На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Правовой статус прокурора в гражданском процессе. Развитие законодательства об участии прокурора в гражданском процессе. Положение о формах участия прокурора в гражданском процессе. Участие прокурора в гражданском процессе по защите трудовых прав граждан.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Правоведение. Добавлен: 01.12.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


81

СОДЕРЖАНИЕ


    ВВЕДЕНИЕ 3
    Глава 1. Правовой статус прокурора в гражданском процессе 5
    1.1. История развития законодательства об участии прокурора в гражданском процессе 5
    1.2. Статус прокурора в гражданском процессе 10
    Глава 2. Формы участия прокурора в гражданском процессе 24
    2.1. Общие положения о формах участия прокурора в гражданском процессе 24
    2.2. Участие прокурора в гражданском процессе по защите трудовых прав граждан 42
    2.3. Особенности участия прокурора в делах, возникающих из семейно-правовых отношений 57
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ 73
    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 77

ВВЕДЕНИЕ

Вопрос о статусе прокурора в гражданском процессе является одним из самых дискуссионных в науке гражданского процессуального права. Особенно актуальным его разрешение представлялось в период разработки нового Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Однако и после принятия Гражданского процессуального кодекса РФ данный вопрос во многом остается открытым, поскольку законодатель закрепил компромиссный вариант участия прокурора в гражданском процессе, основанный на противоположных точках зрения. Вступивший в силу с 1 февраля 2003 года Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации во многом по-новому урегулировал участие прокурора в гражданском процессе, следовательно, необходимо теоретическое осмысление введенных новелл.

В связи с этим актуальность научных исследований в данной области правоотношений очевидна.

Объектом данного исследования является совокупность общественных отношений, возникающих по поводу участия прокурора в гражданском процессе. Предметом же является правовой институт участия прокурора в гражданском процессе.

Целью данного исследования является анализ правового института участия прокурора в гражданском процессе Российской Федерации.

Для достижения данной цели автором были поставлены следующие задачи:

- анализ исторического развития норм об участии прокурора в гражданском процессе;

- определение оснований и целей участия прокурора в гражданском процессе;

- выявление правового положения прокурора в гражданском процессе;

- определение форм участия прокурора в гражданском процессе;

- анализ особенностей участия прокурора в рассмотрении отдельных категорий дел - возникающих из трудовых и семейных правоотношений.

Задачи исследования определяют его структуру. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы. Первая глава состоит из трех параграфов и посвящена общим вопросам определения правового положения прокурора в гражданском процессе России. Вторая глава состоит из трех параграфов и посвящена формам участия прокурора в гражданском процессе России.

Автор в исследовании использовал как общенаучные, так и частнонаучные методы познания.

В рамках общенаучных методов исследование базировалось на методах анализа, синтеза, индукции, дедукции и классификации.

Среди частнонаучных методов исследования в настоящем исследовании ведущее место отводится методу сравнительного правоведения, то есть анализа правовых норм по отдельности и далее в их совокупности с другими, а также используются методы комплексного анализа, системного подхода и формально-логического толкования норм закона.

Тема участия прокурора в гражданском процессе не является малоизученной в науке гражданского процессуального права. Так, ей посвящали свои труды такие ученые как В. Р. Аликов, В. Н. Аргунов, А. А. Власов, М. К. Треушников, М. С. Шакарян, В. В. Ярков и многие другие.

Однако в связи с проводимой реформой гражданско-процессуального законодательства и изменениями тенденций судебной практики дальнейшие научные исследования указанного правового института необходимы.

Таким образом, представляемая дипломная работа является комплексным анализом правового института участия прокурора в гражданском процессе России.

Глава 1. Правовой статус прокурора в гражданском процессе

1.1. История развития законодательства об участии прокурора в гражданском процессе

Прокуратура, созданная в России Петром I, в течение первых почти полутора веков своей истории (до судебных реформ 60-х годов XIX века) была преимущественно органом надзора за администрацией на местах, а «собственно судебная обвинительная или исковая деятельность составляла лишь одно из частных дополнений к функции надзора, едва намеченное в законе, слабое и незначительное на практике» Бессарабов В. Г. Советская прокуратура (1922-1991 годы) // Журнал российского права. 2002. № 12. С. 57..

После судебной реформы 1864 года концепция прокурорской деятельности была пересмотрена и основная ее функция перенесена в сферу судопроизводства. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве того времени состояло в следующем. Как правило, прокурор вступал в процесс как «примыкающая сторона», представляя суду заключение после состязания сторон.

В виде исключения по некоторым делам прокурор выступал и как «главная сторона», состязаясь, с другой стороны, как истец или ответчик. Прокурор действовал в качестве главной стороны, если дело имело публичный характер, затрагивало интересы государства и общества. Вступить в уже начавшийся процесс для дачи заключения прокурор мог по своей инициативе или по инициативе суда. Редакторы Устава гражданского судопроизводства (УГС) исходили из того, что «состязательный процесс не представляет достаточного обеспечения в достижении истины, если бы при суде не было кроме судей, представителей точного разума действующих узаконений и защитника во имя закона тех лиц, юридических и физических, кои по естественному порядку вещей не могут, по положению своему, принимать участие в деле».

Прокурор обязан «одинаково защищать не права лиц или ведомств, а самую силу закона и только в том смысле, в коем судья по своему значению в состязательном процессе не имел бы права сделать непосредственно от себя какого-либо указания» Бессарабов В. Г. Пореформенная российская прокуратура (1864-1917 годы) // Журнал российского права. 2002. № 10. С. 34..

В соответствии со ст. 343 УГС прокурор обязан был давать заключения: по делам казенного управления, по делам земских учреждений, городских и сельских обществ, по делам лиц, не достигших совершеннолетия, безвестно отсутствующих, глухонемых и умалишенных, по вопросам о подсудности и пререканиях о ней, по спорам о подлоге документов и вообще в тех случаях, когда в гражданском деле выясняются обстоятельства, влекущие возбуждение уголовного дела, по просьбе об устранении судей, по делам брачным и законности рождений, по просьбам выдачи свидетельства на право бедности.

Однако на практике заключение прокурора быстро превратилось в большинстве случаев «в пустую формальность, тягостную для прокуроров и ненужную для суда».

Видный русский судебный деятель Г. Вербловский писал в 1905 году: «В таком виде, в каком участие прокурора в гражданском процессе проявляется в действительности, оно совершенно бесполезно» См.: Казанцев С. М. Дореволюционные юристы о прокуратуре: Сборник статей. СПб., 2001. С. 19.. Эта идея в Думе полностью поддержана не была, Законом от 9 мая 1911 года деятельность прокуратуры в гражданском процессе была значительно ограничена.

После революции составители первого советского ГПК основывались на известном высказывании В. И. Ленина о необходимости «продвинуться дальше в усилении вмешательства государства в «частноправовые отношения», в «гражданские дела», что применительно к процессу означало, что государство должно иметь максимум возможностей для вмешательства в гражданско-правовой спор См.: Звягинцев А., Орлов Ю. Прокуроры двух эпох. Андрей Вышинский и Роман Руденко. М., 2001. С. 196-197..

Под воздействием этих идей и сформировалась концепция участия прокуратуры в гражданском процессе. В соответствии со ст. 2 ГПК 1923 года, «прокурор вправе как начать дело, так и вступить в дело в любой стадии процесса, если, по его мнению, этого требует охрана интересов государства или трудящихся масс». Через десять лет, чтобы обеспечить более четкое проведение судами «классовой линии» при рассмотрении дел, как уголовных, так и гражданских, суд был поставлен под надзор прокуратуры.

Таким образом, начиная с 1930-х годов участие прокуратуры в гражданском процессе стало осуществляться во исполнение задачи по надзору за законностью рассмотрения гражданских дел в судах.

В конце 1980-х - начале 90-х годов концепция прокурорского надзора стала подвергаться пересмотру. Руководящие судебные работники стали выступать против надзора прокуратуры за законностью рассмотрения дел судами.

Указывалось, что первым шагом к построению демократического правового государства должно стать проведение концепции разделения властей, создание независимой судебной власти.

Однако суд не может стать независимым, если он будет поднадзорен полуадминистративному органу, каковым является прокуратура. Принятый в 1992 году российский Закон о Прокуратуре отказался от ложной концепции надзора прокуратуры за законностью рассмотрения дел в судах.

Участие в судопроизводстве рассматривается как одна из форм осуществления прокуратурой своих задач по надзору за верховенством закона, единством и укреплением законности. В редакции Федерального закона о Прокуратуре РФ от 17 ноября 1995 года и от 10 февраля 1999 года указывается лишь, что «прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством РФ участвуют в рассмотрении дел судами, арбитражными судами, опротестовывают противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов» О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17 января 1992 года № 2202-I с послед. изм. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. 20 февраля. № 8. Ст. 366..

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, по которому работали российские суды без малого 40 лет, отжил свое. Новый закон существенно ограничивает роль прокуратуры в гражданском судопроизводстве.

Согласно ГПК РФ прокурор имеет право обращаться в суд с иском по собственной инициативе только в случае необходимости защиты интересов государства, неопределенного круга лиц либо в случаях, когда само заинтересованное лицо в силу состояния здоровья, возраста или недееспособности не может возбудить процесс.

Прокурор, например, может обратиться в суд с заявлением о признании правового акта субъекта РФ недействительным в случае его противоречия федеральному законодательству (интересы государства), выпуска предприятием недоброкачественной продукции (или предоставления некачественных услуг), повлекшего за собой нарушение прав потребителей (в интересах неопределенного круга лиц). «Субъекты гражданского процесса по общему правилу защищают свои права по своему собственному усмотрению, - считает Геннадий Жилин, судья Верховного суда РФ, - Здесь должны действовать принципы диспозитивности, состязательности и равноправия сторон, поэтому необходимы серьезные основания для участия прокурора в гражданском процессе Цит. по: Чурилов А. В. Защита прав и свобод человека и гражданина средствами прокурорского надзора. М., 1999. С.21..

И хотя, по мнению адвокатов и некоторых юристов, прокуратура не слишком часто вмешивается в гражданский процесс (в этом существенное отличие от, например, уголовного процесса), ее представители отстаивают сохранение своих прежних полномочий. Бытует мнение, что участие прокурора в процессе нарушает принципы состязательности и диспозитивности, так как он имеет возможность возбуждать гражданское дело без согласия заинтересованного лица и имеет больший объем правомочий, чем другие стороны процесса.

Представляется, что участие прокурора абсолютно не затрагивает принципов диспозитивности и состязательности. Если убрать из процесса прокурора, тогда эти принципы будут нарушаться. Ведь часто только прокурор остается единственным органом, доступным для социально уязвимых слоев населения.

Как показывает практика, малоимущие, престарелые, инвалиды, в том числе вследствие психического заболевания, не имеют возможности обратиться за помощью к адвокату или в юридическую консультацию.

В докладе Уполномоченного по правам человека в РФ «О соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами» отмечено, что граждане, страдающие психическими расстройствами, являются одной из самых уязвимых в правовом отношении категорий населения страны. По данным Министерства здравоохранения РФ, за последнее десятилетие число инвалидов вследствие психических расстройств возросло более чем на треть и составляет около 700 тыс. человек. Большинство из них (80%) являются инвалидами 1-й и 2-й групп Деятельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации: Сборник материалов. М., 2008. С. 132..

Большинству граждан, а в особенности социально незащищенным слоям населения - инвалидам, пенсионерам и т.д., - правовая помощь юридических служб просто непосильна. Как отмечено в докладе, защита прав лиц, принадлежащих к социально уязвимым группам населения, должна стать одним из приоритетов в социальной политике РФ в области прав человека.

Гражданин сегодня практически оставлен один на один в борьбе с хорошо налаженным бюрократическим аппаратом, махинациями работодателей, монополистов-торговцев, недобросовестных производителей и т.д. Получение юридической помощи в настоящее время возможно лишь для узкого круга лиц, обладающих соответствующими финансовыми возможностями. Получению такой помощи и должен способствовать институт участия прокурора в гражданском процессе.

1.2. Статус прокурора в гражданском процессе

В соответствии со ст. 129 Конституции РФ Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // Российская газета. 1993. 25 декабря. прокуратура представляет собой единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ. В Конституции РФ не содержатся полномочия прокуратуры, а указано, что полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры РФ определяются федеральным законом.

Прокуратура утратила надзорные функции в гражданском процессе, поскольку иной подход противоречит принципу построения государственной власти на основе разделения властей и месту судебной власти в современной правовой системе. Правовой статус прокурора в гражданском процессе определяется, прежде всего, в соответствии с Конституцией РФ, ГПК и Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации».

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре в Российской Федерации» прокуратура РФ представляет собой единую федеральную централизованную систему органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Прокуратура РФ выполняет и иные функции, установленные федеральными законами. В гражданском процессе прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации участвуют в рассмотрении дел судами, а также приносят апелляционные, кассационные и надзорные представления на судебные решения и определения.

Новый ГПК РФ сузил по сравнению с ранее действовавшим процессуальным законодательством возможности участия прокурора в гражданском процессе, обусловливая его защитой только определенных социально значимых интересов - граждан, неопределенного круга лиц, публичных образований - Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований.

Исключено обращение в суд прокурора с целью защиты прав коммерческих организаций, что вполне логично и соответствует функциям прокуратуры в гражданском процессе. Вместе с тем нельзя, на наш взгляд, исключать обращение прокурора с исками в защиту прав государственных и муниципальных предприятий и учреждений, поскольку их имущество находится соответственно в государственной и муниципальной собственности.

Согласно ст. 35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор участвует в рассмотрении дел судами в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными законами. Формы участия прокурора определены в ст. 45 ГПК РФ, согласно которой прокурор в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело при наличии оснований, предусмотренных законом. Полномочия прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дел, определяются также процессуальным законодательством Российской Федерации.

Таким образом, участие прокурора в гражданском процессе способствует осуществлению целей правосудия при соблюдении принципа независимости судей и подчинения их только закону. Участвуя в гражданском процессе, прокурор защищает интересы законности, права и интересы граждан и организаций. Вступая в гражданский процесс, становясь субъектом гражданских процессуальных отношений, прокурор выступает в качестве лица, участвующего в деле. На прокурора распространяется общий процессуальный регламент, установленный ГПК РФ.

Главный акцент в процессуальной деятельности прокурора в настоящее время смещен на защиту государственных и публичных интересов. Прокурор не должен подменять в судебном процессе самих частных лиц - участников гражданского оборота, который строится на недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела (ст. 1 Гражданского Кодекса Российской Федерации Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон № 51-ФЗ от 30 ноября 1994 года // Российская газета. 1994. 8 декабря.).

Согласно ст. 34 ГПК прокурор отнесен к числу лиц, участвующих в деле. Соответственно он наделен целым рядом процессуальных прав и обязанностей, характеризующих его правовое положение. Так, прокурор, как и другие лица, участвующие в деле, вправе изменить основание или предмет поданного им заявления. Прокурор также вправе возбудить апелляционное и кассационное производство (путем принесения апелляционного или кассационного представления), надзорное производство (путем подачи представления), подать заявление о пересмотре решения, определения или постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

При этом каждая форма участия прокурора в гражданском процессе (возбуждение дела или дача заключения) и на каждой стадии гражданского процесса (от производства в суде первой инстанции до стадии пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам) характеризуется определенными особенностями, которые будут раскрыты в данной дипломной работе в дальнейшем. На любой стадии процесса и в любой форме прокурор защищает в суде не собственные, а государственные и публичные интересы, а также интересы других или неопределенного круга лиц.

Участие прокурора в суде является продолжением его деятельности по обеспечению законности, в связи с чем такое участие помогает прокурору осуществлять его полномочия, возложенные на него Конституцией РФ и Федеральным законом «О прокуратуре в Российской Федерации». Такой «служебный интерес» характеризует существо процессуального положения и деятельности прокурора в гражданском процессе.

Вопрос о статусе прокурора в гражданском процессе является одним из самых дискуссионных в науке гражданского процессуального права. Особенно актуальным его разрешение представлялось в период разработки нового ГПК РФ Гражданский процессуальный кодекс РФ от 23 октября 2002 года № 138-ФЗ // Российская газета. 20 ноября 2002 года.. Однако и после принятия Гражданского процессуального кодекса РФ данный вопрос во многом остается открытым, поскольку законодатель закрепил компромиссный вариант участия прокурора в гражданском процессе, основанный на противоположных точках зрения. В связи с этим представляется необходимым проанализировать указанную проблему в динамике, сравнивая нормы ГПК РСФСР Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 года (в ред. Указов Президиума ВС РСФСР от 18.12.1965, от 05.08.1966, от 12.02.1968, от 12.12.1973, от 18.12.1974, от 14.06.1977, от 01.08.1980, от 08.06.1981, от 11.09.1981, от 16.11.1981, от 12.01.1984, от 25.04.1984, от 24.01.1985, от 20.02.1985, от 01.04.1986, от 19.11.1986, от 24.02.1987, от 05.01.1988 № 8066-XI, от 29.01.1988 № 8256-XI, от 12.04.1989 № 11522-XI; Закона РСФСР от 21.03.1991 № 945-1, Законов РФ от 04.03.1992 № 2438-1, от 29.05.1992 № 2869-1, от 24.06.1992 № 3119-1, от 03.07.1992 № 3200-1, от 31.03.1993 № 4717-1, от 28.04.1993 № 4882-1, Федеральных законов от 28.04.1995 № 68-ФЗ, от 30.11.1995 № 189-ФЗ, от 31.12.1995 № 226-ФЗ, от 21.08.1996 № 124-ФЗ, от 26.11.1996 № 140-ФЗ, от 17.03.1997 № 50-ФЗ, от 16.11.1997 № 144-ФЗ, от 25.06.1998 № 90-ФЗ, от 04.01.1999 № 3-ФЗ, от 07.08.2000 № 120-ФЗ, от 24.07.2002 № 102-ФЗ, от 25.07.2002 № 112-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.03.1998 № 9-П, Определением Конституционного Суда РФ от 04.06.1998 № 89-О, Постановлением Конституционного Суда РФ от 14.04.1999 № 6-П, Определениями Конституционного Суда РФ от 23.06.2000, от 08.02.2001 № 36-О, Постановлением Конституционного Суда РФ от 25.12.2001 № 17-П) // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407 (прекратил действие). и ГПК РФ.

Главной проблемой, которая возникает при характеристике участия прокурора в гражданском процессе, является вопрос о месте прокурора среди иных лиц, участвующих в процессе.

Первая точка зрения по указанной проблеме заключается в признании прокурора стороной в гражданском процессе Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. М.: Проспект, 2001. C. 83.. Данная позиция является доктринальной, поскольку как утративший силу ГПК РСФСР, так и ныне действующий ГПК РФ при регулировании положения лиц, участвующих в деле, разделяют статусы представленных субъектов. Думается, что подобная точка зрения не является вполне обоснованной и на теоретическом уровне. Правовое положение прокурора имеет настолько много особенностей по сравнению со статусом стороны в гражданском процессе, что признание их исключениями из общего правила не представляется возможным.

Прежде всего, прокурор ex officio (по должности, без приобретения специальных полномочий) является таким участником процесса, в обязанности которого входят защита прав, свобод и законных интересов других лиц (ч. 1 ст. 41 ГПК РСФСР, п. 1 ст. 45 ГПК РФ). В связи с этим весьма примечательным является дело, рассмотренное Верховным судом РФ от 26 июня 1996 года.

В данном случае Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, а также об исключении из постановления краевого суда указания о том, что требования от имени истца в соответствии с Соглашением о международном железнодорожном грузовом сообщении Соглашение о Международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) (1 ноября 1951 года). М.: Издательство ОЖД, 1951. (СМГС) не могли быть заявлены прокурором, аргументировав это следующим.

Президиум краевого суда и Судебная коллегия Верховного Суда РФ считали невозможным обращение прокурора в суд по данному делу по тем мотивам, что прокурор в СМГС не назван в качестве лица, которое вправе предъявлять претензии и иски, вытекающие из договора перевозки в международном сообщении. При этом они ссылались на п. 1 ст. 31 и п. 1 ст. 29 СМГС, где в качестве лиц, имеющих право на предъявление претензий, основанных на договоре перевозки, указаны только отправитель или получатель груза, то есть стороны в договоре перевозки. Однако прокурор и не мог быть назван в СМГС в качестве лица, имеющего такое право, так как стороной в договоре перевозки он не является. Им заявлены требования в интересах отправителя, то есть лица, имеющего право на предъявление иска. Право прокурора на обращение в суд с заявлением в интересах отправителя определялось не СМГС, а гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации, на территории которого был заключен договор перевозки Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 июня 1996 года: «Прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, граждан или государства» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 5. С. 67..

Необходимо отметить, что сам прокурор, участвуя в судебном разбирательстве, не является заинтересованным лицом: он не связан в процессе своей позицией, а руководствуется только законом. Таким образом, придя к выводу о незаконности или необоснованности предъявленных им требований, прокурор обязан отказаться от иска полностью или частично, что, в свою очередь, не лишает права заинтересованного лица настаивать на рассмотрении дела по существу (ч. 3 ст. 41 ГПК РСФСР, п. 2 ст. 45 ГПК РФ).

Представляется важным обратить внимание на то, что если прокурор обращается в суд с заявлением в защиту определенного лица, то именно данное лицо будет являться стороной в процессе (истцом).

В том случае, когда данное лицо отказывается вступить в качестве истца либо настаивает на прекращении дела, процесс, по общему правилу, должен быть прекращен, даже если прокурор с этим не согласен. Именно к такому выводу пришел Президиум Верховного Суда РФ по делу, изложенному в Постановлении от 14 июля 1999 года.

В данном случае прокурор г. Красноярска в декабре 1994 года в интересах администрации г. Красноярска обратился в суд с заявлением к Решетовой Н., Решетову А., Красноярскому государственному предприятию технической инвентаризации о признании недействительным договора от 23 декабря 1993 года о совместной деятельности по финансированию строительства жилья, удостоверения от 20 января 1994 года Решетовой Н. права собственности на квартиру, о выселении ее с членами семьи. Определением Советского районного суда г. Красноярска от 17 декабря 1997 года производство по делу прекращено в связи с отказом администрации г. Красноярска от иска. Президиум Верховного Суда РФ оставил данное решение без изменения по следующим основаниям.

В силу п. 2 ст. 125 и п. 2 ст. 215 Гражданского кодекса РФ права собственника от имени муниципального образования осуществляют органы местного самоуправления, каковым в данном случае является администрация г. Красноярска. Таким образом, прокурором был возбужден в суде спор по поводу конкретных прав и обязанностей и отношений собственности на квартиру, находившуюся ранее в муниципальном жилищном фонде, в интересах определенного субъекта, которого суд обоснованно привлек к участию в деле в качестве истца. В связи с этим изложенные в протесте заместителя Генерального прокурора РФ доводы о публичном характере заявленных прокурором требований, от которых он не отказывался, являются неосновательными. Кроме того, Президиум Верховного Суда отметил, что ссылка президиума краевого суда, рассматривавшего данное дело в порядке надзора, на абстрактные права граждан «не может служить основанием для ограничения, как права собственника, так и процессуальных прав администрации города, выступающей по делу в качестве истца» Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 июля 1999 года: «Прекращение судом производства по делу в связи с отказом истца от иска признано правильным» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 8. С. 67..

Представленный вывод Президиума Верховного Суда полностью соответствует принципу диспозитивности, выражающемуся в данном случае в правиле о том, что «никто не может быть принужден к предъявлению иска против своей воли» (nemo invitus agire cogitur) Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. М.: Проспект, 2001. C. 85..

Помимо вышеуказанных особенностей положения прокурора в процессе, существуют иные отличия в его статусе по сравнению со сторонами в процессе. В частности, прокурор не несет каких-либо судебных расходов (п. 8 ст. 80 ГПК РСФСР, п. 2 ст. 45, п.п. 14 п. 1 ст. 89 ГПК РФ), ему не может быть предъявлен встречный иск, так как он предъявляется истцу по делу, прокурор не может закончить дело мировым соглашением (п. 2 ст. 45 ГПК РФ). Одной из главных особенностей участия прокурора в гражданском процессе является его возможность по окончании прений выступить с заключением, вне зависимости от того, кем было возбуждено дело (п. 3 ст. 41, ст. 187 ГПК РСФСР, п. 3 ст. 45 ГПК РФ).

Необходимо отметить, что и судебная практика Верховного Суда строго придерживается правила о том, что прокурор не является стороной в процессе. Так, например, по одному из дел, рассмотренному в 1985 году, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР отметила, что поскольку прокурор истцом по делу не является, то и срок исковой давности должен исчисляться не с того момента, когда он узнал о состоявшейся между истцом и ответчиком сделке, а со дня, когда истцу стало известно о совершении незаконной сделки, то есть со дня ее заключения Определение СК Верховного Суда РСФСР от 15 апреля 1985 года: «Приобретение государственными учреждениями и предприятиями строений, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, допускается по ценам, не превышающим страховой оценки. Прокурор, подавший в суд заявление в защиту интересов совхоза, не является истцом, поэтому срок исковой давности следует исчислять не со дня, когда прокурору стало известно о нарушении прав совхоза, а со дня, когда у совхоза возникло право на иск» // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1985. № 10. С. 56..

Тем не менее, как показывает практика, может сложиться ситуация, когда участие прокурора в процессе не будет обладать вышеуказанными отличительными чертами.

В частности, по одному из дел, рассмотренных Президиумом Верховного Суда в 2000 году, протест заместителя Генерального прокурора был оставлен без рассмотрения на том основании, что Генеральная прокуратура являлась ответчиком в данном деле, то есть стороной в процессе. Дело в том, что в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 14 ГПК РСФСР закреплены принципы состязательности и равноправия сторон в гражданском процессе. Названные процессуальные нормы распространяются на все стадии гражданского судопроизводства, в том числе на производство в надзорной инстанции. В деле, где Генеральная прокуратура является стороной в процессе, эти принципы препятствуют использованию Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителями тех особых полномочий, которые предоставлены прокуратуре как органу, осуществляющему надзор за законностью судебных постановлений. Соответствующие должностные лица не могут использовать свое право принесения протеста в порядке надзора на решение Верховного Суда РФ, поскольку другая сторона такого права не имеет Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2000 года // Ушаков О. В. Участие прокурора в гражданском процессе. М., 2007. С. 376..

Итак, можно сделать вывод о том, что прокурор не является стороной в процессе. Пожалуй, в большей степени соответствует истине точка зрения, выраженная М. С. Шакарян, которая заключается в том, что прокурор, не являясь субъектом спорного правоотношения и не имея возможности распоряжаться материальным правом, при предъявлении иска занимает положение истца в процессуальном смысле Гражданское процессуальное право России / Под ред. М. С. Шакарян. М.: Юристъ, 2002. С. 137..

Попытка законодательного закрепления данной точки зрения сделана в п. 2 ст. 45 ГПК РФ, в котором установлено, что «прокурор, подавший заявление, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов». Тем не менее представляется, что законодатель не был полностью последователен в утверждении данной позиции, пойдя на компромисс в вопросе об объеме полномочий прокурора.

В результате становится невозможным утверждать, что прокурор является истцом в процессуальном смысле, поскольку его статус согласно современному гражданскому процессуальному законодательству по-прежнему существенно отличается от правового положения стороны в гражданском процессе.

В частности, прокурор, в соответствии с ГПК РФ, вправе вступать в процесс, давать заключения, подавать кассационные и надзорные представления и т.д. В новом ГПК РФ, по сравнению с предыдущим, ограничены лишь основания применения данных полномочий. Таким образом, более правильно в данном случае говорить о статусе прокурора как об особом участнике гражданского процесса, основными задачами которого является защита общественных благ и интересов общества (пусть даже выражающихся в защите прав и свобод человека), охрана правопорядка. Н. А. Чечина вслед за Е. В. Васьковским предлагает обозначить данное положение прокурора как «правозаступничество» Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. М.: Проспект, 2001. С. 85..

Необходимо отметить, что представленное противоречие между теорией и практикой представляет собой результат компромисса законодателя в отношении объема полномочий прокурора в гражданском процессе.

Дело в том, что в период разработки нового ГПК РФ активно пропагандировалась точка зрения, согласно которой участие прокурора в гражданском процессе должно было быть сведено к минимуму.

В частности, в одном из проектов ГПК РФ предлагалось упразднить такие полномочия прокурора как дача заключений по гражданским делам, возможность вступления в дело в любой стадии процесса, полномочие на принесение кассационных жалоб и частных протестов и т.д. Степина Л. Проект ГПК РФ и роль прокурора в гражданском судопроизводстве // Законность. 2001. № 7. С. 40-43.

Представителями определенных политических группировок высказывались еще более радикальные точки зрения, заключающиеся в том, что участие прокурора в рассмотрении судами гражданских дел является «юридическим атавизмом» Похмелкин В. Участие прокурора в рассмотрении гражданских дел - юридический атавизм // Российская юстиция. 2001. № 5. С. 6..

Данная позиция является во многом обоснованной. Дело в том, что активное участие прокурора в процессе (например, дача заключений) может негативно отразиться на реализации таких принципов судопроизводства как законность, состязательность, независимость суда. Сама же концепция надзора за законностью решений суда противоречит Конституции РФ.

Тем не менее, с подобной трактовкой участия прокурора в гражданском процессе на современном этапе развития российского государства полностью согласиться нельзя. Дело в том, что, как правильно пишет Л. Степина, «сейчас механизм защиты для большинства граждан стал слишком дорог. Состоятельное лицо всегда может пригласить опытного и знающего адвоката, а неимущий гражданин один на один с судом. При таком положении, ни о каком равенстве говорить не приходится. На сегодня прокуратура - единственный орган, куда граждане обращаются за защитой своих прав бесплатно» Степина Л. Указ. соч. C. 4..

Кроме того, как обоснованно отмечается в литературе, «только прокуратура в силу особенностей ее государственно-правового статуса обладает возможностью отслеживать спорные правовые акты нормативного и индивидуального характера, не защищая корпоративные интересы».

В заключение можно отметить, что деятельность прокуратуры в области защиты прав человека в порядке гражданского судопроизводства, несмотря на некоторые недостатки, указанные в информационном письме Генеральной прокуратуры РФ от 14 мая 1997 года «О деятельности органов прокуратуры Российской Федерации по обеспечению надзора за законностью постановлений судов по гражданским делам в 1996 году», является довольно-таки эффективной. В частности, в 1996 году прокурорами было предъявлено в интересах граждан 105128 исков и заявлений (61,5% от общего числа), что в 2,3 раза больше, чем в 1995 году (45379), удовлетворено - 96,7% исков (в 1995 - 92,7%) Абрамов Д., Беркович Е. Предъявление прокурором заявлений в интересах неопределенного круга лиц // Российская юстиция. 2001. № 9. С. 38..

В заключение можно сделать вывод о том, что гражданское процессуальное законодательство идет по пути расширения действия принципа диспозитивности, что выразилось, в частности, в некотором уменьшении объема полномочий прокурора.

Тем не менее экономическое и социальное развитие современного российского государства не позволяет минимизировать участие прокурора в гражданском процессе.

Поэтому в ныне действующем ГПК РФ закреплен компромиссный вариант правового положения прокурора, основанный на теории «истца в процессуальном смысле» с сочетанием с определенными специфическими особенностями, свойственными статусу прокурора, установленному в ГПК РСФСР.

Анализируя изложенное в первой главе настоящей дипломной работы, можно сделать ряд выводов.

Во-первых, участие в судопроизводстве рассматривается как одна из форм осуществления прокуратурой своих задач по надзору за верховенством закона, единством и укреплением законности.

Во-вторых, гражданин сегодня практически оставлен один на один в борьбе с хорошо налаженным бюрократическим аппаратом, махинациями работодателей, монополистов-торговцев, недобросовестных производителей и т.д. Получение юридической помощи в настоящее время возможно лишь для узкого круга лиц, обладающих соответствующими финансовыми возможностями. Получению такой помощи и должен способствовать институт участия прокурора в гражданском процессе.

В-третьих, новый ГПК РФ сузил по сравнению с ранее действовавшим процессуальным законодательством возможности участия прокурора в гражданском процессе, обусловливая его защитой только определенных социально значимых интересов - граждан, неопределенного круга лиц, публичных образований - Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований.

В-четвертых, вопрос о статусе прокурора в гражданском процессе является одним из самых дискуссионных в науке гражданского процессуального права. Особенно актуальным его разрешение представлялось в период разработки нового ГПК РФ

Итак, можно сделать вывод о том, что прокурор не является стороной в процессе. В заключение можно отметить, что деятельность прокуратуры в области защиты прав человека в порядке гражданского судопроизводства, несмотря на некоторые недостатки, указанные в информационном письме Генеральной прокуратуры РФ от 14 мая 1997 года «О деятельности органов прокуратуры Российской Федерации по обеспечению надзора за законностью постановлений судов по гражданским делам в 1996 году», является довольно-таки эффективной.

Таким образом, участие прокурора в гражданском процессе способствует осуществлению целей правосудия при соблюдении принципа независимости судей и подчинения их только закону. Участвуя в гражданском процессе, прокурор защищает интересы законности, права и интересы граждан и организаций. Вступая в гражданский процесс, становясь субъектом гражданских процессуальных отношений, прокурор выступает в качестве лица, участвующего в деле. На прокурора распространяется общий процессуальный регламент, установленный ГПК РФ.

Глава 2. Формы участия прокурора в гражданском процессе

2.1. Общие положения о формах участия прокурора в гражданском процессе

Вступивший в силу с 1 февраля 2003 года Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - ГПК, Кодекс) во многом по-новому урегулировал участие прокурора в гражданском процессе.

Во-первых, формы участия прокурора приобрели большую определенность по сравнению с Гражданским процессуальным кодексом РСФСР.

Так, в соответствии с ГПК РСФСР прокурор имел право обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, а также вступить в дело на любой стадии процесса (ст. 41).

И в том, и в другом случае на основании ст. 187 ГПК РСФСР он давал заключение по делу См.: Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. М. К. Треушникова. М.: Городец, 1999. С. 268 (автор комментария - И. К. Пискарев)., вследствие чего при обращении прокурора в суд в защиту прав других лиц после окончания исследования доказательств в судебном заседании прокурор выступал дважды: первый раз с речью в судебных прениях как инициатор процесса, второй - после них, давая заключение по делу в целом как прокурор. Такое положение дел, безусловно, нарушало принцип равноправия сторон и право другой стороны на судебную защиту См.: Указ. соч. С. 449 (автор комментария - В.М. Шерстюк)..

Действующий Кодекс разграничил формы участия прокурора: прокурор либо обращается в суд с исковым заявлением или с заявлением по делам, вытекающим из публичных правоотношений, и по делам особого производства и обладает, за некоторым исключением, процессуальными правами и обязанностями истца или заявителя, либо вступает в процесс, начатый по инициативе других лиц, в целях дачи заключения по делу, с правами и обязанностями лица, участвующего в деле.

Вследствие этого прокурор, обратившийся в суд общей юрисдикции, выступает в судебных прениях первым (ст. 190), что в случае обращения в суд в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований обусловлено занимаемым им положением процессуального истца по делам искового производства либо заявителя по иным категориям дел, а в случае обращения в суд в защиту гражданина - тем, что прокурор инициировал производство по делу, хотя истцом (заявителем) является лицо, в чьих интересах возбуждено производство по делу.

Прокурор же, вступивший в процесс, дает заключение по делу после исследования всех доказательств, как это следует из ст. 189 ГПК РФ. Об его участии в судебных прениях Кодекс умалчивает.

Во-вторых, возможности участия прокурора в судопроизводстве по гражданским делам значительно ограничены по сравнению с ранее действовавшим законодательством См.: Жилин Г.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 51..

Так, заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд (ч. 1 ст. 45), а вступление в процесс для дачи заключения по делу может иметь место лишь в случаях, указанных в ГПК и федеральных законах (ч. 3 ст. 45).

Несмотря на различные формы участия прокурора при разбирательстве дел в судах общей юрисдикции, прокурор по-прежнему является лицом, участвующим в деле, как это закреплено в ст. 34 ГПК РФ, и наделен присущими этой группе участников процесса правами и обязанностями.

Изложенная определенность форм и порядка участия прокурора в гражданском процессе в результате детального анализа оказывается не столь очевидной. О различном толковании норм ГПК свидетельствует также современная процессуальная литература, а также некоторые положения информационного письма Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 27 января 2003 года № 8-15-2003 «О некоторых вопросах участия прокурора в гражданском процессе, связанных с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» О некоторых вопросах участия прокурора в гражданском процессе, связанных с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 27 января 2003 года № 8-15-2003 // Еженедельное приложение к газете «Учет. Налоги. Право» - «Официальные документы». 2003. № 9. С. 8..

Например, в п. 3 данного информационного письма речь идет об участии прокурора при рассмотрении дела во второй инстанции судов общей юрисдикции. При этом в аб. 4 п. 3 отмечается, что, если прокурор по каким-либо причинам реально не участвовал в суде первой инстанции, хотя и должен был участвовать в силу ст. 45 ГПК РФ, он в соответствии со ст. ст. 34 и 35 ГПК РФ является лицом, участвующим в деле, и вправе обжаловать судебные постановления по этим делам путем внесения апелляционных и кассационных представлений.

Между тем в статьях Кодекса, закрепляющих право прокурора приносить апелляционные представления на решения мировых судей (ч. 2 ст. 320), кассационные представления на не вступившие в законную силу решения суда (ст. 336) и надзорные представления на вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда Российской Федерации (ст. 376), неизменно указывается на наличие такого права у прокурора, участвующего в деле.

Не участвующий в деле прокурор, таким образом, не вправе принести ни одно из перечисленных представлений на состоявшиеся судебные акты.

Из информационного же письма Генеральной прокуратуры следует, что правом принесения апелляционных и кассационных представлений обладает и прокурор, не принимавший реального участия в суде первой инстанции, хотя и должный участвовать в деле в силу закона. Причем прямо указывается, что такой прокурор является лицом, участвующим в деле.

Полагаем, необходимо более подробно рассмотреть данную позицию. Поскольку основывается она на толковании статей 34, 35 и 45 ГПК РФ, обратимся к ним.

В ст. 34 приводится состав лиц, участвующих в деле, в число которых, естественно, включен и прокурор. Поскольку формы участия прокурора в этой статье не определены, постольку лицом, участвующим в деле, прокурор признается вне зависимости от того, обращается ли он в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или вступает в процесс в целях дачи заключения по делу.

В ч. 1 ст. 35 перечисляются права лиц, участвующих в деле, в том числе право обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права.

Таким образом, правом принесения апелляционных, кассационных и надзорных представлений прокурор наделен именно как лицо, участвующее в деле.

В ст. 45 ГПК РФ раскрываются формы участия прокурора в гражданском процессе:

- первая форма - обращение прокурора в суд в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45);

- вторая форма - вступление прокурора в процесс, начатый по инициативе других лиц, и дача им заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных Кодексом и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий (ч. 3 ст. 45).

Следует определить, когда прокурор становится лицом, участвующим в деле, и приобретает все его права и обязанности.

С первой формой участия прокурора проблем не возникает, так как именно прокурор подает в суд исковое заявление или заявление, вступая с судом в гражданские процессуальные правоотношения, и в дальнейшем участвует в процессе с правами и обязанностями истца или заявителя.

Вторая же форма участия требует более детального анализа.

Дело в том, что в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ говорится о вступлении прокурора в процесс и даче им заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных Кодексом:

- по делам, возникающим из публичных правоотношений (подраздел III), в порядке особого производства (об усыновлении (удочерении) ребенка (ст. 273));

- о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим (ст. 278);

- об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным;

- об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами (ст. 284);

- заявление об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (ст. 288);

- о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством (ст. 304),

- и другими федеральными законами (по делам о лишении родительских прав (ст. 70 Семейного кодекса Российской Федерации), о восстановлении в родительских правах (ст. 72 СК РФ), об ограничении в родительских правах (ст. 73 СК РФ)), в целях осуществления возложенных на него полномочий.

Таким образом, закон связывает приобретение прокурором статуса лица, участвующего в деле, с его вступлением в процесс для дачи заключения по делу. Соответственно прокурор, не вступивший в процесс, не является лицом, участвующим в деле, не наделен его правами и не несет его обязанностей.

Однако содержание «вступления в процесс» в тексте Кодекса не раскрывается.

Поскольку Генеральная прокуратура признает лицом, участвующим в деле, прокурора, который по закону должен участвовать в рассмотрении дела, был извещен о времени и месте его рассмотрения, но не принимал реального участия в суде первой инстанции, постольку необходимо определиться со вступлением прокурора в процесс и с тем, является ли вступившим в дело прокурор, не принимавший участия в рассмотрении дела.

Этимологическим значением глагола «вступить» предполагается совершение субъектом каких-либо активных действий См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 21-е изд., стереотип. М.: Русский язык, 2002. С. 92.. Применительно к гражданскому судопроизводству это означает, что вступить в процесс можно только посредством совершения каких-то процессуальных действий. Отсюда вытекает и другое: бездействием в процесс вступить нельзя.

Наличием активных действий и волеизъявлением лица вступление в гражданском процессе отличается от привлечения к участию в нем. Последнее как раз и характеризуется пассивностью привлекаемого лица в том смысле, что оно не изъявляет своей воли на участие в процессе, более того, оно нередко привлекается к участию в деле против своей воли, как, например, ответчик, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (ч. 1 ст. 43 ГПК РФ), государственные органы или органы местного самоуправления (ч. 2 ст. 47 ГПК РФ).

Нельзя не отметить и диспозитивного характера права вступить в процесс. Обладатель этого права самостоятельно решает вопрос о своем участии в процессе и не может быть принуждаем к его осуществлению (хотя в отношении прокурора право вступить в процесс обладает большой особенностью, так как права прокурора одновременно являются его обязанностями).

Таким образом, прокурор может вступить в процесс только посредством совершения какого-либо процессуального действия, будь то подача заявления о вступлении в процесс или явка непосредственно в судебное заседание.

Представляется также, что вступление в дело прокурора должно (по аналогии с вступлением в дело третьих лиц, как заявляющих, так и не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора) оформляться определением суда или судьи (если вступление имеет место на стадии подготовки дела к судебному разбирательству), хотя Гражданским процессуальным кодексом это и не предусмотрено.

Прокурор, не совершивший никаких действий по вступлению в процесс, то есть проявивший процессуальную пассивность, процессуальное бездействие, не может считаться вступившим в процесс, а поскольку лицом, участвующим в деле, прокурор становится с момента вступления в процесс, постольку не проявивший процессуальной активности по вступлению в процесс прокурор не является лицом, участвующим в деле, и не обладает его правами и обязанностями.

В литературе отмечается: «При возникновении в суде указанных дел (имеются в виду дела, указанные в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ) судья обязан поставить об этом соответствующего прокурора в известность, а при назначении дела к судебному разбирательству - направить ему извещение о месте и времени рассмотрения дела» См.: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К. Треушникова. М.: ООО «Городец-издат», 2003. С. 146 (автор главы - И.К. Пискарев)..

Но перечисленные действия совершаются судом и характеризуют активность последнего. Сам факт извещения прокурора о наличии в производстве суда дела, о времени и месте его рассмотрения еще не позволяет считать прокурора вступившим в процесс и лицом, участвующим в деле. Извещение необходимо рассматривать лишь как «приглашение» прокурору вступить в процесс.

При этом второе предложение ч. 3 ст. 45 ГПК РФ: «Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела» - не должно вводить в заблуждение.

Его следует воспринимать как норму, специальную по отношению к положениям ст. 167 ГПК РФ, регламентирующим последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и касающуюся последствий неявки именно прокурора, вступившего (то есть совершившего для этого процессуальные действия) в процесс для дачи заключения по делу. В отношении же неявки в судебное заседание участвующего в качестве процессуального истца (заявителя) прокурора применяются общие, предусмотренные ст. 167 ГПК РФ, последствия.

Вступлением в процесс, безусловно, можно считать принесение апелляционного или кассационного представлений, каковые являются самыми что ни на есть активными действиями. Но наличие этого права, как уже отмечалось, связывается законодателем именно с участием прокурора в деле, а не с его потенциальной возможностью, которая следует из извещения о наличии в производстве суда дела, о времени и месте судебного разбирательства.

Необходимо учитывать и лишение суда в настоящее время права привлекать прокурора к участию в деле по собственной инициативе. В соответствии с ч. 2 ст. 41 ГПК РСФСР суд мог признать обязательным участие в деле прокурора. В действующем Кодексе аналогичной нормы не содержится, право на привлечение к участию в процессе сохранилось у суда лишь применительно к государственным органам и органам местного самоуправления (ч. 2 ст. 47).

Таким образом, с выводом, сформулированным в аб. 4 п. 3 информационного письма Генеральной прокуратуры, трудно согласиться Дополнительный аргумент против правильности анализируемой позиции обнаруживается при обращении к тексту информационного письма Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 22 августа 2002 года № 38-15-02 «О некоторых вопросах участия прокуроров в арбитражном процессе, связанных с принятием и введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», в абз. 1 п. 2 которого говорится о направлении прокурором, в случае признания им необходимости вступления в процесс, начатый по инициативе других лиц, в арбитражный суд соответствующего заявления..

Прокурор, который в силу ст. 45 ГПК РФ должен участвовать в рассмотрении дела, был извещен о времени и месте судебного разбирательства, но не принимал реального участия в нем, не является лицом, участвующим в деле, и, следовательно, не обладает правом на принесение апелляционного и кассационного представлений.

При рассмотрении права прокурора на принесение апелляционного, кассационного или надзорного представлений следует помнить и о последовательном ограничении этой возможности в отечественном процессуальном законодательстве (и не только гражданском), а также о лишении прокурора надзорной функции в отношении суда, о лишении прокурора права истребовать из суда любое дело и т.д.

Тесно связан с уже рассмотренным и вопрос о моменте, до которого прокурор вправе вступить в процесс для дачи заключения по делу.

ГПК РСФСР 1964 года не содержал каких-либо ограничений на этот счет. В ст. 41 закреплялось право прокурора вступить в дело в любой инстанции, а дача прокурором заключения по делу предусматривалась как в суде первой (ст. 187), так и в суде кассационной инстанций (ст. 303). В суде кассационной инстанции оно, правда, имело самостоятельный объект - законность и обоснованность состоявшегося по делу судебного акта.

В п. 3 ст. 35 Закона Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» (далее - Закон о прокуратуре) доныне закреплено право прокурора вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства.

В действующем ГПК указания на возможность прокурора вступить в дело в любой стадии процесса не содержится, в ч. 3 ст. 45 Кодекса говорится лишь о праве прокурора вступить в процесс для дачи заключения по делу.

Однако в аб. 10 п. 3 упоминавшегося информационного письма Генеральной прокуратуры право прокурора, не участвовавшего при разбирательстве дела в суде первой инстанции, вступить в процесс для дачи заключения по делам, перечисленным в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, признается и применительно к суду кассационной инстанции.

Подобный вывод, основанный на системном толковании ст. 350 и ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, заслуживает серьезного анализа.

Полагаем, нормы Закона о прокуратуре в части возможности вступления прокурора в дело на любой стадии процесса не корреспондируют положениям нового Гражданского процессуального кодекса и на основании ст. 4 Федерального закона Российской Федерации от 14 ноября 2002 года № 137-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» должны применяться в части, не противоречащей ГПК 2002 года.

В первую очередь необходимо рассмотреть вступление прокурора в дело для дачи заключения в суде первой инстанции. И здесь нельзя обойти вниманием ст. 189 Кодекса, называющуюся «Окончание рассмотрения дела по существу», расположенную в гл. 15 «Судебное разбирательство» подраздела II «Исковое производство» раздела II «Производство в суде первой инстанции».

В соответствии с этой статьей после исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору, представителю государственного органа или органа местного самоуправления, участвующим в процессе в соответствии с ч. 3 ст. 45 и со ст. 47 настоящего Кодекса, выясняет у других лиц, участвующих в деле, их представителей, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями. При отсутствии таких заявлений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным, и суд переходит к судебным прениям.

Таким образом, при производстве в суде первой инстанции заключение прокурора завершает часть судебного разбирательства, именуемую «рассмотрение дела по существу» В современной литературе, в отличие от изданий, написанных на основе ГПК РСФСР, заключение прокурора не выделяется в качестве самостоятельной части судебного разбирательства. См.: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2003. С. 338, 349 (автор главы - В.М. Шерстюк). Между тем для признания заключения прокурора (либо заключения прокурора, государственных органов и органов местного самоуправления) самостоятельной частью судебного разбирательства есть довольно много оснований, первым и главным из которых является самостоятельная его цель, не совпадающая с целью части «рассмотрение дела по существу». Допускаем, что данная проблема еще будет предметом самостоятельного теоретического исследования и учеными будет признано самостоятельное значение указанной части судебного разбирательства., за которой следует другая часть судебного разбирательства, известная как судебные прения.

Прокурор, как нам представляется, может вступить в процесс в предусмотренных законом случаях для дачи заключения по делу на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, а также на стадии судебного разбирательства до окончания рассмотрения дела по существу (а если совсем строго, то до дачи заключения государственными и муниципальными органами, если они участвуют в деле).

Такой вывод обусловлен несколькими обстоятельствами:

1) задачей участия прокурора в процессе, каковой является дача заключения по делу в целях осуществления возложенных на него полномочий (надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации (п. 1 ст. 1 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»));

2) процессуальным характером заинтересованности прокурора в исходе дела (решение суда не влияет на его права и обязанности);

3) тем, что при вступлении прокурора в процесс разбирательство дела по существу не начинается с самого начала (как это имеет место при вступлении в процесс третьих лиц), а продолжается;

4) расположением заключения прокурора в конце части судебного разбирательства, именуемой «рассмотрение дела по существу»; невозможностью, наконец, дачи прокурором заключения после судебных прений (за исключением, конечно, случая возобновления рассмотрения дела по существу).

Следует рассмотреть вопрос об участии прокурора, вступившего в процесс в суде первой инстанции для дачи заключения по делу, в судебных прениях.

Кодекс, как нами отмечалось выше, этот вопрос обходит молчанием. Частью третьей ст. 190 ГПК РФ регламентировано участие в судебных прениях прокурора, обратившегося в суд за защитой прав и законных интересов других лиц, такой прокурор выступает в судебных прениях первым.

В литературе говорится о важности участия в судебных прениях прокурора, что обусловлено необходимостью надлежащего исполнения его служебных обязанностей См.: Жилин Г. А. Указ. соч. С. 143-144., однако возможность участия в судебных прениях прокурора, вступившего в процесс для дачи заключения по делу, не обсуждается.

Интересен в этом отношении аб. 9 п. 2 информационного письма Генеральной прокуратуры от 27 января 2003 года № 8-15-2003: «В судебных прениях прокурор по делам указанной категории выступает первым (ст. 190 ГПК РФ)», - особенно тем, что в аб. 8 пункта речь идет как раз о даче заключения прокурором по делам, предусмотренным ч. 3 ст. 45.

Думается, однако, что, давая заключение по делу после исследования всех доказательств, прокурор, вступивший в процесс, выполняет тем самым свою процессуальную задачу.

Поскольку он не занимает при этом положения процессуального истца, как прокурор, обращающийся в суд в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, постольку и наделение его правом выступать в судебных прениях представляется излишним.

Косвенным подтверждением указанной позиции является и ст. 190 ГПК РФ, регулирующая порядок выступления в судебных прениях лиц, участвующих в деле. В этой статье не нашлось места для прокурора, вступающего в процесс для дачи заключения по делу.

Относительно права прокурора вступать в процесс для дачи заключения в суде апелляционной инстанции следует высказаться положительно, так как рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 327 ГПК РФ), которое, наряду с возбуждением производства (глава 12 ГПК РФ), включает стадии подготовки дела (глава 14 ГПК РФ) и судебного разбирательства (глава 15 ГПК РФ) См.: Жилин Г. А. Указ. соч. С. 230-231..

Суд апелляционной инстанции заново рассматривает дело, вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства без каких бы то ни было ограничений (ч. 3 ст. 327).

Проблема же вступления прокурора для дачи заключения при разбирательстве дела в суде кассационной инстанции сочетает в себе два аспекта:

1) возможность вступления прокурора для дачи заключения о законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений и определений первой инстанции;

2) возможность вступления прокурора для дачи заключения по делу в целом.

Рассмотрим первый аспект.

Стадия производства в суде кассационной инстанции по жалобам и представлениям, принесенным на не вступившие в законную силу решения и определения первой инстанции, имеет свои специфичные процессуальные цели. Главной из них является проверка законности и обоснованности не вступивших в законную силу судебных актов. Достижению этой процессуальной цели подчинен весь порядок кассационного разбирательства дела. Ею предопределяется и направление процессуальной деятельности суда и лиц, участвующих в деле, в том числе прокурора.

Отсюда вытекает единственный, на наш взгляд, верный вывод о заключении прокурора: оно в суде кассационной инстанции может быть только о законности и обоснованности состоявшихся решений и определений, что и закреплялось ранее гражданским процессуальным законодательством.

В ст. 303 ГПК РСФСР прямо указывалось, что прокурор дает заключение о законности и обоснованности решений и определений первой инстанции после объяснений лиц, участвующих в деле.

В силу ч. 1 ст. 41 ГПК РСФСР прокурор был вправе вступить в дело для дачи заключения в любой стадии процесса, в том числе в стадии производства в суде кассационной инстанции, что обусловливалось наличием прокурорского надзора в сфере гражданского судопроизводства.

В настоящее время участие прокурора в гражданском процессе урегулировано по-другому. Прокурор более не осуществляет надзора за соблюдением законности в деятельности суда общей юрисдикции См.: Жилин Г. А. Указ. соч. С. 242. Вместе с тем в литературе встречается мнение об осуществлении органами прокуратуры в современных условиях внешнего контроля за судебной деятельностью. См.: Прокудина Л. А. Суд и прокуратура: проблемы взаимодействия в условиях проведения судебно-правовой реформы // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 5. С. 18.. Являясь лицом, участвующим в деле, прокурор наделен примерно равным с иными лицами, участвующими в деле, объемом прав и обязанностей.

Прокурор, если он участвует в деле, вправе принести кассационное представление на не вступившие в законную силу решение и определение первой инстанции, участвовать в рассмотрении дела судом кассационной инстанции в порядке, установленном ГПК РФ.

Прокурор в суде кассационной инстанции дает объяснения, причем если пересмотр состоявшихся судебных актов инициирован прокурором, то именно он делает это первым.

Кодекс не предусматривает иных форм участия прокурора в суде кассационной инстанции, кроме как дача им объяснений. Заключение прокурора о законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений и определений первой инстанции, равно как и заключение прокурора по отдельным вопросам, возникающим при рассмотрении дела, ГПК не закреплено. Не отражено в Кодексе и право прокурора вступить в процесс для дачи заключения в любой инстанции.

На основании изложенного приходится констатировать отсутствие у прокурора процессуальной возможности вступить в дело при разбирательстве в суде кассационной инстанции для дачи заключения о законности не вступивших в законную силу решений и определений первой инстанции.

Рассмотрим второй аспект проблемы.

Вывод о возможности не участвовавшего при рассмотрении дела в суде первой инстанции прокурора вступить в процесс для дачи заключения по делу на стадии кассационного рассмотрения базируется, как это следует из абз. 10 п. 3 информационного письма Генеральной прокуратуры от 27 января 2003 года № 8-15-2003, на системном толковании ст. 350 и ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. Однако обоснованность этой позиции вызывает серьезные возражения.

Действительно, в ст. 350 ГПК сформулировано положение о проведении судебного заседания в суде кассационной инстанции по правилам Кодекса, установленным для проведения судебного заседания в суде первой инстанции, и с учетом правил, изложенных в главе 40. Но это не означает, что в кассационной инстанции действуют все без исключения правила, установленные для проведения судебного заседания в первой инстанции.

Это объясняется наличием указанных выше специфических процессуальных целей, стоящих перед стадией производства в суде кассационной инстанции по жалобам и представлениям, принесенным на не вступившие в законную силу решения и определения первой инстанции.

Производство в суде кассационной инстанции кардинально отличается от производства в суде первой инстанции. Суд кассационной инстанции ограничен при рассмотрении законности и обоснованности решений и определений доводами кассационной жалобы, представления и возражений относительно жалобы, представления, выйти за эти пределы суд может только в интересах законности (ст. 347). Неявка в судебное заседание лиц, участвующих в деле, не является в кассационной инстанции препятствием к рассмотрению дела (ч. 2 ст. 354). Различается и порядок проведения судебного заседания.

Наличие в современном кассационном производстве черт апелляционного пересмотра судебных актов, отмечаемое в литературе .: Борисова Е.А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. 2-е изд., испр. и доп. М.: Городец, 2000. С. 174, 177-179., не позволяет вместе с тем распространять на производство дела в суде кассационной инстанции все правила рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Сущностью кассационного производства как механизма проверки законности и обоснованности состоявшихся по делу судебных актов предопределяется то, что многие правила производства, установленные для суда первой инстанции, в суде кассационной инстанции не действуют, а другие правила действуют со значительными ограничениями: невозможны, например, замена ненадлежащего ответчика (ст. 41 ГПК РФ), вступление и привлечение к участию в деле третьих лиц (ст. ст. 42, 43 ГПК РФ), изменение предмета или основания иска, увеличение размера исковых требований (ст. 39), представление, по общему правилу, новых доказательств (ст. ст. 347, 358) и т.д., из-за чего, в частности, такая обязательная при разбирательстве дела в суде первой инстанции часть, как судебные прения, в суде кассационной инстанции имеет место в тех исключительных случаях, когда исследуются новые доказательства (ст. 359 ГПК).

Вступление в суде кассационной инстанции в процесс прокурора, не участвовавшего при рассмотрении дела в суде первой инстанции, для дачи заключения по делу в целом не соответствует, по нашему мнению, процессуальной цели стадии производства не вступивших в законную силу судебных актов первой инстанции и обусловленной ею направленности процессуальной деятельности суда и иных участников процесса.

Вследствие изложенного отсутствие в Кодексе норм о вступлении прокурора в дело в любой инстанции и норм о заключении прокурора при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции следует рассматривать как невозможность для прокурора, не участвовавшего при разбирательстве дела в суде первой инстанции, вступить в процесс на стадии кассационного производства для дачи заключения по делу.

В заключение необходимо коснуться порядка участия прокурора в судебном заседании кассационной инстанции.

В соответствии со ст. 357 ГПК РФ после доклада председательствующего или одного из судей суд кассационной инстанции заслушивает объяснения явившихся в и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.