На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная Государство - государственно-организованная социальная общность, расположенная на определенной территории. Позитивное право издается государственными органами в установленном порядке и соответствующим образом фиксируется в нормативно-правовых актах.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: Правоведение. Добавлен: 11.01.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ВОПРОС 1

Вопрос о понятии государства является весьма сложным и весьма неординарным вопросом. Это обусловлено, с одной стороны, сложностью и многогранностью самого государства, как явления (объективный фактор), а с другой, неодинаковостью восприятия одних и тех же государственно-правовых явлений разными людьми (субъективный фактор).
Кроме того, как верно подмечал известный австрийский юрист Г. Кельзен, «Трудности в определении понятия «Государство» усугубляется еще и тем, что данным термином обычно обозначаются самые разнообразные предметы и явления. Так, этот термин иногда используется в самом широком смысле, а именно для обозначения общества как такового или же какой-либо особой формы общества». Не редко же он применяется и в узком смысле, для обозначения какого-либо особого органа или органов общества, например, органов управления, или же субъектов управления, а также нации или территории, на которой проживает население той, или иной страны.
Неудовлетворительное состояние политической теории, являющейся в основе своей теорией государства, заключает автор, в значительной мере предопределяется тем фактором, что исследователи государства нередко «используют одни и те же термины в совершенно разных значениях, или же рассматривают разные явления и понятия, как идентичные».
Как же определялось государство на различных этапах его развития?
Один из величайших мыслителей античности, Аристотель (384-322 до н.э.), считал, что государство - «самодовлеющее общение граждан, ни в каком другом общении не нуждающееся и ни от кого другого не зависящее».
Выдающийся мыслитель эпохи Возрождения Николо Маклавелли (1469-1527) определял государство через общее благо, которое должно получаться от выполнения реальных государственных интересов.
Крупный французский мыслитель XVI столетия Жан Боден (1530-1596) рассматривал государство как «правовое управление семействами и тем, что у них есть общего с верховной властью, которая должна руководствоваться вечными началами добра и справедливости. Эти начала должны давать общее благо, которое и должно составлять цель государственного устройства».
Известный английский философ XVI века Томас Гоббс (1588-1679), сторонник абсолютистской власти государства - гаранта мира и реализации естественных прав, определял его как «единое лицо, верховного владыку, суверена, воля которого, в следствии договора многих лиц считается волею всех, так что оно может употреблять силы и способности всякого для общего мира и защиты».
Создатель идейно-политической доктрины либерализма, английский философ - материалист Джон Локк (1632-1704) представлял государство как «общую являющуюся выражением преобладающей силы», т.е. большинства граждан, «входящих в государство». Он рассматривал государство в виде совокупности людей, соединившихся в одно целое под началом ими же установленного общего порядка.
По разному понималось государство и в более поздний период вплоть до настоящего времени. В немецкой литературе, например оно определялось в одних случаях как « организация совместной народной жизни на определенной территории и под одной высшей властью» (Р.Моль), в других - как «союз свободных людей на определенной территории под общей верховной властью, существующей для всестороннего пользования правовым состоянием» (Н.Аретти) в третьих - как «естественно возникшая организация властвования, предназначенная для охраны определенного правопорядка» (Л.Гумплович).
В российской литературе разных периодов тоже можно найти немало определений. Например государство как «объективный факт нашей планеты» представляется в виде «социального явления кооперативного выполнения» за счет населения и для населения страны непременных условий проявления и развития индивидуальной жизни. Государство определяется как организованное общение людей, связанных между собой духовною солидарностью и признающих эту солидарность не только умом, но и поддерживающих ее силою патриотической любви, жертвенной волей, достойными и мужественными поступками Оно рассматривается и в качестве союза «свободных людей, живущих на определенной территории и подчиняющихся принудительной и самостоятельной верховной власти» и в качестве объединения людей «властвующих самостоятельно и исключительно в пределах территории»
Нередко, особенно в послереволюционный период (послу 1917г.), государство в России представлялось как «особая организация силы», «организация насилия для подавления какого-либо класса». В академических изданиях и в учебной литературе оно зачастую трактовалось в строго классовом смысле, как «политическая организация экономически господствующего класса, аппарат власти, посредством которого этот класс осуществляет свою диктатуру» или же исторически переходящая, выделившаяся из общества и обусловленная его экономическим строем классовая организация политической суверенной власти, обеспечивающая и защищающая общие интересы собственников основных средств производства.
В последнее десятилетие, начиная с 1985г., когда на первый план в официальной общесоюзной, а затем российской политике и идеологии вместо узкоклассовых подходов стали выступать «общеполитические ценности», классовая тональность в определениях государства стала постепенно вытесняться общесоциальной тональностью. Государство вновь пытаются определять в качестве организации или института « всех и для всех».
Узкоклассовый подход к определению понятия государства, а вместе с тем и его сущности, несомненно являются крайностью. Однако крайностью является и общечеловеческий подход. Отказываясь от одной, чисто классовой крайности, осознанно или неосознанно авторы - приверженцы «общечеловеческих ценностей и интересов» впадают в другую, не менее искажающую действительность крайность.
В реалиях, в жизни нет ни чисто классовых, ни чисто общечеловеческих государственных институтов, а следовательно, и соответствующих им определений понятия государства. Истина, как это нередко случается, происходит где-то по «золотой середине».
Из этого следует, что при определении понятия государства важно учитывать не только его классовые элементы и соответствующие признаки, но и внеклассовые, общечеловеческие признаки и черты.
В свете сказанного наиболее приемлемым определением государства, по сравнению с ранее предложенным, было бы определение, в соответствии с которым оно рассматривается как организация политической власти, необходимая для выполнения как сугубо классовых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества. Данное определение точнее других отражает не только понятие, но и социальное назначение государства как института, обслуживающего интересы и стоящих у власти классов или групп, и самого общества.
Исходными чертами государства является то, что оно есть:
а) явление общественное;
б) явление политическое;
в) представляет собой систему, то есть целостность, имеющую свой состав и свою структуру и ориентированную на решение определенных задач.
В целом же понятийную характеристику государства следует проводить по двум направлениям:
а) «по вертикали» -- отличие государства от органов власти общинно-родового строя;
б) «по горизонтали» -- отличие государства от других политических организаций общества.
От органов власти первобытного общества государство отличает следующее:
признак «публичной» власти. Вообще-то публичной, то есть общественной, является всякая власть, но в данном случае в этот термин вкладывается специфический смысл, а именно то, что государство как субъект, носитель власти функционально отделено от своего объекта (общества), отчуждено от него (власть организована по принципу «субъект -- объект»). Этот момент находит проявление в существовании профессионального государственного аппарата. Органы же власти первобытного общества были организованы по принципу самоуправления и находились как бы внутри самого общества, то есть субъект и объект власти совпадали (полностью или частично). Фридрих Энгельс замечал, что родовой старейшина «стоит внутри общества», тогда как монархи и другие государственные деятели «вынуждены пытаться представлять собой нечто вне его и над ним». Таким образом, одним из основных признаков государства является то, что оно представляет собой аппарат публичной власти. С позиций этого признака государство характеризуется как организация политической публичной власти;
в родовом обществе люди управлялись, можно сказать, непосредственно, будучи объединены по признаку кровного родства. В государственно-организованном же обществе непосредственно управляются и организуются социальные процессы, происходящие на определенной (государственной) территории: люди подпадают под власть государства в целом или государственного органа, управляющего той или иной административно-территориальной единицей, постольку, поскольку они находятся на их территории, то есть власть государства организуется по территориальному принципу, и в этом смысле государство есть страна;
признак государственной казны, с существованием которой связаны такие явления как налоги (учрежденные публичной властью поборы с населения, взыскиваемые принудительно в установленных размерах и в заранее определенные сроки), внутренние и внешние займы, государственные кредиты, долги государства, то есть все то, что характеризует экономическую деятельность государства и обеспечивает его функционирование. В теории марксизма отмечается, что «в налогах воплощено экономически выраженное существование государства». В учебной литературе можно часто встретить мысль такого рода, что налоги необходимы «для содержания разветвленного государственного аппарата, не принимающего непосредственного участия в производстве материальных благ, для содержания этой публичной власти» (проф. М. И. Байтин). Если бы дело обстояло только так, то было бы проще не заниматься поборами с населения, а упразднить этот аппарат. Видимо, акцент здесь нужно сделать на том, что сбор налогов -- это один из важнейших способов формирования, пополнения государственной казны, которая является материальной основой жизнедеятельности государства, экономическим условием выполнения его функций. Разумеется, что содержание государственного аппарата является одной из статей государственных расходов.
От других политических организаций государство отличает прежде всего его суверенность. Суверенитет государства представляет собой единство двух сторон:
а) независимости государства вовне;
б) верховенства государства внутри страны.
Независимость государства вовне ограничивается суверенитетом других государств (точно так же, как свобода одного человека ограничивается свободой другого).
Из суверенитета государства (верховенства государственной власти) вытекают и другие признаки государства, отличающие его от иных политических организаций:
государство распространяет свою власть на всю территорию страны, обозначенную государственной границей;
государство имеет устойчивую юридическую связь с населением (в виде подданства или гражданства), распространяет на него свою власть и обеспечивает защиту как внутри страны, так и за ее пределами;
только государство обладает правом издавать властные общеобязательные веления (юридические нормы). При этом оно вправе отменить, признать ничтожным любое проявление всякой другой общественной власти;
только государство обладает монополией на легальное применение силы (в том числе и физического принуждения) в отношении населения;
у государства имеются такие средства воздействия, какими никакая другая политическая организация не обладает (армия, полиция, органы безопасности, тюрьмы и т. п.).
Иногда признаком государства называют право. Это не совсем правильно. Право не является признаком государства так же, как государство не является признаком права. Право и государство -- явления самостоятельные, и каждое из них обладает своим собственным набором признаков. Право является не признаком государства, а признаком существования государства в обществе, что не одно и то же. (Государственная организация общества таким же образом позволяет судить о наличии в нем и права.) Если же речь идет о прерогативе (исключительном праве) государства на издание юридических норм, то это тоже не дает оснований считать право признаком государства.
В литературе можно часто встретить как применительно к государству, так и к другим явлениям, такое словосочетание, как «понятие и сущность». Однако в случае целостной понятийной характеристики того или иного явления его сущность выступает как сущностный признак, и этот признак, как и всякий другой, должен входить в понятие как совокупность всех основных признаков объекта. Поэтому характеристика сущности государства является составной частью его понятия. Другое дело, что сущностный признак государства выделяется из ряда других его признаков своей философской природой, а значит сложностью и неоднозначностью. «Сущность» как философская категория характеризует то главное в явлении, что определяет его природу, что делает явление самим собой: при изменении сущности объект перестает быть тем, что он есть, и становится другим явлением.
По поводу сущности государства высказаны различные мнения. В политической мысли акцент делался то на классовой, то на общесоциальной природе государства. В любом случае, однако, можно сказать, что с определенного момента развития общества государство является необходимым способом его организации, неотъемлемым условием его существования и жизнедеятельности.
С точки зрения современных представлений, государство должно выступать как властная система, организующая общество в интересах человека.
И, как и всякая система, государство должно быть целостным: как во властно-организационном плане, так и в территориальном. Государство есть «оболочка», которая сохраняет целостность той или иной социальной общности.
Сложность государства как социального явления обусловливает и многообразие его определений. В учебной литературе последних лет государство определяется, например, как «форма организации политической власти в обществе, обладающая суверенитетом и осуществляющая управление обществом на основе права с помощью специального механизма» (А. Иванов). Или: «государство есть публично-правовая и суверенная организация власти, обеспечивающая общие интересы всего населения и выступающая гарантом прав и свобод человека и гражданина» (В.И. Гойман-Червонюк).
Сам термин «государство» может употребляться двояко. Государство в узком смысле, или собственно государство, понимается как особая политическая организация, аппарат публичной власти. Государство же в широком смысле есть государственно-организованная социальная общность, расположенная на определенной территории. Именно к последнему пониманию имеет отношение термин «страна», и лишь в этом случае можно сказать, что мы живем «в государстве».
Однако государство и как аппарат публичной власти есть конкретная совокупность людей в рамках общества. При этом людской субстрат государственного аппарата должен отвечать определенным требованиям, быть подготовлен профессионально, в том числе и профессионально-этически. Последнее качество весьма важно, ибо именно оно превращает государственных служащих в «государственных мужей». Деятель государства должен думать в первую очередь не о своих интересах, а об интересах государства и общества, и соответственно использовать данную ему власть.
Людской субстрат -- это состав государственного механизма, но государство, как и любая система, имеет и другую сторону -- структуру (целесообразный способ связи элементов системы), то есть то, что делает государство организацией. Структура государства относительно самостоятельна: человеческий состав может меняться, а структура системы государства может оставаться неизменной.
И еще один атрибут государственного механизма: чтобы существовать и полноценно функционировать, он должен опираться на материальную базу, то есть иметь то, что в теории марксизма называли «вещественными придатками» государства.
Вопрос о происхождении государства в течении не одного столетия был предметом долгих дискуссий. Одним из самых старых объяснений происхождения государства является теократическая теория, т.е. божественного происхождения, согласно которой государство, как форма общения, предписано человеку Богом. Существует юридическая формула: всякая государственная власть происходит от Бога, и все государи осуществляют свою власть как исполнители воли божьей.
Иное объяснение дается государству с точки зрения теории договорного происхождения. Переход от естественного (догосударственного) состояния общества к государственному достигается сразу - путем соглашения, заключения договора, которым люди соединяются в одно государство и подчиняются тут же устанавливаемой государственной власти.
Наука знает и другие гипотезы происхождения государства, которые, как и вышеназванные, не подкрепляются данными исторической науки, рассматривающей государство как результат закономерного исторического развития.
Государство - продукт внутреннего развития общества, объективно нуждающегося в организационном оформлении. В различные эпохи в различных условиях государство выступает как организация для управления обществом, как механизм властвования.
Возникновение государства связано с разложением родового строя, появлением частной собственности, классовым расслоением общества и другими причинами.
Государство можно определить как “особую организацию политической власти общества, располагающую специальным аппаратом принуждения, выражающую волю и интересы господствующего класса или всего народа”.
Государство, его механизм (система государственных органов) не остаются неизменными. Государство изменяется вместе с изменением общества, политической формой организации которого оно является. Мы можем говорить об особенностях государственного механизма рабовладельческого, феодального, буржуазного общества и др. Это один подход к классификации государств; существуют и другие (см. раздел 4 данной курсовой работы).
В основе классификации функций лежат сферы деятельности государства, т.е. те области общественных отношений, на которые оно воздействует. В зависимости от этого функции государства можно разделить на внешние и внутренние.
Внутренние функции - это основные направления деятельности государства в пределах данной страны. Они характеризуют внутреннюю политику государства. К внутренним функциям относятся охранительные и регулятивные.
Осуществление охранительных функций предполагает деятельность государства по обеспечению и защите всех закрепляемых и регулируемых правом общественных отношений. В этих целях государство обеспечивает правопорядок в обществе, равную защиту всем формам собственности, прав и свобод граждан, а также охрану окружающей природной Среды и так далее.
Осуществление регулятивных функций предполагает роль государства в организации общественного производства, развитии экономики страны, в создании необходимых условий для формирования личности. В этих целях государство осуществляет регулирование хозяйственной жизни в интересах человека и общества, заботясь о материальном благосостоянии и духовном развитии человека.
Внешние функции проявляются во внешнеполитической деятельности государства, в его взаимоотношениях с другими странами. К числу внешних функций относятся: взаимовыгодное международное сотрудничество, обеспечение обороны государства от нападения из вне и другие. “Внешнеполитическая деятельность РФ основывается на признании и уважении государственного суверенитета и суверенного равенства всех стран, равноправия и невмешательства во внутренние дела, уважения территориальной целостности и нерушимости существующих границ, отказа от применения силы и угрозы силой, экономических и других методов давления, уважения прав и свобод человека, включая права национальных меньшинств, добросовестного выполнения обязательств и других общепризнанных принципов и норм международного права”.
Внешние и внутренние функции государства тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.
ВОПРОС 2

Общие основные признаки государства позволяют прежде всего вскрыть отличия любой государственной организации общества от его негосударственных объединений, от других частей политической системы общества. Такие признаки представляют собой “определенный, относительно неизменный каркас государственной организации человеческого общества, который по мере общественного развития наполняется новым содержанием, теряет отжившие и приобретает новые структуры и функции”.
Марксистский взгляд на признаки государства, отличающие второе от организации общественной власти в родовом строе, изложен Энгельсом в работе “Происхождение семьи, частной собственности и государства”. В главе “Варварство и цивилизация” автор выделяет общие признаки, которые присущи цивилизованному обществу:
Разделение подданных государства по территориальным единицам;
Учреждение особой публичной власти, которая уже не совпадает непосредственно с населением;
Взимание налогов с населения и получение от него займов для содержания аппарата государственной власти.
Если определять государство с точки зрения социологии, то выделяют следующие признаки государства:
Совокупность людей - народ;
Господствующая над ними власть;
Территория - как предел действия этой власти.
Все представители различных научных направлений формально не противоречат друг другу. Однако, государство в реальной действительности - это государство на определенной ступени общественного развития, отличающееся от государств, которые находятся на более ранних ступенях развития, поэтому целесообразно выделить те признаки государства, которые имеют место в наше время.
Передовая общественная мысль пришла к выводу, что государство, в отличие от догосударственной организации власти, характеризуется единой территорией, проживающим на ней населением, властью, которая распространяется на население, проживающее на данной территории. В то же время, как отмечает В.В. Кокошкин, каждый из характерных признаков государства представляет сам сложное понятие и требует самостоятельного исследования. Поэтому ограничусь лишь перечислением и кратким описанием основных признаков государства, принятых в реальной действительности.
Признаками государства являются:
1. Наличие особой публичной власти, которая, воплощаясь в государственных органах, выступает как государственная власть. Её осуществляет особый слой людей, выполняющий функции управления и принуждения, который является совокупностью государственных органов. Важнейшими государственными органами являются законодательные, исполнительные, судебные и карательные - армия, полиция, тюремные и исправительно-трудовые учреждения.
2. Территориальная организация населения. Государственная власть осуществляется в рамках определенной территории и распространяется на всех людей, проживающих на этой территории. Между членами общества существует новый социальный институт - гражданство или подданство. Осуществление власти по территориальному принципу ведет к установлению его пространственных пределов - государственных границ, которые отделяют одно государство от другого.
3. Государственный суверенитет, т.е. “верховенство и независимость государственной власти от любой иной власти внутри страны и вовне при строгом соблюдении общепризнанных норм международного права”. Государственный суверенитет, дающий право государству самостоятельно и свободно решать свои дела, отличает государство наряду с другими его признаками от других организаций общества (например, политических партий). Независимость государственной власти конкретно выражается в следующем:
в универсальности - только решения государственной власти распространяются на все на селение и общественные организации данной страны;
в прерогативе - возможности отмены и признания ничтожным любого незаконного проявления другой общественной власти;
в наличии специальных средств воздействия, которых нет ни у каких других организаций.
4. Государство организует общественную жизнь на правовых началах. Деятельность всех государственных органов основана на нормах права. Государство - единственная организация, которая осуществляет правотворчество, т.е. издает законы и другие правовые акты, обязательные для всего населения.
5. Государственная организация с необходимостью предполагает сбор налогов с населения, взыскиваемых в принудительном порядке.
Таковы наиболее общие признаки государства как специфической организации общества. Сами по себе, они не дают полного представления о сущности и социальном назначении государства в его историческом развитии. Но с совершенствованием общества, самого человека меняется и государство, его общие признаки наполняются новым, перекликающимся со старым, но более рациональным содержанием.
ВОПРОС 3

В науке термин "право" употребляется чрезвычайно широко, как собственно в правоведении, так и в философии, социологии, антропологии. Многие ученые используют его применительно к любой доминирующей в обществе нормативной системе. В особенности это проявляется в сравнительном правоведении, которое в основном сложилось во второй половине XIX в. в русле юридического позитивизма и отчасти позитивистской социологии права.
Их методология весьма продуктивна при анализе развитых правовых систем стран европейской цивилизации, однако приводит к достаточно спорным выводам при обращении к нормативным системам иных цивилизаций.
Как известно, концепция естественных прав базируется на теории естественного права. Для естественных прав не требуется закрепления их в Конституции и законах, достаточно просто родиться, и ты уже наделен такими неотъемлемыми правами, как право на жизнь, на достоинство личности и др.
Практически все определения права, которые формулируются в учебных и научных изданиях по теории государства и права, имеют в виду именно позитивное право. В отличие от естественного права позитивное право в юридической литературе находит несравненно большее отражение. Это и понятно, ведь в случаях, когда право не разделяется на естественное и позитивное (а так чаще всего и бывает), то имеется в виду именно позитивное право. Между тем для естественного права, как отмечалось, не обязательно одобрение или усмотрение какого бы то ни было государственного органа.
Позитивное, или положительное (positivus -- положительный, лат.) право представляет собой право официальное, т. е. издаваемое государственными органами в установленном порядке и соответствующим образом фиксируемое в нормативно-правовых актах (законах, указах президента, постановлениях правительства и др.). Позитивное право можно определить следующим образом: это совокупность множества прав физических и юридических лиц, закрепленных в нормативно-правовых актах, изданных государственными органами, и реализация которых зависит от условий, указанных в этих актах . При этом для позитивного права характерны, разумеется, все другие признаки, присущие праву (общеобязательность, охрана и защита государством и др.).
В европейской цивилизации право как идея и система принципов и норм складывалось в течение длительного исторического периода - от античности до наших дней. И хотя процесс этот вряд ли можно считать завершенным, есть основания подвести некоторые итоги и показать своеобразие именно правовой нормативной системы. Истоки ее лежат в античной Греции, давшей миру философию права, и Риме. создавшем разработанную систему частного права. Собственно говоря, между Востоком и Западом этого времени можно найти немало параллелей, связанных с тем, что государство и общество еще не обособились и существовало убеждение в наличии некоего всеобщего природного закона (Дао - в Китае, Логос - в Греции). Но уже тогда проявилась разница во взглядах на принципы социальной организации. На Востоке ведущим принципом являлся патернализм, регулировавший поведение неравных, ибо не могут быть равными старшие и младшие, высшие и низшие. Поэтому государство есть дело отца - res pater. В таком государстве ценятся покорность и преданность со стороны подвластных и забота со стороны правящих. В античном обществе был также очень силен дух коллективизма. Однако античный коллектив, греческий полис и римский сивитас, - это общение равных на основе общей меры для всех. Поэтому в греко-римской традиции государство есть дело народа - res publica. В таком государстве ценится гражданская доблесть, которая включает в себя и уважение к законам.
В связи с этим по-разному воспринималось соотношение морали (естественного права) и права позитивного.
Восточной культуре свойственно их противопоставление как добра и зла. Закон воспринимался как нечто внешнее и навязываемое людям. Поэтому он либо вреден, как у Конфуция, ибо человек добр по природе, либо необходим, как у Шан Яна, для обуздания пороков злых по природе людей. "Если управлять с помощью закона и обеспечивать порядок посредством наказаний, люди будут стараться уклоняться (от наказаний) и не будут испытывать стыда...", - учил Конфуций3. Шан Ян ему возражал: "Если управлять людьми путем наказаний, они станут боязливы, не осмелятся творить злодеяния... Если же наставлять с помощью справедливости, то они избалуются, а когда люди избалованы, рушится порядок..."4 Мы видим, что в обоих случаях право отождествляется с законом, а закон - с насилием и наказанием.
Позитивное, или положительное (positivus -- положительный, лат.) право представляет собой право официальное, т. е. издаваемое государственными органами в установленном порядке и соответствующим образом фиксируемое в нормативно-правовых актах (законах, указах президента, постановлениях правительства и др.). Позитивное право можно определить следующим образом: это совокупность множества прав физических и юридических лиц, закрепленных в нормативно-правовых актах, изданных государственными органами, и реализация которых зависит от условий, указанных в этих актах . При этом для позитивного права характерны, разумеется, все другие признаки, присущие праву (общеобязательность, охрана и защита государством и др.).
Может возникнуть вопрос: если естественное право будет закреплено в правовом акте, то будет ли это означать трансформацию естественного права в позитивное право? Мне представляется, что в этом случае естественное право обретает лишь форму позитивного права, поскольку по сути естественное право не может стать позитивным в полной мере, ибо позитивное право может быть волевым государственным актом прекратить свое существование, в то время как естественное право реализуется вне зависимости от усмотрения государственных органов.
Другое дело, что в случае закрепления естественных прав в нормативно-правовых актах значительно увеличиваются гарантии реализации естественных прав. В этой связи Ю. И. Гревцов отмечает, что, например, «развитие нашего правосудия в значительной степени сдерживалось и тем, что ни в Конституции 1936 г., ни в Конституции 1977 г. не было признано в качестве естественного право человека на справедливое правосудие. Признание такого права на конституционном уровне «связало» бы общество (да и государство) обязанностью повседневно заботиться о правосудии именно в интересах поддержания его на уровне, обеспечивающем вынесение обоснованных и справедливых решений»
В действующей Конституции России впервые закреплено «первейшее « естественное право -- право на жизнь (ст. 21), а также такие первичные естественные права, как право на достоинство личности (ст. 21), право на свободу, право наличную неприкосновенность (ст. 22). Разумеется, если бы этого сделано не было, то все равно эти права каждый человек имел бы с самого своего рождения. Однако их реализация была бы затруднительна, тогда как закрепление их в Конституции усиливает правовые возможности реализации этих естественных прав, поскольку, обретя форму позитивных прав, они одновременно получают соответствующую конституционную обязанность государства гарантировать провозглашенные права человека и гражданина.
Отметим еще одно обстоятельство, связанное с особенностями реализации естественных прав. Оно заключается в том, что естественные права получают развитие в позитивных правах, но на более низком правотворческом уровне. Например, то же естественное право на жизнь (безотносительно оттого, закреплено оно в Конституции, как сейчас, или нет, как это было в нашей стране в предыдущих Конституциях) обеспечивается целым рядом позитивных прав, например, на защиту со стороны правоохранительных органов в случаях угрозы жизни или право на необходимую оборону.
Взгляды ученых на естественное право и виды естественных прав.
В юридической литературе сложилась неоднозначная трактовка понятия естественного права. Вместе с тем не подвергается сомнению то самое главное, что отличает естественное право, а именно его неотчуждаемость от человека. Естественное право существует само по себе, при этом оно исходит из особенностей человека как социально-биологического существа. Это очень хорошо видно на примере права на жизнь. Человек, родившись, начинает жить, реализуя это данное ему от природы естественное право безотносительно от того, что об этом может записать законодательный орган.
Соответственно право на жизнь можно назвать естественно-биологическим. Однако человек является не только биологическим, но и социальным существом, и поэтому он имеет соответствующие естественно-социальные права. Примером может служить право на достоинство личности, которое возникает и формируется по мере развития общественных отношений, т. е. в той среде, которая принципиально отличает сообщество людей от животного стада, и человек, таким образом, с рождения получает это право на достоинство.
Нетрудно заметить, в том числе и по названию, что естественные права человека базируются на естественной теории права, ранее подвергавшейся в нашей стране критике, что, видимо, является одной из причин явно недостаточной разработанности в правовых науках соответствующих проблем. Между тем еще Г. Ф. Шершеневич в начале нынешнего века писал о том, что уяснение сущности права «невозможно без понимания природы человека во всех ее проявлениях, без проникновения в потребности человека, его способности, стремления. Теория права должна начинать с антропологического момента». По мнению его современника Н. М. Коркунова, каким бы разнообразным и изменчивым ни являлось право положительное, над ним стоит вечное право природы.
В современных международных актах также указывается, вслед за научными доктринами, что естественные права вытекают исключительно из свойств самой личности, что они принадлежат человеку с рождения. Так, ст.1 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах…». О достоинстве, присущем ребенку, свидетельствуют 3,4 и 9 принципы Конвенции о правах ребенка (1959 г.). В Семейном кодексе РФ прямо указывается, что ребенок имеет право на уважение его человеческого достоинства (ст. 54), а способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение (ст. 65).
Наконец, о принадлежности неотчуждаемых прав человека с момента рождения говорится в Конституции Российской Федерации (ст. 17), ГК РФ (ст. 150).
Свои права человек приобретает от рождения, и они не могут как «дароваться» человеку государством, так и произвольно отчуждаться в пользу последнего» . В ст. 17 Конституции РФ речь идет об основных правах, таких как жизнь человека, его достоинство, свобода - естественных правах, характеризующихся неотъемлемостью и неотчуждаемостью. Г. Д. Садовникова, известный конституционалист, считает, что «возможность отчуждения какого-либо из основных прав и свобод ставит под вопрос существование государства с такими характеристиками, какие закреплены в основах конституционного строя» Это так, государство не дарует человеку права, а признает и гарантирует их согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Отчуждение основных прав, ограничение свободы каждого члена общества должно быть разумным и целесообразным, лишь в целях охраны конституционных прав, свобод и законных интересов третьих лиц, защиты нравственности, охраны правопорядка.
Известный дореволюционный российский правовед и философ П. И. Новгородцев естественное право трактовал как вечное, неотъемлемое право человеческой личности, имеющее нравственную природу и характер абсолютной ценности. По мнению С. С. Алексеева, естественное право представляет собой «исходный в жизни людей феномен», а источником этого права являются «либо Бог, либо сама природа, либо иные явления, с ними однопорядковые».
Как видно, большинство авторов в естественное право в обязательном порядке включают его природный источник.
С учетом изложенного естественное право (как социальное явление) можно определить как совокупность сформированных человеческим сообществом прав на фундаментальные социальные блага, обретаемые человеком с рождения.
В действующей Конституции России впервые закреплено "первейшее " естественное право -- право на жизнь (ст. 21 ), а также такие первичные естественные права, как право на достоинство личности (ст. 21), право на свободу, право наличную неприкосновенность (ст. 22). Разумеется, если бы этого сделано не было, то все равно эти права каждый человек имел бы с самого своего рождения. Однако их реализация была бы затруднительна, тогда как закрепление их в Конституции усиливает правовые возможности реализации этих естественных прав, поскольку, обретя форму позитивных прав, они одновременно получают соответствующую конституционную обязанность государства гарантировать провозглашенные права человека и гражданина.
Отметим еще одно обстоятельство, связанное с особенностями реализации естественных прав. Оно заключается в том, что естественные права получают развитие в позитивных правах, но на более низком правотворческом уровне. Например, то же естественное право на жизнь (безотносительно оттого, закреплено оно в Конституции, как сейчас, или нет, как это было в нашей стране в предыдущих Конституциях) обеспечивается целым рядом позитивных прав, например, на защиту со стороны правоохранительных органов в случаях угрозы жизни или право на необходимую оборону.
Взгляды ученых на естественное право и виды естественных прав.
В юридической литературе сложилась неоднозначная трактовка понятия естественного права. Вместе с тем не подвергается сомнению то самое главное, что отличает естественное право, а именно его неотчуждаемость от человека. Естественное право существует само по себе, при этом оно исходит из особенностей человека как социально-биологического существа. Это очень хорошо видно на примере права на жизнь. Человек, родившись, начинает жить, реализуя это данное ему от природы естественное право безотносительно от того, что об этом может записать законодательный орган.
Соответственно право на жизнь можно назвать естественно-биологическим. Однако человек является не только биологическим, но и социальным существом, и поэтому он имеет соответствующие естественно-социальные права. Примером может служить право на достоинство личности, которое возникает и формируется по мере развития общественных отношений, т. е. в той среде, которая принципиально отличает сообщество людей от животного стада, и человек, таким образом, с рождения получает это право на достоинство.
Нетрудно заметить, в том числе и по названию, что естественные права человека базируются на естественной теории права, ранее подвергавшейся в нашей стране критике, что, видимо, является одной из причин явно недостаточной разработанности в правовых науках соответствующих проблем. Между тем еще Г.Ф. Шершеневич в начале нынешнего века писал о том, что уяснение сущности права "невозможно без понимания природы человека во всех ее проявлениях, без проникновения в потребности человека, его способности, стремления. Теория права должна начинать с антропологического момента". По мнению его современника Н.М. Коркунова, каким бы разнообразным и изменчивым ни являлось право положительное, над ним стоит вечное право природы.
В современных международных актах также указывается, вслед за научными доктринами, что естественные права вытекают исключительно из свойств самой личности, что они принадлежат человеку с рождения. Так, ст.1 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах…». О достоинстве, присущем ребенку, свидетельствуют 3,4 и 9 принципы Конвенции о правах ребенка ( 1959 г.). В Семейном кодексе РФ прямо указывается, что ребенок имеет право на уважение его человеческого достоинства (ст. 54), а способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение (ст. 65).
Наконец, о принадлежности неотчуждаемых прав человека с момента рождения говорится в Конституции Российской Федерации (ст. 17), ГК РФ (ст. 150).
Свои права человек приобретает от рождения, и они не могут как "дароваться" человеку государством, так и произвольно отчуждаться в пользу последнего" . В ст. 17 Конституции РФ речь идет об основных правах, таких как жизнь человека, его достоинство, свобода - естественных правах, характеризующихся неотъемлемостью и неотчуждаемостью. Г. Д. Садовникова, известный конституционалист, считает, что «возможность отчуждения какого-либо из основных прав и свобод ставит под вопрос существование государства с такими характеристиками, какие закреплены в основах конституционного строя» Это так, государство не дарует человеку права, а признает и гарантирует их согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Отчуждение основных прав, ограничение свободы каждого члена общества должно быть разумным и целесообразным, лишь в целях охраны конституционных прав, свобод и законных интересов третьих лиц, защиты нравственности, охраны правопорядка.
Известный дореволюционный российский правовед и философ П. И. Новгородцев естественное право трактовал как вечное, неотъемлемое право человеческой личности, имеющее нравственную природу и характер абсолютной ценности. По мнению С.С.Алексеева, естественное право представляет собой "исходный в жизни людей феномен", а источником этого права являются "либо Бог, либо сама природа, либо иные явления, с ними однопорядковые".
Как видно, большинство авторов в естественное право в обязательном порядке включают его природный источник.
С учетом изложенного естественное право (как социальное явление) можно определить как совокупность сформированных человеческим сообществом прав на фундаментальные социальные блага, обретаемые человеком с рождения.
Какие конкретно естественные права здесь имеются в виду? К естественному праву человека авторы обычно относят
право на жизнь, выделяя его в качестве основополагающего (В.А. Кучинский, М.И.Ковалев, В.М.Чхиквадзе и др.). В числе естественных разные авторы называют также: право на свободу (И.Л. Петрухин); право на равенство (А. Б. Венгеров); право на достоинство личности (Ф.М. Рудинский); право на личную неприкосновенность (К. Б. Толкачев); право на охрану здоровья (Н.С. Малеин); право на неприкосновенность частной жизни, на благоприятную окружающую среду (В.А. Карташкин, ЕАЛукашева); право на общение с себе подобными, на продолжение рода (В.К. Бабаев), право на собственность (А. О. Хармати); право на индивидуальный облик (М.Н. Малеина); право на безопасность, на сопротивление угнетению (В.С.Нерсесянц); право на добровольное объединение в союзы, на справедливый судебный процесс (Ю. И. Гревцов);
право народов на определение своей судьбы, право наций на самоопределение, право придти на помощь народу - жертве агрессии, право на эквивалент в экономических отношениях (С. С. Алексеев).
Аналогичное положение сложилось и в нормативных актах. Так, в ст. 17 Конституции Российской Федерации говорится о том, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, однако не уточняется, о каких именно основных правах и в каких случаях идет речь. Однако, как представляется, не все права, зафиксированные во второй главе Конституции, можно относить к числу естественных. Не являются таковыми, например, право обвиняемого на рассмотрение его дела судом присяжных (ст. 47), право потерпевшего на компенсацию причиненного ущерба (ст. 52) и др. Ряд прав, например, право на жилище (ст. 40), при определенных обстоятельствах подлежат отчуждению и также не могут быть отнесены к числу неотчуждаемых. Заметим, что, например, не может быть отнесено к неотчуждаемым право на собственность, поскольку владелец собственности может произвести отчуждение по своей воле -- передать, подарить, наследовать и т. д. Вместе с тем не вызывает никаких сомнений неотчуждаемость таких прав человека, как право на жизнь, на свободу, на достоинство, на личную неприкосновенность. Так, в основе права на жизнь лежит биологическое существование, которое не может протекать вне человека. Стремление к свободе - свойство человеческой личности, свобода не существует без человека, а человек--без свободы.
Изложенное позволяет подчеркнуть еще две особенности естественных прав человека.
Во-первых, они реализуются непосредственно, т. е. без какого бы то ни было правоприменительного акта. Правами на свободу, достоинство, личную неприкосновенность обладают все без исключения люди. Другое дело, что при определенных обстоятельствах они могут быть уменьшены в объеме, в то время как для других конституционных прав (например, на собственность, на жилище, на труд) требуется оформление юридических документов.
Во-вторых, реализация естественных прав осуществляется объективно, независимо от воли людей. Такой вывод основывается на следующих положениях. Человек не выбирает родителей, времени и места рождения, пола; все это он, повзрослев, воспринимает как объективную данность, совершенную помимо его желаний и интересов.
Наряду с правом на жизнь наиболее значимыми естественными правами являются права на свободу, на достоинство личности, на личную неприкосновенность, зафиксированные в международно-правовых документах по правам человека, а также в Конституции Российской Федерации (ст. 20,21). Именно они использовались для иллюстраций в ходе
рассуждений. Более того, именно эти права человека, абсолютно справедливо поставленные в первый ряд в перечне конституционных прав и свобод, исчерпывают круг обобщенных, целостных естественных прав человека, являются первичными естественными правами.
Все другие естественные права представляют собой так называемые вторичные права, исходящие из основных, первичных, либо входящих в первичные в качестве их частей, составляющих. Например, право на охрану здоровья (ст. 41 Конституции Российской Федерации), право на благоприятную окружающую среду (ст. 42) можно считать компонентами права на жизнь. Свобода передвижения (ст. 27), свобода мысли (ст. 29) - составляющие обобщенного понятия свободы.
Единство естественного и позитивного права связано, на мой взгляд, с признанием тезиса о том, что человек есть процесс становления человека. И тогда надо обсуждать не природу, или сущность, человека, а данность человеческих способностей. В соответствии с данной концепцией человек от рождения обладает некими способностями телесно-биологического, психического и поведенческого плана, в силу наличия которых он притязает на некоторые необходимые для него способы и формы существования. Эти притязания составляют основу норм человеческого бытия; нормы могут определяться тем, что человек как телесное и биологическое существо подчинен объективным законам природы, которые выступают как мера необходимого и запрещенного в бытии человека. Человек как сознательное существо способен осознавать конечность своего бытия, смертность. Отсюда следует притязание, или право, человека на жизнь. В отличие от него, животное не притязает на право жить, оно просто живет, совпадая с самим способом своего существования. Это -- пример естественного права человека как индивида, т. е. как отдельного существа, равного другим существам как телесно-психическая реальность. Но мы должны говорить и о правах личности, которые превосходят права индивида. Речь здесь идет о способностях, которые реализуются и оформляются на более высоких уровнях организации человеческого бытия. Личность есть существо автономное, т. е., в известном смысле, самозаконное и самодостаточное. Поэтому, если, например, для индивида естественным является право на жизнь, то для личности столь же естественным может быть и право на смерть. Последнее есть право высокого социального порядка, в котором человек притязает на самостоятельное решение вопроса, -- «быть или не быть». Таким образом, процесс становления человеческих качеств формирует новые более высокие притязания, которые образуют систему естественных прав личности. К ним относятся, например, право на свободу творчества, общения, на достойное человеческое существование и др. Позитивное право, помимо решения других социально значимых задач, должно обеспечивать гарантии соблюдения естественных прав человека.
Совокупность естественных прав образует некую систему координат, в которой всякая позитивная норма получает определение и смысл. Критерием социальной значимости и приемлемости вводимых государством норм поведения субъектов может быть логический критерий непротиворечивости этих норм естественным правам, обязательно признаваемым и гарантируемым государством.
ВОПРОС 4

Государство и право - важнейшие факторы общественной эволюции, непременные спутники современного общества. Теория государства и права - составная часть обществоведения, идейная основа практической юриспруденции. Деятельность государства, принятие и реализация законов, обеспечение прав граждан, поддержание общественного порядка тесно связаны с положениями политико-правовой теории.
Право, как и государство, принадлежит к числу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлений.
Пытаясь понять, что такое право и какова его роль в жизни общества, еще римские юристы обращали внимание на то, что оно не исчерпывается одним каким-либо признаком или значением. Право, писал один из них (Павел), употребляется в нескольких смыслах. Во-первых, право означает то, что «всегда является справедливым и добрым», - таково естественное право. В другом смысле право - это то, что «полезно всем или многим в каком-либо государстве, каково цивильное право».
По мере развития общества и государства у людей, естественно, менялось и представление о праве. Появилось множество различных правовых идей, теорий и суждений, однако изначальные основы, заложенные римскими юристами, особенно в такой отрасли права, как гражданское (цивильное), хотя и в «модернизированном» виде, но сохранилось. Споры о понятии права, ровно, как и о соотношении государства и права, права и закона имели место не только в далеком историческом прошлом. Они продолжались и в XX в., имеют место также дискуссии и в настоящем. Современные исследователи, так же как и их предшественники, выделяют в основном два подхода и два разных определения права.
Один из этих подходов, именуемый позитивистским, ориентируется не только на неразрывную связь государства и права, но и на то, что государство является единственным, исключительным источником права. Право при этом определяется не иначе, как «система общеобразовательных, формально-определенных, государственно-принудительных норм, выражающих возведенную в закон государственную волю господствующего класса и выступающего в качестве классового регулятора общественных отношений».
При таком подходе право полностью или почти полностью отождествляется с законом, а точнее - с нормативно-правовыми актами, исходящими от государства и обеспечиваемыми государством.
Другой подход к праву - непозитивистский, не связывает столь жестко, как первый, понятие права с понятием государства. Право при этом рассматривается как «претендующий на всеобщность и общеобязательность социальный институт нормативного регулирования общественных отношений в целях разумного устройства человеческого общежития путем определения меры свободы, прав и обязанностей и представляющий собой воплощение в обычаях, традициях, прецедентах, решениях референдумов, канонических , корпоративных, государственных и международных нормах правового идеала, основанного на принципах добра, справедливости, гуманизма и сохранения окружающей природной среды».
При таком подходе к праву последнее не отождествляется с законом и подзаконными актами. Закон считается правовым лишь в том случае, если он несет в себе идеи добра, справедливости, гуманизма, если в его содержание «заложен» правовой идеал.
В этом заключается одна из главных причин того, что данный подход, несмотря на свою явную привлекательность, в реальной жизни, на практике является менее распространенным и применяемым, чем первый, позитивистский подход.
Используя последний и неразрывно связывая государство с правом, и, наоборот, теоретически и практически исходят из того, что право в реальной жизни не иначе, как в виде общеобязательных правил поведения (норм), которые непосредственно издаются либо санкционируются (утверждаются) государством. За нарушение их к нарушителю применяются различные меры государственного воздействия.
Государство и право взаимозависимы друг от друга, но в тоже время они относительно самостоятельны друг от друга. Если государство издает правовые акты, обеспечивает их соблюдение и в случае неисполнения содержащихся в них требований применяет принудительную силу, то право, в свою очередь, активно воздействует на государство путем установления общеобязательных для всех его органов, должностных лиц и организаций правил поведения. С помощью норм права закрепляется их статус, определяются рамки их деятельности, устанавливается их структура, порядок деятельности и взаимоотношений.
Государство и право в их соотношении и взаимодействии
Традиционно в науке по вопросу о соотношении государства и права различались два подхода. Первый - этотистский, исходивший из приоритета государства над правом. Согласно этому подходу право рассматривалось как продукт государственной деятельности, как его (государства) следствие. Такой подход имел широкое распространение в отечественной юридической литературе. Считалось, к примеру, что право находится в подчиненном отношении к государству. Фактическим условием для данного подхода служила политическая практика, склонная видеть в праве некий придаток государства. Теоретической предпосылкой являлось формально-догматическое отношение к понятию права как совокупности норм, издаваемых государством.
Другой взгляд на соотношение государства и права утвердился в русле естественно-правовых воззрений. Сторонники так называемой школы естественного права, выводившие понятие государства из общественного договора, исходили из ограничения государством права, что, по их мнению, вытекало из нерушимости естественного закона и не отчуждаемости основанных на нем субъективных публичных прав индивида. С позиции данного подхода праву принадлежит безусловный приоритет в сравнении с государством. Право возникает до образования государства. Оно старше государства, никакое государство и никакая власть не есть первоначальный источник права.
Есть и третья точка зрения на рассматриваемую проблему, позволяющая в определенной мере интегрировать взгляды сторонников отмеченных позиций и в то же время избежать крайностей в оценке связи государства и права.
Согласно этому подходу связь между государством и правом не имеет столь однозначного причинно-следственного характера, государство порождает право или из права рождается государство. Она (связь) видится более сложной и носит характер двусторонней зависимости: государство друг без друга не могут существовать, а значит, между ними имеется функциональная связь.
Рассматриваемый подход позволяет тем самым выявить глубинные связи между государством и правом, избежать односторонности, понять, что дает право государству, и в то же время выяснить истинную роль государства в обеспечении права. Анализ такого рода зависимостей имеет принципиально важное значение для всей общественной практики.
Признание двустороннего характера связи между государством и правом позволяет исключить интерпретацию данного вопроса в духе узконормативного подхода к пониманию права («право исходит от государства» и т.п.). В то же время при данном подходе роль государства по отношению к праву не нивелируется, как это вытекает их некоторых концепций так называемого широкого право-понимания. Государственный нигилизм в такой же мере опасен, как нигилизм правовой. Связь государства и права представляется иной: государство не порождает право, не производит его, а является, с одной стороны, зависимой, подчиненной ему силой, а с другой - мощным средством, поддерживающим и усиливающим мощь права, его потенциал в общественной системе. Государство использует право в качестве средства управления общественными процессами, но лишь в той мере, в какой само право ему это позволяет.
Воздействие государства на право
Государство является непосредственным фактором создания правовых установлений и главной силой их осуществления. Государственная власть имеет конструктивное значение для самого бытия права как особо институционального образования. Она присутствует в праве и как бы проникает в самую суть права.
Государство опекает право, использует его потенциал для достижения целей государственной политики. В тоже время влияние государства на право не следует абсолютизировать и рассматривать в духе этатистских воззрений, признающих право исключительно инструментом (средством) государства, его признаком или атрибутом. Не только государство, но и право обладает относительной самостоятельностью, собственными, внутренне присущими ему закономерностями формирования и функционирования, из чего следует, что право имеет по отношению к государству самостоятельное значение. Если и допустимо рассматривать право в качестве инструмента государства, то лишь с отговоркой, что и государство в той же мере является инструментом по отношению к праву.
Наиболее ощутимое воздействие государства на право проявляется в сфере правотворчества и право реализации. Право формируется при непосредственном участии государства. Однако государство не столько формирует право, сколько завершает право-образовательный процесс, придавая праву определенные юридические формы (нормативный юридический акт, судебный или административный прецедент и др.). В этом смысле государство не является его (права) начальной, глубинной причиной. Государство создает право на институциональном уровне. Причины же возникновения права коренятся в материальном способе производства, характере экономического развития общества, его культуре, исторических традициях народа и пр. Недооценка этого принципиально важного положения ведет к тому, что единственным и определяющим источником права признается государственная деятельность. Именно в этом и заключался основной порок юридического позитивизма. Государство признавалось учредителем права, в буквальном смысле считалось, что оно творит право.
Вряд ли можно согласиться с имеющими распространение в юридической теории взглядами, согласно которым образование права рассматривается в полном отрыве (изолированно) от государства. Вне и помимо конструктивной деятельности государства существовании права как институционного образования немыслимо. Вместе с тем роль государства в правообразовательном процессе достаточно специфична. По настоящему государство вмешивается в правообразовательный процесс лишь на определенных его стадиях. Отсюда творческая роль государства в отношении образования права заключается в следующем.
В осуществлении правотворческой деятельности. Государство в соответствии с познанными законами общественного развития, закономерностями стихийного правогенеза определяет потребность в юридической регламентации тех или иных отношений (деятельности), определяет потребность наиболее рациональную юридическую форму (закон, акт исполнительной власти и др.) и учреждает общие нормы, предавая им авторитетом государственной власти формально-юридический, всеобщий характер. В буквальном смысле это означает, что государство устанавливает нормы права.
В санкционировании государством норм, которые не имеют (не носят) прямого государственного характера. Для некоторых правовых систем такой способ «производства» права является преобладающим. Так, образование мусульманского права характеризовалось как раз тем, что государство санкционировало главным образом те нормы, которые выработаны были мусульманской доктриной. Из истории права известны случаи, когда положением, выработанным правовой доктриной или появляющимися вследствие толкования применяемой нормы, государство придавало общеобязательное значение.
В признании юридически обязательными регуляторами поведения фактически сформировавшихся и существующих отношений и связей (соответствующих им видов деятельности), вследствие чего эти связи и отношения получают юридическое значение. Таким образом формируется так называемое обычное и прецедентное право, признаются в качестве общих норм положения нормативных договоров.
Государство, таким образом, обеспечивает развитие всей системы источников права. Сообразуется с социально-экономическими потребностями, политической ситуацией в обществе, государство в значительной мере оказывает на выбор типов, государственно-юридических средств обеспечения правомерного поведения. В этом смысле можно сказать, что государство управляет правовой средой общества, обеспечивает ее обновление соответственно духу времени.
Достаточно значимой представляется роль государства в обеспечении реализации права. Исторический опыт убедительно свидетельствует о том, что вне и помимо государства использование его ресурсов, осуществление правовых установлений было бы вообще невозможно. Назначение государства как раз и проявляется в том, что оно своей деятельностью призвано создавать фактические, организованные юридические предпосылки для использования гражданами, их организациями предоставленных законом возможностей в целях удовлетворения самых разнообразных интересов и потребностей. Активность государства - необходимое условие утверждения правовых начал в общественной жизни. Государство обязано проявлять эту активность, иначе оно не соответствует своему предназначению, вследствие чего государственная власть утрачивает легитимный характер.
Государство, далее, обеспечивает охрану права и господствующих правовых отношений. Государственное принуждение является постоянно существующей гарантией, которой подкрепляется право. За ним всегда стоят сила, авторитет государства. Уже сама угроза государственного принуждения охраняет право. Тем самым упрочивается правопорядок, создается режим наибольшего благоприятствования для конструктивных действий социальных субъектов.
Государство, следовательно, способствует распространению права в социальном пространстве, оно обязывает участников общественных отношений действовать по праву, исключать противоправные подходы в достижении общественно значимых результатов.
Несомненно, объективно существует пределы воздействия государства на право. И прежде всего это обусловлено регулятивным потенциалом самого права, возможностями государства, его структур обеспечить действие права в данных социально-экономических и политических условиях. Государство не может также использовать право в противоречии с его истинным назначением. Важна по этой причине научно обоснованная, эффективная юридическая политика государства, позволяющая наиболее рационально и в интересах общества использовать правовой инструментарий.
Воздействие права на государство
В специальной литературе проблеме влияния права на государство удалено мало внимание. Между тем государство нуждается в праве не меньше, чем право в государстве. Зависимость государства от права проявляется: 1) во внутренней организации государства и 2) в его деятельности.
Исторический опыт доказывает, что для своего существования государства, как организация, нуждается в праве. Право оформляет структуру государства и регулирует внутренние взаимоотношения в государственном механизме, взаимоотношения между его основными звеньями. Посредством права закрепляются форма государства, устройство государственного аппарата, компетенция государственных органов и должностных лиц. Право создает юридические гарантии против возможной узурпации власти одной из ветвей власти. Таким образом, отношение между государственными структурами получают правовое регулирование, превращаются в правоотношения.
С помощь права определяются место, роль, функции частей государственного механизма, их взаимодействие с другими органами и населением. Упорядочивая внутри организованные связи государства, право позволяет обеспечить рациональное устройство структуры государства. Нормативно-юридические акты правоустановительного характера формируют государство как систему с развитым органическим построением. Тем самым право создает юридические предпосылки для эффективной работы всех звеньев государственной машины.
Известны два метода, посредством которых государство навязывает свою волю обществу: метод насилия, присущий тоталитарным государствам, и цивилизованное управление социальными процессами с помощью правового инструментария. Такой метод органично присущ государствам с развитым демократическим режимом. Следовательно, современное демократическое государство не может вне и помимо права осуществлять свою деятельность. Право составляет необходимую сторону, аспект, свойство государственной деятельности. Такое качество присуще праву, поскольку оно незаменимо как обще-социальный регулятор и его использование обусловлено объективными факторами, находившимися вне государства. Право навязывается государству в силу необходимости, поэтому оно в принципе не может пренебречь правовой формой. Государство без ущерба для общества не может манипулировать правом или освободить от него.
Обобщенно можно отметить ряд направлений, характеризующих организующую роль права в отношении к государству:
Право воздействует на государство при его взаимоотношениях с населением, отдельной личностью. Государство воздействует на граждан через право и в границах правовых требований; в свою очередь, и граждане воздействуют на государство с помощью права. Ценность права измеряется главным образом тем, в какой мере оно обеспечивает и обеспечивает ли вообще гармоничное и прогрессивное развитие личности и расширение ее свободы. С этой точки зрения ценность права если и обусловлена связью с государством, то лишь в той мере, в какой само государство поставлено на службу.
Право легализует государственную деятельность, обеспечивает дозволенность охранительных и принудительных мер государства. Государственная деятельность посредством права вводится в строгие рамки юридических требований, приобретает юридическую форму.
Посредством права определяются границы деятельности государства, обозначаются пределы вмешательства в частную жизнь граждан.
Право закрепляет специфические интересы наций и народностей и тем самым воздействует на государственную власть в ее взаимоотношениях с нациями и народностями.
Правовая форма обеспечивает возможность осуществления действенного контроля за деятельностью государственного аппарата и тем самым создает юридические гарантии ответственного поведения государства перед населением.
Право выступает в современных условиях языком общения государства не только с населением, но и с другими государствами, мировым сообществом в целом.
Право (и только оно) является основным средством легитимации государственного принуждения. Право определяет основания, пределы и формы государственного принуждения.
Итак, государство как суверенная власть не может существовать и функционировать вне права. Концепция господства права (правового государства) как раз исходит из того, что право в интересах личности, общества в целом связывает, ограничивает государство. Оно выступает мощным ограничителем государственного произвола. В указанном смысле право выступает как сила, способная подчинить государство. Образно говоря, право выступает над государством для того, чтобы господство не встало над обществом.
В современных условиях связывающая роль права в отношении государства усиливается. При этом наблюдается следующая закономерность: чем точнее право отражает объективные потребности общественного развития, тем в большой мере оно связывает государство. Активность государства в этом случае не подавляется. Напротив, она расходуется результативно и исключительно в интересах общества и отдельной личности. Только будучи связанным с правом, государство может действовать свободно, а значит, соответствует своему историческому предназначению.
ВОПРОС 5

Актуальность и важность проблемы соотношения права и закона обусловлена постоянной необходимостью соотносить право и закон в процессе правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности, ибо не все законы, создаваемые государством имеют правовое содержание, а подчас и прямо противоречат ему. Поэтому необходим четкий критерий в соответствии, с которым можно было судить о законе как правовом или неправовом, в противном случае не будет понятно, когда закон утрачивает характеристики правового и становится неправовым, или даже произволом. Можно ли, например, право фашисткой Германии, которыми были нарушены элементарные права человека, считать правом? Скорее всего, это был, закрепленный государством произвол, хотя внешне все формальные признаки права были налицо: нормы устанавливались государством и охранялись им от нарушений. Если наука не выделит четкого критерия, позволяющего отделить подлинное право от произвола и других, переходных к нему форм, то будет возможность трактовать в качестве права неправовые процессы и явления в процессе юридической практики.
Таким критерием выступает сущность права. К сожалению, в современной теории права нет единого понимания сущности права, это обусловлено, прежде всего, сложность права, многообразие проявления его в обществе, невозможность определить ее “эмпирическими принципами” (как полагал Кант: “что считается правом, то есть, что говорят или говорили о праве в том или другом месте в то или другое время юрист еще может указать, но является ли то, что они требуют правом, и каков всеобщий критерий, на основании которого можно вообще различать правовое и неправовое, -это остается для него тайной, если он хоть на время не отвлечется от эмпирических принципов, а не поищет ответов в одном лишь разуме. Чисто эмпирическое учение о праве -это голова, которая может быть красивой, но не имеет мозга”/3, c.432/), а также различными методологическими основаниями подходами исследователей различных школ.
Цель исследования данной курсовой работы, во-первых, анализ существующих трактовок понимания права (нормативной, марксисткой и других) и нахождение их достоинств и недостатков , во-вторых нахождение основных сущностных характеристик права, и, наконец, формулирование определения правового закона, ибо это определение является решением проблемы соотношения права и закона.
Сущность как философская категория
Прежде чем анализировать разнообразные трактовки сущности права требуется определить, что является сущностью того или иного предмета. Под сущностью в философии понимается то, что составляет суть явления, процесса, веще, совокупности устойчивых, постоянных характеристик, определяющих свойства этих объектов. То есть при определение сущности права надо найти отличительные особенности права, как социального регулятора, который как мы знаем имел у разных народов в разное время разное содержание. Как уже было сказано, понятие сущности права остается до сих пор дискуссионным.
По моему мнению, все концепции, авторы которых стремятся объяснить соотношение закона и права, можно разделить на три группы: отождествляющие сущность закона и права; рассматривающих сущность права через призму иных явлений (экономический строй, психика человека и так далее) и уже, исходя из сущности этих явлений, решают проблему соотношения права и закона; рассматривающие сущность права как явление самостоятельное и не определяемое сущностями других явлений и процессов. К первой группе относятся легизм и нормативизм, ко второй группе концепции исторической, психологической, социологической, марксисткой школы, к третьей либертально-юридическая (или просто юридическая) концепция права.
Позитивизм и советский легизм - концепции, отождествляющие право и закон
Согласно этим теориям сущность права и закона нельзя различать, и таким образом “закон есть форма, а право это не один закон, а вся сумма или совокупность законов”/2, c.54/ или “ совокупность норм абстрактного долженствования”/3, c.69/. И поэтому право представляет собой совокупность норм установленных государством и, обеспеченных его принудительной силой. Стремление отождествить право и закон. Конечно имеет под собой определенное основание: в этом случае рамки права строго формализуются, становятся более “чистыми”, правом признается лишь то, что возведено в закон: вне закона нет и не может быть права.
Однако в русле такого подхода легисты и нормативисты сводят право к закону и трактуют его принудительный характер как сущность права и его отличительную особенность. По такой логике получается, что официальная власть может возвести неправо ( и вообще все неправовые социальные нормы) может по своему усмотрению и произволу возвести в право. С помощью принуждения (приказа власти) решаются таким образом задачи не только субъективного характера (формулирование норм законодательства), но и объективного плана (формулирование и создание самого права), а также научного профиля (установление и выяснение специфики права, его отличие от иных социальных норм).
Приверженцы такого позитивистского отождествления права и закона сводят проблему социального смысла и роли права к вопросу о принудительно-регулятивном значение норм законодательства. Праву при этом придается узкое технико-инструментальное значение: оно выступает лишь как официально-властное орудие и подходящее средство для осуществления социального управления, регламентации и контроля. Причем выбор тех или иных норм и направление правовой регуляции оказывается, согласно такому подходу, результатом волевого решения законодателя, а соотношение и взаимодействие различных социальных норм - волюнтаристски манипулируемой психологией , приноровленной к тем или иным целям определенной социальной группы (“господствующего класса”, партии, нации).
При сведении права совокупности норм, оно становится чем-то внешним для человека, навязанным ему сверху. Подобная узкая трактовка искажает право, так как для человека ценны норы не сами по себе, а те реальные возможности и блага, которые они обеспечивают.
Такой односторонний инструментально-технический взгляд на право, игнорируя объективную социальную природу, сущность и функции, закрывая путь к выяснению действительного места и роли права в соционормативной системе, его подлинной специфики и сознательной ценности, его объективно обусловленных и общественно необходимых связей с другими социальными нормами.
Марксистское понимание сущности права
Право и государство согласно марксистскому историко-материалистическому учению являются надстроечными явлениями (формами), обусловленные базисными (производственными, экономическими) отношениями частнособственнического общества. Правовые отношения (и право в целом) возникают, по Марксу, из экономических отношений частной собственности и обслуживают эти отношения, являясь необходимой формой их выражения и существа. Марксистская концепция права выделяли классово-волевой характер. В знаменитой формуле из “Манифеста Коммунистической партии” авторы, обращаясь к классовым противникам утверждают : ”Ваши идеи сами являются продуктом буржуазных производственных отношений и буржуазных отношений собственности, точно также, как ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса”/6, c.37/. Классово-волевое понимание буржуазного права, высказанное в этой формуле, было затем было распространено и на понимание вообще сущности права. Классовые интересы, определяемые материальными условиями жизни соответствующего класса (отчего этот подход и обозначился как материалистический), выражаясь через волю господствующего класса в виде законов - вот, что объявляется сущностью права.
Однако, следует заметить, что при рабовладельческом строе, и при феодализме право по-прежнему оставалось традиционным, обычным и не играло существенной роли в системе социального регулирования. Следовательно, классовую сущность имела вся нормативно-регулятивная система, в которой право было еще чужеродным и слаборазвитым образованием. Только с утверждением буржуазного экономического и социального строя и соответствующей системы духовных ценностей право как регулятор общественных отношений вышло на первый план.
И, как считает Керимов, “нельзя характеризовать право одновременно как волю господствующего класса и как совокупность юридических норм по той причине, что воля, будучи предметной, действующей, практической реализующейся формой сознания, не может быть сведена к совокупности правовых как к некой статичности, она непременно предполагает реальное действие норм, предметное воплощение в реализации общественных отношениях”/5, c.186/.
Право в контексте такого понимания не имеет сущности право вообще, а есть лишь сущности исторических типов права различных общественно-экономических формаций (рабовладельческое, феодальное, буржуазное) и уничтожение собственности в фазе коммунизма приводит к отмиранию права. Поэтому получается, что характеристика закона как правового неуместна, а есть лишь закон, соответствующий экономическому строю и не соответствующий.
И классовые характеристики отдельных нормативных актов не могут определять сущности права, и происхождение этого социального института, и его качества как регулятивной, первоначально организационно-трудовой системы, есть встроенность в само существование человеческой цивилизации, обеспечение стабильности, устойчивости, упорядоченности общества, смягчение агрессивности, нахождение и закрепление компромиссов вместо взоимоуничтожения, определения справедливости, гуманности - вот главные задачи права.
Естественная правовая трактовка сущности права
Согласно естественно-правовой концепции: естественное право- воплощение объективных свойств и ценностей "настоящего права", выступающего в виде должного образца, цели и критерия для оценки позитивного права и соответствующей право устанавливающей власти (законодателя, государства в целом), для определения их естественно-правовой значимости, ценности. При этом естественное право понимается как уже по своей природе нравственное (религиозное, моральное) явление и исходно наделяется соответствующей абсолютной ценностью. В понятие естественного права, таким образом, наряду с теми или иными объективными свойствами права (принципом равенства людей, их свободы), различные нравственные, моральные характеристики.
Стремление подвести прочную моральную основу под законодательство и отдельные законы, - несомненно, весьма благородное дело. Можно только мечтать о том, что под каждым издаваемым в той или иной стране законом стояла солидная моральная, нравственная основа. Однако категории зла и добра важны для определения сущности морали, но не сущности права. Мораль это тоже нормативный социальный регулятор, однако, нормы права и нормы морали имеют существенные различия. Мораль- это область нравственных ценностей, которые признаются индивидами, их коллективными объединениями, обществами. Содержание и размеры данной категории этой сферы меняются течением времени и у различных народов и слоев населения. Мораль обеспечивает совместную жизнь людей, утверждая начала справедливости, гуманизма, терпимости, словом, всего того, что способствует социализации человеческого существования. Вместе с тем нормы морали складываются спонтанно, хаотически, в отличие от норм права, которые являются в основном являются результатом институализированной деятельности. Если нормы права - это результат самоорганизации и организации регулятивной системы, то мораль- итог главным образом самоорганизации. Нормы морали имеют весьма динамичное, меняющееся содержание. Зло и добро, хорошее и плохое, честь, совесть, долг, справедливость - эти и другие моральные категории исполняются индивидом в зависимости от условий жизни, духовных и иных потребностей, принадлежности к определенной социальной группе, профессии, к отдельному обществу, причем на соответствующем его этапе развития.
В результате такого смешения права и морали (религии) естественное право представят собой как симбиоз различных социальных норм, как некий ценностно-содержательный нравственно правой комплекс, с позиций которого выносится то или иное решение (как правило, негативное). При таком подходе позитивное право и государство оцениваются не, сколько с точки зрения собственно правового критерия (тех объективных правовых свойств, которые присутствуют в соответствующей концепции естественного права), столько по существу с этических позиций, с точки зрения, представления автора данной концепции о нравственной (моральной, религиозной) природе и нравственном содержании настоящего права. Совокупность подобных нравственно-правовых свойств и содержательных характеристик естественного права в обобщенном виде трактуется при этом как выражение как выражение всеобщей и абсолютной справедливости права, которому должно соответствовать позитивное право и деятельность государства в целом.
Понятие естественно-правовой справедливости наполняется при этом определенным, особым, ограниченным в рамках концепции данного автора явлением и, следовательно, чисто нравственным содержанием. Иначе говоря, здесь мы имеем дело с материально-содержательной, а не с формально-логической (на уровне теоретических, абстрактных принципов, форм и норм долженствования) трактовкой понятия справедливости. Уже в силу такого совмещения (и смешения) в естественно-правовой (и в любой нравственно и вообще материально-содержательной толкуемой) справедливости формальных и содержательных (материальных, фактических) компонентов она - по определению - не является принцип в специальном смысле этого понятия как теоретической категории и формального предмета.
Какими благими намерениями эти авторы не руководствовались - усилить регулятивные начала права, избежать произвола, субъективизма при создании позитивных законов, способствовать общечеловеческой ценности права, трактовать право с позиции высших, моральных ценностей, разума и тому подобное- сведение права к морали, объединение этих начал в определение права объективно ведет к большим социальным издержкам, и, прежде всего, из-за динамичности содержания моральных начал. Что справедливо в тех или иных социальных ситуациях и кто будет определять в конкретных случаях - это вопрос, на который не могут ответить представители естественно-правовой концепции сущности права.
Иные концепции сущности права.
Историческая школа права отрицает сущность права, утверждая, что у всякого народа есть только свойственное только ему право не похожее ни на какое другое. Право каждого народа и есть проявление “народного духа”, выражающее “общее согласие”, ”общее убеждение” народа. Оно результат исторического процесса. Передаваясь как бы ”с молоком матери”, от поколения к поколению, право саморазвивается и постепенно складывается подобно языку и нравам.
То есть каждый народ имеет свое самобытное право, и сущность права для каждого народа разная, которая смыкается с ”народным духом”. Причем существование этого ”народного духа” гипотетично, и во многом основано на вере. Что касается проблемы соотношения права и закона, то историческая школа права, как мне кажется, не смогла ясно показать их действительное соотношение. Ведь, исходя из данной теории, можно обосновать любой произвол, как соответствующий “народному сознанию”.
То же самое можно сказать и о другой, психологической школе права. Здесь право и его сущность выводиться из процессов, протекающих в психике человека. “Право -это особого рода сложные эмоционально- интеллектуальные психические процессы, совершающиеся в психике индивида”/7, c.412/. Сущность права подменяется другим явлением: психикой человека, и опять же возникают сходные проблемы. Как определить правовой характер закона, и кто будет это делать, ведь мы знаем, что “процессы, совершающиеся в психике индивида” носят часть индивидуальный и иррациональный характер.
Близко к данной школе стоит и социологическая школа права. Право, по мнению представителей данной школы, состоит из отдельных норм, которые устанавливают непосредственно судьи, причем важную роль отводиться психическим переживаниям судьи по поводу того, что есть право при разрешение данного дела. Исходя из вышесказанного, получается, что представители социологической школы обосновывают и оправдывают административный и судебный произвол, как “право в действие”, “живое право”, в процессе применения. То сущность права проистекает из тех правоотношений, возникающих в реальной жизни. Но ведь так можно возвести в ранг закона любое произвольное решение чиновника, и юридическая практика осуществляется здесь в крайне широких пределах.
Итак, невозможно объяснить соотношение права и закона исходя из рассмотренных выше подходов, так как согласно первому “право” (в понимание сторонников позитивизма) не обладает никаким объективным свойством или специфическим принципом, с помощью которых можно выявить правовой или антиправовой характер официально-властных актов, законодательства.
Согласно ж второму сущность права фактически сливается или просто подменяется сущностью других процессов и явлений, что делает невозможным определения соотношения права и закона, да и самого правового критерия.
Поэтому следует рассмотреть третий подход, либертально-юридический, рассматривающий сущность права как категорию самостоятельную, и ее признаки, независящие относительно исторического развития, как-то всеобщность, формальное равенство, свобода, справедливость, общеобязательность.
Формальное равенство-равенство правовое.
Основанием правового уравнения различных людей является свобода индивидов в общественных отношениях, признаваемая и утверждаемая в форме его правоспособности и правосубъектности. В этом состоит специфика правового равенства и права вообще. Правовое равенство в свободе как равная мера свобода означает и требование соразмерности, эквивалентности в отношениях между свободными индивидами как субъектами права. Правовое равенство- это равенство свободных и независимых друг от друга субъектов права по общему для всех масштабу, общей норме равной мере. Там же, где люди делятся на свободных и несвободных, последние относятся не к субъектам, а к объектам права и на них принципы правового равенства не распространяются, например, рабы в Риме. Формальное (правовое) равенство- это то, что отрицается фактическим равенством. Однако, если рассматривать фактическое равенство, то оказывается, что оно существует рационально только как отрицание. В качестве утверждения - это иррациональная, вербальная конструкция, подразумевающая нечто иное, чем равенство. Именно благодаря своей формальности равенство может стать и реально становится средством, способом, принципом регуляции фактического, формальным своеобразным и формализованным измерителем всей фактической действительности. Так обстоит дело и с формально-юридическим равенством. Принцип формального равенства представляет собой постоянно присущий праву принцип с исторически изменяющимся содержанием. В целом историческая эволюция содержания объема, сферы действия принципа формального равенства не отвергает, а наоборот, подкрепляет значение данного принципа в качестве отличительной особенности права в его соотношении с другими социальными регуляторами. С учетом этого можно сказать, что право- это нормативная форма выражения свободы посредством принципа формального равенства людей в общественных отношениях. Право как форма регуляции отношений по принципу равенства, конечно, не уничтожает и не может уничтожать исходных различий между разными индивидами, но лишь формализует и упорядочивает эти различия по единому основанию, трансформирует неопределенные формальные в формально определенные неравные права свободных, независимых друг от друга личностей. В этом по существу состоят специфика и смысл, границы (и ограниченность) и ценность правовой формы опосредования, регуляция и опосредования общественных отношений.
С принципом формального равенства связано понимание права как формы общественных отношений. Специфика правовой формальности обусловлена тем, что право выступает как форма общественных отношений независимых отношений независимых субъектов, подчиненных в своем поведении общей нормы. Независимость этих субъектов друг от друга в рамках правовой формы и взаимоотношений и одновременно их одинаково равная подчиненность общей норме определяют иным и существо правовой формы бытия и выражения свободы.
Для всех тех, чьи отношения опосредуемые правовой формой, -как бы ни узок этот правовой круг, -право выступает как всеобщая форма, как общезначимый и равный для всех этих лиц, различных по своему фактическому, физическую, умственному, имущественным положению. В целом всеобщность права как единого и равного (для того или иного круга отношений, масштаба и меры, а именно меры свободы) означает отрицание произвола и привилегий (в рамках этого правового эта формальность- внутренне необходимое, а случайное свойство всякого права. Форма здесь не внешняя оболочка. Она содержательна и единственно возможным, точно и адекватно выражает суть опосредуемой данной формы (то есть охватываемых и регулируемых правом) отношений -меру свободы индивидов по единому масштабу. Своим всеобщим масштабом и равной мерой право измеряет, отмеряет и оформляет именно свободу индивида в человеческих взаимоотношений - в действиях, поступках, словом, во внешнем поведении людей. Дозволения и запреты права как раз и предоставляют собой нормативную структуру и оформленность свободы в общественном бытие людей, пределы доступной свободы, границы между свободой и несвободой на соответствующей ступени человеческого развития.
Свобода. Правовое поле- сфера действия и граница свободы.
Свобода индивидов и свобода их воли- понятия идентичные. Воля в праве - свободная воля, которая соответствует всем сущностным характеристикам права и тем самым отлична от произвольной воли и противостоит произволу. Волевой характер права обусловлен именно тем, что право- это форма свободы людей, то есть свобода их воли. Этот волевой момент (в той или иной, верной или неверной интерпретации) присутствует в различных определениях и характеристиках права в качестве воле установленных положениях, выражения общей воли, классовой воли.
Какой-то другой формы бытия и выражения свободы в общественной жизни людей, кроме правовой. Человечество пока еще не изобрело. Люди свободны в меру их равенства и равны в меру их свободы. Неправовая свобода без всеобщего масштаба и единой меры, словом, так называемая “свобода без равенства это идеология элитарных привилегий, а так называемое “равенство без свободы идеология рабов и угнетенных масс (с требованиями “фактического равенства”, подменой равенства уравниловкой). Или свобода (в правовой форме), или произвол (в тех или иных проявлениях).
Можно сказать, что историческое развитие свободы и права в человеческих отношениях предоставляет собой, таким образом, прогресс равенства людей в качестве формального (правового) равенства- первоначально несвободная масса людей постепенно, в ходе исторического развития преобразуются в свободных индивидов. Правовое равенство делает свободу возможной и действительной во всеобщей нормативно-правовой форме, в виде определенного правопорядка.
Справедливость как равная мера действий людей.
Понимание права как равенства включает в себя с необходимостью и справедливость. В контексте различия права и закона это означает, что справедливость входит в понятие права, что право по определению справедливо, а справедливость - внутреннее свойство и качество права, категория и характеристика правовая, а не внутри правовая. Поэтому всегда уместен вопрос о справедливости и несправедливости закона- это по существу вопрос о правовом или неправовом характере закона, его соответствие и несоответствие праву. И по смыслу, и по этимологии справедливость (iustitia) восходит к праву (ius) и обозначает наличие в социальном мире правового начала и выражает его правильность, императивность и необходимость. Внутреннее единство справедливости и правового равенства (общеобязательности и одинаковости его требований в отношение всех, включая и носителей власти, устанавливающих определенные правоотношение) и выражение соразмерности и эквивалента, зафиксирован в традиционном естественно-правовом определении справедливости как воздаяния равным за равное является наиболее важным аспектом справедливости и равенства.
В обобщенном виде можно сказать, что справедливость -это самосознание, самовыражение и самооценка права и потому вместе с тем правовая оценка всего остального вне правового. С позиции правовой всеобщности (формально-определенной всеобщности правового равенства, свободы и справедливости), в равной мере значимой для всех, независимо от их моральной, религиозных, социальных, политических и иных различий, позиций и интересов, все эти внеправовые начала с представлениями в них особыми потребностями, требованиями и так далее - лишь особенные в общем, пространстве бытия и действия права и правовой справедливости. Специфические объекты, а не субъекты справедливой регуляции. Право (и правовой закон) не отражает, конечно, все эти особенные интересы и притязания, и они должны найти в нем свое надлежащее (то есть справедливое) признание, удовлетворение и защиту. А это возможно только потому, что справедливость (и в целом право, правовой подход и принципы правовой регуляции) не сливаются с самими этими притязаниями и не являются нормативным выражением и характеристикой какого-либо одного из таких частных интересов. Напротив справедливость, представляя всеобщее правовое начало, возвышается над всем этим партикуляризмом, “взвешивает” (на единых весах правовой регуляции и правосудия, посредством общего масштаба права) и оценивает их формально равным и одинаково справедливым для всех мерилом.
Собственно этот момент различия или отождествления права и закона и обозначает принципиальное отличие между двумя противоположными типами правопонимания, которые можно назвать юридическим и легистким.
Проистечение общеобязательности права из правовой необходимости
По существу именно такой для юридического правопонимания вопрос: “Что есть право?” является “подлинным” вопросом, действительной проблемой. Для нормативного же подхода такого вопроса в подлинном смысле просто не существует, поскольку для него право- это уже официальное данное, действующее, позитивное право.
Для юридического правопонимания право- это не просто произвольное и субъективное властное веление, а объективное и самостоятельное, обладающее своей (не зависящей от законодателя) собственной природой, своей сущностью и своей спецификой, словом -своим принципом.
Этим принципом право является принципом формального равенства, выражающей существо и особенности права, его отличие от других социальных явлений, норм и регуляторов.
Анализ принципа правового равенства свидетельствует о внутреннем единстве и общем смысле формального равенства, единого масштаба и равной меры свободы индивидов, всеобщей справедливости. Эти смысловые компоненты принципа правового равенства (и вместе с тем системные характеристики объективных свойств права) представляют взаимосвязанные образования сущности права в его взаимосвязи с законом. К этим исходным сущностным определениям права (или определением сущности права) в процессе так называемой "позитивизации права", его выражения в виде закона, добавляется новое определения - властная общеобязательность того, что официально признается и устанавливается как закон (позитивное право) в определенное время и в определенном социальном пространстве. Но закон (то, что устанавливается в качестве "права") может как соответствовать, так и противоречить праву, быть (в целом или частично) формой официально-властного признания, нормативной концентрации и защиты как права, так и иных (не правовых) требований, дозволений и запретов. Только как форма выражения права закон представляет собой правовое явление. Благодаря такому закону принцип правового равенства (и вместе с тем всеобщность равной меры свободы) получает государственно-властное, общеобязательное признание и защиту, приобретает законную силу. Лишь, будучи формой выражения, объективно обусловленных свойств права закон становиться правовым законом. Правовой закон - это и есть право (со всеми его объективно необходимыми свойствами), получивший официальную форму признания, конкретизации и защиты, - словом, законную силу.
Реальный процесс, "позитивизации" права, его превращения в закон, наряду с необходимостью учета объективных свойств и требований права, зависит от многих других объективных и субъективных свойств, факторов (социальных, экономических, политических, духовных, культурных, собственно законотворческих и так далее). И несоответствие закона праву может быть следствием правоотрицающего характера строя, антиправовой позиции законодателя или разного рода его промахов и ошибок, низкой правовой и законотворческой культуры. В борьбе против правонарущающего закона в процессе исторического развития свободы, права и государственности сформировались и утвердились специальные механизмы, процедуры и правила как самой законотворческой деятельности (и в целом процесса "позитивизации" права), так и авторитетного, эффективного контроля за соответствием закона праву (система сдержек и противовесов в отношениях межу различными властями, общесудебный, конституционно-судебный, прокурорский за правовым качеством закона и так далее).
В общеобязательности закона (позитивного права) есть два различных момента- официально-властный и правовой. Первый момент состоит в том, что закон как установление официальной власти наделяется его поддержкой и защитой, обеспечивается соответствующей санкцией на случай нарушения закона. С этой точки зрения кажется, будто общеобязательность закона -лишь следствие произвольного усмотрения власти, обязательности ее велений, приказов, установлений. Здесь же лежат корни легизма, согласно которому общеобязательный приказ и есть право.
Второй момент состоит в том, что закон наделяется общеобязательностью только потому, что он выступает именно как право, а не просто как какое-то иное неправовое установление и явление. Ведь власти (и легисты) говорят не только об общеобязательности закона, но одновременно утверждают, что это и есть право.
В этой претензии закона быть правом проявляется то принципиальное обстоятельство, что у закона (позитивного права) нет своей собственной сущности, отличной от сущности права. У общеобязательных установлений и актов власти нет даже собственного наименования и единого общего звания, и приходиться их обозначать с помощью разного рода добавочных прилагательных к слову "право".
С позиций признания правовой природы и сущности закона ясно, что общеобязательной силой должен обладать только правовой закон. Иначе пришлось бы признать, что ничего собственно правового нет, что с помощью силы и насилия можно всякий произвол превратить в право. Но объективная природа права проявляется и там, где ее отрицают: даже тиранические, деспотические, тоталитарные акты выдаются их авторами и апологетами за "право" и "справедливость". Возможность злоупотребления понятием права и формой закона в антиправовых целях, разумеется, не обесценивает роль и значение закона как правового по своей природе явления, как необходимой общеобязательной формы выражения и действия права в социальной жизни людей. Двуединая задача здесь состоит в том ( в достижение такого состояния и регулирования), чтобы только праву придавалась законная (официально-властная, общеобязательная) сила и вместе с тем, чтобы закон был всегда только правовым.
В контексте различия и соотношения права и закона общеобязательность закона обусловлена его правовой природой и является следствием общезначимости объективных свойств права, показателем социальной потребности и необходимости властного соблюдения, конкретизации и защиты принципа и требований права в соответствующих официальных актах и установлениях. И именно потому. Что, по логике, не право - следствие официально- властной общеобязательности, а наоборот эта общеобязательность выступает как еще одно необходимое определение права (а также права в виде закона) в дополнение к исходным определениям об объективных свойствах права. Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и вот, что общеобязателен только правовой закон. Основное различие между исходными определениями права, фиксирующими, и этим дополнительным определением состоит в том, что объективные свойства права не зависят от воли законодателя, тогда как общеобязательность правового закона, подразумевается объективной природой права, зависит от воли законодателя (от официально-властного опосредования между требованиями права и формой их конкретного законодательного выражения, от властных оценок и решений), и от ряда объективных условий (стадии развития социума, наличие условий, объективной необходимости для появления и действия правовых законов) Еще Фома Аквинский писал по этому поводу: ”Для того, чтобы воля выраженная в поведение, могла иметь свойства права, она должна быть в согласии с разумом. В этом смысле следует понимать выражение, по которому воля суверена имела бы свойство беззакония скорее, чем закона.… Поскольку закон главным образом повелевается для общего блага, любые другие предписания индивидуально произведенные, не могут обладать правовой природой”. Причем правовая природа понималось Фомой Аквинским как то, “что составляет существо человеческих действий, потому что оно есть их правило и мера“.
Понятие правового закона.
Обобщая вышесказанное, можно дать определение правового закона. Правовой закон есть адекватное отражение сущностных характеристик права, то есть общеобязательную систему норм всеобщего равенства, свободы и справедливости. Следует подчеркнуть, что это именно сущностное определение правового закона, не затрагивающее правовое содержание (потому что, как показано выше, оно изменяется с течением времени). Данное определение носит общий характер и распространяется на все типы и системы позитивного права, правда, лишь в той мере и постольку, в какой и поскольку последние соответствуют объективной природе и требованиям права и действительно отражают право, а не произвол. Поэтому данное определение выступает также как масштаб и критерий для проверки и оценки правового качества, практически действующих систем и типов позитивного права, для определения того, действительно ли речь идет о позитивизации права или формы права и закона используются в антиправовых целях, для прикрытия произвола и насильственного установления тирании, деспотизма и тоталитаризма.
Проблема соотношения права и закона будет стоять перед человечеством всегда. Было бы наивно утверждать и ожидать, когда-нибудь все законы будут правовыми. Но общественные отношения с течением времени претерпевают изменения (иногда даже кардинальные), и форма и содержание - эти неотъемлемые характеристики права- также должны изменяться. И в процессе создания новых законов всегда неизбежны ошибки как субъективного, так и объективного характера.
Поэтому сущность права служит и критерием, определяющим правовой (или неправовой) характер закона, но и ориентиром, неким “маяком” для законодателя в процессе законотворчества. Конечно, сущность такого сложного и многогранного явления как право познать до конца достаточно трудно. И либертально-юридическая концепция лишь одна из множества других концепций, делающих попытку познать сущность права. Однако, она может сыграть позитивную роль, так как решительно порывает с узконормативной и во многом заидеологизированной трактовкой, бывшей ведущей в недалеком прошлом.
ВОПРОС 6

Вопрос о происхождении государства в течении не одного столетия был предметом долгих дискуссий. Одним из самых старых объяснений происхождения государства является теократическая теория, т.е. божественного происхождения, согласно которой государство, как форма общения, предписано человеку Богом. Существует юридическая формула: всякая государственная власть происходит от Бога, и все государи осуществляют свою власть как исполнители воли божьей.
Иное объяснение дается государству с точки зрения теории договорного происхождения. Переход от естественного (догосударственного) состояния общества к государственному достигается сразу - путем соглашения, заключения договора, которым люди соединяются в одно государство и подчиняются тут же устанавливаемой государственной власти.
Наука знает и другие гипотезы происхождения государства, которые, как и вышеназванные, не подкрепляются данными исторической науки, рассматривающей государство как результат закономерного исторического развития.
Возникновение государства связано с разложением родового строя, появлением частной собственности, классовым расслоением общества и другими причинами.
Формирование государства у разных народов шло различными путями. Это обусловило различные точки зрения в объяснении причин возникновения государства.
Одной из древнейших теорий происхождения государства является теологическая теория. Она исходит из того, что происхождение и существование государства является результатом проявления божьей воли. Согласно теологическим учениям, государство служит воплощением божественного провидения и потому государственная власть вечна, незыблема и подчинение ей естественно. Правители действуют от имени бога, их власть носит божественный характер, а издаваемые законы соответствуют божественной справедливости. Уже в сохранившихся литературных и историко-правовых памятниках Древнего Египта, Вавилона, Индии, Китая нашла четкое выражение теологическая теория.
Наиболее широкое распространение эта теория получила в эпоху средневековья и имела главной своей направленностью обоснование превосходства церковной власти над светской. Начиная с IХ - Х вв. формулируется так называемая теория двух мечей, согласно которой для защиты христианства богом были даны два меча - церковный и светский. Оба они передаются церкви, которая, сохранив для себя духовный меч, светский передала монарху. Поэтому он должен подчиняться церкви. Однако сторонники независимой царской власти, напротив, утверждали, что императоры получили свой меч непосредственно от бога.
Есть и современные последователи этой теории, которые считают государственную власть вечной и незыблемой.
Патриархальная теория трактует происхождение государства как результат исторического разрастания патриархальной семьи. Аристотель, например, исходил из того, что люди как коллективные существа стремятся к общению и образованию семей, а развитие семей ведет к образованию государства. Аристотель трактовал государство как продукт размножения семей, их расселения и объединения. По Аристотелю, государственная власть есть продолжение и развитие отцовской власти. Он отождествлял государственную власть с патриархальной властью главы семьи.
В Китае эту теорию развивал Конфуций (551 - 479 гг. до н.э.). Он рассматривал государство как большую семью. Власть императора уподоблялась власти отца, а отношения правящих и подданных - семейным отношениям, где младшие зависят от старших и должны быть преданными правителям, почтительными и слушаться во всем старших. Правители же должны заботиться о своих подданных, как это принято в семье.
Сторонником патриархальной теории был Р. Филмер (ХVII в.), который в своей работе "Патриарх" доказывал, что власть монарха неограниченна, поскольку исходит от Адама, а он, в свою очередь, получил свою власть от бога. Адам был не только отцом человечества, но и его властелином. Монархи являются преемниками Адама и унаследовали от него свою власть.
В России последователем патриархальной теории был русский социолог Н. Михайловский (1842 - 1904 гг.).
Данная теория получила современное звучание в идее государственного патернализма, т.е. принятии государством на себя заботы о своих гражданах и подданных в случаях наступления неблагоприятной для них ситуации - болезни, инвалидности, безработицы и др. Позитивным в патриархальной теории было то, что ее сторонники, в частности Н. Михайловский, призывали устранять из жизни все безнравственное, вредное, неразумное по отношению к человеку. А это возможно лишь в обществе, которое построено по типу семейных отношений.
Согласно договорной теории государство возникло в результате заключения общественного договора. Люди договорились между собой объединиться в государственный союз, создать власть и подчиняться ей. Необходимость объединения людей диктовалась появлением общественного неравенства, породившего несправедливость и конфликты, а также целями выживания в условиях природной стихии и окружения враждебными племенами.
Эта теория получила распространение в ХУII - ХУIII вв., и ее наиболее яркими представителями были Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Ж.- Ж. Руссо, А.Н. Радищев и др.
Представители договорной теории возникновения государства считали, что договор об образовании государства заключался между каждым членом общества и государством. По договору люди передают часть своих прав государству, которое обязуется охранять их собственность и безопасность. Таким образом, не божественная Воля, а сами люди, их сознательная деятельность стали причиной образования государства.
Сторонники этой теории исходили из того, что государству предшествует естественное состояние общества. Оно по-разному трактовалось различными учеными. Так, Гоббс считал, что это было состояние "войны всех против всех". Руссо, напротив, исходил из того, что люди в этом состоянии обладали естественными, прирожденными правами и свободами, что это был "золотой век" человечества. Но после появления частной собственности возникло социальное неравенство. По Руссо, суверенитет в государстве принадлежит народу в целом, а правители выступают лишь уполномоченными народа и обязаны отчитываться перед ним. Правители могут быть сменены по воле народа, в том числе и путем восстания.
Теория насилия объясняет возникновение государства завоеванием одних племен другими, т.е. военно-политическим фактором. После завоевания победители стремятся с помощью насилия утвердить свое господство и образуют для этих целей государственную организацию. Представитель теории насилия К. Каутский (1854 - 1938 гг.) утверждал, что рабство возникает из войны с чужими общинами, племя победителей подчиняет себе племя побежденных, присваивает себе их землю и затем принуждает побежденное племя работать на победителей, платить им дань или подати. Возникает и аппарат принуждения для управления побежденными. Этой концепции придерживались Е. Дюринг, Л. Гумплович.
Органическая теория. Ее ведущим представителем был английский мыслитель Г. Спенсер, живший в ХIХ в. Он использовал аналогии и термины из биологии и других наук о жизни живых существ и сопоставлял общество с биологическим организмом, тщательно выясняя их сходство и различия. Результатом такого сопоставления стало обнаружение некоторых закономерностей. Так, Г. Спенсер считал, что общество, как и живой организм, подвержено стадийности развития, например переходу от простого к сложному. Это усложнение он видел, в частности, в объединении людей в такие общественные группы, как племя, союз племен, города-государства и т.д. По мнению Спенсера, общество функционирует подобно человеческому организму.
Касаясь вопросов происхождения государства, он был близок к сторонникам теории насилия, полагая, что в истории нет ни одного примера, где бы государство не возникло иначе, чем при помощи насилия. Государство - результат завоевания и порабощения сильными племенами более слабых, а с расширением практики завоеваний усложняется структура общества, возникают сословия, выделяется особый правящий слой. Военизированное общество достигает единения на основе государства, власти, иерархической организации.
В середине ХIХ в. возникла марксистская теория происхождения государства. Ее основные постулаты изложены в работах К. Маркса и Ф. Энгельса "Немецкая идеология", "Манифест Коммунистической партии", в книге Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства". Основными причинами происхождения государства основоположники марксизма считали раскол общества на антагонистические классы с непримиримыми интересами, что было обусловлено изменениями в экономическом базисе, которые, в свою очередь, привели появлению частной собственности. Все это подорвало изнутри родовое общество. Отсюда они определяли государство как результат прежде всего социально-экономических процессов развития общества. В государстве власть начинает выражать интересы только одной части населения - экономически господствующего класса, который становится и политически господствующим классом. Государство возникает как орудие в руках имущих классов для удержания в повиновении и подавления сопротивления неимущих слоев. Эта роль государства обеспечивается созданием специальных органов принуждения (армии, полиции, суда, тюрем и др.).
Психологическая теория. Один из ее основоположников профессор Л.И. Петражицкий (1867 - 1931 гг.) объяснял появление государства особыми свойствами человеческой психики, в частности стремлением людей к поиску авторитета, которому можно было бы подчиняться и указаниям которого следовать в повседневной жизни. Таким образом, государство и право порождены не материальными условиями жизни, как в марксистской доктрине, а особыми психическими свойствами людей, их эмоциями, переживаниями. Петражицкий, например, утверждал, что без правовых переживаний людей невозможно существование устойчивых социальных групп, а также общества и государства. Причиной возникновения государства является определенное состояние психики людей. Постоянная зависимость людей первобытного общества от авторитета вождей, служителей язычества и колдунов, страх перед их магической силой привели к возникновению государственной власти, которой люди подчиняются добровольно.
Психологической теории придерживались также ученые Г. Тард (США), английский этнограф Д. Фрезер (конец ХIХ - начало ХХ в.), русские юристы Н.М. Коркунов, М.М. Ковалевский.
Ирригационную теорию связывают с именем немецкого ученого К. Виттфогеля. В своей работе "Восточный деспотизм" он объясняет возникновение государства необходимостью строительства гигантских ирригационных сооружений в аграрных районах. И действительно, в первых городах-государствах - Месопотамии, Египта, Индии, Китая происходили процессы создания мощных ирригационных систем. В связи с этим сформировался слой управленцев, которые знали: как поддерживать работу этих сооружений, обеспечивать судоходство, распределять воду, производить ремонт сооружений и др. Эти работы, по мнению Виттфогеля, требовали жесткого централизованного управления, распределения, учета и др. Данная теория отражала некоторые реальные процессы, происходившие в восточных регионах, но в действительности процессы образования государства и ведения ирригационных работ шли параллельно, хотя образование государства было первичным, поскольку именно государство было в состоянии вести такие трудоемкие и гигантские работы, как строительство оросительных систем.
Большинство ученых исходят из того, что нельзя связывать возникновение государства только с каким-то одним фактором, а именно комплекс факторов, объективные процессы, происходившие в обществе, обусловили появление государственной организации.
Теологическая теория. Одной из первых теорий происхождения государства и права была теологическая, объясняющая их возникновение божественной волей. Ее представителями были многие религиозные деятели Древнего Востока, средневековой Европы (Фома Аквинский -- XIII в.), идеологи ислама и современной католической церкви (неотомисты-- Жак Маритен и др.). Теологическая теория не раскрывает конкретных путей, способов реализации этой божественной воли (а она может укладываться в любую из последующих концепций). В то же время она отстаивает идеи незыблемости, вечности государства, необходимости всеобщего подчинения государственной воле как власти от Бога, но вместе с тем и зависимости самого государства от божественной воли, которая проявляется через церковь и другие религиозные организации.
Теологическую теорию нельзя доказать, как и нельзя прямо опровергнуть: вопрос о ее истинности решается вместе с вопросом о существовании Бога, Высшего Разума и т.п., т.е. это в конечном итоге вопрос веры.
Патриархальная теория. Эта теория также возникла в древности: ее основателем был Аристотель (III в. до н.э.), однако подобные идеи высказывались и в сравнительно недавние времена (Фильмер, Михайловский и др.).
Смысл этой теории в том, что государство возникает из разрастающейся из поколения в поколение семьи. Глава этой семьи становится главой государства -- монархом. Его власть, таким образом, -- это продолжение власти отца, монарх же является отцом всех своих подданных. Из патриархальной теории (как и из теологической) естественно вытекает вывод о необходимости для всех людей подчиняться государственной власти и ее законам.
Основные положения патриархальной теории убедительно опровергаются современной наукой. Нет ни одного исторического свидетельства подобного способа возникновения государства. Напротив, установлено, что патриархальная семья появилась вместе с государством в процессе разложения первобытно-общинного строя. К тому же в обществе, в котором существует такая семья, родственные связи достаточно быстро утрачиваются.
Вместе с тем эта теория привлекает внимание к семье. Семья -- мельчайшая частица общества, и само ее существование, ее форма влияют на развитие общества, создают определенные предпосылки для возникновения государства.
Органическая теория. Эта теория возникла в XIX в. в связи с успехами естествознания, хотя некоторые подобные идеи высказывались значительно раньше. Так, некоторые древнегреческие мыслители, в том числе Платон (1У-Ш вв. до н.э.) сравнивали государство с организмом, а законы государства -- с процессами человеческой психики.
Появление дарвинизма привело к тому, что многие юристы, социологи стали распространять биологические закономерности (межвидовая и внутривидовая борьба, эволюция, естественный отбор и т.п.) на социальные процессы. Представителями этой теории были Блюнчли, Г. Спенсер, Вормс, Прейс и др.
В соответствии с органической теорией само человечество возникает как результат эволюции животного мира от низшего к высшему. Дальнейшее развитие приводит к объединению людей в процессе естественного отбора (борьба с соседями) в единый организм -- государство, в котором правительство выполняет функции мозга, управляет всем организмом, используя, в частности, право как передаваемые мозгом импульсы. Низшие классы реализуют внутренние функции (обеспечивают его жизнедеятельность), а господствующие классы -- внешние (оборона, нападение).
Некорректность органической теории происхождения государства и права определяется следующим. Все сущее имеет различные уровни проявления, бытия и жизнедеятельности. Развитие каждого уровня определяется свойственными этому уровню законами (квантовой и классической механики, химии, биологии и т.п.). И так же, как нельзя объяснить эволюцию животного мира исходя лишь из законов физики или химии, так невозможно распространять биологические законы на развитие человеческого общества. Однако некоторые положения органической теории могут быть использованы в качестве аналогов для понимания процессов, связанных с возникновением государства.
Теория насилия. Эта теория также возникла в XIX в. Ее представителями были Л. Гумплович, К. Каутский, Е. Дюринг и др. Они объясняли возникновение государства и права факторами военно-политического характера: завоеванием одним племенем (союзом племен) другого. Для подавления порабощенного племени и создавался государственный аппарат, принимались нужные законы. Возникновение государства, таким образом, рассматривается как реализация закономерности подчинения слабого сильному. В своих рассуждениях сторонники этой теории опирались на известные исторические факты, когда многие государства появились именно в результате завоевания одним народом другого (раннегерманские, венгерское и другие государства).
Оценивая эту теорию, следует отметить, что она описывает один из частных случаев возникновения государства. Однако для того чтобы могло возникнуть государство, необходим такой уровень экономического развития общества, который позволил бы содержать государственный аппарат. Если этот уровень не достигнут, то никакие завоевания сами по себе не могут привести к возникновению государства. И для того чтобы государство появилось в результате завоевания, к этому времени должны уже созреть внутренние условия, что имело место при возникновении германских или венгерского государств.
Психологическая теория. Представителями этой теории, возникшей также в XIX в., были Г. Тард, Л.И. Петражицкий и др. Они объясняли появление государства и права проявлением свойств человеческой психики: потребностью подчиняться, подражанием, сознанием зависимости от элиты первобытного общества, осознанием справедливости определенных вариантов действия и отношений и проч.
Естественно, что социальные закономерности реализуются через человеческое поведение, деятельность. Поэтому свойства человеческой психики оказывают определенное влияние на реализацию этих закономерностей. Но, с одной стороны, это влияние не является решающим, а с другой -- сама человеческая психика формируется под влиянием соответствующих экономических, социальных и иных внешних условий. Поэтому именно эти условия и должны учитываться в первую очередь.
Теория общественного договора (естественного права). Эта теория была сформулирована в работах раннебуржуазных мыслителей: Г. Греция, Т. Гоббса, Дж. Локка, Б. Спинозы, Ж.Ж. Руссо, А.Н. Радищева и др., т.е. в ХУП-ХУШ вв. По этой теории до появления государства люди находились в «естественном состоянии», которое понималось разными авторами по-разному (неограниченная личная свобода, война всех против всех, всеобщее благоденствие -- «золотой век» и т.п.). В большинство концепций входит идея «естественного права», т.е. наличия у каждого человека неотъемлемых, естественных прав, полученных от Бога или от Природы. Однако в процессе развития человечества права одних людей приходят в противоречие с правами других, нарушается порядок, возникает насилие. Чтобы обеспечить нормальную жизнь, люди заключают между собой договор о создании государства, добровольно передавая ему часть своих прав. Эти положения нашли выражение в конституциях ряда западных государств. Так, в Декларации независимости США (1776 г.) говорится: «Мы считаем самоочевидными истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью; что для обеспечения этих прав люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых».
Характерно, что в работах многих представителей указанной школы обосновывалось право народа на насильственное, революционное изменение строя, который нарушает естественные права (Руссо, Радищев и др.). Нашло это положение отражение и в Декларации независимости ПИТА.
Отмечая прогрессивность многих положений теории общественного договора, которая противостояла феодальному сословному государству, царящему в этом обществе произволу, неравенству людей перед законом, следует указать все же на то, что, кроме чисто умозрительных построений, нет убедительных научных данных, подтверждающих реальность этой теории. Можно ли себе представить возможность того, чтобы десятки тысяч людей могли договориться между собой при наличии острых социальных противоречий между ними и при отсутствии уже существующих властных структур? Игнорирует эта теория и необходимость экономических, материальных предпосылок для того, чтобы могло возникнуть государство.
Вместе с тем, надо иметь в виду и то обстоятельство, что объединение людей требует их взаимного согласия, и это определяет то положительное значение, которое имеет данная теория.
Историко-материалистическая теория. Возникновение этой теории обычно связывают с именами К. Маркса и Ф. Энгельса, нередко забывая их предшественников, таких, как Л. Морган. Смысл этой теории в том, что государство возникает как результат естественного развития первобытного общества, развития, прежде всего экономического, которое не только обеспечивает материальные условия возникновения государства и права, но и определяет социальные изменения общества, которые также представляют собой важные причины и условия возникновения государства и права.
Историко-материалистическая концепция включает два подхода. Один из них, господствовавший в советской науке, решающую роль отводил возникновению классов, антагонистическим противоречиям между ними, непримиримости классовой борьбы: государство возникает как продукт этой непримиримости, как орудие подавления господствующим классом других классов. Второй подход исходит из того, что в результате экономического развития усложняются само общество, его производительная и распределительная сферы, его «общие дела». Это требует совершенствования управления, что и приводит к возникновению государства.
Именно историко-материалистическая теория имеет под собой строго научные основы. При этом, как будет показано ниже, оба ее направления правомерны, поскольку в разных исторических условиях решающее значение в качестве причин появления государства могут приобретать как классовые антагонизмы, так и необходимость решения общих дел, совершенствования управления обществом, специализации этого управления как формы разделения труда.
ВОПРОС 7

Наиболее важной, качественно постоянной чертой государства является то, что оно во всех своих разновидностях всегда выступает как единственная организация политической власти, управляющее всем обществом. В научном и практическом смысле всякая власть есть управление. Государственная же власть - это особый вид управления, характеризующийся тем, что обладает наряду с колоссальными организационными возможностями еще и правом применения насильственного принуждения для исполнения государственных велений.
Государство возникает как классовая организация политической власти. Это положение прямо или косвенно доказано мировой наукой и исторической практикой. Действительно, рабовладельческое государство по своей сущности, в основе своей, было политической организацией рабовладельцев. Хотя в какой-то степени оно охраняло интересы и всех свободных граждан. Феодальное государство - это основной орган политической власти, прежде всего феодалов, а также других богатых сословий (купцов, ремесленников, священнослужителей). Капиталистическое государство на первых (классических) этапах своего развития выступало как орган выражения интересов буржуазии.
Если отвлечься от тех сторон деятельности названных государств, в которых выражается их общесоциальное назначение, то все они были, прежде всего, политической организацией собственников основных средств производства. Маркс в этой связи писал, что капиталистическое государство «есть лишь организация, которую создает себе буржуазное общество для охраны общих внешних условий капиталистического способа производства от посягательств, как рабочих, так и отдельных капиталистов».
Анализ определенных экономических и социальных закономерностей возникновения и функционирования государства преимущественно с классовых позиций позволил, как считали основоположники марксизма-ленинизма, дать «универсальное» определение сущности государства, охватывающее все исторические типы государств, в том числе и современные.
Однако качественные изменения, объективно происходившие в жизни общества, неизбежно вели к изменению сущности государства. Возникновение советского государства, а затем ряда однотипных государств в Европе и Азии после второй мировой войны уже не вкладывалось в классическую формулировку сущности государства как «организации классового господства». Не соответствовала реальной действительности и определение «социалистического государства» как политической организации собственников основных средств производства, поскольку собственником этих средств был не рабочий класс, не крестьянство, не интеллигенция, а партийно-государственный аппарат, реально и официально олицетворявший и общество, и государство как нечто целое. В таком государстве отсутствовали те положительные черты, которые накапливались по мере общественного развития и были присущи другим современным государствам. Оно превратилось в тоталитарную организацию политической власти, где принуждение являлось основным средством управления обществом.
Развитие государства - сложный диалектико-логический процесс. Он характеризуется многими противоречивыми тенденциями, среди которых, в конечном счете, начинают преобладать прогрессивные.
Более или менее однотипные экономические и социальные условия существования общества (производственные отношения, социальная структура), соответствующие им нравственные устои и культурный уровень населения при рабстве, феодализме и капитализме на первых этапах его развития придает государству известное внутреннее единство. Все они базируются на таких отношениях собственности, в которых преобладают элементы принуждения в государственном управлении, официально признается неравенство и угнетение как естественное состояние общественной жизни.
Особенности исторических типов государств, предшествующих современности, состоит в том, что они в основном выражали экономические интересы меньшинства (рабовладельцев, феодалов, капиталистов). Однако по мере совершенствования общества, в процессе его гуманизации, политического и нравственного «взросления» человека экономическая и социальная база государства расширяется, принудительный же элемент его власти сужается.
Таким образом, в силу объективных причин государство превращается преимущественно в организующую силу общества, которое выражает и охраняет личные и общие интересы его членов.
Частная собственность, ставшая объективным фактором возникновения государства, является и постоянным спутником в процессе его развития. По мере усовершенствования общественной жизни становятся разнообразнее и формы собственности, в том числе и частной. Собственность меньшинства постепенно превращается в собственность большинства. В результате революционных и эволюционных преобразований отношений собственности изменяется и социально-экономическая сущность государства, его цели и задачи. С формированием государственной, коллективной, акционерной, кооперативной, фермерской, индивидуальной и других форм собственности начала приобретать новые качественные черты и частная собственность, то есть собственность индивида.
Еще А. Смит отстаивал индивидуальную свободу каждого человека в сфере хозяйственной деятельности, регулируемую конкуренцией. Он считал, что всюду, особенно в экономической области, если человек пользуется свободой выбора, то он изберет наиболее выгодные пути. И его действия, обусловленные личной выгодой, в то же время совпадают с истинными интересами общества.
В современном государстве частная собственность становиться не столько государственным, сколько общественным институтом, который находиться под государственной защитой. Государство стимулирует и охраняет ту собственность индивида (индивидов), которая органически включается в общую экономическую систему общества и обеспечивает его материальное и духовное благополучие. Всеобъемлющая государственная собственность, которая длительное время была фактически единственной формой собственности в социалистических странах, не выдержала испытания временем.
Государство как историческое явление имеет двойственную природу. Будучи организацией политической власти экономически господствующего класса, оно одновременно является «организатором «общих дел», вытекающих из природы всякого общества». Объективность данного вывода не подлежит сомнению. Какое же из названных свойств государства должно преобладать? Марксистское учение о сущности государства классовое начало однозначно считает преобладающими на всех этапах его развития. Однако реальность человеческого бытия на более зрелых ступенях его развития внесла существенные коррективы в соотношение «классовых» и «общих» задач государства.
Существенным изменением условий жизни общества произошло, с одной стороны, сужение сущности государства как организации классового господства, с другой - расширение и обогащение тех объективных его свойств, которые характеризуют государство как организацию всего общества. Под влиянием процессов прогрессивного общественного развития сокращается «отрыв» государства от народа, происходит «приближение» его к коренным интересам и потребностям общества и личности. Таким образом, из органа, стоящего над обществом, государство превращается в орган, служащий обществу.
В каждом конкретном государстве есть общие, характерные для всех государств, особенные, выражающие значительные признаки родственной группы государств, и единичные, присущие только данному конкретному государству, черты. На всех ступенях исторического развития государство сохраняет свои общие существенные черты и в то же время изменяется в своей конкретной сущности в силу меняющихся условий общественной жизни.
Социальное назначение государства вытекает из его сущности. Какова сущность государства, таков и характер его деятельности, таковы цели и задачи, которые оно ставит перед собой. Можно говорить о социальном назначении государства вообще, отвлекаясь от тех исторически преходящих задач, которые оно решало на том или ином этапе развития общества. Попытки определить социальное предназначение государства на всю его историческую перспективу предпринимались мыслителями различных эпох и различных научных направлений. Так, Платон и Аристотель считали, что назначением всякого государства является утверждение нравственности. Позже этот взгляд на социальное назначение государства поддержал и развил Гегель. Представители договорной теории происхождения государства в его существовании видели общее благо (Гроций); общую безопасность (Гоббс); общую свободу (Руссо). Лассаль главную задачу государства также видел в развитии и реализации свободы человека.
Будучи по-прежнему главной управляющей системой общества, государство начинает все более превращаться в орган преодоления социальных противоречий, учета и координации интересов различных групп населения, проведения в жизнь таких решений, которые бы поддерживались различными общественными слоями. В деятельности государства на первый план начинают выступать такие важные общедемократические институты, как разделение властей, верховенство закона, гласность, плюрализм мнений, высокая роль суда.
Существенно изменяется роль государства и на международной арене, его внешняя деятельность, требующая взаимных уступок, компромиссов, разумных договоренностей с другими государствами.
Все это дает основание охарактеризовать современное цивилизованное государство как средство социального компромисса (по содержанию) и как правовое государство (по форме).
ВОПРОС 8

Понятие “гражданское общество” очень древнее. В трудах Аристотеля, Макиавелли, Локка, Гоббса, Монтескье, Руссо, Канта, Гегеля, Маркса, Бакунина и других гр и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.