На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Сущность процесса адвербиализации. Процессы адвербиализации предложных именных конструкций. Гибридные наречно-субстантивные формы. Наречия, образованные от имен существительных, имен прилагательных и причастий, имен числительных, местоимений и глаголов.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 23.02.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Курсовая работа

АДВЕРБИАЛИЗАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ПОПОЛНЕНИЯ РУССКИХ НАРЕЧИЙ

Брест 2010
Содержание:

Введение
Глава 1. Сущность процесса адвербиализации
Глава 2. Наречия, образованные от имен существительных
2.1 Причины адвербиализации беспредложных форм существительных
2.2 Адвербиализация имен существительных и гибридные наречно-субстантивные типы форм
2.3 Процессы адвербиализации предложных именных конструкций
Глава 3. Наречия, образованные от имен прилагательных и причастий
Глава 4. Наречия, образованные от имен числительных
Глава 5. Наречия, образованные от местоимений
Глава 6. Наречия, образованные от глаголов
Заключение
Список литературы
Введение

Тема моей курсовой работы - «Адвербиализация как средство пополнения русских наречий». Я считаю, что данная тема очень актуальна. Русский язык постоянно изменяется и пополняется все новыми и новыми словами, расширяются значения уже известных слов, т.к. они начинают использоваться для обозначения других предметов, признаков, действий. В этом случае мы можем говорить об активном пути пополнения наречной лексики, т.е. переходе слов из других частей речи в наречия. Проблема перехода слов из одних частей речи в наречия подробно освещена в работах В. В. Виноградова, Л.В Щерба, Валгина Н.С ,А. И. Смирницкого , Б. А. Серебренникова . Адвербиализация в системе частей речи остается до сих пор сложной, окончательно не решенной и достаточно дискуссионной. В результате процессы взаимодействия частей речи продолжают исследоваться с противоречивых позиций.
Таким образом, актуальность предпринятого исследования обусловлена тем, что в нем, опираясь на богатый опыт исследования частей речи, накопленный в отечественном и зарубежном языкознании, предпринимается попытка органического взаимодополнения традиционных и новых концепций, прежде всего, с когнитивной точки зрения на онтологические свойства частей речи, их формирование, а также на основания их выделения. С этих же позиций обосновывается новое отношение понятий, отражающих суть лексико-грамматической переходности.
К лингвистическим причинам явлений переходности относятся следующие:
1) отсутствие в языке нужных слов и конструкций для выражения мысли;
2) стремление к экономии языковых средств; 3) многоаспектность единиц языка; 4) потребность в дифференциации смысловых связей и отношений;
5) семантическая емкость синкретичных образований; 6) потребность самой структуры языка.
Объектом исследования является система частей речи как особая система форм и категорий русского языка.
Предметом изучения являются процессы лексико-грамматической переходности и транспозиции частей речи в наречия.
Целью исследования является описание условий лексико-грамматической переходности и транспозиции, выявление закономерностей изменения семантико-грамматических свойств в результате их перехода из одной части речи в наречия.
Основная цель предопределила постановку и решение следующих задач исследования:
1) Изучить литературу, освещающую вопрос перехода слов из других частей речи в разряд наречий;
2) Выявить особенности перехода существующих в русском языке частей речи в разряд наречий.
3) обобщить и осмыслить значение адвербиализации в русле теории взаимодействия частей речи, описать системные изменения в сфере частей речи русского языка.
Методы исследования, которые были использованы мною при написании курсовой работы (теоретические и эмпирические):
изучение, анализ;
классификация изученного материала, индукция и дедукция.
Научная новизна исследования определяется тем, что в нем в рамках сложившихся теорий впервые выясняется сущность явления лексико-грамматической переходности и взаимосвязи частей речи, показывается, в каком соотношении находятся явления лексико-грамматической переходности и транспозиции.
Теоретическая ценность работы заключается:
1) в выявлении закономерностей формирования классов слов, их взаимодействия между собой;
2) в обосновании частеречных связей на уровне лексических (групповых) категориально-грамматических значений и значений отдельных словоформ.
В исследовании показаны механизмы перекатегоризации, т.е. нейтрализации одних категориальных признаков и актуализации других, в результате чего происходит переосмысление уже известного категориального значения слова, подведение его под новую лексико-грамматическую категорию.
Глава 1. Сущность процесса адвербиализации

Одним из активных путей пополнения наречной лексики является адвербиализация - переход слов из других частей речи в наречия (от лат. adverbum - наречие). Адвербиализация - переход, характеризующийся разнообразием и многоаспектностью. При адвербиализации или онаречивании форм и слов отдельных частей речи языковые единицы переходят в наречия и являются лексико-грамматическими омонимами исходных форм и слов. Лексико-грамматические классы наречий непрерывно пополняются за счет других частей речи, притом чаще знаменательных.
Вслед за В. В. Виноградовым, можно отметить, что “наречия - это грамматическая категория, под которую подводятся несклоняемые, неспрягаемые и несогласуемые слова, примыкающие к глаголу, к категории состояния и к именам существительным, прилагательным и производным от них (например, к тем же наречиям) и выступающие в синтаксической функции качественного определения или обстоятельственного отношения. Наречия морфологически соотносительны с именами существительными, прилагательными, глаголами, с местоимениями и именами числительными” [1,с 273].
Наречие - открытая система, а адвербиализация существительных, прилагательных, деепричастий, причастий и предложных сочетаний - один из способов пополнения этой системы, т. е. о тесной связи наречия с другими частями речи свидетельствует их переход в наречия, их адвербиализация. При этом переходе, полученные наречия омонимичны исходным частям речи (ЛГО-д) и характеризуются отсутствием форм словоизменения и словообразовательной соотносительностью с именами и с глаголами [1,с 274].
Сущность процесса адвербиализации состоит в том, что некоторые формы выпадают из системы словоизменения своей части речи, утрачивая её грамматические признаки, и приобретают грамматическое значение наречия, а также нередко особое лексическое значение. При переходе в наречия формы утрачивают и синтаксические свойства бывшей части речи - способность сочетаться с прилагательным или управлять другими словами, ср.: Смотрю на высокий дом - Что вам задали на дом?; лез наверх - на верх горы; подойти важно и не спеша -- Он споткнулся, спеша нам навстречу. В истории языка наречия возникали из различных форм имён и глаголов (чаще всего из падежных форм существительных, в т. ч. в сочетании с предлогом: плестись шагом, знать назубок, попасть впросак). По образцу адвербиализованных форм далее появлялись наречные образования, часто не имевшие синтаксических аналогов, не проходивших ступени адвербиализации, создававшиеся по формировавшимся в языке словообразовательным моделям. Т.о., одноструктурные наречные образования имеют разное историческое происхождение. В современных диахронических исследованиях границы и формы адвербиализации уточняются с учётом разных синхронных состояний системы в области лексики, синтаксиса, морфологии (системы частей речи). Начато исследование (в работах О. П. Ермаковой) такого фактора, влияющего на адвербиализацию существительных, как референциальная характеристика имени в тексте, характеристика его с точки зрения категории определённости -- неопределённости. Некоторые наречия сохраняют в своём составе исторические формы (поделом, сгоряча) или лексемы (впросак), уже исчезнувшие из языка. В современном языке наречия типа впросак являются немотивированными, отношения между словами типа шаг -- шагом, сухой -- досуха при синхронном подходе рассматриваются в аффиксальном словообразовании.
Адвербиализация происходит двояким способом: а) путем изоляции беспредложной формы от системы склонения и ее окостенения и б) путем изоляции падежной формы при слиянии с предлогом.
Переход в разряд наречий происходит под влиянием новой функции слов, становящихся выражением обстоятельства. В первом случае наблюдается полная лексико-грамматическая омонимия с полными ЛГО-д, а во втором - неполная лексико-грамматическая омонимия - с неполными ЛГО-д (в них наблюдаются изменения во внешней структуре: наличие префиксов - предложного происхождения и наличие суффиксов - бывших по происхождению флексиями).
Сюда относятся следующие наречия:
1) от формы родительного падежа с предлогами без, из, с, до, от: (бестолку, без умолку, без удержу, без устали, без спросу; издали, изнутри; искони, исстари (устар.); исподлобья, исподтишка; сразу, снизу, сбоку, сверху, сзади, спереди, со зла, сначала, спросонья, доверху, донизу, до зарезу, до упаду, досыта, отроду. Напр.: Работала она без устали; Издали белеет пароход; Бабушка недовольна внуками и смотрела исподлобья; Девушка танцевала до упаду;
2) от формы дательного падежа с предлогами к, по: кверху, книзу, поблизости, посредине. Напр.: Весьма кстати дедушка выбранил отца за либерализм; Рыбак жил поблизости от реки;
3) от формы винительного падежа с предлогами в, на, за: набекрень, наспех, на смех, наперекор, нарасхват, нараспашку, назло, набок, напролет. Напр.: Ты у больных две ночи просидела напролет; Здесь будет город заложен; Назло надменному соседу (А. Пушкин); вверх, вниз, вбок, вслух, вновь, вдаль, вглубь, вприкуску, всмятку. Напр.: Читать вслух на иностранном языке полезно; за границу - На днях они уехали за границу;
4) от формы творительного падежа с предлогом с:
с оглядкой, с ленцой, с прохладцей (без большого усердия). Напр.: Он жил летом с ленцой;
5) от формы предложного и местного падежей: вдали, вблизи, внутри; на ходу, на боку, навыкате, на лету, накануне. Напр.: Накануне с колодца возвращались девушки, песни пели, танцы играли, а днем в работе родным помогали (нар. песня).
Адвербиализация возможна у словоформ, выражающих обстоятельственное значение: падежных и предложно-падежных форм существительных и склоняемых слов (ср. шагом, вскачь, сбоку, слегка, вслепую) и деепричастных форм некоторых глаголов (ср. походя в значении 'непринужденно, нехотя, молча').
 Наречия, образованные путем адвербиализации, могут сохранять в своем составе вышедшие из употребления слова (ср. босиком, украдкой, без умолку, до упаду) и грамматические формы, например, формы косвенных падежей кратких прилагательных (ср. досуха, навеселе, смолоду).
 Адвербиализация представляет собой постепенный процесс отрыва словоформы от системы словоизменения данного слова и ее уподобления в грамматическом отношении наречию. В результате адвербиализации формы существительных становятся самостоятельными неизменяемыми словами, а их состав функционально преобразуется: падежные окончания становятся суффиксами наречий, а предлоги, сливаясь с существительными в одно слово, -- префиксами. Помимо того, существительные, подвергшиеся адвербиализации, утрачивают способность определяться прилагательными, а деепричастия -- управлять зависимыми словами.
 Адвербиализация отражается на письме в тенденции к слитному написанию бесспорных наречий, возникших из предложно-падежных форм (ср. влез наверх и влез на верх горы), и в отсутствии обособления адвербиализованных деепричастий (ср. шел молча и осторожно). Понятие адвербиализации сформировалось в рамках исторического подхода к словообразованию. В синхронных описаниях словообразовательных отношений оно обычно не используется. Наречия типа набекрень, чересчур, не имеющие живых формально-семантических связей с другими словами, трактуются как непроизводные с современной точки зрения. Наречия же, сохранившие такие связи, рассматриваются как образованные суффиксальным или префиксально-суффиксальным способом: босиком -- от босой, досуха -- от сухой, вслепую -- от слепой, ощупью -- от ощупать, до упаду - от упасть.
Глава2. Наречия, образованные от имен существительных

2.1 Причины адвербиализации беспредложных форм существительных

В кругу наречий, восходящих к беспредложным формам имени существительного, обнаруживается тесная связь с функциями таких именных падежей, которые склонны к выражению обстоятельственных отношений. Таким падежом является преимущественно творительный падеж. В самом деле, беспредложных наречий, соотносительных с формами творительного падежа имени существительного, больше всего в современном русском языке. Этот разряд беспрефиксных наречий особенно продуктивен: кубарем, кувырком, живьем, авансом, чудом, рядом, градом, даром, летом, утром, гужом, порожняком, разом, ничком, бочком, молчком, пешком, торчком, рывком, шагом, битком, ползком, силком, целиком, дыбом, нагишом, босиком, калачиком и т. п. (в этом случае иногда различие между формой творительного падежа существительного и наречием обозначается перемещением ударения: бегом, верхом, кругом); женского рода: зимой, весной, порой, рысью, волей-неволей, гурьбой, украдкой, стороной и т. п.
Есть единичные наречия, соотносительные с творительным падежом множественного числа имен существительных: временами, верхами (устарелое), саженками (плыть). Ср. у Пушкина: "Чиновники разъезжали верхами на карабахских жеребцах"; "Они [татарки] сидели верхами, окутанные в чадры". У Достоевского: "Явились... но не в экипаже, а верхами" ("Бесы")[1,с 288].
Среди других типов беспредложно-отыменных наречий, соотносительных с формами существительного, выделяются следующие группы:
1. Непроизводительная группа разговорных наречий, соотносительных с именительно-винительным падежом имени существительного и имеющих яркую эмоционально-качественную окраску: смерть, ужас, страсть, страх (нередко в сочетании с как) в значении: очень сильно (ср. в том же значении: страшно, ужасно, адски, чертовски, дьявольски, бешено и некоторые другие). Например: "Я ужас как ревнив" (Пушкин); "Иван Иванович... уходился страх и прилег отдохнуть" (Гоголь); "Когда же им случалось оставаться вдвоем, Маше становилось страх неловко" (Тургенев, "Бретер"); "И весело мне страх выслушивать о фрунтах и рядах" (Грибоедов, "Горе от ума"); "Я смерть пить хочу"; "Ему самому было смерть смешно" (Лесков, "Соборяне"); "Когда же она не говорит ни глупостей, ни гадостей, а красива, то сейчас уверяешься, что она чудо как умна и нравственна" (Л. Толстой, "Крейцерова соната").
2. Ограничена узким кругом группа наречий, состоящих из формы винительного падежа времени: сейчас, тотчас, ср. посейчас. Ср. вообще формы винительного места, времени и количества (капельку, чуточку и т. п.).
3. Непроизводительная группа наречий, "омонимных" с родительным падежом имен существительных. Ср. дома.
Сегодня необходимо сопоставлять с родительным падежом времени, вообще приобретающим в современном языке адвербиальный оттенок. Ср.: третьего дня, пятого июня и т. п.
Уже из этого обзора беспредложных наречий совершенно ясно, что падежи имен существительных, приименные по преимуществу, как родительный, или же выражающие непосредственную зависимость объекта от глагольного действия, как, например, винительный и отчасти родительный, или обозначающие косвенное воздействие глагола на объект, направленность к объекту, как дательный, -- не склонны к адвербиализации. Это сильные падежи имени существительного. Между тем творительный падеж является основным средством и источником образования наречий от имен существительных.
С необыкновенной остротой охарактеризовал своеобразное положение творительного падежа в ряду других падежей акад. А. А. Шахматов: "Дополнение в творительном падеже вообще, за немногими исключениями, означает независимое от глагола представление, не объект, испытывающий на себе действие, влияние глагольного признака, а, напротив, представление, способствующее развитию этого признака, видоизменяющее или определяющее его проявление; в этом существенное отличие творительного падежа от родительного, винительного и дательного".
Еще раньше А. А. Потебня, характеризуя разнообразные функции творительного падежа, особенно выделял творительный падеж образа действия по его близости к адвербиальному значению. "Для творительного образа, -- писал Потебня, -- характеристична именно его разносоставность по происхождению: в него втекают различные творительные при легком изменении своего значения по направлению к потере субстанциональности; он есть момент, предшествующий переходу дополнения в наречие, так что предполагается и наречиями места и времени"[8,с 119]. В силу этой малозаметной или фиктивной субстанциональности творительного образа он становится основной категорией, производящей беспредложные наречия.
Любопытно, что в романских языках суффикс наречий -ment, -mente (vraiment, absolument, pleinement, итал. pienamente и т. п.) является по происхождению формой творительного падежа имени существительного (лат. -mente).
Кроме того, необходимо вспомнить, что форма творительного падежа имен существительных в русском языке соединяется лишь с такими предлогами, из которых одни, например с, под, за, вообще не теряют в этой связи своего лексического значения, а другие, например над, ослабляют или утрачивают это значение очень редко и притом только после строго определенной, замкнутой семантической группы глаголов (смеяться, насмехаться, издеваться, иронизировать и т. п.).
Поэтому наречий, возникших из форм творительного падежа с предлогом (со временем, совсем, слишком, с прохладцей, за границей, под мышкой и т. п.), немного.
Широта семантического объема формы творительного падежа облегчает процесс ее изоляции и адвербиализации. Так как категория творительного падежа представляет замкнутую систему грамматических значений и отношений, то замутнение в какой-нибудь конкретной форме творительного падежа ее основных функций, закрепление за этой формой только одного из присущих ей значений равносильно отпадению ее от системы склонения данного существительного (например: отдать даром, уцелеть чудом и т. д.). Исключение формы из системы склонения (например, употребление градом только в значении образа действия: наподобие града) означает лексикализацию данной формы, превращение ее в особое обстоятельственное слово. Выпадая из системы форм имени существительного (например, градом из комплекса форм слова град; ср.: гусем или гуськом; прахом и т. п.), эта форма становится отдельным словом и подводится под категорию наречия.
2.2 Адвербиализация имен существительных и гибридные наречно-субстантивные типы форм

Процессы превращения падежных форм имен существительных в наречия протекают в современном языке очень активно. Разные именные формы, вступившие на путь адвербиализации, находятся на разных этапах этого пути. По отношению ко многим словам трудно решить вопрос, осуществят ли они с течением времени весь путь адвербиализации или же сразу перейдут в предлоги, минуя наречия. Например, бывшее слово ведомо в выражениях без ведома, с ведома не имеет форм ни числа, ни склонения, ни даже рода в собственном смысле, хотя оно явно не женского рода (ср.: с моего ведома, без нашего ведома). Но признать выражения без ведома, с ведома наречиями невозможно. Этому противоречит их способность иметь при себе в качестве определения местоименное прилагательное и возможность отделения от них предлога посредством вставки определяющего слова (ср. с их ведома). Так как выражения с ведома и без ведома сочетаются только с родительным падежом (с ведома начальства, без ведома родителей) и согласуемые формы родительного падежа местоименных прилагательных здесь равносильны родительному определительному падежу имен существительных (ср. с моего ведома, но с его ведома), то, по-видимому, перед нами -- обороты, застывшие на промежуточной стадии между именем существительным и предлогом[1,с 304].
Необходимо отказаться от распространенного предрассудка, будто имена существительные и прилагательные на пути к деноминализации и к превращению в связочные слова непременно проезжают через станцию наречий (ср. постепенный, но непосредственный переход в предлоги таких сочетаний: ввиду чего-нибудь, вроде чего-нибудь, по случаю чего-нибудь, по части чего-нибудь, по линии чего-нибудь и т. п.; но ср. гибридный тип наречий-предлогов: впредь до чего-нибудь, кругом чего-нибудь и многие другие). То же пришлось бы повторить и о деепричастно-предложных сочетаниях (например: невзирая на что-нибудь, несмотря на что-нибудь, смотря по чему-нибудь, глядя по чему-нибудь и т. п.; ср. на ночь глядя и т. п.). Эти сложные предлоги в отдельных случаях соприкасались с наречиями; но многие из этих слов и идиоматических выражений прошли, не задерживаясь в категории наречия и даже минуя ее, к предложным словам.
И все же больше всего и прежде всего процессы исторических изменений и распада системы форм имени существительного (и отчасти имени прилагательного) обогащают категорию наречий. Ср. образование таких наречий, как поделом, на сносях, вкратце, на лету и т. п.
Синтаксическое ограничение области употребления того или иного существительного или отдельной его падежной формы выражается в сужении круга согласующихся с ним определений. Полная утрата способности определяться именем прилагательным означает переход формы существительного в наречие. Резкое понижение этой способности является симптомом переходного состояния. Ср.: во всеуслышание, до востребования, во всеоружии, со всячинкой, на ощупь, ощупью и т. п.
Уже А.А. Потебня указывал, что все вообще формы творительного падежа имени существительного в функции сравнения и образа действия находятся на полпути к адвербиализации (ср., например, нестись стрелой). Еще ближе к наречию формы творительного времени. Но и здесь двойственность очевидна. Например: рано утром и ранним летом; поздно вечером и румяным вечером; ночью и темной ночью и т. п.
Полунаречные формы предложного-местного падежа единственного числа мужского склонения на -у с предлогами в и на (типа на носу, на корню, в ладу) находятся на разных стадиях адвербиализации. Некоторые формы на -у, сочетаясь с именами прилагательными, заменяют окончание -у обычным окончанием предложного падежа -е и приобретают иную семантическую окраску (например, на свету, но на ярком свете; в роду, но во всем роде Пушкиных и некоторые другие). Другие формы на -у вообще не допускают вставки определяющего слова между предлогом и именем, решительно примыкая, таким образом, к наречиям (например: на корню, на виду, на весу; на дому, ср. иной смысл: на доме; на носу -- близко, но ср.: на носе; не в ладу, в ладу, но также: в полном ладу; в цвету, яблони в цвету; во хмелю и другие подобные).
Не лишено значения обилие промежуточных застывших выражений полуидиоматического типа, например: на хорошем, на плохом счету (ср. каждая копейка на счету), на каждом шагу, на своем веку (но ср. у Никитина: "Много видел он кручины на веку своем"), в соку, в полном соку и т. п. У ряда слов смешанное употребление формы, совмещающей значения имени существительного и наречия, ведет к тонким и изменчивым смысловым нюансам. Происходит своеобразное колебание формы между функциями имени существительного и наречия. Например, на ходу: "На скором ходу мы сбросили телегу и не слыхали толчка" (Л. Толстой); "Он на ходу шатался от изнеможения" (Тургенев), но: "Бросил несколько слов на ходу" (т. е. мельком, торопливо) и т. п.; на бегу: "И свист саней на всем бегу" (А. Толстой); "Алешка, щелкая на бегу подсолнухи, скрылся за воротами" (Чехов, "Бабы"). Ср.: "Успел на бегу перекусить и ушел на вечернюю работу"; "перекинуться словами на бегу" и т. п. Ср. на лету.
Показательно также, что формы родительного падежа с предлогом с и флексией -у от имен существительных мужского рода, вроде с голоду, с испугу, со смеху, со страху, с холоду и др., при сочетании с именем прилагательным заменяются конструкцией с предлогом от и родительным падежом на -а. Ср., например: "Вся семья валялась со смеху" (Аксаков, "Семейная хроника"); "Фадеев так с радости и покатился со смеху" (Гончаров, "Фрегат Паллада"). Но невозможно сказать: от гомерического смеху (или даже с гомерического смеха) вместо от гомерического смеха он так и повалился. Или: "Куры бездомные с голоду ежатся" (Некрасов, "Пожарище"); но: "От сильного голода сосало под ложечкой"; "Со страху сам себя не помнит" (Л. Толстой, "Охота пуще неволи"); но от неожиданно охватившего страха и т. п.
Степень близости именной формы к наречию определяется степенью ее изоляции, характером ее обособления от живой системы падежей и функций соответствующего имени существительного. Ср.: навытяжку (ср. вытяжка), всласть (ср. сласть) и т. д.
Кроме того, степень лексической употребительности отдельных падежных форм имени существительного не одинакова. Поэтому какое-нибудь слово может вымереть, исчезнуть, а те или иные формы его в определенных сочетаниях продолжают жить. Понятно, что случаи предложного употребления таких форм -- при наличии подходящих условий -- превращаются в наречия. Именно таким образом складываются продуктивные морфологические типы образования наречий. Например, наречие вприпрыжку, относящееся к продуктивному типу наречных образований из предлогов в и на с винительным образа действия, представляет собой остаток имени существительного припрыжка. Ср. у Пушкина в "Евгении Онегине":
Но в городах, по деревням
Еще мазурка сохранила
Первоначальные красы:
Припрыжки, каблуки, усы
Все те же...
Эти простейшие грамматические случаи, позволяющие проследить весь ход адвербиальной изоляции именной формы, конечно, не уясняют происхождения разнообразных типов наречия. Но общие закономерности, которые вытекают отсюда, помогают раскрыть образование и других видов наречия. Так, например, понятно, что распад системы именного склонения прилагательного не мог не оставить следов и отложений в категории наречия. Предложные и беспредложные формы кратких прилагательных (спроста, ср.: с проста ума; смолоду, ср.: м и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.