постепенно сосредоточивших в своих руках распределение территории, руководство коллективными работами, организацию военного дела, отправление культа и мн. др. общественно значимые функции. Т. о., внутри общины начал зарождаться особый институт управления, социальная власть, выступавшая всеобщим представителем общины, пока ещё это была власть опыта, знания, авторитета. Она существует внутри общины, не отделена от неё, но в её самостоятельности заложена возможность перехода к власти политической, стоящей над обществом. Привилегированное положение общинной и родоплеменной верхушки в период разложения первобытнообщинного строя становится фактором, ускорявшим развитие имущественной и социальной дифференциации. Дальнейшее развитие производства вело к умножению и усложнению выполняемых общиной экономических, идеологических, административно-управленческих, военных и др. общественных функций. Однако с возникновением классового общества всё большая часть этих функций переходила к новым социальным учреждениям: формирующемуся государству, рабовладельческой латифундии, феодальному поместью и вотчине. Однако эти учреждения не в состоянии были полностью вытеснить общину в её роли важнейшего социального института, органические части общественной системы в докапиталистических обществах. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.2 Основные типы  общины
В советской  историографии общепринято выделение следующих основных типов общины — первобытной, кровнородственной и соседской, территориальной, что соответствует двум принципиально различным социально-экономическим типам общества — доклассовой и классовым докапиталистическим формациям. Спорным является вопрос о переходных формах (соседско-родовых, соседско-большесемейных и пр.). Часть исследователей рассматривает большую семью в качестве типа, равноценного родовой и соседской Общин. В развитии родовой Общины обычно различают раннеродовую общину охотников, рыболовов, собирателей и развитую родовую общину ранних земледельцев и скотоводов. Первая приходится на стадию присваивающего хозяйства, вторая — на начальный этап производящего. Однако критерии различия той и другой со стороны внутренней структуры общины, конкретных форм кровнородственных связей понимаются по-разному. При всём огромном разнообразии конкретно-исторических форм и вариантов соседской общины она также прошла через определённые стадии, в общем совпадающие со ступенями общественной эволюции. К. Маркс различал 3 основные формы (ступени, стадии) разложения первоначального единства общины и выделения семейно-индивидуального хозяйства: т. н. азиатскую, античную, германскую. Перечисленные стадии общины характеризовались дуализмом коллективного и частного начал, прежде всего дуализмом коллективного и индивидуального землевладения, но соотношение этих начал в них было разным. Азиатская стадия общины по сути являлась трансформированной естественной общностью, господствовавшей на первобытной стадии исторического развития. В основе её лежала ещё общая собственность на землю. Надел отдельной семьи представлял неотъемлемую принадлежность общины. Такого рода общинная организация опиралась на большой удельный вес коллективного труда, соединение ремесла и земледелия в рамках общины, слабость либо отсутствие разделения труда между разными общинами. Античная стадия, представлявшая следующую ступень разложения первоначального единства общины и обособления семейно-индивидуального хозяйства и частной собственности, предполагала такую организацию, при которой предпосылкой для присвоения земли продолжало оставаться членство в общине, но каждый член общины уже стал частным собственником обрабатываемого надела. Используемая для общих потребностей общинная собственность в качестве государственной собственности отделена здесь от частной собственности. Гарантией сохранения античной общины служило равенство входивших в неё свободных граждан, самостоятельно обеспечивавших своё существование. Германская община являла собой дальнейший шаг в обособлении составлявших общинных семей, в укреплении семейно-индивидуального крестьянского хозяйства как основной производственной ячейки. В германской общине коллективная собственность лишь дополнение к собственности отдельных домохозяев. Если в античной общине существование индивида как частного собственника было обусловлено его членством в общине (полисе, государстве), то в германской форме, напротив, наличие самой общины обусловлено потребностями семейно-индивидуального хозяйства. Каждая из стадий соседской общины представлена самыми различными модификациями. На развитие и конкретные формы общинных организаций накладывали отпечаток естественно-географическая и историческая среда, в которой находились общинные организации, характер хозяйственной деятельности, а также этнические компоненты. Особенностями, порожденными необходимостью крупных коллективных работ (ирригация и пр.), отличалась, например, община восточных деспотий. Господство общей собственности на землю здесь реализовывалось через собственность верховной общины в лице государства, деспота; отдельные общины выступали лишь наследственными владельцами обрабатываемой земли. Своеобразную форму ранней соседской общины представляла община кастовая. Её специфика проистекала из особого вида общественного разделения труда, замкнутого в рамках сельской общины, зиждущегося не на товарном, а на натуральном обмене продуктами и взаимной деятельностью. Профессиональные различия, порожденные такой формой общественного разделения труда, закреплены социально в кастовых различиях. Тем самым резко усиливались присущие общине патриархальность и консерватизм, создавались серьёзные преграды на пути развития городского ремесла и товарного обмена. Разложение кастовой общины происходит чрезвычайно медленным темпом, ибо выделяющиеся в процессе имущественной дифференциации эксплуататорские элементы остаются внутри общинно-кастовой организации. Традиционность и окостенелость кастового деления, консервируя эту форму общественного развития, тормозили вызревание социальных антагонизмов. Наиболее полное развитие общинно-кастовая система получила в Индии, но она известна и в других обществах — Древнем Египте, доколониальной тропической Африке, Океании, средне-вековой Японии. За пределы начальной ступени разложения первобытного коллективизма и трансформирования соседской общины фактически не выходит и община кочевая. Характер производства (необходимость коллективного выпаса и охраны стад, сезонного перераспределения пастбищ, родовая взаимопомощь в случае падежа скота и др. стихийных бедствий) здесь таков, что он обусловливает функционирование каждого отдельного индивида или семьи (большой или малой) лишь в качестве члена коллектива (обычно по-военному организованного). Район кочевья, занимаемый отдельной хозяйственной единицей, — составная часть общей земельной собственности племени.                                                                                               К первоначальной стадии формирования соседской общины подошли общинные организации германских племён ко времени завоевания ими Западной Римской империи (эту стадию эволюции общины часто обозначают термином «земледельческая» и рассматривают как один из типов общины). К этой же стадии, по мнению многих исследователей, принадлежала восточно-славянская вервь накануне образования Киевской Руси и на начальном этапе её существования (иногда вервь отождествляется либо с большой семьей, либо с сельской общиной типа германской марки).
 Последняя  стадия соседской общины приходится на период господства феодальных отношений. С торжеством крупного землевладения община превратилась из свободной в зависимую от господствующего класса и его государства организацию непосредственных производителей, используемую в целях их эксплуатации. Однако её порядки и институты продолжали действовать внутри феодального владения в качестве необходимого дополнения к парцеллярному хозяйству крестьян, обеспечивая его нормальное функционирование. Даже собственное хозяйство феодала было вынуждено подчиняться распорядку деревенской общины. При помощи общины как сообщества мелких производителей поднималась целина, расчищались леса, прокладывались дороги, возводились ирригационные и мелиорационные сооружения, строились мосты, мельницы, военные укрепления, замки, культовые здания и др. Община сыграла положительную роль в переходе к трёхполью и регулированию этой системы земледелия. Существование общины в качестве организации непосредственных производителей — крестьян закреплялось в обычном (иногда в писаном) праве. Несмотря на прогрессировавшее развитие частнособственнических отношений и имущественного неравенства, соседская община сохраняла свою демократическую природу. Она сыграла большую роль в ограждении её членов от натиска феодалов. Община сохранялась «... на протяжении всего средневековья в тяжелой непрерывной борьбе с землевладельческой знатью». Соседская община лучше всего представлена в источниках и изучена на примере германской марки. Первоначально община-марка представляла собой объединение свободных землевладельцев. В процессе феодализации с переходом крестьянских наделов из частной собственности их владельцев в феодальное держание свободная марка превращалась в зависимую. В классическом варианте с характерным разделением земель на наделы отдельных семей и альменду, со строго регламентированным использованием последней, принудительным севооборотом, системой «открытых полей», различными сервитутами и самоуправлением община-марка сложилась к 12—13 вв. и просуществовала до конца средневековья (а в ряде стран и районов и дольше). По словам Энгельса, марковый строй «... на протяжении всего средневековья служил основой и образцом всякого общественного устройства и пронизывал всю общественную жизнь не только в Германии, Северной Франции, Англии и Скандинавии» (там же, с. 329). Окончательно уничтожена она была с проникновением капиталистических отношений в земледелие, встретившим в деревенской общине с её трёхпольем (или даже принудительным севооборотом) препятствие для перехода к более интенсивным формам полеводства. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2.1 Развитие русской крестьянской общины
Община - общественно-производственное объединение крестьян на началах самоуправления, самоорганизации, взаимопомощи и совместного владения землей. Слово "община" позднего происхождения. Оно возникло путем точного перевода аналогичных иностранных понятий. Русские же крестьяне говорили "мир" или "общество". Основы существования общины (во всех ее разнообразных видах - вервь, задруга, печище и др.) лежали в "самом духе народа, в складе русского ума, который не любит и не понимает жизни вне общины и даже в своей кровной семье хочет видеть общину, товарищество", - писал видный исследователь русской общины И.Н. Миклашевский. Народное сознание выработало бесчисленное количество пословиц, так или иначе связанных с общиной (миром), которые отражали господствующее значение ее в жизни и судьбах народа. "Миром все снесем", "Мирская слава сильна", "Мир, община столбом стоит", "Мира не перетянешь, мир за себя постоит", "На мир и суда нет". Понятие "мир" для крестьянина отражало всю глубину его духовно-нравственного сознания, олицетворяя не просто арифметическое соединение крестьян, а нечто большее - соборное соединение, имеющее характер высшего закона. Экономический принцип общины - Земля принадлежит общине, а не отдельным ее членам; последние же обладают неотъемлемым правом иметь столько земли, сколько ее имеет каждый другой член той же общины.                                                               Община основана на вечном законе о братской любви, на законе, что "Веревка крепка с повивкой, а человек с помощью", "Друг о друге, а Бог обо всех". Сила, связующая мысль - общая выгода, общая беда: "Люди - Иван, и я - Иван, люди в воду, и я в воду", "На миру и смерть красна". Личность в общине всецело предана ее интересам: "Где у мира руки, там моя голова", "К миру приложился - головой заложился". Мир являет собой высшую инстанцию для крестьянина, выше которой только царь да Бог. В народном сознании мир (община) - могучий богатырь: "Коли всем миром вздохнут, и до царя слухи дойдут", "Как мир вздохнет, и временщик издохнет", "Мирская шея толста". Самоуправление русских крестьян возникло в процессе освоения огромной территории нашей страны. Множество рек и озер, непроходимые леса и сравнительно малочисленное население, селившееся здесь мелкими деревеньками, между которыми порой пролегали пространства в 100-200 верст. Территория с центром в сравнительно большом населенном пункте называлась крестьянами волостью, а население волости - миром. Волость на своих собраниях-сходах выбирала старосту и некоторых других руководящих лиц, решала вопросы о принятии в общину новых членов и выделении им земель. “В деревне, - писал Н.П. Павлов-Сильванский, - действительная власть принадлежит не представителям царской администрации, а волостным и сельским сходам и их уполномоченным старшинам и сельским старостам... Волостная община самостоятельно ведала сбор податей, низший суд и полицию. Тиун и доводчик являлись в волость, только когда в ней возникало уголовное дело, и начинался спор о границах ее территории с соседними или крупными землевладельцами. Значение мирского самоуправления усиливалось высшей выборной должностью сотского, общего представителя этих волостных общин стана. Сотский связывал эти общины в одно целое, в один земской мир стана. Он являлся посредником между волостным старостой и чиновниками наместника. Свои кормы и поборы чиновничество могло получать только от высшего мирского представителя - сотского”.В более поздние времена выборный сотский выполняет полицейские функции: наблюдает за чистотой в селеньях, за чистотой воды в речках, за пожарной безопасностью, за порядком во время торгов, базаров, за продажей доброкачественных продуктов, за проведением торговли с надлежащими свидетельствами и др.
Сход  был далеко не единственной формой общественных собраний крестьян. Историк Л.В. Черепнин рассказывает, как еще в XIV-XV вв. существовал обычай "пиров" и "братнины", представлявших собой "коллективные торжественные собрания, во время которых съехавшиеся угощались за праздничным столом. В этих формах проявлялась деятельность сельской крестьянской общины. Во время "пиров" и "братчин" могли обсуждаться крестьянские нужды, решаться мирские дела. "Пиры" и "братчины" были одним из средств сплочения крестьянства по отдельным, мало связанным еще между собой селениям, разбросанным на огромной территории". Все дани и платежи, разные трудовые повинности налагались княжеской властью на всю волость, а она уж на своих сходах сама решала, как разверстать эти тяготы среди крестьян: "по животам и промыслам", "по силе" каждого хозяйства, а может быть, отбывали те или иные повинности сообща, с круговой порукой всех за каждого, имущего за неимущего, хозяйственных жильцов-волощан за пустые заброшенные участки.
Проходили столетия, но русская деревня продолжала сохранять сложившиеся в глубокой древности традиционные формы общественной жизни. Еще в н. XX в. можно было встретить социальные структуры, существовавшие пятьсот и более лет назад. Прежде всего, как и в старину, одна или несколько деревень составляли мир, сельское общество  обязательно со своим демократическим собранием - сходом - и своим выборным управлением - старостой, десятским, сотским. На сходах демократическим путем обсуждались дела по общинному владению землей, раскладу податей, периселению новых членов общины, проведению выборов, вопросы пользования лесом, строительства плотин, сдачи в аренду рыболовных угодий и общественных мельниц, отлучки и удаления из общины, пополнения общественных запасов на случай стихийных бедствий и неурожаев. На сходах отдельных селений (чаще составлявших только часть общины) демократически регулировались все стороны трудовой жизни села - сроки начала и окончания с.-х. работ; дела, связанные с лугами ("заказы" лугов, выделение вытей, жеребьевки, аукционы); починка дорог, чистка колодцев, строительство изгородей, наем пастухов и сторожей; штрафы за самовольные порубки, неявку на сход, нарушение общинных запретов; семейные разделы и выделы, мелкие преступления; назначение опекунов; конфликты между членами общины и некоторые внутрисемейные конфликты; сборы денег на общие расходы селения. Важное значение на сходах принадлежало старосте, который организовывал сходы, наблюдал за порядком, заведовал мирскими делами, а в случае необходимости даже обладал правом арестовать виноватого.                                                            Несколько сельских общин образовывали волость, которая также управлялась демократическим путем. Высшим органом волости был волостной сход,  собиравшийся в большом торговом селе и состоявший из сельских старост и выборных крестьян (по одному из десяти дворов). Но это совсем не означало, что на сход не могли прийти и другие крестьяне, желавшие участвовать в волостном собрании. Волостной сход выбирал волостного старшину (как правило, на три года), волостное правление  (собственно, это были старшины и все старосты волости) и волостной суд.  Волостное правление вело книги для записывания решений схода, а также сделок и договоров (в том числе трудовых), заключенных крестьянами как между собою, так и с посторонними для волости лицами. Вся бумажная работа велась волостным писарем, который, конечно, был важным лицом в деревне, но крестьянского схода побаивался, ибо всегда мог быть с позором изгнан. Да и волостного старшину крестьяне не больно боялись. Знали, коль старшина начнет злоупотреблять доверием общества, то его в следующий раз не выберут или убавят жалованье. Кроме руководителей, на крестьянских сходах по мере необходимости выбирали ходатаев по общественным делам, челобитчиков в губернский или столичный город. Такие ходатаи звались мироедами (негативный смысл у этого слова появился позже, а тогда это означало людей, живших на мирской счет во время своей командировки по общественным делам) и каштанами. В каждой волости на крестьянском сходе избирался волостной суд из четырех судей - крестьян-домохозяев, достигших 35 лет, грамотных, пользующихся уважением среди односельчан. В волостном суде, руководствуясь местными крестьянскими обычаями, дела разбирались по совести, склонить спорящих старались к примирению. Конечно, права волостного суда ограничивались мелкими спорами и тяжбами, хотя они могли разбирать дела по мелким кражам, о мотовстве, дела, связанные с наказанием пьяниц и других нарушителей общественной нравственности. Волостные суды имели право приговаривать виновных к денежным взысканиям до 30 рублей и к аресту на хлебе и воде до 30 дней. Бывали случаи, когда народный сход в общине превращался в настоящий суд, а порой просто в самосуд над ворами и конокрадами. Известны случаи, когда виновных немедля предавали смерти. Общинные формы жизни существовали даже в тюрьме, что было даже признано тюремным начальством. Здесь присутствовали все характеристики общины - сход, выборы, общественное мнение,  общий суд и наказание, иногда даже в форме смертных приговоров острожного самосуда.                                                       Наряду с самоуправлением, краеугольным основанием общины служила общественная взаимопомощь и взаимоподдержка. Осуществлялась она прежде всего посредством древней формы совместного труда - помочей, капусток, супрядок и др. За многие столетия существования самоуправляемых волостных и простых общин (в отдельных случаях состоявших только из одного селения) навык к самоуправлению и взаимопомощи стал национальной чертой и общественной потребностью русских крестьян, с которыми центральной власти и отдельным феодалам приходилось считаться.
В XIV-XVI вв. происходит широкая раздача князем тяглых волостных земель вместе с  крестьянским населением в поместье в виде платы за службу, а то и  вотчины обладания боярам, детям боярским и дворянам. В этих условиях волостная община погибает, так как ее функции переходят к владельцам вотчин и поместий, но, как правило, продолжает существовать обыкновенная община. Вотчинники и помещики, с одной стороны, вынуждены были считаться со сложившейся за многие столетия этой формой крестьянской жизни, а с другой стороны, сохранение обыкновенной общины им было выгодно организационно. Община с помощью круговой поруки выплачивала все повинности и организовывала выполнение барщинных работ. Таким образом, помещик имел готовую организацию труда, производства и распределения, а крестьянин продолжал существовать в привычных ему формах общественного самоуправления. Вместе с тем волостная община погибла не повсеместно, но продолжала существовать на государственных землях, выполняя вплоть до н. XX в. те же самые функции, что и много веков назад. Как справедливо отмечал М.И. Семевский, попытки уничтожить общинные формы землевладения и общественной жизни крестьян были сравнительно редки даже на помещичьих землях. Во 2-й пол. XVIII в. большинство имений состояло на оброке, а в таких вотчинах крестьяне, обыкновенно, совершенно свободно пользовались землей на излюбленных ими общинных началах, почти без всякого вмешательства со стороны помещика. В этом отношении наш крепостной крестьянин находился в несравненно более выгодном положении, чем такой же крестьянин в Западной Европе. В крупных крепостных вотчинах владелец крепостных и назначенный им управляющий, вотчинная канцелярия или контора, состоявшая нередко из нескольких отделов, были лишь верхним этажом вотчинного управления; по древней традиции, нарушать которую боялись многие помещики, находился нижний этаж управления - крестьянское самоуправление - староста, выборные, десятские, сотские и общий сход, который самостоятельно решал внутренние вопросы общины. Конечно, были и злоупотребления. Помещики часто пытались покровительствовать определенным крестьянам при выборах их на определенные выборные должности, хотя сами в сходах участия не принимали. Пока земли и угодий было много в крестьянской общине, переделы не производились. Но вот в XVII-XVIII вв. в связи с ростом населения землю стали регулярно переделивать между членами общины. Земля и все другие крестьянские угодья (покосы, луга, леса) раздавались крестьянам поровну. Сначала все угодья делили на равные куски по качеству и степени удаленности от селения - хорошие, средние и плохие. Потом каждый крестьянин, согласно жребию, получал по куску угодий каждого качества и удаленности от селения. "Дело в шляпе", - говаривали крестьяне, так как жребий тянули из шляпы. Но: "Жребий метать, после не пенять", "Жребий - Божий суд". Переделы угодий осуществлялись раз в 5-20 лет, обычно в зависимости от "размножения народа". Распределение осуществлялось либо по семействам, либо по тяглам (работающие муж и жена). Таким же образом распределялись между крестьянами и повинности - налоги, а у помещичьих крестьян также барщина или оброк.Раздел земли в общине носил ярко выраженный трудовой характер. Земля принадлежит только тому, кто может ее обработать. В самой процедуре раздела земли был настоящий ритуал. Для разделов выбирали своего рода комиссию из старожилов и земляного старосту, которому давали несколько тягальных помощников. "Комиссия" внимательно следила за тем, чтобы участки были одинакового достоинства, уравновешивая худшее качество или неудобство большим количеством земли или компенсацией в другом месте. Обычно начинали раздел с ближайшей земли от гумен: первое, яровое, поле - весной до посева, второе, паровое, - в так называемом междупарье и третье - осенью по уборке ржаного хлеба. На такой раздел каждого поля употреблялось не более трех дней. Порой каждое поле разбивалось на десять и более участков. При разбивке учитывалось важное трудовое правило. Величину участка или полосы земли назначают, "сколько работник одним днем обработать может, что составляет примерно третью долю десятины". Общинная "комиссия" по разделу земли, как правило, делала все сама, не привлекая казенных землемеров. Общинный лад и искусство крестьян производить измерение и передел земли без помощи межевых инструментов определяли ненужность землемеров, потому что крестьяне, по словам тверского помещика Зубова, "между себя учинят раздел" и "в безобидном от одного к другому равенстве, употребляя на то сажени, аршины и даже ступни ног своих". Между официальными переделами крестьяне могли обмениваться участками, снимать непосильный труд с немощных, передавать землю способным ее обработать. При всех расчетах с государством и помещиком крестьяне учитывали стариков, неспособных работать, инвалидов и вдов. Для них либо делались послабления, либо они вообще не платили повинностей, которые за них вносила община, перекладывая тяготу на плечи тех, кто был способен работать. Например, если по смерти крестьянина оставалась вдова, то за ней нередко сохранялся надел, который она могла бы обработать с помощью батраков; если же она не могла это сделать, то община платила за нее подати и если и забирала у нее землю, то только на время, до тех пор пока не подрастут дети. Для бедняков устраивали запасные участки, из которых им выделяли землю без обязанности вносить общинные повинности. Из этого же запасного участка выделялось поле для общего посева, жатва и уборка его осуществлялись совместно всеми крестьянами, а хлеб шел в общее гумно. Из мирского хлеба оказывалась помощь старикам, сиротам, остальное же продавалось для уплаты государственных податей. Из хлеба, собранного миром из общественной запашки, "общество назначает месячину за службу мужей солдаткам с их детьми, буде родственники держать его откажутся, также престарелым и одиноким, пережившим свои семейства, дабы оные не скитались по миру". Воистину справедливы были пословицы: "На Руси никто с голоду не помирал" (имелось в виду, что в случае чего мир поможет). "Да и за голодного Бог заплатит", - считал крестьянин. Общественная защита бедных, нетрудоспособных, вдов, стариков, сирот гарантировалась всем крестьянским миром. История доносит до нас голоса очевидцев разных губерний России:"Когда же какого-либо крестьянина постигает несчастье, например выгорит у него дом, то крестьяне из сострадания к нему помогают в свободное от своих работ время, возят ему задаром дрова, с катища - бревна на новый дом и пр., преимущественно в воскресенье" (Вологодская губ.).                                                                              "В случае постигшего домохозяина несчастья, например пожара, мир дает бесплатно лес для постройки, если кто заболеет, то мир бесплатно исправляет его хозяйственные работы: убирает хлеб, сено и т.п." (Новгородская губ.).Крестьянская община была одной из главных стабилизирующих основ русской жизни. О необходимости ее сохранения говорили лучшие умы России. "Общинное крестьянское землевладение, господствующее в России, - писал Д.И. Менделеев, - заключает в себе начала, могущие в будущем иметь большое экономическое значение, так как общинники могут, при известных условиях, вести крупное хозяйство, допускающее множество улучшений... а потому я считаю весьма важным сохранение крестьянской общины, которая со временем, когда образование и накопление капиталов прибудут, может тем же общинным началом воспользоваться для устройства (особенно для зимнего периода) своих заводов и фабрик. Вообще, в общинном и артельном началах, свойственных нашему народу, я вижу зародыш возможности правильного решения в будущем многих из тех задач, которые предстоят на пути при развитии промышленности и должны затруднять те страны, в которых индивидуализму отдано окончательное предпочтение, так как, по моему мнению, после известного периода предварительного роста скорее и легче совершать все крупные улучшения, исходя из исторически крепкого общинного начала, чем идя от развитого индивидуализма к началу общественному".
2.2 Крестьянский быт
      Русское жилище  как и жилище любого народа имеет много разных  типов. Но есть общие черты, который характерны для жилья разных  слоев  общества  и разных времен. Прежде всего русское  жилище   -  это  не  отдельный  дом,  а огражденный двор, в котором сооружалось несколько строений, как  жилых,  таки  хозяйственных.  Жилые  носили  наименования:  избы,  горницы,   повалуши, сенники.                            Изба было общее название жилого строения. Горница,  как  показывает само слово,   было строение горнее, или верхнее, надстроенное над нижним,  и обыкновенно  чистое  и  светлое,  служившее  для  приема  гостей.   Название повалуши   характерно  для   восточных   губерний,   и   значило   кладовую, обыкновенно холодную. Сенником  называлась   комната холодная, часто надстроенная над  конюшней  или  амбаром,  служившая  летним жилым помещением. Крестьянское  жилище  обычно  представляло  собой  комплекс  построек, обслуживавший различные нужды крестьянской  семьи,  причем  на  первый  план чаще выступают не бытовые, а хозяйственные ее потребности, хотя  в реальной жизни  отделить  одни   от  других   весьма  затруднительно.  Следовательно, историческое развитие крестьянских построек  тесно  переплетено  с  историей развития крестьянского хозяйства, с технологией процессов, развитием  орудий труда.
      Как правило, жилища богатых  и бедных крестьян в  деревнях  практически отличались  добротностью  и  количеством  построек,  качеством  отделки,  но состояли из одних и тех же элементов. Все   постройки  в  буквальном  смысле слова рубились топором от начала до  конца  строительства.   Основными компонентами крестьянского двора были “избы да клеть”, “изба да  сенник”,  т.е.  основная  жилая  постройка  и   основная   хозяйственная постройка для хранения зерна и  другого  ценного  имущества.  Наличие  таких хозяйственных построек, как  амбар,  житница,  сарай,  баня,  погреб,  хлев, мшанник  и  др.  зависело  от   уровня   развития   хозяйства.   В   понятие “крестьянский двор” включались не только строения, но и  участок  земли,  на котором они располагались,  включая огород, гуменник и т.п.
      Основным строительным материалом   было  дерево.  Лучшими  породами  дерева  для  построек  считались сосна и ель, но сосне всегда отдавалось  предпочтение.  Лиственница   и дуб ценились за прочность древесины, но они были тяжелы и  трудны  в  обработке. Их применяли только в нижних венцах срубов, для устройства  погребов  или  в сооружениях, где нужна была особая  прочность  (мельницы,  соляные  амбары). Тщательно выбирали и место для будущего дома. Для возведения даже самых крупных построек  срубного  типа  обычно  не сооружали специального фундамента по периметру  стен,  но  по  углам  зданий (изб, клетей) закладывались опоры - крупные валуны, большие пни.  В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили  и в середине таких стен. Сам  характер  срубной  конструкции  зданий  позволял ограничиться опорой на четыре основные точки, т.к.  сруб  -  цельно связанная конструкция. В основе подавляющего большинства построек лежала “клетка”, “венец”, - связка из четырех бревен, концы которых были рублены в связьКрыша у русских домов была деревянная, тесовая, гонтовая или из драни, иногда, в безлесных местах, -  соломенная.  Стропильная  техника  сооружения кровли, как и другие виды конструкции крыш, хотя  и  были  известны  русским мастерам,  но  в  крестьянских  избах   не   употреблялись.   Срубы   просто “сводились” как основания для кровли. Для этого  после  определенной  высоты бревна стен начинали постепенно и пропорционально укорачивать. Сводя их  под вершину кровли.  Если  укорачивали  бревна  всех  четырех  стен,  получалась кровля “костром”, т.е. четырехскатная, если с двух сторон -  двухскатная,  с одной стороны - односкатная.
      Одним из важнейших элементов жилища крестьян всегда была  печь.  Нужно отметить,  что так называемая “русская”, а правильнее всего духовая печь -  изобретение  сугубо местное и достаточно древнее. Она ведет  свою  историю  еще  из  трипольских жилищ. Но в конструкции самой духовой печи  в  течение  второго  тысячелетия нашей эры  произошли  весьма  значительные  изменения,  позволившие  гораздо полнее использовать топливо. К концу  18  века  уже  выработался  тип  печи, который позволял использовать ее не  только  для обогрева  и приготовления пищи, но и как лежанку.  В ней же пекли хлебы, сушили на зиму грабы,  ягоды, подсушивали зерно, солод - во всех случаях жизни печь приходила  крестьянину на помощь. И топить печь приход
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.