На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Понятие коллизионного права. Эволюция и содержание категории юридическая коллизия. Предотвращение, преодоления юридических коллизий и способы их устранения. Современное правовое развитие обусловило более глубокое изучение юридических коллизий.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2004. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


37
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Саратовская государственная академия права

Поволжский региональный юридический институт
Теория государства и права

Юридические коллизии и способы их устранения

/Курсовая работа/

Преподаватель:

доц. Осипов

Алексей Васильевич

Саратов - 2002

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ……………………………………………………………………. 3
1. Понятие коллизионного права ……………………………………... 5
2. Эволюция и содержание категории
«юридическая коллизия» …………….................................................. 15
3. Предотвращение, преодоления юридических коллизий и
способы их устранения ……………………………………………… 24
Заключение ………………………………………………………………… 35
Библиография ……………………………………………………………... 37
Введение

Жизнь общества и государства, как и граждан, требует упорядоченности и стабильности. Без правил поведения нельзя наладить совместное существование и деятельность людей. Право, как известно, и выступает официально установленным сводом формализованных норм общественного поведения. Это признано всеми, к этому привыкли, это соблюдается.
Однако, конфликты, споры и столкновения людей существовали во все времена. Их всегда пытались осмыслить и найти средства предотвращения и разрешения. Первоначально споры приобретают смысл разногласий и касаются понимания той или иной политической, управленческой и экономической ситуации, оценки объема и характера информации по спорному вопросу, принятых или готовящихся решений. Такие споры и конфликты могут быть устранены на ранней стадии, что придает ценность и практическую значимость таким предлагаемому исследованию.
Еще великие мыслители античности стремились понять противоречия в мире и роль законов в их преодолении. Платон в 12 книгах «Законы» в своих беседах признает, что «все находится в войне со всеми как в общественной, так и в частной жизни, и каждый - с самим собой». Благоустроенное государство и его добрые законы должны служить примирению и устранению междоусобиц. Тогда все внимание будет обращено на внешних врагов. Законодателю следует и поучать граждан, и определять, что хорошо и что дурно в каждом отдельном случае. Собеседники Платона все же отмечали, что внутренние состояния влекут людей в разные стороны и побуждают к противоположным действиям. А это и служит разграничению добродетели и порока. Государство, видя эти противоположные нити, должно разумом (бога или познавшего его) «освятить» Закон и сделать его основой для внутренних отношений и при сношениях с другими государствами.1 Платон. Законы. - М.: Мысль, 1999. - С. 72-99. 
В настоящее время с увеличением объема правового регулирования и нормативно-правового массива, появлением и деятельностью множества субъектов права увеличиваются «поля» юридических коллизий. Правовая сфера как гражданского общества, так и мирового сообщества насыщена разными средствами правового регулирования. Право и консервативно в поддержании устойчивого порядка, и изменчиво. Оно претерпевает большие изменения. В современных условиях национально-правовая «самодостаточность» каждой страны, не утрачивая своих истоков, испытывает все более мощное влияние других правовых систем. И международно-правовая система тоже все более активно взаимодействует с национально-правовыми системами. Возникает обширное поле юридических противоречий - в правовых теориях, правовых взглядах, актах и юридических действиях. Потребности в нормах, действующих по «отклонениям», в процедурах регулирования коллизионных ситуаций, в специальном анализе так называемых спорных правоотношений и юридических коллизий становятся все более насущными.
В годы существования советского государства проблема юридических коллизий внутри страны исследовалась главным образом в аспекте законности. Правонарушения и ответственность служили главным образом инструментами познания данного явления, скорее средствами юридической фиксации неправомерных действий, проступков и преступлений. Этому была посвящена обширная литература. Международно-правовой и сравнительно-правовой аспекты почти не выделялись ввиду закрытости советской системы. Лишь международное частное право и его нормы оставались «открытой дверью». В последующие же годы проблема юридических коллизий поднималась не так часто, кроме того, отдельные авторы в своих исследованиях выделяют коллизионную суперотрасль, другие авторы коллизиям практически не уделяют внимания, рассматривая коллизии применительно к международному частному праву.
Кроме того, проблема юридических коллизий в истории отечественной и зарубежной правовой мысли, чаще всего выдвигалась и решалась скорее косвенно, в связи с анализом соотношения правовых актов. Коллизионное право: учебное, научно-практическое пособие / Ю.А. Тихомиров. - М.: 2000. - С.21.
И еще одним моментом, подтверждающим актуальность данного исследования является то, что сейчас в России динамично развиваются федеративные отношения, когда субъекты Федерации активно используют свое право создавать собственное законодательство. Следует признать, что зачастую региональные правовые акты, имеющие высшую юридическую силу, противоречат Конституции России Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета, 25 декабря 1993 года. , федеральным законам, и даже нормы одного акта противоречат друг другу. Возникают противоречия между нормативными актами «разных уровней».
Таким образом, исследование проблематики юридических коллизий имеет не только теоретико-прикладной смысл. Изучение их основ и овладение навыками анализа коллизионных и конфликтных ситуаций и приемами правильного применения набора средств для их преодоления является актуальной задачей.
Цель данной курсовой работы: исследовать юридические коллизии, причины их возникновения, развития, виды, а также способы устранения.
Исходя их цели работы, автор ставит перед собой следующие задачи:
ь провести анализ учения о коллизиях, а также историю развития «коллизионного права» в России;
ь рассмотреть соотношение категорий «коллизия в жизни» и «коллизия в праве»;
ь дать понятие юридической коллизии, а также рассмотреть причины ее возникновения;
ь исследовать виды «юридической коллизии»;
ь сформировать средства преодоления коллизий;
ь рассмотреть проблематику коллизий в национальном праве, исследовать сущность и способы преодоления коллизий Федерального законодательства Российской Федерации и законодательных актов субъектов;
ь в заключение работы выработать практические рекомендации по способам устранения юридических коллизий, а также их преодолению.
1. Понятие коллизионного права

Пытаясь понять, что такое право и какова его роль в жизни общества, еще римские юристы обращали внимание на то, что оно не исчерпывается одним каким-либо смыслом. Право, писал один из них (Павел), употребляется по меньшей мере в двух смыслах.
Во-первых, право означает то, что "всегда является справедливым и добрым", т. е. естественное право.
Во-вторых, право - это то, что "полезно всем или многим в каком-либо государстве, каково цивильное право".
Право - общественное явление, оно есть сторона, "часть" общества, или, как любил говорить Гегель, его "момент".
В отечественной правовой истории наблюдается сложная эволюция права. С течением времени менялись представления о праве, теории и концепции. В конце XIX - начале ХХ в. ученые-юристы связывали с правом преимущественно принудительное воздействие государства, осознание зависимости от власти и т.п. В 20-х годах XX в. формируется понимание права как общественного отношения, как фактического правового порядка, что отражало создание нового социалистического права. В 30-40-х годах вырабатывается нормативное определение права, которое оказалось весьма устойчивым. Но в 50-е годы вновь развиваются более широкие представления о праве, в котором выделялись помимо норм также правоотношения и правосознание.
Коренное изменение общественного строя в нашей стране в 90-х годах приводит к изменению взглядов на право. С одной стороны, расширяются научные разработки в области философии права, когда наряду с позитивным правом более резко выделяются начала естественного права и проводится различение права и закона. С другой стороны, сохраняется и обогащается прежнее нормативистское представление о праве. Сошлемся на типичное определение права как системы общеобязательных, формально-определенных норм, выражающих государственную волю общества и обеспечиваемых государством, направленных на регулирование поведения людей в соответствии с социально-экономическими, политическими и духовными устоями общества См.: В.С. Нерсесянц. Философия права. Учебник для вузов. - М., Инфра-М-Норма, 1997, с. 7-28..
Обогащение правопонимания позволяет предложить определение права, которое учитывает названные подходы и новую общественную и международную практику. Право - это правовые взгляды и позиции, выражающие социальные интересы, и закрепляемые в системе общеобязательных принципов и правил поведения, установленных государством и международными структурами и регулирующих общественные отношения, обеспеченных государством и институтами гражданского общества и мирового сообщества.
Но право - не абстрактное понятие, существующее лишь в теоретических представлениях ученых-юристов. Оно находит двойственное выражение. Право выступает прежде всего как общее (типичное) правосознание и как юридическая наука.
Право - не застывший формализованный свод правил. Оно изменяется по мере развития общества и государства. Меняется и отношение к нему. Наша страна переживает один из самых драматических и противоречивых периодов в своей истории.
Новая идеология вступила в острый поединок с концепциями, политической и экономической системами предыдущего этапа развития. Страна стоит перед мучительным выбором. Сохранять ли прежний уклад коллективистской жизни или формировать личностно-индивидуалистический строй и рыночные отношения в экономике? Каким путем идти государству? Получат ли общественную поддержку осуществляемые реформы и дадут ли они желаемые результаты?
В юридической литературе, и отечественной и зарубежной, нет единого подхода к определению понятия права, а тем более однозначного о нем представления.
Если сравнить между собой определения понятия права и подходы к его изучению, характерные для советского периода, с определениями понятия права и подходами к его познанию в постсоветский период, то нетрудно заметить, что важнейшей особенностью тех и других подходов является или категорическое признание, или столь же решительное отрицание классового характера права. Первые - строятся на строго классовых постулатах, на представлении о государстве и праве как средствах, орудиях в руках господствующего класса или классов. Вторые же, - молчаливо отвергая классовость, апеллируют к общечеловеческим ценностям и интересам или же к "общим и индивидуальным интересам населения страны".
В качестве примера сугубо классового подхода к определению понятия права можно сослаться на довольно типичное определение, в соответствии с которым право рассматривается как "совокупность установленных и охраняемых государством норм, выражающих волю господствующего класса, содержание которой определяется материальными условиями жизни этого класса". Или на определение права как на систему нормативно-обязательного регулирования поведения людей, "поддерживаемую государством и выражающую материально обусловленную волю господствующих классов (при социализме - волю народа)".
Примером внеклассового или надклассового подхода к определению понятия права может служить дефиниция, в соответствии с которой оно рассматривается как "система общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают общие и индивидуальные интересы населения страны и выступают государственным регулятором общественных отношений".
Разумеется в сфере права, равно как и в других сферах государственной или общественной жизни, никто не может претендовать на истину в последний инстанции при установлении критериев правильности подходов к изучению и определению понятия тех или иных явлений, не исключая и самого права.
Возможно ли успешное преодоление негативных сторон множественности, а точнее, известной разрозненности или даже противоречивости определений понятия о праве?
В отечественной и зарубежной юридической литературе попытки подобного характера предпринимались, и неоднократно. Отмечалось, в частности, что общее определение права, если оно правильно сформулировано, имеет ту несомненную теоретическую и практическую ценность, что оно ориентирует на главные и решающие признаки, характерные для права вообще и отличающие право от других, смежных, неправовых общественных явлений. Однако тут же, и не без оснований, оговаривалось, что в процессе исследования права и его применения нельзя ограничиться "одним лишь общим определением понятия права", поскольку в нем не могут получить "свое непосредственное отражение" весьма важные для глубокого понимания права и практики его применения "специфические моменты, свойственные тому или иному историческому типу права". Специфические особенности, например, рабовладельческого или феодального права вряд ли можно отразить в общем понятии, которое "вбирало" бы в себя также хотя бы некоторые специфические особенности современных правовых систем или типов права.
Специфические особенности характеризуют лишь частные определения понятия права, отражающие соответственно специфические признаки и черты рабовладельческого, феодального или любого иного права. Что же касается общего определения понятия права, то оно может складываться, исходя из своего названия и назначения, лишь из самых общих особенностей. В силу этого оно неизбежно будет носить слишком общий, чрезмерно абстрактный, малопригодный для успешного решения теоретических задач и достижения практических целей характер.
Поэтому, наиболее эффективным, а следовательно, и наиболее приемлемым средством преодоления негативных последствий множественности и противоречивости определения права и подходов к нему является выделение и рассмотрение его наиболее важных признаков. Что же касается наиболее приемлемого в теоретическом и практическом плане определения права, то им, по мнению автора, могло бы служить определение, согласно которому право понимается как "система общеобязательных, формально определенных норм, обеспечиваемых государством и направленных на регулирование поведения людей в соответствии с принятыми в данном обществе устоями социально-экономической, политической и духовной жизни".
В последние годы произошло много перемен во всех сферах нашей жизни, которые подвергли испытаниям государственные институты и правовую систему.
Современное право не просто меняется, оно становится обширнее, покрывает ранее неизвестные отношения. Современные правовые системы и нормативно-правовые массивы устроены довольно сложно. Неизбежны поэтому как внутренние юридические противоречия в рамках каждой из правовых систем, так и внешние противоречия между ними. Соприкосновение, взаимодействие правовых систем, их взаимовлияние охватывает все слои каждой из них. Общим является то, что юридические противоречия выражаются в разном правопонимании, в столкновении правовых актов, в неправомерных действиях государственных, межгосударственных и общественных структур, в притязаниях и действиях по изменению существующего правопорядка.
Поэтому, одна из задач современного права, как регулятора общественных отношений - это формирование коллизионного права.
Категория «коллизионное право» упоминается в монографии М.Ю. Тихомирова «Юридические коллизии» Ю.А. Тихомиров Юридические коллизии. - М.:1996.. В него включаются коллизионные нормы - нормы коллизионного права, действующие в разных сферах. Их нельзя отождествлять с коллизионными нормами, характерными для международного частного права. Речь может идти о комплексе норм, применяемых одновременно. Это:
а) материальные предметные нормы, определяющие права, обязанности и ответственность граждан и юридических лиц, государства;
б) нормы-принципы, дающие четкую ориентацию для нормального правотворчества;
в) нормы-приоритеты;
г) нормы-доминанты;
д) нормы-запреты;
е) нормы-предпочтения;
ж) нормы-санкции;
з) процедуры использования указанных норм.
Конституционная формула о правовой системе (п. 4 ст. 15) означает:
Правовые акты и их нормы располагаются в определенной иерархии, и их соотношение между собой устанавливается с помощью общеправовых принципов и приоритетов. К числу общеправовых принципов относятся: а) общие начала правовой системы и законодательства; б) официальная классификация нормативных правовых актов, в т.ч. законов; в) критерии выделения и соотношения отраслей, подотраслей законодательства, правовых институтов, правовых актов; г) ведущее положение Конституции как основы законодательства; д) общие научные понятия и юридические термины.
Нормы-приоритеты означают преобладающую меру юридической силы одного акта в сравнении с другим. Таковы приоритеты федеральной Конституции перед федеральными законами и иными актами, перед конституциями и уставами субъектов РФ, приоритеты федеральных и региональных актов друг перед другом - пп. 5, 6 ст. 76 Конституции РФ. Есть приоритеты конституций и уставов субъектов РФ перед другими региональными актами, конституционных законов перед обычными законами, международных договоров перед национальными законами, законов перед подзаконными актами. Существует иерархия актов в системах управления в зависимости от места органа, принимающего акт.
Для норм-приоритетов характерна своего рода "признаваемая презумпция", когда установление критерия их однозначного выбора из суммы "сталкивающихся" норм предполагает официальное подтверждение. Государственный орган в соответствии с процедурой разрешения споров рассматривает коллизионную ситуацию, сопоставляет разные акты и нормы, оценивает основания, достаточные или не достаточные для подтверждения приоритета нормы, ранее установленного как бы потенциально.
Все указанные принципы и нормы-приоритеты носят характер конституционных и законодательных презумпций. Одни -официально установлены, служат нормативной ориентацией и одновременно запретом. Его нарушение влечет признание акта или действий неконституционными. Другие - требуют признания официальным путем, в т.ч. путем толкования. Третьи - подтверждения в коллизионных ситуациях в судебных и иных решениях.
Подобные принципы и нормы получают более подробную регламентацию в законах о нормативных правовых актах. Отрадно, что в ряде субъектов РФ действуют такие законы. Вместе с тем огорчителен другой факт - одобренный в первом чтении ФЗ "О нормативных правовых актах" более двух с половиной лет ждал своей очереди, и в конце 1999 г. был отклонен Ю.А. Тихомиров Коллизионное право. М.: 2000. - с.37..
В многолетней правовой практике утвердились и другие, более специальные принципы соотношения актов и норм. Еще раз подчеркнем: последний по времени принятия сходный закон имеет приоритет перед ранее принятым законом. Правда, это порождает нередко нигилистическое отношение к праву и ведет к разрыву правопреемственности. Не лучше ли точно определять, какой правовой акт и в какой части сохраняет юридическую силу? Действует также правило о том, что специальные предписания имеют приоритет перед общими предписаниями. Но и оно должно быть более строгим по своему объему.
Рассмотрим внутриотраслевые юридические приоритеты. В Налоговом кодексе РФ Налоговый кодекс Российской Федерации - часть первая от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ (с изм. и доп. от 30 марта, 9 июля 1999 г., 2 января 2000 г.) и часть вторая от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ // Российская газета, 6 августа 1998 г.; Российская газета, 10 августа 2000 г. №153-154. в ст. 6 содержатся правила, обеспечивающие его доминирующие положения. Введены девять обстоятельств, которые служат основанием для признания любого нормативного правового акта не соответствующим данному кодексу. Эти же правила служат для различения юридической силы разных актов.
В ст. 3 Бюджетного кодекса РФ Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 145-ФЗРоссийская газета, 12 августа 1998 г. есть нормы о том, что в случае противоречия между кодексом, актами, относящимися к структуре бюджетного законодательства, и другими нормативными правовыми актами, применяются этот кодекс и акты, указанные в ст. 2 БК РФ (ст. 3). В ст. 2 установлено, что иные акты бюджетного законодательства не могут противоречить кодексу. Как видно, налицо норма-доминант и норма-запрет.
Существуют юридические приоритеты в регулировании смежных отношений. В Гражданском кодексе РФ Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 5 декабря 1994 г., №32, ст. 3301. Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. №14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 29 января 1996 г. №5, ст. 410. закреплено важное положение - нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать указанному кодексу. Имеются в виду федеральные законы, входящие в структуру гражданского законодательства (п. 2 ст. 3). В отношении регулирования имущественных отношений на "стыке" с административным, финансовым правом сделана оговорка о неприменении норм гражданского законодательства, если иное не предусмотрено законодательством. Аналогичная норма есть в ст. 2 НК РФ о неприменении его положений к регулированию таможенных отношений.
Правоприменительная практика ориентируется на соблюдение установленных соотношений между законодательными актами. Довольно часто в последние годы данное явление наблюдается в отношении доминирующей роли ГК РФ. Достаточно сослаться на постановление Конституционного Суда РФ Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан О.Ю.Веселяшкиной, А.Ю.Веселяшкина и Н.П.Лазаренко" // Финансовая Россия, 4-10 марта 1999 г., N 8. от 23 февраля 1999 г. по делу о проверке конституционности части второй ст. 29 ФЗ от 3 февраля 1996 г. "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан. Речь шла о допустимости действий банков в одностороннем порядке снижать размер процента по вкладу на основе части второй ст. 29 названного федерального закона. Между тем ГК РФ не допускает к разрыву правопреемственности. Не лучше ли точно определять, какой правовой акт и в какой части сохраняет юридическую силу? Действует также правило о том, что специальные предписания имеют приоритет перед общими предписаниями. Но и оно должно быть более строгим по своему объему.
В законодательстве отражено правило о приоритете норм специального отраслевого законодательства в отношении регулирования смежных отношений. Так, глава 17 ГК РФ о праве собственности и других вещных правах на землю вводятся в действие со дня введения в действие принятого Государственной Думой Земельного кодекса. Неясно, правда, как быть с нормами действующего ГК РСФСР.
Сходные правила содержатся в Семейном кодексе РФ1 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Российская газета, 27 января 1996 г.. Семейное законодательство, как известно, относится к предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов (п. "и" ст. 72 Конституции РФ). Поэтому в ст. 3 СК РФ установлено: нормы семейного права, содержащиеся в законах субъектов Федерации, должны соответствовать указанному кодексу (п. 2 ст. 3). То же относится к федеральным законам, действующим в данной сфере.
Весьма важной линией зависимостей правовых актов является соотношение закона и подзаконного акта. Оно выступает как определяющий фактор в формировании и развитии всего правового массива. Причем верховенство закона признано в качестве главного проявления принципа верховенства права. Конституционное закрепление приоритета закона среди других правовых актов позволяет характеризовать последние как подзаконные, создаваемые на основе и во исполнение закона.
Юридические приоритеты должны быть обеспечены и неуклонно действовать. Пока их практическое использование не вполне эффективно. Нередки случаи игнорирования или отступлений от юридических приоритетов как на стадии подготовки и принятия, так и реализации юридических приоритетов. Допускается их упрощенное или неправильное толкование. Между тем юридические приоритеты способствуют гармонизации правовой системы и устойчивым связям актов и норм между собой.
Для достижения данной цели необходимо:
а) глубже освоить значение юридических приоритетов,
б) полно и точно закреплять их в законодательстве,
в) шире использовать юридические приоритеты в процессе толкования и реализации норм,
г) применять меры конституционной и иной ответственности за отступления от юридических приоритетов,
д) чаще акцентировать внимание Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, иных судов на обеспечении юридических приоритетов в их решениях.
Рассмотрим теперь коллизионные нормы, предназначенные специально для преодоления возможного столкновения норм, когда для регулирования тех или иных отношений требуется выбрать его форму из разных, но смежных правовых систем.
Главное заключается в том, каков принцип выбора правовых норм, подлежащих применению, сочетаемый с использованием "указанных" им материальных и процессуальных норм. Выбор может быть обязательным, когда он предопределен заранее в законе, и договорным, по усмотрению сторон.
Объектом регулирования более специальных коллизионных норм являются преимущественно нормы разных правовых систем, как внутри федеративного государства, так и вне его. Ведь иностранное и международное право представляют собой сложно организованные системы со своими принципами. Соприкосновение правовых систем и их составных частей в регулировании общих или смежных отношений и в обеспечении согласованных интересов сопровождается "встречами", "переплетением", "столкновением" разных норм. И здесь помогают коллизионные нормы, содержащие принципы рассмотрения спорных правовых ситуаций и критерии выбора норм для их регулирования. Достигаемые с их помощью решения дают эффект.
Правда, в юридической литературе им не очень повезло, и в книгах по теории права коллизионные нормы часто не выделяются1 Общая теория государства и права. Академический курс. Том 2. - М., Зерцало, 1998, с. 211-230.. Лишь в немногих трудах их анализируют как способ дополнительного обеспечения выполнения материальных норм. Коллизионные нормы классифицируют следующим образом для преодоления противоречий между разновременно действующими нормами, между общими и специальными нормами, как пространственные, иерархические, содержательные.
Коллизионные нормы специфичны по структуре и содержат либо юридические приоритеты, либо запреты, либо критерии правового выбора, сочетаемые с процессуальными нормами. Коллизионные нормы в этом смысле могут быть "чистыми" и "смешанными", и получать выражение в конституциях, законах, иных актах внутреннего права, а также в международных актах и договорах. Обнаруживаются их связи между собой, когда удлиняется радиус споров, когда совмещаются процедуры их разрешения, когда соблюдение публичного порядка служит исходной базой.
Во внутреннем праве коллизионные нормы выстраиваются в разных рядах. Основу их различения следует искать в характере и способах регулирования коллизионных ситуаций, преодоления разногласий и разрешения споров. Причем общие средства, закрепленные в конституционном законодательстве, сочетаются со специфическими средствами, присущими разным отраслям права. Поэтому коллизионные нормы можно классифицировать следующим образом:
а) нормы-доминанты, выражающие юридический приоритет в случае "столкновения" разных норм (таковы, например, нормы, содержащиеся в п. 5 ст. 3 ГК РФ);
б) нормы-запреты и ограничения, когда с их помощью предотвращаются коллизионные ситуации;
в) нормативно установленные процедуры преодоления разногласий и разрешения споров;
г) нормы-санкции, применяемые в случае нарушений названных норм.
Но при этом конституционный порядок служит как исходной базой, так и целью применения коллизионных норм. Ведь речь идет о мини-правовых массивах внутри общей правовой системы страны.
Важно при этом отметить, что перечисленные коллизионные нормы имеют отношение преимущественно к противоречиям норм двух уровней правовой системы (федерального и регионального), либо к построению и динамике отрасли законодательства, как внутри ее, так и вовне, в соотношении с нормами других отраслей. Именно выделяемые структурно оформленные правовые массивы подчиняются как собственной правовой логике соотносимости составных частей, так и общим принципам иерархичности норм, актов, институтов, подотраслей и отраслей.
Коллизионные нормы применяются при одновременном действии федерального и регионального права. Здесь ключевыми являются нормы, содержащиеся в пп. 5 и 6 ст. 76 Конституции РФ. Во-первых, установлено предостережение - акты субъектов Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с пп. 1 и 2 ст. 76; во-вторых, основанием для выбора доминирующей нормы является противоречие между федеральными и региональными актами; в-третьих, введен принцип "рокировки", когда тот или иной акт действует в сфере предметов ведения Федерации или ее субъекта.
Коллизионные нормы применяются для обеспечения приоритетного действия базовых законов. Как уже отмечалось, такой порядок способствует консолидации отраслевого законодательства и предотвращению юридических противоречий внутри него и вовне. Здесь эти нормы служат императивом для норм законов и правовых актов данной отрасли. Нарушение "долженствования" означает отступление от презумпции приоритета норм базовых законов и служит основанием для признания соответствующих нарушений законности.
В случае нарушений соотношения федеральных и региональных актов действует защитный механизм. Предостережение, запрет и презумпция ничтожности "актов-нарушителей", означают, что такие акты не должны исполняться, применяться или реализовываться иным способом. В случае отказа обращение в Конституционный Суд может привести к его решению, подтверждающему ничтожность "акта-нарушителя". Он признается недействительным, равно как и все основанные на нем правоприменительные решения. Такой вывод можно сделать из оценки прерогатив Конституционного Суда.
Немалая часть коллизионных норм посвящена предотвращению и разрешению противоречий между ранее и позднее принятыми законодательными и иными актами. Тем самым обеспечивается та степень правопреемственности в регулируемой сфере отношений, которая способствует непрерывности государственного и правового развития и устойчивости статуса граждан и юридических лиц. Здесь требуются полный обзор актов и точная оценка того, какие из них действуют, в каком объеме и какой продолжительности. Недооценка подобных коллизионных норм или их нечеткость порождают сложности в практике правоприменения. С этим можно было столкнуться и при оценке объема действия правовых актов бывшего Союза ССР, и при вступлении в действие новых кодексов, и в других ситуациях.
Поэтому столь оправдана связь между п. 3 ст. 11 и п. 1 заключительных и переходных положений Конституции РФ, когда признание Федеративного и иных договоров ограничено критерием их соответствия Конституции. В случае несоответствия действуют положения Конституции РФ. На практике возникает много разных толкований этих норм, когда данное условие исключается. А это ведет к нарушению конституционной законности.
И в процессе вступления в силу принятых законов - возникают противоречия. Поэтому оправдано выделить в интересующем нас плане следующие элементы:
а) срок введения в действие соответствующего закона;
б) утверждение перечня законов и актов, признаваемых утратившими силу. К сожалению, это бывает не всегда, что порождает юридические противоречия. Правоприменители мучаются в выборе "старых" или "новых" норм;
в) определение сроков введения в действие отдельных положений закона, приостановления или преодоления действия статей других законов, если в этом есть необходимость.
В "коллизионном поле" находится и вопрос об обратной силе закона. Известное правило получило значение правового принципа. Придание правовому акту обратной силы допускается лишь с оговоркой - акт не вводит и не усиливает юридическую ответственность за действия, которые на момент их совершения не влекли указанной ответственности или предусматривали более мягкую ответственность.
К коллизионным нормам относятся и процедурные нормы, касающиеся порядка разрешения разногласий и споров. Чаще всего это судебные, управленческие и согласительные процедуры, применяемые последовательно с учетом динамики и степени остроты юридических коллизий. Подробнее о них будет рассказано ниже. Пока отметим их введение как соответствующими федеральными, так и региональными законами.
Критерий конституционности и законности служит первым "фильтром" на пути появления юридических противоречий. Так, в ходе подготовки к вступлению России в ВТО приходится пересматривать нормативные понятия, группы норм Таможенного и Налогового кодексов; готовить новые законы. Международные стандарты ведут к корректировке национальных норм во избежание последующих коллизий.
И все же в процессе "соприкосновения" национального и международного права возникают юридические коллизии. Перечислим некоторые из них:
а) несоблюдение общепринятых принципов международного права, например, положений главы 7 Устава ООН, как международными структурами, так и государствами;
б) отказ реально привести национальное законодательство в соответствие с международными стандартами;
в) невыполнение актов межгосударственных объединений;
г) принятие национальных актов вопреки нормам международного права;
д) ошибочное толкование международно-правовых актов;
е) игнорирование критерия конституционности.
Отметим, что согласно Венской конвенции о праве международных договоров их участники не могут ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения ими договоров. К тому же в нашей стране действует конституционная норма о применении правил международного договора в случае расхождения их с правилами, установленными законом. На практике возникают в связи с этим сложные вопросы - всегда ли удачно международные нормы "переплавляются" в нормы национального права, проведена ли корректировка последних, кто и как устанавливает "момент" юридической коллизии, каким образом можно их устранять, готовы ли суды к таким спорам?
Еще более сложные вопросы возникают в случае противоречий между национальными нормами и нормами актов межгосударственных объединений (ст. 79 Конституции РФ). Последние обладают более жесткими структурными способами действия. Опыт "двойки", "пятерки", "десятки" в Содружестве, как и Европейского союза, в этом полностью убеждает.
Мировое сообщество строит свои отношения на основе сотрудничества. В Уставе ООН закреплены такие принципы, как суверенное равенство всех ее членов, добросовестное выполнение ими принятых на себя по Уставу обязательств, разрешение международных споров мирными средствами. Глава VI Устава ООН посвящена мирному разрешению споров путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям.
Как видно, преодолению коллизий служат одновременно три критерия - международные нормы, защищенные конституционным суверенитетом, национальные нормы и общие принципы права. Поэтому уместно характеристику общих норм коллизионного права дополнить оценкой специфики коллизионных норм в разных отраслях права. Она обусловлена предметом, участниками и способами разрешения споров.
В уголовном процессе нередко приходится учитывать конкуренцию правовых норм. Ведь встречаются нарушения законов или новые обстоятельства, имеющие признаки различных норм, изложенных в разных статьях. Налицо конкуренция норм, причем как между общей и специальной нормами, так и между самими специальными нормами. Применяется доктрина теории права о приоритете конкретной нормы в регулировании в пределах общего права даже при их одинаковой юридической силе. Но допускаются и отступления от нее.
В конституционном праве преобладают нормы-приоритеты и нормы-принципы, в гражданском праве - нормы-доминанты, в международном частном праве - нормы-предпочтения. Специфика структуры подобных норм и их удельного веса предопределяются особенностями отрасли права.
Наконец, отметим и такие необычные коллизионные нормы, как упоминавшиеся выше "переговорные правила". Это писаные и неписаные нормы делового, официального отношения "спорящих сторон", которые признаны многими десятилетиями использования и подтверждены их полномочиями. Подробнее их виды и опыт применения будут показаны ниже.
2. ЭВОЛЮЦИЯ и Содержание категории
«юридическая коллизия»

Как мы уже отмечалось, еще Платон и его ученики обращаются к пониманию противоречий, причин их возникновения и способов устранения. Однако пониманию противоречий, в общем, и юридическим коллизиям всегда уделяли не очень много внимания. До сих пор в большинстве учебников по Теории государства и права нет не чтобы параграфов посвященных юридическим коллизиям, но зачастую они напрямую и не упоминаются. Так, один из наиболее «популярных» учебников по Теории государства и права под редакцией М.Н. Марченко Марченко М.Н. Курс лекций по теории государства и права. - М.: Фонд «Правовая культура», 1999. не содержит ни одного параграфа о конфликтологии; учебник под редакцией Г.Н. Манова Манов Г.Н. Учебник по теории государства и права. - М.: БЕК, 1995., не упоминает о юридических коллизиях вообще.
Что же изучается «взамен» конфликтологии и юридических коллизий? В рамках общей теории права, наук гражданского и уголовного права, криминологии развивается общая теория правонарушений. Детальное изучение поведения, поступка и ответственности через призму закона, особенно отклоняющегося поведения В.Н. Кудрявцевым открыло здесь новое направление В.Н. Кудрявцев. Закон, поступок, ответственность. - М., Наука, 1986..
Примечательно, что при обилии научных работ в анализе правоприменения, реализации законов и иных актов упор делается на правонарушения как признаваемые и осуждаемые законом явления, на их фиксированность - временную, нормативно-структурированную, количественную. Проблема коллизий в крупном масштабе не ставится и не решается. Она сводится к коллизионным нормам, предписывающим, какие акты принять в случае, когда возникает противоречивая ситуация. Не случайно в монографии С.С. Алексеева по общей теории права Алексеев С.С. Общая теория права. - М. Юридическая литература, 1982. лишь несколько раз упоминается о коллизионных нормах.
Но вернемся к рассмотрению эволюции учения о противоречиях и юридических коллизиях. Так, Гегелевская "Философия права", в которой часть первая "Абстрактное право" включает собственность, договор и "неправо". "Неправо" означает переход явления права в наличном бытии в видимость, в противопоставление друг другу права в себе и особенной воли, в которой право в себе становится особенным правом. Но видимость ничтожна и право восстанавливается путем своего отрицания как действительное с действующим. В неправе явление движется к видимости, которая не соответствует сущности. Гегель выделяет три вида "неправа" - оно есть видимость для права, но не для меня, оно - обман, ибо я представляю другому видимость как право, наконец, третий вид "неправа" есть преступление, оно есть "неправо" в себе и для меня.
Правовые коллизии возникают из разных оснований отношений к вещи различных лиц. Основания права в отношении признания другими выражают притязания на вещь, и такие коллизии составляют сферу гражданского правового спора. Коллизия содержит признание права как всеобщего и решающего, а у сторон признание права связано с противоположным особенным интересом.
Великий мыслитель Л.Н. Толстой шел другим путем в понимании зла и принуждения. Его известная теория непротивления злу насилием исходила из абсолютной критической оценки всякого насилия. Он писал: "Ничто так не мешает улучшению жизни людей, как то, что они хотят улучшить свою жизнь делами насилия. Насилие же людей над людьми более всего отвлекает людей от того... чтобы стараться самим становиться лучше". Л.Н. Толстой отвергал "насильническое устройство" с помощью законов и признавал ненадобность учреждений, которыми людей заставляют подчиняться насильно. По его мнению, уголовные законы более всего другого поддерживают в народе суеверие разумности мести.
В истории отечественной и зарубежной правовой мысли проблема юридических коллизий чаше всегда выдвигалась и решалась скорее косвенно, в связи с анализом соотношения правовых актов и их действия. Известный правовед середины XIX в. К.А. Неволин в "Энциклопедии законоведения" раскрывает природу и виды законов, выделяя среди них законы определительные, устанавливающие права и обязанности членов общества и общества к его членам и другим обществам, и законы охранительные. Последние предназначены для предупреждения нарушений прав, пресечения нарушений, восстановления нарушенных прав в их прежней силе и действии.
Дальнейшая классификация законов первой группы приводит к таким видам государственных законов, как законы основные, учреждения, законы о силах государственных (о военных, о повинностях и др.), законы о состояниях. Законы второй группы подразделяются на законы благочиния (полицейские) и законы уголовные. Законы гражданские включают законы союзов семейственных, общие законы об имуществах, законы об экономии, и охранительные - законы о производстве дел бесспорных, о производстве спорных дел (судопроизводство). Законы союза народов названы "право народное".
Крупнейший ученый-юрист прошлого века Р. Иеринг в написанной в 1872 г: и изданной на русском языке в 1874 г. книге "Борьба за право" обосновал подход к праву как законно защищаемому интересу. И для нас в конце XX - начале XXI в. имеют актуальное значение положения, высказанные в этой книге. О чем идет речь? Право есть цель и средства ее достижения, и эти средства используются в борьбе против неправды. Всякое право должно быть добыто борьбой - и право народа, и право лица. Всякое правовое положение встречается с противоположным положением, и должно его уничтожить и ограждать себя. Поддержание такого порядка есть ни что иное со стороны государства, как непрерывная борьба против беззакония, которое стремится его нарушить.
Е.Н. Трубецкой (1863-1920 гг.) подробно поясняет пределы действия закона (как такового) во времени, включая обратную силу закона в пределах места, в отношении к лицам. При столкновении законов разных стран в государственном и уголовном праве превалирует территориальный принцип, в гражданском и семейном праве этот принцип ограничивается. Столкновение "разноместных" законов разрешается на основе статуарной теории, когда выбор закона определяется природой правовых отношений. Отсюда разные решения применительно к статусу лиц, статусу вещей и статусам смешанным (договорам) Е.Н. Трубецкой. Энциклопедия права. - Санкт-Петербург, Юридический институт, 1998, с. 107-121..
В 60-70-е годы в СССР оживились исследования причин правонарушений, видов преступлений и проступков. Появилось много интересных работ в данной сфере, как юридических, так и социально-психологических и криминологических. Объектом пристального анализа вновь, как и раньше, стали вопросы личности правонарушителя, его правовых ценностей и мотивов противоправного поведения. В трудах по теории права резче проводится грань между правомерным и неправомерным поведением. И все же был заметен акцент на причинах и видах индивидуальных нарушений законности. Видимо, сдерживало пыл ученых политическое "табу" на анализ массовых и крупных отступлений от принципов правового порядка в стране1 Тихомиров М.Ю. Коллизионное право. М.: 2000. - с.26..
Последние десятилетия характеризуются интенсивным развитием теории конфликтов. Наибольший вклад в нее внесли социологи, рассматривающие конфликт как столкновение интересов различных групп, сообществ людей и отдельных индивидуумов. Связанная с этим социальная напряженность и соответствующая мотивация поведения порождаются неудовлетворенностью базовых потребностей людей и социальных групп. Влияют вопросы социального равенства и неравенства, социальных притязаний, использования ресурсов. Э. Дюркгейм и Т. Парсонс выделяют и нормативно-ценностный аспект конфликтов.
Социология конфликтов постепенно перерастает в конфликтологию с ее теоретическими и прикладными аспектами, с участниками и стадиями развертывания конфликта, способами его предотвращения и разрешения.
Дело в том, что разные проявления конфликтов - политических, экономических, национальных и других - служат подтверждением широкого поля их существования и развития. Обилие и многообразие конфликтов, непрерывность их возникновения, развития и разрешения побуждают проводить комплексные конфликтологические исследования. Более того, наметился переход к созданию общей теории конфликта, позволяющей анализировать реальные процессы и факторы, влияющие на субъектно-объектные отношения, деятельность как выражение активности субъекта по отношению к его окружению, мониторинг динамики конфликтных ситуаций и конфликта как высшей стадии развертывания противоречия. Его разрешение может иметь как негативный, так и позитивный смысл с точки зрения действующих или будущих нормативных стандартов2 Социальные конфликты в современной России. - М. 1999 с 14-102..
Общие понятия и "язык конфликтов" позволяют обнаруживать, анализировать и оценивать структурные характеристики конфликта, его динамические показатели, типы консрликтов, стадии их развития, конфликтогенное поведение участников и способы их действий. Это облегчает выделение истоков и причин конфликтов, этапов развития сторон, их позиций и отношений между собой, а также позволяет обнаруживать исходный подход к цели конфликта. Правильно отмечается: конфликтом надо управлять, т.е. устанавливать нормы и правила его разрешения, структурировать группы участников, последовательность действий по ослаблению конфликта и переводу его на другой уровень напряженности См.: А.Н. Чумиков. Социально-политический конфликт: теоретические и прикладные аспекты. - М., 1993;. Переговоры, посредничество, арбитраж, обязательное или силовое достижение цели конфликта - таков диапазон применяемых средств.
В современной системе российского права не выделяется такая отрасль, как коллизионное право. Правда, в последние годы поддержка концепции о юридических коллизиях дала основание рассматривать в контексте применения права и юридические коллизии. Их трактуют как расхождения или противоречие между правовыми актами, регулирующими одни и те же либо смежные отношения, а также противоречие в процессе правоприменения и осуществления органами и должностными лицами своих полномочий. Коллизии подразделяются на четыре группы: коллизии между нормативными актами или отдельными правовыми нормами (между законами и подзаконными актами, между конституцией и всеми иными актами, между федеральными и региональными актами), коллизии в правотворчестве, коллизии в правоприменении, коллизии полномочий и статусов госорганов, должностных лиц и др.1. Здесь, как видно, сделан крупный шаг в нужном направлении.
В настоящее время, ведущими и почти единственными современными исследованиями юридических коллизий, являются труды М.Ю. Тихомирова. В частности за последние пять лет издавалось несколько монографий, этого автора: Юридические коллизии, Коллизионное право.
Без сомнений современная Россия изобилует юридическими коллизиями, и возможно, выделение такой отрасли, как «коллизионное право», способствовало бы созданию в нашей стране «здорового», единого юридического пространства.
Латинский термин «Collisio» в словарях иностранных слов переводится как столкновение противоположных сил, стремлений или интересов. В юридическом смысле имеется в виду расхождение между отдельными законами одного государства или противоречий законов, судебных решений различных государств. Юридический смысл данного понятия теперь оказывается ограниченным, поскольку оно не сводится к столкновению только правовых норм иностранных государств. Противоречия возникают между и внутри всех правовых систем. К тому же расхождения юридического характера могут выражаться не только в правовых нормах, но и в правовых взглядах, в правопонимании, в правовых позициях и юридических действиях (бездействии).
Уже отмечалось, что понятия «коллизия» и «коллизионное право» относительно новые для конституционного права. Как правило, эти понятия рассматривались в международном частном праве и «вкратце» в теории государства и права. На сегодняшний день в юридической науке не сложилось единого представления о коллизиях. М.В.Баглай называет коллизиями противоречия между нормами Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. - М.: Норма-Инфра, 1999. - с.260., С.С.Алексеев - столкновение актов в связи с их действием на той или иной территории, с компетенцией правотворческих органов и временем издания актов Алексеев С.С. Государство и право: начальный курс. - М.: Юридическая литература, 1993. - с.76..
Ю.А. Тихомиров дает такое понятие юридической коллизии - это есть противоречие между существующим правовым порядком и намерениями и действиями по его изменению. Происходит своего рода соизмерение этого притязания либо с действующим правопорядком, либо с принципами права. На взгляд Ю.А. Тихомирова предлагаемое определение юридической коллизии содержит более широкое и системное понимание данного явления. Традиционная трактовка юридической коллизии как столкновения норм не исчезает, но из единственной и универсальной становится одним из аспектов понятия. Юридическая коллизия выражается: а) в контрастных различиях правовых взглядов и позиций, в правопонимании;
б) в столкновении норм и актов внутри правовой системы, как в отраслевом, так и в федеративных аспектах;
в) в неправомерных действиях внутри механизма публичной власти, между государственными и иными институтами и органами;
г) в расхождениях между нормами иностранных законодательств;
д) в спорах между государствами и противоречиях между нормами национального и международного права.
Можно согласится с таким определениям, так как действительно понятие юридической коллизии является ключевым для понимания всех системных противоречий в праве. В нем отражается прежде всего противоречие между существующими правовыми актами и институтами, правопорядком и притязаниями и действиями по их изменению, признанию или отторжению. Классическое противоречие между "сущим" и "должным" здесь приобретает правовые признаки.
Например, можно заметить, как экономические взаимоотношения стран - участников СНГ быстро меняются, то сближаясь, то отдаляясь, отражая смену приоритетов, выбор более узких партнерских связей. Приходится учитывать реальные действия не только государств, их органов, хозяйствующих субъектов, но и институтов СНГ - Совета глав государств и глав правительств, функциональных комитетов, Межпарламентской ассамблеи. Актуальны поэтому процедуры и реальное осуществление Экономическим судом своих полномочий.
Данный пример помогает понять юридическую коллизию как комплексное явление. И следуя этой логике, можно вести речь прежде всего о конституции, законе и ином нормативном акте, с которым соизмеряются все действия и другие акты, документы.
Говоря о содержании юридической коллизии и давая ей определение, необходимо уделить внимание различным ее аспектам. Юридическая коллизия может проявляться в предметном плане двояким образом. С одной стороны, в собственно правовой сфере, когда ее предмет сугубо нормативен - коллизия актов, различия в правопонимании, толковании, расхождения в применении правовых норм. С другой стороны, юридическая коллизия почти всегда "присутствует" в других противоречиях и конфликтах (межнациональные противоречия, споры в экономической, трудовой, социальной, экологической, политической, международной, семейной и иных сферах жизни общества).
Юридическая коллизия может послужить причиной, толчком к возникновению других конфликтов. Нередко она служит побочным явлением, следствием другого конфликта, когда, например, экономические противоречия между федерацией и ее субъектами сопровождаются спорами о границах компетенции, объеме бюджетных, налоговых полномочий тех или других органов. И, наконец, юридическая коллизия часто выступает как один из элементов другой коллизии. Скажем, в международных конфликтах в связи с распадом Югославии, СССР, в приграничных спорах всегда есть элементы международного, конституционного, административного права Ю.А. Тихомиров. Действие закона. - М., Известия, 1992..
Все это необходимо учитывать на практике. И политикам, законодателям, предпринимателям, работникам правоохранительных органов, всем гражданам следует правильно оценивать природу противоречий, видеть пределы собственно юридических и иных действий.
Таким образом, функциональная содержательность юридических коллизий должна всегда учитываться во избежание поспешных оценок и действий. Общество и государство не могут не знать о причинах, направленности и путях разрешения разнообразных юридических коллизий. Гласность и общественное мнение с опорой на закон здесь необходимы.
Учитывая сравнительную новизну понятия "юридиче и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.