На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом История возникновения обязательств вследствие причинения вреда. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. Общие условия возникновения обязательств из причиненного вреда. Специальные условия. Ответственность за вред, причиненный актами власти

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Правоведение. Добавлен: 01.06.2003. Сдан: 2003. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


98
Министерство общего и профессионального образования
Российской Федерации
Волжский Гуманитарный Институт
Волгоградского Государственного Университета
Кафедра правовых дисциплин
Учебная дисциплина - гражданское право


Ответственность за вред, причиненный актами власти
(дипломная работа)
Выполнила:
Студентка 5 курса группы ЮФ-944 юридического факультета
Пахомова Анастасия Николаевна
Научный руководитель:
Мелихов Виктор Михайлович
Волжский 1999
Содержание.
    I. Введение. 4
      §1 История возникновения обязательств вследствие причинения вреда. 4
        4. Развитие понятия деликта. 6
    II. Основная часть. 8
      Глава 1. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. 8
        §1 Понятие, признаки, элементы и функции обязательств из причинения вреда. 8
        §2 Условия возникновения обязательств из причинения вреда. 13
          1. Общие условия возникновения обязательств из причиненного вреда. 13
          2.Специальные условия возникновения обязательств из причинения вреда. 20
      Глава 2. Ответственность за вред, причиненный актами власти. 26
        §1 Ответственность за вред, причиненный актами управления. 26
        §2 Ответственность за вред, причиненный актами правоохранительных органов и суда. 47
        §3 Органы и лица, выступающие от имени казны при возмещении вреда за ее счет. 65
        §4 Возмещение вреда жертвам политических репрессий. 70
        §5 Компенсация морального вреда. 80
    III. Заключение. 88
      §1 Выводы и предложения по совершенствованию законодательства. 88
    IV. Литература 95
Принятые сокращения.
ГК 1964 г. - Гражданский кодекс РСФСР 1964 год.
ГК - часть первая (1994 год) и часть вторая (1995 год) Гражданского кодекса Российской Федерации.
ГПК - Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 год.
УК - Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 год.
УПК - Уголовный процессуальный кодекс РСФСР 1960 год.
Ведомости СССР - Ведомости Верховного Совета СССР, Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.
Ведомости РФ - Ведомости верховного совета РСФСР, Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.
Вестник ВАС - Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ.
Бюллетень ВС РФ (БВС РФ) - Бюллетень Верховного Суда РФ.

I. Введение.

§1 История возникновения обязательств вследствие причинения вреда.

Для своей дипломной работы я выбрала тему «Обязательства вследствие причинения вреда. Ответственность за вред, причиненный актами власти», т. к. по моему мнению, на сегодняшний день это одна из актуальных тем гражданского права Российской Федерации. Это связано с тем, что в действующем законодательстве, регулирующим данный вопрос, имеется множество противоречий, несоответствий. Многие нормы, регулирующие отдельные положения в данной сфере, основаны на явно устаревшем законодательстве. В юридической литературе также высказываются различные, порой противоречивые мнения по этой теме, которые заслуживают особого внимания.

В своей дипломной работе я поставила цель: изучить и проанализировать действующее законодательство и судебную практику по данному вопросу; выявить имеющиеся противоречия и несоответствия в нормативных актах, регулирующих данный специальный деликт, обобщить мнения ученых, высказываемые в юридической литературе по этой теме.

Считаю, что было бы правильным начать изучение данной темы с истории возникновения обязательств вследствие причинения вреда.

Понятие обязательства проделало в истории длинную и сложную эволюцию, и в настоящее время оно далеко не то, чем оно было в начале своего существования, в ранних сумерках гражданского быта.

Древнейший зародыш обязательственных отношений кроется в той области, которую мы в настоящее время называем гражданскими правонарушениями или деликтами.

Деликт - это противоправное действие, правонарушение. В зависимости от последствий, связанных с деликтами, они разделились в римском праве на публичные деликты, delikta publica, и частные, delikta privata. Публичными деликтами были те, которые признавались нарушающими интересы государства в целом и влекли за собой телесное наказание, а иногда и смертную казнь - crimina capitalia - или имущественное взыскание, по общему правилу, поступавшие в доход государства. Дела об этих деликтах были подведомственны особым уголовным судам и разрешались по специальным правилам судопроизводства. Наоборот, частные деликты рассматривались как посягательства только на интересы частных лиц, иски из таких деликтов предъявлялись потерпевшими частными лицами. Денежные штрафы, на взыскание которых были направлены эти иски, поступали потерпевшему и взыскивались в общем порядке, установленном для разрешения имущественных споров. В этом же порядке рассматривались и дела о тех delicta privata, которые в древнейшее время влекли за собой телесное наказание.
В своем развитии частные деликты прошли четыре основных этапа.
1. Период частной мести.
Обязательства из деликтов исторически предшествовали обязательствам из контрактов. И вполне вероятно, что понятию обязательства из деликтов предшествовала мысль об ответственности правонарушителя, выражавшаяся в том, что он обрекался мести потерпевшего. Лишь недавно начавшее крепнуть государство еще не брало на себя воздействие на правонарушителя, оставляя это право за потерпевшим. Это первая стадия развития правовых норм, относящихся к деликтам.
2. Период добровольных соглашений о замене частной мести возмещением вреда.
Совершенно понятно, однако, что в интересах поддержания необходимого господствующим классам спокойствия и порядка государство оказалось вынужденным определить с известной степенью точности условия, при которых месть потерпевшего является правомерной и исключает новую месть со стороны того, на кого она была направлена. А в то же время и по тем же соображениям целесообразным оказалось и охранять соглашения правонарушителя с потерпевшими, в силу которых потерпевший отказывался от частной мести, получая от нарушителя определенное имущественное возмещение. Это вторая стадия развития обязательства из деликтов, отражаемая законами XII таблиц в постановлении о посягательствах на личность iniuria. Законы XII таблиц допускают месть за членовредительство, membrum ruptum, если не состоялась добровольное соглашение между сторонами: Si membrum rupsit, ni cum eopacit, talio esto.
3. Период композиций.
Следующая, третья стадия развития обязательств из деликтов знаменуется установлением государством обязательных композиций, т.е. штрафов, которые правонарушитель уплачивает потерпевшему, но которыми последний обязан удовлетвориться, не прибегая уже к мести. Переход к этой стадии также находит себе выражение в законах XII таблиц: уплата денежного штрафа может быть, как указано выше, установлена соглашением сторон в случаях членовредительства, membrum ruptum, но она является единственным юридическим последствием менее тяжких ранений, os fractum. Точно так же мщение может быть устранено соглашением сторон о штрафе, если вор задержан с поличным, наоборот, только к уплате денежного возмещения присуждаются вор, не задержанный с поличным.
4. Развитие понятия деликта.
Наконец, в последней стадии развития обязательств из деликтов некоторые delicta privata становится delicta publica. Обостряющаяся классовая борьба и растущие противоречия внутри класса рабовладельцев побуждают уже государство считать нарушающими не только частные, но и общегосударственные интересы отдельные , с которыми первоначально связывалось только удовлетворение непосредственно потерпевшего лица или его семьи.
Несмотря на то, что со времени законов XII таблиц и до периода империи римская система частных деликтов претерпела значительные изменения, и выработанные преторам и юристами положения постепенно смягчили казуистический характер древнейшего права в этой области, однако, римское право никогда не выработало общего принципа, в силу которого подлежал бы возмещению всякий имущественный вред, причиненный противоправным действием.
Наоборот, действие признавалось деликтом лишь при существовании соответствующей особой нормы о данном роде деяний, - если оно было отнесено к числу деликтов законом или преторским правом. Существовал и последовательно пополнялся круг деликтов, но не было единого понятия деликта. Тем не менее, в ходе исторического развития обязательств из деликтов сложились некоторые черты, общие для всех деликтных исков и определявшие тем самым основное содержание обязательств из деликтов.

II. Основная часть.

Глава 1. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда.

§1 Понятие, признаки, элементы и функции обязательств из причинения вреда.

В современном гражданском законодательстве обязательства делится на две группы: договорные и внедоговорные (ст. 307 ГК РФ). Нормальные имущественные отношения, как в предпринимательской деятельности, так и в сфере удовлетворения личных, семейных домашних потребностей людей, регулируемые гражданским законодательством (нормальный гражданский оборот), осуществляется в форме договорных обязательств.

Субъекты, договорных обязательств в соответствии с гражданским законодательством, как правило, путем согласования между собой определяют содержание договора: предмет, качество, цену, сроки, порядок исполнения заключенной сделки, ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых обязательств и другие условия.

Внедоговорные обязательства по своему характеру, способам возникновения и содержанию коренным образом отличаются от договорных. Само название обязательства показывает, что их наступление не желательно и не ожидаемо, но они возникают как социально-экономическая необходимость для нормального функционирования товарно-денежных (гражданско-правовых) отношений.
Обязательства вследствие причинения вреда являются одним из видов внедоговорных обязательств, которые имеют следующие признаки.
Во-первых, сфера их деятельности простирается как на имущественные, так и на личные неимущественные отношения, хотя возмещение вреда и носит имущественный характер.
Во-вторых, они возникают в результате нарушения прав, носящих абсолютный характер, будь то имущественные права (право собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления и т. д.) или личные нематериальные блага (жизнь, здоровье, честь, достоинство, деловая репутация и т.д.).
В-третьих, обязательства, поскольку нарушено абсолютное право, носят внедоговорной характер, даже если бы право и было нарушено лицом, с которым потерпевший находится (находился) в договорных отношениях.
В-четвертых, обязательство направлено на полное возмещение потерпевшему причиненного вреда, кому бы ни был причинен вред, в чем бы он ни выражался и каковы бы ни были способы (формы) возмещения вреда.
В-пятых, в случаях, предусмотренных законом, обязанность возмещения вреда может быть возложена не только на причинителя вреда, но и на иных лиц (например, на лицо, в интересах которого действовал причинитель).
В результате причинения вреда возникает обязательство по его возмещению, элементами которого являются стороны (кредитор и должник), содержание (права и обязанности сторон) и объект.
Субъектами обязательств вследствие причинения вреда являются потерпевший и причинитель вреда. Потерпевший в обязательстве выступает в качестве кредитора, ибо ему предоставлено право требовать возмещения причиненного имущественного ущерба. Лицо, причинившее вред, является должником в обязательстве. И кредитором, и должником в обязательстве могут быть как гражданин, так и юридическое лицо. Государство в качестве управомоченного и обязанного лица в деликтных обязательствах может выступать в случаях, предусмотренных законом. На основании Указа Президиума Верховного Совета ССР от 25 июня 1973 г. «О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий» средства, затраченные на стационарное лечение граждан, потерпевших от преступных действий, взыскиваются с причинителя телесных повреждений в доход государства Ведомости СССР. 1973, №27, с 348.. Здесь государство выступает в качестве кредитора. В соответствии со ст. 1070 ГК РФ, имущественный ущерб, причиненный гражданину незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда возмещается Российской Федерации, а в случаях предусмотренных законом, субъектом РФ или муниципальным образованием. В данном правоотношении перечисленные субъекты выступают в качестве должников.
В процессе развития общества субъектный состав может изменяться. В нем может произойти замена, как должника, так и кредитора. В частности, такая замена имеет место при суброгации и регрессе. При суброгации к страховщику переходят права кредитора к доминику, ответственному за наступление страхового случая, т. е. страховщик заступает место кредитора в обязательстве по возмещению вреда. При регрессе должник в основном обязательстве становится в регрессном обязательстве кредитором.
Замена кредитора и должника в обязательствах по возмещению вреда может иметь место и в других случаях, в том числе и при наследственном правопреемстве. Так, если имуществу гражданина был причинен вред, причем как потерпевший, так и причинитель умерли, а вред остался не возмещенным, то в обязательстве по возмещению вреда место кредитора и должника занимают их наследники.
Нередко обязательства по возмещению вреда возникают с множественностью лиц, которая может иметь место на стороне, как должника, так и кредитора. Возможны обязательства и со смешенной множественностью.
Объектом обязательства вследствие причинения вреда всегда являются положительные действия, направленные на наиболее полное, насколько это возможно, восстановление материальных и личных нематериальных благ кредитора, которым причинен вред. Воздержание от действий не может быть объектом деликтного обязательства. Бездействием вред не возместить.
Содержание обязательства составляют права и обязанности сторон:
право потерпевшего (кредитора) требовать от причинителя вреда восстановления прежнего (до правонарушения) имущественного положения в натуре или возмещения причиненных убытков;
обязанность лица, ответственного за причинение имущественного ущерба (должника), выполнить требование кредитора о возмещение ущерба.
Основная функция деликтного обязательства - компенсационная, поскольку она направлена на восстановление имущественного положения потерпевшего, существовавшего до правонарушения.
Вторая - воспитательно-предупредительная. Возлагая на правонарушителя обязанность возместить вред, законодатель побуждает граждан и юридических лиц соблюдать законность и правопорядок, воспитывает чувство неприкосновенности собственности, жизни, здоровья людей, недопущения злоупотребления правом в иных формах.
Таким образом, обязательства из причинения вреда, - это внедоговорные обязательства, возникающие вследствие нарушения имущественных и личных неимущественных прав потерпевшего, носящих абсолютный характер, призванные обеспечить наиболее полное восстановление этих прав за счет причинителя вреда либо за счет иных лиц, на которых законом возложена обязанность возмещения вреда.
Изложенное определение деликтного обязательства прямо вытекает из п. 1 ст. 1064 ГК РФ: вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Если сравнить текст п. 1 ст. 1064 ГК РФ с текстом ч.1 ст. 444 ГК РФ 1964 г. («… вред причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред причиненный организации, подлежит возмещению лицом причинившим вред в полном объеме…»), нетрудно обнаружить почти полное их текстуальное совпадение. Что же касается содержания, то оно, несомненно, является идентичным. Полное совпадение в основном (в главном) содержании предопределяющем общие понятие обязательства вследствие причинения вреда, подтверждает, что в той норме в прошлом верно отражена социально-экономическая необходимость полного возмещения вреда, причиненного противоправными действиями. Как оправдавшая себя в прошлом, эта норма вновь заняла свое место в новом Гражданском кодексе РФ.
Однако, провозглашая в прошлом в общей норме (ст.444 ГК РФ 1964 г.) принцип полного возмещения вреда в специальных нормах, действие этого принципа ограничивалось, а по некоторым видам обязательств, сводилось к минимуму. В отличие от ранее действовавших норм, в новом Гражданском кодексе не только провозглашается упомянутый выше принцип, но и последовательно закрепляется в специальных нормах, регулирующих известные ранее отдельные виды обязательств этого института.
Вместе с тем, в исследуемых нормах нашел отражение общий принцип гражданского права - признание юридического равенства участников гражданского правоотношения по возмещению вреда.

§2 Условия возникновения обязательств из причинения вреда.

В соответствии со ст. 53 Конституции РФ, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Данное право конкретизирует ст.16 ГК РФ, устанавливающая, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Вред, причиненный актами власти в теории гражданского права, выделяют в специальный деликт. Основаниями для выделения данного случая причинения вреда в особый деликт служат как особенности применения к нему общих условий деликтной ответственности, так и наличие ряда специальных условий, дополнительно установленных законом.

1. Общие условия возникновения обязательств из причиненного вреда.
В ст. 8 ГК РФ причинение вреда другому лицу названо как одно из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. Однако, для наступления ответственности одного этого факта недостаточно. Ответственность за причиненный вред наступает при наличии в совокупности четырех условий, из которых три носят объективный характер и одно - субъективный. В совокупности эти условия представляют собой юридический состав («генеральный вердикт»). Такими условиями являются: вред, противоправность действий, причиненная связь между противоправными действиями и наступившим вредом и вина причинителя.
В предусмотренных законом случаях на причинителя может быть возложена обязанность возмещения вреда и при усеченном составе генерального деликта, а именно при отсутствии в его действиях вины и противоправности.
I условие - возникновение вреда.
В п. 1 ст. 1064 ГК РФ раскрывается содержание понятия «вред» и субъективный состав возникающего при его причинении обязательства. Речь идет о вреде, причиненном личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица.
Вред, который может быть оценен в деньгах, - это имущественный вред. Длительное время понятие «вред» в советском законодательстве ассоциировалось только с имущественным вредом, т.к. возмещению подлежал лишь такой вред.
Имущественный вред может возникнуть как при нарушении имущественных, так и неимущественных благ (прав) гражданина.
Вред, который не может быть оценен в деньгах, - это неимущественный вред. Он возникает, как правило, при нарушении личных неимущественных прав граждан, но может возникнуть и при нарушении имущественных прав. В юридической литературе и законодательстве неимущественный вред именуется моральным, под которым понимаются физические и нравственные страдания, переживаемые гражданином.
При возмещении имущественного вреда действует общий принцип полного его возмещения. В соответствии со ст. 1082 ГК РФ вред может быть возмещен в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т. п. либо путем возмещения убытков. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимается реальный ущерб и упущенная выгода.
В постановлении Пленума ВС РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июня 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» разъяснено, что под «реальным ущербом подразумевается не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Размер упущенной выгоды (неполученного дохода) должен определяться с учетом затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено». БВС РФ 1996, № 9; Вестник ВАС РФ, 1996 № 9
Убытки возмещаются по ценам на день их добровольного возмещения либо на день предъявления иска, а по усмотрению суда - на день вынесения решения.
В случаях, когда определить размер ущерба затруднительно, используют специально утвержденные в нормативном порядке таксы либо методики подсчета. При отсутствии того и другого оцениваются фактические затраты по восстановлению нарушаемого права.
Принцип полного возмещения вреда подразумевает возмещение как имущественного, так и компенсацию в необходимых случаях неимущественного (морального) вреда. Понятие морального вреда наиболее полно дано в постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».
Это - «нравственные или физические страдания, причиняемые действиями (бездействиями), посягающие на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина». БВС РФ 1995, №3 с.9
Если моральный вред причинен наряду с имущественным, компенсация морального вреда производится наряду с возмещением имущественного вреда. Если же причинен только моральный вред, компенсация его производится независимо от причинения имущественного вреда.
Действующие законодательство устанавливает следующие принципы компенсации морального вреда.
Такой вред может быть компенсирован гражданину, если он причинен в результате нарушения его личных неимущественных прав или нематериальных благ. Моральный вред, возникший в результате нарушения имущественных прав, возмещается лишь в случаях, если это специально предусмотрено законом.
Основанием для компенсации морального вреда является не только вина причинителя. Ст. 1100 ГК РФ устанавливает случаи, когда моральный вред может компенсироваться и независимо от вины. Кроме того, предусмотрено, что законом могут быть установлены и другие случаи безвинной ответственности за причиненный моральный вред.
Моральный вред подлежит компенсации только в денежной форме.
Моральный вред признается самостоятельным последствием нарушения прав граждан.
Кроме того, законом или договором может быть предусмотрена обязанность причинителя выплатить потерпевшему денежную компенсацию сверх полного возмещения вреда.
II условие - противоправность действий.
В юридической литературе по поводу противоправности существует две позиции. Сторонники одной из них исходят из того, что сам факт причинения вреда нарушает общий запрет закона причинить другим вред (Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликатных обязательствах в советском гражданском праве, Л., 1983 г., с 69), а потому все такие действия можно расценивать как противоправные.
Сторонники другой позиции исходят из того, что противоправность определяется нарушением не субъективного права потерпевшего, а лишь нарушением нормы объективного права, притом такой нормы, которая направлена на охрану определенного интереса потерпевшего Гражданское право. Учебник для вузов. 1938 ч. II С. 390; Советское гражданское право (Учебник для юридических школ. 1950, С.516). Применительно к ней противоправными признаются действия, нарушающие не только закон, но и любые нормы и правила, а также обычаи. Не исключены случаи, когда причинитель вреда за совершенные действия освобожден от уголовной ответственности, но это обстоятельство не может само по себе служить основанием для освобождения от гражданско-правовой ответственности.
В случаях, предусмотренных законом, гражданско-правовая ответственность может наступить и при причинении вреда правомерными действиями.
Речь идет о причинении вреда в состоянии крайней необходимости и необходимой обороны, которые сами по себе являются правомерными действиями. Вместе с тем для того и другого случаев Гражданский кодекс устанавливает неодинаковый режим. Причинение вреда в состоянии необходимой обороны не влечет обязанности возместить причиненный вред. Вместе с тем, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, по общему правилу должен быть возмещен причинителем. Особенность установленного режима состоит лишь в том, что суду предоставлено право с учетом обстоятельств дела возложить обязанность по возмещению вреда не на причинителя, а на лицо, в интересах которого действовал причинитель, либо освободить от возмещения полностью или частично как-то лицо, так и самого причинителя вреда.
В ГК предусмотрен еще один случай, когда действия причинителя вреда не признаются противоправными и не влекут его ответственности. Речь идет о причинении вреда по просьбе или с согласия потерпевшего, однако при этом должно быть соблюдено одно условие: действия причинителя вреда не должны нарушать нравственные принципы общества.
Вред может быть причинен не только действиями, но и бездействиями. Бездействие, влекущее обязанность возместить вред, по общему правилу, должно быть противоправным. Однако, в отличие от действия, бездействие признается противоправным лишь в случаях, если осуществление соответствующего действия входило в обязанность причинителя. Именно по этому бездействие как основание возникновения обязанности по возмещению вреда специально названо в норме, посвященной ответственности за вред, причиненный государственными органами и органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, поскольку именно они таким органом и лицам чаще всего предписывается совершение определенных действий (ст. 106 ГК РФ).
Противоправность, как одно из условий, деликтной ответственности за вред, причиненный актом власти, обладает определенной спецификой. В российском гражданском праве применяется система генерального деликта, в соответствии с которой всякое причинение вреда предполагается противоправным и влечет обязанность причинителя возместить этот вред, если только он не докажет свою управомоченность на его причинение. В рассматриваемой области действуют, однако, прямо противоположное правило, а именно, что всякий акт власти предполагается законным, в том числе и тот, которым кому-либо причинен вред. Условием возмещения вреда, причиненного актом власти, является обязательная предварительная его отмена или признание его недействительным.
Наконец, специфика противоправности в рассматриваемой области, особенно в сфере деятельности правоохранительных органов и суда, состоит еще и в том, что действие соответствующего органа или должностного лица на момент их совершения могут формально отвечать всем требованиям закона, но, в конечном счете, оказаться незаконными. Например, следователь, рассматривающий уголовное дело, мог иметь все основания для вынесения определения о заключении лица под стражу. Но в последующем, если лицо окажется невиновным, эти действия должны быть признаны незаконными.
III условие.
III условие - причинная связь между действиями причинителя и наступившим вредом. Причинная связь - необходимое условие любой юридической ответственности, в том числе и гражданской. Ответственность наступает лишь в том случае, если вред является прямым (не косвенным) и необходимым (не случайным) результатом действий (бездействий) причинителя. В ст. 1070 ГК РФ прямо подчеркивается, что вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий этих должностных лиц, подлежит возмещению. Причинная связь как одно из условий ответственности - явление объективное. Она не зависит ни от противоправности поведения должностных лиц, ни от их вины в совершении ими незаконных действий.
IV условие.
IV условие - вина. Если выше названные три условия носят объективный характер, четвертое - вина причинителя - отражает отношение лица к совершенным противоправным действиям, т. е. носит субъективный характер.
Именно субъективная оценка действий определяет формы вины: умысел и неосторожность. Для наступления гражданско-правовой ответственности за причиненный вред формы вины значения не имеют.
Гражданско-правовую ответственность отличает присущей ей принцип презумпции виновности причинителя. Причинитель предполагается виновным, если не докажет отсутствие своей вины.
Субъективное условие ответственности специфично тем, что в тех случаях, когда вред причиняется незаконными актами деликтное обязательство возникает на общих основаниях, в том числе при наличии их вины. При этом вина соответствующих должностных лиц, особенно тогда, когда незаконный акт власти принят коллегиальным органом, понимается достаточно широко, поскольку сама по себе незаконность акта едва ли не во всех случаях свидетельствует о вине тех лиц, которые приняли такой акт. Однако, когда вред причиняется указанными в законе неправомерными действиями правоохранительных органов или суда, он подлежит возмещению независимо от вины конкретных должностных лиц.
2.Специальные условия возникновения обязательств из причинения вреда.
Наряду с особенностями общих условий ответственности за вред, причиненный актами власти, данный вид обязывает вследствие причинения вреда характеризуется тремя тесно взаимосвязанными специальными условиями.
Во-первых, причиной вредоносного результата должен быть именно акт власти.
Во-вторых, акт власти может быть совершен не любым работником государственного органа или органа местного самоуправления, а лишь тем, кто относится к числу должностных лиц.
В-третьих, должностное лицо обладает правом на принятие актов власти лишь при исполнении служебных обязанностей.
В самом общем виде акты власти характеризуются тем, что они выражают властные предписания и все лица, которым они адресованы, обязаны им подчиняться. В связи с тем, что гражданское законодательство предусматривает некоторые особенности ответственности за вред, причиненный различными актами власти, они подразделяются на две большие группы.
Акты, которые принимаются в сфере административного управления (акты управления).
Акты, принимаемые правоохранительными органами и судами (акты правоохранительных органов и суда).
Под действием ст. 1069 ГК РФ подпадают различные акты управления. Это разнообразные властные предписания, принимаемые в сфере административного управления: приказы, распоряжения, указания, предписания, подлежащие обязательному исполнению теми лицами, которым они адресованы. Причем не имеет значения, сделаны они в писменной или устной форме.
Статья 1069 ГК РФ особо выделяет такой вид актов управления, как издание не соответствующих закону или иному правовому акту государственного органа или органа местного самоуправления.
Наряду с действием, т. е. активным поведением государственных или муниципальных органов, а также их должностных лиц, вред может быть причинен и путем бездействия. Ибо в области властно-административных отношений требуется активность, и непринятие необходимых мер, предусматриваемых законами и иными правовыми актами, может привести к причинению вреда.
Так, например, когда должностное лицо или государственный орган должны были действовать в силу возложенных на них обязанностей (совершить то или иное действие, предусмотренное законом в интересах гражданина или юридического лица; принять необходимые меры по пресечению правонарушения), но не сделали этого, что и стало результатом вреда.
Нужно отметить, что законодательство не содержит какого-либо перечня незаконных действий (бездействий) органов и их должностных лиц в сфере административного управления, следовательно, сюда можно отнести любые акты управления, которые приняты соответствующими должностными лицами при исполнении служебных обязанностей и обязательны для исполнения лицами, которым они адресованы.
Если вред причинен хотя бы и действиями должностного лица, но не при исполнении им служебных обязанностей, возникающие при этом обязательство подчиняется общим правилам о возмещении вреда, т. е. в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
В отличие от актов управления акты правоохранительных органов и суда, незаконность которых может привести к возникновению обязательства вследствие причинения вреда, четко определены в ГК РФ. Так, в соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред подлежит возмещению, если он причинен:
- в результате незаконного осуждения (ст. 30 УПК);
- незаконного привлечения к уголовной ответственности (ст. 143-144 УПК);
- незаконного применения к лицу в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде (ст. ст. 93, 96 УПК);
- незаконное наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (ст.31-32 КоаП).
Не перечисленные в ст. 1070 ГК РФ незаконные действия правоохранительных органов и суда (например, незаконное проведение обыска (ст. 168 УПК); незаконное задержание подозреваемого (ст. 122 УПК) и т. д. ), которыми причинен вред, по смыслу закона приравнивается по своим гражданско-правовым последствиям к незаконным актам управления и следовательно вред возмещается в порядке ст. 1069 ГК РФ (вина устанавливается при рассмотрении гражданского иска).
Вторым специальным условиям наступления ответственности за вред, причиненный актами власти, является причинение вреда не любым работником государственного органа или органа местного самоуправления, а именно должностным лицом.
Гражданский кодекс не дает определения должностного лица. Поэтому в данном случае необходимо ссылаться на ст. 285 УК РФ, где дается определение должностного лица. Так, согласно примечанию 1 к ст. 285 УК РФ должностными лицами признаются лица, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и военных формированиях РФ.
Согласно постановлению Пленума ВС СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышение власти или служебного положенных полномочий, халатности и должностном подлоге» 1 к представителям власти следует относить тех работников государственных органов, которые наделены правом в пределах их компетенции предъявлять требование и принимать решения, обязательные для исполнения как гражданами, так и организациями (учреждениями, предприятиями) независимо от их ведомственной подчиненности. Причем к этой категории относятся не только те, кто непосредственно представляют органы законодательной власти (Госдуму, Совет Федерации РФ, законодательные органы субъектов РФ), но и представители исполнительной власти (в системе МВД, РФ, ФСБ, таможни, налоговой службы и т. д.), судебной власти и прокуратуры.
Под организационно-распорядительными обязанностями следует понимать функции по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (подбор и расстановка кадров, планирование работы, организации труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины и т. п.). Такие функции, в частности, осуществляют руководители министерств, ведомств, государственных, кооперативных, общественных предприятий, учреждений, организаций и их заместители, руководители структурных подразделений (начальники цехов, заведующие отделами, кафедрами и т. п.), руководители участков работ (мастера, прорабы, бригадиры).
Согласно постановлению, под административно-хозяйственными обязанностями следует понимать полномочия по управлению или распоряжению государственными, кооперативными или общественным имуществом: установление порядка его хранения, переработки, реализации, обеспечение контроля за этими операциями, организация бытового обслуживания населения и т. д.. Такими полномочиями в том или ином объеме обладают начальники планово-хозяйственных, снабженческих, финансовых отделов и служб и их заместители, заведующие складами, магазинами, мастерскими, ателье, ведомственные ревизоры и контролеры, заготовители и др.
В новом УК РФ сказано, что названные функции могут выполняться постоянно, временно или по специальному полномочию. Из смысла закона следует, что их выполнение может быть как возмездные, так и безвозмездным. Важное практическое значение имеет подчеркнутое в названном постановлении Пленума ВС СССР от 30 марта 1990 г. положение о том, что лицо может быть признано должностным, если указанные в законе обязанности возложены на него в установленном законом порядке.
По мнению А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого данное определение должностного лица нельзя считать общеотраслевым. «Применительно к исследуемому деликту под должностными лицами более правильно понимать только тех государственных и муниципальных служащих, которые наделены полномочиями распорядительного характера по отношению к лицам, по службе или не подчиненным. Иными словами, речь идет лишь о тех служащих, которые обычно именуют представителями власти в узком смысле этого понятия. Типичными представителями служащих такого рода, являются работники милиции, налоговой полиции, прокуратуры, таможни, представители различных инспекций и т. д.». Гражданское право. Учебник. Часть II. /под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого, М.,1997, с. 718
Третье специальное условие - должностное лицо обладает правом на принятие актов власти лишь при исполнении служебных обязанностей. Служебные обязанности должностных лиц определяются законодательством, актами, определяющими компетенцию соответствующих органов государства и муниципального образований, и должностным положением самого работника.
Рассмотренные особенности характерны для причинения вреда как актами управления, так актами правоохранительных органов и судов. Однако, наряду с этим каждый из указанных случаев обладает некоторыми особыми чертами, которые должны быть рассмотрены более подробно.

Глава 2. Ответственность за вред, причиненный актами власти.

§1 Ответственность за вред, причиненный актами управления.

Регулирование последствий причинения вреда государственными органами и их должностными лицами в истории своего развития прошло ряд этапов, каждый из которых отличался созданием более широких гарантий охраны прав граждан и юридических лиц.

Так в ГК 1922 г. было предусмотрено, что вред, причиненный должностными лицами учреждений при исполнении ими служебных обязанностей, возмещается лишь в случаях, если это предусмотрено законодательством.

В дальнейшем Основы гражданского законодательства 1961 г. и ГК 1964 г. изменили существующее положение. Был установлен совершенно иной по сравнению с ГК 1922 г. принцип: вред, причиненный гражданину неправильными служебными действиями должностных лиц в сфере административного управления, подлежат возмещению соответствующим учреждением на общих основаниях, если иное не было установлено законом. Для ответственности за вред, причиненный юридическими лицами старый порядок: такая ответственность могла наступить лишь в порядке, установленном законом. Сам ГК такой ответственности не предусматривал.

Ст. 1069 Кодекса, в отличии от ГК 1964 г. и Основ 1991 г., устанавливает единый режим ответственности за действие государственных органов и органов местного самоуправления, вне зависимости от того, идет ли речь об издании правовых актов или о незаконных действий в области административного управления. И в том, и в другом случае причиненный вред возмещается не самим причинителям непосредственно, а за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Если по ГК 1964 г. основополагающими условием для применения норм ответственности за вред, причиненный государственными и общественными организациями и их должностными лицами, достаточным было совершение действий в области административного управления, то новый ГК выдвинул еще одно условие - причинителем в таких обязательствах могут выступать только государственные органы и их должностные лица. Под государственными органами в данном случае следует поминать органы государственной власти, названные в ст. 10 Конституции (органы законодательной, исполнительной и судебной власти РФ и субъектов РФ), а также представительные и исполнительные органы местного самоуправления (см. 12 Конституции РФ).

Ст. 53 Конституции РФ гласит, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействиями) органов государственной власти или их должностными лицами. В связи с этим правило ГК 1964 г. - ответственность за вред возлагается непосредственно на ту организацию, работником которой был принят незаконный акт управления - противоречит Конституции РФ. Ст. 1069 ГК РФ ввела новое правило - вред, причиненный незаконными актами управления, возмещается за счет казны РФ, казны субъекта РФ, или казны муниципального образования. В соответствии со ст. 1071 ГК РФ от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3 ст. 125 ГК эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Основанием наступления ответственности по ст. 1069 ГК является причинения вреда вследствие незаконных действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц.

Законодательством РФ гражданину предоставлено два способа обжаловать незаконность действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц.

Подача жалобы в вышестоящие в порядке подчиненности государственные органы, органы местного самоуправления их должностным лицам.

Обращение с жалобой в суд.

Вышестоящие в порядке подчиненности органы, объединения, должностное лицо обязаны рассмотреть жалобу в месячный срок. Если гражданину в удовлетворении жалобы отказано или он не получил ответа в течении 1 месяца со дня ее подачи, он вправе обратиться с жалобой в суд. Это право закреплено в ст. 46 Конституции РФ.

Правовое регулирование судебного обжалования действий (бездействий), принимаемых по отношению к гражданам в области управления, имеет в РФ свою историю, несмотря на относительно краткое время существования данного правового института.

С 1 января 1988 г. по 1 июня 1990 г. применялся Закон СССР от 30 июня 1987 г. «О порядке обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, ущемляющих права граждан», а с 1 июня 1990 г. - Закон СССР от2 ноября 1989 г. «О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного самоуправления и должностных лиц, ущемляющих права граждан». Судебная практика убедила, что Закон от 30 июня 1987 г. оказался «не работающим», поскольку не позволял гражданам обжаловать в суд действия коллегиальных органов, чаще всего нарушавших права граждан. Более поздний Закон СССР от 2ноября 1989 г. предоставил право гражданам обжаловать действия не только должностных лиц, но коллегиальных органов, но только в сфере управления. Важным юридическим актом в области защиты прав человека явилось принятие 5сентября 1991 года Съездом народных депутатов СССР «Декларация прав человека». Она применялась как закон прямого действия с 17 сентября 1991 г. В ст.22 Декларации было закреплено право каждого на судебное обжалование незаконных действий должностных лиц государственных органов и общественных организаций. Закон РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» расширил круг субъектов, чьи действия могут быть обжалованы в судебном порядке. А в связи с изменениями и дополнениями в этот Закон ФЗ от 14 декабря 1995 г., появилась возможность обжалования действий всех государственных служащих. Кроме того, закреплено и право обжаловать бездействия указанных субъектов.

Согласно п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ п. 10 от 21.12.93 г. «Орассмотрении судами жалобы на правомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» в суд могут быть обжалованы отказ соответствующих органов в исправлении записи о национальности в паспорте, отказ в выдаче визы на выезд за грвницу, решение государственных органов или органов местного самоуправления об установлении ограничений ны вывоз товаров за пределы административно-территориальной единицы, об установлении дополнительных пошлин и сборов, решения общих собраний общественных организаций и объединений, жилищно-строительных кооперативов, акционерных обществ, профессиональных организаций, а также их органов управления и должностных лиц.

Так сотрудник ОВД вправе обжаловать в суд наложенное на него дисциплинарное взыскание.

В соответствии с Законом РФ от 27 апреля 1993 г. «О порядке обжалования в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан «капитан милиции Лыков обжаловал в суд приказ начальника линейного отдела внутренних дел (ЛОВД) в порту г. Саратова о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде строгого выговора.

Определением Октябрьского районного народного суда г. Саратова (оставленного без изменения судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда) производство по делу было прекращено по мотиву его неподведомственности суду.

Заместитель председателя Верховного Суда РФ поставил вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 16.09.94 г. удовлетворила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 41 Положения о службе в ОВД РФ, утвержденного постановлением Верховного Совета РФ № 4202-1 от 23.12.92 г., сотрудник ОВД в праве обжаловать наложенное на него дисциплинарное взыскание последовательно вышестоящим начальникам вплоть до Министра внутренних дел РФ, а в установленных Законом и настоящим Положением случаях - и в суд. Каких бы то ни было ограничений права работника ОВД на судебное обжалование наложенного на него дисциплинарного взыскания ни Положением о службе в ОВД, ни Закон РСФСР от 18.04.91 г. «О милиции» не устанавливают. В ст. ст. 27, 39 Закона РСФСР «О милиции» предусмотрен судебный порядок обжалования любых действий сотрудников милиции.

Ссылка судебной комиссии областного суда на ст.66 Положения о службе в ОВД как на норму, устанавливает обязательный предварительный порядок рассмотрения дела и применимую к данному делу, неправильна, т. к. названная норма не является основание для прекращения производства по делу в соответствии с п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР. Кроме того, предварительный внесудебный порядок разрешения спора в ст. 66 Положения установлен для строго ограниченного круга дел, к которому дело о признании незаконным дисциплинарного взыскания в виде строгого выговора не относится.

При указанных обстоятельствах судебные постановления не может быть признано законными и обоснованными и подлежат отмене, как противоречащие конституционному принципу о судебной защите прав граждан. БВС РФ, 1995, №4, с. 3

Так же в суд могут быть обжалованы решения полномочного органа в регистрации приобретения или прекращения гражданства РФ либо о принадлежности к гражданству РФ, отказ в приеме заявлений и ходатайств по вопросам гражданства, нарушение сроков рассмотрения заявлений и другие действия или бездействия, на нарушающий ее порядок рассмотрения дел о гражданстве (ст. ст. 46, 47 Закона РФ от 28.11.91 г. «О гражданстве РФ» с изменениями и дополнениями, внесенными Законом РФ от 17.06.93 г.). Ведомости РФ, 1992 г., №6, ст.243; 1993 г., №29, ст. 1112

В соответствии со ст. 4 Закона от 27 апреля 1994 г., п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 г. обращения гражданина с жалобой в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу не лишает его права на обращение в суд с аналогичной жалобой, если вышестоящим в порядке подчинения органом или должностным лицом в удовлетворении жалобы было отказано полностью или частично или когда гражданин не получил ответа в течение месяца со дня подачи жалобы вышестоящему органу или должностному лицу.

Жалоба подается по усмотрению гражданина либо в суд по месту его жительства, либо в суд по месту нахождения органа, объединения, должностного лица.

Так, например, отказ судьи в принятии жалобы гражданина на неправомерные действия должностного лица в виду неподсудности дела этому суду признан противоречащий закону.

Определение судьи Коптевского муниципального суда Северного административного округа г. Москвы Перчанкину отказано в принятии жалобы на действия начальника Тимирязевского отделения Управления труда и занятости Северного административного округа г. Москвы, отказавшего в регистрации его в качестве безработного.

Заместитель Председателя Верховного Суда в протесте поставил вопрос об отмене судебных определений.

Президиум Московского городского суда 16 апреля 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Отказывая Перчанкину в принятии жалобы на основании п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР, судьи исходя из того, что заявителем не соблюдены правила о подсудности спора, т.к. Темирязевское отделение Управления труда и занятости не юридическое лицо, все вопросы, связанные с регистрацией безработных, решаются Управлением труда и занятости Северного административного округа г. Москвы, куда и следовало заявителю обратится за защитой своего права.

С такими доводами согласились и кассационная инстанция Московского юридического суда.

Между тем, как видно из материалов дела, отказ в принятии жалобы противоречит требованиям закона.

Согласно ст. 46 Конституции РФ, ст. ст. 1, 3, 4 Закона РФ от 27.04.93 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (в ред. ФЗ от 14.12.95 г.) гражданами могут быть обжалованы в суд любые нарушения их права и свободы действиями (решениями) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий, общественных организаций или должностных лиц, кроме действий (решений) проверка которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ либо в отношении которых предусмотренный порядок судебного обжалования.

Жалоба подается по усмотрению гражданина либо в суд по месту его жительства, либо в суд по месту нахождения органа, объединения, должностного лица.

Как указано в жалобе, Перчанкин обжаловал действия начальника Тимирязевского отделения управления труда и занятости и, следовательно, в соответствии с упомянутым Законом в праве был обратиться за защитой своего нарушенного права в суд по месту нахождения данного должностного лица, т. е. в Коптевский муниципальный суд Северного административного округа г. Москвы. Отказ судью в принятии жалобы повлек ограничения, предусмотренные ст. ст. 46, 47 Конституции РФ право гражданина на судебную защиту и на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. БВС РФ, 1998, №11, с 8

Закон РФ от 27.04.93 г. в ст. 5 устанавливает сроки обращения в суд с жалобой:

3 месяца со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его права;

1 месяц со дня получения гражданином письменного уведомления об отказе вышестоящего органа, объединения, должностного лица в удовлетворении жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если гражданином не был получен на нее письменный ответ.

Причем пропущенный по уважительной причине срок подачи жалобы может быть восстановлен судом.

Так, например, решением Верховного Суда субъекта РФ отказано в удовлетворении заявления о признании недействительным правового акта по основанию пропуска срока для обращения с жалобой в суд, установленного ст. 2395 ГПК РСФСР, ст. 5 Закона РФ от 27.04.93 года Судебной комиссией по гражданским делам Верховного Суда РФ это решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд по следующим основаниям.

К. обжалует нормативные правовые акты, которые сроком действия во времени не ограничены и рассчитаны на неоднократное их применение, что в каждом случае затрагивает права и свободы неопределенного круга субъектов общественных отношений, регулируемых этими актами. Поскольку нормативными актами гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица нарушаются в течении всего периода действия данного акта, то срок для обращения с жалобой в суд не может исчисляться со дня вступления акта в силу. Такой акт может быть оспорен в любое время его действия как в целях предотвращения негативных последствий в будущем, так и для пресечения длящегося нарушения гражданских прав. БВС РФ,1998, №9 с.9

Жалоба гражданина на действия государственных органов органов местного самоуправления и их должностных лиц рассматриваются судом по правилам гражданского судопроизводства и оплачивается государственной пошлиной в установленном Законом РФ «О государственной пошлине» размером.
Учитывая требования ст. 126 ГПК РСФСР к форме и содержанию подаваемого заявления, в жалобе, в частности должно быть указано, какие действия обжалуются, какие конкретно права и свободы гражданина нарушены этими действиями, подавалась ли аналогичная жалоба в вышестоящий в порядке подчиненности орган или должностному лицу и, если подавалась, какой получен ответ.
Приняв жалобу к рассмотрению, суд по просьбе гражданина или по своей инициативе вправе приостановить исполнение обжалуемого действия.
Жалоба должна быть рассмотрена судом в десятидневный срок с момента ее подачи. В соответствии с ч. 2 ст. 232 и ч. 1 ст. 2396 ГПК РСФСР жалоба рассматривается судом коллегиально. Однако она может быть рассмотрена судьей единолично, если лица, участвующие в деле, не возражают против этого. При этом суд обязан спросить мнение всех лиц участвующих в деле, а не только лица, подавшего жалобу относительно их согласия на единоличное рассмотрение дела и отразить их мнение в протоколе судебного заседания.
В судебной практике возникают трудности рассмотрения и разрешения дел в случае, когда общественное объединение либо государственный орган, чьи действия обжалуются, ликвидированы, реорганизованы, либо должностное лицо в прежней должности уже не работает.
В данной ситуации суд должен принимать меры к привлечению к участию в деле правопреемников, к компетенции, которых относятся восстановление нарушенных прав и свобод.
Если к моменту рассмотрения жалобы должностное лицо, действие которого обжалуется, не работает в прежней должности, суд решает вопрос о привлечении к участию в деле соответствующего органа (организации), компетенции которой относятся восстановление нарушенных прав и свобод гражданина (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 г.).
Если суд признает, что в действии (бездействии) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественного объединения или должностного лица не было нарушения права гражданина, предоставленного ему Конституцией РФ и другими законами, и эти действия полностью соответствуют закону, он отказывает в удовлетворении жалобы.
Однако, если суд установит нарушение прав и свобод гражданина, гарантированные ему Конституцией РФ, другими законодательными актами, он своим решением обязывать соответствующий орган государственной власти, местного самоуправления, общественного объединения или должностное лицо своими действиями исправить в полном объеме допущенное нарушени.
Решение суда, вступившее в законную силу, обязательно для всех государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений, должностных лиц и граждан и подлежит исполнению на всей территории РФ.
Решение суда направляется соответствующему органу, объединению или должностному лицу, а так же гражданину не позднее 10 дней после вступления решения в законную силу.
Об исполнении решения должно быть сообщено суду и гражданинну не позднее чем в месячный срок со дня получения решения суда. В случае неисполнения решения суд принимает мары предусмотренный законодательством РФ (ст. 8 Закона РФ от 27.04.93 г.).
На сегодняшний день можно указать две правовые нормы, применяемые в качестве мер, гарантирующих исполнение решения суда: ст. 4 Закона СССР от 2.11.89 г. «Об ответственности за неуважение к суду» и аналогичная норма, которая содержится в ст. 315 УК РФ «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта».
Так, злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, служащим органа местного самоуправления, а так же служащий государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а ровно воспрепятствование их исполнению - наказываются штрафом в размере от 200 до 400 ММОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет (ст. 315 УК РФ).
Однако говорить о полной реализации конституционного права на судебную защиту в этой сфере было бы преждевременно. До настоящего времени не устранены ряд неточностей в Законе от 27.04.93 г., противоречия в практике его применения, что вызывает сложности при принятии жалоб к судебному рассмотрению, определение сторон участников процесса, разрешения жалоб по существу.
Рассматривая жалобы граждан, суды руководствуются нормами гражданского, жилищного, финансового и другого права.
В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать РФ, субъекты РФ и муниципальные образования (ст. ст. 2,124 ГК РФ). От их имени в суде выступают органы государственной власти, органы местного самоуправления. Однако в ст. 1 Закона от24.03.93 г. как субъекты обжалования они не указаны. Не являются эти субъекты и сторонами в гражданском процессе согласно ст. 33 ГПК РСФСР. Данное положение врят ли можно признать обоснованным, было бы правильным дополнить указанным кругом объектов обжалования закон РФ от 27.04.93 г.
Ст. 3 Закона от 27.04.93 содержит 2 исключения из общей нормы права на судебное обжалование. Так, не могут быть обжалованы в суд действия (решения) проверка которых отнесена законам к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ, а так же действия (решения), в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования.
Если говорить о первом исключении, то оно соответствует ст. 46 Конституции РФ.
А второе исключение (его изложение в законе) вызывает ряд разногласий и противоречий в практике применения.
Так, например, в порядке Закона РФ от 27.04.93 г. не могут быть обжалованы решение, определение, приговор суда, т. к. такой порядок предусмотрен гражданско-процессуальным и уголовно-процессуальным законодательством. Однако этими нормами не охватывается весь перечень судебных документов и действий.
Так, согласно точке зрения Н.Примова, значительный материальный и моральный вред причиняется гражданину неправомерными действиями прокурора, следователя, дознавателя, судьи, судебного исполнителя: необоснованное прекращение уголовных дел; заволокичивание обращений граждан о совершении в отношении них преступных действий; необоснованное задержание и водворение в места содержания задержанных; волокита в судах и т. п. Судебный порядок обжалования вышеуказанных действий работников правоохранительных органов не предусмотрен, что является нарушением ст. ст. 18, 46 Конституции РФ (Российская конституция, 1996, № 3).
«Иной порядок судебного обжалования», о котором говорит ст.3 Закона от 27.04.93 г. законодательством в отношении вышеуказанных действий работников правоохранительных органов непредусмотрен.
С учетов внесенных в Закон от27.04.93 г. изменений и дополнений от 14.12.95 г. появился новый субъект обжалования - государственный служащий.
На сегодняшний день нет еще норм федерального законодательства, регулирующего административную ответственность должностных лиц, государственных служащих за принятие незаконных актов, нарушающих права и свободы граждан, а также устанавливающего процессуальный порядок ее применения судом.
Поэтому можно сказать, что данное положение вносит декларативный характер. Возможность же отреагировать на незаконность действий указанных лиц вынесением судом представления об увольнении не носит обязательного характера для органов, в чьем подчинении находится должностное лицо. Таким образом, практическое применение нормы Закона об ответственности должностных лиц и государственных служащих весьма проблематично итребует своего законодательного разрешения. Так же в ст. 2 Закона от27.04.93 г. внесено дополнение, касающееся сферы обжалования. К действиям (решениям), которые могут быть обжалованы в суд, отнесено и представление официальной информации, ставшей основанием для совершения действий (принятия решений), в результате которых нарушены права и свободы граждан. Официальной информацией считаются сведения в письменной или устной форме, повлиявшие на осуществление прав и свобод граждан и представленные в адрес государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных служащих, совершивших действие (принявших решения) с установленным авторством данной информации, если она принимается судом, как основание для совершения действий (принятия решений).
В ч.1 ст. 2 Закона регламентируется право обжалования »представления информации»., в ч.4 ст. 2 Закона - самой информации, а в ч.5 ст. 7 Закона есть указание на «представление искаженной информации», в связи с чем возникает право на возмещение убытков и морального вреда.
Нечеткость формулировок в указанных нормах, касающихся информации, приводит к трудностям в их применении при разрешении жалоб по существу. Желательно, чтобы Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснение по этому вопросу.
Согласно точки зрения О. Журавлевой, указание в законе на «установленное авторство» информации может помешать правильному и своевременному постановлению решения по жалобе. В конституционной норме, гарантирующей обжалование любого действия и любого орган в суд, такой оговорки нет (ст. 46 Конституции РФ).
Кроме того, предвидя возможную ответственность за издание и (или) представления несоответствующей информации, должностное лицо, государственный служащий, видимо будет всячески уклоняться от обозначения своего личного авторства. Это породит дополнительные споры, вовлечение в процесс новых лиц и волокиту в рассмотрении жалобы по существу. Поэтому было бы правильным исключить указания на «установленное авторство» обжалуемой информации из текста Закона от 27.04.93 г. О.Журавлева, Обжалование в суд незаконных действий и решений: как повысить его эффективность./ Российская юстиция; 1998, №1, с. 27.
Статья 1069 ГК, называя в качестве основания наступления ответственности за причиненный вред, незаконные действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, выделяет среди этих действий издание акта, несоответствующего закону или иному правовому акту.
Тем самым разграничивается совершение государственными органами, органами местного самоуправления и их должностными лицами актов ненормативного характера (индивидуальные акты в области административного управления) и издание нормативных актов. Для возложения имущественной ответственности за вред, причиненный актами как ненормативного, так и нормативного характера, необходимо, чтобы соответствующие акты были признаны недействительными. В силу ст. 13 ГК РФ ненормативный акт признается недействительным решением суда (суды общей юрисдикции и арбитражные суды). Признание ненормативного акта недействительным и возмещение причиненного в связи с его совершением вреда производится в одном процессе.
Нормативный акт, т.е. акты устанавливающие «правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц и рассчитанные на неоднократное применение», могут признаваться недействительными в случаях, предусмотренных законом. Такие акты чаще признаются недействительными по требованию прокурора, которые руководствуются при этом Законом РФ от 17.01.92 г. «О прокуратуре РФ» в редакции Закона от 17.11.95 г., постановлением Пленума Верховного Суда РФ 27.04.93 г. п.5 (с последующими изменениями и дополнениями) «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правового акта противоречащим закону» и от 21.12.93 г. п. 10 (с последующими изменениями и дополнениями) «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия нарушающие права и свободы граждан».
В п.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.93 г. приведен примерный перечень юридических актов, классифицированных по субъекту их принятия, которые могут рассматриваться судами по заявлениям прокуроров.
Так, судам, в частности, подведомственны рассмотрения заявления прокуроров о признании противоречащие закону правовых актов принятых представительными органами власти краев, областей, автономных областей, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга, органами местного самоуправления и местной администрацией, министерствами, ведомствами, иными органами государственного и хозяйственного управления и контроля, предприятиями, учреждениями, организациями и объединениями независимо от их подчиненности, органами военного управления, воинскими частями и учреждениями, общественными, политическими организациями и движениями, должностными лицами.
В перечне не указаны акты представительных и исполнительных органов государственной власти республик в составе РФ, но это вовсе не означает, что прокуроры не вправе оспорить их в судебном порядке.
Так, согласно ст. ст. 1, 4 ФЗ «О прокуратуре РФ» прокуратура как единое федеральная централизованная система осуществляет надзор за исполнением законов и соблюдением прав и свобод человека и гражданина на территории всей страны, в том числе представительными (законодательными) и исполнительными органами власти всех субъектов РФ. В случае принятия этими органами незаконного акта прокурор или его заместитель в соответствии с их полномочиями обязаны принять все необходимые меры для устранения нарушения требований права, в том числе и путем обращения в суд с заявленьем о признании такого акта недействительным (ст. ст. 22, 23 ФЗ «О прокуратуре РФ»).
Согласно п. 3 постановления Пленума от 27.04.93 г. дело, возбужденное по заявлению прокурора, поданному в порядке ст. 41 ГПК РСФСР и п. 3 ст. 31 Закона РФ «О прокуратуре РФ» в интересах конкретного лица, рассматривается судом с обязательным участием этого лица, в исковом производстве, если имеется спор о праве гражданском, котором указанное лицо в силу ч. 2ст. 33 ГПК РСФСР участвует в качестве истца, а лицо, нарушившее его права, - в качестве ответчика; либо как жалоба на действия органа власти, управления, должностного лица, если этим действием, совершенным в сфере административно-правовых отношений, нарушаются права гражданина, но спора о праве не возникает (п. 2 ст.231, ст. ст. 2391, 2398 ГПК РСФСР, Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»).
Судья не в праве отказать в принятии заявления прокурора по тем мотивам, что:
А) опротестован правовой акт в орган или должностному лицу, издавшие этот акт, прокурор уже использовал один из установленных законом способов реагирования на такой акт, т. е. Закон РФ «О прокуратуре РФ» предоставляет ему право по своему усмотрению в зависимости от конкретных обстоятельств обратиться в суд непосредственно или предварительного опротестования акта в орган, либо должностному лицу, которые издали этот акт, если иное не предусмотрено другими законами;
В) до обращения в суд правовой акт не был опротестован прокурором в орган или должностному лицу, издавшие этот акт, т. к. Закон РФ «О прокуратуре РФ» не предусматривает обязательного предварительного оспаривания противоречащего закону правового акта.
Так, определение судьи областного суда отказано в принятии заявления прокурору по п. 2 ч. 1 ст. 129 ГПК РСФСР из-за несоблюдения установленного п. 2 ст. 61 Закона РФ от 5.03.92 г. «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации» порядка предварительного внесудебного разрешения дела.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила данное определение и направила заявление прокурора в тот же суд для рассмотрения по существу ФЗ РФ «О прокуратуре РФ», принятым позже Законом РФ «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации «прокурору предоставлено право обращения по своему выбору либо в орган и должностному лицу, издавшим оспариваемый нормативный акт либо в суд. Законные основания для отказа в принятии данного заявления к рассмотрению. БВС РФ, 1998, п. 9, с. 5

Правовой акт может быть признан судом противоречащим закону, если он издан органом либо должностным лицом с превышением предоставленных им законом компетенций или в пределах компетенции, но с нарушением действующего законодательства (Конституции РФ, других законов, указов, распоряжений Президента РФ, решений представительных органов власти краев, областей и т. д.).отсутствовали1. .
Резомотивная часть решения по делу о признании правового акта противоречащим закону должна содержать вывод суда об удовлетворении либо отказе в удовлетворении заявления прокурора о признании правового акта недействительным.
В случае удовлетворения заявления суду не следует обязывать орган или должностное лицо отменить признанный недействительным правовой акт, поскольку признание такого акта недействительным по мотивам противоречия закону означает, что он не порождает правовых последствий со дня издания, о чем целесообразно указать в резомотивной части решения. В некоторых случаях суд в резомативной части решения вправе обязать редакцию средства массовой информации опубликовать в установленный судом срок сообщения о принятом решении, если признанный недействительным правовой акт ранее был опубликован данными СМИ (ст. 35 Закона РФ «О средствах массовой информации»).
Решение по делу по заявлению прокурора о признании правового акта противоречащим закону может быть обжаловано и опротестовано в кассационном порядке, за исключением специально предусмотренных законом случаев (например, ст. 17 Закона РСФСР «О выборах главы администрации», в силу которой решение суда по делу о признании недействительным решения избирательной комиссии является окончательным).
Наряду с гражданами и прокурорами субъектами оспаривания нормативного акта в суд могут выступать и организации. Здесь возникает определенные трудности.
Так, в настоящие время нет федерального закона, который бы мог содержать прямое указание о праве организации обжаловать в суд нормативные акты органов государственной власти автономных округов и республик в составе РФ.
В отношение те других субъектов РФ право организаций на судебное обжалование нормативных актов их органов государственной власти вытекает из положений ст. 60 Закона РФ «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации».
Однако, согласно ч. 4 ст. 5 Конституции России, во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты РФ между собой равноправны. Исключение из юридических федеральных судов дел о признании нормативных актов государственных органов отдельных субъектов РФ недействительными по заявлению организаций нарушало бы конституционное положение.
Противоречило бы такое исключение и требованиям ст. ст. 3, 4 ГПК РСФСР о праве организаций на судебную защиту по подведомственному суду дулу.
В ч.3 ст. 116 ГПК РСФСР установлена подсудность Верховному Суду РФ дел об оспаривании нормативных федеральных министерств, касающихся прав и свобод граждан. А так как граждане и организации имеют равные права на судебную защиту, Верховный Суд стал принимать к своему производству и рассмотрению такие дела и по заявлениям организаций. Это положение было подтверждено и ст. 23 ФЗ от 17.12.97 г. «О правительстве РФ» (в редакции Федерального конституционного закона от 31.12.97 г.), предусмотревшей право на судебное обжалование нормативного акта Правительства не только для граждан, но и для организаций.
Признание актов «не подлежащими применению» в связи с противоречием Конституции РФ осуществляется и Конституционным Судом.
Так, согласно ст. 125 Конституции РФ, ст. 3 Закона РФ «О конституционном Суде РФ» от 24.06.94 г. Конституционный Суд РФ по запросам Президента, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, органов законодательной и исполнительной власти субъектов РФ разрешает дела о соответствии Конституции России нормативных актов федерального уровня и нормативных актов субъектов РФ. К первой группе относятся федеральные законы, нормативные акты Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; со второй - конституции республик, уставы, а также законы и иные нормативные акты субъектов РФ.
Граждане и организации также могут быть инициаторами разрешения дела Конституционным Судом РФ путем подачи ими жалобы на нарушение конституционных прав граждан законом, который был применен по конкретному делу.
Таким образом, основанием к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ является обнаруживающаяся неопределенность в вопросах о том, соответствует ли Конституции РФ нормативный акт.
Согласно ч. 3 ст. 2398 ГПК РСФСР с момента вступления в законную силу решения суда о признании индивидуального или нормативного акта либо отдельной его части незаконным, этот акт или его отдельная часть считается недействующими, что в соответствии с ч. 2 ст. 13 ГК РФ влечет восстановление или защиту нарушенного права.

§2 Ответственность за вред, причиненный актами правоохранительных органов и суда.

Особым случаем ответственности за вред, причиненный государственными органами, выступает ответственность органов дознания, предварительного следствия и суда.

Институт возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями данных органов власти, развивался непоследовательно. Общие принципы ответственности органов государственной власти за нарушение законов были сформулированы в постановлении IX Всероссийского съезда Советов от 1921 года. В нем говорилось: «Строгая ответственность органов и агентов власти и граждан за нарушение созданных советской властью законов и защищаемого ей порядка должна идти рядом с усилением гарантии личности и имущества граждан». В первом Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. в ст. 407 было закреплено положение об ответственности государственных учреждений за вред, причиненный неправильными служебными действиями их должностных лиц (эта ответственность предусматривалась лишь в случаях, особо указанных законом).

В соответствии со ст. 407 ГК РСФСР (1922 г.), постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 28.03.27 г. было установлено, что потерпевшие имущественный ущерб от незаконной реквизиции или конфискации в праве требовать его компенсации с учреждений, должностными лицами которые эти действия были совершены. На основании дополнительно принятой ст. 407-а ГК РСФСР на учреждения возлагалась ответственность за действия должностных лиц, не обеспечивающих сохранность изъятого или сданного в государственные учреждения имущества граждан. Циркуляром Наркомата юстиции, Наркомата внутренних дел и Прокуратуры СССР от 5.12.36 г. предусматривалось, что гражданину, впоследствии реабилитированному, полностью возместятся суммы, удержанные из его заработка в процессе исполнения приговора. Однако перечисленными специальными нормативными актами предусматривалась ответственность не за виды вреда, причиненного гражданину неправильными действиями должностных лиц органов государственной власти, и не в полном размере. В них не разграничивались виды и субъекты ответственности в зависимости от органа государственной власти, причинившего вред.

В ст. 89 Основ гражданского законодательства Союза ССР союзных республик (1961 г.) ответственность государственных органов за вред, причиненный гражданину, предусматривалась в зависимости от функций, должностными лицами этих органов. В ч. 1 ст. 89 Основ и ч. 1 ст. 446 ГК РСФСР (1964 г.) устанавливалась ответственность за вред, причиненный неправильными служебными действиями их должностных лиц в области административного управления, на общих основаниях. Однако в ч. 2 ст. 447 ГК РСФСР (1964 г.) отношения по возмещению вреда, причиненного гражданину неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, были урегулированы иначе.

В ни четко был определен субъект ответственности: нанесенный вред возмещает соответствующий орган, в котором работает должностное лицо. Но оговаривалось, что на эти органы имущественная ответственность возлагалась в « случаях и пределах, специально предусмотренных законом», но такого закона не было, и возмещение вреда в рамках гражданского законодательства не осуществлялось. И лишь 18.05.81 г. Президиумом Верховного Совета СССР был принят Указ «О возмещении ущерба, причиненного гражданам незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностными лицами при исполнении ими служебных обязанностей"» Этим же Указом было утверждено Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда. Указом в общем виде было определено, кто, в каких случаях и при каких условиях возмещает вред. В этом Указе содержалась принципиально новая норма, согласно которой за вред, причиненный гражданину незаконными действиями правоохранительных органов и суда, ответственность возлагалась на государство. В положении устанавливался объем подлежащего возмещению ущерба, источники и порядок возмещения и т. п. Нормы Указа и Положения были детализированы в Инструкции по применению Положения от 2.03.82 г.

С принятием Указа были внесены соответствующие изменения в Основы гражданского законодательства и ГК РСФСР (1964 г.). Особенностью этого этапа развития законодательства можно считать то, что в сферу субъектов ответственности было включено государство, на которое возлагалась обязанность по возмещению вреда вне зависимости от вины должностных лиц правоохранительных органов и суда, незаконными действиями которых такой вред был причинен. К тому же не допускалась и регрессная ответственность непосредственно причинителей.

Применение ст. 447 ГК РФ (1964 г.) в редакции от 24.02.87 г. в основном удовлетворяло потребностям обновления складывающихся общественных отношений при реабилитации граждан. Ее содержание соответствовало собственно не только принципу деликтных обязательств о полном объеме возмещения вреда, но и закрепленному в ст. 1 нового Гражданского кодекса РФ одному из более общих принципов гражданского права - обеспечение восстановления нарушенных прав. Поэтому ст. 1070 ГК РФ вобрала в себя текст ст. 447 ГК РСФСР (1964 г.) полностью.

Так, в ст. 1070 ГК РФ дан исчерпывающий перечень актов правоохранительных органов и суда, незаконность которых может привести к возникновению обязательства вследствие причинения вреда.

Особый режим возмещения вреда действует лишь тогда, когда вред причинен в результате незаконного осуждения гражданина, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Кроме того, Федеральный Закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершение преступлений «отождествляет правовое положение подозреваемых и обвиняемых, находящихся в изоляторах временного содержания и следственных изолятора. Эти лица имеют равные права и несут одинаковые обязанности исходя из п. 1 ст. 17 данного Закона.

Таким образом, право на возмещение ущерба имеют лица, не только незаконно содержащиеся под стражей, но и незаконно задержанные.

Ст. 511 проекта УПК РФ принятого, в первом чтении, предусматривает возмещение вреда и в результате незаконного задержания, а так же незаконного применения домашнего ареста.

Как уже сказано выше, норма ст. 1070 п. 1 ГК РФ по существу воспроизводит ст. 447 ГК РСФСР (1964 г.) и п. 2 Указа от 18.05.81 г., что вызвало в юридической литературе критику. Так, многие ученые и практики считают, что законодатель должен был бы отказаться от попытки дать какой-либо перечень незаконных актов правоохранительных органов и суда, т.к. многие действия этих органов (например, незаконное проведение обыска, незаконное применение принудительных мер медицинского характера) вообще не попали в этот перечень. Проще бы было указать в ГК РФ, что ответственность по ст. 1070 ГК наступает за любое незаконное действие этих органов.

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, неповлекшие последствий, предусмотренных законом (п. 1 ст. 1070 ГК РФ), возмещаются на общих основаниях, т.е. посредством предъявления исков к виновным должностным лицам, в соответствии с положениями гражданского законодательства. Однако в этом случае права пострадавших вряд ли могут быть защищены надлежащим образом в связи с трудностями доказывания вины причинителя, длительностью и высокой стоимостью проведения процедур, неплатежеспособностью ответчиков.

По мнению Л. Бойцовой, ответственность государства независимо от вины причинителя должна быть расширена и наступать во всех случаях признания неправомерности действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры. Пострадавшему гражданину следует предоставить право предъявить требования о возмещении вреда непосредственно к государству; в этом случае виновное физическое лицо несет личную ответственность в регрессом порядке перед государством. Л.Бойцова, Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России. //Российская юстиция, 1994, №6, с.45

Исключение образует случай причинения вреда при осуществлении правосудия. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 2 ст. 1070 ГК РФ). Простая отмена судебного решения, постановления или определения ввиду их незаконности или необоснованности права на возмещение вреда, причиненного этими актами, не предоставляет. Например, если в результате незаконного решения о расторжения договора аренды и освобождения в связи с этим арендованного помещения фирма п и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.