На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Язык средств массовой информации. Русский язык в телерадиоэфире. Культура речи и языковая критика. Пути решения проблемы. Об опыте защиты языка в зарубежных странах. Русский язык обретает для России значимость категории национальной безопасности.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Журналистика. Добавлен: 06.11.2002. Сдан: 2002. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


СМИ и культура речи.

План
1. Язык средств массовой информации.
2. Русский язык в телерадиоэфире.
3. Культура речи и языковая критика.
4. Пути решения проблемы.
5. Об опыте защиты языка в зарубежных странах.
"Есть только один путь заставить человека
говорить грамотно - научить его любить свой язык".
Народная мудрость.
"Свобода почему-то лишила нас возможности
говорить на человекообразном своем языке"
Н.С. Михалков.
Сегодня около 285 млн. человек считают русский язык родным или вторым родным языком, еще около 180 млн. стремятся овладеть русским языком. Картина русского языка к концу ХХ столетия изменилась. Одно из очевидных изменений - в лексике, и, прежде всего в таких сферах, как политическая, экономическая лексика. При всем этом изменения в русском языке не носят исключительного характера и не столь объемны, как это казалось некоторым лингвистам, слишком жестко увязывавшим политические события с языковой реальностью. Меру и степень состоявшихся и происходящих языковых изменений показывает также их сравнение с некоторыми предшествующими эпохами изменений русского языка. На современном этапе системные процессы и конструктивные явления, имевшие место, во многом продолжают развиваться в прежних параметрах.
Языковой вкус сегодняшнего общества характеризуется, с одной стороны, ориентированностью на разговорную и просторечную экспрессивность, а с другой стороны, стремлением к книжности.
При неочевидной изменяемости языка как системы и структуры изменилась речь. Отчасти изменилось общение в политической сфере, изменилась речь газет и журналов, речь публичная, речь радио и телевидения. Изменения касаются разных уровней языковой практики.
1. Язык средств массовой информации.
Дмитрий Сергеевич Лихачев однажды заметил, что о нравственном здоровье нации можно судить по состоянию ее библиотек. Сюда можно добавить: об экономическом здоровье нации можно судить по состоянию дорог (к примеру, в Германии дороги лучше, чем во Франции, а во Франции лучше, чем в Польше, соответственно можно судить и о состоянии экономики), о моральном здоровье нации можно судить по отношению к инвалидам, а вот об умственном здоровье этноса и социума, народа и общества, можно судить по состоянию его языка - чем язык беднее, тем, к сожалению, ниже умственное развитие его носителя.
В самом деле - что объединяет нацию, укрепляет государство и одновременно является неотъемлемой и важнейшей частью нашей национальной культуры, отражающей историю народа и его духовные искания? Это - русский язык. Без чего невозможно существование развитого общества? Без точной, богатой, образной, живой, но юридически корректной и этически выверенной нашей родной русской речи.
Иногда создается впечатление, что к началу XXI века мы разучились нормально говорить и писать по-русски. С языком обращаются варварски, начиная со средней школы и кончая Охотным рядом, я имею в виду речь господ депутатов Государственной Думы России. Иногда возникает желание выключить радио, телевизор, не читать периодики, чтобы не слышать и не видеть, какое насилие производят сограждане над “великим и могучим”. И в советские времена он был не в почете: его идеологизировали (“Я русский бы выучил только за то...”), он пропитался духом коммунистической пропаганды (“вместе со всем народом... по зову партии... к великим свершениям... неуклонно повышая удойность”). Он обозначал реалии экономики тотального дефицита (“просили больше не занимать... больше двух в одни руки не давать”). Вспоминается монолог Михаила Жванецкого на эту тему: “Наши беды непереводимы. Это непереводимая игра слов - даже Болгария отказывается. Они отказываются переводить, что такое "будешь третьим", что такое "вы здесь не стояли, а я здесь стоял", что такое "товарищи, вы сами себя задерживаете", что такое "быть хозяином на земле". Они не понимают нашего языка. Наш язык перестал быть языком, который можно выучить”.
Язык СМИ играет важную роль, как в распространении русского языка, так и в повышении грамотности населения. И хотя имеются некоторые результаты по формированию уважительного отношения к русскому языку в средствах массовой информации, по-прежнему в газетах большое количество ошибок, а с экранов телевизора часто звучит далеко не образцовый русский язык. Учитывая отношение молодежи к телевидению - для многих это единственный источник и "светоч" в жизни, - средства массовой информации должны бережно обращаться с русским языком. Фонетические изменения ярко характеризуют речь в эфире и на экране. Повысился темп речи. Усилилась звуковая редукция, то есть количественное и качественное изменение безударных звуков. Пришли в электронные СМИ такие фонетические явления, которые ранее характеризовали только те или иные диалекты, а не публичную, не литературную речь. При произнесении слов и фраз "выбрасываются" звуки и целые слоги. Складывающаяся картина не совсем похожа на то, что ранее академическая грамматика русского языка называла полным стилем.
В речи электронных СМИ многочисленны отклонения от акцентной схемы русского слова, а также русской литературной интонации. В интонационных манерах СМИ прослеживается стандарт английской и англо-американской речи. В современной речевой практике также имеют место грамматические и лексико-грамматические изменения. Под влиянием социально-политических факторов изменилось морфологическое значение числа у ряда слов социально-политического обихода, с соответствующим изменением предметного содержания. Слова типа партия, банк, бюджет, правительство, практически не употреблявшиеся ранее во множественном числе, ныне перешли к обычному числовому распределению.
На уровне грамматики проявляются конкретные качества современной публичной речи, речи СМИ, в том числе и электронных. Это, во-первых, тенденция к ослаблению падежных функций, что, с точки зрения культуры речи, нарушение нормы русского литературного языка. Например, случаи неправильного выбора падежа: подтвердил о своем намерении, стратегия об уничтожении.
Анализируя современную лексику и ее пополнение, следует отметить, что ряд новых слов сопровождает освоение нового опыта, новых явлений и понятий. В русском языковом пространстве уже существовали иностранные слова. Но сегодня осваиваются и другие иностранные лексемы. Например, уже давно было освоено русским языком слово прейскурант; еще В.И. Даль толковал его как "роспись товарам, с расценкою их". Но сейчас, в некоторых кругах, говорят и пишут прайс-лист. Почему? 1) для броскости, 2) в соответствии с переменой лингвокультурных ориентаций. Не будь этого, вполне могло бы служить освоенное прейскурант. К тому же пригодилось бы и исконно русское ценник. А прайс-лист и подобное являют сейчас еще и орфографическую неустойчивость: прайс-лист, прайс лист, прайслист, офшор, оффшор, оф-шор.
Обновление языка состоит не только в появлении новых слов, но и в развитии новых значений слов. Например, в прессе у таких слов, как агрессивный, аналитик. Аналитик - не только тот, кто "анализирует, занимается анализом и склонен к нему", но и "комментатор, обозреватель при властвующих структурах". Видимо, происходит калькирование лексико-семантических вариантов, и иностранный источник кальки свидетельствует о направлении инокультурных ориентаций. В лексической картине современной речи очень заметен наплыв сленговых, арготических, уголовных слов, что подрывает стилевую и эмоционально-стилистическую систему русского языка. А так как устоявшаяся стилистическая система языка служит не только целям эстетики, но и наиболее экономной и точной передаче информации, то разрушение стилистической системы невольно способствует понижению информативности общения. Кроме того, арготическая, уголовная лексика оказывает влияние не только на эмоциональный, эстетический уровень общения, но и на интеллект индивида и нации.
Дикторов и ведущих зачастую упрекают в преднамеренной англизации своей интонации. Думаю, упрек этот вряд ли обоснован. Объяснение этому факту, действительно имеющему место, надо искать, по-моему, в ином. В последние годы на радио и телевидение пришли в большом количестве люди, не получившие специальной подготовки в области устной русской речи, но люди образованные, изучавшие в вузах иностранные языки, в наших условиях - в подавляющем большинстве язык английский.
Надо сказать, что исправить этот порок устной речи дикторов и ведущих не очень просто, но можно: необходимо, с одной стороны, осознание ими английской интонации в своей речи на русском языке именно как ошибки (а ведь осознать ошибку надо еще и захотеть), с другой стороны, им надо учиться подготовленной устной речи на русском языке так же, как они учились английской речи, то есть используя образцовые записи и следуя им (и на это нужна добрая воля и к тому же немалое время и специальные пособия, которых, увы, я что-то в последнее время не видел).
Другие особенности языка СМИ последнего десятилетия, по-моему, наоборот, зачастую оцениваются менее строго, чем они того заслуживают. Так, многие не видят особой беды в обилии неоправданных заимствований из иностранных языков, в первую очередь, конечно, из английского, а еще точнее - из американского английского. Дескать, язык сам отсеет ненужное, оставив только необходимое. Тем более что в истории русского языка такие периоды экспансии иноязычной лексики были и ничего страшного не случилось. Достаточно вспомнить Петровское время с мощным потоком заимствований. Действительно, в нашей экономике, в нашей науке, в нашей повседневной жизни появляются новые явления, новые вещи, и вместе с ними приходят новые слова. Кто станет всерьез возражать против маркетинга, брокера, дилера или пейджера? Кто станет требовать, чтобы вместо компактного компьютер мы произносили громоздкое словосочетание электронно-вычислительная машина, в котором, кстати, первый и последний элементы - тоже заимствования. Но есть, как говорится, заимствования и заимствования. И многие из них совсем не безобидны. Приведу лишь один пример. В язык СМИ прочно вошло заимствованное из английского слово киллер в значении "наемный убийца". Казалось бы, его появление вполне оправдано: во-первых, им обозначено новое явление - действительно, о наемных убийцах в нашей повседневной жизни лет двадцать назад нам говорить не приходилось; во-вторых, оно более компактно по сравнению с двухсловной номинацией наемный убийца, что тоже удобно в наше время ускорения темпа жизни и речи. Но все же, все же... Ведь назвать человека наемным убийцей - это одновременно и вынести ему самый суровый нравственный приговор, а назвать его киллером - это как бы просто определить род его профессиональных занятий: "Я дилер, ты киллер, оба вроде делом занимаемся".
Никак нельзя забывать, что слово не просто называет вещь - оно и "встраивает" ее в определенную, веками складывающуюся картину мира. Понятно, что пришедшее в русский язык слово пейджер закономерно и безболезненно "встроило" в нашу картину мира новую вещь - удобный и дешевый прибор для облегчения общения между людьми на расстоянии. "Чужак" киллер же как бы "прикрыл" собой жуткое и дикое для русской картины мира явление - "наемного убийцу", худшего из убийц, убивающего не в ярости, не в ослеплении страсти или безумия, даже не в порыве непреодолимой жажды наживы, а хладнокровно, обыденно, в порядке, так сказать, исполнения своих служебных обязанностей. Окольное втаскивание в сознание людей "нормальности" этого жуткого явления нашей современной жизни под прикрытием оценочно-нейтрального для русского уха заимствованного слова киллер - безнравственно. Хотелось бы, чтобы работники СМИ не забывали об этом: слово не только называет, но и оценивает; используя то или иное слово, они не только информируют читателя или слушателя о том или ином событии или явлении, но и выражают свое личное отношение к нему, одновременно транслируя это отношение и в сознании читателя или слушателя.
Именно об этом писал Л.Н. Толстой: "Слово - дело великое. Великое потому, что словом можно соединить людей, словом же можно и разъединить их, словом служить любви, словом же можно служить вражде и ненависти. Берегись от такого слова, которое разъединяет людей" (Л.Н. Толстой. Полное собрание сочинений. Т.43).
Языковая подготовка журналистов начинается в школе, где ученики мало занимаются русским языком, мало читают русскую литературу, и это, по мнению выступающего, причина известной болезни сегодняшней молодежи - они больше черпают из уличного жаргона, чем из общения с учителями. Языковую палитру вещания определяют не журналисты, а рекламодатели. И по времени, и по степени влияния язык рекламы оказывается чрезвычайно сильным. Важно, чтобы и руководители вещания обращали больше внимания на качество языковой рекламы. Речь многих сегодня - это не газетные, а новые, рекламные штампы - и это уже показатель широкого внедрения рекламы. В Интернете часто нарушаются нормы русской речи, и одна из причин таких нарушений - влияние англоязычного материала.
2. Русский язык в телерадиоэфире.
Развитие СМИ, темпы и характер их роста, процесс их преобразования в условиях перехода страны к рыночной экономике и демократизация политического строя в России - все это следует рассматривать не только как косвенную, но и как "внешнюю" причину влияния на процесс формирования языка электронных СМИ, так как эти потрясения оказали прямое воздействие на процесс деформирования языка. Научный подход к проблеме языка электронных СМИ как к самопроизвольному феномену не обеспечивает необходимого уровня научного понимания существа процесса формирования языка в электронных СМИ в последние 10-15 лет и затрудняет тем самым разработку практических рекомендаций по исправлению сложившегося положения, решения возникших проблем.
В то же самое время такой подход не ограничивает круг причин, приведших к отрицательным для русского языка последствиям лишь объективными обстоятельствами, связанными с социально-экономическими процессами в постсоветской России: расширением объема общения с культурой ведущих западных стран, освобождением русского языка от шаблонов и стереотипов, навязанных господствовавшей в прошлом идеологией и др. Эти факторы в процессе развития языка, в том числе в электронных СМИ, важны, что научно обосновали выступавшие участники круглого стола.
Развитие СМИ в ХХ веке и особенно во второй половине века сделало их главным каналом распространения социальной информации в современном обществе. Во второй половине века центр тяжести потоков социальной информации все более смещался в область электронных СМИ. По данным исследований, в последние десятилетия от 70 до 80% массовой социальной информации потребители получают по каналам радио- и телевещания и лишь 20-30% - через печатные периодические издания. В Российской Федерации смещению интереса потребителя в сторону электронных СМИ способствовало и присущее только нашей стране явление - резкое подорожание периодической печати и почтовых расходов по ее доставке на дом.
В СССР средняя статистическая семья на 5-7 изданий, выписываемых по почте, тратила около 0,7% семейного бюджета. В постперестроечной России эти расходы, по данным Союза журналистов России, составляют астрономическую сумму (около 70%), недоступную массовому потребителю.
Если к этому добавить время, отдаваемое массовым радиослушателем и телезрителем просмотру и прослушиванию детских развлекательных, культурных программ и рекламе, вывод становится очевидным: электронные СМИ на рубеже веков получили возможность во всех возрастных слоях миллионных масс людей формировать язык, его словарный запас и языковые нормы (произношение, мелодику).
Ряд специфических особенностей, имманентных электронным средствам массовой коммуникации (невозможность приостановить поток информации с целью осмыслить непонятное, переспросить неясное, выборочно получать лишь желательное из потока информации и т.п., вплоть до приемлемости или неприемлемости диктора или ведущего) еще в большей мере превращают электронные СМИ в доминирующий инструмент в процессе формирования языка, "диктующий" свои условия и ставящий потребителя в безвыходное подчиненное положение. Степень "пленения" радиослушателя и телезрителя языковыми нормами в электронных СМИ значительно выше, чем нормами языка печатной периодики, поскольку потребитель получает не только понятие, термин, но и его звучание, мелодику фразы, акцентацию, манеру произношения.
После перестройки возникло стремление создателей многих радио- и телевещательных программ как можно скорее "отряхнуться от наследия прошлого" (советского) периода и свойственного этому периоду русского языка. Все это привело к агрессивному внедрению в русский язык зарубежных слов, нужды в которых не было, так как в русском языке имелись устоявшиеся эквиваленты для этих случаев.
В прямой зависимости от огромных возможностей электронных СМИ влиять на формирование языковой культуры потребительской массы находится и возможность этого рода СМИ нанести разрушительный ущерб национальному языку, заполнять эфир низкокачественной (с точки зрения требований к языку) продукцией: публицистикой, переводами текстов к зарубежным фильмам, развлекательными программами.
Однако именно эти тенденции в деятельности электронных СМИ в последнее десятилетие набирают силу, о чем столь убедительно говорят доклады многих специалистов, выслушанные за нашим круглым столом.
К факторам отрицательного влияния на язык современных электронных СМИ надо, во-первых отнести стремительную смену кадров в этих органах СМИ в годы перестройки, что было вызвано как политическими причинами, так и бурным ростом числа органов СМИ в печати, радиовещании и телевидении.
В советский период на всей территории СССР выпускалось 8 - 8,5 тыс. наименований газет (включая "многотиражки") и около 5 тыс. наименований журнальных изданий. В настоящее время только в Российской Федерации зарегистрировано более 26 тыс.периодических изданий, число редакционных коллективов в печати увеличилось примерно в 6 - 7 раз. Такой же процесс роста числа редакционных образований различного типа наблюдается и в радио- и телевещании. К этому следует добавить и возникновение большого числа отделов рекламы и служб по связям с общественностью в сфере частного предпринимательства, которые также нуждаются в профессиональных журналистах.
Вся система учебных заведений Российской Федерации, выпускающих специалистов для средств массовой информации, несмотря на ее расширение, в том числе и за счет создания коммерческих учебных заведений, не имела возможности выпустить такое количество специалистов и обеспечить их высококачественную подготовку в области языка. Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что выпускник вуза после 5-6 лет учебы нуждается в двух-трех годах стажировки на практической работе в органах СМИ. И только после этого он получает навыки работы в области социальной информации по избранному им направлению.
Следует учесть также, что развал экономики России в первые годы перестройки привел к росту безработицы особенно среди молодежи, в том числе и получившей образование. Значительный контингент такой молодежи, не имевшей высшего журналистского образования, хлынул в средства массовой информации.
"Шоковый рост" численности органов СМИ в ходе реформирования жизни в РФ породил снижение качественного уровня их продукции и прежде всего в области языка. Новые кадры принесли в электронные, да и в печатные СМИ свой язык, свой уровень понимания культуры речи, свою лексику, иногда механически заимствованную из иностранных языков, и в первую очередь англо-американского.
Недостаточно подготовленные новые кадры, пришедшие в СМИ в условиях отрицания всего прошлого опыта отечественной публицистики, очень часто оказывались жертвами бездумного увлечения механическим перенесением в нашу публицистику и ее языковую культуру клише и штампов, порожденных образом жизни и менталитетом так называемых "цивилизованных" стран Запада.
Наконец, в ходе реорганизации электронных СМИ и создания новых каналов и программ во многих случаях демонстративно отвергалось все старое, а язык сознательно "причесывался" под уличный жаргон. Рецидивы этих увлечений можно найти и во многих сохранившихся и до настоящего времени программах телевещания, например в "Однако".
На радио и ТВ отсутствует "аромат" русской речи, для них характерна усредненная интер-интеллектуальная скороговорка с заимствованиями на каждом шагу; это - варваризмы русской речи, которые иногда пытаются передать в русской форме (например как блёф вместо блеф или пёрл вместо перл - с неожиданным смещением смысла). Между тем звучание речи входит в подсознание, обеспечивая понимание общего содержания речи ("схватывание чутьем"). При дублировании некоторых программ и реклам несовпадение визуального ряда со звуком бросается в глаза. О нарушениях в ударении что уж и говорить: обеспечЕние или возбУждено на каждом шагу. Сто лет тому назад великий знаток языков профессор Бодуэн де Куртене говорил студентам: "МышлЕние говорят те, у кого мозгИ, а мЫшление - те, у кого мОзги". В данном случае он не совсем прав. Правила русского языка допускают в этом слове два варианта ударения.
3. Культура речи и языковая критика.
Политик советского периода мог говорить только по бумажке. Теперь же ничего этого нет. Освобожденная разговорная стихия захлестнула сегодня нашу повседневную жизнь и наше публичное общение, что наиболее заметно отразилось на языке средств массовой информации. Современное языковое развитие проходит под влиянием двух конфликтующих сил: с одной стороны, отчетливо прослеживается активная линия воздействия на литературную норму со стороны освобожденного потенциала разговорной речи, ее продвижение в публичную сферу, в массовое общение. И эта сила поддерживается процессами заимствования иностранных слов, вызванными включением России в общемировую экономическую, политическую, культурную систему. С другой стороны, существует не менее сильное, хотя может быть, менее замечаемое нами воздействие на литературный язык норм и языковых стандартов огосударствленного языка времен тоталитаризма. Вот примеры.
В недавнем президентском указе есть такая формулировка: "Военнослужащие не могут увольняться из армии, не получив всех причитающихся им выплат..." Я обращаю ваше внимание на форму глагола увольняться. Она может иметь два смысла: пассивное значение, т.е. "военнослужащего не могут уволить"; возвратное значение, т.е. "военнослужащий не может подать заявление об увольнении".
Смыслы разные, я бы даже сказал противоположные: либо начальство не может его уволить, либо он сам не может уйти. Какой из них имеется в виду - непонятно. Это типичная примета советского языка тоталитарных времен, когда пишущий и говорящий стремится спрятаться за туманной формой пассивной конструкции или безличного предложения, в которых агент, субъект, действующее лицо не назван. Ср. также (из газет 1960-х): "Сколько раз, например, говорилось, что огромное количество металла расходуется у нас нерационально?" (Кто говорил? Кем расходуется?)
Из недавних высказываний: "Обсуждение бюджета в Госдуме отложилось". Или возьмем такой документ нашей эпохи, как Конституция РФ. В ее тексте 17 раз употреблен глагол в пассивной форме гарантироваться: гарантируется свобода экономической деятельности, местное самоуправление, свобода совести, свобода массовой информации и т.д. Но нигде не сказано, кем гарантируется, каков механизм соблюдения этих гарантий, и далеко не всегда ясно - кому гарантируется то или иное демократическое благо.
Две эти силы символизируют две разнонаправленные тенденции - эволюцию и диссолюцию(деградацию) современного языка. Демократизация и либерализация эфира под влиянием разговорной стихии дают не только положительные результаты, способствуют не только прогрессу. Вместе с освобожденностью литературного языка от скованности тоталитарными канонами увеличился поток искажений правильной и красивой русской речи. Отступления от литературных норм, характеризующие современное состояние русского языка, укладываются в три группы фактов разного порядка: системные, культурно-речевые и этические.
Нарушения фундаментальных системных закономерностей вызываются влиянием "другой системы" (родной язык говорящего - не русский или в его речи сохраняются элементы диалекта: земля пахать, картошка сажать, к сестры, у вдове, много урожая собрато). Подобные нарушения не встречаются в речи комментаторов и телеведущих. Наибольшее число языковых ошибок связано с несоблюдением культурно-речевых норм, освященных литературной традицией, норм, закрепленных кодифицированными правилами, норм, рекомендуемых авторитетными изданиями словарей и различных справочников (ср. одеть и надеть, чулок и носков, ложить и положить, при и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.