На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Оценка современной российской государственной службы. Предпосылки ее реформирования. Сущность и принципы реформирования государственной службы. Социальные аспекты реформирования государственной службы: зарубежный опыт и Россия.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 10.01.2004. Сдан: 2004. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2

ПОВОЛЖСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

КУРСОВАЯ РАБОТА
по специализации
"Государственная служба"
на тему:


Реформирование российской государственной службы

Выполнил:
студент з/о
** группы 6 курса
спец. 0610
***************

САРАТОВ 2000 г.
СОДЕРЖАНИЕ

Введение. ……………………………………………………………3
1. Оценка современной российской
государственной службы.
Предпосылки ее реформирования. ……………………….5
2. Сущность и принципы реформирования
государственной службы. …………………………………..13

3. Социальные аспекты реформирования
государственной службы: зарубежный опыт
и Россия. …………………………………………………………20

Заключение. ………………………………………………………...27
Список литературы. ………………………………………………28
Введение
Слово "служба" имеет много значений. Под службой понимается и вид дея-тельности людей, и ведомственное подразделение (служба уголовного розыска МВД и др.), и самостоятельное ведомство (федеральная служба внешней разведки, федеральная налоговая служба). Мы будем рассматривать службу как один из ви-дов платной общественно полезной деятельности, которая состоит в управлении, его обслуживании (делопроизводственном, техническом и др.) или социально-культурном обслуживании людей. Служащий - это гражданин, занимающий долж-ность в какой-либо организации и за вознаграждение осуществляющий управлен-ческую деятельность, либо социально-культурное обслуживание (врач, учитель, библиотекарь, инспектор, начальник цеха и т.д.). Все служащие - это профессио-налы управления, социально-культурного обслуживания.
Гоголь считал, что Россию погубят дороги и дураки. В современной России не-сколько иное представление о причинах наших бед. В частно-сти, мы считаем, что перспективам формирования в нашей стране правового государства и граждан-ского общества серьез-но угрожают две крайне опасные деструктивные установки: неверие в право и почти иррациональные нелюбовь и недове-рие к чиновничеству. Установки эти присущи не только наше-му массовому, но, увы, также немалой части и "просвещенно-го" сознания. Разумеется, обе они имеют мощные и вполне объективные исторические корни и к тому же постоянно под-крепляются наблю-даемой практикой нашей государственной жизни и общения рядового гражданина с государственной ма-шиной. Однако от этого не легче. Если нашей целью является не просто тотальная критика былого и сущего, а стремление выскочить наконец из беличьего колеса "печальной и много-терпеливой истории" России и создать дос-тойное великого на-рода общественное устройство, то такая позиция мало помо-гает. Но для того чтобы отношение к праву и государству из-менилось, нужно, чтобы само оно тоже менялось. Известно высказывание Отто Бисмарка о том, что «с пло-хими законами и хорошими чинов-никами управление еще возможно, но с пло-хими чиновниками не помогут никакие за-коны».
В ст. 3 Закона об основах государственной службы содержит-ся такое опре-деление: «Государственным служащим является граж-данин Российской Федера-ции, исполняющий в порядке, установлен-ном Федеральным законом, обязанности по государственной долж-ности государственной службы за денежное вознаграж-дение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации».
Государственный служащий занимает государственную долж-ность и в уста-новленном порядке использует соответствующие права, реализует должностные полномочия, выполняет государственные функ-ции.
Содержанием государственной службы является обес-печение исполнения полномочий государственных органов, оборона страны, охрана правопорядка. Го-сударственные служащие выполня-ют государственные функции. Необходимо от-метить, что государ-ственную службу закон связывает с исполнением полномочий, а зна-чит, с осуществлением исполнительной власти.
Задачи, стоящие перед государством, решаются именно государственной службой. В своей работе госслужащие используют определенные техничес-кие средства, но в основном их достижения, эффективность деятель-ности всего аппа-рата, зависят от организации труда, умения, добросо-вестности, активности служа-щих.
В этой курсовой работе мы обращаемся к одной из самых насущных про-блем современной России - реформированию государственной службы, к концеп-ции модернизации нашего государственного аппарата и, главным образом, к кад-ровому аспекту этой про-блемы. При этом под кадровой политикой понимается сис-тема принципов и проводимых на их основе мероприятий, которые призваны обес-печить подготовку и селекцию кандидатов на должности в госаппарате, комплек-тование аппарата, вторич-ную селекцию, продвижение, переподготовку, стимули-рова-ние, гарантии и ответственность работников, а также их осво-бождение от ра-боты.
1. Оценка современной российской государственной службы.
Предпосылки ее реформирования

Современный российский государственный аппарат лишь ус-ловно можно рассматривать в отрыве от его прямых предшест-венников - аппарата Российской империи и Советского Сою-за. Причем степень преемственности в ряде аспектов не просто велика - она больше, нежели даже аналогичная преемствен-ность в общест-вах, не переживавших в нынешнем веке соци-ально-политических катаклизмов, по-добных нашим. И, пожа-луй, интегрирующая российских чиновников всех времен чер-та состоит в том, что как нынешнее наше чиновничество, так и его предшест-венники "не дотягивают" до бюрократии в классическом, веберовском значении этого слова. Для этого его действия (во всяком случае, в советские времена) были че-ресчур уж тесно переплетены с политикой и, с другой стороны, недостаточно обезличены и связаны нормами закона. Самим же чиновникам сплошь и рядом не хватало и не хватает бес-пристрастности, да и просто компетентности в осуществ-лении своих полномочий, поскольку они, в отличие от веберовских бюрократов, отбирались и продвигались на основе не столько профессиональных достоинств, сколько "политических ка-честв" и (или) протекции.
Помимо других своих ролей чиновничество в советское время выполняло роль мальчика для битья: политики любили демонстративно покритиковать неуме-лых или своекорыстных бюрократов, дабы дистанцироваться от непопулярных мер и продемонстрировать столь несложным способом свою "соли-дарность с народом". Между тем роль госаппарата в пери-оды, подобные нынешним, чрезвычайно важна и интересна. Да и вообще проблема роли чиновничества в эпоху политиче-ской трансформации - одна из ключевых, но, как можно ви-деть и из истории, и из со-временных попыток политических преобразований, универсального алгоритма ее решения до сих пор не найдено, а может быть, и вообще не существует.
Проанализируем степень персональной преемственности между номенкла-турой нынешней - "демократической" и прежней - "коммунистической". Так вот, по данным социо-лога О. Крыштановской, в 1995 г. в правительственных струк-ту-рах 75%, а в бизнесе 61% были выходцами из старой совет-ской номенклатуры Крыштановская О. Финансовая олигархия в России//Известия. - 1996. - 10 янв.. При этом больше половины из них попали в номенклатуру даже не при Горбачеве, а еще раньше - при Брежневе Савватеева И. О тех, кто нами правит//Известия. - 1995.. Одни эти цифры ставят большой вопросительный знак над официальным тезисом о демократи-ческой революции и дают косвенное, но достаточно убеди-тельное подтверждение концепции Е. Гайдара о происшедшей "номенклатурной приватизации государства". Он писал, в ча-стности: "Коммуни-стическая олигархия сама стала могильщи-ком своего строя, впрочем, могильщиком расчетливым и ко-рыстным, надеющимся обогатиться на собственных похоро-нах, точнее, превратить похороны своего строя в свое освобо-ждение от него и рождение нового... тоже номенклатурного строя". Собственно, так и произошло: "...именно номенк-латура (и ее "дочерние отряды" вроде так называемого комсо-мольского бизнеса) прежде других обогатилась в ходе раздела собственности" Крыштановская О. Указ соч.. Однако во-прос о цене, которую общество так или иначе платит за разные варианты проведе-ния реформ, выходит за пределы нашей темы. Мы же можем констатиро-вать нали-чие социальной страты номенклатурных "мутантов", ценой определенных самоиз-менений, прежде всего внешних и вербальных, успешно переживших политические перемены и, более того, укрепивших благодаря им свое положение.
Для сохранения выгодного бюрократической элите status quo за фасадом якобы радикальных политических перемен требовалось выполнение по меньшей мере двух условий в рам-ках прежних "правил игры": первое - "пастырской страте-гии власти", второе - максимально возможной персональной и духовной преемст-венности элиты. Как теперь понятно, в но-менклатуру лишь для виду и "строго по пропускам" было до-пущено некоторое число "пришельцев", в том числе и из де-мо-кратов, причем "пропуска" выдавала прежняя номенклату-ра. Сами же "пришельцы" с течением времени либо достаточ-но быстро восприняли правила корпоративного поведения, либо были выдавлены из системы, в том числе из-за действи-тельного недостатка профессиональной подготовки, но, разу-меется, не только и не столько из-за этого.
В целом наша административная система стала работать хуже, ибо, сохранив почти все свои прежние недостатки, приобрела и новые. Наиболее очевидный из них - снижение уровня про-фессионализма. Оно вызвано тем, что наиболее квали-фицированные и способные аппаратчики покинули государственную службу, в ос-новном переместившись в коммерческие структу-ры. Другое, более глубоко лежа-щее изменение вызвано, как это ни шокирующе звучит для настроенных по демо-кратиче-скому камертону ушей, исчезновением прежнего партийного "хозяина", который, пусть из соображений, далеких от под-линных общественных интересов, но все же достаточно жест-ко контролировал деятельность аппарата. Иначе говоря, аппа-рат служил, хотя и с ленцой и небескорыстно, не забывая о своих нуждах, сво-ему партийному боссу. Теперь же прежний босс исчез, а служить обществу, как это, собственно, и долж-но быть, аппарат никто всерьез и не пытается научить. Борь-ба больше идет не за перестройку аппарата, а за роль его но-вого хозяина. В этих условиях, естественно, повысился уровень самостоятельности аппарата: ос-вободившись от роли "слуги", он без шума, но весьма эффективно отвоевывает себе роль хо-зяина общества. Гигантски возрос и размах аппаратной кор-рупции, ставшей почти нормой поведения.
К тому же перестал действовать прежний неформальный "кодекс админист-ративной морали". Разумеется, он был плох и нес с собой массу человеческих и ор-ганизационных издер-жек. В частности, партийно-номенклатурные правила отбора и продвижения отнюдь не способствовали продвижению лучших кадров, а, напро-тив, отсекали независимо мыслящих, талант-ливых и настроенных на перемены ад-министраторов. Но все же нормы этого кодекса как-то сдерживали разгул бюро-крати-ческой безнаказанности. На смену же им пришел не новый, более совершен-ный кодекс, а почти полный моральный ваку-ум, или, как любят повторять наши усвоившие уголовный жаргон политики и журналисты, "беспредел".
Само по себе стремление аппарата подчинить себе политику под флагом борьбы за независимость от произвола политиков характерно отнюдь не только для России, но имеет и некото-рую российскую специфику. Как и на Западе, наша бю-рокра-тия стремится получить максимальное информационное преи-мущество, а также убедить общество и политиков в незамени-мости своей компетентности. Еще М. Вебер отметил, что мо-нополия на роль профессиональных экспертов - основа бю-рократической власти. Отсюда и стремление к засекречиванию всего и вся. Од-нако в некоторых странах, например в США, этому стремлению существуют про-тивовесы в виде как высо-кого профессионального уровня самих политиков, кото-рых совсем не просто "водить за нос", так и возможности привле-чения независи-мых экспертов из частного сектора. У нас же и разрыв между профессиональной компетентностью политика и администратора, как правило, очень велик в пользу послед-него, и возможностей для независимого достоверного анализа гораздо меньше. Потому наши политики часто становятся за-ложниками информации и ана-лиза, исходящих даже от не слишком квалифицированных чиновников.
В 1995 г. порыв наших бюрократов к независимости своей корпорации по-лучил наконец юридическое оформление в виде Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации". Этот образец "корпоративного ус-тава" содержит, пожалуй, беспрецедентную для современных государств систему бюрократических чинов в трех измерениях: категории, группы, разряды. (Право, есть нечто символическое в этой трехмерности, ибо, как известно, мир тоже трех-мерен, а бюрократия, стало быть, претендует быть неким "параллель-ным" миром.) Категорий три - "А", "Б" и "В"; групп пять, называются они "высшие...", "глав-ные...", "ведущие...", "стар-шие..." и "младшие государственные должности государ-ствен-ной службы", причем нумерация идет вверх по должностной лестнице; разря-дов пятнадцать - "действительный государст-венный советник РФ 1, 2 и 3-го класса", "государственный со-ветник РФ 1, 2 и 3-го класса", "советник РФ 1, 2 и 3-го клас-са", "советник государственной службы 1, 2 и 3-го класса" и, наконец, "ре-ферент государственной службы 1, 2 и 3-го клас-са". Каждый "этаж" разрядов пол-ностью соответствует определенному "этажу" должностей, так что рационального смысла в этом "третьем измерении" вроде бы не слишком много, кроме, разуме-ется, "бюрократи-ческой эстетики", превыше всего чтящей единообразие, регу-ляр-ность и "похожесть на военных". Да и в самих названиях "титулов" и должностей больше всего безвкусного бюрократи-ческого тщеславия, сознания "избранности приобщенных" к государственной машине. Авторы Закона в этой части по суще-ству возрождают дух XVIII столетия, умудрившись, однако, пе-рещеголять даже Петра I с его тягой к казарменной унификации всего и вся. Не хватает лишь мун-диров для чиновников. Во всяком случае, эта сетка чинов открывает гигантское поле "важной государственной работы" и возможностей потешить бюрократиче-ское тщеславие многочисленных кадровиков и их начальников. Причем происхо-дит это во времена, когда другие общества, даже такие традиционно стратифици-рованные, как Великобритания, стремятся преодолеть это наследие иерархи-ческого феодального общества. Мы же возрождаем институты, ставшие анахронизмом еще в XIX веке.
Разумеется, Закон содержит и целый ряд норм, действитель-но способствую-щих формированию общественно необходимого статуса современной гражданской службы: введение квалифи-кационных экзаменов, аттестаций и конкурсов на заме-щение вакантных должностей, ограничения, связанные со статусом го-сударствен-ного служащего, гарантии и привилегии служащих... Однако в целом все же, по моему мнению, в духе Закона пре-обладает не "merit system", т.е. принцип оценки и продвижения служащих на основе их заслуг и достоинств, являющийся осно-вой современной государственной службы в развитых странах и даже вошедший в ее формальное определение, а желание соз-дать режим воспроизводства и защиты чи-новничьей касты.
Другим и, возможно, самым эффективным способом институционализации нашей бюрократией своего особого стату-са стало использование "смутного" пере-ходного времени для приобретения наряду с фактическим и юридического контро-ля над гигантскими ломтями госсобственности. Оно шло не-сколькими путями - через формальное закрытое акциониро-вание как предприятий, так и таких гранди-озных государст-венных монополий, как, например, "Газпром"; через привати-зацию особо лакомых кусков государственного "пирога"; че-рез такие трудноуловимые комбинации, в результате которых, с одной стороны, как бы на пустом месте вне-запно возникли миллиардные состояния, а с другой - целые сегменты нацио-наль-ного достояния (как, например, пресловутые "деньги КПСС") просто растворились в воздухе. О. Крыштановская в упомянутой статье частично описывает механику последнего рода трансформаций через образование так называемого клас-са упол-номоченных, т.е. главным образом людей, формально вроде бы не связанных с но-менклатурой, но на деле являв-шихся как бы ее доверенными лицами - "трастовыми агента-ми". Е. Гайдар и другие авторы называют происшедшее "кон-вертированием власти в собственность" или попросту "прива-тизацией государства".
Иными словами, можно сказать, что при исчезновении прежнего партийного "хозяина" произошло "присвоение" го-сударства бюрократией. Парадоксальным об-разом у нас реали-зовалась Марксова оценка прусского государства как "частной собственности бюрократии".
Разумеется, сказанное выше не следует понимать как выдви-жение "коллек-тивного обвинения" против всех работников госаппарата. В нем есть немало чест-ных и даже самоотвержен-ных администраторов, а также просто "рабочих лоша-док", да-леких от всего этого передела собственности. Речь идет о со-циальном смысле событий. А кто за сценой управлял этим процессом и в какой мере он явля-ется криминальным, не бу-дем сейчас судить. Как говорится, на это есть "компе-тентные органы". Да и неясно, насколько перспективной могла бы стать подобная "охота". Во всяком случае, в массовых разме-рах и при наших "традициях" она оп-ределенно не принесла бы ничего хорошего.
Вообще представляется несправедливо односторонней и легковесной наша давняя традиция тотально негативной оценки отечественной бюрократии - как до-революционной, так и советской. В ее составе помимо значительного числа доста-точно квалифицированных и добросовестных работни-ков среднего звена встреча-лись и люди с подлинно реформа-торскими ориентациями, особенно во времена, обещавшие перемены. Другое дело, что такие "розовые периоды" быва-ли не слиш-ком долгими, и в силу этого традиции либераль-ного и сознающего свою социаль-ную ответственность чинов-ничества не смогли получить достаточного развития в нашей убивавшей все живое политической атмосфере. Но это уже не вина, а драма, причем не только госаппарата, но и всего об-щества.
Итак, видимо, можно констатировать, что в развитии нашей государствен-ной службы существуют сейчас две тенденции. С одной стороны, это определенное продвижение в направле-нии ее демократической модернизации с учетом мирового опыта (правда, преимущественно не самого современного, а скорее позавчераш-него), с другой - стремление к оформле-нию независимой от общественного кон-троля бюрократиче-ской корпорации с ее особым миром и системой ценностей. Тенденции эти в полной мере отразились и в Законе. Правда, прежде чем Закон в полной мере начнет действовать, должен быть принят ряд других нормативных ак-тов. Так что "поезд еще не ушел".
Думается, законодательная легитимация в одном докумен-те двух противо-положных тенденций не в последнюю очередь стала возможной вследствие проти-воречивости обращаемых населением к государству общественных ожиданий. Ведь, в са-мом деле, с одной стороны, люди хотят, чтобы чиновников было по-меньше, прав у них поубавилось, ответственности прибавилось, найти на них "управу" стало бы легче, а сами они стали бы максимально "отзывчивыми" на че-ловеческие нужды. Но с другой - люди хотят, чтобы государство было бы для своих граждан заботливым опекуном, поддерживало их материально, компенсиро-вало последствия их собственных ошибок и вообще "наставляло бы на путь истин-ный". Однако "бесплатных завтраков не бывает". Государство, каким бы хо-рошим оно ни было (и каким бы хорошим оно само себя ни называло), заставляет платить за свою подлинную или псевдо-заботу о гражданах. Собственно, иначе и быть-то не может. Вопрос лишь в цене и степени вмешательства в частную жизнь.
Надо сказать, подобная противоречивость присуща не только нам. И в за-падных странах сегодня можно видеть сход-ные противоречия в ожиданиях граж-дан, обращенных к своим правительствам, правда, в меньшей степени. В общем плане за этим стоит различие между либеральными и социал-демокра-тическими взглядами на роль государства. В одних странах су-ществует исторически сложив-шийся крен в сторону либера-лизма, в других - в сторону социализма. Периодиче-ская же смена правящих партий не позволяет "маятнику" отклоняться слишком уж далеко в какую-либо из сторон. У нас же, как и во всем, увы, и здесь нет ограничи-теля: либо тоталитарное вмешательство в жизнь и судьбы людей, либо такая сте-пень индифферентности власти, которую в наше время не может себе позволить даже самое либеральное из современных запад-ных правительств.
Чиновничеству такая двойственность общественных ожи-даний придала до-полнительную свободу маневра, которую они и использовали, в первую очередь, для установления вы-годного социального и нормативного статуса собственной корпорации. И раньше бюрократия обладала значительными распорядительными полномочиями по отношению к госу-дарственной собственности, т.е. была как бы ее собственни-ком de facto. Теперь же ее верхушка через закрытое акцио-нирование целых отраслей хозяйства, прежде всего добыва-ющих и энергетических, а также через другие, более слож-ные по форме (но не по сути) механизмы во многом как бы легализовала свои фактические полномочия. А чтобы обес-печить устойчивость своего положения, верхушка должна была "поделиться" с приближенными и так далее по цепоч-ке. К. Маркс, охарактеризовавший когда-то прусское госу-дарство как "частную собственность бюрократии", наверное, и вообразить себе не мог по-добных масштабов "приватиза-ции государства".
При этом, думается, одними карательными мерами проб-лемы не решить. Следовало бы всерьез заняться и моралью служащих. Например, в США еще во времена президентства Л. Джонсона был принят "Этический кодекс служащего", рег-ламентирующий очень широкий, по-моему, даже чрезмерно широкий спектр поведения чиновников. Так, под регламента-цию попадают не только предельная цена принимаемых по-дарков, но и сбор денег в пользу оказавшихся в беде коллег, и даже визиты в гости к подчиненным Ostrom V. The Intellectual Crisis in American Public Administration Tuscaloosa, 1989.. Но в целом нам то-же неплохо было бы сде-лать упор на подобного рода вещи, а не на "табель о рангах".
Для подлинно открытого общества со сложившимися, ра-ботающими граж-данскими институтами бюрократия не страш-на. Она находится под общественным контролем и "сверху", и "снизу", и "сбоку", достаточно "прозрачна" и отзывчива на нужды граждан и их групп, открыто взаимодействует с различ-ными группами дав-ления - лобби. Так что создание по-насто-ящему современной государственной службы должно идти ру-ка об руку с формированием гражданского общества. Но если гражданское общество формируется, в общем, спонтанно, а государство мо-жет лишь несколько этому способствовать и уж во всяком случае не должно ме-шать, то модернизацию гос-службы никак нельзя пускать на самотек или зани-маться этим спорадически, от одного политического случая к другому. Тут нужны четкая концепция, упорство и последовательность в ее осуществлении. Иначе можно лишь раскачать и даже перевер-нуть "лодку" государства, а не привести ее в нужную гавань.
За последние 5-6 лет в жизни нашего общества произошло множество изме-нений. Одни из них носят "фасадный", дру-гие - глубинный характер. В частности, довольно радикально изменились "правила игры" в экономике, да и вообще в соци-альной жизни. Казалось бы, этому должно было сопутствовать и концептуальное изменение взгляда на роль и функции госу-дарственной машины. Ведь вроде бы очевидно, что в услови-ях рынка, разнообразия форм собственности, свободы ин-фор-мации, идеологического и культурного плюрализма, формиру-ющегося граж-данского общества и государство должно быть принципиально иным, нежели при прежней, претендовавшей на идейный монополизм и опиравшейся на администра-тивно-командные отношения распределительно-разрешительной си-стеме. Однако в силу ряда причин реформа государства, осо-бенно в сфере исполнительной власти, значительно отстала от реформ во многих других сферах. Вместо этого унаследо-ван-ную от прежнего общественного строя административную ма-шину - кстати, отнюдь не во всех отношениях плохую, но со-зданную и работавшую в принципи-ально иной системе взаи-моотношений, - лишь пытались "на ходу" подстроить под ре-шение новых задач. Параллельно в экстренном порядке, в ка-честве пожарной ре-акции на вызовы новых потребностей фор-мировались новые административные звенья. При этом преж-ние командно-номенклатурные скрепы явно ослабли, а адек-ватной замены им не возникло. Какой-либо единой концеп-ции модернизации гос-аппарата не было. Изменения происхо-дили либо ситуативно, либо по принципу "перетягивания ка-ната", т.е. в борьбе зачастую несовместимых взглядов на раз-ви-тие госслужбы. Это нашло отражение и в первом в нашей истории Законе "Об ос-новах государственной службы Россий-ской Федерации", принятом 31 июля 1995 г. и достаточно явственно отражающем борьбу двух подходов - корпоративист-ского и демократического. В результате качество работы гос-аппарата снизилось, а хао-тичность, неэффективность, а часто и контрпродуктивность его действий возросли. И неудиви-тельно.
Во-первых, произошло вымывание квалификации - аппа-рат покинули луч-шие профессиональные кадры, а адекватной замены не появилось. Очень тревожат в этой связи, в частно-сти, факт кадрового провала по группе работников среднего возраста со стажем от 6 до 15 лет, т.е. наиболее перспектив-ных, а также то обстоя-тельство, что в ряде министерств и ве-домств доля работников предпенсионного и пенсионного воз-раста составляет около половины персонала. При этом число ва-кансий, которые не удается заполнить, порой исчисляется сотнями.
Во-вторых, с исчезновением прежнего партийного "хозяи-на" аппарат не пре-вратился в слугу общества, т.е. не произош-ло поворота к обычной для демократи-ческих стран службе публичной. Скорее пошла борьба за роль его нового "хозяи-на". А это, разумеется, сделало аппарат еще более непрозрач-ным и менее подкон-трольным, что, в свою очередь, породило такие негативные последствия, как рост коррупции и возмож-ность легализовать кастово-корпоративные устремления бю-рократии. Последнее нашло отражение, в частности, в возро-ждении в рамках упо-мянутого Закона архаичной "Табели о рангах", да еще в усложненном виде, и при-дании ей значения едва ли не главного института государственной службы.
В-третьих, утратили силу прежние нормы административ-ной морали, пусть далекие от совершенства и порождавшие массу человеческих и организационных издержек, но все же как-то регулировавшие поведение служащих и ставившие не-которые барьеры на пути бюрократических злоупотреблений и произвола. На их месте возник моральный вакуум с присущи-ми ему вседозволенностью, цинизмом, коррупцией...
С другой стороны, надо отметить и позитивные перемены, вернее, возникно-вение правовых предпосылок для таких пере-мен. Впервые на законодательном уровне закреплена возмож-ность проведения квалификационных экзаменов, кон-курсов на замещение вакантных должностей, зафиксированы некото-рые ограниче-ния, гарантии и привилегии, связанные со стату-сом государственного служащего. Таким образом, задан юри-дический импульс для формирования современной гос-службы.
И все же, думается, можно без большого риска ошибки утвер-ждать, что в нынешнем состоянии наш аппарат не отвечает со-временным и тем более перспек-тивным потребностям общест-ва и государства, является скорее тормозом, нежели мотором преобразований.
Сейчас стало модным подчеркивать особую роль государ-ства в нашей исто-рии. И это действительно так. Однако адеп-ты такой точки зрения как-то упускают из виду, что роль эта в основном негативная. Государство, как правило, подавляло общество. Чем больше силы оно набирало, тем меньше свобо-ды оставалось у лю-дей. Как говорил наш великий историк Ключевский, "государство пухло, народ хи-рел". Немногие ис-ключения из этой общей закономерности обязаны своим поя-вле-нием прогрессивной роли либеральной бюрократии в ре-форматорские периоды нашей истории. Поэтому от состоя-ния, от качества госаппарата, от ориентации и квалификации работающих в нем людей в немалой степени зависят судьба и вектор развития наших реформ. Госслужба, как и многое в на-шем обществе, находится сейчас на перекрестке. И очень важ-но задать верный импульс ее изменениям, сде-лать из нее пе-редовую силу преобразований. Это может многое определить на де-сятилетия вперед. К сожалению, первое пятилетие ре-форм прошло без адекватного понимания важности этого об-стоятельства, за что общество заплатило высокую и до конца еще не ясную цену.
Вторая "пятилетка" началась более обнадеживающе. Пос-лание Президента Федеральному Собранию 1997 г. стимули-ровало движение в этом направлении. По распоряжению Пре-зидента была образована Комиссия по государственному стро-ительству, разработана концепция административной рефор-мы. В аналогичном президентском Послании 1998 г. ее основ-ные элементы были воспроизведены, т. е. по существу ей был дан "зеленый свет". Одним из главных ее аспектов, естествен-но, стала реформа госслужбы, в которой основной упор сде-лан не на структурный, а на кадровый аспект преобразований. Однако процесс реформирования - дело не одного года, не обещающее немедленных дивидендов и зависящее от ряда фа-кто-ров, в том числе и политического характера. В следующей главе курсовой работы и будут проанализированы основные принципы реформирования российской госу-дарственной службы.
2. Сущность и принципы реформирования государственной службы

Система администрации - атрибут любого государства. Но различия между разными системами национальной админист-рации бывают достаточно сущест-венны, а корни таких раз-личий чаще всего уводят далеко в историю страны. В ча-стно-сти, в одних государствах доминируют традиции централизма и строгой адми-нистративной иерархичности, т.е. система "замкнута" на столицу; классический пример - Франция. В других традиционно превалируют региональные, локалист-ские административные учреждения, т.е. система носит как бы по-лицентрический характер; такой была на протяжении большей части своей истории и является сей-час Германия. В третьих, администрация как бы вырастала из местного, комму-нального самоуправления; крайний пример подобной модели разви-тия - США, умеренный - Англия и Швейцария.
Но не будем вдаваться в анализ всех типологических раз-личий. Для нашей темы важно, что Россия традиционно упра-влялась различными модификациями "государевой" службы. Неоднократно менялись политическое устройство, даже обще-ственно-экономические формации, но не глубинные основы административ-ной системы. Так, с введением в 1722 г. "Табе-ли о рангах" принцип породы был потеснен принципом вы-слуги, хотя полностью и не заменен им. После 1917 г. на сме-ну им пришел принцип номенклатуры, что тоже вполне впи-сывалось в тради-ции "государевой" службы. И сейчас, в пост-советские времена, мы по существу тоже имеем дело еще с од-ной ее модификацией, причем производящей довольно стран-ное впечатление в конце XX века, когда в развитых странах в развитии гос-службы доминируют совсем иные тенденции: тра-диционная ее иерархичность хотя и сохраняется, но играет все меньшую роль, количество административных ступе-ней уменьшается, расширяются возможности альтернативных пу-тей выдвижения на достаточно высокие посты. Да и вообще набирающее сейчас силу интеллекту-альное движение, амбици-озно именующее себя "административной" или "постбю-ро-кратической" революцией, хотя и не удовлетворило пока в полной мере своих притязаний, но ищет пути кардинальной модернизации управления совсем в иной плоскости, нежели реставрация обветшавшей еще полтора века назад чиновной ле-стницы. Мы же, как справедливо отметил однажды Прези-дент, выступая в Россий-ской Академии государственной служ-бы, "уже новой Россией во многом продол-жаем руководить и управлять по-старому", равняясь на административные идеа-лы позавчерашнего дня.
Упомянутая выше Комиссия сформулировала систему принципов и мер, об-щая цель которых - впервые в истории России создать не "государеву", а публич-ную государст-венную службу, которая отвечала бы критериям эффективно-сти, профессионализма и соответствия потребностям форми-рующегося гражданского общества. При этом упор был сделан как на мировой опыт действующей практиче-ски во всех раз-витых странах так называемой merit system (системы заслуг и дос-тоинств), так и на долголетнее изучение отечественной специфики. Были выделены ряд принципов построения на-шей госслужбы, к изложению которых мы и перехо-дим.
1. Принцип приоритета профессиональных качеств
Этот, пожалуй главный, "несущий" принцип всей конструк-ции включает в себя более конкретные "подпринципы", т.е. правила, обеспечивающие его реализа-цию на практике, а именно:
1) Конкурс на замещение всех возникающих в госаппарате вакансий, кроме:
а) политических должностей;
б) должностей, на занятие которых нет избытка претенден-тов; в этом случае действует аттестационный порядок назначе-ния. Это позволит существенно расши-рить "рынок" кандида-тов, до сих пор в значительной мере отражающий закон цир-куляции между несколькими административными "сосудами", привлечь людей из внеаппаратных и внеполитических сфер и тем самым влить в аппарат столь необ-ходимую "свежую кровь". В то же время это подтолкнет к самосовершенствова-нию претендующих на служебное продвижение работников самого учреждения, кото-рым при прочих равных условиях должен отдаваться приоритет. Иными словами, при продвиже-нии по лестнице административной карьеры предпочтение должно отдаваться наличию положительного профессиональ-ного опыта работы на анало-гичных или предшествующих ступенях; однако должен быть открыт и канал для ротации кад-ров, для "бокового входа" талантливых людей из внеаппаратных сфер (бизнес, наука, производство, военная служба) на достаточно высокие должност-ные уровни, помимо админист-ративной лестницы. По некоторым должностям кон-курс мо-жет носить "полуоткрытый" характер, т.е. к участию в нем бу-дут допус-каться лишь люди, уже находящиеся на государст-венной службе либо имеющие опыт работы в этой сфере. Воз-можны и другие кадровые "фильтры", так что вряд ли есть ос-нования опасаться наплыва кадров, неприемлемых с государ-ственной точки зрения.
2) Создание четко и объективно работающей системы от-бора и оценки кад-ров, направленной на привлечение, поощ-рение, удержание и продвижение лучших, достойнейших и, с другой стороны, на удаление кадрового "балласта". Для этого, с нашей точки зрения, необходимо наличие следующих меха-низмов:
а) четко прописанной и доступной для ознакомления сис-темы критериев от-бора, поощрения и продвижения работни-ков по результатам квалификационных экзаменов и аттеста-ций на основе их квалификации и деловых качеств, а не вы-слуги лет;
б) аттестационных комиссий со смешанным составом, т.е. включающих не только сотрудников проводящего аттестацию учреждения, но и привлекаемых на ротационной основе сто-ронних членов - работников кадровых служб других учре-жде-ний, преподавателей вузов, готовящих кадры управленцев и т.п.;
в) апелляционных комиссий для несогласных с оценкой их труда служащих, обращение в которые, впрочем, будет воз-можно только по серьезным, специально оговоренным осно-ваниям, дабы не поощрять неосновательных жалоб и конфли-к-тов.
3) Контрактный механизм взаимоотношений служащего и госоргана, что по-зволит придать этим отношениям большую для обеих сторон определенность по-средством четкой фикса-ции их прав и обязанностей, условий вознаграждения и при-вилегий, при необходимости - специальных требований и ог-раничений, обу-словленных характером службы, а также других элементов их правоотношений. Контракты должны заклю-чаться на достаточно большой срок (скажем, на 5 лет), подле-жать автоматическому продлению и расторгаться лишь по чет-ко обусловлен-ным в них основаниям, предусмотренным тру-довым законодательством.
Детали контрактной системы должны быть проработаны в Кодексе государ-ственной службы. Таким образом, предлагае-мая система полностью сохраняет воз-можности пожизненной административной карьеры, в то же время придавая ей боль-шую гибкость и юридическую определенность и повышая уровень правовой защищенности работников. Последнее обстоя-тельство усилит положительную тру-довую мотивацию служа-щих и тем самым будет "работать" на утверждение при-орите-та профессиональных достоинств.
2. Принцип статусного разделения политических и "карьерных" адми-нистративных должностей
К политическим государственным должностям относятся те, назначение на которые производится по политическим крите-риям, на внеконкурсной основе и в соответствии с закреплен-ной Конституцией РФ и высшими законами субъектов Феде-рации кадровой номенклатурой Президента, других федераль-ных и регио-нальных органов и должностных лиц. Увольнение с этих должностей также произ-водится по упрощенной проце-дуре и зачастую по сугубо политическим, а не ква-лификаци-онным или иным деловым характеристикам. Таким образом, эти должно-сти явно отличаются по статусу от "карьерных" ад-министративных должностей. И все это - обычная, нормаль-ная практика.
Однако юридические последствия снятия с этих должно-стей явно не прора-ботаны в законодательстве, что зачастую порождает стремление всеми силами удержать занимаемое ли-бо занять аналогичное кресло, а порой, напротив, ставит в весьма нелегкое положение "без вины виноватого" высоко-квалифицированного че-ловека, отстраненного по политиче-ским соображениям, которые нередко тождест-венны конъюн-ктурным или субъективным. Поэтому, учитывая повышенный риск подобных должностей и огромную ответственность зани-мающих их лиц, следует снабдить их "позолоченными пара-шютами", т.е. выходными льготами в форме либо пожизнен-ной пенсии в размере 50-80% должностного оклада по оставленной должности (в зависимости от длительности работы в ней и ее оценки лицом или органом, обладающим правом на-значения и увольнения), либо предоставить право сдачи экза-менов на достаточно высокий классный чин, дающий в свою очередь право на занятие соответствующей постоянной "карь-ерной" должности. К числу последних относятся все должно-сти в госаппарате, кроме установленных законом политиче-ских Государственная служба (комплексный подход): Учебное пособие / Отв. ред. Оболонский А.В. - М.: Дело, 1999..
3. Принцип компенсируемых ограничений
Поступая на государственную службу или занимая в ней долж-ность опреде-ленного уровня, человек принимает на себя до-полнительные обязательства и огра-ничения по сравнению со статусом "обычных" граждан. Например, ограничения на по-литическую и коммерческую деятельность, на гражданство, на использование средств зарубежных "спонсоров"; ограничения, связанные с секретностью, особый порядок декларирования доходов установлены законодательно. Ограничения на пуб-личные выступления по вопросам служебной деятельности, особенно по поли-тически "деликатным" вопросам, регулиру-ются на полуформальном уровне или даже на уровне норм ад-министративной морали. К сожалению, у нас слишком часто и безнаказанно пренебрегают этими ограничениями. Но так или иначе, они существуют. Поэтому представляется справед-ливым и прагматически целесооб-разным компенсировать их материально и морально, через опред и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.