На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Толкование процессуального положения прокурора. Роль и место прокурора в гражданском процессе. Формы участия прокурора в гражданском процессе. Иные полномочия прокурора в гражданском процессе. Вытеснение прокурора из судопроизводства.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 06.02.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


32
Содержание
    Введение 3
    1. Роль и место прокурора в гражданском процессе 5
    2. Формы участия прокурора в гражданском процессе 14
    3. Иные полномочия прокурора в гражданском процессе 22
    Заключение 29
    Список используемой литературы 32

Введение

Вступивший в силу с 1 февраля 2003 г. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 29.12.2004) // СЗ РФ от 18.11.2002, № 46, ст. 4532, СЗ РФ от 03.01.2005, № 1 (часть 1), ст. 20. (далее - ГПК РФ, Кодекс) во многом по-новому урегулировал участие прокурора в гражданском процессе.
Во-первых, формы участия прокурора приобрели большую определенность по сравнению с Гражданским процессуальным кодексом РСФСР.
Напомню, что в соответствии с ГПК РСФСР прокурор имел право обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, а также вступить в дело на любой стадии процесса (ст. 41). И в том, и в другом случае на основании ст. 187 ГПК РСФСР он давал заключение по делу, См.: Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. М. К. Треушникова. - М.: Городец, 1999. - С. 268. вследствие чего при обращении прокурора в суд в защиту прав других лиц после окончания исследования доказательств в судебном заседании прокурор выступал дважды: первый раз с речью в судебных прениях как инициатор процесса, второй - после них, давая заключение по делу в целом как прокурор. Такое положение дел, безусловно, нарушало принцип равноправия сторон и право другой стороны на судебную защиту.
С момента начала судебной реформы и принятия нового Гражданского процессуального кодекса прошло не так много времени, но намеченные указанным актом тенденции в толковании определения процессуального положения прокурора уже сегодня пугают своим размахом и заставляют задуматься о правильности выбранного пути.
Ни для кого не секрет, что нынешнее участие прокурора в гражданском процессе минимизируется последовательными усилиями законодателя.
Вместе с тем существуют определенные ситуации, когда никто, кроме прокурора, не может исправить сложившееся положение и восстановить нарушенные права граждан и публичных образований. К сожалению, приходится констатировать, что о прокурорской защите нарушенных прав юридических лиц речи вообще не идет.
В отличие от ранее действовавшего порядка прокурор теперь не может вступить в процесс на любой стадии и дать заключение по любым категориям дел. Согласно ст. 45 ГПК РФ прокурор вступает в процесс и дает заключение лишь по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами.
Пленум ВС РФ № 2 - 2003 г. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации» от 20.01.2003 № 2 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 3. также подчеркивает факт ограничения роли прокурора в гражданском процессе.
Обратить внимание судов на то, что прокурор вправе принести представление в суд второй и надзорной инстанций на судебное постановление лишь в случае, если он участвует в деле (часть 2 статьи 320, часть 1 статьи 331, статья 336, часть 1 статьи 371, часть 3 статьи 376).
Общие положения об участии прокурора в деле закреплены и в статье 45 ГПК РФ, которая определяет возможность обращения прокурора в суд с заявлением в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц и вступления в процесс для дачи заключения по делам, определенным в ГПК РФ и в других федеральных законах.
В данной работе автор постарается отразить все проблемы, связанные с участие прокурора в гражданском процессе. В работе автор опирается на действующее законодательство, судебную практику, а также на труды отечественных ученых-процессуалистов.

1. Роль и место прокурора в гражданском процессе


Действующий Кодекс разграничил формы участия прокурора: прок
урор либо обращается в суд с исковым заявлением или с заявлением по делам, вытекающим из публичных правоотношений, и по делам особого производства и обладает, за некоторым исключением, процессуальными правами и обязанностями истца или заявителя, либо вступает в процесс, начатый по инициативе других лиц, в целях дачи заключения по делу, с правами и обязанностями лица, участвующего в деле.
Вследствие этого прокурор, обратившийся в суд общей юрисдикции, выступает в судебных прениях первым (ст. 190), что в случае обращения в суд в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований обусловлено занимаемым им положением процессуального истца по делам искового производства либо заявителя по иным категориям дел, а в случае обращения в суд в защиту гражданина - тем, что прокурор инициировал производство по делу, хотя истцом (заявителем) является лицо, в чьих интересах возбуждено производство по делу.
Прокурор же, вступивший в процесс, дает заключение по делу после исследования всех доказательств, как это следует из ст. 189 ГПК РФ. Об его участии в судебных прениях Кодекс умалчивает.
Во-вторых, возможности участия прокурора в судопроизводстве по гражданским делам значительно ограничены по сравнению с ранее действовавшим законодательством. См.: Жилин Г.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. - М.: ООО «ТК Велби», 2003. - С. 51.
Так, заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд (ч. 1 ст. 45), а вступление в процесс для дачи заключения по делу может иметь место лишь в случаях, указанных в ГПК РФ и федеральных законах (ч. 3 ст. 45).
Несмотря на различные формы участия прокурора при разбирательстве дел в судах общей юрисдикции, прокурор по-прежнему является лицом, участвующим в деле, как это закреплено в ст. 34 ГПК РФ, и наделен присущими этой группе участников процесса правами и обязанностями.
Изложенная определенность форм и порядка участия прокурора в гражданском процессе в результате детального анализа оказывается не столь очевидной. О различном толковании норм ГПК РФ свидетельствует также современная процессуальная литература, а также некоторые положения информационного письма Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 27 января 2003 г. № 8-15-2003 «О некоторых вопросах участия прокурора в гражданском процессе, связанных с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации». Информационное письмо Генпрокуратуры РФ «О некоторых вопросах участия прокурора в гражданском процессе, связанных с принятием и введением в действие Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации» от 27.01.2003 № 8-15-2003.
Например, в п. 3 данного информационного письма речь идет об участии прокурора при рассмотрении дела во второй инстанции судов общей юрисдикции. При этом в абз. 4 п. 3 отмечается, что, если прокурор по каким-либо причинам реально не участвовал в суде первой инстанции, хотя и должен был участвовать в силу ст. 45 ГПК РФ, он в соответствии со ст. ст. 34 и 35 ГПК РФ является лицом, участвующим в деле, и вправе обжаловать судебные постановления по этим делам путем внесения апелляционных и кассационных представлений.
Между тем в статьях Кодекса, закрепляющих право прокурора приносить апелляционные представления на решения мировых судей (ч. 2 ст. 320), кассационные представления на не вступившие в законную силу решения суда (ст. 336) и надзорные представления на вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда Российской Федерации (ст. 376), неизменно указывается на наличие такого права у прокурора, участвующего в деле.
Не участвующий в деле прокурор, таким образом, не вправе принести ни одно из перечисленных представлений на состоявшиеся судебные акты.
Из информационного же письма Генеральной прокуратуры следует, что правом принесения апелляционных и кассационных представлений обладает и прокурор, не принимавший реального участия в суде первой инстанции, хотя и должный участвовать в деле в силу закона. Причем прямо указывается, что такой прокурор является лицом, участвующим в деле.
Полагаю, необходимо более подробно рассмотреть данную позицию. Поскольку основывается она на толковании статей 34, 35 и 45 ГПК РФ, обратимся к ним.
В ст. 34 приводится состав лиц, участвующих в деле, в число которых, естественно, включен и прокурор. Поскольку формы участия прокурора в этой статье не определены, постольку лицом, участвующим в деле, прокурор признается вне зависимости от того, обращается ли он в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или вступает в процесс в целях дачи заключения по делу.
В ч. 1 ст. 35 перечисляются права лиц, участвующих в деле, в том числе право обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права.
Таким образом, правом принесения апелляционных, кассационных и надзорных представлений прокурор наделен именно как лицо, участвующее в деле.
Как видим, главной проблемой, которая возникает при характеристике участия прокурора в гражданском процессе, является вопрос о месте прокурора среди иных лиц, участвующих в процессе.
Первая точка зрения по указанной проблеме заключается в признании прокурора стороной в гражданском процессе. Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. - М.: Проспект, 2001. - C. 83. Данная позиция является доктринальной, поскольку как утративший силу ГПК РСФСР, так и ныне действующий ГПК РФ при регулировании положения лиц, участвующих в деле, разделяют статусы представленных субъектов. Думается, что подобная точка зрения не является вполне обоснованной и на теоретическом уровне. Правовое положение прокурора имеет настолько много особенностей по сравнению со статусом стороны в гражданском процессе, что признание их исключениями из общего правила не представляется возможным.
Прежде всего, прокурор ex officio (по должности, без приобретения специальных полномочий) является таким участником процесса, в обязанности которого входят защита прав, свобод и законных интересов других лиц (п. 1 ст. 45 ГПК РФ). В связи с этим весьма примечательным является дело, рассмотренное Верховным судом РФ от 26 июня 1996 года.
В данном случае Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, а также об исключении из постановления краевого суда указания о том, что требования от имени истца в соответствии с Соглашением о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) не могли быть заявлены прокурором, аргументировав это следующим. Президиум краевого суда и Судебная коллегия Верховного Суда РФ считали невозможным обращение прокурора в суд по данному делу по тем мотивам, что прокурор в СМГС не назван в качестве лица, которое вправе предъявлять претензии и иски, вытекающие из договора перевозки в международном сообщении. При этом они ссылались на п. 1 ст. 31 и п. 1 ст. 29 СМГС, где в качестве лиц, имеющих право на предъявление претензий, основанных на договоре перевозки, указаны только отправитель или получатель груза, то есть стороны в договоре перевозки. Однако прокурор и не мог быть назван в СМГС в качестве лица, имеющего такое право, так как стороной в договоре перевозки он не является. Им заявлены требования в интересах отправителя, то есть лица, имеющего право на предъявление иска. Право прокурора на обращение в суд с заявлением в интересах отправителя определялось не СМГС, а гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации, на территории которого был заключен договор перевозки. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 июня 1996 года. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1997. - № 5.
Необходимо отметить, что сам прокурор, участвуя в судебном разбирательстве, не является заинтересованным лицом: он не связан в процессе своей позицией, а руководствуется только законом. Таким образом, придя к выводу о незаконности или необоснованности предъявленных им требований, прокурор обязан отказаться от иска полностью или частично, что, в свою очередь, не лишает права заинтересованного лица настаивать на рассмотрении дела по существу (п. 2 ст. 45 ГПК РФ).
Представляется важным обратить внимание на то, что если прокурор обращается в суд с заявлением в защиту определенного лица, то именно данное лицо будет являться стороной в процессе (истцом). В том случае, когда данное лицо отказывается вступить в качестве истца либо настаивает на прекращении дела, процесс, по общему правилу, должен быть прекращен, даже если прокурор с этим не согласен. Именно к такому выводу пришел Президиум Верховного Суда РФ по делу, изложенному в Постановлении от 14 июля 1999 года.
В данном случае прокурор г. Красноярска в декабре 1994 года в интересах администрации г. Красноярска обратился в суд с заявлением к Решетовой Н., Решетову А., Красноярскому государственному предприятию технической инвентаризации о признании недействительным договора от 23 декабря 1993 года о совместной деятельности по финансированию строительства жилья, удостоверения от 20 января 1994 года Решетовой Н. права собственности на квартиру, о выселении ее с членами семьи. Определением Советского районного суда г. Красноярска от 17 декабря 1997 года производство по делу прекращено в связи с отказом администрации г. Красноярска от иска. Президиум Верховного Суда РФ оставил данное решение без изменения по следующим основаниям.
В силу п. 2 ст. 125 и п. 2 ст. 215 Гражданского кодекса РФ права собственника от имени муниципального образования осуществляют органы местного самоуправления, каковым в данном случае является администрация г. Красноярска. Таким образом, прокурором был возбужден в суде спор по поводу конкретных прав и обязанностей и отношений собственности на квартиру, находившуюся ранее в муниципальном жилищном фонде, в интересах определенного субъекта, которого суд обоснованно привлек к участию в деле в качестве истца. В связи с этим изложенные в протесте заместителя Генерального прокурора РФ доводы о публичном характере заявленных прокурором требований, от которых он не отказывался, являются неосновательными. Кроме того, Президиум Верховного Суда отметил, что ссылка президиума краевого суда, рассматривавшего данное дело в порядке надзора, на абстрактные права граждан «не может служить основанием для ограничения, как права собственника, так и процессуальных прав администрации города, выступающей по делу в качестве истца». Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 июля 1999 года. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 8.
Представленный вывод Президиума Верховного Суда полностью соответствует принципу диспозитивности, выражающемуся в данном случае в правиле о том, что «никто не может быть принужден к предъявлению иска против своей воли». Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. - М.: Проспект, 2001. - C. 85.
Помимо вышеуказанных особенностей положения прокурора в процессе, существуют иные отличия в его статусе по сравнению со сторонами в процессе. В частности, прокурор не несет каких-либо судебных расходов (п. 2 ст. 45, п.п. 14 п. 1 ст. 89 ГПК РФ), ему не может быть предъявлен встречный иск, так как он предъявляется истцу по делу, прокурор не может закончить дело мировым соглашением (п. 2 ст. 45 ГПК РФ). Одной из главных особенностей участия прокурора в гражданском процессе является его возможность по окончании прений выступить с заключением, вне зависимости от того, кем было возбуждено дело (п. 3 ст. 45 ГПК РФ).
Необходимо отметить, что и судебная практика Верховного Суда строго придерживается правила о том, что прокурор не является стороной в процессе. Так, например, по одному из дел, рассмотренному в 1985 году, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР отметила, что поскольку прокурор истцом по делу не является, то и срок исковой давности должен исчисляться не с того момента, когда он узнал о состоявшейся между истцом и ответчиком сделке, а со дня, когда истцу стало известно о совершении незаконной сделки, то есть со дня ее заключения. Определение СК Верховного Суда РСФСР от 15 апреля 1985 г. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1985. - № 10.
Итак, можно сделать вывод о том, что прокурор не является стороной в процессе. Пожалуй, в большей степени соответствует истине точка зрения, выраженная М. С. Шакарян, которая заключается в том, что прокурор, не являясь субъектом спорного правоотношения и не имея возможности распоряжаться материальным правом, при предъявлении иска занимает положение истца в процессуальном смысле. Гражданское процессуальное право России / Под ред. М. С. Шакарян. - М.: Юристъ, 2002. - С. 137. Попытка законодательного закрепления данной точки зрения сделана в п. 2 ст. 45 ГПК РФ, в котором установлено, что «прокурор, подавший заявление, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов». Тем не менее представляется, что законодатель не был полностью последователен в утверждении данной позиции, пойдя на компромисс в вопросе об объеме полномочий прокурора. В результате становится невозможным утверждать, что прокурор является истцом в процессуальном смысле, поскольку его статус согласно современному гражданскому процессуальному законодательству по-прежнему существенно отличается от правового положения стороны в гражданском процессе. В частности, прокурор, в соответствии с ГПК РФ, вправе вступать в процесс, давать заключения, подавать кассационные и надзорные представления и т.д. В новом ГПК РФ, по сравнению с предыдущим, ограничены лишь основания применения данных полномочий. Таким образом, более правильно в данном случае говорить о статусе прокурора как об особом участнике гражданского процесса, основными задачами которого является защита общественных благ и интересов общества (пусть даже выражающихся в защите прав и свобод человека), охрана правопорядка. Н. А. Чечина вслед за Е. В. Васьковским предлагает обозначить данное положение прокурора как «правозаступничество». Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. - М.: Проспект, 2001. - С. 85.
Необходимо отметить, что представленное противоречие между теорией и практикой представляет собой результат компромисса законодателя в отношении объема полномочий прокурора в гражданском процессе. Дело в том, что в период разработки нового ГПК РФ активно пропагандировалась точка зрения, согласно которой участие прокурора в гражданском процессе должно было быть сведено к минимуму. В частности, в одном из проектов ГПК предлагалось упразднить такие полномочия прокурора как дача заключений по гражданским делам, возможность вступления в дело в любой стадии процесса, полномочие на принесение кассационных жалоб и частных протестов и т.д. Степина Л. Проект ГПК РФ и роль прокурора в гражданском судопроизводстве // Законность. - 2001. - № 7. - С. 40 - 43. Представителями определенных политических группировок высказывались еще более радикальные точки зрения, заключающиеся в том, что участие прокурора в рассмотрении судами гражданских дел является «юридическим атавизмом». Похмелкин В. Участие прокурора в рассмотрении гражданских дел - юридический атавизм // Российская юстиция. - 2001. - № 5. - С. 6. Данная позиция является во многом обоснованной. Дело в том, что активное участие прокурора в процессе (например, дача заключений) может негативно отразиться на реализации таких принципов судопроизводства как законность, состязательность, независимость суда. Сама же концепция надзора за законностью решений суда противоречит Конституции РФ.
Тем не менее, с подобной трактовкой участия прокурора в гражданском процессе на современном этапе развития российского государства полностью согласиться нельзя. Дело в том, что, как правильно пишет Л. Степина, «сейчас механизм защиты для большинства граждан стал слишком дорог. Состоятельное лицо всегда может пригласить опытного и знающего адвоката, а неимущий гражданин один на один с судом. При таком положении, ни о каком равенстве говорить не приходится. На сегодня прокуратура - единственный орган, куда граждане обращаются за защитой своих прав бесплатно». Степина Л. Указ. соч., C. 4. Кроме того, как обоснованно отмечается в литературе, «только прокуратура в силу особенностей ее государственно-правового статуса обладает возможностью отслеживать спорные правовые акты нормативного и индивидуального характера, не защищая корпоративные интересы». Абрамов Д., Беркович Е. Предъявление прокурором заявлений в интересах неопределенного круга лиц // Российская юстиция. - 2001. - № 9. - С. 38.

2. Формы участия прокурора в гражданском процессе


В ст. 45 ГПК РФ раскрываются формы участия прокурора в гражданском процессе:
- первая форма - обращение прокурора в суд в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45);
- вторая форма - вступление прокурора в процесс, начатый по инициативе других лиц, и дача им заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных Кодексом и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий (ч. 3 ст. 45).
Теперь попытаемся определить, когда прокурор становится лицом, участвующим в деле, и приобретает все его права и обязанности.
С первой формой участия прокурора вопросов не возникает, так как именно прокурор подает в суд исковое заявление или заявление, вступая с судом в гражданские процессуальные правоотношения, и в дальнейшем участвует в процессе с правами и обязанностями истца или заявителя.
А вот вторая форма требует более детального анализа. Дело в том, что в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ говорится о вступлении прокурора в процесс и даче им заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных Кодексом: по делам, возникающим из публичных правоотношений (подраздел III), в порядке особого производства (об усыновлении (удочерении) ребенка (ст. 273)); о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим (ст. 278); об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным; об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами (ст. 284); заявление об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (ст. 288); о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством (ст. 304), - и другими федеральными законами (по делам о лишении родительских прав (ст. 70 Семейного кодекса Российской Федерации Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 28.12.2004) // СЗ РФ от 01.01.1996, № 1, ст. 16, СЗ РФ от 03.01.2005, № 1 (часть 1), ст. 11.), о восстановлении в родительских правах (ст. 72 СК РФ), об ограничении в родительских правах (ст. 73 СК РФ)), в целях осуществления возложенных на него полномочий.
Таким образом, закон связывает приобретение прокурором статуса лица, участвующего в деле, с его вступлением в процесс для дачи заключения по делу. Соответственно прокурор, не вступивший в процесс, не является лицом, участвующим в деле, не наделен его правами и не несет его обязанностей.
Однако содержание «вступления в процесс» в тексте Кодекса не раскрывается.
Поскольку Генеральная прокуратура признает лицом, участвующим в деле, прокурора, который по закону должен участвовать в рассмотрении дела, был извещен о времени и месте его рассмотрения, но не принимал реального участия в суде первой инстанции, постольку необходимо определиться со вступлением прокурора в процесс и с тем, является ли вступившим в дело прокурор, не принимавший участия в рассмотрении дела.
Этимологическим значением глагола «вступить» предполагается совершение субъектом каких-либо активных действий. См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. - М.: Русский язык, 1987. - С. 92. Применительно к гражданскому судопроизводству это означает, что вступить в процесс можно только посредством совершения каких-то процессуальных действий. Отсюда вытекает и другое: бездействием в процесс вступить нельзя.
Наличием активных действий и волеизъявлением лица вступление в гражданском процессе отличается от привлечения к участию в нем. Последнее как раз и характеризуется пассивностью привлекаемого лица в том смысле, что оно не изъявляет своей воли на участие в процессе, более того, оно нередко привлекается к участию в деле против своей воли, как, например, ответчик, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (ч. 1 ст. 43 ГПК РФ), государственные органы или органы местного самоуправления (ч. 2 ст. 47 ГПК РФ).
Нельзя не отметить и диспозитивного характера права вступить в процесс. Обладатель этого права самостоятельно решает вопрос о своем участии в процессе и не может быть принуждаем к его осуществлению (хотя в отношении прокурора право вступить в процесс обладает большой особенностью, так как права прокурора одновременно являются его обязанностями).
Таким образом, прокурор может вступить в процесс только посредством совершения какого-либо процессуального действия, будь то подача заявления о вступлении в процесс или явка непосредственно в судебное заседание.
Представляется также, что вступление в дело прокурора должно (по аналогии с вступлением в дело третьих лиц, как заявляющих, так и не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора) оформляться определением суда или судьи (если вступление имеет место на стадии подготовки дела к судебному разбирательству), хотя Гражданским процессуальным кодексом это и не предусмотрено.
Прокурор, не совершивший никаких действий по вступлению в процесс, то есть проявивший процессуальную пассивность, процессуальное бездействие, не может считаться вступившим в процесс, а поскольку лицом, участвующим в деле, прокурор становится с момента вступления в процесс, постольку не проявивший процессуальной активности по вступлению в процесс прокурор не является лицом, участвующим в деле, и не обладает его правами и обязанностями.
В новейшей литературе отмечается: «При возникновении в суде указанных дел (имеются в виду дела, указанные в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ) судья обязан поставить об этом соответствующего прокурора в известность, а при назначении дела к судебному разбирательству - направить ему извещение о месте и времени рассмотрения дела». См.: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К. Треушникова. - М.: ООО «Городец-издат», 2003. - С. 146.
Но перечисленные действия совершаются судом и характеризуют активность последнего. Сам факт извещения прокурора о наличии в производстве суда дела, о времени и месте его рассмотрения еще не позволяет считать прокурора вступившим в процесс и лицом, участвующим в деле. Извещение необходимо рассматривать лишь как «приглашение» прокурору вступить в процесс.
При этом второе предложение ч. 3 ст. 45 ГПК РФ: «Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела» - не должно вводить в заблуждение. Его следует воспринимать как норму, специальную по отношению к положениям ст. 167 ГПК РФ, регламентирующим последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и касающуюся последствий неявки именно прокурора, вступившего (то есть совершившего для этого процессуальные действия) в процесс для дачи заключения по делу. В отношении же неявки в судебное заседание участвующего в качестве процессуального истца (заявителя) прокурора применяются общие, предусмотренные ст. 167 ГПК РФ, последствия.
Вступлением в процесс, безусловно, можно считать принесение апелляцио и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.