На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Акционирование СМИ как способ их перехода в частную собственность. Неудача попыток акционирования СМИ в контексте сохранения ими независимости и объективного освещения событий. Основные проблемы учреждения акционерного СМИ.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 04.12.2002. Сдан: 2002. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
Министерство образования Российской Федерации
Московский Государственный Индустриальный Университет
Сергиевопосадский филиал
(СПФ МГИУ)
КУРСОВАЯ РАБОТА
По предмету «Гражданское право РФ»

«Проблемы акционирования средств массовой информации»

Выполнил: Ермилов Ю.А., гр. 8722
Сдано «____»__________________ 2002 года.
Научный руководитель: проф. Гончаров А.А.
Проверено «____»______________ 2002 года.
СЕРГИЕВ ПОСАД
2002

ПЛАН РАБОТЫ.

Введение…………………………………………………………………………..2
Акционирование СМИ как способ их перехода в частную собственность…………………………………………………………………….5
Неудача попыток акционирования СМИ в контексте сохранения ими независимости и объективного освещения событий………………………7
Основные проблемы учреждения акционерного СМИ по современному российскому законодательству………………………………………………16
Фирменное наименование (брэнд) средства массовой информации. Режим собственности на фирменное наименование и интеллектуальную собственность в СМИ……………………………….…19
Феномен гипертрофирования влияния общего собрания акционеров в акционированных СМИ………………………………………………………..23
Феномен слияния акционеров и кредиторов акционированных СМИ в одном лице………………………………………………………………………27
Заключение…………………………………………………………………….. 30
Список использованной литературы и нормативных правовых актов..31

1. Введение.
Свобода слова является одной из ключевых гарантий, жизненно необходимых для реализации идей демократии и планомерного развития социума. Как известно Конституция РФ «Конституция Российской Федерации», М., издательство «Юридическая литература», 1997. в статье 29 закрепила свободу мысли и слова в рамках запрета агитации, возбуждающей социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Пятый пункт указанной статьи постулирует свободу массовой информации и запрет цензуры. В условиях тоталитарного режима эта естественная и, казалось бы, не могущая быть ущемленной свобода человека нарушалась различными способами. Среди них - общая установка на недопустимость именно инакомыслия, отрицание права человека иметь мысли и мнения, идущие вразрез с господствующей идеологией, отвергающие так называемые ценности социализма. Однако свобода слова без своей практической составляющей, а именно - без четко регламентированной и прописанной в соответствующих нормативных правовых актах государственной позиции в области развития и правового статуса средств массовой информации (СМИ) - ничто.
Очевидно, что СМИ, являясь, с одной стороны, выражающим и формирующим общественное мнение политическим (а следовательно - и социальным) институтом, с другой стороны - выступают активным участником хозяйственных, равно как и других имущественных правоотношений. Иными словами, в своей деятельности СМИ практически всегда сталкиваются с действующими нормами гражданского законодательства. Это очевидно, как очевидно и то, что все субъекты, осуществляющие тот или иной вид общественно полезной деятельности, так или иначе сталкиваются с гражданскими отношениями.
Для нашей страны, развитие которой все последнее десятилетие характеризовалось сменой собственников и постоянным переделом самой собственности, акционирование как форма оформления прав «новых хозяев» приняла поистине гигантские масштабы. Не обошла стороной эта «мания акционирования» и СМИ, которые враз оказались без государственной поддержки, без малейшего представления о конкуренции на информационном рынке, о самом информационном рынке как таковом. Единственным способом выжить для «четвертой власти» стала возможность акционирования, но эта возможность скрывала и незамеченные мс первого взгляда, но оттого - не менее многочисленные подводные камни. В первую очередь я имею виду феномен «олигархизации» средств массовой информации, т.е. скупку их акций (а, следовательно, самих изданий) группой наиболее политически и экономически влиятельных людей - т.н. олигархов.
Интересно и то, что говоря об акционировании предприятий, мы прежде всего понимаем под эти процессом пресловутую приватизацию. Приватизацию, которая считается происходящей или происшедшей в России, называют преступной, мафиозной, безнравственной, угрозой миру. Реже встречаются ее положительные оценки. Нет надобности спешить присоединяться к тем или другим. Спешка суда здесь только упрочивает главную и в конечном счете решающую черту ситуации: то, что реформы зачастую проводятся вслепую. Здесь нет двух мнений. Видный или ведущий деятель приватизации, недавно отошедший от дел, выразил пожелание, чтобы она велась более продуманно. Запоздалость этого пожелания говорит о том, что сам размах этой непродуманности тоже был не продуман. Понятным образом кажется, что обстоятельное планирование оказалось бы достаточным для хорошего успеха. Но возможно, что десять лет назад пошел процесс по на уровне, которого план, проект достигнуть в принципе не может. Однако итоги этого процесса в каждой из отраслей того, что когда-то называлось «народным хозяйством», осмыслить никогда не поздно. Однако до сих пор делались весьма скромные попытки на этом поприще, а в ситуации со СМИ никто и не пытался разобраться.
А ведь в случае со СМИ имел место совершенно особый механизм. Сама идея акционирования СМИ имела, по сути своей, совершенно другую задачу. Цель перехода в частную собственность отнюдь не ставилась, упор делался на коллективную собственность, на идею «народных газет». Теоретикам этого процесса хотелось лишь увести СМИ из-под государственного идеологического и материального контроля. Правда, при этом они почему-то так и не поняли, что уйдя из-под контроля государства, они не смогут стать полностью самостоятельными в исконном смысле этого слова - независимыми ни от чьей точки зрения. Очень скоро место государства занял крупный акционер, фактически заставивший СМИ формировать угодное ему общественное мнение. Таким вот образом карта «свобода слова» была бита более крупным козырем - «свободой капиталов».
Специфика этой курсовой работы будет заключаться в том, что автор попытается проследить наиболее явные пробелы и проблемы современного российского акционерного законодательства с точки зрения учреждения и функционирования СМИ в форме закрытого акционерного общества. Будет проведена попытка выявить плюсы и минусы такой организационно-правовой формы именно для СМИ, именно для специфики их деятельности.
Еще одной особенностью данной работы будет очень поверхностное освещение наиболее общих проблем акционирования СМИ, внимание будет в значительно большей степени заострено на изменении практического содержания прав акционера в акционированном средстве массовой информации.

2. Акционирование СМИ как способ их перехода в частную собственность.

90-е годы XX cтолетия начались для нашей страны неимоверными социальными, военными, политическими, идеологическими и экономическими потрясениями. Тематика работы не позволяет, впрочем, останавливаться подробно на всех этих кризисных явлениях. Тем не менее тот факт, что они в значительной мере подтолкнули СМИ у смене формы собственности, очевиден.
В Советском Союзе газеты (равно как и журналы, радио, телевидение) находились фактически все в государственной собственности. Разумеется, существовали СМИ, подчинённые, например, Политическому бюро ЦК КПСС; газеты комсомольских и пионерских организаций. С точки зрения формально-юридической они не были подчинены органам государственной власти, но в условиях пресловутого сращивания партийного и государственного аппаратов фактическая сторона дела как бы подминала под себя юридическую. Историки делают вывод, что все влиятельные газеты общественного тиражирования в СССР так или иначе подчинялись КПСС и её организациям в регионах. В условиях командно-административного тоталитаризма подобная «централизация управления» имела, безусловно, значительные преимущества в формировании общественного мнения. Тем более, что материальная база и предоставляемые ресурсы вполне позволяли работникам и «менеджерам» - управленцам СМИ (хотя тогда и не существовало подобного понятия) решать поставленные перед ними партией и Правительством задачи. Что и говорить, печать играла огромную роль и в разжигании «холодной войны», и в истерии вокруг «гонки вооружений» и в нагнетании опасности со стороны надуманного «внешнего врага». Впрочем, либеральная западная пресса действовала в этих моментах точно также.
Однако с печально известными событиями 1991 года: во-первых, с неудавшейся попыткой государственного переворота (август) и, во-вторых, с развалом СССР (ноябрь-декабрь) - пресса была поставлена в совершенно новые социально-политические рамки. С запретом КПСС (после подавления Путча) с одной стороны провозглашённый Президентом Союза М.С. Горбачёвым курс на гласность приобрёл, наконец, логически завершённую концепцию. Т.е. фактическая цензура партийных органов, их манипуляции с материалами и репортажами, наконец прекратились. И это было очевидным благом как для станы, так и для СМИ. Но существовала ещё и оборотная сторона - получившие свободу газеты и журналы одновременно лишились мощных влияний, без которых они попросту не умели функционировать. Наши СМИ не знали фактически ничего ни о информационном рынке, ни о конкуренции на нём. Они не имели ни малейшего представления о том, как будут зарабатывать деньги. Поэтому в новых условиях крах поджидал большинство региональных газет, да и крупные московские - переживали отнюдь не лучшие времена.
Ввиду разрушения значительной части национальной экономики заказы на рекламу (которые, особенно у печатных СМИ, составляют львиную долю доходов) практически сошли на нет. Местные газеты вообще существовали, не зная, что будет завтра. Впрочем, подобная патовая ситуация продолжалась недолго. Местная власть, осознав, что ценность печатного слова отнюдь не в доходной его части, а в психологическом давлении на читателя, попыталась взять часть СМИ районного и городского масштаба под свой контроль. Для этого были созданы муниципальные газеты. Центральная пресса была вынуждена метаться между двух огней: либо принять спонсорскую поддержку (стало быть - попасть под влияние) крупных корпораций, возникших в результате приватизации и последовавшего за ней передела собственности, либо попытаться привлечь внешние капиталы каким-либо другим образом. Этот другой образ на деле означал лишь одно - акционирование.
3. Неудача попыток акционирования СМИ в контексте сохранения ими независимости и объективного освещения событий.

В чём притягательность акционерного общества и что позволило именно этой организационно-правовой форме так распространиться в других странах, так прижиться в условиях принципиально отличающихся друг от друга правовых систем? Основополагающая положительная сторона акционерных обществ - в их способности в быстрой концентрации свободного капитала для решения значительных задач. Обычно акционерными обществами оформляются предприятия, для перевода которых на рельсы самоокупаемости и рентабельности требуются мощные финансовые вливания. Но необходимо также, чтобы эти самые предприятия после таких инвестиций могли бы начать приносить постоянный и достаточно неплохой доход. Ведь акция, как ценная бумага, даёт её держателю не только право на участие (пусть и очень опосредованное) в управлении обществом, но и право на получение процентной части дохода - дивидендов. При этом отношения между предприятием и его акционером носят почти исключительно обязательственный характер (кроме случаев раздела оставшегося после ликвидации и удовлетворения требований кредиторов имущества). А риск рядового акционера ограничивается той суммой, за которую о эти акции приобрёл, или той, за которую хотел продать, но не успел. При сравнении с другими организационно-правовыми формами юридических лиц достоинства акционирования, как говорится, на лицо. Есть, безусловно, и недостатки, но о них мы не будем говорить, т.к. не они предопределили крах затеи акционирования СМИ с параллельным сохранением их творческой самостоятельности.
Все СМИ, находившиеся в собственности КПСС, с запретом деятельности и фактической ликвидацией последней оказались в «подвешенном» состоянии. Материальная база, результаты интеллектуальной деятельности (статьи, очерки, репортажи и т.д.) фактически лишились собственника. Поэтому проходила спешная перерегистрация СМИ и владельцем всего имущества, равно как и владельцем «брэнда» (названия, под которым выходило печатное издание - продуктом интеллектуальной собственности) объявлялся журналистский коллектив в целом, либо - редакция. В любом случае это были люди, далёкие в большинстве своём от организаторской работы и от понимания тех трудностей, с которыми им предстоит столкнуться в условиях жёсткой конкуренции и новых экономических реалий. Это, кстати, было ещё одним обстоятельством, спровоцировавшим кризис СМИ в начале 90-х годов. Однако опять же рамки этой работы не позволяют нам исследовать причины вышеуказанного кризиса.
Медленно, но неумолимо приходило понимание того, что без денежных влияний дальнейшее существование прессы чисто физически очень проблематично. И вот мы вплотную подошли к самой идее акционирования.
Её выбрали те издания, которые считали, что такая форма собственности позволит им избежать подчинения газеты какому-либо правительственному или экономическому клану. Предполагалась одна очень действенная в теории схема - указать в Уставе вновь создаваемых акционерных обществ максимальное число акций, которые могли бы принадлежать одному человеку. Таким образом, достигалось бы «распыление интересов», т.е. присутствовало бы значительное число мелких акционеров, а реальная власть над творческой стороной процесса продолжала бы оставаться в руках самого журналистского коллектива. Так всё выглядело в теории, на практике же получилась совершенно другая картина.
Происходила постоянная ревизия законодательства вообще и гражданско-правовых норм - в частности. Существовавшее ещё с союзных времён «Положение об акционерных обществах» от 1990 г. действительно юридически разрешало прописывать в Уставе конкретного общества максимальное число акций, которые могли бы принадлежать одному акционеру. Но принятый в 1994 г. Гражданский кодекс РФ и изданный в соответствии с ним Закон «Об акционерных обществах» (1996 г.) поставили подобного рода ограничения вне российского правового поля. Предложенный этими нормативными правовыми актами механизм, разумеется, ставил определённые барьеры перед крупными акционерами, затруднял до известной степени выкуп ими контрольного акта акций, но не запрещал сам факт такого выкупа. Таким образом, уже к концу 1994 года предложенный редакциями механизм своего акционирования стал попросту противозаконным. Приводя свои Уставы в соответствие с принятыми новыми нормами, учредители были вынуждены избавиться от норм, запрещающих акционерам иметь больше акций, чем указано в Уставе. В противном случае акционерное общество было бы ликвидировано в судебном порядке, по иску Государственной налоговой службы. Однако ликвидация подобных уставных ограничений на деле открывала возможность контроля за газетными публикациями, ведь владелец контрольного пакета акций был способен навязать свою субъективную точку зрения редакции. Таким образом, попытка введения в действие этакого механизма «сдержек и противовесов», основанного на большом количестве акционеров, и примерно равных малых пакетов акций, им принадлежащих, провалилась. Но лишь «благодаря»законодательным изменениям. Может сложиться впечатление, что это и было камнем преткновения. Однако уже в самом начале идея акционирования СМИ явила свою бесперспективность в плане одновременного решения материальных затруднений и сохранения журналистской независимости.
Существовал еще ряд моментов, и одновременно - ряд диалектически вытекающих друг из друга причин и следствий, существование которых не было учтено «идеологами» акционирования СМИ:
Низкий уровень предлагаемых дивидендов. Доказанным и подробно описанным в соответствующей юридической литературе является тот факт, что рядовые акционеры (держатели, как правило, небольших пакетов акций) заинтересованы отнюдь не в тех полномочиях управленца, которые дает акция, а в гораздо большей степени в доходах, которые получила компания-эмитент. Оговоримся, что параллельно с процессом акционирования российской экономики, ведущих и вспомогательных предприятий (и СМИ - как хозяйствующих субъектов), протекал процесс создания всевозможных акционерных финансовых пирамид. Здесь предлагались баснословные (особенно по меркам развития мирового акционерного сектора экономики) дивиденды - например, АО «МММ» гарантировало повышение курса собственных акций на 400 рублей в неделю Сам термин «гарантированное повышение цен на акции» не имеет ничего общего с рыночной экономикой и с механизмами, которые действуют на фондовом рынке. Именно эти механизмы и регулируют цену (по биржевому - котировки) акций. Здесь мы имеем обычное действие спроса и предложения, а, стало быть, чтобы регулировать цену и гарантировать ее повышения, необходимо проводить некие спекулятивного характера операции, стимулировать интерес, или попросту - за счет компании проводить скупку акций на фондовом рынке, имитируя тем самым повышенный спрос и дефицит предложения. Все это, естественно, вызовет повышение цены, но долго такой механизм, как и любая другая афера, продолжаться не может. (в масштабе цен первой половины 1994 года), АО «Гермес-Союз» и АО «ТНК «Гермес»» - на 500 рублей в неделю (при том что номинал обыкновенных акций обеих корпораций составлял 10 тысяч рублей за одну акцию). Надо ли говорить, что даже с учетом угрожающе высоких темпов инфляции, характерных для Российской Федерации того времени, прибыли получались просто нереально огромными. Этот феномен, естественно, не нов в международной экономической, юридической и судебной практике, но для России первой половины 90-х годов «пирамиды» (расцвет их акционерной формы пришелся на 1993-1994 года, совпав, и совпав не случайно, с ваучерной эпопеей Правительства и дикой приватизацией практически всего народного достояния) были открытием. Низкий уровень юридической грамотности, практически полное отсутствие хоть какого-то понимания экономических и внутренних механизмов акционирования населением, явная (путем заявлений о том, что все в порядке, выдачи государственных, в том числе - валютных кредитов на стабилизацию) и скрытая (путем укрывания от законного расследования многих хищнических фактов) государственная поддержка вышеупомянутым преступным «акционерным обществам» - все это, в сущности, и предопределило падение Колосса «финансовых пирамид». Он просуществовал всего лишь около трех лет, но успел значительно подорвать веру населения в рыночную экономику, государство и акционерное будущее нашей промышленности. В период расцвета таких махинаций население, естественно, не могло знать тех недостатков складывающейся псевдоэкономической системы, о которых сегодня мы говорим как об очевидных. Все прельщались на посулы «разбогатеть за считанные дни».
На этом фоне всеобщей истерии предложения СМИ в смысле дивидендов выглядели не просто смешно, а скажем прямо - противоестественно. Чтобы сделать мысль более понятной и обоснованной, вернемся ненадолго к экономическому анализу деятельности, например, печатных СМИ (при этом не будем брать в расчет те издания, которые специализировались на рекламе, либо носили узкопрофильный или ведомственный характер). Почему именно печатных? Да хотя бы потому, что именно эти СМИ приватизировались в первую очередь, в то время как радио и телевидение государство отдать в частные руки не решилось (и, как оказалось в последствии, правильно сделало) и продолжало оказ0ывать им бюджетную поддержку. Основные статьи доходов СМИ - реклама (в газетах и журналах, обладающих «раскрученным» - т.е. широко известным и популярным у населения - брэндом, она приносит 60-70% доходной части каждого номера) и оставшаяся, а как видно - меньшая, часть покрывается за счет распространения номеров в розничной торговой сети и по подписке. Отметим также, что большинство изданий и сейчас, по прошествии почти десятилетия с момента описываемых событий, с трудом сводят концы с концами, имея зачастую задолженности и перед сотрудниками редакций, и перед коммунальными организациями и т.д., а у ж о размерах кризиса, который переживала пресса в те дни мы уже упоминали. На все это накладывался еще и негативный отпечаток политической неопределенности в стране, неуверенности в будущем, постоянным то затухающим, то возгорающимся вновь политическим и правительственным кризисом. Такая обстановка просто по определению не может привлечь значительных инвесторов и в куда более солидные предприятия, сулящие ощутимые прибыли. В общем, положение печатных СМИ было просто аховым и в ближайшей перспективе, что немаловажно, улучшаться особенно не собиралось. Какие дивиденды могли быть предложены в таких условиях? Очевидно, что не просто очень скромные, а прямо-таки нищенские. Особенно - при сопоставлении с предложениями той же «МММ». Более того, заранее сообщалось, что в первые 4-5 лет (именно такой срок прогнозировался до выхода печатных СМИ на самоокупаемость и даже прибыль6ность) вопрос о дивидендах в связи со сложнейшей экономической ситуацией и необходимостью ее скорейшего улучшения - вообще не стоит. Лучшей «антирекламы» начатому делу в глазах простых, потенциальных акционеров сложно даже представить! Естественно, что на практике акции не находили сбыта у той самой категории населения, на которую планировалось опереться - у «простых граждан».
Скупка акций самим журналистским коллективом. Этот феномен вызвало к жизни как раз то обстоятельство, что акции не пользовались спросом у мелких капиталодержателей. С одной стороны это было каким-никаким, но решением проблемы. Журналисты, как люди, работающие в самой редакции, не предъявляли особенно высоких требований к дивидендам, к скорости наступления периода их выплат. Здесь вступал в игру человеческий фактор, принцип «газетного патриотизма» в том смысле, что люди, столько лет проработавшие вместе, просто не могли представить своего существования вне газеты, вне сложившегося и устоявшегося творческого коллектива. Однако такое решение было лишь поверхностным, визуальным. Ведь и до начала акционирования большинство газет имело своими учредителями редакцию, а сложившаяся ситуация, когда непосредственные газетные работники выкупали акции - лишь переводила имеющие место отношения на юридически иной, отличный от первоначального, уровень. При этом журналисты, естественно, не могли (в силу объективных причин материального характера) и не имели права (в силу существовавших уставных ограничений) выкупить всю эмиссию акций. Получался замкнутый круг.
Крупные инвесторы и политическая лояльность СМИ. Давайте чуть более подробней обсудим, почему же акционирование СМИ пришло именно к такому своему завершению и было ли это логичным, вытекающим из существа проблемы, исходом? Всей своей предыдущей аргументацией я старался последовательно подвести читателя к той ситуации, с которой столкнулись наши СМИ (в первую очередь - печатные) в первые годы последнего десятилетия XX века. Сейчас я представлю эту ситуацию тезисно, обрисую самые общие (но - характерные для подавляющего большинства СМИ) проблемы. Итак, список основных трудностей таков:
С ликвидацией КПСС партийные и околопартийные (имеются ввиду - пионерские, комсомольские) газеты потеряли мощный источник финансирования, который на протяжении нескольких десятилетий брал на себя львиную долю расходов;
Отсутствие четко ограниченного и регламентированного правового поля, норм, регулирующих новые явления на информационно рынке, вообще в сфере гражданских и даже конституционных правоотношений вкупе с юридической безграмотностью породили множество трудных и проблемных случаев, связанных, в большей степени, с интеллектуальной собственностью Как, например, дело о газете «Известия», когда фактически государственной издание попытались присвоить себе журналисты: коллектив редакции, используя материальную базу издания «Известия Совета народных депутатов СССР» и его брэнд (фактически - торговую марку, хотя в том законодательстве представления и о первом и о втором были развиты очень слабо) и аргументируя свои действия ликвидацией указанного государственного органа, прекратившего сове существование вместе с государством, которое он представлял - СССР, учредил частную независимую газету «Известия». При этом были грубо нарушены права на имущество и брэнд правопреемника Совета народных депутатов СССР - Совета народных депутатов РСФСР. (См. «Вестник Конституционного Суда Российской Федерации», №2-3, 1994 г: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации №10-П от 19 мая 1993 года.);
Неумение работать на информационном рынке в условиях нарождающейся конкуренции среди изданий ввиду полного отсутствия понятия среди редакторов о таковом;
Развал Союза ССР как единого государства повлек за собой разрушение сложившихся за фактически несколько веков (считая со времен Российской Империи) экономических связей, основанных на специализации регионов. Распалась и единая система СМИ, единые институты подписки, распространения в розничной торговой сети, изготовление на месте (в регионах) и т.д. иными словами - значительно сузился (в первые 2-3 года - до пределов исключительно границ РФ) рынок сбыта изданий;
Отсутствие идеологического контроля и всякой цензуры привело к сильному «пожелтению» ряда некогда влиятельных СМИ и к падению их авторитета;
Значительное сокращение тиражности стало, по сути, массовым явлением;
Распад коснулся и журналистских коллективов - многие профессионалы вынуждены были искать другие места работы, а ведь любой коллектив - это больше чем простая механическая сумма составляющих его индивидов, это качественно новое образование, которое формируется отнюдь не за несколько месяцев и даже лет.
Если присовокупить ко всему этому еще и низкий уровень жизни в целом по стране, то становится понятно, что концепция «акционирования СМИ» и превращения их в общества со значительным распылением акций (а только при такой ситуации могли сложиться условия, при которых редакция реально была бы независима от навязывания точек зрения своих акционеров) в самой своей сути была неисполнима.
Сразу же столкнувшись с проблемой отсутствия спроса на низкодивидендные, а потому - малопривлекательные для рядовых граждан акции, общества были в итоге обречены пойти по пути продажи значительных пакетов крупным инвесторам. Только такой, вновь складывающийся капитал, мог позволить себе приобретение заведомо бесперспективных в ближайшем будущем акций. Потому что понимал, что ценность «карманного» издания (особенно - общероссийского масштаба) определяется совсем не процентной ставкой дивидендов по акциям, а - реальным политическим влиянием, которое может обеспечить СМИ.
Круг замкнулся. Попытка уйти от идеологического закабаления через механизмы акционирования в тех исторически сложившихся условиях не могла быть и не стала успешной. Став перед выбором: «независимость» или «существование» большинство газет и прочих СМИ выбрали второе. Были, разумеется, исключения: например, известная «Независимая газета», которые существовала лишь на собственные средства, но, во-первых, это издание было очень молодым (основано лишь в конце 80-х годов
XX столетия), во-вторых, объем его корреспондентских работ редко выходил за границы даже не то что МКАД, а и - Кремля, и, в-третьих, газета эта обанкротилась к концу 1994 года, просуществовав столь «длительный» срок на энтузиазме своих работников в большей степени, чем на их материальной заинтересованности. Причем после ликвидации (учредители газеты принципиально не хотели договариваться с кредиторами о реструктуризации задолженности путем акционирования и привлечения внешних инвестиций) брэнд «Независимой газеты» был куплен одной из крупнейших российских «полугосударственных» корпораций. То есть, фактически произошло то же самое, что и с другими изданиями.
Итак, подводя итог под первой - «историко-теоретической» частью нашей работы, скажем, что неизбежность акц и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.