На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Борьба с преступностью в Италии в конце 1980-х. Метастазы коррупции в политической структуре государства. Операция по борьбе с коррупцией Чистые руки, чистка рядов государственных и муниципальных служащих. Правозащитная деятельность А. Ди Пьетро.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Министерство образования Республики Беларусь
Учреждение образования
«Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины»
Юридический факультет
Курсовая работа
Операция по борьбе с коррупцией «Чистые руки»
в Италии (1992-2002)


Исполнитель:
Студентка группы К-43
Лапицкая Т.Е.
Гомель 2005
Содержание

Введение
1 Операция по борьбе с коррупцией «Чистые руки»
2 Последствия процесса борьбы с коррупцией
Заключение
Литература
Введение

Коррупция существует столько, сколько существует сама власть. И до сих пор человечеству не удалось ее искоренить. Понятие «коррупция» (лат. сorruptio) означает подкуп, продажность государственных чиновников и иных должностных лиц. Словарь Ожегова определяет следующим образом: «Коррупция - моральное разложение должностных лиц и политиков, выражающееся в незаконном обогащении, взяточничестве, хищении и срастании с мафиозными структурами».
Государственная коррупция существует, когда государство вмешивается в частную, общественную, экономическую жизнь. И там, где степень данного вмешательства больше, уровень коррумпированности выше. И прежде, чем приступать к искоренению коррупции, необходимо позаботиться о том, чтобы минимизировать порождающие ее социально-экономические условия. Важно понимать, что борьба с коррупцией не сводится к борьбе с ее проявлениями. Такая борьба всегда тесно связана с урегулированием всех сторон жизни общества и государства.
Бороться с коррупцией силами самих коррупционеров бессмысленно. Начинать надо с создания благоприятной для этой борьбы политической среды, которая подразумевает наличие оппозиции, реальной свободы слова и прозрачность власти. Это три необходимых условия, без наличия которых всякая борьба будет просто фикцией. Другими, не менее значимыми условиями является: четкое законодательное определение функций государства и отдельных чиновников; сокращение сфер, где принятие решений зависит от воли отдельных лиц; ясность, простота и стабильность законодательства; создание условий для формирования гражданского общества; повышение образовательного уровня населения, в том числе и в плане правовой грамотности.
1. Операция по борьбе с коррупцией «Чистые руки»

Операцию по борьбе с коррупцией «Чистые руки» (Mani pulite), проводимую в Италии в 1990-х годах, возглавил миланский следователь Антонио Ди Пьетро. В результате расследования была вскрыта сеть промышленного лобби, напрямую связанного с сицилийской мафией. Прогремела серия показательных процессов. Всего в ходе кампании было возбуждено несколько тысяч уголовных дел, опрошены несколько тысяч человек, большинство из которых являлись представителями государственной власти. Многие из них были осуждены и приговорены к тюремному заключению, десятки покончили с собой. Однако спустя 25 месяцев после начала операции едва ли не половина дел была закрыта.
Но начнем по порядку. Еще в конце 1980-х гг. в Италии усилилась борьба с преступным миром. В ходе следствия над мафиози оказалось, что многие государственные чиновники, лидеры партий были связаны с мафией. В 1991 г. состоялся диспут во Флорентийском университете общественных наук, который был посвящен борьбе с организованной преступностью. Он неожиданно стал событием, всколыхнувшим всю Италию. На нем публично были оглашены данные, свидетельствовавшие о тесных связях гангстерских синдикатов с политическими и административными кругами.
По словам верховного комиссара по борьбе с мафией Доменико Сика, из 124 тыс. представителей местных органов власти на 17 тыс. человек заведены уголовные дела. Среди них практически каждый десятый - мэр, 10273 члена коммунальных, 383 члена провинциальных, 154 члена областных джунт. Они обвинялись в соучастии в убийствах, коррупции, связях с организованной преступностью. Сотрудники верховного комиссариата составили по этому поводу специальное досье и направили его на рассмотрение в МВД Италии. В материалах значились фамилии 50 руководителей местных органов власти только в области Кампания, около 100 - из Калабрии.
Метастазы коррупции пронизали политическую структуру Италии сверху донизу. Долгие годы страна жила при капитализме без рыночной экономики. Государство не только контролировало ее большую часть, но и много тратило. Партии, которые фактически всем заправляли, больше интересовала не полезность производимых работ и эффективность предлагаемых услуг, а получение комиссионных (т.е. взяток), которые позволяли оплатить расходы политиков и на политику. С другой стороны, крупные и мелкие предприниматели для получения подрядов платили огромные суммы партиям, избегая, таким образом, проблем с конкуренцией и свободным рынком. Так появился Танджентополь (Взяткоград). Это была не просто система взяток (согласно расчетам, проведенным экономистом Марио Деальо в 1992 г. сумма составляла 10 тысяч млрд. лир в год - около 5 млрд. евро) [24]. Для предприятий это была система соглашений, а для партий возможность систематически получать и тратить общественные деньги. В результате соотношение между государственным долгом и ВНП в 1992 достигло 118% (чтобы вступить в ЕС оно должно быть менее 60%) [24]. Все это привело к краху.
Скандал, разразившийся в Милане в 1992 г. в связи с выявлением многочисленных фактов нарушения закона о финансировании политических партий и присвоении функционерами огромных денежных средств, разрастался с каждым днем.
Прокуратура выдала ордера на арест 44 политических деятелей и предпринимателей [5]. Собирались тома свидетельских показаний о незаконных операциях, взятках, выдаче строительных подрядов, в результате которых миллиарды лир устремлялись не на хозяйственные цели, а направлялись на нужды предвыборных и других политических кампаний отдельных партий (социалистической (ИСП), демократической партии левых сил (ДПЛС), христианско-демократической (ХДП), республиканской (ИРП). Немалые суммы оседали в сейфах и на банковских счетах функционеров и предпринимателей.
Разоблачения в Милане иначе как «лавиной» не назовешь. Первый удар пришелся по социалистам. 17 февраля 1992 г. Ди Пьетро арестовал при получении взятки в 7 млн. лир (около 3,5 тыс.евро) представителя местной организации ИСП Марио Кьезу, ведавшего в городе вопросами социального обеспечения, в частности, домами для престарелых [24]. Эта дата считается началом операции «Чистые руки».
Ниточка потянулась наверх. Сначала Ди Пьетро вышел на несколько предпринимателей, затем, на основе признаний М. Кьезы, 1 мая 1992 года судебные повестки были вручены социалистам П. Пиллиттери и К. Тоньоли. В свое время они были мэрами Милана. Причем Тоньоли тогда был министром туризма и зрелищных предприятий, а Пиллиттери - зятем политсекретаря ИСП, бывшего премьер-министра, возглавлявшего правительства с 1983 по 1987 гг. Беттино Кракси. Кьеза сообщил следствию, что оба этих деятеля получали деньги за раздачу выгодных строительных подрядов, а заодно признался, что сам финансировал предвыборную кампанию сына Кракси - Бобо, когда тот был секретарем миланской организации ИСП. Пиллиттери и Тоньоли поспешили опровергнуть обвинения в свой адрес. Тогда привлечь их к суду не представлялось возможным, поскольку они имели парламентский иммунитет. Следствие же добивалось его снятия. Кроме Кьезы, за решеткой оказались и представители левых сил (бывшие коммунисты).
В 1993г. итальянцы практически каждый день узнавали о новых сенсационных разоблачениях, связанных с расследованием дела о незаконном финансировании политических партий. Подали в отставку 6 министров правительства Дж. Амато [1, c. 26]. Ушел с политической арены лидер социалистов Б. Кракси. В начале января 1993 г. следователи прислали ему повестку с требованием явиться в суд. Кракси вынужден был подчиниться. В его адрес следователи выдвинули 41 обвинение и приговорили почти к 10 годам лишения свободы. Но в 1994 году Кракси бежал в Тунис, где и скончался 20 января 2000 г.
После ухода Кракси покинули свои посты секретарь либеральной партии Ренато Альтиссимо, секретарь Итальянской Социал-демократической партии (ИСДП) К. Виццини, руководитель республиканцев Джорджо Ла Мальфа, члены руководства ХДП Чириако Де Мита, А. Форлани и другие политики [2, c. 31].
Итальянцам открылась годами отлаженная система повальной коррупции. Изюминка "взятки по-итальянски" заключалась в том, что огромные суммы выделялись не просто конкретным должностным лицам, а уходили, прежде всего, в бездонную бочку политических партий. А те фактически торговали своим влиянием в органах власти.
Не менее впечатляющую брешь пробили следователи из бригады Ди Пьетро и в стане итальянского бизнеса. Речь идет о таких персонах "вне всяких подозрений", как Г. Кальяри, президент государственного нефтяного концерна ЭНИ и президенты трех ведущих фирм, входящих в ЭНИ, в т.ч. Р.Санторо, руководитель АДЖИПа и многих других. 22 февраля 1993 года был арестован Фр. П. Маттиоли, финансовый директор автомобильной корпорации FIAT.
Г. Кальяри арестовали в марте 1993 года, предъявив ему стандартный набор обвинений: взяточничество и нарушение закона о финансировании партий. Президент ЭНИ мог рассказать очень многое о коррупции в Италии. Его делом сразу занялся сам А. Ди Пьетро. Через несколько дней он признался на допросе, что в ЭНИ были «черные фонды». В обмен на выгодные госконтракты компания финансировала христианских демократов и социалистов [15, c. 10]. Эта система была отлажена давно и фактически досталась Кальяри от предыдущего президента ЭНИ Ф. Ревильо, который вскоре после таких признаний сдал портфель министра финансов. 20 июля Кальяри покончил с собой, что вызвало немало домыслов и предположений. Он умер именно тогда, когда в тюрьме начал давать показания бывший руководитель не менее могущественной химической компании «Монтэдисон» Дж. Гарофано.
Незадолго до начала похорон Кальяри 23 июля застрелился в своем доме в Милане Р. Гардини, в течение многих лет возглавлявший промышленную корпорацию «Ферруцци». Спустя несколько часов после допросов Гарофано начались аресты сотрудников компании.
В апреле 1993 г. сводка по операции "Чистые руки" выглядела следующим образом. Турин - под следствием 90 человек; Генуя - 8; Милан - 90 человек в тюрьме, 35 пока на свободе; Рим - под арестом 48 человек, 86 подозреваются; Л'Аквила - 11 политиков и 1 предприниматель; Терни - арестовано 9 политиков [16, c. 9].
Крупнейшей частной электронной корпорации Оливетти (Olivetti) также были предъявлены обвинения в даче взяток. Президент компании Карло де Бенедетти признал, что за период с 1988 по 1991 годы он заплатил $ 6,8 млн. в качестве взяток. Большая часть этих денег пошла ИСП и ХДП в обмен на контракты по продаже компьютеров и принтеров государственной почтовой службе на сумму $ 392 млн [21].
В середине мая 1993 года был арестован президент промышленной группы ИРИ (Институт по индустриальной реконструкции) Ф. Нобили [15, c. 10].
С ноября 1993 г. следственные органы Италии, получив достоверные компрометирующие материалы, могли допросить члена парламента без специального разрешения палаты депутатов или сената. Прежде парламент ежегодно получал сотни таких запросов, но давал разрешение в исключительных случаях. Обвинения в адрес более 250 (из 945) членов итальянского парламента, которым инкриминировалось участие в незаконных сделках по финансированию политических партий, получение взяток, изыскание выгоды от занимаемого положения, привели к ограничению закона о парламентской неприкосновенности [7]. Но это не означало, что были ущемлены демократические принципы. Без согласия парламента следователи не получали права арестовать депутата или сенатора, провести обыск в его квартире или служебном помещении, прослушать телефонные разговоры, проверять почтовую переписку.
Большая часть общества восприняла широкомасштабную борьбу с коррупцией как начало краха политической системы Итальянской Республики. В начале июля 1994 г. в Милане открылся суд, который журналисты окрестили «процессом над Первой Республикой». К ответственности привлекались 32 бывших политика самого высокого ранга, включая бывшего премьера и лидера социалистов Б. Кракси, бывших министров Арландо Мартинелли и Джанни Де Микелиса .
Продолжая разоблачительную деятельность, судебный следователь в июле 1994 г. заинтересовался могущественной финансовой бригадой, которую подозревали в причастности к различным махинациям. В течение одной ночи он арестовал 49 человек, включая несколько ее ключевых сотрудников, равно как и стального магната Альберто Фалька [9].
13 июля 1994 года правительство с подачи тогдашнего министра юстиции А. Бьонди неожиданно одобряет декрет, санкционирующий освобождение из-под стражи всех высокопоставленных взяточников, которые были арестованы в ходе операции. Из камер предварительного заключения было выпущено 1165 человек, в т. ч. 124 подозреваемых в коррупции в особо опасных размерах [11]. Более того, этот документ вообще запрещал предварительное заключение лиц, подозреваемых в коррупции. Декрет спровоцировал в стране серьезнейший политико-юридический кризис. Против него выступила не только оппозиция, но и сторонники С. Берлускони по правящей коалиции - Лига Севера и Национальный Альянс. Бригада миланской прокуратуры тогда тоже фактически предъявила ультиматум: или они уходят в отставку, или правительство отменяет свой декрет. В конечном итоге Берлускони не захотел идти на разрыв с партнерами по правящей коалиции и счел благоразумным временно уступить. Он объявил о снятии правительственного декрета о предварительном заключении и о предоставлении его в качестве законопроекта на рассмотрение парламента.
А через несколько дней прокуратура выдала ордера на арест сразу 23 предпринимателей и офицеров финансовой гвардии. В их числе был и С. Шьяша, финансовый директор «Фининвеста». Он признал, что неоднократно передавал крупные суммы денег финансовым гвардейцам, чтобы добиться от них различных поблажек в ходе аудиторских проверок счетов фирм и компаний, образующих концерн «Фининвест», принадлежащей С.Берлускони. Шьяша также сообщил, что деньги ему передавал лично Паоло Берлускони, младший брат премьера. Выяснилось, что для покрытия расходов на взятки был создан специальный «черный фонд», средства на который поступали за счет финансовых махинаций в торговле недвижимостью. Размеры секретного фонда составляли около 3 млрд. лир [17, c. 7]. Шьяша и Паоло признали свою вину в подкупе. Однако Сильвио отрицал причастность к раздаче взяток, а свой концерн называл жертвой вымогательства со стороны фиска. Исполнительная власть обвиняла судебную в подрыве политической стабильности страны, ее экономики и демократических институтов и всего международного престижа Италии [10].
С. Берлускони приказал министерству юстиции провести расследование о деятельности самих следователей операции «Чистые руки». Генеральный прокурор Милана Франческо Саверио Боррелли был настолько возмущен, что написал письмо президенту республики О.Л. Скальфаро со словами «даже во времена фашизма подобные вещи не допускались» [20].
Правозащитная деятельность А. Ди Пьетро неоднократно подвергалась критике со стороны его коллег и многих политиков. По мере того, как разрасталась операция «Чистые руки», на него усиливалось давление. Против него несколько раз начинали следствие по обвинению в оказании давления на подозреваемых, получении взяток, профнепригодности, превышении служебных полномочий. Но ни одно из последовавших затем судебных разбирательств не вынесло против него обвинительного приговора. Но, тем не менее, в декабре 1994 года Ди Пьетро ушел с поста руководителя следственной бригады.
После отставки Ди Пьетро акции и курс лиры упали на финансовом рынке. В Милане у его офиса собирались демонстрации с лозунгами, призывающими его остаться. В газеты стали поступать звонки, требующие пересмотра решения Ди Пьетро. Индро Монтанелли, известный политический обозреватель газеты «Голос» (La voce), даже написал, что политическая власть победила [20]. Ди Пьетро стал самым популярным человеком в Италии, развернувшим борьбу с коррупцией [22]. Позже он был назначен министром общественных работ в правительстве Р. Проди, а теперь является заместителем председателя Европейского Парламента.
В 1995 году было проведено несколько крупных судебных расследований, связанных с «Фининвестом». В конце мая следователи миланской прокуратуры подготовили официальный запрос о передаче дела в суд. Через несколько дней был арестован один из ближайших сотрудников Берлускони, президент его рекламной компании «Публиталия» М. Дель Ултри. Но следователям мешали многочисленные инспекции, присланные из Рима с санкции министра юстиции Ф. Манкузо. Бывший следователь прокуратуры с многолетним стажем неожиданно проявил особый интерес к деятельности своих коллег и начал искать всевозможные нарушения и злоупотребления членов бригады «Чистые руки». Схватка перешла на чисто политический уровень. Правые доказывали, что Манкузо защищает гражданские права и конституционные ценности. Левые же просили премьера Л. Дини призвать к ответу министра юстиции, который, по их мнению, пытался развалить само дело о коррупции [17, c. 9]. Противники Берлускони решили вынести вотум недоверия министру юстиции. В ответ Берлускони вместе с другими лидерами правых подписал резолюцию о недоверии правительству Дини.
14 октября 1995 судья Фабио Панарелла, который, досконально изучил материалы предварительного следствия, признал необходимым привлечь Берлускони к суду [17, c. 6].
К 1996 г. более 3 тысяч человек оказались под следствием, около 900 предстали перед судом [26]. 12 марта 1996 г. был арестован римский судья Р. Сквилланте. В мае был осужден бывший министр внутренних дел, христианский демократ Антонио Гава за связи с неаполитанской преступной группировкой «камора». 15 сентября были арестованы управляющий итальянской железной дорогой Лоренцо Неччи и банкир А.П. Баталья.
На 1997 г., согласно информации министерства юстиции, из 1200 обвинительных актов 582 человека осуждено, и только каждый четвертый из десяти посаженных в тюрьму все еще отбывал наказание [25].
В конце 1997 года римская прокуратура выдвинула формулировки по т.н. делу «Чирио», в рамках которого обвинения в злоупотреблении служебным положениям были предъявлены Р. Проди и ряду бывших высокопоставленных государственных менеджеров. Одна из крупнейших в Италии продовольственных компаний «Чирио» входила в государственный промышленный гигант ИРИ. В 1993 году фирма была приватизирована. Именно в это время Проди возглавлял административный совет ИРИ. Римская прокуратура считала, что Проди и ряд бывших руководителей ИРИ благоприятствовали покупателям контрольного пакета акций «Чирио» и они получили их на нео и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.