На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Права и свободы человека. Классификация преступлений. Понятие убийства и его виды. Причины, объктивная и субъективная сторона убийства. Мотивы перступления. Судебная практика. Привилегированные убийства. Состояние аффекта. Самоуправное лишение жизни.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 02.06.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


51
СОДЕРЖАНИЕ КУРСОВОЙ РАБОТЫ НА ТЕМУ:
«УБИЙСТВО»

1. ВВЕДЕНИЕ: стр. 2;
2. ПОНЯТИЕ УБИЙСТВА И ЕГО И ВИДЫ : стр. 4 - 17;
3. УБИЙСТВО С ОТЯГЧАЮЩИМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ: стр. 18 - 45;
4. ПРИВИЛЕГИРОВАННЫЕ УБИЙСТВА: стр.46 - 56;
5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ: стр. 57.
1. Введение

Права и свободы человека и гражданина охраняются государством. В Конституции РФ статья 17 провозглашает: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».
Охрана личности является предметом охраны нескольких отраслей права, в том числе и уголовного. Одной из основных задач последнего является охрана прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 УК РФ). УК РФ отдает приоритет охране личности, это обуславливает то, что Особенная часть Кодекса начинается с раздела «Преступления против личности», в отличие от идеологизированного УК 1960 г., где на первом месте значились государственные преступления, а преступления против личности были расположены после преступлений против социалистической собственности.
Родовым объектом раздела «Преступления против личности» являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование личности. Главы 16 («Преступления против жизни и здоровья»), 17 («Преступления против свободы, чести и достоинства личности»), 18 («Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности»), 19 («Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина»), 20 («Преступления против семьи и несовершеннолетних») определяют видовой объект преступлений против личности. Жизнь и здоровье личности, являющиеся неотъемлемыми благами каждой личности, определены главой 16 видовым объектом преступлений. Он, в свою очередь, подразделяется на непосредственные объекты посягательства. УК выделены преступления против жизни и преступления против здоровья.
Постатейной является следующая классификация преступлений, посягающих на жизнь:
- убийство (ст.105);
- убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106);
- убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107);
- убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст.108);
- причинение смерти по неосторожности (ст.109);
- доведение до самоубийства (ст.110);
Преступления, предусмотренные ст. 111 - 125, относят к посягательствам на здоровье.
2. Понятие убийства и его виды

В ранее изданных уголовных кодексах советского периода убийство не определялось, из соображений, что понятие "убийство" в уголовном праве не отличается от общепринятого. На первый взгляд это так. «Однако в правоприменительной практике нередко возникала потребность в точном установлении границ данного понятия… Законодательное определение убийства основано на обобщении выработанных юристами формулировок.
Однако в нем есть одно существенное отличие. Ранее убийством считалось как умышленное, так и неосторожное причинение смерти человеку…Такая позиция закона не всегда воспринималась положительно. Шаргородский М.Д. в 1948 г. обратил внимание на то, что под словом "убийца" в быту не имеется в виду человек, неосторожно лишивший кого-нибудь жизни. С точки зрения уголовно-политической, нецелесообразно применять понятие самого тяжелого преступления против личности к случаям неосторожного деяния…. Большинство исследователей того времени не разделяли этого взгляда, ссылаясь на действовавшее законодательство и недопустимость ослабления борьбы с неосторожными преступлениями против жизни. Первое возражение не требовало подтверждения, а второе было явно надуманным. Именно необходимость назвать виновного убийцей нередко служила внутренним психологическим и языковым тормозом при решении вопроса о привлечении к ответственности по ст. 106 УК 1960 г. врачей, воспитателей и других лиц, неосторожно, нередко в форме бездействия, причинивших смерть в процессе выполнения профессиональных обязанностей». Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), - М.: «Зерцало - М», - 2002, стр. 52
Соглашусь с мнением автора, который считает, что «следует признать удачным отказ законодателя от понятия "неосторожное убийство", при одновременном усилении ответственности за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего выполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК)». Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), - М.: «Зерцало - М», - 2002, стр. 53
В формулировке ч. 1 ст. 105 УК такого указания на «противоправность» нет. Однако признак противоправности в характеристике убийства является необходимым. Он позволяет отграничить убийство от правомерного лишения жизни человека. Так, причинение смерти при необходимой обороне не только не влечет уголовной ответственности, но и не может быть названо убийством. Также не являются убийством и другие случаи правомерного лишения жизни: при исполнении приговора к смертной казни, в ходе боевых действий и др.
«Указание в ч. 1 ст. 105 УК на причинение смерти другому человеку подчеркивает, что причинение смерти самому себе не является преступлением. С точки зрения современных представлений об уголовной ответственности такое указание может показаться излишним. Хотя еще в законодательных актах Петра I предусматривалось символическое наказание для самоубийц. В Уставе воинском сказано: «Ежели кто сам себя убивает, то надлежит палачу тело его в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам или обозу». А за неудачную попытку самоубийства без уважительных причин полагалась смертная казнь... Отказ от признания преступлением причинения смерти самому себе делает юридически ничтожными выражения "покушение на самоубийство», «подстрекательство к самоубийству», «пособничество в самоубийстве». Правильнее говорить в таких случаях о попытке самоубийства, склонении к самоубийству, об оказании содействия (помощи) в самоубийстве… Последнее касательно малолетнего или психически больного, который не осознает характера происходящего, российское уголовное право признает убийством по признаку опосредованного причинения смерти другому человеку…
Не влечет ответственности соучастие в самоубийстве, за исключением случаев, когда лицо непосредственно причиняет смерть лицу, стремящемуся свести счеты с жизнью. Не может привлекаться к уголовной ответственности и лицо, которое в процессе самоубийства оказывало интеллектуальное пособничество либо подстрекало к совершению суицида.
Для характеристики объективной стороны убийства вместо слов «причинение смерти» иногда пользуются выражением «лишение жизни». Оба выражения равноценны. В первом случае указывается на последствие, во втором - на объект убийства. Все виды умышленного причинения смерти другому человеку охватываются одним термином «убийство», что соответствует российской правовой традиции.Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), - М.: «Зерцало - М», - 2002, стр. 54
Далее охарактеризуем убийство с точки зрения его составляющих элементов.
Простым принято называть убийство без квалифицирующих или привилегирующих признаков. К простым убийствам принято относить бытовые убийства, убийства в драке, ссоре, на почве личных неприязненных отношений, ритуальные убийства, убийства из сострадания, из мести и ревности. Ответственность за него предусмотрена ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Непосредственным объектом этого преступления является жизнь человека. Вред, причиняемый при убийстве, невосполним. По утверждению Гегеля, жизнь - основное благо человека, «основа бытия личности». Закон охраняет жизнь человека независимо от возраста и состояния здоровья. Как физиологический процесс жизнь имеет начало и конец. Не может быть убийства ни до начала жизни, ни после ее прекращения. Момент начала жизни приобретает непосредственное уголовно-правовое значение при отграничении убийства от плодоизгнания (аборта). Строго говоря, плод в утробе тоже живет. Поэтому аборт можно рассматривать как умерщвление плода. Однако жизнь человека, согласно господствующим представлениям, начинается с момента рождения. А поскольку роды сами по себе имеют некоторую протяженность во времени и проходят несколько этапов, принято считать началом жизни человека момент начала физиологических родов. По мнению В.Ф. Антонова, основным критерием момента начала жизни принято считать наличие жизнеспособности новорожденного. Внешним признаком проявления данной функции обычно является дыхание. Появление человека возможно и вне процесса физиологических родов. Например, женщина, находящаяся на последних месяцах беременности, погибает во время хирургической операции. Однако врачам удается отделить плод от утробы матери и поддерживать его дальнейшее развитие при помощи медицинских препаратов. Прерывание процесса жизнеобеспечения в данной ситуации вполне может расцениваться как убийство.
Процесс жизни человека заканчивается его физиологической смертью. Признаки ее: полная остановка сердца, прекращение в силу этого снабжения клеток и тканей кислородом, что приводит к распаду клеток центральной нервной системы. Прекращение функционирования головного мозга (смерть мозга) и означает окончание жизни человека. В отличие от физиологической смерти клинической смертью принято называть временную приостановку работы сердца, когда жизнь еще может быть восстановлена. Состояние клинической смерти продолжается обычно несколько минут после прекращения кровообращения и дыхания. В течение этого промежутка времени возможно проведение мероприятий по реанимации.
В юридической литературе утвердилось мнение, что моментом смерти является биологическая смерть.
Объективная сторона убийства представляет собой единство трех элементов: 1) действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего как обязательный преступный результат; 3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.
Чаще убийство совершается путем активных действий как посредством использования каких-либо орудий преступления (огнестрельного, холодного оружия), так и непосредственного физического воздействия на организм потерпевшего (путем отравления, взрыва). Возможно причинение смерти человеку и путем психического воздействия. Хотя для умышленного убийства это не характерно, так как предполагает осведомленность виновного об индивидуальных особенностях организма потерпевшего, когда психическая травма заведомо приведет к смерти, однако в последнее время в результате появления обильного числа форм и методов воздействия на человеческую психику такой вид убийства приобретает более широкие возможности.
Убийство путем бездействия встречается относительно редко. Оно предполагает, что на виновном лежала обязанность предотвратить наступление смертельного исхода. Эта обязанность может вытекать из договора, трудовых отношений, предшествующего поведения виновного, должностных, профессиональных обязанностей лица (например, обязанности врача оперировать больного), из сложившихся личных доверительных отношений (например, когда лицо, взявшее обязательство ухаживать за больным, не приносит вовремя медицинский препарат для инъекции). Обязанность действовать может вытекать из родственных отношений (к примеру, если мать не кормит новорожденного) и других фактических обстоятельств. В таких случаях правоохранительным органам необходимо доказать существование обязанности действия.
Вторым признаком объективной стороны убийства является последствие в виде смерти потерпевшего. Отсутствие последствия при наличии прямого умысла на лишение жизни означает, что имело место покушение на убийство. Смерть может наступить как непосредственно в момент совершения преступления, так и по истечении некоторого промежутка времени. Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. «Действия лица, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, если они по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, не привели к этому результату, квалифицируются как покушение на убийство. Нельзя считать добровольным отказом в смысле ст. 31 УК РФ отказ от повторения оконченного покушения на убийство (например, выстрелил с целью убийства, промахнулся, но второй раз не стрелял). Если преступник при умысле на убийство выполнил все, что считал необходимым, но результат не наступил помимо его воли, имеет место оконченное покушение. Отказ от повторения посягательства не аннулирует умысла, который имелся в момент совершения первого действия. Если умысел может внезапно возникнуть, то он может также внезапно иссякнуть. Нельзя не учитывать и возможности альтернативного умысла, когда преступник удовлетворяется меньшим результатом. К тому же установление добровольности отказа от повторения нанесения ранений может оказаться весьма проблематичным, когда виновный ошибочно полагает, что смертельный результат уже наступил, или надеется, что смерть неизбежно наступит через некоторое время. И если он понял свою ошибку спустя какое-то время, едва ли будет справедливым освобождать его от ответственности за совершенное покушение ввиду отказа от его повторения». Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), - М.: «Зерцало - М», - 2002, стр. 56
Обязательным условием для вменения последствия является наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью потерпевшего. Для убийства типична прямая (непосредственная, короткая) причинная связь. При отсутствии причинной связи виновный несет ответственность только за совершенное деяние (при прямом умысле - за покушение на убийство, при косвенном - за фактически причиненный вред).
Значительную сложность представляет установление причинной связи, когда она носит опосредованный характер. Например, 1) посредством действия автоматических устройств (часовой механизм, различные замедлители при взрыве); 2) в результате ожидаемых действий потерпевшего, которые могут быть как правомерными (например, вскрытие адресатом посылки, содержащей взрывное устройство, либо приведение в действие двигателя заминированной автомашины потерпевшего), так и неправомерными (например, сознательное оставление в салоне автомобиля бутылки с отравленной водкой в расчете на то, что угонщик ее выпьет); 3) действием малолетнего или психически больного, не осознающих характера содеянного; 4) действием природных сил (например, оставление на морозе избитого до потери сознания потерпевшего); 5) действием третьих лиц (например, запоздалое или неквалифицированное оказание медицинской помощи потерпевшему). Определяющим для установления причинной связи является вывод о том, что смертельный результат - необходимое последствие действия (бездействия) виновного в конкретных условиях места и времени. Деление причинных связей на прямые и опосредованные имеет практический смысл, поскольку свидетельствует о разном уровне воздействия виновного на преступный результат. Отсюда следует и деление способов убийства на сильно управляемые и слабо управляемые. Например, перерезание горла или прицельный выстрел в сердце - сильно управляемый способ убийства. Совершение подобного действия, как правило, свидетельствует о прямом умысле на лишение жизни. Напротив, убийство путем взрыва, поджога, отравления пищи, устройства аварии автомобиля и т.п. характеризуется слабо управляемым способом.
Убийство - преступление с материальным составом.
Субъективная сторона характеризуется только умышленной виной. Умысел на причинение смерти может быть и прямым и косвенным.
При прямом умысле лицо осознает, что посягает на жизнь другого человека, предвидит, что его деяние реально или неизбежно повлечет смерть, желает ее наступления. Убийством с прямым умыслом следует считать деяния, когда цель причинения смерти лежит за пределами состава убийства. Например, убийство случайного очевидца преступления (цель - избежать разоблачения) или убийство кассира, отказавшегося передать преступнику деньги (цель - завладение деньгами). Желание как волевой момент умысла имеется и в этих случаях. Также следует отметить, что при прямом умысле виновный не обязательно желает только наступления смерти. Альтернативность умысла выражается в желании равнозначно как наступления смерти, так и причинения тяжких телесных повреждений. Если смерть наступила по независящим от посягающего лица обстоятельствам, преступление квалифицируется покушением на убийство.
Наиболее существенное различие между формами умысла проходит, как указано в законе, по волевому элементу. При косвенном умысле виновный осознает, что деянием ставит потерпевшего в опасность, предвидит возможность наступления смерти, и хотя не желает ее наступления, сознательно допускает либо безразлично относится к ее наступлению. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть, при убийстве посторонних людей в случае применения взрывного устройства или иного общеопасного и слабо управляемого способа преступления.
При решении вопроса о виде умысла виновного следует учитывать всю совокупность обстоятельств совершенного, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, причины прекращения виновным преступных действий, предшествующее и последующее поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим.
Предварительная угроза убийством также является важным доказательством наличия умысла на убийство. Не будем касаться вопроса о доказывании наличия угрозы убийством, однако отметим обязательность выяснения в ходе расследования серьезности намерения лица, высказывающего угрозу. Не всегда словесное выражение совершить убийство свидетельствует о реальном намерении, даже при сопровождении действий, внешне похожих на возможность реализации угрозы.
«Для квалификации убийства не имеет значения момент сформирования умысла. Убийство с заранее обдуманным намерением (предумышленное) российское уголовное право не рассматривает как более тяжкий вид. Степень общественной опасности в большей степени зависит от мотива, цели, способа убийства и других обстоятельств, которые закон признает квалифицирующими...
Если мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (получение наследства, избавление от нежелательного свидетеля, осуществление акта кровной мести), умысел всегда будет прямым. «Следует заметить, что убийство с косвенным умыслом российский законодатель и судебная практика не рассматривают как менее опасный вид. Смерть человека - настолько тяжкое последствие, что и безразличное отношение виновного к ее наступлению свидетельствует о высокой степени общественной опасности содеянного. Закон (ст. 25 УК РФ) вообще не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их. Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при ненаступлении смертельного результата. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве» (ст. 105 УК РФ) указал: «Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)». Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), - М.: «Зерцало - М», - 2002, стр. 57
Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают обязательную роль, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Пленум Верховного Суда РФ требует от судов выяснения мотивов и целей убийства по каждому делу (п. 1 постановления от 27 января 1999 г. № 1). В ч. 1 ст. 105 УК не указаны мотивы простого убийства. Это преступление может быть совершено по любым мотивам, за исключением тех, которым закон придает квалифицирующее значение (п. «з», «и», «к», «л», «м» ч. 2 ст. 105 УК). Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, независимо от его правомерности, в том числе за совершенное преступление; ревность; зависть, неприязнь или ненависть, возникшие на почве личных отношений.
По собственному усмотрению несколько подробнее коснусь определения такого мотива, как ревность. По мнению С.Боярова ревность можно определить как особое психическое переживание, вызываемое изменением доверительных отношений между лицами, которыми эти отношения обеспечивают внутреннюю стабильность и безопасность эмоционального состояния Любое чувство у человека вызывается внешними раздражителями, поэтому для возникновения бытовой ревности и последующего убийства необходимы предполагаемая или действительная измена. Бытовая ревность основывается на интимной измене супругов (партнеров). «Ни измена, ни порождаемая ею ревность не могут служить смягчающими или отягчающими обстоятельствами, поэтому отнесены к мотивации простого состава убийства. Исключение составляет лишь случай очевидного прелюбодеяния супруга, который перерастает в тяжкое оскорбление, вызывающее аффект… При установлении состояния аффекта у виновного в убийстве в момент очевидной измены она оценивается им как тяжкое оскорбление, и в случае допущения им при убийстве отягчающих обстоятельств, содеянное не может квалифицироваться по ч.2 ст.105 УК РФ(п.16 Постановления Пленума ВС от 27.01.1999 г.). Здесь речь может идти не о мотиве ревности, а о мотиве мести за причинение тяжкого оскорбления. Действительная измена, не повлекшая состояния аффекта при убийстве, также вызывает месть за это оскорбление, а не ревность… Получение исполнителем материальной выгоды за убийство, «заказанное» ревнивым супругом, будет оцениваться как наемное убийство. Побудительные мотивы заказчика не имеют определяющего значения, если исполнитель совершает убийство по найму из корыстных побуждений. .. Если взаимоотношения исполнителя убийства по найму с потерпевшим свидетельствуют о личных мотивах (например, и заказчик и исполнитель руководствуются чувством ревности или мести), а вознаграждение имеет второстепенное, символическое значение, содеянное может оцениваться как простое убийство». Бояров С. Квалификация убийства из ревности // Российская юстиция, - 2002, № 8
Далее, касаясь мотивов убийства, отметим, что возможно также убийство из сострадания к безнадежно больному или раненому (однако даже добровольное согласие потерпевшего на лишение его жизни не исключает ответственности за умышленное причинение смерти, основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан запрещают осуществление эвтаназии, медицинский персонал не вправе удовлетворить просьбу больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе и путем прекращения искусственных мер по поддержанию жизни); из ложного представления о своем общественном или служебном долге; из страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения. В судебной практике к мотивам простого убийства относят также стремление выделиться в глазах окружающих, укрепить свой авторитет в преступной среде (при так называемых криминальных разборках).
«Достаточно сложными для юридического анализа являются ситуации спасения собственной жизни за счет жизни другого лица. На практике нередко встречаются случаи, когда субъект причиняет смерть другому человеку, подчиняясь инстинкту самосохранения (например, при кораблекрушении - в процессе отнятия спасательного жилета). Представляется, что при квалификации данного вида убийства допустимо применение ч. 2 ст. 28 УК РФ. В соответствии с предписаниями данной статьи лицо освобождается от уголовной ответственности в случае, если оно предвидело наступление общественно опасных последствий своих действий, однако не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия личных психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий.
Данная позиция соответствует историческим традициям русского уголовного права. В дореволюционной России убийство, связанное со спасением собственной жизни, рассматривалось как аморальное, но в то же время ненаказуемое деяние. Правовая оценка причинения смерти в состоянии «крайности» обуславливалась идеей трагического несовершенства человека. Ненаказуемость подобных действий объяснялась невозможностью отождествления нравственных норм с юридическими и отсутствием у государства права требовать «проявления героизма» от рядовых граждан…В современной теории уголовного права вопрос о возможности спасения собственной жизни путем причинения смерти другому лицу относится к числу дискуссионных. На страницах юридической литературы не раз обсуждался вопрос о квалификации действий альпиниста, с целью спасения собственной жизни обрезавшего веревку, к которой был прикреплен его товарищ. М.Д. Шаргородский, М.И. Якубович, Н.Н. Паше-Озерский, Н.А. Овезов считают, что такие действия являются наказуемыми и лицо должно нести ответственность на общих основаниях. Однако некоторые авторы придерживаются противоположной точки зрения. В частности, Ю.В. Баулин, рассматривая данный случай, утверждает: "Правомерными должны быть признаны действия альпиниста, обрубившего веревку, к которой был привязан его товарищ, срывающийся с горы и тянущий его в бездну. В этом случае причиненный вред вполне отвечает характеру опасности - смерть одного человека предотвращает угрозу смерти двух лиц… Представляется, что доводы Ю.В. Баулина, обосновывающие ненаказуемость действий альпиниста, нельзя признать правильными. Оправдание человека тем, что смерть одного предотвращает угрозу смерти двух людей, несет в себе опасность нравственного оправдания подобных поступков». Антонов В.Ф. Некоторые вопросы квалификации убийств // Журнал российского права. 2004, №12
Оживленную дискуссию вызывают проблемы юридической оценки случаев убийства «живого» трупа. Например, А. выстрелом из ружья убивает В. Желая скрыть следы преступления, он выбрасывает труп в реку. Впоследствии судебно-медицинской экспертизой было установлено, что смерть потерпевшего наступила не от огнестрельного ранения, а от утопления. По мнению В.Ф. Антонова следует полагать, что в процессе оценки данных случаев решающее значение имеет субъективная сторона преступления. Если в ходе расследования выяснено, что после совершения выстрела лицо раскаялось в совершенном деянии, пыталось оказать медицинскую помощь потерпевшему, однако, решив, что предпринятые им меры не принесли желаемого результата, в целях сокрытия следов преступления и ухода от ответственности, выбросило «труп» в реку, то такие действия должны квалифицироваться по правилам совокупности преступлений.
В данном случае лицо привлекается к ответственности за совершение двух преступлений: покушение на убийство и неосторожное причинение смерти. Если же после произведенного выстрела виновный никаких мер, направленных на спасение потерпевшего, не предпринимал, а расследованием установлено, что вплоть до утопления трупа лицо в случае обнаружения «признаков жизни» готово было вновь реализовать умысел на убийство, - такие действия следует квалифицировать как обычное преступление - в зависимости от обстоятельств как простое либо квалифицированное убийство. Ошибка виновного в развитии причинно-следственной связи юридического значения не имеет.
Субъектом убийства является физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ст. 20 УК). Убийство, совершенное должностным лицом при превышении должностных полномочий, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и 286 УК. Ответственность за привилегированные виды убийства (ст. 106, 107, 108 УК) наступает с 16 лет. Сразу укажем, «полемика относительно правил квалификации отдельных видов убийств в литературе не ослабевает. Объясняется это, по крайней мере, тремя обстоятельствами. Во-первых, динамично изменяются законодательные формулы составов убийств и соответствующих смежных составов. Так, в связи с принятием Уголовного кодекса 1996 г. изменилась редакция около половины норм уголовного законодательства, предусматривающих ответственность за умышленное причинение смерти. Во-вторых, в связи с изменением социально-политической обстановки появляются качественно новые виды преступных посягательств. Получили распространение заказные убийства, убийства по политическим мотивам, убийства военнопленных в зонах боевых конфликтов. Наконец, некоторые проблемы уголовно-правовой оценки преступных посягательств обуславливаются динамичным развитием науки и техники. Ряд научно-технических достижений позволяет совершенствовать приемы и способы совершения преступления. В частности, в последнее время стали возможны убийства с использованием радиоизотопов, радиоуправляемых взрывных устройств и т.д.»
3.Убийство с отягчающими обстоятельствами

«Квалифицированным убийством принято называть убийство, совершенное при наличии хотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК. Разумеется, все остальные признаки основного состава убийства тоже должны быть налицо. Если в действиях виновного имеются два или несколько квалифицирующих признаков, то все они должны быть указаны в предъявленном обвинении и приговоре. Однако они не образуют совокупности преступлений и наказание назначается единое, хотя наличие двух или нескольких квалифицирующих признаков учитывается при определении тяжести содеянного.
Всего в ч. 2 ст. 105 УК имеются 12 пунктов, но в некоторых из них названо более одного признака (п. "в", "к", "л") либо перечисляются конкретные разновидности данного признака (п. "ж", "з")…
Впервые квалифицирующие признаки убийства располагаются по строгой системе, в зависимости от их связи с определенными элементами состава преступления:
- признаки, относящиеся к объекту (п. "а", "б", "в", "г");
- к объективной стороне (п. "д", "е", "ж");
- к субъективной стороне (п. "з", "и", "к", "л", "м").
Эта классификация в известной мере условна. Ведь любой объективный признак находит отражение и в субъективной стороне преступления. А повышенная опасность убийства, сопряженного с разбоем, бандитизмом или вымогательством, определяется не только корыстным мотивом. Однако указанное расположение квалифицирующих признаков имеет практический смысл, поскольку облегчает процесс квалификации конкретного убийства». Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), М.: «Зерцало - М», 2002, стр. 57
К объекту относятся следующие квалифицирующие обстоятельства, характеризующие жертву преступления: а) убийство двух или более лиц; б) убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо заложника; г) убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.
Остановимся более подробно на характеристике перечисленных обстоятельств.
1) Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК) характеризуется повышенной тяжестью последствий. Причинение смерти всем потерпевшим происходит либо одновременно, либо с незначительным разрывом во времени, но при непременном условии - действия виновного охватывались единством намерения. «Вместе с тем, с учетом изменений, внесенных в ст.17 УК ФЗ № 73 от 21.07.04 г., появился другой критерий указанного квалифицирующего признака. В настоящее время по п. «а» ч.2 должны квалифицироваться и совершенные убийства, если ни за одно из них виновный не был осужден... Умысел может быть прямым или косвенным в отношении всех потерпевших, возможно сочетание прямого умысла на убийство одного лица и косвенного - по отношению к другим потерпевшим.» Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Отв. Ред. В.М. Лебедев. - 5-е изд., доп. и испр. - М.: Юрайт-Издат, 2005 (в случае убийства путем применения общеопасного или иного слабоуправляемого способа). Убийством с косвенным умыслом в судебной практике признается лишение жизни нескольких человек при срабатывании автоматического взрывного устройства, установленного в целях защиты садового участка от вторжения посторонних лиц. Умысел может быть прямым или косвенным в отношении всех потерпевших, но возможно сочетание прямого умысла на убийство одного лица и косвенного - по отношению к другим потерпевшим.
При наличии прямого умысла на убийство 2-х и более лиц, при ненаступившей смерти остальных по независящим от обвиняемого лица, погиб только один потерпевший, то преступление квалифицируется по совокупности покушения на убийство и самостоятельного убийства Указанное разъяснение Пленума вызывает критику со стороны ученых.
По мнению Н. Бабия «наличие смерти только одного человека означает, что в содеянном содержатся не все признаки рассматриваемого состава преступления и оно не окончено, что позволяет квалифицировать данное преступление как покушение на убийство двух и более лиц… Н. Бабий. Ответственность за убийство двух или более лиц. // Законность. 2004. № 8. В данном случае, Пленум, руководствовался целесообразностью, нарушая правила квалификации единого преступления и создавая искаженное юридическое отражение действительности. По мнению Г.Н. Борзенкова, «признание покушением всего деяния в целом как единого преступления снижало бы опасность содеянного и привело бы к смягчению ответственности виновного в силу ч.3 и 4 ст.66 УК». Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), М.: «Зерцало - М», - 2002 г.
Н. Бабий считает, полагает, «что обязательный признак - причинение смерти одному человеку - следует дополнить квалифицирующим признаком, который означал бы не фактическое причинение смерти второму потерпевшему, как в настоящее время, а отражал бы намерение лица причинить соответствующий вред. В таком случае оконченным квалифицированным убийством признавалось бы причинение смерти одному лицу, а фактическое ненаступление смерти второго потерпевшего не влияло бы на квалификацию, но могло бы быть учтено при назначении наказания». Бабий Н. Ответственность за убийство двух или более лиц. // Законность. 2004. № 8
При большом разрыве во времени или при других обстоятельствах, свидетельствующих об отсутствии единого намерения (например, убийство другого лица с целью сокрытия ранее совершенного убийства), каждое из совершенных преступлений требует самостоятельной квалификации лиц (ч. 3 ст. 30 УК и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК и ч. 1 или 2 ст. 105 УК) (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)").
2.) Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК). Этот вид убийства представляет повышенную опасность, поскольку посягает не только на жизнь потерпевшего, но и на другой объект: общественные отношения, обеспечивающие лицу возможность осуществлять свою служебную деятельность или выполнять общественный долг. В действующем УК теперь говорится о его служебной деятельности, под которой «следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству» (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» Потерпевшим может быть как должностное, так и не должностное лицо, осуществляющее служебную деятельность.
Под выполнением общественного долга, как сказано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», понимается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересов отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий. «Так, практика признает выполнением общественного долга участие в пресечении преступления, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дачу свидетельских показаний и пр. Не имеет значения для квалификации, совершается ли убийство из мести в связи с осуществлением служебной деятельности или выполнением общественного долга или же в целях воспрепятствования такой деятельности потерпевшего в данный момент или в дальнейшем. Практика не признает наличие данного квалифицирующего признака, если убийство совершено из мести за невыполнение (или ненадлежащее выполнение) лицом своих служебных обязанностей, поскольку в этих случаях нет посягательства на дополнительный объект - нет воспрепятствования нормальной служебной деятельности потерпевшего. В отличие от прежнего Уголовного кодекса новая норма предусматривает ответственность за убийство не только самого лица, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, но и его близких. Закон не конкретизирует понятие "близкие лица". И это правильно. Нельзя признать удачным отнесение к их числу только близких родственников применительно к ст. 14 СК РФ или п. 9 ст. 34 УПК РСФСР. Степень близости не имеет значения, если этим убийством виновный преследует цель отомстить лицу за выполнение им служебной или общественной деятельности. Пленум Верховного Суда РФ указал: "К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений"» Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), М.: «Зерцало - М», 2002
«Временной разрыв между исполнением служебных обязанностей (общественного долга) потерпевшим и его убийством значения не имеет - ведь мотив мести … может быть осуществлен гораздо позже…
В случаях, когда деятельность потерпевшего, в связи с которой совершается его убийство, незаконна, данное квалифицирующее обстоятельство не учитывается». Уголовное право России. Практический курс: Учеб.-практ.пособие / Под общ. ред. Р.А. Адельханяна - М.:Волтерс Клувер, 2004.
3) Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК), - квалифицированный вид убийства, не известный Уголовному кодексу 1960 г. В одном пункте здесь объединены два отягчающих обстоятельства: первое характеризует потерпевшего, а второе - в первую очередь особенность способа действия.
Беспомощное состояние потерпевшего может определяться его возрастом (малолетний, престарелый), состоянием здоровья, увечностью и другими обстоятельствами, не дающими жертве возможности оказать сопротивление преступнику или иным образом уклониться от посягательства. «Неважно также, в силу каких причин потерпевший оказывается в беспомощном состоянии. Однако беспомощное состояние не должно быть связано с насильственными действиями виновного, который лишь использует беспомощность потерпевшего в виде обстоятельства, облегчающего реализацию преступного умысла». Марогулова Л.И. Некоторые вопросы квалификации убийства // Журнал российского права. 2001. № 2.
«От убийства лица, находящегося в беспомощном состоянии, следует отличать ситуации, когда потерпевший не способен защитить себя в силу иных причин: внезапность нападения, скрытый или коварный способ лишения жизни.
Примером могут служить выстрел снайпера, нападение из засады, неожиданный удар ножом в спину, применение взрывного устройства, отравление пищи и т.п.» Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), М.: «Зерцало - М», 2002
Беспомощное состояние относится к числу оценочных (судом) признаков. Ни малолетний, ни преклонный возраст сами по себе не исключают, что потерпевший может оказаться отнюдь не беспомощным. То же самое можно сказать и о болезни, которая не тождественна беспомощному состоянию. К категории больных относится весьма широкий круг лиц, среди которых имеются и те, кто, несомненно, в состоянии оказать сопротивление убийце, поскольку наличие болезни отнюдь не лишает человека способности активно противодействовать преступнику или скрыться от него.
«При убийстве беспомощное состояние потерпевшего должно быть для виновного очевидным, и он должен знать об этом достоверно. Поэтому убийство сверстника из неприязненных отношений должно квалифицироваться как «простое» убийство ввиду того, что сам возраст потерпевшего достоверно не свидетельствовал для такого виновного о нахождении потерпевшего в беспомощном состоянии». Бояров С. Квалификация убийства детей // Российская юстиция, 2002, № 12
Указание в статье на заведомость означает, что виновный знает о беспомощном состоянии жертвы. «Повышенная опасность этого вида убийства связана с особой заботой о защите каждого человека, не способного в силу своего состояния защитить себя или уклониться от посягательств на свою жизнь. Такое преступление объективно более опасно, поскольку достижение преступного результата значительно облегчается, когда потерпевший спит, находится в обмороке, в тяжелой степени опьянения или лишен сознания по иной причине и т.д. Такое преступление более опасно и с субъективной стороны, поскольку знание о том, что жертва находится в беспомощном состоянии (закон не случайно говорит о заведомости) облегчает формирование преступного намерения и даже может играть провоцирующую роль. Преступнику легче решиться на убийство, когда он уверен, что жертва не воспринимает посягательства на его жизнь и поэтому не в состоянии дать ему отпор» Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова),М.: «Зерцало - М», 2002 .
Оживленная дискуссия среди ученых развилась по вопросу, следует ли сюда относить убийство лица, находящегося в состоянии сна или сильной степени опьянения, а также лишившегося сознания по другим причинам? Пленум разъясняет, что убийством лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, считает "умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство».
«Нет сомнений, что под это общее определение подпадают и состояние сна, и другие случаи потери сознания. В постановлении дается примерный перечень лиц, находящихся в беспомощном состоянии. К ним "могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее". Подчеркнутые слова свидетельствуют о том, что этот перечень нельзя считать исчерпывающим. Поэтому нет оснований для вывода, будто убийство спящего или находящегося в тяжелой степени опьянения или лишенного сознания под воздействием наркотиков или по другой причине не может квалифицироваться по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК». Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), М.: «Зерцало - М», 2002. Данный раздел указанного учебного пособия под реакцией Борзенкова Г.Н. почти дословно включен в 5-е дополненное и исправленное издание «Комментария к Уголовному кодексу», ответственным редактором которого является Председатель ВС РФ В.М. Лебедев. Создалось впечатление, что он не совсем согласен со сложившейся судебной практикой, когда принято считать, «что состояние сна судами не признается беспомощным состоянием в силу того, что сон является физиологическим состоянием человека, что нельзя отнести к его беспомощности». Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Отв. Ред. В.М. Лебедев. - 5-е изд., доп. и испр. - М.: Юрайт-Издат, 2005.
Профессор С. Дементьев в 2001 г. высказал мнение о том, что «убийство спящего или находящегося в обморочном состоянии человека не следует квалифицировать по п. «в» ч.2 ст.105 УК, ввиду того, что в данном случае не повышается общественная опасность виновного». Дементьев С. Понятие беспомощного и бессознательного состояния // Российская юстиция. 1999, № 1 Поддержав его, доцент Нуркаева Т.Н., как довод в качестве подтверждения повышения общественной опасности, приводит понимание потерпевшим того, что его сейчас убьют, и в связи с этим испытывает сильные страдания. Она же предлагает внести изменения в п.7 Пленума 1999 г. «по п. «в» ч.2 ст.105 УК квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, осознающему характер угрожающей ему опасности, но неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, который не только понимает это обстоятельство, но и рассчитывает на него». Нуркаева Т.Н. Некоторые проблемы квалификации убийства, совершенного с отягчающими обстоятельствами // Российский судья. 2004, № 7.
«Одним из примеров совершаемой судами ошибки является дело по обвинению Сопельцева по п. «а», «в», «г» ч.2 ст. 105 УК РФ, рассмотренное Челябинским областным судом. Квалифицируя его действия как убийство лиц, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии, суд указал на то, что в момент убийства потерпевшие П. и К. находились в беспомощном состоянии алкогольного опьянения и спали, что лишило их возможности оказать осужденному сопротивление. Судебная коллегия ВС указала, что такой вывод не основан на законе, по смыслу которого по п. «в» ч.2 ст.105 УК надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, осознает это обстоятельство… Ответственность наступает, если беспомощное состояние этого лица характеризуется его возрастом, состоянием здоровья и другими обстоятельствами, в силу которых он не может оказать активное сопротивление преступнику или уклонится от посягательства». БВС РФ, 2002, № 10.
Второе отягчающее обстоятельство, впервые названное в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, включено в закон в связи с распространившимися в последнее время случаями захвата заложников и похищения людей. Захваченное вооруженным преступником лицо, как правило, оказывается в беспомощном состоянии. Однако под убийством, сопряженным с похищением человека либо захватом заложника, следует понимать убийство не только самого похищенного или заложника, но и других лиц (например, препятствующих похищению либо пытающихся освободить заложника). Действия виновных, совершивших убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, должны квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными соответственно ст. 126 и ст. 206 УК.
4) «Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК). Отнесение к квалифицированным убийствам обусловлено тем, что, убивая беременную женщину, виновный уничтожает и плод. Указание на заведомость означает, что виновный на момент совершения убийства достоверно знал о беременности потерпевшей от нее самой или из другого источника. В случае отсутствия явных признаков беременности данный пункт не вменяется.
Субъективная сторона убийства заведомо беременной характеризуется особой злостностью или низменностью намерений виновного, который игнорирует требования закона и общественной морали об охране материнства и детства.
По мнению Борзенкова Г.Н. убийство женщины, которую виновный ошибочно считал беременной, следовало бы считать покушением на преступление, предусмотренное п. "г" ч. 2 ст. 105 УК, исходя из направленности умысла. Однако, учитывая, что смерть фактически наступила, содеянное нельзя считать покушением, иначе виновный получил бы необоснованную льготу при назначении наказания (ч. 3 ст. 66 УК). Нельзя признать удачным также предложение квалифицировать содеянное по совокупности двух преступлений - покушения на убийство заведомо беременной женщины и оконченного убийства небеременной, т.е. по ч. 3 ст. 30, по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК и по ч. 1 ст. 105 (либо по ч. 2 ст. 105 УК при наличии других квалифицирующих признаков). Применение к одному единичному убийству правила о совокупности не только ошибочно теоретически, но и несправедливо, так как приводит к необходимости назначения наказания путем сложения (ч. 3 ст. 69 УК). Иными словами, убийство мнимо беременной женщины оценивалось бы строже, чем убийство фактически беременной. Курс уголовного права. Особенная часть. (Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук В.С. Комисарова), М.: «Зерцало - М», 2002 Иными словами, ситуация должна решаться по правилам об ошибке в личности потерпевшего, которая не влияет на квалификацию.
5) Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК), - один из наиболее распространенных видов квалифицированного убийства.
Верховный Суд РФ в п. 8 постановлении Пленума от 27 января 1999 г. разъясняет, что «при квалификации убийства по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости».
«С учетом сложившейся судебной практики убийство может быть признано особо жестоким, когда:
а) перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление. Если пытки применялись с целью получения от потерпевшего каких-либо сведений, то причинение смерти возможно и с косвенным умыслом;
б) убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий: нанесение большого количества ранений, использование мучительно действующего яда, кислоты или других агрессивных веществ; причинение смерти путем применения огня, электротока бытового напряжения; закапывание заживо; замедленное утопление или удушение; причинение смерти путем лишения пищи или воды и т.п.;
в) убийство совершено в присутствии близких потерпевшему лиц, если виновный сознавал, что своими действиями причиняет присутствующим особые душевные страдания;
г) в целях продления мучений жертвы виновный препятствует оказанию помощи умирающему». Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Отв. Ред. В.М. Лебедев. - 5-е изд., доп. и испр. - М.: Юрайт-Издат, 2005.
В настоящем УК не считается признаком особой жестокости глумление над трупом. Однако в случаях, когда виновный в силу своего возбужденного состояния или других обстоятельств не осознал момент наступления смерти, глумление над трупом признается глумлением над жертвой и может быть квалифицировано по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК. Кроме того, глумление над трупом в присутствии близких потерпевшему лиц - очевидцев убийства также может быть выражением особой жестокости. Пленум Верховного Суда РФ указал, что глумление над трупом после совершения убийства, если нет других данных о проявлении убийцей особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, надлежит квалифицировать по совокупности по ст. 244 УК РФ, преду и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.