На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Сущность собственности и права собственности, коллизионные вопросы. Правовое положение и регулирование иностранных инвестиций в свободных экономических зонах. Правовое положение собственности Российской Федерации и российских частных лиц за границей.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Правоведение. Добавлен: 24.01.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


35
Содержание

Введение…………………………………………………………………………3
1. Собственность и право собственности…………………………….……4
2. Коллизионные вопросы права собственности………………………….8
3. Правовое регулирование иностранных инвестиций………………….14
4. Правовое положение иностранных инвестиций в свободных экономических зонах………………………………………………………....24
5. Правовое положение собственности Российской Федерации и российских частных лиц за границей……………………………………………………...27
Заключение……………………………………………………………………..32
Список использованных источников…………………………………………34
Введение

Актуальность выбранной темы курсового исследования заключается в следующем. Право собственности является центральным институтом национального гражданского права, предопределяющим характер других институтов права данного государства. В международных гражданских отношениях вопросы собственности не играют такой роли. Центральным институтом международного гражданского оборота выступает право внешнеэкономических сделок. В праве собственности практически невозможна международная унификация гражданских материально-правовых норм. Основную роль в регулировании права собственности и других вещных прав с иностранным элементом играет коллизионное право.
В законодательстве большинства государств установлено деление вещей на движимые и недвижимые. По отношению к недвижимости господствует принцип, что право собственности на такое имущество подчиняется закону места нахождения вещи. Этот закон определяет и содержание права собственности на недвижимость, и форму, и порядок, и условия перехода вещных прав. 3акон места нахождения вещи регулирует и форму сделок о вещных правах на недвижимость. Более сложным является решение вопроса коллизионного регулирования движимого имущества.
Цель данного курсового исследования--рассмотреть особенности правового регулирования собственности в международном частном праве.
В связи с этим выделим следующие задачи работы:
1) Прежде всего, определить сущность собственности и права собственности;
Рассмотреть коллизии при решении вопросов права собственности;
2) Проанализировать правовое регулирование иностранных инвестиций;
3) Охарактеризовать правовое положение собственности России и её граждан за границей.
Теоретическую основу работы составила нормативная, научная и учебная литература по теме исследования, в т.ч. данные сети Internet.
1. Собственность и право собственности

Собственность принадлежит к числу таких понятий, вокруг которых на протяжении многих веков скрещиваются лучшие умы человечества.
В самом первом приближении собственность можно определить как отношение индивида или коллектива к принадлежащей ему вещи как к своей. Собственность покоится на различении моего и твоего. Любой тип и любая форма собственности, как бы высок в том или ином конкретном случае ни был уровень обобществления или, что то же самое, уровень коллективизации собственности, могут существовать лишь при условии, что кто-то относится к условиям и продуктам производства как к своим, а кто-то к чужим. Без этого вообще нет собственности. С этой точки зрения любая форма собственности является частной, какой бы идеологической мишурой, преследующей вполне прозаические цели, это ни прикрывалось.
Из элементарного определения собственности, которое дано, следует, что собственность - это отношение человека к вещи. К этому, однако, содержание собственности не сводится. Поскольку собственность немыслима без того, чтобы другие лица, не являющиеся собственниками данной вещи, относились к ней как к чужой, собственность означает отношение между людьми по поводу вещей. На одном полюсе этого отношения выступает собственник, который относится к вещи как в своей, на другом - несобственники, т. е. все третьи лица, которые обязаны относиться к ней как к чужой. Это значит, что третьи лица обязаны воздерживаться от каких бы то ни было посягательств на чужую вещь, а следовательно, и на волю собственника, которая воплощена в этой вещи. Из определения собственности следует, что она обладает материальным субстратом в виде. Собственности присуще и волевое содержание, поскольку именно суверенная воля собственника определяет бытие принадлежащей ему вещи.
СОБСТВЕННОСТЬ - это общественное отношение. Без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношения к ней самого собственника как к своей. Содержание собственности как общественного отношения раскрывается при посредстве тех связей и отношений, в которые собственник необходимо вступает с другими людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ.
Итак, СОБСТВЕННОСТЬ - это общественное отношение, которому присущи материальный субстрат и волевое содержание. СОБСТВЕННОСТЬ - это имущественное отношение, причем в ряду имущественных отношений она занимает главенствующее место. Этого, однако, для характеристики собственности недостаточно.
Необходимо показать, в каких конкретных формах могут выражаться волевые акты собственника в отношении принадлежащей ему вещи. Разумеется, речь не идет о том, чтобы выстроить в ряд перечень таких актов. Это и невозможно, ибо в принципе собственник может совершать в отношении своей вещи все, что не запрещено законом либо не противоречит социальной природе собственности. Воля собственника в отношении принадлежащей ему вещи выражается во владении, пользовании и распоряжении ею. К ним, в конечном счете, сводятся конкретные акты собственника в отношении вещи.
ВЛАДЕНИЕ означает хозяйственное господство собственника над вещью. Во владении выражается статистика отношений собственности, закрепленность вещей за индивидами и коллективами. ПОЛЬЗОВАНИЕ означает извлечение из вещи полезных свойств путем ее производительного и личного потребления. РАСПОРЯЖЕНИЕ означает совершение в отношении вещи актов, определяющих ее судьбу, вплоть до уничтожения вещи. Это и отчуждение вещи, и сдача ее внаем, и залог вещи, и многое другое. В пользовании и распоряжении выражается уже динамика отношений собственности.
С учетом сказанного конкретизируем данное ранее определение собственности. СОБСТВЕННОСТЬ - это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей, которое выражается во владении, пользовании и распоряжении ею, а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, на которую простирается власть собственника.
До сих пор речь шла о собственности как об особой экономической категории, что должно служить своего рода заставкой для раскрытия юридического содержания собственности.
Среди множества существующих определений прав собственности, наверное, два выражают их смысл точнее всего. С точки зрения выполняемой социальной функции права собственности предстают как определенные "правила игры", регулирующие взаимоотношения между людьми по поводу ограниченных (редких) ресурсов, а с точки зрения их внутреннего содержания - как "пучки правомочий", имеющиеся у каждого агента. И то, и другое нуждается, конечно, в дальнейшей конкретизации.
Права собственности как санкционированные поведенческие нормы. Воспользуемся развернутой характеристикой, принадлежащей американским экономистам С. Пейовичу и Э. Фьюроботну. "Права собственности понимаются как санкционированные поведенческие отношения, возникающие между людьми в связи с существованием благ и касающиеся их использования. Эти отношения определяют такие нормы поведения по поводу благ, которые любое лицо должно или соблюдать в своих взаимодействиях с другими людьми, или же нести издержки из-за их несоблюдения. Термин "благо" используется в данном случае для обозначения всего, что приносит человеку полезность или удовлетворение. Таким образом, и этот пункт важен, в контексте нового подхода понятие прав собственности распространяется на все редкие блага. Оно охватывает полномочия как над материальными объектами, так и над "правами человека" (право голосовать, печатать и т.д.). Господствующая в обществе система прав собственности есть в таком случае сумма экономических и социальных отношений по поводу редких ресурсов, в рамках которой отдельные члены общества противостоят друг другу".
Права собственности носят всеохватывающий характер и могут наделять властью как над материальными, так и концептуальными объектами - вплоть до неотчуждаемых личных свобод.
Отношения собственности рассматриваются как санкционированные обществом, но не обязательно государством. Они могут закрепляться и охраняться не только силой государства в виде законов и судебных решений, но и авторитетом традиций, неписанных обычаев, нравственных и религиозных заповедей и т.п.
Правам собственности приписывается поведенческое значение. Они действуют как своеобразные стимулы, увеличивая издержки одних способов поведения и повышая привлекательность других. Теория прав собственности отнюдь не предполагает, что достаточно принять закон, чтобы он выполнялся.
Право собственности как набор частичных правомочий. Историки права выделяют две основных традиции в понимании права собственности - континентальную и англосаксонскую. Первая считала необходимой концентрацию всех прав собственности на объект в руках одного владельца, рассматривая случаи рассредоточения правомочий среди нескольких лиц как феодальные пережитки. Ее классическим воплощением стал Кодекс Наполеона, где частная собственность провозглашалась не только "священной и неприкосновенной", но и "неограниченной и неделимой". В противоположность этому англосаксонская правовая традиция удержала многие институты феодального права, допуская, в частности, возможность раздробления собственности на какой-либо объект на правомочия нескольких лиц. Несомненно, вторая традиция отличается большей гибкостью и реализмом. Единое и неделимое право - не более чем идеальная конструкция, а в реальной жизни - и в прошлых веках, и в нынешнем - отдельные правомочия всегда вступали в разнообразнейшие сочетания и могли каждое по отдельности принадлежать разным лицам. Расщепление права на частичные правомочия - нормальная практика, которую неверно было бы расценивать как свидетельство эрозии частной собственности.
2. Коллизионные вопросы права собственности

Исходным коллизионным принципом определения вещных прав на любое имущество признается закон места нахождения вещи. Это общепризнанное коллизионное начало установления вещно-правового статута правоотношения.
В рамках данных правоотношений решаются вопросы: классификация вещей, их деление на движимые и недвижимые. Способность выступать в качестве объекта права собственности и других вещных прав, содержание права собственности и других вещных прав, порядок в способы возникновения, перехода и прекращения вещных прав, момент перехода права собственности, в принципе практически везде признан замкнутый круг вещных прав, т.е. невозможность определения вещного статута по автономной воли сторон. Если право собственности возникло по закону места нахождения вещи, то оно сохраняется и признается при перемещении вещи через границу, т.е. сохраняется за приобретателем и не зависит от перевозки вещи в другое государство. Во всех правовых системах признается экстерриториальный характер вещных прав.
Порядок управления общей долевой собственностью подчиняется закону места нахождения предмета общей собственности. Закон места нахождения вещи обычно определяет и объем права собственности. Из этого следует, что при перемещении вещей из одного государства в другое изменяется и содержание прав собственника, и не имеет значения, какое право применялось при возникновении вещных прав и каков личный закон самого собственника. Таким образом, право собственности на вещь, приобретенную за границей, признается, но его содержание определяется не законом места приобретения вещи и не личным законом приобретателя, а законом места нахождения вещи, т.е. местным правом.
Особой сложностью отличаются вопросы, касающиеся момента перехода риска случайной гибели или порчи вещи с отчуждателя на приобретателя, когда переход права собственности осуществляется по договору. Коллизионные проблемы этого вопроса связаны с тем, что право разных государств принципиально различно определяет момент перехода риска. В некоторых странах (Швейцария, Япония, Нидерланды, Латинская Америка) господствует принцип римского права -- риск переходит на покупателя в момент заключения контракта, независимо от того, перешло ли в этот момент право собственности (риск несет покупатель). Другие государства (Великобритания, ФРГ) придерживаются начала -- риск несет собственник, т.е. момент перехода риска совпадает с моментом перехода права собственности. Момент перехода права собственности определяется по-разному. Великобритания -- в принципе оба момента совпадают, но момент перехода права собственности зависит от намерений сторон (есть презумция, что право собственности переходит в момент заключения контракта). В ФРГ -- моменты перехода права собственности и риска определяются моментом совершения контракта, но для передачи собственности и перехода риска требуется передать владение вещью.
Переход права собственности и переход риска--это различные гражданско-правовые категории. В первом случае налицо проблемы вещно-правового статута, во втором--обязательственного. Вопрос о моменте перехода риска имеет самостоятельное коллизионное регулирование. Гаагская конвенция о праве, применимом к переходу права собственности в случаях международной продажи движимых материальных вещей, принятая в 1958 г., устанавливает принципиально различное и самостоятельное коллизионное регулирование для момента перехода права собственности и момента перехода риска. Самостоятельное коллизионное регулирование является исходным моментом при решении коллизионного вопроса. В международной торговле при применении инкотермс момент перехода права собственности в момент перехода риска рассматриваются как самостоятельные категории и определяются без использования коллизионных принципов посредством унифицированного материально-правового регулирования. В инкотермс момент и перехода права собственности не учитывается вообще: значение имеет только установление момента перехода риска.
Закон места нахождения вещи применяется и при решении вопросов защиты добросовестного приобретателя против виндикации со стороны собственника (страны общего права, ФРГ). Во французском праве наблюдается тенденция расширительного толкования этого начала -- законодательство Франции регулирует защиту добросовестного приобретателя любых движимых вещей на территории Франции, даже если в момент предъявления виндикации вещь находится за границей.
Особой сложностью отличаются случаи, когда предметом сделки является «груз в пути» -- движимые материальные вещи, находящиеся в процессе международной перевозки. При совершении сделок по поводу таких вещей практически невозможно определить, на территории какой страны находится вещь в данный момент. Особенности коллизионного регулирования груза в пути связаны с тем, что здесь невозможно применение закона места нахождения вещи. По общему правилу применяются специальные коллизионные привязки -- право места нахождения товарораспорядительных документов, право места отправления или назначения груза, личный закон собственника, закон продавца. Наилучший способ регулирования -- применение автономии воли сторон. При этом необходимо установить действительные намерения сторон.
Применение закона места нахождения вещи невозможно и в том случае, если речь идет не о физической вещи, а о правах на имущественный комплекс, в состав которого входят и вещные, и обязательственные права (в том числе и «исключительные права» -- авторские, изобретательские). Оптимальным вариантом регулирования защиты прав на имущественный комплекс является автономия волн и расщепление коллизионной привязки.
В современном праве довольно много ограничений применения закона места нахождения вещи, замены его другими формулами прикрепления. В принципе наблюдается тенденция к сужению вещно-правового статуса правоотношения за счет расширения обязательственного или личного. Гаагская конвенция о праве, применимом к переходу права собственности в международной торговле товарами, 1958 г. содержит положение, что право, применимое к контракту (т.е. обязательственный статут) в отношениях между сторонами определяет:
1. Момент, до наступления которого продавец имеет право на доходы или плоды от проданной вещи.
2. Момент, до наступления которого продавец несет риск, связанный с проданной вещью.
3. Момент, до наступления которого продавец имеет право на возмещение убытков, связанных с проданной вещью.
4. Момент, до наступления которого действует оговорка о сохранении права собственности в пользу продавца.
5. Момент, по наступлении которого к новому собственнику переходит право распоряжения вещью.
Однако, несмотря на все перечисленные ограничения применения закона места нахождения вещи, это коллизионное начало остается основной коллизионной привязкой при определении содержания вещных прав. Общепризнанное применение закона места нахождения вещи обусловлено сложившейся международно-правовой практикой. Данный коллизионный принцип учитывается даже в тех случаях, если он не закреплен в национальном законодательстве.
Коллизионное регулирование вещных прав в российском законодательстве установлено в ст. 1205 --1207, 1213 ГК РФ. Генеральной коллизионной привязкой всех вещных прав признается закон места нахождения вещи. Это коллизионное правило применяется для определения принадлежности имущества к движимому или недвижимому, для определения содержания, возникновения, прекращения права собственности и иных вещных прав (ст. 1205 ГК РФ). Коллизионная привязка этой статьи имеет императивный характер. Применение к вещным правам закона места нахождения вещи дополняется императивным положением о том, что форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны места нахождения этого Имущества. Форма сделки в отношении недвижимостей, внесенных в государственный реестр РФ, должна подчиняться только российскому праву (п. 3 ст. 1209 ГК РФ).
К возникновению и прекращению вещных прав (за исключением вещных прав на «груз в пути») также применяется закон того государства, на территории которого вещь находилась в момент, Когда имело место действие или обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения вещных прав (ст. 1206 ГК РФ). Положения этой статьи имеют диспозитивный характер, они дополнены словами «если иное не предусмотрено законно». Возникновение и прекращение вещных прав по сделкам с «грузом в пути» регулируется на основе привязок обязательственного статута -- применяется право страны места отправления груза (п. 2 ст. 1206 ГК РФ).
К возникновению права собственности в иных вещных прав на имущество, приобретенное в силу приобретательной давности, применяется право того государства, на чьей территории находилось такое имущество в момент окончания срока приобретательной давности (п. 3 ст. 1206 ГК РФ). Таким образом, ст. 1206 ГК РФ устанавливает цепочку коллизионных норм, регулирующих различные случаи возникновения в прекращения вещных прав. Российский законодатель закрепляет особый правовой режим вещей, подлежащих государственной регистрации (водных и воздушных судов, космических объектов), -- к регулированию права собственности и иных вещных прав на такие вещи применяется право того государства, в чей государственный реестр они занесены (ст. 1207).
Российское законодательство учитывает современные тенденции в развитии коллизионного регулирования (расширение применения автономии воли) -- возможен выбор права сторонами при заключении соглашений в отношении недвижимого имущества (ст. 1213 ГК). Автономия воли является генеральной коллизионной привязкой ко всем договорным отношениям, в том числе и по сделкам с недвижимостью. Статья 1213 ГК РФ содержит и субсидиарную коллизионную привязку (при отсутствии соглашения сторон о применимом праве) -- применяется право того государства, с которым договор наиболее тесно связан. Такое право принадлежит ему по праву места нахождения недвижимости. Данная норма имеет диспозитивный характер возможно иное решение вопроса, если это вытекает из закона, договора или совокупности обстоятельств дела.
Особый правовой статус имеет российская недвижимость -- к договорам в отношении недвижимого имущества, находящегося на территории РФ, возможно применение только российского права (п. 2 ст. 1213). Законодатель в императивном порядке установил недопустимость автономии воли в подобных соглашениях.
3. Правовое регулирование иностранных инвестиций

Рассмотрение вопросов собственности в рамках учебного курса по МЧП всегда включает специальный раздел о регулировании иностранных инвестиций. Иностранные инвестиции представляют собой один из видов собственности, а следовательно, и коллизионные вопросы имеют отношение также и к иностранным инвестициям. В российской юридической литературе имеется достаточно много статей и монографий, посвященных проблемам регулирования иностранных инвестиций.
Правовое регулирование иностранных инвестиций существует как на международном, так и на внутригосударственном уровнях и может осуществляться посредством как региональной, так и универсальной унификации.
Чаще всего такое регулирование опосредуется путем заключения двусторонних соглашений о защите капиталовложений или об устранении двойного налогообложения. Причина распространения двусторонних соглашений состоит в том, что двум государствам бывает легче обеспечить единообразное регулирование таких вопросов, как определение круга инвесторов, допуск иностранных физических и юридических лиц к хозяйственной деятельности, закрепление определенного режима для иностранных инвесторов, -- чем решать эти вопросы посредством универсальной унификации, учитывая правовые позиции разных государств.
В настоящее время число государств, заключивших с Россией договоры об избежание двойного налогообложения, составляет более сорока. Часть из них действует в силу правопреемства России (Конвенция от 21 ноября 1986 г. между Правительством СССР и Правительством Королевства Нидерландов об избежание двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество); часть -- в силу участия самой России в международном договоре (Соглашение от 29 апреля 1994 г. между Правительством Российской Федерации и Правительством Ирландии об избежание двойного налогообложения в отношении налогов на доходы).
В международной практике в последнее время стали популярными типовые (модельные) соглашения, отражающие специфику конкретного государства по вопросам регулирования иностранных инвестиций. Российская Федерация, например, имеет варианты типовых соглашений по различным направлениям инвестирования: в постановлении Правительства России «О заключении соглашений между Правительством РФ и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений» от 11 июля 1992 г. представлен типовой проект, являющийся основой для заключения соответствующих договоров России с другими государствами.
Важное значение для защиты иностранных инвесторов имеют две универсальные международные конвенции, разработанные и принятые в рамках Международного Банка Реконструкции и Развития (МБРР): Вашингтонская конвенция 1965 г. «О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами» и Сеульская конвенция 1985 г. е0б учреждения Многостороннего Агентства по гарантиям инвестиций. Юридический статус участника конвенции Россия имеет только в отношении Сеульской конвенции.
Обе международные конвенции насчитывают в числе своих участников около 100 государств и представляют собой. пример универсальной унификации международных материально-правовых норм.
Вашингтонская конвенция была принята с целью защиты инвесторов -- физических и юридических лиц -- от «иммунитета» государства-реципиента (государства, на территории которого находится объект инвестирования). Такая защита предусматривала изъятие инвестиционных споров из юрисдикции национальных судов и передачу их на рассмотрение специально созданного Международного центра по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС). Это было связано с тем, что в случае возникновения различного рода споров, связанных с деятельностью инвестора, последний не был обеспечен возможностью судебной защиты: решение государства, на территории которого зарегистрирован инвестор, является необязательным для государства-реципиента; а беспристрастность судебных органов государства-реципиента, рассматривающих споры в отношении своего государства, по меньшей мере, вызывает сомнение.
В соответствии с Вашингтонской конвенцией в компетенцию МЦУИС входит разрешение правовых вопросов, возникающих непосредственно из инвестиционных отношений между государством -- участником Конвенции и инвестором.
Основанием для рассмотрения спора является письменное соглашение сторон о передаче спора на разрешение в Центр. В рамках МЦУИС предусмотрено осуществление двух видов разбирательств: примирительной и арбитражной процедуры. Договаривающееся государство или инвестор, выбрав один из видов указанного разбирательства, должны обратиться с соответствующим заявлением к Генеральному секретарю, являющемуся главным должностным лицом Центра.
Примирительная процедура направлена на достижение соглашения между спорящими сторонами. В том случае, если Примирительная комиссия придет к выводу о том, что соглашение между сторонами маловероятно, она прекращает процедуру и составляет доклад с записью об этом. Комиссия также прекращает работу в случае неявки или отказа одной из сторон от участия в примирительной процедуре. Таким образом, примирительная процедура мало напоминает судебную систему разрешения споров, поскольку все действия Примирительной комиссии построены на волеизъявлении спорящих сторон. Вместе с тем умалять значение примирительной процедуры было бы неверным, поскольку авторитет субъектов инвестиционных правоотношений, в том числе и государства-реципиента, не исчерпывается только соблюдением правовых норм.
В отличие от примирительной, результатом арбитражной процедуры является вынесение решения. Решение Арбитража обязательно для спорящих сторон и не подлежит обжалованию, за исключением тех случаев, которые прямо предусмотрены в этой Конвенции. Каждое государство -- участник данной Конвенции -- обязано обеспечить исполнение вынесенного Арбитражем решения в соответствии со своим национальным законодательством, регулирующим исполнение судебных решений.
С точки зрения изучения МЧП представляет интерес ст. 42 Конвенции, формулирующая нормы о применимом праве. В соответствии с данной статьей Арбитраж при рассмотрении спора применяет право, указанное сторонами в соглашении. В случае, если соглашение отсутствует, Арбитраж применяет право государства-реципиента, участвующего в споре, а также нормы международного права. Арбитраж не вправе выносить неопределенные решения, ссылаясь на отсутствие правовых норм, и, кроме того, при вынесении решения может основываться на «справедливости и доброй совести, если стороны договорятся об этом» (п. 3 ст. 42).
Другой источник МЧП по вопросам регулирования иностранных инвестиций Сеульская конвенция, которая была принята с целью защиты иностранных инвесторов от некоммерческих (политических) рисков. На основании этой Конвенции была учреждена межгосударственная организация, занимающаяся страхованием инвестиционных рисков, -- Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций. Согласно данной Конвенции инвесторы заключают гарантийные соглашения с Агентством, на основании которых будут осуществляться выплаты денежных компенсаций при наступлении страхового случая. Условием предоставления гарантий является экономическая обоснованность капиталовложений. После выплаты соответствующей компенсации инвестору Агентство приобретает право требования перечисленных сумм у государства-реципиента.
В этой Конвенции определяются следующие виды некоммерческих рисков, от наступления которых Агентство страхует:
1) перевод валюты (введение государством-реципиентом ограничения на перевод валюты и перевод прибыли, полученной в результате деятельности инвестора, за границу);
2) экспроприация или аналогичные меры (любые действия государства, в результате которых инвестор лишается права собственности на свои капиталовложения);
3) нарушение договора (речь идет об отказе государства-реципиента от договора с инвестором);
4) война и гражданские беспорядки.
Согласно этой Конвенции Агентство предоставляет гарантии от некоммерческих рисков, включал совместное и повторное страхование.
Анализ деятельности иностранных инвесторов показывает, что международно-правовая защита инвестиций является более действенным инструментом в привлечении инвесторов, чем закрепление аналогичных гарантий в национальном законодательстве. и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.