На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Реформы в области власти ,быта, и культуры

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 20. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?

Оглавление

Оглавление
1.Введение
2.Детские и юношеские годы              4
3.Начало преобразований Петра I              8
4.Устройство сословий              10
1. Служивое сословие              10
2. Городское сословие (посадские и городские люди)              11
3. Крестьянство              12
5.Реформы в области власти ,быта, и культуры3
Заключение              16
Список использованной литературы              20

Введение

В последнее время многие писатели, публицисты, продолжая в этом отношении традиции славянофильской и народнической историографии, пишут о том, что не будь Петра и его преобразований, развитие России могло пойти по иному, менее драматическому пути. Вопрос в том, в какой мере преобразования были случайны или закономерны, означали ли они радикальный разрыв преемственности исторического процесса или, напротив, были его логическим продолжением, был ли Петр великим преобразователем или тираном возник давно, едва ли не в саму эпоху преобразований.
     Ответ на эти вопросы, по моему мнению, необходимо искать и в личности Петра, и в тех обстоятельствах, которыми он был окружен, в тех объективных тенденциях русского исторического процесса, которые оказывали влияние на ход реформ , во многом придавали им такой стремительный , порой непоследовательный характер .
    Эта тема меня привлекла своей многоплановостью, разносторонностью и глубиной. На примере этой темы можно рассмотреть процесс развития, становления и укрепления государства, вырастание до уровня Великой Державы ; становление абсолютизма, а также можно выделить , актуальный на сегодняшний день, аспект этой темы - роль личности в истории.
    Различные историки по-разному оценивают Петра и его деятельность. Одни,
восхищаясь им, отодвигают на второй план его недостатки и неудачи, другие, наоборот, стремятся выставить на первое место все его пороки, обвинить Петра в неправильном выборе и преступных деяниях. Рассматривая жизнь и деятельность Петра, нельзя забывать о том, что он творил в условиях внутренней и внешней борьбы: внешние - постоянные военные действия, внутренние - это оппозиция . Недовольное боярство составляло оппозиционные круги , а в дальнейшем к ним примкнул царевич Алексей .
   Современникам Петра было сложно его понять : царь- плотник, царь - кузнец , царь –  солдат, стремившийся вникнуть во все мелочи совершаемого им дела . Образ “помазанника Божия “- царя- батюшки, царивший в сознаниях людей , постоянно вступал в конфликт с реальной фигурой нового царя.
    Неудивительно, что многие не понимали Петра, его стиля мышления, его идей , зачастую обитавших в другом политическом пространстве. Петр не был похож на своих предшественников ни внешним обликом , ни живым и открытым характером . Личность Петра очень сложна и противоречива, но при этом Петр I был очень цельной натурой . Во всех его начинаниях, порой очень противоречивых , было все же рациональное зерно. Как говорилось выше , невозможно рассматривать деятельность Петра не учитывая того, что из 35 лет его правления , лишь около 1.5 лет Россия находилась в состоянии полного мира. Постоянные военные действия оказывали влияние на ход реформ и вообще на всю внутреннюю и внешнюю политику. Старое никогда не уходит с общественной сцены добровольно и новое всегда рождается в жестких схватках с отжившим. Петру пришлось бороться со многими предрассудками и пережитками , которые иногда оказывались слишком сильными , чтобы сломить их с первого удара.
    Эпоха Петра I представляет собой большой интерес для изучения и исследования ,т.к. рассматривая ее мы следим за процессом развития и роста государства. Превращением России из дикого деспотического царства Московского в Великую империю. За несколько десятилетий строится новая система управления ,создается система образования , периодическая печать, формируется регулярная армия, возникает военный флот .
Развивается промышленность , активизируется внешняя торговля, стабилизируется экономика. Благодаря внешней политике Петра , было покончено с политической изоляцией, и укреплялся международный престиж России.
За время царствования Петра I Россия догнала Европу гигантскими шагами , но это стоило ей немалых потерь экономических и людских ресурсов. Узнавая новое о Петре I , поражает эта неисчерпаемая , кипучая жизненная энергия , самоотверженная преданность идее, мечте , которую в большей степени Петр смог воплотить в жизнь .
Стремительный рост России в первой четверти ХVIII века поражает не только нас, но поражал и современников Петра. Вся Европа того времени наблюдала и дивилась тому, как это государство пробудило дремавшие внутри силы и проявило тот потенциал энергии, который оно так долго скрывало в своей глубине. Во всех видах искусства теме Петра уделялось внимание . Написано множество поэм, романов, картин и музыкальных произведений. Все авторы неизменно признают Петра великим .
 
 

Детские и юношеские годы

Начало “нового периода ” совпало с началом правления новой династии. С кончиной Федора Ивановича(1598 г.) пересеклась династия Калитовичей. Правление Бориса Годунова, Василия Шуйского, первого самозванца Лжедмитрия и “семибоярщины” совпало со смутой, из которой Россия вышла после многих лет потрясений и разорения. Тогда же началось царствование первого Романова Михаила Федоровича, деда Петра Великого, правление которого завершает XVII и начинается следующее столетие.
Первые цари из династии Романовых, как, впрочем, вообще русские люди XVII-XVIII вв., долгожителями не были. Михаил Федорович, основатель династии, прожил около 50 лет; его сын Алексей и того меньше. То же выпало и на долю одного из внуков царя Михаила первого императора России Петра Алексеевича. Судьба отпустила ему около пяти с половиной десятков лет.
У многодетного царя Алексея Михайловича, чадолюбивого и богобоязненного отца большого семейства, дети появлялись один за другим. В 60-е годы их число перевалило за дюжину. Несмотря на такую плодовитость, царю-батюшке не очень везло на потомство одни новорожденные довольно рано покидали грешную землю, из других большинство составляли девочки; мальчики росли хилыми. “Тишайший”, как прозвали правителя, по этому поводу кручинился, приставлял к сыновьям лекарей. Но делу это заметно не помогало.
После кончины царицы Марии Ильиничны Милославской Алексей Михайлович женился второй раз. Выбор пал на дочь Кирилла Полуэктовича Нарышкина, человека не знатного, провинциального дворянина из-под Смоленска. Наталья Кирилловна красавица, “доброго темпераменту, не была не прилежна и ни искусна в делах и ума легкого”. Молодая, пышущая здоровьем царица, родила 30 мая 1672 г. сына Петра; был ей в ту пору 21 год (царю Алексею, ее супругу, вдвое больше).
Первые детские годы Петра протекали беззаботно, весело, но на четвертом году жизни Петр потерял отца, тот скончался 29 января 1676 г. На престол взошел Федор Алексеевич, к тому времени неполных 14 лет, болезненный юноша.
Царь Федор и его единоутробный брат царевич Иван (тому шел десятый год) были сыновьями царя Алексея от первого брака – с М. И. Милославской, и ее родственники, вместе со свойственниками и сторонниками составлявшие своего рода придворную «партию», пришли к власти. Нарышкиных и их друзей отодвинули в тень.
Маленький Петр в Кремле играл в игры, не понимая, конечно, причины слез и переживаний тетушки и близких людей. По-прежнему о нем заботились дядьки-воспитатели и мамки; главной из них после кончины княгини Голицыной стала боярыня Матрена Романовна Леонтьева.
Появились и другие заботы. Царь Федор однажды сказал мачехе царице Наталье:
– Пора, государыня, учить крестника.
Федор Алексеевич, старший брат Петра, был крестным отцом и проявлял заботу о маленьком крестнике, которому шел тогда шестой год. Царица согласилась, но просила найти учителя кроткого и смиренно богобоязненного и знающего божественное писания. По поручению царя делом занялся боярин Федор Прокофьевич Соковнин, человек очень верующий, более того – придерживающийся старой веры, из раскольников. Соковнин указал на Никиту Моисеевича Зотова – подьячего (мелкочиновника) из Приказа Большой казны, ведавшего сбором доходов и пошлин.
 
 
 
Зотов оказался учителем тихим, богобоязненным маленький Петр прошел с ним полагавшийся тогда курс наук – азбуку, т. е. чтение и письмо, выучил назубок часослов и псалтырь, евангелие и апостол. И впоследствии он хорошо помнил и цитировал тексты из Священного писания, любил читать и петь в церкви на клиросе. Пристрастился любознательный царевич к книжкам с «кунштами» (рисунками и картинками), и том числе к историческим сочинениям,– вероятно, текстам летописей и хронографов, украшенным миниатюрами. Зотов сам показывал ему рисунки, давал пояснения о событиях времени Владимира I Святого, Александра Невского, Дмитрия Донского, Ивана Грозного. Так он доходил в своих рассказах до времени отца царевича – Алексея Михайловича, когда тоже случались события примечательные и важные. Так в сознание юного и восприимчивого царевича входили сведения о прошлом Отечества, славных деяниях предков. Одним словом, Зотов сделал все, что мог, для первоначального обучения Петра.
Царица Наталья с сыном проживала по-прежнему в Кремле благодаря приязни царя Федора к младшему брату и, очевидно, к ней самой. Остальные Милославские молодую мачеху и соперницу не жаловали, и кончина царя, последовавшая 27 апреля 1682 г., сразу это показала во всей обнаженности. После Федора Алексеевича осталось два брата – старший Иван, от Милославской, и Петр, от Нарышкиной. Ивану было лет 16, он страдал слабоумием, часто болел. Петр, здоровый и веселый 10-летний мальчик, поражал всех живостью, любознательностью и непоседливостью.
Вопрос о престолонаследии решили так, что сразу после смерти Фёдора патриарх Иоаким и бояре провозгласили царём младшего царевича Петра. Однако права царевича Ивана были нарушены и его родные не могли примириться с происшедшим. Самыми умными и решительными среди них были царевна Софья Алексеевна и боярин Иван Михайлович Милославский. Против своих “врагов” (Нарышкиных) они подняли стрелецкое войско.
Стрельцам дали знать, что царевич Иван задушен и в руки стрельцов дали список “изменников-бояр”. Стрельцы поверили и начали открытый мятеж. 15 мая 1682 года они, вооружившись, пришли в Кремль. Царица Наталья Кирилловна вывела на Красное крыльцо дворца царя Петра и царевича Ивана и показала их стрельцам. Однако стрельцы не успокоились, вломились в царский дворец и на глазах членов царской семьи зверски убили боярина Матвеева и многих родственников царицы Натальи. Пётр, бывший очевидцем кровавых сцен стрелецкого мятежа, вызвал удивление твёрдостью, какую сохранил при этом: стоя на Красном крыльце, он не изменился в лице, когда стрельцы подхватывали на копья Матвеева и его сторонников. Но майские ужасы неизгладимо врезались в память Петра, вероятно, отсюда берут начало и известная нервность, и его ненависть к стрельцам. Через год 11-летний Пётр по развитости показался иноземному послу 16-летним юношей.
Через неделю после начала бунта (23 мая) победители потребовали от правительства, чтобы царями были назначены оба брата; ещё неделю спустя (29-го), по новому требованию стрельцов, за молодостью царей правление было вручено царевне Софье. Партия Петра была отстранена от всякого участия в государственных делах.
Реальная власть оказалась в руках Софьи Алексеевы, умной и честолюбивой дочери царя Алексея от Милославской. Ее правление продолжалось семь лет. Все те годы Петр и Иван были номинально царями, принимали участие в церемониях: приемах послов, церковных шествиях и пр. Но Петр и его мать никакой роли в политических делах не играли; более того, оказались в своего рода ссылке в селе Преображенском, которое стало резиденцией двора опальной царицы-вдовы и ее сына. Ей оказывали тайную помощь деньгами благоволившие к Петру и его матери патриарх Иоаким, ростовский митрополит и Троице-Сергиев монастырь. Наталья Кирилловна и ее сторонники не могли, конечно, смириться с потерей власти, влияния.
Озлобленность и жалобы, царившие при опальном  дворе, не могли, однако, омрачить пылкую и деятельную натуру младшего царя. К нему в Преображенское из кремлевских хранилищ довольно часто доставляли пистоли, пищали и другое оружие, барабаны и прочие воинские изделия, припасы (свинец, порох), знамена. Непоседливый и неугомонный, царь переезжал из Преображенского в Воробьево, оттуда – в Коломенское, бывал то Троице-Сергиевом, то в Савво-Сторожевском монастырях под Москвой. За ним возили его оружейную казну. Заинтересовался он как-то “книгой огнестрельной” – ее прислали ему из Оружейной палаты Московского Кремля.
Показывался он иногда и в самом Кремле, участвовал, например, в посольских церемониях. Во время одной из них, на приеме шведского посольства летом 1688 г., он поразил собой иностранцев. Кемпфер, секретарь посольства, оставил на этот счет красноречивое свидетельство: «В Приемной палате, обитой турецкими коврами на двух серебряных креслах (тронах) под иконами сидели оба царя в полном царском одеянии, сияющем драгоценными камнями. Старший брат (Иван Алексеевич), надвинув шапку на глаза, опустив глаза в землю, никого не видя, сидел почти неподвижно, Младший (Петр Алексеевич) смотрел на всех; лицо у него открытое, красивое, молодая кровь играла в нем, как только обращались к нему с речью. Удивительная красота его поражала всех присутствовавших, а живость его приводила в замешательство степенных сановников московских. Когда посланник подал верующую (верительную) грамоту и оба царя должны были встать в одно время, чтобы спросить о королевском здоровье, младший, Петр, не дав времени дядьке приподнять себя и брата, как требовалось этикете стремительно, вскочил, со своего места, сам приподнял царскую шапку и зачастил скороговоркой: "Его королевское величество, брат наш Каролус свейский, здоров ли?"».
Основное внимание Петр в эти годы отдавал другому – воинским играм, «потехам». К ним он привлек целую толпу сверстников и «робяток» постарше – от покойного отца остались целые службы по конюшенному ведомству, по соколиной охоте, к которой его родители имел большую любовь. Сотни сокольников, кречетников, конюхов, оставшихся без дела, поступили к нему в распоряжение. Петр же соколиную охоту терпеть не мог, предпочитал бегать пешком, торжественные выезды не любил, а всех этих спальников, стольников и прочих собирал в батальоны «потешных»; помимо знатных, верста в их ряды и бывших холопов, прочих «простецов», лишь бы были они людьми шустрыми, исполнительными. Так собралась довольно пестрая толпа – два батальона почти по 300 человек. Среди прочих «потешных» видимо с одной стороны, князя М. М. Голицына, будущего фельдмаршала, тогда же, в 1687 г., записанного по младости в «барабанную науку»; потомка знатного московского рода И. И. Бутурлина и других, им подобных; с другой стороны – немало лиц происхождения «подлого», в том числе самого удачливого из них Александра Даниловича Меньшикова, Алексашку, продававшего горячие пирожки вразнос (с лотка), сына придворного конюха, но замеченного и приближенного царем. Меньшиков прошел путь от царского денщика до генералиссимуса русской армии, светлейшего князя. Впрочем, этот «полудержавный властелин», как его называл А. С. Пушкин, стал потом и первейшим российским казнокрадом.
Потешные под бдительным оком неугомонного Петра, одетые в настоящие мундиры, овладевали солдатской премудростью. Они имели свой потешный двор, управление, казну. Сам Петр прошел через все солдатские чины, начиная с барабанщика. На реке Яузе, в окрестностях Преображенского, построили Пресбург – «потешную фортецию», каковую осаждали по всем правилам воинского Искусства.
 
 
 
 
 
Под Москвой, недалеко от села Преображенского, располагалась Немецкая слобода (Кокуй) – средоточие иноземцев, мастеров всякого рода, военных специалистов. Они понаехали в русскую столицу при покойном царе Алексее, так как и сам монарх, и некоторые его приближенные понимали, что Россия сильно отстала от Западной Европы в воинском устройстве, во всяких мастерствах и художествах. За большие деньги они приглашали специалистов из-за границы. Среди приехавших оказалось немало хороших офицеров, мастеров. Некоторые, а их было довольно много, принесли России большую пользу. Шотландец генерал Патрик Гордон почти 40 лет отдал военной службе в стране, ставшей его второй родиной. Петр, вызывая осуждение ревнителей московской старины, сблизился с иноземцами, лютеранами и католиками, которых патриарх Иоаким и многие другие называли богомерзкими еретиками, чуть ли не” исчадиями ада”. Петр же, уже тогда ломая косные привычки, делал иноземных офицеров полковниками, майорами, капитанами в своих потешных батальонах, которые к началу 90-х годов превратились в два полка, назвали их Преображенским и Семеновским – по имени сел, где их разместил царь. В 1684 г. Петр ознакомился с гранатной стрельбой, учил его этому опасному делу иноземец Зоммер.
Петр I с самого раннего детства, усвоив семейные предания, мечтал о флоте, которого Россия, огромная страна, омываемая с севера морями, до сих пор не имела. А это, кстати говоря, одна из причин того, что государство было отрезано от морей на северо-западе и юге. В свое время предки эти выходы к морям имели.

Начало преобразований Петра I

Огромное значение Петр придавал военно-морскому флоту, его созданию и развитию. Неудачи первого Азовского похода очень ясно показали, что без сколько-нибудь сильного флота причерноморскую крепость взять невозможно. Поэтому Петр отдает указ о построении флотилии. Созданная в одну зиму флотилия была проведена по мелким рекам к Азову. Флотилия стояла в чужом море, где не было ни одной гавани, которая бы принадлежала ей. Корабли этой флотилии были построены из мерзлого дерева и, по словам иностранных экспертов, годились лишь на дрова. Петр делал все возможное со своей стороны для укрепления и развития флота, по этой причине на смену малограмотным мастерам были приглашены английские и голландские мастера, которые славились своим мастерством в этом деле.
Возникли арсеналы и портовые мастерские. Наскоро были обучены матросы и офицеры. Было устроено общее управление флотом; адмирал Крюйс составил правила морской службы. И уже в 1710г. Черное море пересекали русские корабли.
Еще до начала войны со шведами, начинаются столкновения с ними. Петр понимает, что без военного флота ему не овладеть Невой и ее устьями. Ввиду этого Петр начинает постройку нового флота и принимает в ней сам активное участие наравне с мастерами-плотниками, кузнецами и др. Русские суда строили по лучшим английским и голландским чертежам. Отрицательное влияние на развитие флота оказывала отдаленность верфей от моря. Это обусловило необходимость позаботиться об обустройстве кораблестроения в Петербурге, строительство корабельных мастерских началось 5 ноября 1704года.
Первыми русскими матросами были те же “потешные“. Петр начал заботиться о создании личного состава флота еще в 1697году: он отправил несколько партий учеников в Венецию, Англию и Голландию. В 1699г. они вернулись обратно в Россию. Надеясь обнаружить глубокие познания в корабельном и морском деле у учеников, Петр делает им экзамен в городе Воронеже. Из всех учеников, хотя бы удовлетворительно, экзамен выдержали только 4 человека. Ощущалась острая нехватка квалифицированных кадров, поэтому Петру пришлось нанять матросов, офицеров и кораблестроителей в Англии и Голландии.
Детище Петра Российский флот не раз сыграл важную роль в жизни государства. Первая победа русских на море у мыса Гангут, в результате которой Петр заполучил Финляндию. Она доказала военную мощь и знание морского дела. После победы у мыса Гангут Петр стал проводить довольно дальние военные рейды. Русский флот становился все сильнее и опытнее. Он стал флотом, который уважали державы-обладательницы крупнейших флотов: Англия, Дания, Голландия. Ярким примером этого было событие 1716г.: Петру I предложили командовать флотами четырех держав (Дания, Англия, Голландия, Россия) для охраны торговых кораблей от шведских каперов. Это событие стало важным для Петра, и он проявил себя наилучшим образом в этой кампании.
Таким образом, Петр I вывел Россию в ранг морских держав. В большей степени благодаря именно военно-морскому флоту удалось “прорубить окно в Европу”, что оказало свое влияние на дальнейшее развитие империи и укрепления ее могущества.
 
 
 
 
 
 
 
Преобразования Петра I коснулись и армии. Еще отец Петра Алексей Михайлович, предпринимал попытки переустройства армии. При нем в 1681 г. была создана комиссия под председательством князя В.В. Голицына, которая должна была изменить устройство армии. Были проведены некоторые изменения: армия стала более структурированной, теперь она делилась на полки и роты, также были назначены офицеры в зависимости от опыта и заслуг, а не от происхождения. 12 января 1682 г. Боярская Дума приняла постановление, в котором говорилось, что старшим офицером может стать и незнатный человек, но опытный и знающий, и все независимо от происхождения должны ему подчиняться.
Благодаря этим изменениям московское войско стало более организованным и структурированным. Но все же эту военную организацию нельзя было назвать реальной регулярной армией из-за огромного количества пережитков, сохранившихся с давних времен, некоторые из них относились еще к временам царствования Василия III.
В своих «потешных» сёлах Пётр устроил два полка — Преображенский и Семёновский — полностью по иноземному образцу. К 1692 году эти полки были окончательно сформированы и обучены. Во главе Преображенского стоял полковник Юрий фон Менгден, а полковником Семёновского был назначен Иван Чамберс, «родом москвич шкотской породы».
По образцу этих полков стали формироваться и другие, и уже в первом Азовском походе участвовали четыре регулярных полка — Преображенский, Семёновский, Лефортовский и преобразованный Бутырский полк. Был создан специальный военный суд, особое ведомство, занимавшееся вопросами продовольственного обеспечения армии теперь армия содержалась за государственный счет.
           Готовясь к войне со Швецией, Пётр велел в 1699 году произвести общий рекрутский набор и начать обучение новобранцев по образцу, заведённому у преображенцев и семёновцев. Этот первый рекрутский набор дал 25 пехотных полков и 2 кавалерийских — драгунских. Вся эта армия, состоявшая из 33 полков численностью 35-40 тысяч человек, была разделена на три корпуса, или «генеральства»: Автоному Головина, Адама Вейде и князя Аникиту Репнина. Каждому из этих командиров были даны: одному — Бутырский, другому — Лефортовский полки и по девяти новых полков, так что каждое генеральство заключало в себя по десять полков, или общей численностью от 10 до 12 тысяч человек.
         Таким образом, Петр получил армию хоть и не удовлетворявшую всем требованиям военной науки, но в какой-то мере уже подготовленной к дальнейшим преобразованиям.
За время Северной войны 1700—1721 годов была создана новая русская армия, построенная на рекрутской повинности. Эта армия с той поры стала постоянной и регулярной, и в ней без различия сословия обязаны были служить все люди русского государства (кроме жителей части национальных окраин). Одновременно с созданием самой армии вырабатывалось и управление этой военной силой страны, создавались учреждения, ведавшие хозяйством войска, боевой подготовкой солдат и офицеров, обмундированием и снаряжением. К концу царствования Петра эти функции были переданы Военной коллегии с подчинёнными ей ведомствами, во главе которых стояли: генерал-провиантмейстер, генерал-комиссар (главный военный судья), генерал-фельдцейхмейстер (начальник артиллерии, инженеров и сапёрной части) и генералитет (генеральный штаб).
В результате петровских преобразований Россия получила постоянную, регулярную, централизованно снабжаемую современную армию, которая впоследствии на протяжении более чем столетия (до Крымской войны) успешно воевала в том числе и с армиями ведущих европейских держав (Семилетняя война, Отечественная война 1812 года). Также новая армия послужила средством, позволившим России переломить ход борьбы с Османской империей, получить выход к Чёрному морю и распространить своё влияние на Балканах и в Закавказье.

Устройство сословий

1. Служивое сословие

Мы знаем, как было устроено служилое сословие в Московской Руси.Оно состояло из "дворян московских" и «дворян городовых». Первые бывали на высших придворных должностях, управляли приказами, ездили в посольства, сидели на воеводствах, начальствовали войсками, - словом, составляли правительственный класс и считали себя знатью: сзывались людьми «родословными», «с отечеством», «отецкими детьми». Вторые - городовые дворяне и дети боярские - были людьми «обычными», не родословными: они служили в городских иных ополчениях, составляя главное полевое войско Московского государства. Все служилые люди были обеспечены поместьями от государства и получали время от времени денежные пособия, а иногда ежегодное жалованье. Меньшинство имело свои наследственные вотчины, что, однако, не мешало искать поместий в придачу к вотчине. К служилым людям причислялись и гарнизонные люди: жилые казаки, стрельцы, пушкари и т.п. Охраняя какой-либо город, эти люди жили в слободах под стенами своего города и вокруг этого же города имели общие пашни и угодья. (Во многих городах России до сих пор сохранились эти слободы «стрелецкие», «пушкарски «казачьи» и пр.-Прим. авт.) В XVII ст., подобно гарнизонному люду, в «слободах» устраивались регулярные полки солдат, рейтаров и драгун. Эти новые войска «иноземного строя» пополнялись вербовкою, или «прибором», в службу «гулящих людей», и к ним понемногу переходило главное значение в полевой московской армии.
   Вот что застал Петр Великий. Борьба со шведами требовала от него регулярной армии. Понемногу он и перевел в регулярную службу всех дворян и служилых людей. Всякий служилый человек — от знатного московского дворянина до последнего пушкаря — одинаково записывался в службу и шел солдатом в регулярный полк или матросом во флот. Не более одной трети членов от каждой дворянской «фамилии» допускалось в гражданскую службу. Так как служба для всех служилых людей стала одинакова (они служили поголовно и бессрочно, с нижних чинов), то все прежние разряды служилых людей Петром были соединены вместе, в одно сословие, которому было присвоено новое название шляхетства. Служилая знать по закону перестала на службе отличаться от «обычных людишек»: все нижние чины — как знатные, так и незнатные, как из служилых семей, так и из простонародья — одинаково могли дослуживаться до высших чинов и занимать высшие должности. Порядок такой выслуги был точно определен «Табелью о рангах» (1722). В этой табели все офицерские, канцелярские и высшие государственные должности были распределены на 14 рангов, или «чинов», по их служебному старшинству и почету. Каждый, достигший должности низшего, 14-го ранга, мог надеяться, по мере способности и усердия, занять высшую должность и перейти в высший ранг. Начало личной выслуги окончательно восторжествовало здесь над «породою», началом знатности.
   Уничтожив старые служебные порядки и повернув всех дворян в регулярные полки, Петр сделал положение дворян более тяжелым. Служить им стало гораздо труднее. Но этим не ограничились новые дворянские тяготы; Петр требовал, чтобы дворяне обязательно учились грамоте, цифири и геометрии, и необученных/лишал права жениться и получить офицерский чин. С другой стороны, Петр ограничил землевладельческие права и льготы дворян. Он перестал давать им поместья из казны при поступлении на службу, а предоставил и за службу денежное жалованье. Те же вотчины и поместья, каким дворяне уже владели, он запретил дробить при передаче сыновьям установил законом (1714), что дворянин может по завещанию передать свою землю одному из сыновей; если же завещания не окажется, то отцу наследует старший сын.
         Меры Петра относительно дворянства отягчали положение этого сословия, но не меняли его отношения к государству. Дворянство, и прежде, и теперь одинаково, было обязано службою за право землевладения. Только теперь служба стала тяжелее, а землевладение стесненнее. Понятно, что дворянство роптало и пробовало всячески облегчить свои тяготы. Петр жестоко карал всякие попытки дворян уклониться от службы; но он сделал людям высшего старого дворянства одну существенную уступку. Он позволил знатной молодежи, «отецким детям», поступать по преимуществу в его любимые «гвардейские» полки, Преображенский и Семеновский, которые стояли в новой столице Петра - Петербурге. В конце царствования Петра оба эти полка стали по составу сплошь дворянскими и в них целые сотни солдат носили княжеские фамилии. Вышло так, что старые «дворяне московские» как бы превратились в новое «гвардейство». Допустив такой аристократический подбор людей в гвардии, Петр сумел воспользоваться им: он на родовитых и богатых офицеров и даже на простых солдат гвардии возлагал разные, иногда очень важные, поручения по делам казенного хозяйства и, таким образом, создал себе из них удобных, отечественных чиновников.
 

2. Городское сословие (посадские и городские люди)

Городское сословие («посадские люди», «торговые люди») до Петра представляло собою очень малочисленный и бедный класс. Городской жизни с ее торговым и промышленным оживлением почти не существовало в Московском государстве. Только некоторые северные города отличались многолюдством и зажиточностью. Остальные же представляли собою, по словам Петра, «рассыпанную храмину» и имели одно лишь военно-административное значение.Только в 1649 г. закон отделил горожан от прочей массы.
        Между тем Петр за границей видел богатые и оживленные города; наблюдал веселую и культурную жизнь городского торгово-промышленного люда; знал, что городской торг и промысел считался на всем западе главным источником народного богатства. (Эпоха Петра. была временем полного расцвета протекционизма и меркантилизма в Европе.) Сравнивая европейский город с русским, Петр поражался противоположностью и всеми мерами хотел собрать рассыпанную храмину и создать на Руси городской экономически сильный и деятельный класс. С этой целью он освобождал горожан от так называемых «верных» (присяжных) служб у казенных товарных складов и торгово-промышленных операций и расширил городское самоуправление. В 1720 г. был учрежден главный магистрат, которому Петр поручил заботы о городском сословии во всем государстве,  а в следующем году главному магистрату дан был «регламент», определивший общий порядок городского устройства и управления. Все города были разделены по числу жителей на классы, городов делились на «регулярных» граждан и «нерегулярных» («подлых») людей. Регулярные граждане составляли две «гильдни»: в первую входили представители капитала и интеллигенции, во вторую — мелкие торговцы и ремесленники. Ремесленники делились на «цехи» по ремеслам. Нерегулярными людьми, или «подлыми» (то есть низшими), назывались чернорабочие. Город управлялся «магистратом» из бургомистров, избираемых всеми регулярными гражданами. Кроме того, городские дела обсуждались на посадских сходах или советах из тех же регулярных граждан. Каждый город был подчинен главному магистрату, минуя всякое другое местное начальство.
   Так старался Петр В. поднять городское сословие, дать ему простор, вдохнуть в него жизнь. Но общий строй русской жизни, еще далекий от торгово-промышленного склада, и тяжелые войны Петрова царствования не дозволили осуществиться мечтам Петра: русские города остались и после Петра в том же жалком положении, в каком были они раньше.
 

 

3. Крестьянство

Крестьянство при Петре В. пережило очень крупную реформу. Издавна прямая подать на Руси платилась с недвижимого имущества. Сначала брали ее с «паханой земли», которую исчисляли в «сохи» (особую податную единицу в несколько сот десятин земли); в XVII в. подати стали брать со «двора», разумея под ним крестьянское хозяйство . Если ранее можно было облегчить свои платежи, сократив запашку и уменьшив площадь «паханой земли», то позднее можно было в один «двор» свести для этой цели несколько крестьянских хозяйств. Так и делали податные люди, сбиваясь по нескольку семей в один двор и все вместе платя с одного двора. В разгар Шведской войны Петру пришлось заметить резкое уменьшение податных дворов в государстве, происшедшее от побегов, разорения, а также и от хитростей плательщиков. Лучшей мерой для борьбы с этим уменьшением была признана податная реформа. Было решено брать вперед не с имуществ, а с людей, с «голов», и заменить таким образом подворную подать подушною («поголовщиной»). В 1718 г. начали перепись тяглых людей (в городах и уездах), записывая в «сказки» всех взрослых мужчин. Позднее назначили ревизию для проверки этой переписи, почему и самая перепись стала называться «ревизией», а списки плательщиков - «ревизскими сказками», сами же плательщики - «ревизскими душами». Когда ревизия определила число плательщиков в 5 млн. человек, то был определен размер новой подати: 74 коп. в год с частновладельческих людей и несколько больше с крестьян казенных.
     
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.