На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Соучастие - древнейший институт права. Соучастие, его признаки. Институт соучастия становится более актуальным, т.к. в наши дни наблюдается тенденция роста преступлений, совершенных в соучастии и организованная преступность достигла небывалого размаха.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 09.07.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
Формы соучастия.

ПЛАН:

1. Введение.
2. Понятие соучастия и его признаки:
3. Виды соучастников.
4. Формы соучастия, точки зрения на этот вопрос.
5. Ответственность соучастников.
6. Эксцесс исполнителя.
7. Заключение.
1. Введение.

Соучастие относится к числу древнейших институтов права. Первые упоминания о нем содержаться в Библии (YIII в. до н. э.), завещающей «Не следуй за большинством на зло». О соучастии говорится в законах Ману (Индия), Хаммурапи (Вавилон), Авесты (Иран), также появившихся до новой эры. Большой вклад за соучастие в средние века внесла Германия и Китайская юридическая мысль. Ст. 41 Русской Правды предусматривала ответственность за соучастие в хищении. Истоком же развития института соучастия в русском праве справедливо признается Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 г. В нем в качестве самостоятельных статей выделяются: умысел, главный виновник, пособник и укрыватель. Артикул Воинский Петра I выделяет подстрекателя, организатора, недоносителя, а также пособника и укрывателя преступления.
В первом русском учебнике по уголовному праву В.Д. Спасовича (1863г.) соучастие в преступлении рассматривалось в качестве самостоятельного института. Однако до принятия Основ уголовного законодательства СССР 1958г., уголовное законодательство не содержало общего определения понятия соучастия, был лишь перечень видов соучастников. Становление законности в нашем государстве после культа личности было ознаменовано признанием в теории уголовного права необходимости становления причинной связи между деятельностью каждого участника и общественно опасным результатом. В ст.17 Основ 1958г. впервые было дано развернутое определение соучастия, как умышленного совместного участия двух или нескольких лиц в совершении преступления. Нельзя сказать, что данное определение содержало исчерпывающий перечень признаков соучастия, его критиковали за отсутствие четкости, что обуславливало диаметрально противоположные взгляды на объективные и субъективные признаки данного института. Признание соучастием лишь умышленного совместного участия в совершении одного и того же умышленного преступления впервые нашло отражение в Основах уголовного законодательства СССР и республик, принятых Верховным советом СССР в июле 1991г. и в УК РФ 1996г.
Почему же для рассмотрения я выбрала именно эту тему?
Во-первых, потому, что признаки соучастия закреплены более чем в 80 статьях УК. В этих нормах соучастие имеет различное значение:
1. соучастие - обязательный конструктивный признак преступления, совершить которое практически в одиночку невозможно (статьи 208, 209, 210, 212, 279 УК);
2. соучастие - один из конструктивных признаков преступления (ст. 278 УК), т.е. преступление, предполагающее одно- и многосубъектность;
3. соучастие - квалифицирующее преступление обстоятельство (статьи 105,111, 222 и т.д.);
4. соучастие - отягчающее наказание обстоятельство ( п. «в» ст. 63 УК).
Во-вторых, потому что в наше время наблюдаются заметная тенденция увеличения числа групповых преступлений и лиц, их совершивших, все большая консолидация преступного мира.
А в-третьих, потому что в уголовном законодательстве России не было и пока нет исчерпывающего решения вопроса о формах (видах) соучастия в преступлении. Не используется в нем и само понятие «форма соучастия», как и понятие «вид соучастия».
2 Понятие соучастия, объективные и субъективные признаки

Для того, чтобы разобраться в таком сложном понятии как «Соучастие в преступлении», необходимо уяснить элементарные положения учения о соучастии, поскольку совершение преступления несколькими лицами не всегда означает, что они объединили свои усилия для достижения единой преступной цели, что их действия находятся в единой причинной связи с преступными последствиями.
По уголовному законодательству соучастием в преступлении признается “умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления” (ст. 32 УК). В этой законодательной формуле, следуя принятому в теории уголовного права методу разделения объективного и субъективного, выделяются две группы признаков:
· объективные
· субъективные
(см. схему ниже)
2
См. стр.305 учебника «Российское уголовное право», А.В. Наумов, 2 издание.
Соучастие, прежде всего, предполагает участие нескольких (двух и более) лиц в совершении преступления. При этом необходимо иметь в виду, что эти лица должны обладать признаками субъекта преступления, т.е. быть физическими лицами (граждане России, лица без гражданства, иностранные граждане), достигшими определенного уголовным законом возраста(ст.20),вменяемыми ( способными осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий(бездействия) и руководить ими). В теории уголовного права вопрос о субъекте преступной группы продолжает оставаться дискуссионным. Некоторые авторы (Бородин С.В., Владимиров В.А.) считают, что невменяемые, малолетние, другие лица, не отвечающие признакам субъекта преступления, не могут образовывать преступную группу ни сами по себе, ни в соучастии с «полноценными» субъектами. Оппонирующая им сторона (Галиакбаров Р.Р., Кругликов Л.Л.) утверждает, что общественная опасность групповых преступлений заключается не собственно в соучастии, а в объективных признаках исполнения таких преступлений, в том вреде, который способна причинить группа объекту посягательства, интересам потерпевшего.
Другим объективным признаком соучастия является “совместность участия” двух или более лиц в совершении преступления, это означает, что каждый из соучастников своими действиями вносит свой вклад в совершение преступления. Действия каждого соучастника в этом случае представляют собой звено в цепи общей преступной деятельности. Выпадение одного из звеньев может значительно затруднить или даже сделать невозможным совершение преступления.
При этом установление причинной связи зависит от специфики объективной стороны совершаемого преступления, от того , совершается ли преступление с формальным или материальным составом. В первом случае, когда объективная сторона совместно совершенного преступления выражается в действии или бездействии, причинная связь устанавливается между действиями соучастника и действиями, совершенными исполнителем. Например, исполнитель совершил разбойное нападение. Соучастник для этих целей передал ему пистолет. Хотя, к примеру, у потерпевшего и не оказалось предполагаемых денег или имущества, преступление, с одной стороны, будет считаться оконченным с момента нападения на потерпевшего, а с другой - совершенном в соучастии. В этом случае объективная сторона соучастия и заключается в причинной связи между действиями соучастника, давшего исполнителю огнестрельное оружие, и исполнителя, использовавшего это оружие для нападения на потерпевшего (только действиями, а не последствиями действий исполнителя).
В преступлениях с материальным составом устанавливается причинная связь между действиями соучастника и последствиями, наступившими от действий исполнителя. Например, соучастник передал исполнителю пистолет для того, чтобы тот совершил убийство. В этом случае объективная сторона заключается в причинной связи между передачей огнестрельного оружия и смертью потерпевшего, последовавшей от выстрела исполнителя в потерпевшего, сделанного им из этого оружия.
В теории уголовного права выделяется также третий объективный признак соучастия: участие двух и более лиц в совершении «одного и того же преступления». Параметрами (признаками) единства преступления называются: единство объекта преступления, единство формы вины, единство посягательства в его первооснове.
Например, П. совершает убийство представителя государственной власти из ревности, а склоняет его к этому Б., действующий с целью прекращения политической деятельности представителя власти. В данном случае в части лишения жизни представителя государственной власти как личности оба они действуют как соучастники. В то же время, поскольку объектом террористического акта является не просто и не столько личность гражданина, а личность представителя государственной власти, постольку в отношении этого последнего объекта они уже не действуют в соучастии.
В субъективной плоскости признак совместности совершения преступления в соучастии означает, во-первых, что соучастие образуют только умышленные действия. Соучастие в неосторожных преступлениях невозможно. В подтверждение сказанному можно привести известное в юридическом мире дело Караулова и Ширшова, рассмотренное в свое время Верховным Судом СССР.
Работники геологоразведочной партии Караулов и Ширшов находились недалеко от таежного поселка. Рано утром один из них, Караулов, метрах в двухстах, в кустах за речкой, увидел темный силуэт. Приняв его за медведя, побежал за товарищем, разбудил его и сообщил ему об этом. Оба взяли ружья и одновременно выстрелили. Вместо медведя оказался потерпевший К. Он был убит одной пулей, а другая попала ему в нагрудный карман, где находились патроны от ракетницы, и не причинила ему вреда. Экспертиза не смогла установить, чей выстрел оказался роковым. И Караулов, и Ширшов были осуждены за неосторожное убийство. Пленум Верховного Суда СССР приговор отменил и направил дело на новое рассмотрение, указав необходимость установить, кто же из двух стрелявших совершил неосторожное убийство. См. БВС СССР. 1966. №5
В связи с тем, что умысел бывает двух видов (прямой и косвенный), в юридической литературе по поводу содержания субъективной стороны соучастия в преступлении высказаны две позиции. Одна заключается в том, что соучастие возможно лишь в преступлениях, совершенных с прямым умыслом. 2См., например: Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. Киев, 1970, С.119-122 Сторонники другой точки зрения допускают, что при соучастии умысел может быть и косвенным3 См., например: Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М., 1959. С. 146.. На мой взгляд, правильной является точка зрения (разделяемая и судебной практикой), в соответствии с которой вид умысла при соучастии определяется отдельно применительно к совершаемым исполнителем действиям и наступившим в результате этих действий преступным последствиям. Психическое отношение лица к факту присоединения к преступной деятельности других лиц или к возбуждению у них желания совершить преступные действия характеризуется только прямым умыслом. Поэтому соучастие в преступлениях с формальным составом (изнасиловании) может быть совершено лишь с прямым умыслом. Другое дело - психическое отношение соучастника к наступившему от действия (бездействия) исполнителя преступному результату. В этом смысле субъективная сторона может характеризоваться и прямым, и косвенным умыслом.
Далее, «умышленное совместное участие», исходя из содержания умысла в ст. 25 УК, означает, во-первых, осознание каждым соучастником общественно опасного характера своего собственного поведения и общественно опасного характера поведения других соучастников (по меньшей мере, одного из них) плюс осознание объективной взаимосвязи своего поведения с поведением других соучастников (по меньшей мере, одного); во-вторых, предвидение преступного результата от соединенных усилий; в-третьих, желание или сознательное допущение того, что этот результат будет, достигнут именно путем сложения усилий всех соучастников или, по меньшей мере, усилий двух из них.
Из приведенных положений следует, что первые два из них составляют своеобразие интеллектуального элемента умысла при соучастии в преступлении. В теории уголовного права и практике применения норм о соучастии в преступлении он получил наименование взаимной осведомленности соучастников (по меньшей мере двух из них) о преступном характере их поведения и взаимосвязанности последнего. Третье же положение отражает специфику волевого элемента умысла при соучастии. В теории и практике уголовного права он получил наименование согласованности воле изъявлений соучастников (по меньшей мере двух из них) в отношении общего для них преступного результата. При этом согласованностью воле изъявлений охватывается также и само сложение усилий, и их координация в направлении достижения общего и единого для всех (по меньшей мере, двух) соучастников преступного результата.
Таким образом, соучастие в преступлении предполагает совместные действия соучастников как в объективной плоскости (наличие причинной связи между действиями каждого из них и совершением преступления), так и в субъективной (умышленное участие в совершении только умышленного преступления).
3 Виды соучастников.

Согласно закону (ст. 33 УК РФ), соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник. В основу их дифференциации положен объективный критерий - характер действий, выполняемых соучастниками, характер и степень их участия в совершаемом преступлении.
2
Правильное представление о каждом из видов соучастников -- исполнителе (соисполнителе), подстрекателе, пособнике и организаторе имеет большое значение. Если выяснение обязательных признаков соучастия в преступлении служит его отграничению от иных, смежных с ним форм преступной деятельности, то правильное представление о каждом из названных видов соучастников, о присущих им особенностях позволяет избежать их смешения и ошибок при квалификации содеянного ими.
Согласно части второй ст. 33 УК исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление. Это означает, во-первых, что в содеянном лицом должны быть признаки объективной стороны деяния, предусмотренные диспозицией статьи Особенной части УК. Во-вторых, в виновном отношении лица к содеянному должно найти прямое отражение то обстоятельство, что оно совместно с другими (другим) соучастниками выступило в данном конкретном случае именно как исполнитель (соисполнитель) преступления.
Правильное уяснение обоих отмеченных обстоятельств зависит от специфики содержания тех признаков, с помощью которых в диспозициях статей Особенной части УК описываются деяния, а в ряде случаев и их последствия. Так, например, деяние лица, выразившееся в организации незаконного вооруженного формирования, согласно части первой ст.208 УК, квалифицируется как исполнительская деятельность без ссылки на часть третью ст. 33 УК, где дается определение преступного образа поведения организатора преступления.
Аналогично тому, согласно ст. 150 УК, подстрекательские действия становятся исполнительскими действиями лица, совершившего вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность.
В отдельных случаях для наличия исполнительского действия достаточно установления в содеянном лицом хотя бы части признаков деяния, описанного в диспозиции статьи Особенной части УК. Так, если на стороне соучастника изнасилования установлено содействие совершению этого преступления путем применения насилия к потерпевшей, то он должен быть признан исполнителем (соисполнителем) независимо от того, совершал он лично половой акт или нет.
Виновное отношение исполнителя к содеянному включает в себя осознание общественно опасного характера своего поведения и присоединяющегося к нему поведения другого соучастника, предвидение общего результата от сложения усилий (интеллектуальный элемент умысла) и согласованность волеизъявления с волеизъявлением другого соучастника (волевой элемент умысла).
В специальной и учебной литературе исполнителем преступления, состав которого рассчитан на специального субъекта, вполне обоснованно признается только лицо, обладающее признаками специального субъекта преступления. Например, исполнителем служебного подлога (ст. 292 УК) может быть только должностное лицо. Ответственность других соучастников, не обладающих этими признаками, согласно ст. 34 УК, может иметь место только как подстрекателей, пособников или организаторов этих преступлений.
Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы, или другим способом (часть четвертая ст. 33 УК).
Подстрекательские действия с точки зрения развития процесса причинения всегда предшествуют во времени действию (бездействию) исполнителя преступления. Внутренний механизм связи подстрекателя и исполнителя заключается в том, что подстрекатель своими действиями всегда вызывает решимость у исполнителя на совершение преступления. При этом важно подчеркнуть, что речь идет не о преступлении вообще, но о вполне определенном и конкретном преступлении.
Арсенал средств воздействия на исполнителя у подстрекателя весьма многообразен: подкуп, просьба, приказ, поручение, угрозы, физическое насилие и т.п. Однако главное заключается не в продолжении этого перечня средств подстрекательства, а в том, что подстрекательство должно быть всегда там, где, с одной стороны, лицо возбудило в другом решимость совершить конкретное преступление, предусмотренное Особенной частью УК, а с другой -- такая решимость проявилась в подготовке либо совершении этого преступления. Только при этих условиях использование любого из названных средств может быть признано подстрекательством. Примером подстрекательства может стать следующее дело.
Дроздов, работавший в совхозе водителем и перевозивший во время уборочной с поля в зернохранилище пшеницу, подъехал на автомобиле к своему дому и сгрузил часть зерна. Наблюдавший за происходящим его сосед Мухин попросил Дроздова привезти и ему несколько центнеров пшеницы, за что обещал хорошо отблагодарить. Согласно оговоренного плана, во время последнего рейса Дроздов подъехал к дому сестры Мухина, проживающей на окраине села и сгрузил четыре центнера пшеницы.
В действиях Дроздова и Мухина есть признаки соучастия сложной формы. Дроздов выступает как исполнитель (ст.33 УК РФ ч.2 «Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами...»). А Мухин выступает как подстрекатель (ст.33 УК РФ ч.4 «Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом»), так как обещал «хорошо отблагодарить».
Действия Дроздова и Мухина были квалифицированы по ст. 158 ч.1 УК РФ как кража. Действия Мухина со ссылкой на ст.33 ч.4 УК РФ.
Виновное отношение подстрекателя к содеянному в принципе сходно с виновным отношением исполнителя преступления. Различия состоят в том, что сознанием подстрекателя охватываются подстрекательские действия как составляющая общих с исполнителем усилий и имеет место желание достичь результата посредством деяния исполнителя.
Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением (часть третья ст. 33 УК). Организатор как инициатор и вдохновитель преступления -- фигура, близкая к подстрекателю, но, несомненно, более значительная. Для того чтобы организовать преступную группу в любой из известных ее разновидностей, ему приходится, вербуя участников преступления, вступать с ними в контакт, подговаривать; убеждать, подкупать, шантажировать и т.п., т.е. в арсенале организатора могут оказаться все средства, которыми обычно владеет и подстрекатель. Однако организатор, в отличие от подстрекателя, не ограничивается одним лишь склонением к преступлению других его участников. Организатор планирует преступление, распределяет роли его участников, руководит их действиями и таким образом создает уверенность в благополучном исходе преступного дела в целом.
Даже там, где действуют только исполнитель и организатор, последний идет все же дальше подстрекателя. В таких случаях, кроме обычных для подстрекателя средств воздействия на исполнителя, организатор должен именно организовать деятельность исполнителя -- спланировать его действия сообразно с обстановкой, в условиях которой намечено осуществить преступление, снабдить необходимыми средствами, показать, где и как лучше замести следы преступления.
В отдельных случаях организаторские действия могут выразиться в создании самой обстановки, в условиях которой осуществляется преступление в соответствии с отведенной для каждого соучастника ролью.
Подстрекатель, какие бы действия он ни совершал, имеет своей целью вызвать решимость исполнителя совершить преступление, укрепить эту решимость, не дать ей погаснуть, а все остальное уже не его дело. Организатор же, помимо этого, связывает свою миссию с перспективой развития преступного дела в целом, а его фигура стоит над процессом совершения преступления от начала и до конца.
Практика показывает, что деятельность организатора всегда связана хотя бы с примитивным планированием того, где, когда и как создать минимум благоприятных условий или, когда и как использовать ту либо иную ситуацию для совершения преступления.
Например,
Ш. вместе с И., у которой он проживал, решил ограбить магазин. Дело было проведено в соответствии с планом, по которому Ш., оставшись в лесу в условленном месте, стал ждать. И. же пошла в магазин и уговорила продавца пойти с ней вместе в лес, к Ш. Когда И. привела продавца в лес, Ш. набросился на свою жертву и убил ее, после чего, испугавшись проезжавшего неподалеку мотоциклиста, Ш. и И. скрылись с места преступления, забыв забрать у убитой ключи от магазина.
Ш. в данном случае выступил не только исполнителем, но и организатором убийства и разбойного нападения. Поведение И. по своему характеру явилось пособничеством содеянному Ш.
Виновное отношение организатора включает в себя сознание общественно опасного характера своей собственной многоплановой деятельности, а также подготовленной и направляемой им деятельности исполнителя (исполнителей) преступления, предвидение общественно опасных последствий (интеллектуальный элемент умысла) и желание их наступления от совокупных усилий (волевой элемент умысла).
Плодом деятельности организатора (организаторов) нередко может быть многочисленное и сложное по структуре преступное формирование. В подобных случаях в соответствии со ст.33, ст.35 УК лицо (или лица), создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее ими, несет ответственность за организацию и руководство этими формированиями, а также за все совершенные каждым из них преступления, если они охватывались его умыслом.
Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением средств или устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем (часть пятая ст. 33 УК).
Пособник присоединяет свои усилия к деятельности других (другого) после возникновения у них намерения и решимости на совершение определенного преступления, оказывая при этом существенную помощь в его осуществлении.
Указанные в законе формы пособничества различаются по двум признакам:
а) по признаку интеллектуального содействия и
б) признаку физического содействия совершению преступления.
К первым относятся: совет, указания, заранее данное обещание укрыть преступника, орудия и средства совершения преступления и т.п.
Совет, указание могут иметь место, как до начала, так и во время совершения преступления. Заранее данное обещание укрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, его следы и предметы, добытые преступным путем, по прямому смыслу закона всегда должно иметь место до начала совершения преступления. При этом необходимо иметь в виду, что определяющим моментом при установлении факта соучастия является само обещание как таковое, которое дано до начала совершения преступления. Что же касается выполнения обещанных действий, то они обычно следуют после окончания преступления и поэтому для обоснования наличия соучастия, могут иметь лишь доказательственное значение.
К физическому пособничеству (в отличие от интеллектуального) относятся: предоставление средств либо устранение препятствий для совершения преступления.
От подстрекателя пособник отличается тем, что он своим поведением не возбуждает решимости у другого соучастника на совершение преступления, а лишь укрепляет такую решимость, так как она возникает до совершения пособничества.
От организатора пособник отличается тем, что не выступает в качестве инициатора и вдохновителя преступления и его деятельности несвойственны многоплановость и иные, описанные выше, особенности преступного образа поведения организатора.
Необходимо отметить, что ни пособнические, ни подстрекательские, ни организаторские действия не могут рассматриваться как исполнительские действия, если они не являлись согласно диспозиции статьи Особенной части УК непосредственным совершением описанного в ней преступления, и нет основания считать их непосредственным участием в его совершении совместно с другими соисполнительскими действиями.
Нет оснований расценивать поведение всякого участника -- члена каждого преступного формирования как поведение исполнителя (соисполнителя) преступления. То, что деятельность всех участников -- членов преступного формирования квалифицируется прямо по соответствующей статье Особенной части УК, зависит от многих обстоятельств (от вида такого формирования, предусмотрен или нет тот или иной его вид в качестве конструктивного признака того или иного состава преступления).
4 Формы соучастия, точки зрения на этот вопрос.

В специальной и учебной литературе о соучастии в преступлении варианты классификации соучастия в преступлении весьма многообразны, что обусловлено в основном различием в критериях деления соучастия в преступлении на формы или виды. Нередко то, что в одном месте обозначается понятием «форма соучастия», в другом месте обозначается как «вид соучастия» в преступлении.
А.В. Наумов предлагает следующую схему: (см. ниже)
2
Наиболее оптимальным вариантом классификации соучастия, на мой взгляд, в преступлении с позиций уголовного закона, широты охвата всех известных практике случаев проявления этой специфической формы преступной деятельности, глубины проникновения в ее особенности представляется наиболее часто встречающееся деление всех случаев соучастия в преступлении, с одной стороны, на формы, а с другой -- на виды соучастия. С некоторыми коррективами он может быть взят за основу.
В соответствии с этим вариантом классификации все случаи соучастия в преступлении сначала подразделяются на виды:
· простое соучастие (соисполнительство)
· сложное (при наличии в нем фигур подстрекателя, пособника или организатора),
а затем на формы соучастия в преступлении:
· соучастие без предварительного сговора
· соучастие с предварительным сговором
· организованная группа
· преступная организация.
По существу, в этом варианте представлены две классификации с использованием различных критериев, положенных в основу деления.
Деление соучастия на виды произведено с использованием такого критерия, как различие в характере поведения соучастников преступления, а деление на формы -- с использованием признака степени согласованности поведения соучастников вместе с внешними его проявлениями. Однако различие в характере поведения соучастников (критерий деления на виды) прежде всего ориентирует на особенности образа преступного поведения соучастников преступления (подстрекательство, пособничество, организаторские действия, исполнительские действия) и заслоняет особенности совместной преступной деятельности при простом виде соучастия и сложном его виде.
Все совместно действующие лица при соисполнительстве (простой вид) непосредственно своими действиями выполняют объективную сторону деяния, предусмотренного статьей Особенной части УК, то есть непосредственно воздействуют на объект охраны. В случаях же сложного соучастия (когда наряду с исполнителем в преступлении участвуют подстрекатель, пособник или организатор) особенность совместной преступной деятельности проявляется в том, что только исполнитель (соисполнители) непосредственно своими действиями выполняет объективную сторону деяния, предусмотренного статьей Особенной части УК, а остальные соучастники выполняют ее опосредованно, то есть посредством действий исполнителя (соисполнителей).
Из сказанного следует, что акцент должен делаться не на различии в характере действий соучастников, а на обусловленном этим различием том или ином способе совместного воздействия на объект охраны -- том либо ином, так сказать, «способе производства» преступления. Поэтому в качестве критерия деления соучастия в преступлении на указанные два вида должен быть взят обусловленный различием в характере действий соучастников способ непосредственного или опосредованного совместного их воздействия на объект охраны.
Особенности того или другого способа воздействия на объект охраны находят прямое отражение в различных формулах уголовно-правовой квалификации содеянного в случаях простого и сложного соучастия. В конкретных случаях простого соучастия содеянное исполнителями (соисполнителями), коль скоро оно вписывается в рамки объективной стороны деяния, предусмотренного Особенной частью УК, квалифицируется прямо по соответствующей статье (части статьи) Особенной части УК, то есть без ссылки на ст. 33 Общей его части. В случаях же сложного соучастия содеянное исполнителем (соисполни и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.