На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Правовое основание для всех дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела. Гарантия защиты личности от необоснованного применения мер уголовно-процессуального принуждения. Уголовное судопроизводство.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Правоведение. Добавлен: 18.09.2006. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Проблемы стадии возбуждения уголовного дела
Принятие в 2001 г. УПК РФ не только не разрешило всех проблем стадии возбуждения уголовного дела, но и добавило новые. Некоторые ученые-процессуалисты вновь стали ставить вопрос об устранении стадии возбуждения уголовного процесса из уголовного судопроизводства России . Так, по мнению Ю.В. Деришева, в стадии возбуждения уголовного дела осуществляется административное производство "по проверке фактов, схожих по объективной стороне с правонарушениями... возникновение уголовно-процессуальных отношений... до появления преступления - это и есть незаконное и необоснованное ограничение прав личности, а также проявление "процессуальной расточительности" . В связи с этим уместно вспомнить позицию М.С. Строговича, который видел основное процессуальное значение этой стадии в том, что "возбуждение уголовного дела - правовое основание для всех дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела" .
Как правильно отмечает В.Н. Григорьев, "в России уже более века существует система уголовного судопроизводства, в которой традиционно выделяется стадия возбуждения уголовного дела как одна из важных гарантий защиты личности от необоснованного применения мер уголовно-процессуального принуждения" .
Рассматриваемая стадия уголовного процесса включает в себя процессуальную деятельность по рассмотрению и разрешению ряда вопросов, необходимых для принятия законного и обоснованного решения по заявлению или сообщению о преступлении. В процессуальной литературе в связи с этим справедливо указывается, что "содержание этой деятельности состоит в обнаружении преступлений и их пресечении, в закреплении следов преступления, в рассмотрении заявлений и сообщений о совершенных преступлениях и... в их проверке" .
Возбуждение уголовного дела как самостоятельная стадия уголовного процесса имеет свои конкретные цели. К этим целям В.С. Зеленецкий относит: констатацию совершения преступления и реальное наличие негативных уголовно-правовых отношений; создание условий для раскрытия преступлений; обеспечение реализации уголовной ответственности лица, совершившего преступление; уголовное преследование преступника; обеспечение защиты прав и законных интересов потерпевшего; реабилитацию невиновного в совершении преступления лица; восстановление нарушенного преступлением режима законности в конкретном регионе страны; возбуждение дознания или предварительного следствия, создание условий, обеспечивающих всесторонность, полноту и объективность расследования, достижение истины .
В связи с этим трудно согласиться с Ю.В. Деришевым в том, что деятельность в стадии возбуждения уголовного дела носит административный характер .
На наш взгляд, правильно пишет В.П. Божьев, "что до возбуждения дела должностное лицо, получив сообщение, обязано в определенный срок решить вопрос о возбуждении дела; заявитель вправе обжаловать принятое решение, а прокурор обязан своевременно рассмотреть эту жалобу и т.п. До возбуждения дела представитель власти может провести проверочные действия в течение установленного законом срока, и то и другое происходит в рамках уголовно-процессуальных правоотношений" .
Если принять другую позицию, то лишаются смысла все требования уголовно-процессуального закона, регулирующие деятельность в рамках начального этапа процесса. И, как правильно указывал Н.П. Кузнецов, "мы неизбежно придем к выводу, что стадия возбуждения уголовного дела, по существу, находится за рамками уголовного процесса, поскольку в ней якобы отсутствуют уголовно-процессуальные отношения, не осуществляется уголовно-процессуальная деятельность" .
В чем же состоит значение стадии возбуждения уголовного процесса? Мы видим значение этой стадии в том, что она обеспечивает законность и обоснованность возбуждения уголовного дела, защищает права и законные интересы граждан, которые в случаях необоснованного возбуждения уголовного дела могли бы оказаться нарушенными, так как ряд граждан оказались бы неизбежно необоснованно втянутыми в процедуры расследования преступления. Стадия возбуждения уголовного дела также ограждает дознавателя и следователя от расследования по уголовным делам, не имеющим никакой судебной перспективы, что отвлекало бы их, как и весь следственный аппарат, от расследования действительно опасных и тяжких преступлений.
Таким образом, можно сделать вывод, что стадия возбуждения уголовного дела играет важную роль и служит тому, чтобы все решения о возбуждении уголовного дела были законными и обоснованными, в связи с этим мы не видим разумных аргументов для ее устранения из уголовного судопроизводства России.
Существуют определенные проблемы, связанные с проверкой заявлений и сообщений о совершенном преступлении. Анализ норм ст. 144 УПК РФ, определяющих порядок проверки сообщения о преступлении, в настоящее время позволяет отнести к числу проверочных действий следующие: принятие и составление протокола о сообщении о преступлении; требование производства документальных проверок, ревизий и привлечение к участию в них специалистов; истребование имеющихся в распоряжении средств массовой информации документов и материалов, подтверждающих сообщение о преступлении, и данных о лице, предоставившем указанную информацию.
На следственной практике предварительная проверка обычно включает в себя не только указанные выше процессуальные действия, но и некоторые другие. Например, часто проводятся контрольные закупки товаров, оперативно-розыскные действия, получение образцов, ведомственная проверка и ведомственная экспертиза, опросы граждан и должностных лиц, ознакомление с обстановкой на месте, обследования, изучение документов, исследование (направление на исследование), изъятие предметов и документов, судебно-медицинское освидетельствование и др.
Учитывая ограниченные рамки статьи, более подробно остановимся на таком средстве проверки, как получение объяснения от граждан и должностных лиц. Как известно, в ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР указывалось на возможность при проверке сообщения о преступлении получения объяснения от граждан и должностных лиц. При этом законодатель не регламентировал порядок производства названного процессуального действия. На следственной практике широко использовалось получение объяснений в ходе доказательственной деятельности первоначального этапа уголовного процесса. Сегодня многие практические работники высказываются за восстановление этого способа проверки сообщения о преступлении в действующем УПК РФ.
Однако некоторые авторы возражают против практики получения объяснений от граждан и должностных лиц в ходе предварительной проверки сообщения о преступлении. Так, например, М.С. Шалумов пишет: "Какие бы заявления ни делал или объяснения ни давал гражданин до возбуждения уголовного дела, они не приобретают статуса допустимого доказательства, поскольку не заменяют показаний, полученных на допросе" .
С этой позицией автора нам трудно согласиться. С одной стороны, действительно, объяснение лица - это не протокол допроса. Никто с этим и не спорит. Просто объяснение гражданина и должностного лица, данное им дознавателю, следователю или прокурору в ходе предварительной проверки сообщения о преступлении, представляет собой другой вид доказательств - это иные документы, предусмотренные ст. 84 УПК РФ. В ч. 1 названной статьи УПК РФ указывается, что иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ. Заметим, что эта обоснованная позиция уже давно была высказана В.Т. Томиным .
Действующий УПК РФ не предоставил дознавателю, следователю, прокурору в стадии возбуждения уголовного дела права получать объяснения. Такое решение законодателя нельзя признать обоснованным. В ряде случаев без получения объяснений не представляется возможным решить вопрос о наличии или отсутствии в проверяемом событии признаков преступления. Поэтому в УПК РФ следует внести дополнения и предоставить право соответствующим должностным лицам при предварительной проверке сообщения о преступлении получать объяснения как от граждан, так и от должностных лиц.
При проверке сообщений о преступлении нередко возникает необходимость в разрешении ряда вопросов, требующих специальных познаний. С этих позиций отвечают потребностям следственной практики внесенные законодателем дополнения в ст. 74 и 80 УПК РФ. Законодатель расширил перечень доказательств новыми видами доказательств - заключением и показаниями специалиста. В ст. 80 УПК РФ заключение специалиста определяется как "представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами" . Эта новелла законодателя сразу же поставила перед учеными и практическими работниками правоохранительных органов ряд вопросов, ответы на которые нельзя найти во вновь принятом Законе. Например, что собой представляет заключение специалиста как новый вид доказательств и чем оно отличается от заключения эксперта, каков порядок истребования и представления заключения специалиста, как может быть заключение специалиста использовано в доказывании вообще и в стадии возбуждения уголовного дела в частности?
Одни авторы увидели в возможности истребования заключения специалиста расширение возможностей следователя и дознавателя по собиранию доказательств, в том числе и в стадии возбуждения уголовного дела . Другие ученые-процессуалисты и практические работники высказали свои сомнения относительно доказательственной ценности такого нового вида доказательств, как заключение и показания специалиста .
Наиболее серьезной критике заключение специалиста подверг В.П. Божьев, который указывает, что законодатель не соблюдает требований допустимости доказательства; что вместо сведений о фактах, с помощью которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для дела, предлагается считать доказательством суждение лица, обладающего специальными познаниями, по вопросам, поставленным сторонами; что круг лиц, наделенных полномочиями по собиранию указанных сведений (ст. 80 УПК РФ), не соответствует тому, который дан в основополагающих правилах доказывания (ч. 1 ст. 74, ч. 1 ст. 86 УПК РФ); что вопреки предусмотренному законом (ч. 1 ст. 74 УПК РФ) правилу о собирании и проверке доказательств только в установленном порядке новые положения (ч. 3 и 4 ст. 80 УПК РФ) выводят действия сторон за рамки этих общих правил. Далее В.П. Божьев приходит к выводу, что заключение специалиста не отвечает требованиям не только допустимости доказательств, но и относимости. Он также полагает, что в заключении специалиста заинтересована сторона защиты .
Не разделяя мнения указанной группы авторов о доказательственном значении заключения специалиста, согласимся с тем, что законодатель сам дал достаточный повод для такого рода спорных суждений, так как нормы УПК РФ о заключении и показаниях специалиста сформулированы явно неудовлетворительно и оставляют возможность для их различного толкования.
Так, например, УПК РФ не регламентирует процессуальный порядок истребования заключения специалиста, новый Закон не указывает, чем же заключение специалиста отличается от заключения эксперта, не содержит указаний также на форму и содержание заключения специалиста. Это обстоятельство не способствует правильному пониманию сущности нового вида доказательств - заключения специалиста, что будет серьезным препятствием для эффективного применения этого вида доказательств на следственной и судебной практике.
Однако в целом, по нашему мнению, рассматриваемую новеллу следует оценить положительно. В уголовном судопроизводстве России появился еще один вид доказательства, что расширяет возможности органов дознания, дознавателя, следователя и прокурора в доказывании по уголовному делу, в том числе и в стадии возбуждения уголовного дела. Именно в стадии возбуждения уголовного дела заключение специалиста может помочь следователю и дознавателю получить "быстрые доказательства", основанные на использовании специальных познаний.
Таким образом, на наш взгляд, в числе процессуальных средств проверки сообщения о совершенном или готовящемся преступлении в УПК РФ должны быть указаны следующие действия: принятие и составление протокола о сообщении о преступлении; получение объяснений от граждан и должностных лиц; истребование необходимых предметов и документов; принятие представленных предметов и документов; требование производства документальных, ведомственных и контрольных проверок, ревизий и привлечение к участию в них специалистов; истребование заключения специалиста; а также производство следующих следственных действий, разрешенных производством в стадии возбуждения уголовного дела, - осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение и производство судебной экспертизы.
Как известно, УПК РФ существенно изменил процессуальный порядок возбуждения уголовного дела, которое теперь может быть возбуждено только с согласия прокурора. При этом сразу же неизбежно возникает один важный процессуальный вопрос: с какого момента следует считать уголовное дело возбужденным - с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела дознавателем или следователем или с момента получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела?
А.П. Рыжаков полагает, что после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела дознавателем или следователем уже появляется уголовное дело . Другие авторы считают, что уголовное дело появляется тогда, когда прокурор дал на это свое согласие и подписал постановление следователя или дознавателя о возбуждении уголовного дела Следует считать, что по действующему УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела, принимаемое органом дознания, дознавателем и следователем, приобретает правовое значение лишь после получения согласия на это прокурора. В связи с этим нам представляется обоснованным предложение С.Г. Бандурина, который предлагает в целях правильного толкования нормы ст. 146 УПК РФ внести в нее дополнение, указав, что уголовное дело считается возбужденным с момента дачи согласия прокурором . После вынесения такого постановления органы дознания, дознаватель и следователь незамедлительно направляют его прокурору с обязательным приложением материалов проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего, - В связи с этим А. Власов справедливо указывает, что УПК РФ не устанавливает, какой период времени должен пройти с момента вынесения постановления о возбуждении дела следователем до получения согласия на это прокурора. Предложенный же законодателем термин "незамедлительно" является оценочным и не дает четкого ответа .
Появление в УПК РФ нового процессуального порядка возбуждения уголовного дела только с согласия прокурора оказалось неожиданным как для ученых, так и практических работников правоохранительных органов. Дело в том, что в науке уголовного процесса никто и никогда не ставил вопрос о таком процессуальном порядке возбуждения уголовного дела. Как стало известно, во время принятия нового УПК РФ именно "Генеральная прокуратура РФ, настаивавшая на этой норме... доказывала, что сложностей в применении понятия "незамедлительно" не будет" .
Анализируемое законодательное нововведение сразу же вызвало в литературе оживленную дискуссию. Так, одни усматривают в нем позитивное начало, утверждая, что оно не лишает следователя права на это процессуальное решение, а только лишь изменяет порядок его принятия , являясь "эффективным препятствием на пути незаконного или необоснованного... решения" , дающим "возможность пресечь нарушения закона в самом зародыше" .
Другие авторы, наоборот, негативно оценивают анализируемую новеллу, указывая, что она является процессуальным препятствием для своевременного возбуждения уголовного дела, производства неотложных следственных действий, активного собирания доказательств по делу и раскрытия преступления .
На наш взгляд, рассматриваемая норма служит серьезным препятствием для своевременного проведения следователем и дознавателем неотложных следственных действий, от быстроты и качества производства которых во многом зависит раскрытие преступления.
Практические работники, выехавшие на место происшествия, теперь поставлены в трудное положение. Следователь вынужден ограничиваться проведением только осмотра места происшествия, затем он должен обращаться к прокурору за согласием на возбуждение уголовного дела, и только после получения такого согласия он получает право проводить все другие следственные действия. Без согласия прокурора проведение следственных действий будет незаконным, и все обнаруженные при этом доказательства должны будут быть признаны в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ недопустимыми.
Если же следователь на месте происшествия вынесет постановление о возбуждении уголовного дела и произведет все необходимые первоначальные следственные действия - задержание, допросы, обыски и др., рассчитывая на то, что в последующем, но уже неизбежно задним числом прокурор все же даст свое согласие на возбуждение уголовного дела, то в этом случае он рискует тем, что если прокурор не даст своего согласия на возбуждение уголовного дела, то тогда следователь может быть обвинен в нарушении уголовно-процессуального закона, а все собранные им доказательства в дальнейшем могут быть признаны недопустимыми.
Таким образом, непродуманная новелла нередко толкает и прокурора, и следователя, и дознавателя на нарушение закона. И единственно верный выход из сложившейся противоречивой ситуации - упразднить процессуальный порядок возбуждения уголовного дела с согласия прокурора и предоставить органу дознания, дознавателю и следователю право самостоятельно принимать такое решение. Одновременно закон должен обязать соответствующих должностных лиц немедленно направлять прокурору копию соответствующего постановления о возбуждении уголовного дела, в связи с чем следует внести соответствующие изменения в нормы ч. 4 ст. 146 УПК РФ.
Законодателю следует использовать опыт применения норм ч. 3 ст. 112 УПК РСФСР, закреплявших возможность осуществления последующего прокурорского надзора за законностью и обоснованностью решения следователя о возбуждении уголовного дела, не тормозящего процесс расследования и не сдерживающего следователя в собирании доказательств по делу.
Еще одной новеллой УПК РФ 2001 г. является возможность возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. Так, п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ предусматривает, что подозреваемым является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленным гл. 20 настоящего Кодекса. Эта глава совместно с гл. 19 УПК РФ регламентирует основания и порядок возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве. Однако в указанных главах никаких дополнительных указаний об основаниях и процессуальном порядке возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица не содержится. Это обстоятельство на следственной практике порождает ряд вопросов, которые мы попытаемся разрешить.
Когда в 2001 г. был принят новый УПК РФ, в котором законодатель впервые указал на принципиальную возможность возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, то многие ученые-процессуалисты и практические работники правоохранительных органов положительно оценили эту новеллу. В связи с этим правильно заметил К.В. Муравьев, что "в современном законодательстве возбуждению дела в отношении лица впервые придается самостоятельное значение" .
При возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица возникает один важный вопрос: если для возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления достаточно такого общего основания, указанного в законе, как "наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления", то достаточно ли этих же данных для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица?
Этот вопрос остро стоит в связи с тем, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица это лицо в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ сразу ставится в положение подозреваемого. Естественно, что это обстоятельство существенным образом задевает конституционные права и законные интересы этого лица.
Как правильно по этому поводу писал М.С. Строгович, "чтобы поставить человека в положение подозреваемого по уголовному делу, нужны объективные данные, улики, указывающие на определенное лицо как совершителя преступления. Для этого мало, чтобы у следователя или производящего дознания просто возникло подозрение о том, что лицо совершило преступление, так как само по себе подозрение имеет субъективный характер. Необходимы объективные данные, уличающие доказательства, хотя и недостаточные для предъявления обвинения" .
Поэтому при принятии решения о возбуждении уголовного дела в отношении ко и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.