На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Поэтическая концепция Н.Гумилева

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 29. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


           Министерство  образования и  науки Украины
Национальный  педагогический университет  им. М.П. Драгоманова 
 
 
 
 

                Институт  иностранной филологии 
                Кафедра русской 
                та  зарубежной литературы 
                 
                 
                 
                 

Курсовая  работа по зарубежной литературе
на тему:
«Поэтическая  концепция Н.Гумилёва» 
 
 
 
 

                  студентки 3 курса _________ группы
                  дневного  отделения
                  Института иностранной филологии
                  _____________ 
                   
                   

                     Научный руководитель -
                  ____________________ 
                   
                   
                   
                   

Киев-2010
 

Coдержание 
 

Вступление
Поэтическая концепция Н.Гумилёва
     1. Н.Гумилёв – теоретик и идейный вдохновитель акмеизма
     2. Размышления  Н.Гумилёва о сущности поэзии
     3. Художественная практика Н.Гумилёва в свете литературной
       программы акмеизма
Заключение
Список использованных источников   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Вступление
      Творчество Николая Гумилёва (1886-1921), трагическая судьба этого поэта, его сложный и противоречивый характер постоянно привлекают к себе внимание читателей. Один из самых ярких поэтов «Серебряного века», Гумилёв в 1910-х годах находился в центре литературной жизни. Затем, как известно, ситуация изменилась, и имя Гумилёва долгие годы замалчивалось, место этого художника в русской культуре, его роль в развитии поэзии XX века приуменьшались. Причины этого теперь хорошо известны и лежат далеко за пределами эстетики. Однако логика истории неумолима, и сегодня все возвращается на свои места. Гумилёв становится одним из самых читаемых и изучаемых поэтов XX века.
      В то же время, несмотря на интерес исследователей, творчество Гумилёва до сих пор таит в себе немало загадок, положение этого поэта в русской литературе «Серебряного века» выглядит порой парадоксально. Один из создателей и теоретиков русского акмеизма, Гумилёв сегодня зачастую бывает обойден вниманием исследователей этого течения. Между тем, без знания творчества этого метра акмеизма, серьезного исследователя Африки, великолепного поэта невозможно полноценно изучить всю литературу «Серебряного века».
      Его творчество при жизни автора привлекало чарующей новизной и смелостью, остротой чувств, взволнованной мыслью, личность - мужеством и силой духа. Николай Степанович прожил очень яркую, но короткую, насильственно прерванную жизнь. Погиб на творческом взлете, полный ярких замыслов, всеми признанный поэт, теоретик стиха, активный деятель литературного фронта.  «Мечтатель, романтик, патриот, суровый учитель, поэт...[1]» - так охарактеризовал Гумилёва Алексей Толстой вскоре после его гибели в далеком 1921 году.
      Поэзия  Гумилёва сравнительно мало изучена, и все-таки стоит назвать основные издания, которые помогли нам в написании курсовой работы. В первую очередь хочется отметить книги, посвященные воспоминаниям о поэте.
    Первым  биографом Н.Гумилёва был писатель, ученый и географ П.Н.Лукницкий. Его вдова, В.К.Лукницкая, по материалам его огромного архива, а также открытых и расшифрованных их сыном документов следствия по делу Гумилёва подготовила документальное повествование «Николай Гумилёв. Жизнь поэта по материалам домашнего архива семьи Лукницких», в котором автор дает возможность широкому читателю наиболее полно познакомиться с жизнью и деятельностью русского поэта. В.К.Лукницкая также оказалась первым в Советском Союзе составителем наиболее полного собрания стихотворений и поэм Николая Гумилёва.  В конце 80-х гг. ХХ века, когда началось изучение материалов, связанных с репрессиями, вопрос о реабилитации Гумилёва поднял сын Лукницких, Сергей Павлович, который заметил: «Занятие Гумилёвым  … — судьба нашей семьи. А от судьбы, как известно, не уйдешь [2]».
    В многочисленных воспоминаниях современников  – Александры Сверчковой (сводной сестры поэта), Альфреда Бема, Бориса Эйхенбаума, Алексея Толстого, его учеников — Георгия Адамовича, Георгия Иванова, Ирины Одоевцевой [3], Николая Оцупа, Всеволода Рождественского и других  - отображены факты жизни поэта: образование, окружение, путешествия, разнообразная деятельность, которые и определили индивидуальное виденье мира, которое отразилось в его поэтических текстах.
    Советский и российский литературный критик, писатель, публицист, литературовед  Лев Аннинский  в работе «Серебро и чернь: Русское, советское, славянское, всемирное в поэзии Серебряного века» (1997) в главе «Николай Гумилёв: «Русь бредит богом...» исследует тему России в творчестве Гумилёва. Он же автор статьи «Н.С.Гумилёв. Жизнь и личность», в которой не только пытается исследовать тайну судьбы поэта, но и основные мотивы его творчества. Он считает: «Сквозной мотив его поэзии — поединок. Роковой. Часто с другом. С любимым человеком. С женщиной. Сквозной мотив — восстание, бунт природных сил против безумств человека. Гул стихий. Неизбежность катастрофы. Сквозной мотив — гибель. Скорая и неотвратимая [4]».
    Русский поэт и литературовед, эмигрант Вадим  Крейд стал редактором-составителем, автором предисловия и комментариев к книге «Николай Гумилёв. В воспоминаниях  современников [5]», в которой удалось показать Гумилёва как поэта и человека, как личность в живом окружении, общении, деятельности. Среди зарубежных исследователей творчества Гумилёва стоит также отметить выдающегося итальянского литературоведа Стефано Гардзонио, профессора славистики Пизанского университета.
    Кроме того, имеются такие работы, в  которых наряду с описанием жизни  поэта содержится и серьезная  оценка его творчества. Это, во-первых, книга С.Бавина и И.Семибратовой «Судьбы поэтов серебряного века», изданная в Москве в 1993 году. Следует отметить работу блестящего критика и журналиста С.Маковского «На Парнасе Серебряного века», выпущенную в свет в 2000 году. Эти книги содержат статьи, посвященные поэту, как, впрочем, и сборник «Герои и антигерои Отечества», составленный В.М.Забродиным, где можно найти работу В.Меньшикова «Поэт – гражданин Гумилёв». Творчеству Гумилёва посвящена и документальная повесть В.В.Бронгулеева [6]. 
    Стоит упомянуть учебные пособия, в  которых представлен неплохой анализ творчества поэтов серебряного века, в том числе и Н. Гумилёва. Это пособие Пинаева С. М. «Над бездонным провалом в вечность… Русская поэзия серебряного века», а также книга для учителя «Поэзия серебряного века в школе», составленная Е.М.Бондаревой и А.В.Леденевым. Основные этапы и образы в  творчестве Николая Гумилёва исследует и Л.А.Смирнова, автор учебника «Русская литература конца XIX — начала XX вв.».
    Есть  целый пласт современных исследований, посвященных сравнительным характеристикам  творчества Гумилёва и других поэтов (В.Брюсова, Т.Готье, О.Уайльда, И.Анненского, О.Мандельштама, Н.Клюева, Н.Тихонова и др.).
      Таким образом, несмотря на более чем шестидесятилетнее  умалчивание в литературе имени  Николая Гумилёва, благодаря мемуарной литературе, изданию его произведений, сегодня можно говорить о широком научном интересе к его творчеству. Вместе с тем исследование поэтической концепции Николая Степановича Гумилёва является особенно актуальным.
     Конце?пция, или конце?пт, (от лат. conceptio — понимание, система) — определённый способ понимания (трактовки) какого-либо предмета, явления или процесса; основная точка зрения на предмет; руководящая идея для их систематического освещения.
      Цель  работы: в процессе анализа поэзии Н.Гумилёва выделить поэтическую картину мира, обусловленную миропониманием великого поэта. При этом ставится целью осмысление творчества Н.Гумилёва в целом: в сплетении и взаимодействии образов, тем и мотивов. Логичным следствием этого явились поставленные задачи:
- изучить  особенности акмеизма как литературного течения русской поэзии начала XX в.;
- дать  целостный анализ характерных  для поэта-акмеиста произведений, проанализировать их художественные особенности в связи с поэтической концепцией акмеизма.
    В связи с этим структура работы такова: она состоит из введения, трех глав и заключения.
    Первая  глава посвящена акмеизму как  литературному течению «Серебряного века» и, в частности, его трактовке Н.С.Гумилёвым. Эта часть работы содержит анализ отличительных черт поэтической концепции акмеистов.
    Вторая  часть работы посвящена литературно-критической деятельности Н.Гумилёва, его размышлениям о сущности поэзии.
    Третья  часть дает обзор всего творчества поэта  в свете акмеистической теории. Дан анализ художественных особенностей произведений всех сборников  Гумилёва, а, следовательно, прослежена эволюция поэтической концепции автора.
    Заключение  содержит основные выводы по содержанию курсовой работы.
    Безусловно, поэтический мир метра акмеизма прошел свою эволюцию, однако Гумилёв оставался романтиком, искателем приключений, мечтателем до конца жизни. Именно такое, своеобразное и не всеми понятое, отношение к действительности отразилось в поэзии и прозе Гумилёва.
 

1.  Н.Гумилёв – теоретик и идейный вдохновитель акмеизма
      Определение поэтической концепции Н.Гумилёва, не возможно без понимания основополагающих принципов и отличительных особенностей литературного течения, к которому не просто принадлежал поэт, а был его идейным вдохновителем и теоретиком.
      Акмеизм, декларировавший конкретно-чувственное восприятие внешнего мира, возврат слову его изначального, не символического смысла, был одним из наиболее известных направлений в модернистской литературе. Объединение акмеистов выдвинуло свою эстетическую программу взаимодействия с миром, свое представление о гармонии, которую оно стремилось внести в жизнь.
      Идея  такого нового направления в литературе впервые была высказана Михаилом Кузминым (1872 – 1936) в его статье «О прекрасной ясности» (1910). В ней были изложены все основные постулаты будущих акмеистов. Собственно акмеистическое движение возникло на почве авторского объединения «Цех поэтов», возникшего в 1911 году.
     Наименование  литературного объединения «цехом»  программно отражало установку кружка на совершенствование поэтического «ремесла» и заключало в себе идею поворота от стиховедческой теории к поэтической практике.  В состав кружка входили: Г.В.Адамович, А.Ахматова (секретарь), Н.Д.Бурлюк, С.Городецкий, Н.Гумилёв, М.Зенкевич, Г.Иванов, Н.Клюев, М.Кузмин, Е.Кузьмина-Караваева, М.Лозинский, О.Мандельштам, В.Нарбут, В.Пяст, В.Хлебников и многие другие.
     Печатным  органом кружка являлся – формально  независимый, но фактически печатавший почти исключительно произведения членов объединения – ежемесячник  стихов и критики «Гиперборей» (издатель и отв. редактор – М.Лозинский), существовавший в 1912-1913 гг. Как орган «Цеха поэтов» также воспринимался журнал «Аполлон», главой литературного отдела которого стал с 1912 г. Н.Гумилёв.
     В 1912 г. внутри «Цеха поэтов» сформировался  кружок акмеистов. Поскольку его инициаторами являлись сами синдики, «Цех поэтов» и акмеисты часто отождествлялись. Между тем в «Цех поэтов» объединились представители различных течений и групп – акмеистов, футуристов, символистов, оккультистов и др.
   О.А.Лекманов относит к акмеистам собственно шесть поэтов (Гумилёв в письме к Брюсову писал, «что «Цех поэтов» стоит совершенно отдельно от акмеизма (в первом 26 членов, поэтов-акмеистов всего шесть)». «Эти 6: Гумилёв, Городецкий, Ахматова, Мандельштам, Набрут, Зенкевич. Третий круг – «наиболее эзотерический» Мандельштам, Ахматова, Гумилёв (по поэтике) [7, c. 13-14]».
     В 1914 г. произошел «внутренний раскол цеха»: между Гумилёвым и Городецким вспыхивает назревавший давно конфликт на почве теоретических разногласий. Не только личные разногласия, но и начавшаяся война – в августе 1914 г. Гумилёв идет вольноопределяющимся в армию – приводят к окончательному распаду «Цеха поэтов». Первая попытка восстановить «Цех поэтов» относится к 1916-1917 гг., когда возник второй «Цех поэтов», возглавляемый Г.Адамовичем и Г.Ивановым. В 1920-21 существовал третий «Цех поэтов».
     Слово «акмеизм» впервые появилось в печати в сентябрьской книжке журнала «Аполлон» за 1912 г. в рецензии Гумилёва на сборник стихов Городецкого «Ива». В первом номере «Аполлона» за 1913 г. появились одновременно два манифеста акмеизма: статья Гумилёва «Наследие символизма и акмеизм» и Городецкого «Некоторые течения в современной русской поэзии», в которых авторы практически провозгласили основные принципы акмеизма и черты, отличающие его от предшествующих литературных течений.
     Статью  «Наследие символизма и акмеизм» Гумилёв начал с заявления, подготовленного его другими статьями, - «Для внимательного читателя ясно, что символизм закончил свой круг развития и теперь падает». Н.Гумилёв назвал символизм «достойным отцом», но подчеркивал при этом, что новое поколение выработало иной, «мужественно твердый и ясный взгляд на жизнь [8, c.56]».
     Акмеизм, по мнению Гумилёва, есть попытка заново открыть ценность человеческой жизни, реального мира. Окружающая человека действительность для акмеиста самоценна и не нуждается в метафизических оправданиях. Поэтому следует перестать заигрывать с трансцендентным (выходящим за пределы человеческого познания) и вернуться к изображению трехмерного мира; простой предметный мир должен быть реабилитирован, он значителен сам по себе, а не только тем, что являет высшие сущности.
     Н.Гумилёв отказывается от «нецеломудренного» стремления символистов познать непознаваемое: «непознаваемое по самому смыслу этого слова нельзя познать... Все попытки в этом направлении нецеломудренны [8, c.56]».
     Гумилёв противопоставляет символизм акмеизму как направление «германское» направлению «романскому» (акмеисты, подобно французам, ищут более свободного стиха, и подобно французам, наполняют свои произведения светлой иронией, которой чужда безнадежная немецкая серьезность символистов). Признавая достижения символизма, Гумилёв категорически отверг не только русский символизм, но также французский и германский, слишком следовавший, по его мнению, догматам, что лишало его возможности «чувствовать самоценность каждого явления [8, c.56]».
    В отличие от поэтов-символистов идеалом  Гумилёва была не музыкальная певучесть стиха, зыбкость и неопределенность слов и образов (насыщенных в поэзии символистов «двойным смыслом», ибо цель их состояла в том, чтобы привлечь внимание читателя не только к миру внешних, наглядно воспринимаемых явлений, но и к миру иных, стоящих за ними более глубоких пластов человеческого бытия), но строгая предметность, предельная четкость и выразительность стиха при столь же строгой, чеканной простоте его внешнего композиционного построения и отделки.
     Из  негативных оценок Гумилёва вырисовывалась программа акмеизма: во-первых, никакой мистики, никакого братания с потусторонним миром; во-вторых, точность в соответствии слов предмету воображения; в-третьих, равное в художественном смысле отношение ко всем моментам жизни, малым, большим, ничтожным или великим - с целью объективно-художественной полноты охвата мира. «Мы ощущаем себя явлениями среди явлений [8, c.57]».
     Главным отличием акмеизма Гумилёв предлагал считать признание «самоценности каждого явления» – надо сделать явления материального мира более ощутимыми, даже грубыми, высвободив их из-под власти туманных видений. Здесь же Гумилёв называл имена художников, наиболее дорогих для акмеизма, его «краеугольные камни»: «Шекспира, Рабле, Биллона и Теофиля Готье. Подбор этих имен не произволен. Каждое из них - краеугольный камень для здания акмеизма, высокое напряжение той или иной его стихии. Шекспир показал нам внутренний мир человека, Рабле - тело и его радости, мудрую физиологичность, Биллон поведал нам о жизни, нимало не сомневающейся в самой себе, хотя знающей все - и Бога, и порок, и смерть, и бессмертие, Теофиль Готье для этой жизни нашел в искусстве достойные одежды безупречных форм. Соединить в себе эти четыре момента - вот та мечта, которая объединяет сейчас между собою людей, так смело назвавших себя акмеистами [8, c.57]».
     Равно отвергая утилитарный подход к искусству  и идею «искусства ради искусства», основоположник акмеизма провозглашал отношение к поэтическому творчеству как к «высшему ремеслу».
     Пристальное внимание акмеистов к материальному, вещному миру не означало их отказа от духовных поисков. Со временем, особенно после начала Первой мировой войны, утверждение высших духовных ценностей стало основой творчества бывших акмеистов. Настойчиво зазвучали мотивы совести, сомнения, душевной тревоги и даже самоосуждения (стихотворение Н.Гумилёва «Слово», 1921):
     Но  забыли мы, что осиянно
     Только  слово средь земных тревог,
     И в Евангельи от Иоанна
     Сказано, что слово это  Бог.
     Мы  ему поставили  пределом
     Скудные пределы естества,
     И, как пчелы в  улье опустелом,
     Дурно пахнут мертвые слова.
     Акмеисты  выработали тонкие способы передачи внутреннего мира лирического героя. Часто состояние чувств не раскрывалось непосредственно, оно передавалось психологически значимым жестом, перечислением вещей.
     С этим связано и особое отношение  к категории памяти. Память - важнейший этический компонент в творчестве трех самых значительных представителей акмеизма - А.Ахматовой, Н.Гумилёва и О.Мандельштама. В эпоху футуристического бунта против  традиций акмеизм выступил за сохранение культурных ценностей, потому что мировая культура была для них тождественной общей памяти человечества.
     Важнейший принцип акмеизма – «всегда помнить  о непознаваемом, но не оскорблять своей  мысли о нем более или менее  вероятными догадками [8, c.57]».
     Очевидно, центральное понятие акмеизма, по Гумилёву, – равновесие, заключающее в себе стремление к гармонии всех составных частей поэтического произведения, т.е. фонетики, стилистики, композиции и эйдологии. Кроме того, «равновесие» предполагает еще и уравнение мистического и земного, акмеисты не отказываются совершенно от изображения души, «когда она дрожит, приближаясь к иному [8, c.57]», они лишь считают, что ангелы, демоны, прочие духи не должны больше земной тяжестью перевешивать другие взятые поэтом образы.
     Манифесты акмеистов были наиболее открытым, явным выражением их мировоззрения. Однако рефлексивное понимание далеко не всегда соответствует реальному положению дел, к тому же манифесты отражают не только убеждения поэтов, но и обстоятельства литературного процесса.
     Просуществовал  акмеизм как литературная группировка, по-видимому до того же момента, до какого и «Цех поэтов», т.е. до ссоры Гумилёва с Городецким.
     Акмеизм перестал быть организованным течением, но его принципы остались и продолжали влиять на литературу. Как пишет  в своем исследовании, посвященном  акмеизму, О.А.Лекманов, «”беседа”  акмеистов друг с другом и с нами не прервалась и, будем надеяться, - никогда не прервется [7, c.140]».
     Творческие  поиски Гумилёва, Ахматовой, Мандельштама вышли за рамки акмеизма. Но гуманистический  смысл этого течения был значителен - возродить у человека жажду жизни, вернуть ощущение её красоты.
 

2. Размышления  Н.Гумилёва о сущности поэзии
    Николай Степанович Гумилёв был не только выдающимся поэтом, но и тонким, проницательным литературным критиком. Статьи его, печатавшиеся с 1909 по 1916 г. в разделе журнала «Аполлон» «Письма о русской поэзии», составили своеобразный цикл. В нем обрисована широкая картина развития русской поэзии этой поры (причем не только в лице первостепенных ее представителей, но и поэтов второго и даже третьего ряда). Основное внимание Гумилёва - критика с первых его шагов в этой области принадлежало поэзии: напряженно ища свой собственный путь в искусстве, Гумилёв внимательно всматривался в лицо каждого из своих поэтов-современников, стремясь, с одной стороны, найти в их жизненных и художественных исканиях близкие себе черты, а с другой - выяснить для себя и строго оценить достоинства и недостатки их произведений. Выросший и сложившийся в эпоху высокого развития русской поэтической культуры, Гумилёв смотрел на эту культуру как на величайшую ценность и был воодушевлен идеей ее дальнейшего поддержания и развития.
    При углубленном, внимательном отношении  к «Письмам о русской поэзии» и другим литературно-критическим и теоретическим статьям Гумилёва, в них можно обнаружить моменты, предвосхищающие позднейший поэтический взлет Гумилёва.
    Если  верить декларации Гумилёва, он хотел бы остаться всего лишь судьей и ценителем стиха. Но свежий воздух реальной жизни постоянно врывается в его характеристики поэтов и произведений, привлекающих его внимание. И тогда фигуры этих поэтов, их человеческий облик и их творения оживают для нас. Творения эти открываются взору современного человека во всей реальной исторической сложности своего содержания и формы.
    Статью  «Жизнь стиха» (1910) Гумилёв начинает с обращения к спору между сторонниками «чистого» искусства и поборниками тезиса «искусство для жизни». Однако, указывая, что «этот спор длится уже много веков» и до сих пор не привел ни к каким определенным результатам, причем каждое из обоих этих мнений имеет своих сторонников и выразителей, Гумилёв доказывает, что самый вопрос в споре обеими сторонами поставлен неверно. «И именно в этом причина его многовековой неразрешенности, ибо каждое явление одновременно имеет «право… быть самоценным», не нуждаясь во внешнем, чуждом ему оправдании своего бытия и вместе с тем имеет «другое право, более высокое - служить другим» (также самоценным) явлениям жизни [9, c.58]». Иными словами, Гумилёв утверждает, что всякое явление жизни, в том числе поэзия, входит в более широкую, общую связь вещей, а потому должно рассматриваться не только как нечто отдельное, изолированное от всей совокупности других явлений бытия, но и в его спаянности с ними, которая не зависит от наших субъективных желаний и склонностей, а существует независимо от последних, как неизбежное и неотвратимое свойство окружающего человека реального мира.
    Таким образом, истинное произведение поэзии, по Гумилёву, насыщено силой «живой жизни». Оно рождается, живет и умирает, как согретые человеческой кровью живые существа, и оказывает на людей своим содержанием и формой сильнейшее воздействие. Без этого воздействия на других людей нет поэзии. «Так искусство, родившись от жизни, снова идет к ней, не как грошевый поденщик, не как сварливый брюзга, а как равный к равному [10]».
    Последние три теоретико-литературных опыта Гумилёва - «Читатель», «Анатомия стихотворения» и трактат о вопросах поэтического перевода, написанный для коллективного сборника статей «Принципы художественного перевода», подготовленного в связи с необходимостью упорядочить предпринятую по инициативе М.Горького издательством «Всемирная литература» работу по переводу огромного числа произведений зарубежной классики и подвести под нее строгую научную основу, написаны в последние годы жизни поэта, в 1917-1921 гг. В этот период Гумилёв мечтал осуществить возникший у него ранее, в связи с выступлениями в «Обществе ревнителей русского слова», а затем в «Цехе поэтов», замысел создать единый, стройный труд, посвященный проблемам поэзии и теории стиха, труд, подводящий итоги его размышлениям в этой области. До нас дошли различные материалы, связанные с подготовкой этого труда, который Гумилёв собирался в 1917 г. назвать «Теория интегральной поэтики», - общий его план и «Конспект о поэзии» (1914 ?), представляющий собой отрывок из лекций о стихотворной технике символистов и футуристов.
    Статьи  «Читатель» и «Анатомия стихотворения» частично повторяют друг друга. Возможно, что они были задуманы Гумилёвым как два хронологически различных варианта (или две взаимосвязанные части) вступления к «Теории интегральной поэтики». Гумилёв суммирует здесь те основные убеждения, к которым привели его размышления о сущности поэзии и собственный поэтический опыт. Впрочем, многие исходные положения этих статей сложились в голове автора раньше и были впервые более бегло высказаны в «Письмах о русской поэзии» и статьях 1910-1913 гг.
    В эссе «Анатомия стихотворения» Гумилёв не только исходит из формулы Кольриджа (цитируемой также в статье «Читатель»), согласно которой «поэзия есть лучшие слова в лучшем порядке», но и объявляет ее вслед за А.А.Потебней «явлением языка или особой формой речи [11]». Поэтика, по Гумилёву, отнюдь не сводится к поэтической «фонетике», «стилистике» и «композиции», но включает в себя учение об «эйдологии» - о традиционных поэтических темах и идеях. Своим главным требованием акмеизм как литературное направление, утверждает Гумилёв, «выставляет равномерное внимание ко всем четырем разделам [11]». Так, как с одной стороны, каждый момент звучания слова и каждый поэтический штрих имеют выразительный характер, влияют на восприятие стихотворения, а с другой - слово (или стихотворение), лишенное выразительности и смысла, представляет собою не живое и одухотворенное, а мертворожденное явление, ибо оно не выражает лик говорящего и вместе с тем ничего не говорит слушателю (или читателю).
    Сходную мысль выражает статья «Читатель». Поэт в минуты творчества должен быть «обладателем какого-нибудь ощущения, до него неосознанного и ценного. Это рождает в нем чувство катастрофичности, ему кажется, что он говорит свое последнее и самое главное, без познания чего не стоило земле и рождаться. Это совсем особенное чувство, иногда наполняющее таким трепетом, что оно мешало бы говорить, если бы не сопутствующее ему чувство победности, сознание того, что творишь совершенные сочетания слов, подобные тем, которые некогда воскрешали мертвых, разрушали стены [12]».
    Последние слова приведенного фрагмента непосредственно  перекликаются с цитированным стихотворением «Слово», проникнуты тем высоким сознанием пророческой миссии поэта и поэзии, которое родилось у Гумилёва после революции 1917 года, в условиях высшего напряжения духовных сил поэта, рожденного тогдашними очищающими и вместе с тем суровыми и жестокими годами. Заключая статью, Гумилёв анализирует разные типы читателей, повторяя свою любимую мысль, что постоянное изучение поэтической техники необходимо поэту, желающему достигнуть полной поэтической зрелости. При этом он оговаривается, что ни одна книга по поэтике (в том числе и задуманный им трактат) «не научит писать стихи, подобно тому, как учебник астрономии не научит создавать небесные светила. Однако и для поэтов она может служить для проверки своих уже написанных вещей и в момент, предшествующий творчеству, даст возможность взвесить, достаточно ли насыщено чувство, созрел образ и сильно волнение, или лучше не давать себе воли и приберечь силы для лучшего момента», ибо «писать следует не тогда, когда можно, а когда должно [12]».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.