На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Романо-германская правовая система. Англо-саксонская правовая система. Возникновение и развитие системы. Структура романо-германского права. Частное, публичное право. Понятие нормы права. Общие принципы толкования закона. Судебная практика.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Правоведение. Добавлен: 30.04.2005. Сдан: 2005. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ.

Романо-германская правовая система.

Возникновение и развитие системы.

Романо-германская правовая система имеет длительную историю. Она связана с правом древнего мира. Довольно удачно описывает огромное влияние римского права на формирование романо-германской правовой системы американский юрист Л. Фридмен в своей книге «Введение в американское право». «Древние римляне были великими законодателями, -- пишет он, -- «их традиции никогда полностью не умирали в Европе, даже после того, как варвары пришли туда. Все, что осталось от великой Римской империи -- это гражданское право». И далее: «В средние века римское право в его классической форме было вновь открыто и возрождено. Даже сегодня правовые кодексы Европы отражают влияние римского права и его средневекового возрождения. Франция, Германия, Италия, Португалия, Испания среди всего прочего являются определенно странами гражданского права. Через Испанию и Португалию гражданское право перекочевало в Латинскую Америку, французы перенесли его в Африку»11 Лоуренс Фридмен. Введение в американское право. М., 1983. С. 18
Р.Давид подчеркивает, что романо-германская правовая семья в своем историческом развитии не была продуктом деятельности феодальной государственной власти (в этом ее отличие от формирования английского «общего права»), а была исключительно продуктом культуры, независимым от политики.
Первоначально социальной основой и сферой его применения в средневековой Европе было преимущественно городское население, однако, через несколько веков, с изменением сельского уклада, земельных отношений в деревне зародившаяся в городах правовая система стала общенациональной, континентально-европейской.
Развитие образования, искусства, культуры подготовило почву для восприятия римских юридических концепций, взглядов, понятий, конструкций. Важную роль в этом процессе сыграли университеты, где происходили изучение оригинальных римских текстов (школа глоссаторов), а затем их адаптация к условиям средневековья (школа постглоссаторов). Не случайно некоторые исследователи романо-германского права рассматривают его как «право разума», «право университетов». Университетские профессора активно занимались совершенствованием юридической доктрины, а позже - разработкой моделей, проектов важнейших законов, кодексов. В университетах получали образование судьи, прокуроры, адвокаты, содействовавшие в дальнейшем практическому применению римской юридической доктрины.
Важной предпосылкой рецепции римского права явилось также благословение христианской церкви. В течение многих веков церковь негативно относилась к римскому праву, и потребовался авторитет Фомы Аквинского, чтобы преодолеть такое предубеждение. Организационное решение об отстранении церковной инквизиции от гражданских судебных процессов было принято еще ранее Четвертым собором в Латране (1215г.). С XIII в. романо-германское право активно развивается, преодолевая государственные границы, и становится достоянием всей Европы, исключая островную Англию. В XVI--XVIII вв. процесс правового развития Европы приобретает новые формы. Становление наций и национальной государственности привнесло в него элементы правового национализма. Общие принципы и начала римского права оказались интегрированы в национальные нормативные системы. Данный процесс завершился разработкой национального законодательства, национальных кодексов, учитывающих особенности социальных укладов различных стран.
Романо-германская правовая система сформировалась в континентальной Европе, которая и сейчас является ее главным центром. Данная система органически связана с правом Древнего Рима, так как представляет собой результат рецепции норм римского права странами Европы. Романо-германская правовая система как бы продолжает римское право, но ни в коем случае не является его копией. Датой возникновения романо-германской системы считается XII век. Помимо чисто экономических факторов, способствовавших появлению системы (развитие торговли, ремесел, рост самоуправляемых городов), важнейшую роль сыграли факторы социально - культурного характера, к которым в первую очередь можно отнести возрождение изучения римского права в университетах. Начало этому положил Фома Аквинский, использовав в своих работах труды Аристотеля. Таким образом, было преодолено многолетнее неприятие римского права церковью, что открыло неограниченные возможности для его использования в правотворчестве.
Зарождение романо-германской правовой системы никоим образом не является результатом утверждения политической власти или централизации, осуществленной королевской властью. Этим романо-германская система отличается от английского права, где развитие общего права было связано с усилением королевской власти и с существованием сильно централизованных королевских судов. Система романо-германского права появляется в эпоху, когда Европа не составляет единого целого и основывается ни на чем ином, кроме общности культуры.
Итак, в XII веке основой изучения права в университетах стало римское право вместе с каноническим частным правом (созданным церковью). В дальнейшем разработка правовой науки ведется различными школами:
XIII - XV века - школы глоссаторов (изучение оригинальных римских текстов) и постглоссаторов (римское право очищено от казуистики, систематизировано и приспособлено к условиям средневековья);
XVII - XVIII века - школа естественного права. Представители данной школы стремились к созданию единого, неизменного права для всех времен и народов. Они видели в праве четкую, аксиоматическую систему, в центре которой находится человек. Им принадлежит идея субъективного права. Характерно также и то, что представители школы естественного права подчеркивали роль законодательства.
Школа естественного права достигла успеха в двух направлениях:
1) Создание публичного права. В этой области представители школы отвергали римское право. Они предложили модели конституции, административного и уголовного права, опираясь на опыт английского права;
2) Кодификация. Кодификация - это техника, которая позволила осуществить замыслы школы естественного права, завершить многовековую эволюцию правовой науки, четко изложив право, соответствующее интересам общества. Это право и должно применяться судами. Кодификация положила конец правовому партикуляризму, множественности обычаев, мешавшей практике.
Часто считают, что кодификация стала причиной расчленения европейского права, распада романо-германской правовой семьи.
Это, однако, трудно доказуемо, так как кодификация местами способствовала единению правовых систем европейских стран (например, при распространении в начале XIX века кодекса Наполеона). Кроме того, кодификация явилась великолепным орудием распространения, как в Европе, так и вне ее систем романо-германского права. Скорее всего, имела место идеализация юристами кодексов. Появилось мнение, что право и закон совпадают.
Юристы стремились лишь к толкованию национальных кодексов, а не к их усовершенствованию. Единство семьи, однако, сохранялось и свидетельствует об этом тот факт, что для выработки кодекса одной страны часто брался за основу кодекс другой.
В XX веке кодексы устарели, и это ослабило юридический позитивизм XVIII - XIX веков. Неодинаковость же правовых систем стран, входящих в романо-германскую правовую семью объясняется в первую очередь из-за разницы их экономической структуры и политических режимов. Единство семьи исторически было основано на частном праве и не распространялось на публичное право, или распространялось частично. Поэтому велика опасность разрыва, если в какой - либо стране семьи устанавливается режим, который, не удовлетворяясь переделкой имеющихся правовых институтов, может дойти до отказа от самой концепции права. Таков пример национал-социализма, права бывшего СССР.
Надо сказать, что в последнее время появилась тенденция к развитию так называемого "европейского права", то есть права Европейского Сообщества и права, создаваемого Советом Европы. Основным источником этого права является Европейская конвенция о защите основных прав и свобод, подписанная в Риме в 1960 году всеми странами - участниками ЕС.
В заключение следует сказать, что в настоящее время романо-германская система помимо континентальной Европы распространилась на всю Латинскую Америку, значительную часть Африки, страны Ближнего Востока, Японию, Индонезию.
Структура романо-германского права.

Для объединения правовых систем в романо-германскую семью решающую роль играет единство структуры. Для определения единства структуры следует изучить следующие категории:
способ систематизации норм права;
понятие нормы права.
В странах романо-германской правовой системы используется известное со времен Римской империи ставшее классическим деление права на публичное и частное. Основанием, критерием выделения публичного права выступает общий, государственный интерес (осуществление общественных целей и задач), частного права -- особенный, частный интерес (реализация целей отдельных лиц, граждан, организаций). Публичное право регулирует отношения основанные на власти и подчинении, на механизме принуждения обязанных лиц. В нем доминируют императивные нормы, которые не могут быть изменены, дополнены участниками правоотношений. К сфере публичного права традиционно относят конституционное, уголовное, административное, финансовое, международное публичное право, процессуальные отрасли, основные институты трудового права и т.д. Частное право регулирует отношения между равноправными независимыми субъектами. Здесь преобладают диспозитивные нормы, действующие лишь в той части, в которой они не изменены, не отменены их участниками. В сферу частного права входят: гражданское, семейное, торговое, международное частное право, отдельные институты трудового права и некоторые другие.
Публичное и частное право распадаются на одни и те же отрасли: конституционное право, административное, гражданское, уголовное право, процессуальные отрасли и т.д. То же совпадение наблюдается и на более низком уровне - правовых институтов и понятий. Объяснение подобной общности в едином происхождении права континентальной Европы - от римского и канонического права. Рассмотрим частное и публичное право более подробно.
Частное право.

Сходство в этой области наиболее очевидно при рассмотрении отношений, урегулированных на основе римского права, В отношениях, урегулированных на основе канонического частного права, также наблюдается большая общность, по крайней мере тогда, когда речь идет о правовых системах христианских стран. Кодексы также восприняли национальные и региональные обычаи (что обуславливает некоторое различие), но сами эти обычаи сводятся в итоге к нескольким типам, довольно ограниченным по количеству.
Публичное право.

Сходство в области публичного права не столь явно, но прослеживается и объясняется двумя моментами:
1) Неюридический. Связан с общностью политической и философской мысли стран романо-германской правовой семьи. Юридическая наука часто придает юридический аспект тенденциям, сложившимся первоначально в иных сферах науки. Так на развитие публичного права на всем Европейском континенте довольно значительное влияние оказали Монтескье и Руссо. В области уголовного права основы заложил Беккария.
2) Одинаковый метод формирования юристов. Юристы первоначально получали образование на основе гражданского права. Гражданское право сыграло в правопорядке роль своего рода модели, которая использовалась при создании и развитии других отраслей права. Различие в этой области отражает лишь неодинаковые уровни развития административного права, но оно лишено принципиального значения.
Понятие нормы права
Во всех странах романо-германской правовой семьи норму права понимают, оценивают и анализируют одинаково. Правовая норма понимается как правило поведения, обладающее всеобщностью и имеющее более серьезное значение, чем лишь ее применение в конкретном деле.
Правовая норма в данной системе не может и не должна быть творением судей; она продукт размышления, основанного частично на изучении практики, а частично на соображениях справедливости и гармонии системы, которые могут ускользнуть от судей.
Понятие правовой нормы, принятое в романо-германской правовой семье, является основой кодификации. Задачи кодекса в романо-германской системе - дать достаточно общие, связанные в систему, легко доступные для обозрения и понимания правила, на основе которых судьи и граждане, затратив минимум усилий, могут определить, каким образом должны быть разрешены те или иные проблемы.
Единый подход к норме права и тому месту, которое она должна занимать по отношению к принципам права - это одна из основных черт, обусловливающих образность взглядов и мышления юристов всех стран романо-германской семьи.
Концепция правовой нормы, преобладающая в странах романо-германской правовой семьи, обуславливает существование значительно меньшего числа правовых норм, чем в станах, где степень обобщения правовой нормы находится на низком уровне и где нормы предусматривает конкретные детали ситуации. Однако зачастую нормы являются слишком общими и требуют толкования, уточнения, для которого используются «вторичные» нормы, «Вторичные» нормы должны действовать в твердых и бесспорных правовых рамках.
Источники
Закон
Важнейшим источником романо-германского права выступает закон. Законы принимаются парламентами стран системы, обладают высшей юридической силой и распространяются на всю территорию государства, на всех его граждан. Они, с точки зрения современной доктрины, должны выражать волю большинства общества, основные права человека, социальную справедливость. Закон имеет приоритет по отношению ко всем остальным источникам права. Он может запретить, или легализовать обычай, отдельные положения судебной практики, внутригосударственные договоры. При закреплении обычая или доктрины в тексте закона они становятся его частью, содержанием. В настоящее время законы регулируют все основные стороны жизни общества, закрепляют правовое положение субъектов, их имущества, отношения между ними. Однако нельзя не согласиться с Р. Давидом, утверждающим, что «абсолютный суверенитет закона в странах романо-германской правовой семьи является фикцией», так как «наряду с законом существуют и иные значительные источники права11 Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1967. С. 104». По его мнению, «соотношение законодательных и доктринальных источников права в нашу эпоху, по сравнению со старым правом, может показаться иным, но современное право по-прежнему является правом юристов, как этого требует традиция22 Давид Р. Цит. раб., С.104 ». Все сказанное позволяет сделать вывод об ограниченности действия принципа верховенства закона.
Согласно романо-германской доктрине законы подразделяются на конституционные и обычные (текущие). Во всех странах системы закреплен принцип приоритета конституционных законов по отношению к обычным. Верховенство их обеспечивается специальными конституционными судами либо верховными судебными органами. Для конституционных законов предусмотрен особый порядок их отмены, изменения, предполагающий согласие на то квалифицированного большинства депутатов. Предметом регулирования законов являются наиболее важные вопросы общественного устройства, права и свободы граждан, структура, организация государственной власти.
Важное место среди текущих законов занимают кодифицированные акты (кодексы). Романо-германское право в отличие от права англосаксонского стремится не к внешнему объединению, систематизации нормативного материала (инкорпорации), а к объединению содержательному, внутреннему, основанному на существенной переработке нормативного материала, «разделении труда» между отдельными нормами, их кодификации.
Кроме законов в странах романо-германской системы принимается множество подзаконных актов: декреты, регламенты, инструкции, циркуляры, другие документы, издаваемые исполнительной властью. Часть из них имеет делегированную природу, и их значение, роль в правовом регулировании определяются полномочиями издавших их органов. Другие решения принимаются по инициативе самих исполнительно-распорядительных органов. Они с точки зрения своей юридической силы уступают актам первой категории, однако, их число весьма велико и поэтому, особенно в тех странах, где нет жесткой системы контроля за их принятием, они оказывают существенное воздействие не только на организационные отношения, складывающиеся внутри исполнительной власти, но и на деятельность граждан, учреждений, предприятий.
В ряде европейских гражданских и торговых кодексов закреплены нормы, позволяющие использовать обычаи, обыкновения хозяйственной и торговой практики при отсутствии «молчании» закона, с их помощью восполняются пробелы законодательного регулирования. Обычай также осуществляет функцию сглаживателя противоречий, несправедливости законодательных решений. Например, в ФРГ он используется наряду с принципами права при толковании неотмененных законов времен национал-социализма в случае их противоречия основным правовым началам и идеям социальной справедливости. С этой точки зрения роль обычая до конца не исчерпана. Он может действовать не только в «дополнение к закону»но и «кроме закона». Возможны ситуации, когда обычай занимает положение «против закона»(например в Италии, в навигационном праве, где морской обычай превалирует над нормой гражданского кодекса).
Другой структурной особенностью романо-германского права является последовательное отраслевое деление норм, их привязка к конкретным отраслям права и правовым институтам. В соответствии с юридической доктриной все принимаемые нормативные положения получают соответствующую отраслевую «прописку» с учетом предмета их регулирования и особенностей приемов и средств (метода) воздействия на субъекты права. Такая последовательность подразделения различных элементов связана c “университетскими корнями” данной правовой семьи.
Все страны романо-германской правовой семьи - страны «писаного права». Соответственно, закон в наши дни - главенствующий (почти единственный) источник права в странах романо-германской правовой семьи. Задача юристов состоит в том, чтобы при помощи различных способов толкования найти решение, которое в каждом конкретном случае соответствует воле законодателя. Юридическое заключение, не имеющее основы в законе, несостоятельно.
Однако этот подход далек от реальности. Он был господствующим в XIX в., но сейчас и в теории все более открыто признают, что абсолютный суверенитет закона в странах романо-германской правовой семьи является фикцией и что наряду с законом существуют и иные важные источники права. Более того, утверждать, что закон - исключительный источник права, значит, утверждать, что право и закон есть одно и то же, что противоречит всей традиции романо-германской системы. Школа естественного права с XVII в. требовала, чтобы законодатель санкционировал своим авторитетом справедливые нормы, созданные доктриной, основанной на природе и разуме. В наши дни доктрина естественного права возродилась. Даже приверженцы позитивистской теории теперь признают творческую роль судей. Кодексы являются скорее рамками, в которых открыт простор для творческой деятельности и поиска справедливых решений.
Не отступая от традиции, которой придерживались в европейских университетах в течение веков, можно констатировать, что, хотя правотворческая роль законодателя велика, само по себе право - это нечто большее, чем только закон. Закон стал главным элементом познания права, но он не исключает других элементов и имеет смысл лишь в сочетании с ними. В этом отношении позиции романо-германской правовой семьи и семьи общего права совпадают. Различие состоит в том, что в странах романо-германской правовой семьи стремятся найти справедливое решение, используя правовую технику, в основе которой закон, тогда как в странах, относящихся к семье общего права, стремятся к тому же результату, основываясь в первую очередь на судебном прецеденте.
Изданные органами законодательной власти или администрации нормы «писаного права» составляют в странах романо-германской правовой семьи определенную иерархию. На верхней ступени этой системы стоят конституции или конституционные законы. Во всех странах романо-германской правовой семьи есть конституции, за нормами которых признается особый авторитет. В наше время существует отчетливое стремление повысить ценность конституционных норм, усилив их практическое значение как норм, стоящих над обыкновенными законами. Принцип судебного контроля за конституционностью законов воспринят многими странами.
Конституционные законы по значению сравнимы с ролью международных конвенций. В некоторых конституциях (например Франции) закреплен принцип, согласно которому международные договоры имеют силу, превышающую силу внутренних законов. Вопрос о толковании международных договоров до конца не ясен, но, скорее всего их толкование может быть отнесено к компетенции наднациональных юрисдикций.
Некоторые законы именуются кодексами. Первоначально это слово означало сводник, в котором объединены самые различные законы. В XIX - XX вв. кодификация получила широкое распространение во всех странах романо-германской правовой семьи. Близость права этих стран выразилась не только в общей приверженности к кодификации, но также и в структуре ряда кодексов.
За исключением тех случаев, когда законодатель специально оговаривает иное, кодексы не имеют никакого приоритета по сравнению с не включенными в них законами.
Помимо законов в собственном смысле этого слова «писаное право» стран романо-германской правовой семьи (системы) включает в наше время множество норм и предписаний, изданных не парламентом, а другими государственными органами. Это нормы, принятые во исполнение законов. В современном государстве регламентация со стороны законодателя не может охватывать детали, а состоит, по меньшей мере, в некоторых областях, лишь в изложении принципов, более или менее общих норм.
В случае необходимости более подробную регламентацию осуществляют административные власти, которым законодатель предоставляет в этой связи соответствующие полномочия. В странах романо-германской правовой семьи установлено четкое различие между актами нормативными, которые формулируют юридические нормы, и простыми административными циркулярами, указывающими, как администрация понимает норму и как она намерена ее применять.
Существует два подхода к стилю законов:
сделать законы как можно доступнее;
применение при выработке нормы права точного технического языка, даже если это может сделать право понятным лишь специалистам.
Общие принципы толкования закона
Законодательные тексты в романо-германской правовой системе рассматриваются преимущественно как своего рода путеводители в поисках справедливого решения, а не как строгие приказы толковать и решать определенным образом. Везде в этих странах, безусловно, предполагают грамматическое и логическое толкование, и подчеркивается подчинение законодателю до тех пор, пока, по мнению суда, это приводит к справедливому результату. Однако уже само логическое толкование предоставляет выбор между решениями, которые могут основываться на аналогии или, наоборот, на противопоставлении или на комбинации различных методов. Историческое толкование, раскрывая содержание акта путем обращения к периоду его возникновения и намерениям законодателя, может быть использовано и для исправления акта. В этих целях может быть применен поиск «духа закона» (“ratio ligitis”). Несмотря на неизменность текста закона, дух его может по-разному проявляться в разные эпохи.
Обычай
Существует два основных подхода к обычаю как к источнику права - социалистический (преобладает роль обычая среди источников права, обычай- основа права) и позитивистский (сводит роль обычая почти на нет, отводя ему лишь самую малую роль в праве, всесторонне кодифицированном и отождествляемом с волей законодателя). Различия, существующие в теории, не имеют, однако, никаких фактических последствий. На деле повсеместно судьи ведут себя так, словно закон является исключительным источником права. При этом, однако, обычаю придается большее значение, чем кажется на первый взгляд.
Закон в ряде случаев для своего понимания нуждается в дополнении обычаем. Понятия, которые использует законодатель, нуждаются зачастую в объяснении с точки зрения обычая. Поэтому обычай secundum legem (в дополнение к закону) играет значительную роль. Напротив, область применения обычая praeter legem (кроме закона) очень ограничена прогрессом кодификации, и он обречен на весьма второстепенную роль.
Таким образом, за редкими исключениями, обычай потерял в наших глазах характер самостоятельного источника права (случается, что о нем вообще вспоминают лишь тогда, когда говорят о толковании закона). Обычай важен лишь в той мере, в какой он служит нахождению справедливого решения.
Судебная практика
Роль судебной практики в странах романо-германской правовой семьи может быть уточнена лишь в связи с ролью закона. Учитывая современное стремление юристов всех стран опереться на закон, творческая роль судебной практики всегда или почти всегда скрывается за видимостью толкования законов.
Судебная практика отказывается создавать правовые нормы, так как это, по мнению судей, дело законодателя и правительства или административных властей, уполномоченных на то законодательством.
Между нормами, выработанными судебной практикой, и нормами, установленными законодателем, существуют два важных различия:
1) Роль в данной правовой системе. Судебная практика действует в установленных законодательством рамках, тогда как деятельность самого законодателя состоит именно в установлении этих рамок;
2) Правовая норма, созданная судебной практикой не имеет авторитета законодательной нормы. Она непрочна, ее можно обратить и изменить в связи с рассмотрением нового дела.
Сходство той роли, которую играет судебная практика во всех странах романо-германской правовой семьи обусловлено также принципами судебной организации и отбора судей. Повсюду судебная система построена по иерархическому образцу.
Споры подведомственны по первой инстанции судам, расположенным по всей территории страны. Над ними имеется значительно меньшее число апелляционных судов. Здание венчает Верховный суд. Это, разумеется, общая схема; в разных странах существуют различные отклонения от нее.
Судьи во всех странах романо-германской правовой семьи - это, как правило, юристы, которые постоянно и профессионально занимаются судебной деятельностью. По общему правилу судейская карьера начинается с первых шагов профессиональной деятельности. Университетская подготовка судей дает им возможность более широкого подхода к проблемам. Их видение права выходит за рамки конкретных дел, не столь ограничено юридической техникой и «масштабами острова», как у их английских коллег. Этому способствует наличие наряду с судьями работников прокуратуры, также призванных охранять общественные интересы. Наличие прокуратуры является характерной чертой романо-германской правовой системы.
Использование различных методов для придания единообразия судебной практике делает очевидной подлинную роль судебной практики, даже если доктрина воздерживается от признания ее в качестве источника права.
Доктрина
В течение длительного времени доктрина была основным источником права в романо-германской системе права. В XIII - XIX вв. в университетах были выработаны основные принципы права. И лишь относительно недавно с победой идей демократии и кодификации первенство доктрины было заменено первенством закона. Однако доктрина и в наши дни составляет важный и жизненный источник права. Ее роль проявляется в том, что именно доктрина создает словарь и правовые понятия, которыми пользуется законодатель. Важна роль доктрины в установлении тех методов, с помощью которых открывают право и толкуют законы. Доктрина оказывает влияние и на законодателя: последний часто лишь выражает те тенденции, которые установились в доктрине, и воспринимает подготовленные ею предложения.
Общие принципы
В романо-германской правовой семье сотрудничество юристов проявляется не только в применении, но и в выработке права проявляется в использовании неких «общих принципов», которые юристы могут найти в законе, но которые они умеют, в случае необходимости, находить и вне закона. Эти принципы показывают подчинение права велениям справедливости в том виде, как последняя понимается в определенную эпоху; они раскрывают также характер не только систем законодательных норм, но и права юристов в романо-германской системе.
Когда юристы в случае, предусмотренном законом, обращаются к общим принципам, то можно думать, что они действуют как бы на основе делегированных им законодателем полномочий.
В конечном счете, теория источника права во всех странах романо-германской правовой семьи отражает традиционную для этих стран концепцию, согласно которой право не содержится исключительно в законодательных нормах. Поиск права - это задача, которая должна выполняться сообща всеми юристами, каждым в своей сфере с использованием своих методов. При этом всеми руководит общий идеал - стремление достичь решения, отвечающего общей справедливости и основанной на сочетании интересов, как частных, так и всего общества.
В романо-германской семье достаточно широко используются некоторые общие принципы, которые юристы могут найти в самом законе, а в случае необходимости и вне закона. Эти принципы показывают подчинение права велению справедливости в том виде, как последнее понимается в определенную эпоху и в определенный момент. Сам законодатель своим авторитетом закрепляет некоторые новые формулы (например, ст.2 швейцарского гражданского кодекса устанавливает, что осуществление какого-то права запрещается, если оно явно превышает пределы, установленные доброй совестью, или добрыми правами, или социальной и экономической целью права).
Но наряду с общими признаками системы романо-германской семьи имеют и свои существенные отличия. Рассмотрим в сопоставительном плане системы двух стран, принадлежащих к этой семье: Франции и ФРГ (Германии).
Французская правовая система с одной стороны и германская с другой послужили той моделью, на основании которой внутри романо-германской правовой семьи выделяют две правовые группы: романскую, куда входят Франция, Бельгия, Люксенбург, Голландия, Италия, Португалия, Испания; и германскую, включающую кроме Германии Австрию, Швейцарию и некоторые другие страны. Внутри романо-германского права группа «римского» (романского) права, которая наиболее сильно отражена во французском праве, отличается от группы германского права, на которое оказала значительное влияние германская правовая наука.
Франция имеет длительную правовую историю и в основе ее современной системы источников права до сих пор лежат кодексы наполеоновской эпохи. Общепризнанно, что несмотря на многочисленные поправки, кодексы эти устарели, а в современный этап своего правового развития страна вступила с огромной массой правовых актов, лежащих за пределами традиционной кодификации. Основным направлением упорядочения этой массы актов стала разработка кодексов по типу отраслевых сборников, включающих как законодательные так и подзаконные акты. Начиная с 50_х годов принято несколько десятков таких кодексов, которые по своей правовой природе являются актами систематизации, консолидации действующего права. Французские юристы отмечают два момента, отличающие эти кодексы от наполеоновских кодификаций. Во-первых, они затрагивают весьма узкие области (кодекс сберкасс, лесной кодекс и т.д.). Во-вторых, эти кодексы не преследуют цель «переосмыслить» совокупность норм той или иной отрасли права, а направлены на логическую перегруппировку уже принятых законодательных актов и регламентов.
Эта новая кодификация ослабила принцип верховенства законов-кодексов в его традиционном понимании. Второй удар по престижу закона нанесла Конституция 1958 года, перевернувшая «классическое» распределение компетенции между законодательной и исполнительной властями. Конституция перечислила круг вопросов, входящих в компетенцию парламента и тем самым ограничила сферу его законодательной деятельности. И, наоборот, компетенция исполнительной власти существенно расширилась, и соответственно возросли удельный вес и значение ее актов в системе источников права.
Весьма своеобразное место в системе источников французского права занимает обычай. Он может действовать как “secundum lege” так и “praeter lege”.
В первом случае обычай в качестве источника права применяется наиболее часто в вопросах собственности и договора, где необходимо использовать нормы права при решении конкретных дел определенного географического региона или профессиональной среды.
Во втором случае он применяется, чтобы дополнить писаное право, если оно недостаточно или неясно выражено. Это применение наиболее часто встречается в трудовом и торговом праве.
Во французской правовой системе в качестве самостоятельного источника права признаются и общие принципы права. Их роль особенно важна тогда, когда в законодательной структуре имеются существенные пробелы, что наиболее наглядно прослеживается в области административного права. Административные суды и Государственный совет в силу некодифицированности административного законодательства наиболее часто отсылаются на общие принципы права.
Во французской юридической литературе источники права делятся на две основные группы: первичные (основные) и вторичные (дополнительные). В первую группу (основных) источников права входит государственный нормативный акт. Ко вторичным (дополнительным) источникам относят судебные решения.
Судебная практика сыграла важную роль в развитии французского права, а современная законодательная практика еще более широко открывает ей дорогу для правотворчества в виде индивидуальных и общих норм. Из простого толкователя закона и унификатора собственных решений -- а именно такую роль отводит судебной практике теория разделения властей -- она превратилась сегодня в источник французского права, хотя и дополнительный, по мнению французских авторов, ”источник в рамках закона”.
Решения Кассационного суда, Государственного совета, Конституционного совета в определенной степени начинают играть роль, близкую английскому прецеденту. Судья хотя и не обязан жестко следовать существующей практике и сохраняет в определенной степени свободу решать иначе, все же находится под сильным влиянием авторитета предыдущих судебных решений.
Германия
В ФРГ, как и во Франции, основой, действующего права являются кодексы. Как и во Франции они неоднократно изменялись, в частности после 2_й мировой войны, когда из них были исключены новеллы, внесенные во времена нацизма. Однако, значительная часть изменений в праве ФРГ внесена не через кодексы, а с помощью специальных законов, регламентирующих различные сферы жизни общества. Большинство из этих законов принято после образования ФРГ в 1949г., но есть и такие, которые подобно кодексам восходят к более давним временам. Как и в других капиталистических странах, в ФРГ наблюдается постоянная тенденция к увеличению удельного веса среди источников права подзаконных актов, прежде всего правительственных. Однако, в отличие от Франции, Основной закон ФРГ 1949г. не признает за исполнительной властью право на автономную регламентацию и запрещает практику декретов-законов. Правительственные и иные подзаконные акты в ФРГ могут быть изданы только в рамках исполнения законов, хотя на практике встречались и исключения из этого правила. ФРГ не знает консолидированных кодексов «нового типа»подобных тем, которые так распространены во Франции.
Роль обычая в частном праве Германии примерно такова же как и во Франции. Он имеет значение только в узкой среде, не охваченной кодификацией. Что касается публичного права, то здесь его роль меньше чем во Франции, что связано во-первых, с более широкой конституционно-правовой регламентацией в сфере действия государственного права, а во-вторых с тем, что государственные структуры Германии имеют не столь значительную историю как во Франции, где соответственно более значительна роль исторически сложившихся обычаев и обыкновений в сфере конституционного права.
Особенно большие различия обнаруживаются в свете той весомой роли, которую в государственных структурах Германии Конституционный Суд. Его решения - это источник права, стоящий наравне с законом. Его толкования законов, изданных парламентом, обязательны для всех органов, в том числе и для суда. Если у обычного суда возникают сомнения в конституционности подлежащей применению нормы, он приостанавливает дело, обращается с запросом в Конституционный Суд, а затем решает дело в соответствии с заключением Конституционного Суда. Во Франции нет ничего подобного. Конституционный Совет, существующий в этой стране, имеет более ограниченную компетенцию. Ему предоставлено право предварительного контроля за конституционностью еще не вступивших в силу законопроектов и, следовательно, он не может оказать влияние на применение уже действующих законов и иных нормативных актов, как это имеет место в Германии, а тем самым и на судебную практику. Суды не имеют права обращаться в Конституционный Совет.
Система источников права в Германии -- и здесь еще одно отличие от французской системы -- отражает федеральный характер государственного устройства страны. Федеральное право имеет приоритет над правом земель (ст.31 Основного Закона ФРГ 1949г.) Однако приоритет федерального права не следует переоценивать, так как, с одной стороны, земли участвуют через бундесрат в федеральном нормотворчестве, а с другой -- законодательная компетенция федерации ограничена определенными рамками. Так, по Основному Закону, вопросы, не отнесенные к исключительной или совместно действующей законодательной компетенции федерации, остаются в компетенции земель. На другую группу вопросов распространяется так называемая ограниченная законодательная компетенция федерации. Здесь речь идет о «каркасном» законодательстве, т.е. федерация может издавать только общие положения (законы-рамки), а право издания детальных законодательных актов закреплено за землей. В целом однако действует правило, согласно которому в случае расхождения федерального закона и закона земли, превалирует первый.
Отличии между французской и германской системами существуют и в международном праве. Так согласно статье 25 Конституции ФРГ 1949г. «общие нормы международного права являются составной частью права Федерации. Они имеют преимущество перед законом и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории». Влияние международного права отражено в праве Германии значительно более четко, чем во Франции, где оно также признается, но но выражено Конституцией в более умеренной форме, ибо Конституция говорит (ст.55) не о нормах международного права, а «о договорах и соглашениях, должным образом ратифицированных или одобренных».
Хотелось бы подчеркнуть, что различные страны романо-германской правовой семьи объединены в настоящее время единой концепцией, согласно и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.